ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [27.09.2016] Two pieces of dramma


[27.09.2016] Two pieces of dramma

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Two pieces of dramma
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://media.giphy.com/media/THKr9ClAOJAFa/giphy.gif
Kurt Wagner | Bruce Bannerhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Это не "Побег из Шоушенка". Это куда круче.
Было бы все вообще идеально, если бы не хвост в лице ГИДРЫ и перепутанная точка встречи...

ВРЕМЯ
27.09.2016

МЕСТО
Аляска, где-то в лесу

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Халк

Отредактировано Kurt Wagner (2018-02-03 19:55:03)

+2

2

Осенью день был безумно коротким: пройдет мгновение и темная пелена вновь затянет небо, а тяжелые облака не позволят снегу отражать свет звезд, погружая землю в серый мрак. Именно так все видел Курт, направляясь через тихий лес к месту встречи.
Шел небольшой снег, сырость стояла в воздухе и очень мерзли руки, несмотря на перчатки и особенность костюма Вагнера. Ногам было еще хуже, потому что ни одни ботинки в мире не подошли бы ему по удобству и размеру. Мрачно усмехнувшись себе под нос, мутант потер пальцами впалую щеку и сверился со встроенным навигатором в свои необычные наручные часы.
Он был практически на месте.
Прижав крупную ладонь к своей груди, Эльф болезненно нахмурился. Еще несколько часов тому назад его способности были в порядке и он смог телепортироваться на большое расстояние, чтобы прибыть вовремя и встретить на месте важного человека. А вот то, как он с ученым будет добираться назад, оказалось под вопросом, который тяготил мутанта, ибо, если его способности решили исчезнуть именно в этот момент, то он просто всех подведет.
Всех мутантов на базе, в особенности тех, кто был болен.
Поджав сизые губы и чуть прикусив клыками, Курт остановился и обернулся: позади был лес и немного его забавных трехпалых следов на белом снегу, которые он заметал своим хвостом на всякий случай, если вдруг его будет кто-то преследовать. Он оставлял зарубки на деревьях по дороге, дабы найти путь назад. Так, на всякий случай.
И впереди тоже был лес. Никаких особенно выдающихся мест, ничего совсем. Можно было заблудиться среди высоких деревьев, через толстые ветки которых с трудом проникал хоть какой-нибудь свет. Даже способность Курта сливаться с тенью тут бы не пригодилась, чтобы спрятаться от чужих глаз.
Теперь надо было свернуть в сторону, к истоку небольшой речушки, весело журчащей в любое время года. Оказавшись на месте встречи, Вагнер осмотрелся и сел на поваленное дерево, стряхнув хвостом мягкий слой белого нетронутого снега. Небольшой водопад привлекал к себе внимание и Эльф засмотрелся, погруженный в собственные размышления.
Он знал, что сюда должен выйти один человек, которого он выведет из леса. Его звали Брюс Беннер и мутант прекрасно помнил об одном маленьком секрете ученого, поэтому было немного волнительно. Курт не собирался болтать, шуметь или еще как-то досаждать своему будущему спутнику. Да и Эльф сам понимал, что испытываемая им усталость, это проделки сидящего в нем вируса и поэтому лучше сохранить силы, чем тратить их на пустую болтовню.
Проверив ремни на груди, мутант посмотрел на часы. Уже прошло полчаса как он тут сидел. Становилось еще холоднее, а сабли, висящие за спиной, уже казались тяжелой ношей. Хотелось спать прямо здесь, но резкий хруст веток заставил мутанта вздрогнуть и обернуться…
На него смотрело дуло автомата, а человек в маске явно был недружелюбно настроен по отношению к Курту.
Дернувшись, мутант ушел от выстрела, сделав кувырок по заснеженной земле и вытащив сабли из ножен. Его силы барахлили, но прыжок он совершить сможет, чтобы лишить человека оружия. Ударив эфесом по виску, Вагнер вцепился ногой в автомат и вырвал его из рук падающего на снег неприятеля. Отшвырнув чужое оружие, хвостатый вцепился пальцами ноги в грудки незнакомца и тряхнул его, заметив вышитый знак ГИДРы на рукаве.
- Черт, он в беде..!

+2

3

Hasta La Vista, Baby!
Терминатор

Карта, Беннер, карта. Нельзя же быть настолько слепым, как ты умудрился потеряться?

Он смог улететь из Нью-Йорка, даже по своим собственным документам и рассчитывал сбросить хвост где-нибудь в Сиэтле (если он вообще был), потом перелет до Анкориджа, оттуда еще две пересадки. В дороге почти полтора суток, с количеством сна в четыре часа за трое суток. Не помогали даже таблетки, хотя…они никогда не помогали, на самом деле. Брюса ощущал, что его просто отключают, постепенно, час за часом разбитые склянки с чувствами осыпаются последними крупицами песка, уходя куда-то в землю. Он все еще улыбается, когда договаривается о машине из Хьюса в Амблер, но взгляд уже пустой. Ничего почти не тревожит, даже отсутствие нормальной еды. Хватает бесцельного взгляда на прилавке заправки по каким-то пакетам «роузи шоколадок» и очередной бутылки воды. Он забирает у продавца последнюю порцию сэндвичей и забывает о них почти до самого Кобука. Брюс даже не сразу замечает, как из Анкориджа солнечные пейзажи с еще вполне зелеными деревьями превращаются в унылые серые заснеженные леса. Север, самый холодный участок страны, снег выпадает в любое время года, а лета почти нет.

Ну и местечко же вы выбрали, профессор.

Диалог с самим собой это единственное на что еще способен Брюс. Он сам себе отвечает, сам заставляет двигаться, без остановок отправляясь только дальше, к месту, человеку, мутантам, где его…может быть ждут? Он не знает, чего ждать от Чарльза, потому что так глупо ухватился за мимолетное предложение скрыться на базе. Так легко сорвался, сбежал, в который раз, всегда.
Но Брюсу все еще нравится пустота здешних мест, маленькие городки с привычно неприветливым взглядом жителей, и лес. Бесконечные ряды заснеженных деревьев где из живого есть только редкие животные и больше никого. На многие километры вокруг. Он не скрывался на Аляске раньше, только потому что это все еще гребанные штаты, и любое присутствие дока в стране легко отследить.
Из-за усталости Брюс не замечает, как в Кобуке за ним следит человек в гражданском. Он скрупулёзно преследует доктора от магазина до самой трассы, где Беннер уговаривает водителя дальней лесопилки в Амблере подбросить его хотя бы до границы Парка Кобек. Если именно здесь, в глубине лесов находится тайная база икс-менов, то они выбрали чертовски символичное место. Кобик. Что знает Беннер об этой истории? Практически ничего толком. Тони рассказывает о загадочной девочке, которая обладает непонятным уровнем и неизвестным порогом сил. По всему миру раскиданы некие зеркала, места аномалий, которые ученые пытаются изучать и уничтожать. Тони хочет их ликвидировать, всех до единого, и Брюсу понятно его желание. Но он не может перестать восхищаться тому, как Старк успевает думать и жить еще для этого. Конечно доктор соглашается помочь, конечно доктор не откажет Тони. Никогда ни в чем не откажет.

И поэтому бежишь так далеко, да, Беннер?

Можно обманывать себя сколько угодно но это бессмысленно. В оппозиции достаточно знают о странных похождениях Кобик и Брюс собирается выяснить об этом все, что известно профессору и мутантам. Если не свихнётся раньше времени, конечно.

У границы с парком водитель фуры недоверчиво косится на Беннера и в которой раз переспрашивает уверен ли в своем решении случайный пассажир. Вначале разговора Брюс назвал первую пришедшую на ум профессию. Легенда сработала, не было никаких лишних вопросов, но от общения отмахаться не удалось. Он простой геоморфолог, едет по заданию Анкориджа, возможно с постоянным переводом в заповедник Кобек, только это не складывается с загаром на коже Брюса, но водителю Бобу вполне хватает этого объяснения.

Двадцать восьмое несчастье заключается в том, что Беннер даже не может представить себе квинджета Гидры летящего под маскировкой совсем близко над фурой.

Погода резко ухудшается, когда Брюс выходит в лес. После пятичасовой ходьбы сквозь непроглядный лес сил практически не остается. Тяжелый рюкзак с вещами только ухудшают ситуацию, когда в голове закрадывается неприятная мысль о сбитом курсе. Физик держит в руках подрагивающими пальцами скомканную карту с отметками координат, где его должен встретить провожатый и не может понять, насколько он уже ошибся. И главное, когда. От усталости и бесконечных стрессов, зрение упало еще ниже, и снег постоянно липнет к стеклу очков. Электронный компас, который Брюс купил в Амблере показывает совсем не то место, где он должен находиться.

Так ты все-таки умудрился потеряться, Беннер. Замечательно. Просто превосходно. Как же так, Брюс? Ты столько лет путешествовал в местах и похуже этого, а теперь сбился с дороги?

Он не сразу слышит шелест чужих шагов за спиной. В заснеженном лесу успеваешь привыкнуть к хрусту веток и собственному дыханию. Брюс даже не обращал внимание на случайных диких животных, хотя готов поклясться, что слышал вой волков совсем недалеко. Животных он не боится, но только не людей.
- Стойте на месте, доктор, - Брюс оборачивается очень медленно, только теперь замечая, как много солдат в белой полевой форме вокруг. Даже щупальце на вышивке выкрашены в серебристый. Отвратительная морда кракена смотрит Беннеру прямо в глаза и его моментально мутит от испуга.
Громкий довольный смех разрезает сознание Беннера на маленькие части, заставляя уронить в снег карту и компас. С громким хлюпом опадает и рюкзак, руки сами послушно тянуться вверх, хотя Брюс все еще ничего не слышит кроме этого раскатистого смеха. Он больно бьет по ушам, заставляет сердце бешено колотиться, скручивает жгутом желудок, затягивает стальные нити вокруг горла. Брюс не может даже вдохнуть, только удивленно смотреть прямо в дуло автомата.
Над головами возникает прямо из густого неба облаков сначала один квинджет, потом второй, третий. Беннер слышит тихое гудение турбин и понимает, что все это время принимал его за шум самого леса, не отделяя механический от естественного.

Господи, Брюс, что же ты наделал? Ты привел солдат Гидры под сам порог базы профессора.

Укол боли, еще большей чем прежде заставляет нервно схватиться за край куртки. Кто-то из солдат дергается, они нервничают, потому что знают кого держат на прицеле. Но этого уже не остановить.
Мистер Грин ликует, раскинув свои зеленые руки.

Давайте же, людишки, дайте мне только повод. Уйди из моей головы! Это не мои мысли!

Брюс пытается успокоиться, не слышать его, изгнать из своего разума, но ситуация ухудшается, когда в рацию одному из солдат раздаются звуки борьбы. Напряжение становится почти физически заметным, плечи Беннера тяжелеют.
- Быстро на 2 часа влево, здесь мутант! – Нет! Там была стычка с Куртом Вагнером, тем самым мутантом решившимся его встретить. А теперь Брюс всех подвел. В который раз подставляя под огонь.
Нет, пожалуйста нет.
- Стойте на месте, доктор! – Брюс стоит, не двигается, забывая, как дышать, но хочет попросить только обо одном.
-  Пожалуйста, не стреляйте, - Я не хочу давать ему повода. Я не хочу. Но стоит сделать маленький шажочек в сторону говорившего, раздается выстрел. У кого-то из солдат сдают нервы, или есть еще бессмысленный приказ стрелять на поражение? Не получается даже испугаться, хотя Брюс чувствует, как резкой вспышкой боли задевает плечо сзади.
Они стреляли в него? Действительно стреляют в него?
- Нет, оставить, не сметь! – Беннер больше не думает, он просто срывается с места, сбивая плечом отдающего приказы, начинается черт знает, что.
В лес, дальше, еще дальше, в другую сторону.
Беннер бежит так быстро как может, почти не ощущая ног под собой. Редкие запоздалые выстрелы неприятным хрустом отдаются в кронах деревьях, но доктор не обращает внимания. Он даже не задумывается, что оставляет четкий след крови на белом снегу. Капли кажутся черными, грязными пятнами, но солдаты уверенно бегут за ним по пятам, хотя в этой погоне вообще нет смысла. Беннер просто хочет уйти подальше от Курта.
Выбегая к маленькой речушке Брюс едва ли дышит, и сердце болезненно скачет вверх, когда он сталкивается нос к носу с синим Эльфом мир перестает существовать.
Смех.
Яростный, довольный, торжествующий.

Ты их не спасти, Беннер.

Брюс успевает заметить яркие удивленные желтые глаза, а потом оседает на снег, хватаясь немеющей рукой за плечо.
Мира больше нет, все напополам.
- Уходи…сейчас же уходи…НЕМЕДЛЕННО! – Они снова стреляют, стремительно догоняя, а он кажется сорвался, летит прямо в черную пропасть, не в силах даже закричать. 
Пожалуйста, уходи. И прости.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-19 19:35:43)

+1

4

Max Richter – Out of the Dark
Эльф хотел рвануть вперед, но столкнулся с тем, кого ждал и желал спасти. Испуганно шарахнувшись, Курт отпрыгнул назад, безумно уставившись на Беннера.
- Что? Что...что с тобой? - но он не успел коснуться его плеча, ибо в этот же момент рядом просвистела пуля, слегка задевая кучерявые волосы мутанта. Охнув, он метнулся к Брюсу и резко опустился перед ним на колени.
- Нет, Брюс, ты держись! Я непременно спасу тебя и вытащу отсюда домой, слышишь? Я твой друг!
Крепко его обняв, Эльф увидел приближающиеся фигуры с огнестрельным оружием в руках. Тихо зарычав, мутант почувствовал, как под одеждой вздыбилась шерсть, а от злости и ощущения опасности адреналин забил в мозг, активируя способности Курта.
Вот он - шанс!
Жаль, что Эльф не сможет показать им средний палец, его попросту у него не было. Представив себе противоположную сторону реки, он резко телепортировал их обоих на берег, все еще слыша, как пули врезаются в деревья и в землю рядом с ними. По прежнему держа Брюса, он совершил еще один прыжок на пару метров вперед и…
Способности опять исчезли, из-за чего Курт крепче прижал к себе Брюса, позволяя упасть на себя и проехаться на нем по снегу вперед.
- Аргх! - оскалив клыки, он выпустил человека из объятий и позволил себе немного отдышаться, но, к сожалению, эта заминка стоила ему свеч, когда он увидел, что с другой стороны, куда они оба планировали бежать, к ним приближались еще вооруженные люди в той же форме, что и преследователи.
Поднявшись, он выхватил из-за спины увесистые сабли, а хвостом взял длинный кинжал с пояса. Конечно было нелепо выступать против стрелков с холодным оружием в руках, но Курт был быстрее нападающих. Гораздо быстрее, благодаря злости, которая питала и пожирала его…
Наморщив нос, мутант хищно оскалился и издал глубокое рычание, словно у опасного дикого зверя; его глаза горели ярко-желтым огнем, а тень на лице стала больше, придавая ему довольно устрашающий вид.
Ранить, но не убить. Ранить, но не убить.
Это было практически заповедью для Курта Вагнера, когда он бросился в атаку, разрубая своим клинком оружие и уворачиваясь от пуль. Его движения были резкими и ловкими, скрытыми за клубами фиолетового серного дыма. Он нападал с деревьев, рубил по рукам и душил до потери сознания хвостом, наносил глубокие раны и впивался когтями в чужие тела. Но запал его продлился недолго, когда пуля задела его плечо.
Продолжая двигаться несмотря на боль, мутант в порыве ярости перерезал хвостом одному из солдат горло и это стало его роковой ошибкой. Курт отвлекся и получил прикладом по виску, и вот уже дуло автомата смотрело ему в лоб…
Кое-как извернувшись, он кинул испуганный взгляд на Беннера и крикнул:
- Беги отсюда, Брюс, беги! - но Эльф вновь получил прикладом по лицу, понимая, что простой и быстрой смертью он не умрет. Раздался новый выстрел, нацеленный прямиком в его ладонь. Пуля прошла насквозь. Курт прекрасно ощущал последствия, когда крупное багровое пятно начало постепенно расползаться под ним на снегу, а с его губ сорвался протяжный вой…

Отредактировано Kurt Wagner (2018-02-18 23:51:15)

+2

5

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/H7ohmjpg_2989022_29316661.1519595534.jpg[/AVA]
Твое тело — поле битвы,
Окруженное парами химикатов.
Твоя боль — ничто, но обогащает меня.
Delain

Мир разбивается на маленькие осколки, и в каждом Брюс видит тяжело дышащего себя и яростно дерущегося Курта. После резких скачков телепортации предсказуемо мутит, но доктор уже даже не двигается, не обращая внимания на крики мутанта.
Ты должен был убежать….зачем же ты ввязался в драку? Я единственный с кем ничего не случиться….Брюсу плохо, действительно плохо, но он сам добровольно опускается на колени и закладывает руки на голове, превозмогая вспышку боли в раненом плече. Кровь горячими каплями стекает по одежде пачкая серую куртку, мех на воротнике неприятно лезет в рот, но Брюс почти ничего этого не ощущает. Он просто слушает.
Смех на задворках сознания, его шумное дыхание у самого уха.

Мистер Грин ликует. Он победил.

Так сложно собраться воедино, так сложно пытаться услышать вскрики Курта, сосредоточится на нем, в последних секундах сознания запоминая образ союзника, существа, которое доктора хочет защитить, спасти. Адреналин предсказуемо ползет вверх в несколько секунд, и Брюс знает, что дальше будет. Просто закрывает глаза.
В спину с влажными шлепками впечатываются поли, обжигает болью, а потом холодом и тело Брюса только по инерции дергается, пока какой-то из солдат гидры высаживает в него всю обойму автомата.
Невидимый жгут вокруг шеи и груди скручивается, Беннера трясет, и он с тихим стоном складывается пополам, почти падая носом в снег. Он видел Курта, видел под ним лужу крови, видел, как пуля прошла насквозь в его ладони, как искривилось синее лицо Вагнера в болезненной гримасе. Четко слышал этот воющий, доводящий до оцепенения, вскрик.
Это всегда больно, и в тоже время легко.

Тело будто становиться воздушным, легким и невесомым, наступает благостная тишина. Больше нет ни-че-го.

Только решишь, что шкатулка пуста - как оттуда зарычит тигр.

Брюс Беннер исчезает, и появляется Халк. Тело стремительно зеленеет, трещит одежда по швам, и огромный зеленый демон с яростью неистового огня сметает одним ударом зеленой руки сразу нескольких солдат.
- Цель сердится! СЕРДИТСЯ! Голова-1, стреляйте! Немедленно стреляйте! – Два джета спускают целую непрерывную линии лазерных выстрелов по спине Халка, но монстру это словно укус муравья, только еще больше бесит. Халк издает внушительный рев, рокотом разносящийся по лесу вокруг, с веток немедленно сыпется снег создавая иллюзия беспрерывного снегопада.
- Халк зол, - Зеленый великан умеет говорить, хоть у него и скудный словарный запас, но что-то есть в этих двух слова. Халк обещает, что насладится своей злостью.

- Голова 2, Голова 3, стреляйте все, вместе! – Халк замирает, прикрываясь от щекочущих зеленую кожу выстрелов лишь одной рукой, ждет пока они выдохнуться, выплеснуть все свои запасы, а потом наступает тишина…долгая тишина, в которой каждый живой слышит шумное дыхание великана, как опускается его лапища и…как он прыгает. В железной хватке пальцы врезаются в корпус одного из джетов, Халк со скрипом выдергивает одну скрывающую панель, та железным пластом падает шумно в снег. Потом вторую, он просто вскрывает кораблик как консервную банку успевая поймать в свои руки солдат до того, как они выпрыгнут.

Влажный чвокающий хруст и несколько тел превращаются в грязную кровавую кашу из лохмотьев формы и кусков плоти. На лице монстра кровь, она крупными каплями стекает по шее и мощной грудной клетке, Халк лишь ведет ноздрями и приземлившись на землю сплевывает кровь и кусочки плоти. Голова 2 и 3 все еще отстреливаются, пытаясь подняться на высоту, но Халк уже несется к выжившим солдатам, сметая одного за одним, схлопывая их ладонями в кровавое месиво.
Гнев выжирает его разум, заставляя стать сильнее, непробиваемым, яростным, жаждущим крови. Это последняя точка, никогда так демон не делал. Никогда.

Под выстрелами Халк бежит к следующему джету и не дает ему сбежать, в последнем рывке ухватившись за хвост корабля. Джет опасно кренится под весом зеленого великана на бок, и падает, уходя в пике, мотор на одном крыле взрывается и Халк принимается вскрывать кораблик так же, как и прошлый, разрывая корпус зелеными лапищами. Предсмертные хрипы и крики солдат разносятся откуда-то свысока, пока Халк не валится на землю вместе с разбивающимся кораблем. Он даже толком не успевает взорваться под тушей монстра, выламывая только несколько елей.
За третьим джетом Халк несется почти по кругу, потому что корабль все еще пытается отбиться выстрелами, и при этом зацепить Курта. Халк с ревом заслоняет в последний момент мутанта своим телом, только встав над ним тенью, и так же держит руку прикрывая лицо.

Он кажется разумным, осмысленным и…чертовски довольным от своих жутких действий, его не смущает стекающая по телу кровь, не пугают застрявшие куски плоти под гигантскими ногтями. Он насквозь пахнет смертью, орошая всю опушку в красный цвет. На белом снеге он сейчас ярко-алый, въедающийся в самую подкорку сознания.
Следующий корабль Халк даже не ловит, просто отрывает кусок от упавшего корабля рядом и точным ударом пробивает обшивку квинджета Гидры. Солдатики гроздьями сыпятся на снег с парашютами, но Халку только этого и надо. Он срывается в беге куда-то между деревьями, откуда еще доносятся эти отвратительные звуки лопающейся как шарик, плоти и последние вскрики. Предсмертные.

Наступает тишина. Единственным живым существом остается Курт, и Халк возвращается к нему, идя уже неторопливо, почти в развалку, все тем же жестом сплевывая кровавую слюну.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-26 00:52:25)

+1

6

Боль пронзила собой все тело Курта. Он чувствовал себя окончательно вымотанным и он больше не чувствовал своих способностей. Ему казалось, что он, будто сделанный из стекла, вот-вот разобьется из-за последнего удара по лицу. Было больно, так больно, что крик застревал в глотке и раздирал ее, а по щекам тихо текли слезы.
И вот он, роковой момент, когда можно было помолиться и приготовиться к смерти. Дуло оружия уже больно врезалось прямо в лоб Вагнера. Закрыв глаза, Эльф провел языком по губам, чувствуя им засохшие кровавые пятна, неприятно стянувшие кожу.
Он не хотел видеть усмешку смерти на лице человека, потому что ничего, кроме презрения, она не вызывала.
Но выстрела не последовало. Зато чужой тяжелый звучный голос заставил обратить на себя внимание и в этот же момент раскрыть глаза от мимолетного чувства страха, сплетенного с вновь ощутимой болью, которая решила не оставлять Вагнера даже перед смертью.
Страх витал над ними всеми, щеря свои кривые зубы и предвещая лишь один конец. Зеленый огромный великан никого не станет щадить, а тратить в такой момент пули на какого-то мутанта, который и так никуда не денется из-за своих ран, было бы глупой затеей. Поэтому люди давно забыли про него, оставив его, неподвижного, лежать в холодном снегу и истекать кровью.
С тихим стоном повернув голову в сторону Халка, Курт задрожал, прижимая к себе простреленную руку и пытаясь пошевелиться, но ничего не получалось. Он хотел убежать и использовать для этого способности, но в ответ вновь была полнейшая тишина.
Он не спас Беннера и это обратилось большой бедой.
И теперь результат ошибки звучал громкими предсмертными криками людей, но их никто, кроме Вагнера и Халка не слышал. Оторваться от зрелища было невозможно, этот ужас приковывал к себе взгляд широко открытых тусклых глаз. Дыхание было тяжелым, он весь трясся, словно осенний лист на ветру.
Как жутко, страшно, было безумно холодно. И когда этот ужас закончится, когда наступит его черед?
Вагнер знал, как легко Халк мог победить практически любого. Ему достаточно прыжка, резкого удара и все, но он разве убивал когда-нибудь? Курт не знал. Он знал лишь одно, - что лучше не сталкиваться с зеленым чудовищем в бою.
Таким уж чудовищем?
Огромная тень накрыла его. Халк заслонил Курта собой, чтобы пули не попали по легкой мишени в целях ее умертвить.
Удивленно продолжая следить за ним, Курт не замечал вокруг страшной разрухи: искривленный мятый металл чернел кусками и тлел среди сломанных деревьев и снега, кровавые пятна выделялись на общем сером фоне зимнего пейзажа, а грубо расчлененные трупы не были похожи на то, что когда-то дышало и двигалось. Только теперь экспертиза покажет, кому именно принадлежали тела, если их найдут...
Несмотря на погром, все следы заметет снегом, а сверху тяжелые ветви деревьев смогут укрыть останки от чужого взора, если будет разведка с воздуха.
Главное, базу никто уже не найдет и это было большим плюсом, цена которому - чужие жизни.
Раздается еще один громкий звук падающего воздушного транспорта ГИДРЫ. Курт закрывает глаза, тихо шепча себе под нос молитву на родном языке: он просил бога прекратить весь этот ужас. Вагнер умолял простить, он шептал, что каждое живое существо по-любому в жизни понесет наказание как свой крест, но никто никогда не заслуживал насильственной смерти.
Его молитва прервалась криками умирающих и тихим мерзким звуком, от которого Курт вздрагивал каждый раз, когда Халк простым хлопком убивал свою жертву.
Это был еще не конец, ведь пришла очередь за ним. Подняв уставший взгляд на приближающегося Халка, он чуть вздрогнул и оперся на здоровую руку. Из последних сил Вагнер отполз от великана на небольшое расстояние и тут же дернулся в сторону, наткнувшись на обезображенное тело...

+2

7

Кладбище тоже зеркало живых.
Александр Довженко

Дыхание Халка кажется таким громким в наступившей тишине леса, что это почти оглушает. Но монстр слышит все, от треска загорающихся приборов в горящих корабликах, до предсмертных судорог недавно убитых солдат. Он даже слышит, как снег опадает с шапок деревьев совсем вдалеке. А еще он чувствует страх маленького человека, лежащего на снегу. Он такой стойкий, что здоровяк крутит носом недовольно и отходит в сторону, зачерпывая в огромную лапищу пригоршню еще белого снега. Халк размазывает его по лицу стараясь стереть с себя кровь. Выходит плохо, в идеале монстру надо в нем внушительно изваляться, поэтому Халк только недовольно ворчит.
- Ты бояться, я злиться! – О, конечно он угрожает. Халк сейчас одна сплошная напряженная мышцы, готовая дернуться даже от легкого дуновения ветерка. Жажда крушить в нем остается еще очень долго, поэтому монстр неожиданно кричит на Вагнера. Мощный рев разносится эхом по лесу, Курта обдает горячим дыханием. У Халка страшные глаза, в них все еще плещется гнев и кровожадное желание уничтожать живое вокруг. Они причинили ему боль. Такую сильную! Такую мучительную! Халка это злит.
Он думает, что готов мстить. Всем сразу. За боль слабака-Беннера, самому Беннеру за то, что так долго удерживал, закрывая дверь перед самым носом каждый раз. Уже много раз.
Халк злиться и заносит огромный зеленый кулак совсем недалеко от несчастного мутанта. Зеленая рука разрушительной волной опускается на крону дерева разнося его в буквальном смысле в труху и щепки. Халк поглощенный своим гневом начинает крушить лес, один ствол за другим, разнося его на мелкие древесные осколки.
- СЛАБАК! СЛАБАК! АГРХХХ! – Халк пропадает где-то среди деревьев продолжая тараном кулаков разносить деревья, и это длиться почти полчаса. Он крушит, разрывает, хватается за корни вековых деревьев вытаскивая их полностью, ломает об колено и…продолжает сердиться.
К Курту монстр возвращается все с таким же перекошенным гневом лицом. Он бы с удовольствием добил все живое вокруг, кажется, включая самого Вагнера, но Беннер-слабак убедил что это проводник, он проведет туда, к тому, другому. Тот другой очень сильно интересует Халка. Именно он стал причиной слома человека внутри, выпустил все секторы прошлого наружу, отчего у Халка ярость возросла на несколько пунктов. Это хорошо, он стал куда сильнее с прошлого раза, но с другой стороны, это плохо, потому что этот другой очень опасен. И Халк намерен его поглотить. Никто не будет угрожать сознанию слабака-Беннера.
Халк слышит его крики, видит, как сильно человечек тарабанит кулаками по невидимой стене ментальной тюрьме, и улыбается. Торжествующе.
- Ты отвести Халк домой, - Халк тыкает пальцем в Вагнера, совсем рядом от его головы и щурится. Кажется, что монстр успокоился, он уже не настроен так враждебно и только теперь замечает под мутантом кровь. Значит мелкий может умереть. Если мелкий умрет, Халк не найдет дорогу к тому, другому, и тогда весь план будет насмарку. У Халка простые желания: прийти, победить, уйти.
- Ждать тут, - Здоровяка не интересует насколько Курту больно и насколько он ослаблен, он не знает этого мутанта, и даже человек в нем не помнит мелкого. Но имя Халк все же запомнил. Это были последние четкие мысли носителя.
Курт Вагнер.
Халк опять оставляет своего провожатого и идет ломать ветки. Много-много пушистых веток ели, которые он складывает в люльку. Вопреки всем расхожим мнениям о «тупизне» самого сильного Мстителя, Халк действительно обладал математическим мышлением. Даже если оно не был столь интеллектуальным как самого Брюса, Халк знал куда и как бить, что делать чтобы не убить, и не навредить.
Но именно сегодня он жаждал наказать маленького человека, запертого в нем. И того, другого. И всех вокруг. Показать мощь Халка. Пока это только смерть, Халк даже знает, что это такое, но его не терзают чувства совести и вины, как слабака-Беннера.
Люльку из ветвей тащит за собой прямо к Курту, а потом без предупреждения хватает его одной лапой и укладывает на ветки. Нести на руках ношу будет неудобно, когда он станет человеком, а человеком он станет, потому что проводника нужно спасти. У Халка меркантильные цели и он делает все это только ради них.
- Беннер вернуться. Ты ждать, - И Халк раздраженно рычит, дергает плечами и…его ведет, в сторону, словно что-то начинает происходить. Тело великана уменьшается, проступают человеческие очертания, даже голос в стоне меняется обратно, на брюсов, и наконец в кровавый снег опадает именно человек.
Небо неожиданно начинает темнеть, и только сейчас становится понятно, что они сражались в сумерках. Брюс снова стонет, с трудом подымаясь в снегу и ошарашено обводит взглядом поле сражения. Это кладбище его грехов. Очередное.
- Курт?...- У Брюса хриплый, почти безжизненный голос. Он на подгибающихся ногах подходит к Вагнеру и оседает рядом с ним, потеряно рассматривая его раненную руку и плечо. Нет времени думать, нет времени…ощущать. Он словно отключает в себе все человеческие чувства, действуя на полном автопилоте. Найти одежду. Найти сумку с медикаментами, обработать рану мутанта, потуже перевязать.

+1

8

От боли и стресса сознание плыло, а чужой силуэт казался огромной живой массой со светящимися в темноте глазами и огромными зубами. Эта масса неторопливо к нему приближалась и постепенно приобретала ясные очертания огромного зеленого человекоподобного существа, настолько разъяренного, что хотелось спрататься под снегом, что и сделал Курт, когда Халк закричал на него. Ну, как закричал, скорее проревел так, что мутант из последних сил реально постарался глубже вжаться в снег, будто именно это было его единственным спасением.
Все сжалось внутри и резкий удар, пришедший рядом в землю, заставил на мгновение забыть о боли в теле и в руке. Все еще хватаясь за хрупкие соломинки своего сознания, Эльф поднял глаза и что-то тихо прошептал, после чего он слабо перекрестился и попытался приподняться.
Видя насколько был грозным Халк и слыша громкий треск несчастных деревьев, мутант повалился обратно на снег. И правильно сделал, так как вряд ли его новый приятель с кровью на руках будет терпеть неповиновение. Поэтому пришлось сидеть тише мыши и дожидаться его, все еще стараясь не вырубиться, потому что раны и вирус постепенно лишали его сил.
А еще холод, который к вечеру стал ощутимее...
Его подняли над землей. Курт испуганно охнул и задергался, желая вылезти, но тут же затих, когда его переложили в сооружение из еловых веток, похожее на носилки или что-то в этом роде. Удивлению мутанта не было предела, потому что он ожидал, что его раздавят тут или просто бросят, как ненужного слабака, на радость волкам.
- Was? Какого черта...
Видя преображение Халка обратно в Брюса Беннера, мутант слегка приоткрыл рот и нахмурился. Он явно беспокоился за доктора, потому что боялся потерять его и возвращения того, зеленого и опасного существа.
- Брюс...ты как? Брюс!
Он будто не слышал его. Зашипев, Эльф схватил доктора за руку.
- Тебе не нужно возиться со мной. Я уже не вытащу нас тут при всем желании. Силы меня покинули. Оставь меня и иди по моим зарубкам, тебе лишняя ноша не нужна!
Голос дрожал. Вагнер понимал что подвел всех, включая себя самого. Лекарство будет доставлено сегодня, как он говорил, но этого не произойдёт. До базы при хорошей безветренной погоде идти минимум сутки, а мутант, как лишняя ноша, только задержит Брюса. Поэтому стоило бы пойти на жертву, чем лишать многих надежды на спасение, ибо не все мутанты хотели расставаться со своим природным даром, а у некоторых от него вообще зависела жизнь.
Как у Логана...
- Ты слышишь меня вообще?
Устало выдохнув, Курт закрыл глаза и остался лежать на импровизированных носилках, так и не получив ответа.
- Мы теряем время...

+2

9

Боюсь не смерти я. О нет!
Боюсь исчезнуть совершенно.
М. Ю. Лермонтов

Для Брюса уже не существует времени. Он даже звуки слышит словно через плотный слой ваты. Только хмурится, безучастно сбрасывая синюю руку Вагнера со своих пальцев. Мешает. Умирающий ему мешает, говорит бросить здесь умирать?

- Сколько у тебя дней уже вирус? Считал? Когда начались первые симптомы? - Ты сума сошел? Как ты можешь такое говорить? Не говори глупостей. Вот то, что на самом деле должен сказать Брюс Беннер, но у него сухой голос и вопросы только по делу. Он не слушает лепета истекающего кровью Курта, только руки дрожат когда вцепляются в упаковку очередных бинтов. Брюс почти не ощущает холода, хотя пальцы должно быть онемели. Тело вообще плохо слушается после трансформации. Кажется у него самый настоящий озноб, но так всегда когда случается слишком резкий и болезненный переход. В этот раз все…гораздо хуже. Перед глазами все еще мелькают маленькие вспышки воспоминаний того, что делал Халк с солдатами Гидры. Брюс намеренно старается не поворачивать головы назад. Ему противно только об одной мысли об окровавленной поляне и остатках тел солдат. Кто их похоронит? Заслужили ли они такую ужасную смерть? Как….как Брюсу смотреть в глаза людям? Он едва ли держится на крупицах своего терпения, чувствуя как даже душа сыпится осколками. Он сорвался. Он предал. Он уничтожил. Он хотел убивать, даже если это были мысли Халка, они ему нравились. И это желание ощутимо почти физически. Брюс вдруг бросает бинты и сгребает в охапку пригоршню снега пытаясь протереть руки от крови. Чужой крови, это даже не Курта.

Мерзко. Страшно. Противно. Он едва ли держится, но не может даже заплакать. Вообще ничего не может.
- Не шевелись, будет больно, - Брюс снова берется за бинты и с силой затягивает перевязку сначала на плече мутанта, а потом берется за его руку. В его сумке обнаруживается зажигалка и железный диск которым он без предупреждения прижигает простреленную ладонь Курта. Кровь нужно остановить, мутант слишком много ее потерял, и Брюс не знает, дотянет ли он до лагеря даже если поторопиться.
- Ладно, не важно…вот, глотай. Чем быстрее ты это выпьешь, тем больше есть шансов на спасение, - Кому Брюс врет? Он и понятия не имеет сколько времени болен этот мутант геномом! А что если вирус уже добрался до всех цепей, и превращение в человека необратимо? А что если это уже третья стадия, а не вторая? Брюс хмурится и разрывая фольгу упаковки сует таблетку Эльфу прямо в рот, заталкивая пальцами, не давая даже выплюнуть. У них все равно нет выхода.

Я не хочу думать. Я вообще не хочу думать. Я устал. Я так устал.

Но тело словно само двигается. Брюс достает из сумки остатки уцелевшей одежды и старается их набросить на Курта, пытаясь надеть на лицо маску самого спокойного и беззаботного человека.
- Курт, послушай, все будет хорошо. Потом…когда мы вернемся, можешь меня ненавидеть, я знаю что ты видел нечто очень страшное, я знаю…но я тебя тут не оставлю. Я должен хотя бы тебя спасти, - Иначе все это не имеет смысла. Чарльз ему не простит. Хотя….простит ли ему Чарльз смерти этих солдат? Да, они ГИДРА, да, они враги, но даже они не заслуживают такой смерти.
Брюсу все-таки приходится повернуться чтобы ухватиться за основания веток и его тут же мутит. Предсказуемо.
Доктор делает несколько шагов в сторону, вцепляясь в обломки какого-то дерева и его тошнит. Желудок пустой, нет даже воды, от того во рту неприятная горечь и кислота заставляют доктора опять согнуться в спазме. Ничего не выходит, это сухой приступ тошноты и Брюс только болезненно всхлипывает. Стресс давит на него так ощутимо сильно, что едва ли удается сделать шаг. А затем еще, и еще. Дрожащие пальцы ухватываются за ветки, и они наконец-то сдвигаются с места. Курт Вагнер вместе со всем ворохом еловых веток оказывается чертовски тяжелым, но Брюс упрямо шагает вперед, иногда проваливаясь в снег, иногда останавливается чтобы отдышаться, пока не натыкается на первую зарубку, оставленную на дереве.
Все хорошо, значит они идут правильно. Значит они доберутся, должны добраться.
Небо темнеет за несколько минут, обрушивая на сгорбившуюся фигурку Брюса зимнюю холодную ночь. Иногда доктор останавливается чтобы проверить состояние Курта, прикладывает горячую руку ко лбу, осматривает повязки, а потом снова идет. Он не чувствует физической усталости, наверное, в стрессе сейчас хоть какой-то плюс, но внутри…внутри настоящая черная дыра размером с вселенную. Нет ни боли. Ни сожаления, ни страха. Только слабая цель донести Курта, попробовать спасти его жизнь. Нет, это не искупит грехов Беннера, но хотя бы маленькая капля на надежду, на попытку вернуть свою волю.

Господи, не дай мне сломаться этой ночью.

+1

10

- Где-то больше двух недель точно…
Он наблюдал за ним, смотрел, чуть прищурившись, словно через мутное стекло. Глаза от усталости и бессилия постепенно закрывались, но мутант каждый раз слегка мотал лохматой головой из стороны в сторону, чуть скаля клыки, если движение было слишком резким.
- ...ты в порядке?
Но ответа не последовало.
Отведя взгляд в сторону, Эльф замолчал.
Даже на секунду было страшно представить, что творилось у Беннера на душе. Ведь эта его вторая сущность, она совершила страшный поступок, убив людей с жестокостью и каким-то...наслаждением? Вагнер не хотел думать об этом, хотя страшный взгляд Халка забыть он не сможет еще долго, если вообще когда-нибудь сможет стереть из памяти произошедшее в лесу.
Шуршание упаковки бинтов заставило открыть глаза и повернуть голову в сторону доктора. Он был попрежнему холоден и бледен, будто его лицо высекли из твердого камня.
- Брюс… - мутант не был готов к еще одной порции боли. Он нервно поерзал на месте, желая отпрянуть, но Брюс без всякой заминки тут же прикладывает раскаленный диск к ране. Запах жженой плоти мерзко бьет в нос и Эльф дергает руку на себя, предварительно издав протяжный болезненный стон.
После обработки ран, Курту показывают таблетку. Ту самую таблетку, которая может исцелить его от опасного вируса, подавляющего икс ген и делающего из мутанта человека.
А хотел ли он вообще становиться человеком? Может быть, этот вирус был единственным шансом приобрести нормальную жизнь.
Или…
Эльф насильно глотает ее. Ему не дают выбора.
Да и мутант не сможет уже зажить нормальной жизнью. Никогда. Он настолько привык к постоянной напряженной обстановке, что он имеет другое строение тела, что может перемещаться куда захочет. Курт полезен иксам и другим мутантам тоже таким, каким он был всегда. Тем более, где была гарантия того, что его преображение могло не сделать из него инвалида или того хуже - урода в человеческом обличье? 
Так что он молчаливо принимает свое спасение без лишнего сопротивления, стараясь случайно не задеть острыми клыками руки Брюса, которые и так были в крови, и пахли железом…
Вновь отвернувшись, мутант выслушивает доктора и какое-то время молчит, явно собираясь с мыслями.
- Ненавидеть? Не говори мне такого. Никогда. И…- Вагнер подбирает слова осторожно и говорит их тихо, слегка хрипло и иногда тяжело вздыхая, - ...дойди до базы, Брюс, прошу тебя. Это важнее моей жизни. Может оказаться, что ты зря потратил на меня таблетку. Мх…
Он потер пальцами першащее горло.
- Помни, что ты спасешь много невинных жизней, доставив лекарство. Хорошо..? Брюс?
Доктор услышал его? Что с ним? Он подтянул здоровой рукой к себе теплую кофту, чувствуя, что его тело постепенно охватывает озноб. Кое-как извернувшись, он посмотрел на вздрагивающую спину своего спутника, которого был обязан защищать. Доктору тоже было плохо, но он продолжал держаться изо всех сил и просто вцепился пальцами в ветки, не говоря мутанту ни слова.
Кажется, в этот момент Курту Вагнеру захотелось телепортироваться отсюда прочь из-за ощущения вины, но способности по-прежнему не отзывались на мысленные приказы, да и лекарство начало действовать в организме, делая его общее состояние еще более ужасным, чем раньше.
С каждой минутой недомогание росло и, кажется, поднялась температура. Его волокли за собой, но вся дорога казалось бесконечной и одинаково серой. Иногда Эльф отключался и что-то бормотал во сне, а потом тут же резко вздрагивал, чувствуя своим влажным лбом чужое горячее прикосновение.
В этим моменты он открывал глаза и видел лицо Беннера. Ему жутко хотелось пить, но он шептал только одно:
- Если тяжело - оставь меня тут…
Но, кажется, его даже не слышали и упрямо тащили за собой вперед…

+2

11

Единственное кладбище, по которому мы бродим,
— наше собственное. Мы несем его в своих сердцах.
Рихард Дюбель. 

Резко скакнувшая температура Курта здорово обеспокоила Брюса. Это значило что таблетка работает, и это хорошо, возможно еще не все потеряно, две недели - это не много, все еще вторая стадия, но как Вагнер перенесет побочные эффекты в таком состоянии? Ранения были не шуточными. А что если они не успеют добраться до базы с такой скоростью? Ночевать в лесу, при открытом небе? Брюс в очередной раз тяжело выдохнул и отпустил ветки люльки заглядывая в лицо бредящему во сне мутанту. Его бил крупный озноб, нужны антибиотики, но в сумке Брюса нет таких лекарств. Черт, все какие-то приборы, недоработки Беннертека, которые не приспособлены для спасения человеческих жизней и…горсть тех самых таблеток, которые Брюс нес мутантам. Лекарство от вируса. Теперь даже эти таблетки не придавали уверенности Брюсу, даже если он еще кого-то спасет, вылечит от генома, он все равно…убийца.

Нет, нет, думать нельзя, Беннер. Потом, все потом. Только Брюс не знает, будет ли это потом для него, он просто должен выполнить свою цель, а потом...может действительно покинуть всех. Оставить оппозицию, Тони, Чарльза, вообще весь этот живой мир. Подальше от всех, спасти как можно больше человек от этого безумного мистера Грина.
Халк отзывается тут же, громким рыком выдергивая из под ног доктора землю. Колени подгибаются, и Брюс оседает на снег издавая протяжный стон. Он устал. Физически. Морально. Он истощился, последние капли воли сейчас можно посчитать по пальцам одной руки. Хватит ли ему сил добраться до базы, не сорвавшись снова? Он не может оставить Курта в лесу.
Протяжный громкий вой где-то вдали грубым ударом выбивает из доктора весь воздух. Волки. Ну конечно, дикие звери пришли на запах крови, сейчас глубокая ночь, а в ногах Беннера почти нет сил. Брюс сильнее сжимает дрожащие пальцы в кулак и стягивает сумку, есть тут хоть что-нибудь что им поможет. Есть только сигнальный пистолет и несколько скальпелей. Не самая лучшая защита. Нет, зверей он не боится, но стоит опасаться за жизнь Курта. Если на самого Брюса звери не нападали из-за радиационного фона и специфического запаха(дань Халку), то Курт сейчас смог бы быть легкой добычей. И чем он должен его защищать? Фейерверками? Охотничий нож, скорее всего, остался где-то между тел на поляне. От одной этой мысли-воспоминании моментально стало плохо. Брюс зажал рукой рот, стараясь унять спазм тошноты и закрыл глаза медленно отсчитывая до десяти.
Вой раздался ближе и доктору пришлось поспешно встать со снега оседая рядом с Куртом. Он снова потрогал его лоб ощущая сильный жар, мрачный взгляд окинул темноту леса, стоило ожидать худшего. Единственным источник света луна и маленький фонарик в руках, но Брюс тут же его погасил, не желая привлекать внимание хищников.

Где-то вдалеке, между веток мелькнула тень, огромная шапка мокрого снега тут же посыпалась с ели. Брюс почти неслышно вдохнул и напрягся всем телом, осознавая что…может снова обернуться, если почувствует опасность. Нервы как натянутая струна, звенели от любого дуновения ветерка. Шорох сзади заставил доктора подняться с ног и…Брюс оглянулся. Два светящихся в свете тусклой луны волчьих взгляда были ему ответом.

Зверь стоял в сторонке, склонив голову на бок, пристально разглядывая фигуру доктора, словно изучал обстановку. До них было метров двадцать, но даже этого бы хватило животному чтобы вцепиться в прыжке в раненного Курта. Желваки на коже Беннера дернулись, он сжал плотно челюсть и медленно повернулся всем телом в сторону волка, перешагивая неторопливо, не делая резких движений. Волк по-прежнему стоял на месте, только дергалась мохнатая шкура под частыми вздохами.
- Если тяжело…оставь, - Стон Курта в миг разрезал напряжения между зверем и человеком. Волк двинулся с места уходя в сторону, все еще провожая взглядом Беннера. И он здесь был не один. Брюс медленно обернулся, замечая по периметру остальную стаю. Но все они не решались нападать, четко ощущая опасность, идущую от самого Брюса. В такой ситуации бы Беннер вызвал бы недоумение у всех мстителей. Ведь нельзя сказать, что этот невысокий доктор-ученый вдруг умеет отпугивать крупных животных просто одним своим существованием. Но именно так Брюс и существовал в джунглях эти два года. Фиджи не солнечный рай на задворках мира, там полно диких зверей и опасных для жизни насекомых. Чего стоила только кассава. Крайне уродливая, здоровенная, двухметровая и толстая змея с рогом на отвратительной, жуткой морде. Яд способный убить слона за считанные секунды. Настоящая смерть Фиджи. Брюс несколько раз видел пареньков, которых с оханьями и причитаниями приносили в поселок после укуса. Но что он мог сделать как врач против такой концентрации яда? Противоядие можно достать только в крупной больнице, и то, везло не всегда. Мучительная смерть для человека. Змеи Брюса обходили еще в радиусе двадцати метров. Как и волки.
А что он будет делать сейчас с раненным Куртом на руках?
Один из волков двинулся было в сторону еловой лежанки с Вагнером но Брюс резко прыгнул вперед загораживая собой мутанта. Рычание сорвалось с губ само собой и это подействовало на волка не хуже ушата студеной воды. Несколько минут они неотрывно смотрели друг другу в глаза и…хищник поджал уши, хвост. Со скулением он развернулся и затрусил обратно в глубину леса. Остальные волки последовали примеру собрата срываясь в резкий бег, старательно обходя доктора и его ношу, соблюдая дистанцию все в те же двадцать метров. Брюс наконец-то тяжело выдохнул и рухнул прямо на землю, зарываясь лицом в снег. Кожу резко обожгло холодом и это отрезвило всего на несколько секунд.

Беннер, не время расслабляться. Нельзя.

Брюс еще несколько минут лежал так неподвижно, судорожно вдыхая влажный холодный воздух, а потом резко поднялся, отряхиваясь от снега и земли. Холод в теле по-прежнему не ощущался, хотя наверняка промокла куртка и ноги, кое где саднило кожу, но Беннер даже не осознавал что это высыхает корочкой чужая кровь. Наверное, он выглядел жутко, бледно и потаскано, болезненно. Черная дыра внутри стремительно расширялась выжигая все чувства.
Механически часы в сумке показывают три ночи, а луна теперь кажется такой яркой, она режет глаза Брюсу, но только по ней доктор и ориентируется. Снова идет хватаясь онемевшими руками за ветки лежанки. Курт все еще стонет даже под ворохом одежды, сейчас переживая самый пик болезни, но Брюс уже сделал все что мог, сейчас…сейчас он тратит последние свои силы чтобы дойти до базы. Он не знает сколько идет, потому что больше не останавливается, не снимает сумку, но в какой-то момент начинает светать. Кошмарная ночь кончается, а в голове Беннера сплошная пустота. Он не успевает понять, когда выходит на площадку базы, когда к ним бегут люди, когда его куда-то уносят, с ним говорят. Он вообще ничего не понимает. Время перестает существовать.

End

Отредактировано Bruce Banner (2018-03-14 00:06:30)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [27.09.2016] Two pieces of dramma


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно