ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [01.09.2016] Post tenebras lux


[01.09.2016] Post tenebras lux

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Post tenebras lux
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

--
Scott Summers |  Katherine Summershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Кэтрин Саммерс воскресает из мертвых спустя долгих 27 лет. Это создает определенный выброс энергии. Скотта отправляют выяснить в чем дело.

ВРЕМЯ
01.09.2016г. Время после полудня и весь оставшийся день.

МЕСТО
Нью-Йорк, Центральный парк, больница приемный покой.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Много драмы.

Отредактировано Katherine Summers (2018-02-05 21:27:29)

+3

2

В Нью Йорк пришлось отбывать в срочном порядке и в одиночестве, так уж вышло, Икс-мены хоть и были дружны, по факту все еще оставались одиночками, которые переживали свои непростые трагедии закрывшись в собственной комнате. Скотту вот требовалось развеяться, поэтому вызов по одной из самых сложных схем, предложенных Старком для безопасности, оказался спасением.
Запрыгнуть в самолет было делом пяти минут. И вот он уже взмыл в воздух, теряя из виду очертания базы. Где-то в Центральном парке сегодня наблюдались небывалые аномалии, которые, скорей всего, создал мутант. И если это был мутант, то скорей всего там окажутся в ближайшее время агенты Гидры, а может и кто пострашнее, типа Оружия Икс или других охотников за наградами. Мутанты нынче были ходовым товаром, не хочешь на опыты, можно на органы, не хочешь ни туда, ни туда, можно вообще слиться с окружающей местностью и стать никем, трупом под ближайшим кустом. Скотт хмыкнул, включая режим невидимости, не хватало только, чтобы его самого обнаружили в городе, в котором он объявлен в розыск вот уже какое-то время.

Парк был на месте, уже хорошо, самолет он так и оставил невидимым, намереваясь узнать, что происходит и вернуться домой, проветрившимся, посвежевшим. Возможно это даст сил на разговор, который вот уже какое-то время он не решался поднять. Джин вернулась и что с этим делать не знал никто, радость пополам с болью, тоже так себе удовольствие.
У аномалии был эпицентр, где-то среди деревьев, кружился небольшой вихрь, то собираясь, то распадаясь вокруг фигуры женщины, которая замерла с руками, поднятыми вверх в защитном жесте.

- Мэм! Мэм, послушайте, никто не причинит вам вреда! – Скотт постарался не подходить ближе, потому что чем ближе он подходил, тем больше ему становилось не по себе. – Все будет хорошо, прекратите делать то, что вы делаете. Слышите меня?

Он говорил громко, но уверенно, внушая всем своим видом спокойствие и надежность, потому что не мог иначе, потому что нужно было помочь и потому что нужно было торопится, патрули скоро должны были прибыть. Ему удалось локализовать аномалию, найти ее через сенсоры самолета, прибыть одним из первых, да и то, только потому что светопредставление только набирало обороты.

Ветер начал усиливать и если честно, Скотт уже не был так уверен в том, что он видит. Фигура плыла, исчезала, появлялась и снова уплывала. Как будто что-т потустороннее задействовано было, как будто кто-то проводил обряд, не то чтобы он в этом умел разбираться. Но Скотт замер, вцепившись в дерево, ближайшее по отношению к нему и всматривался, стараясь уловить момент, когда все закончится. Нужно было перехватить женщину, когда силы покинут ее.

+2

3

Пустота. Темнота. Нет самого себя. Нет собственного «Я». Н И Ч Е Г О.
Первый вдох наполнен болью. Он подобен раскаленному пламени, который с силой раскрывает твои легкие и все что хочется тебе сделать  -  это кричать. Кричать от этой боли что есть силы стараясь уменьшить ее, стараясь заглушить эту боль. Потом приходят звуки. Они оглушают. Дезориентируют. Не дают сориентироваться. И это тоже причиняет боль. А потом приходят запахи и ощущения. И эта какофония ощущений, кажется длиться, бесконечно терзая рожденный разум снова и снова, пока он не адаптируется.
Кэтрин Саммерс родилась заново. Ее скручивает от боли, но постепенно она начинает адаптироваться. Дышать легче, слух уже не так сильно режут звуки, и стоило открыть глаза, как свет ослепительной вспышкой заставил женщину вспомнить все, что произошло. Ее жизнь до смерти. Детство, юность, мужа, детей. Слезы капают из глаз, потому что уже сердце сжимается от боли, ведь она все это потеряла. У нее это отняли. Она вспоминает, как вытолкнула сыновей из горящего самолета на единственном парашюте. Она вспоминает заточение в тюрьме. Саммерс вспоминает последние минуты жизни, наполненные отчаянием и мерзкими руками, что лапали ее, стараясь сделать больней. Но самое главное она вспоминает Кристофера, который бежал к ней, прежде чем все поглотила тьма.
Когда этот калейдоскоп воспоминаний проносятся в сознании женщины она еще какое-то время лежит, неподвижно стараясь успокоиться. Стараясь понять, что происходит и где она находится. То, что это Земля, несомненно. Но где она? Что с сыновьями? Что с мужем? Кэтрин понимает, что внутри рождается паника, когда она вспоминает о третьем ребенке. Который, несомненно, умер вместе с ней. Теперь из глаз льются слезы отчаяния. Она потеряла его. Потеряла… Свернувшись в клубок женщина позволяет себе эту слабость. Позволяет себе ненадолго стать слабой и оплакать погибшего ребенка. Через какое-то время она успокаивается. Лежа на прохладной земле, она ощущает дуновения ветерка и шелест листьев. Тут в поле зрения появляется собака. Красивый лабрадор, который подбегает к ней и начинает шумно обнюхивать. Кэтрин слабо пошевелилась и собака начала на нее рычать, словно хотела ее покусать. Саммерс вскинула руку, что остановить собаку и та, словно отлетела от нее, когда начала приближаться. Кэт с удивлением посмотрела на свою руку. Она не понимал что происходит. Собака, заскулив, убежала из поля зрения женщины. Кэтрин осторожно встала с земли стараясь понять, что произошло. Но резкий порыв ветра ее напугал и тут вокруг нее закрутился своеобразный ураган, который как, ни странно не касался ее. Даже локона волос не пошевелил, словно Саммерс была в своеобразно куполе. Кэтрин была в ужасе, она не понимала что происходит.
Тут сквозь шум ветра она услышала мужской голос, который звал ее и просил остановиться. Что-то было в нем неуловимо знакомое. Что-то от чего сердце внутри женщины сжималось от боли потери. Она не видела глаз говорившего, потому что он был в очках. Кэтрин казалось, что стоит ей увидеть глаза этого мужчины и она узнает его. Но нужно выбраться из этого вихря. Нужно что-то делать. Она чувствовала, как слабеет и надеялась лишь на то, что вихрь не убьет ее. Она просто не понимала, что сама создала его из потоков воздуха. Она не понимала что происходит. Ей хотелось лишь найти свою семью: детей и мужа. Она была уверенна, что все, что с ними произошло, было совсем недавно. Буквально на днях. И то, что ей показалось смертью, оказалось хитроумным планом и ее просто усыпили.
- Я… я не  могу выйти из этого вихря! Помогите! – Кэтрин была в отчаяние, она хотела к детям и мужу. И казалось, что чем сильнее становился ее страх, и отчаяние тем сильней становился вихрь, и тем слабее становилась она сама. Она смотрела на мужчину как на последнее спасение и из последних сил сделала шаг ему на встречу, но силы покинули ее, и она упала на землю теряя сознание.

Отредактировано Katherine Summers (2018-02-11 10:47:21)

+2

4

Ничего не происходило, чтобы он не делал, ничего не менялось, увы. Женщина по-прежнему оставалась заперта то ли своей силой, то ли своим желанием. Скотт не мог определиться, что было хуже в данном случае. Силы мутантов часто проявлялись в подростковый период, часто это сопровождалось срывами, гормональными сбоями, часто именно в этот период они становились неуправляемыми и внушаемыми. Потерянные испуганные дети, так было и с ним, когда-то, так было с Алексом, наверное, даже с Габи так было, впрочем, вот за это поручится было сложнее всего. Потому что о Габи он знал преступно мало.

- Попробуйте успокоится. – Скотт говорил размеренно и тихо, стараясь своим присутствием внушить женщине, что бояться нечего, что не нужно пытаться справится, нужно дать себе волю, дать слабину и тогда влияние на окружающий мир рассеется.

Скотт медленно подбирался к эпицентру, шаг за шагом, заставляя себя не выказывать ни страха, ни сомнений в собственных силах. Заставляя себя перебирать в уме варианты, которые могли бы помочь попавшей в беду справится с собой. Можно было бы заставить ее рассказать о себе, люди успокаивались, когда говорили о себе. Можно было бы мягко попросить, переключить внимание на что-то еще, можно было бы сделать так, чтобы она сама вышла вперед. Но вместо этого Скотт пробирается дальше, кажется, что, если ухватить ее за руку, если потянуть за собой, весь мир вокруг нее рухнет, вся ее буря пройдет.

- Послушайте, давайте руку, давайте уйдем отсюда? – Он тянется к ней, несмотря на то, что она далеко. Он тянется вперед, как тянулся когда-то за самолетом, о котором уже должен был быть. – Ну же. Еще чуть-чуть.

Казалось бы, все получилось, казалось бы, еще небольшое усилие и все закончится, но вместо этого вихрь стих, женщина упала в обморок. Возможно, слишком обессиленная, возможно, слишком измученная. Не важно. Скотт проверил пульс, ровный сердечный ритм успокоил его, а потом он подхватил ее на руки и отправился обратно к самолету, нужно было улетать отсюда как можно быстрей, нужно было оставить Гидру далеко позади, чтобы те не успели присоединиться к этому «празднику». Она оказалась довольно сильным мутантов, если бы сам Скотт чуть лучше понимал происходящее.

А еще она оказалась удивительно легкой и удивительно хрупкой, нести ее было легко, как будто она ничего не весила, как будто она была соткана из какой-то энергии, а не имела кости, мышцы и кровь, как все остальные существа. Только оказавшись в самолете и загрузив автопилот, он вернулся к своей «находке».

- Мэм? Мэм вы в порядке? Вы слышите меня? Очнитесь, мэм. – Он устроился напротив нее, ожидая хоть какой-то реакции, ожидая, что она проснется, сделает хоть что-то, что выведет ее из состояния обморока.

+2

5

Вязкая темнота отпускала Кэтрин и она постепенно приходила в себя. Все тело болело и казалось, что ее переехал грузовик настолько хреново она себя чувствовала. А еще гудела голова. Наконец Саммерс поняла, что ее зовут и видимо это привело ее в чувство. С огромным усилием женщина открыла глаза  и посмотрела на мужчину, который пытался ей помочь в парке. Окружающая обстановка изменилась, они были внутри какой-то металлической конструкции. Незнакомец был рядом и смотрел на нее, не снимая своих темных очков даже в полумраке помещения в котором они находились. Кэтрин непроизвольно застонала, когда волна боли прошлась по ее телу, словно скручивая все ее внутренности. Боль прошла так же быстро, как и появилась. Кэтрин чувствовала, как испарина покрыла ее лоб. Ее бросало то в жар то в холод, казалось, что ее лихорадит.
- Ч-ч-что со мной? – с огромным трудом Кэтрин смогла разомкнуть губы и спросить незнакомца, который помог ей выбраться из того вихря. Она нашла руку мужчины и крепко в нее схватилась, словно стараясь удержаться на месте благодаря его руке. Она была теплой, шершавой и большой. Ее ладонь почти, что утонула в его руке, но это принесло Кэтрин какое-то неясное спокойствие. Словно она была под защитой. Словно это Кристофер держит ее за руку и поддерживает ее, прося немного потерпеть, потому что скоро все это закончится. Почему-то Саммерс вспомнила роды Скотта. Это было ужасно. У плода было неправильное предлежание и вместо того чтобы идти к родовым путям головой, он шел попкой. Врачи смогли внутри утробы перевернуть его, но это было чертовски больно, как и сами роды. Кристофер все это время, все долгие восемь часов был рядом с ней, и держал за руку, успокаивая ее, напоминая, что нужно правильно дышать и слушаться врачей. Это сблизило их еще сильней, чем было раньше. Ее муж не отступил в трудный момент, не испугался как многие мужчины, а был рядом и поддерживал Кэт, и это сблизило их невероятно сильно. И теперь держа за руку этого незнакомца, Кэтрин чувствовала, что рядом с ней сейчас ее муж. Который просит ее, потерпеть, который говорит ей, что скоро все пройдет.
- Где мой муж? Дети? – Саммерс тяжело дышала, но лишь о них могла сейчас думать. Ей было почти, что плевать на себя, она должна была их найти. Она им нужна. Они нужны ей.
Новая волна боли, сильней, чем прежняя прошлась по всему телу женщины, заставляя ту закричать и дугой изогнуться на импровизированной лежанке. Казалось, это длилось вечность, но на самом деле не дольше десяти секунд.  Боль ушла, оставив ослабевшее тело неподвижно лежать. Саммерс тяжело дышала, пот застилал глаза, и женщина почти ничего не видела. Она должна сказать незнакомцу, должна сказать ему, чтобы он нашел ее детей. Нашел их и спас.
- Я… я… Кэтрин… - говорить было сложно, словно горло жгло раскаленным огнем. Но Саммерс собрала остатки сил. Напрягая руку, она заставила мужчину наклониться ближе к себе, смотря прямо ему в глаза. Ну, Кэт надеялась, что она смотрит мужчине в глаза. Ведь он так и не снял очки.
- Я Кэтрин Саммерс, - Кэт сделала мучительное глотательное движение, стараясь хоть как-то унять боль в горле, которое она, кажется, сорвала, пока кричала. – Мои сыновья, Скотт и Александр. Найдите их. На нас напали, мне пришлось их вытолкнуть из самолета на единственном парашюте. Найдите их. Обещайте мне что найдете, - казалось, что внутри Кэтрин появились неизвестно откуда взявшиеся силы, она с силой сжимала руку мужчины, настойчиво и пристально смотря на него.
- Обещайте мне, что найдете их, - голос начал слабеть и Саммерс почувствовала, что спасительная тьма снова приближается, но она не могла сейчас терять сознание, пока не услышала слов обещания от незнакомца. Но даже ее силы воли не хватило, чтобы измученное тело и сознание снова не отключились. Спасительная тьма пришла, заставляя тело Кэтрин обмякнуть, погружая ее во мрак без боли и переживаний.

+2

6

Женщина медленно выплывала из своего забытья, так что Скотт смог немного расслабиться. Судя по всему, повторения приступа не намечалось, уже хорошо, потому что выдержать напор чужой мутации было сложно, а когда мутация в столь позднем возрасте проявляется, еще сложнее. Он крепко сжал руку женщины в своей ладони и постарался передать ей капельку своего спокойствия и уверенности.
- У вас проявилась ваша мутация, мы сейчас направляемся в безопасное место, где вам смогут помочь, где вы сможете обуздать свои новые силы и научиться их контролировать. – То, чего сам Скотт сделать так и не смог, ни найти в себе контроль, ни обуздать свои силы, ни постараться решить свои проблемы другим, более радикальным путем.

Улыбка вышла вялая и не такая уверенная как могла бы быть. Она казалась ему смутно знакомой, как будто когда-то давно, он видел это лицо, может на затертой фотографии, может в других обстоятельствах. Скотт не знал, Скотт полагал, что нужно было бы спросить о знакомстве, представится, что-то сказать, подбодрить. Женщина явно пребывала в шоке от происходящего и еще не осознавала куда она попала и что произошло.

- Рядом с вами не было детей или мужа, мисс, когда я вас нашел вы, были одни и у вас проявилась мутация, не знаю какого плана, но это было довольно зрелищно. Вам нужно успокоиться, воды? Или вам нужно что-то покрепче? Боюсь, правда, не в нашем Дрозде, но на базе точно есть выпивка и что получше. Вы как себя чувствуете? – Скотт так сопереживал ей, как будто она была его сестрой, как минимум. Было бы забавно, в свое время он думал об этом.

А потом как-то забылась и эта мыслить. Он вечно был погребен под чувством ответственности, под чужими призраками и под своими демонами. Ответственность и чужие ожидания превращали его в забитого и забытого всеми монстра, не способного существовать вне этих реалий. Скотт хмыкнул и покачал головой, ожидая ответа. Если бы он мог это все изменить, он бы так и сделал. Если бы он мог.

А вот потом началось что-то странное и страшное. Скотт дернулся было в сторону, но у нее были гипнотические глаза, как будто душу выдирали.

- Саммерс? – Он буквально вытолкнул эту фамилию из себя, вытолкнул и захлебнулся смехом. – Кэтрин Саммерс? Кэтрин?

Она вытолкнула их из самолета? Сыновья? Каждая новая фраза с трудом пробивалась в голову Скотта и оседала внутри. Каждая новая фраза причиняла новую боль, от которой не было спасения, от которой не было извести многие годы. Мертвые родители, мертвая жизнь, удар и мутация, которую он не мог контролировать.

Адски больно оказалось получать в слабое место удар за ударом.

- Мисс, моя мать мертва уже много лет. – Он проговорил это жестче чем планировалось, но проговорил. – Она мертва, как и мой отец. Кто рассказал вам эту историю? Кому так невтерпёж было добраться до меня?

Она слабела на глазах, впадая в какой-то транс и почти кому. Скотт встряхнул ее, но ответа так и не добился. И теперь растрепанный, в состоянии, когда проще было бы не являться на базу вовсе, должен был довести эту странную даму до профессора. Только Чарльз мог разобраться в хитросплетениях этой лжи и задумок, которые без сомнения, были чьими-то издевательствами.

Скотт не знал, кто в курсе его оживления. Но подозревал, что враги Икс-менов давно активизировались и бродили среди них, желая добраться и стереть его в порошок.

- Вы уже нашли их. Пусть только в моем лице. – Произнес он мрачно, глядя на спящую женщину. До базы оставался час, который он так и просидел, изучая чужое, осунувшееся лицо и не понимая, как и кто мог рассказать ей самое страшное из их с Алексом жизней.

- Прибыли, мэм.

+3

7

Голос мужчины вывел Кэтрин из темноты, и она открыла глаза, чувствуя, что ей легче и все тело не скручивает от ужасной боли. Но все равно была ужасная слабость и ощущение что по ней проехались поездом. Она жива. Это уже хорошо. Значит, она сможет найти свою семью. Сможет остановить это безумство. Женщина не понимала ровным счетом ничего. Вообще. Ей было страшно, больно. Мысли путались и не хотели приходить хоть в какое-то подобие порядка. Кэтрин не понимала что происходит, но была тверда в своем решении найти семью. Но кое-что не вязалось. То, что она раньше не заметила из-за боли и страха. Ее живот был абсолютно плоским, хотя она была на восьмом месяце беременности, когда на них напали.
- Где мой ребенок? Где мой малыш? Куда он делся? – Кэтрин чувствовала, что истерика накатывает на нее. Она резко села, хватаясь за живот, словно стараясь руками проверить то, что итак видели ее глаза. Абсолютно плоский живот без признаков беременности.  Перед глазами стали, словно на ускоренном показе мелькать кадры из прошлого. Вот на нее нападает Д’кен. Он хочет ее изнасиловать. Вот бежит Кристофер, а потом острая боль в области сердца и темнота.
- Что происходит? Боже что же происходит? – Кэтрин наконец-то перестала пустым взглядом смотреть на свой живот и посмотрела на мужчину, который видимо, пытался до нее дозваться.
- Я… я… ничего не понимаю… - слезы побежали по щекам женщины. Пустота внутри казалось, разъедала, и как черная дыра всасывала все в себя, уничтожая все внутри Саммерс. И с каждой секундой понимание того что она потеряла своего малыша сводило ее с ума. Она всех потеряла Всех… Сначала Скотта и Александра. Затем мужа, а теперь еще и своего малыша которого носила под сердцем и ждала с нетерпением. Она так хотела, чтобы это была девочка. Мальчишек Кэтрин любила, но ей хотелось дочь, чтобы можно наряжать ее в разные наряды, делать ей прически. Да и вообще в дальнейшем заниматься девчачьими вещами. А теперь…  Теперь ее малышки нет…
- Что происходит? – Кэтрин умоляюще смотрела на мужчину напротив себя, надеясь, что может быть хоть он сможет помочь ей прояснить ситуацию и разобраться во всем этом ужасе.

+1

8

Женщина явно была не в себе, Скотт терялся даже что и предположить. Возможно, она такая из-за поздней мутации, может быть что-то подтолкнуло ее к этому? Или у нее возникли другие проблемы? Он не знал ни как сказать о том, что нашел ее такой, ни как убедить ее в том, что это все реальность, не сон, не миф.

Скотт покрепче сжал ее руки в своих, в очередной раз подивившись хрупкости кистей, которые по сути, наверное, должны были быть сильны. И потянул ее к себе, стараясь выровнять ее положение, скоро начнется снижение самолета, и нужно чтобы она оказалась пристегнутой.

- Послушайте. Слышите? Все хорошо, с вами все хорошо, вы найдете своего малыша, не волнуйтесь. Он, возможно, ждет вас дома. Где ваш дом? Муж? Куда вас нужно доставить? – Скотт старался говорить спокойно и уравновешенно, но опять же, получалось не очень.

Возможно, они просто тезки и кто-то посмеялся, выводя его из себя. Возможно, что она не его мать, не его историю рассказала, не та Кэтрин, которую он знал. Возможно, у него есть другие поводы волноваться, не только эта странная женщина, бьющаяся в истерике.

- Идемте, идемте же. – Он поднялся, автопилот плавно остановил полет, выключил приборы, оставалось только пойти навстречу с профессором и прояснить все на месте. В любом случае, как полагал Скотт, нужно было добиться того, чтобы она рассказала правду о себе.

В то, что это его мать он и верил, и не верил. Раздрай внутри проявлялся слабо, охватывал только часть, связанную с Алексом. Скотт привычно искал в младшем черты отца и матери, это успокаивало его большую часть жизни, так и в этот раз должно было сработать. Только мелкий оказался подозрительно похож на эту даму, которая еле переставляла ноги от пережитого.

- Здесь находится база Икс-менов, мисс, здесь помогают тем, кто обрел свои способности и не знает, как ими управлять. Профессор Икс и его команда никого не оставляет в беде. – Скотт не знал, стоит ли продолжать попытки вразумить женщину или пора прекратить агонию и уйти, позволяя и ей, и себе прийти в норму.

Так и замер рядом с ней, взвешивая за и против. Профессора видно не было, Джин тоже, возможно, оба телепата пропустили его приход сюда, странно, но случается раз от раза.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [01.09.2016] Post tenebras lux


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно