ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [21.09.2016] Ты не попал в хит-парад моих мыслей


[21.09.2016] Ты не попал в хит-парад моих мыслей

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ТЫ НЕ ПОПАЛ В ХИТ-ПАРАД МОИХ МЫСЛЕЙ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s8.uploads.ru/0U23x.gif
Scott Summers | Charles Xavier | Gabriel Summers | Nerahttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Габриэль и Скотт решают переправить спасенных детей-мутантов к самому знаменитому телепату и по совместительству «матери Терезе» иксов. Однако старший Саммерс не подозревает о коварном плане Вулкана отомстить и раскрыть страшную правду, которую долгие годы скрывал профессор. В союзе с шиарской принцессой, Габриэль решает раз и навсегда доказать всем, что даже за личиной праведного человека может скрываться настоящий монстр, и его необходимо покарать.

ВРЕМЯ
21 сентября 2016 года

МЕСТО
Секретная база на Аляске

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
много драмы

Отредактировано Gabriel Summers (2018-02-08 12:16:31)

+3

2

Этот план с самого начала казался провальным, плохая идея, как обычно в таких случаях была проста в исполнении. Ничего сложного, погрузить детей и Габриэля в самолет и перелетом доставить всех на Аляску. До последнего момента, Скотт сомневался в собственном решении, думал, что возможно они все ошибаются и не нужно складывать все яйца в одну корзину, а всех мутантов на Аляску. Но краткое уточнение по поводу возможностей и вот они все уже в самолете.

Аляска как обычно встречает прохладой и сумерками. Так повелось изначально, у Скотта эта местность связана именно с сумерками, закатами, временем, когда все замирает, прислушиваясь к себе. Возможно ему самому следовало бы сделать точно так же, поступить так же, замереть и прислушаться. А вместо этого он мечется по миру и собирает собственную семью, которой никогда не было, которая не поддерживала его, которая предавала. Которая не бывала вне состояния войны внутри себя.

Чарльз сейчас помнился добрым отцом, человеком, который воспитывал, который рассказывал страшные сказки, чтобы предостеречь от всего остального. Чарльз был отцом, которого Скотт не заслуживал, потому что Скотт не был хорошим сыном. Как не был хорошим братом. Внутри ворочалась обида, злость, страх на Габриэля, на то, что тот способен был сотворить, на то, что он сотворил. И эта жуткая часть не сдавалась, ненависть не таяла, не проходила бесследно и не исчезала. Она оставалась внутри, он теплилась в груди, она не утихала.

Ненависть к брату. К миру. К себе.

Скотт не знал, как реагировать. Как было бы правильно? Забыть? Пропустить мимо себя? Позволить себе не помнить? Позволить себе наоборот, помнить слишком многое? Что было верным? Он даже не мог списать все это на сны, которые начали преследовать его какое-то время назад.

Где-то внутри себя он знал, что Феникс вернется за ним, знал и ожидал этого. Поэтому пожары и внутренние демоны его не пугали. Он уже горел там три года, сможет прогореть и другую вечность, если это позволит не решать кто умрет, а кто выживет.

- Добро пожаловать на Аляску. – Скотт выходил последним, чтобы не пропустить никого и проверить, что все точно происходит так, как должно.

Было прохладно, глаза опять жгло. Привычное ощущение, в последнее время их жгло то и дело. Иногда это можно было терпеть, а иногда он часами сидел, сжав голову руками и закрыв глаза, ожидая, когда очередной приступ пройдет. Способности сдавались под воздействием какой-то чертовщины, но не было сил даже на панику. В глубине души Скотт радовался тому, что становится человеком. Мечта должна была сбыться хотя бы однажды. Хотя бы один раз из представленных.

- Добрый день, Чарльз. – И больше не было трепета или благоговения, перед профессором, перед человеком, который собрал икс-менов под свое крыло и дал им новую жизнь. Больше не было ничего.

Безмерное удивление и безмерная усталость. Что ж, они прибыли.

+4

3

С момента встречи с доктором Беннером прошло чуть больше суток, и все это время Чарльз не мог найти себе места. Лекарство было. Пусть и помогало на ранних стадиях, но все же было, и… И они не могли им воспользоваться. Всего лишь несколько таблеток – слишком мало. Слишком. Это значило, что вскоре  придется выбирать, кого спасать. Хотя какой там выбор? Выбор не стоял. Лекарство должно было достаться не молодым, подающим надежды мутантам, чьи способности могли изменить мир к лучшему. Лекарство должно было достаться тем, кто без мутации умрет. И никак иначе. И пусть с одной стороны Чарльзу было безумно жаль тех, кто лишится своих способностей, но с другой он был благодарен судьбе за то, что на этот раз решать не ему. Потому что… Как же Чарльз от этого устал. Как же он устал выбирать. Всю свою жизнь он выбирал и за себя, и за других – семьдесят лет, в течение которых каждый день – очередное распутье без возможности что-либо изменить, если выбор сделан неправильно. Ответственность невыносимым грузом ложилась на плечи, а грань между победами и поражениями постепенно стиралась, превращаясь в некое абстрактное «все так, как должно было быть».
И сейчас все было именно так. Так, как должно быть.
- Чарльз, они скоро будут. Расчетное время – полчаса. Может, дольше, судя по последним данным ветер усилился… Хотите кофе?
- Спасибо. Комнаты подготовлены?
- Да. Дежурный врач тоже. Так что насчет кофе?
Чарльз с трудом оторвал взгляд от обзорного экрана. Пальцы едва заметно, но все же дрожали, и это ужасно раздражало. Если раньше скопившая усталость вводила Чарльза в легкую меланхолию, то теперь она нет-нет, но и норовила прорваться наружу резкими словами или жестами. И Чарльз ничего не мог с этим сделать. Молодое тело, гормоны, здоровая нервная система, активные клетки головного мозга, отсутствие камня в виде инвалидной коляски на шее… и разум девяностолетнего старика, уже привыкшего к мыслям о смерти от старости. Приходилось искать выходы, чтобы прийти хоть в какое-то равновесие с самим собой. Спасали книги. Спасал тренажерный зал. И работа. Много-много работы, после которой усталость становилась настолько сильной, что попросту переставала ощущаться. Как боль, превышающая порог восприятия.
- Спасибо. Я сам сделаю. Последите за экраном? Сообщите сразу же, как прилетят.
Мониторить телепатически не хотелось. Чарльз и так каждую ночь проводил за Церебро, а уж после манипуляций с памятью доктора Беннера голова болела до сих пор. А тут еще и детей везли, и оставалось только догадываться, кому и какая помощь могла бы в скором времени потребоваться.  Чарльз, как всегда, искренне верил в лучшее, но был готов к худшему. Он все еще не был уверен, что вести сюда детей было хорошей идеей. На Аляске было уже не безопасно. Об этом месте знал Эрик. А Эрик работал на этих проклятых фашистов – Чарльза до сих пор этот факт вводил в ступор. Но, с другой стороны… Чарльзу так сильно хотелось верить, что Эрик их не выдаст. И он верил. Как всегда, наивно верил в то, что в его заклятом друге еще живо то хорошее, за что Чарльз его любил. В конце концов, ведь прошло уже много времени, а за ними никто так и не пришел.
Горячая кружка обжигала пальцы, и те наконец-то перестали дрожать. Значит, не нервы, а просто холод? Чарльз передернул плечами, в который раз убедился в том, что ненавидит эти жуткие шерстяные свитера, от которых кожа чешется так, будто крапивой отхлестали. Но, к сожалению, тут только они и спасали.
- Чарльз. Пять минут.
Вообще-то Чарльзу не обязательно было идти в ангар. Мог бы и внутри встретить, но он все равно отставил в сторону кофе и поспешил на верх, прыгая через три ступеньки и в кои-то веки не замирая на секунду-две перед лестницей.
Он успел как раз вовремя. Дети уже вышли из самолета, столпились возле трапа, нерешительно и немного испуганно оглядывались по сторонам, с любопытством косясь на ожидающих отмашки девушек, согласившихся работать с этими ребятми и то и дело оборачиваясь на Скотта ... Скотт… В последнее время ему становилось все хуже, и Чарльз ненавидел себя за то, что ничего не может с этим сделать. Его ученик – да что там ученик, Скотт заменил Ксавьеру сына – был болен. Ему было плохо. Он устал. И судя по тем мыслям, которые Чарльз иногда неосознанно ловил, просто хотел, чтобы все закончилось. Как-нибудь, но закончилось – неопределенность выматывала сильнее всего.
- Дети, добро пожаловать. Меня зовут Чарльз Ксавьер, и с сегодняшнего дня я буду отвечать за вашу безопасность и ваше обучение, если таковое потребуется. – Чарльз нашел в себе силы ласково улыбнуться. Нельзя было сбрасывать на детей свои проблемы. Этим ребятам и так досталось. – Сейчас вас проведут в рекреационную, где вам все объяснят, покормят и разместят по комнатам. Мы с вами увидимся уже после того, как вы отдохнете.
Девушки засуетились, отвели детей в сторонку. Чарльз тут же подошел к Скотту, неловко обнял его за плечи – раньше он физически не мог позволить себе таких вот жестов, и сейчас пытался учиться новым аспектом взаимодействия с окружающими.
- Ты молодец. И… А это…
Парень, не ушедший вместе с остальными и оставшийся стоять рядом со Скоттом, был Чарльзу знаком. Но вот где и когда он его видел, Чарльз не помнил. А первая же попытка вспомнить закончилась такой резкой болью в висках, что Чарльз против воли вздрогнул и отшатнулся.
- Скотт?

Отредактировано Charles Xavier (2018-01-26 17:01:51)

+1

4

Способности Габриэля никогда не могли предвидеть будущих событий, однако в глубине души мутант всегда знал, какой исход его ожидает. По крайней мерее один из вариантов. Этот план он успел продумать за несколько дней. Буквально с того мгновения, как вспомнил прошлое, которое так отчаянно пытался скрыть от него Чарльз Ксавье. Семена ненависти, которые  беспричинно метались в сознании Вулкана наконец нашли шанс прорасти, оказаться в почве, что так великодушно предоставил профессор. Теперь всё встало на свои места и казалось бы ранее неосознанные действия отыскали свои истоки. Габриэль сбежал из тюрьмы Ши`Ара ради того, чтобы попасть в другую, и опять же  не по своей воле. Казалось, что все решения за мутанта принимали другие люди, будто у него никогда не было права на собственный голос. Но момент бессилия испарился, теперь Габриэль стал ясно осознавать свою судьбу, в этот раз его голос будет услышан всеми и даже больше.

На протяжении всего полёта на Аляску мутант держался позади всех. Габриэль отчетливо ощущал мысли Скотта, его ненависть и братское осуждение, явно присущее его характеру всегда. При других обстоятельствах, младший Саммерс попытался бы исправить ситуацию в семье, однако сейчас всего его мысли были заполнены профессором, словно больше ничего не имело значения. Ни Скотт, ни Алекс и даже  пребывание среди Людей-Икс казалось простой формальностью. Все его страхи относительно братьев растворились в тот момент, когда раскрылась страшная правда. Молчание полёта вскоре прервалось приземлением на базу, дети-мутанты явно боялись новых мест, были подавлены, и их чувство доверия исходило скорее от безысходности, чем от осознанного желания. Габриэль тоже был таким когда-то, наивно веря в то, что ему хотят помочь.
Молчание Скотта по отношению к брату продолжилось даже в момент, когда самолёт наконец-то начал снижаться и в итоге опустил люк, высвобождая детей от замкнутого пространства. «Всё не должно так закончиться, он мой брат и я люблю его» - остатки морали, что Габриэль приобрёл за всё пребывание на Земле, казались проходящими симптомами простуды, которые изредка напоминали о своём существовании, однако даже этих мыслей хватило на то, чтобы Вулкан замер на выходе, боясь переступить порог самолёта, оказавшись последним. И только чуть знакомый голос мужчины, заставил Габриэля вздрогнуть от неожиданности. Как мимолётный призрак прошлых воспоминаний, этот голос казался очень похожим на профессора, только звучал моложе. «Странно…» - подумал Саммерс решив спуститься с самолёта, он оказался в нескольких шагах за спиной Скотта, вглядываясь через образ брата на незнакомца, что стоял перед ними. Чарльз Ксавье? «Не может быть!» - глаза Габриэля сверкнули. Перед ним был не тот лысый старик на коляске, что нашёл его в Шотландии, а весьма молодой парень с густой шевелюрой и буквально стоящий на своих ногах. Если бы не глаза Чарльза, то мутант точно бы не узнал в нём виновника своего прошлого. Как такое возможно? Вулкан конечно слышал историю Скотта о возвращении профессора к жизни, однако брат умолчал о внезапном омоложении Ксавье.

- Здравствуй Чарльз – довольно сухо произнёс Габриэль, проходя мимо своего брата навстречу мужчине. Он чувствовал, как тот пытается найти воспоминания, от чего взгляд Саммерса мимолётно сверкнул энергией. Несмотря на потоки ненависти, что взбушевались при одном взгляде на профессора, Габриэль старался следовать собственному плану. Которому, кстати не хватало ещё одного свидетеля, Неры.
- Скотт – впервые за долгое время он обратился к собственному брату – ни к чему стоять в ангаре, пройдём на базу, есть разговор. Я помогу профессору, не беспокойся.
Габриэль молниеносно дотронулся ладонью до плеча Чарльза, чуть сжав его пальцами, послав в разум мутанта телепатический импульс. «Всё хорошо, не стоит напрягаться из-за воспоминаний. Совсем скоро ты вспомнишь меня, Чарльз» - решительно произнёс Вулкан, чуть заметно подталкивая мужчину ко входу на секретную базу, безразлично чувствуя за своей спиной взгляд брата.

Спустя пару минут, они вошли на территорию базы, главный холл, который лишь очертаниями походил по дизайну на школу для мутантов, вместо домашнего уюта тут ощущался лишь холодный камень стен. Вулкан отступил от профессора, пройдя дальше, его взгляд привлекло одно из окон в помещении, позади которого в небе показались знакомые очертания крыльев. Он чувствовал её приближение, ощущал всеми фибрами сознания ту, что навсегда изменила его судьбу и дала новую надежду. Вулкан даже задумался, возьмёт ли она оружие, что он подарил ей в знак благодарности на последней встрече? Как символ своей верности, мнимой романтической иллюзии, которую так любили люди. Оставались считаные мгновения до того, как Габриэль начнёт победоносный марш с приходом возлюбленной принцессы, однако непонимание на лицах профессора и Скотта лишь скрашивало ситуацию, а нависшая тишина казалась затишьем перед настоящей бурей, которую Вулкан мечтал освободить на волю.
- Скотт, я уговорил тебя встретиться с профессором не просто так. И совсем скоро ты поймёшь мои помыслы, стоит лишь дождаться моей спутницы. Я давно хотел познакомить вас, но случай был не подходящий. Жаль, что Алекс до сих пор зализывает свои раны, я думал, это будет семейный разговор, но видимо придётся обойтись без него. – Габриэль перевёл свой взгляд на Чарльза, ухмыляясь и предвкушая будущий момент. Внезапно послышался шум на территории базы, Нера наконец-то приземлилась.

+3

5

http://sf.uploads.ru/t/EpG2q.gif http://sf.uploads.ru/t/3dofP.gif http://se.uploads.ru/t/wjM2y.gif
BeauvoisDaylight

«Сходи туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что. Сослужишь - награжу по-царски, а не то мой меч - твоя голова с плеч». Ситуация аналогичная, только сложена менее поэтично и культурно. В нашей сказке Нера, уже приближалась к секретной базе мутантов, которая была настолько секретна, что скрывалась в снегах Аляски. Удивительная, даже поразительная особенность людей делать все самое секретное, в самых неблагоприятных для этого условиях. Кажется, птичка никогда не сможет понять земных людей и уж тем более, стать здесь своей. Что еще в очередной раз подталкивает ее к Ши`Ару, к которому она, за время пребывания на Земле, даже не приблизилась.
Координаты и примерное местоположение "домика снежной Королевы" птичке выдал Габриэль, которого совершенно не смущала вся секретность и серьезность того "домика". Среди мутантов школы он, кажется, был своим и почти не вызывал подозрений. В прочем, все эти нюансы были Нере не интересны. И с таким же безразличным отношением она согласилась помочь Габриэлю, условившись, что после этого - он помогает ей с ее планами по возвращению на Ши`Ар. Наверное, это было отчасти опрометчиво и глупо, вот так бессознательно доверять мужчине, ввязываться в затеваемую им авантюру и вообще светиться среди чьих-то знакомых. Однако амбиции и самоуверенность шли гордым строем впереди самой птички и зачастую мешали трезво оценивать ситуацию. Она считала, что способна справиться с любой ситуацией и любой проблемой, особенно, которые будут как-то угрожать ее жизни.
Имперская гвардия отобрала у птички копья, которые были ее единственным оружием. И Саммерс, будучи осведомленным о такой утрате, а так же нуждавшийся в достойном союзнике, преподнес женщине подарок, который как вы уже успели догадаться, она взяла с собой. Копья в перьях на двойном запястье, ровно как туз в рукаве у умелого фокусника - хорошее оружие. Жалко что подаренные копья испускать ядовитый газ не могут, а в целом, Нера уже готова была опробовать их в действии. Уж больно соскучилась.

Холодный воздух заставил женщину немного сбавить обороты. Кожа ее, даже в человеческом обличье была чуть толще, чем у обычных людей, в силу своего инопланетного происхождения и атавистическим характеристикам. Однако суровый климат заснеженного полуострова все же, доставлял дискомфорт. Приближаясь к месту назначения женщина еще с высоты разглядела предполагаемый вход. Никакой охраны. Никто не встречает ее у входа. Даже таблички нет. И как она должна ориентироваться здесь?!
Она думала, что секретные базы должны как-то серьезно охраняться, но кажется, эта была исключением из правил. Было бы неприятной неожиданностью, если здание было окружено чем-то вроде модных скрытых систем слежения и обнаружения непрошеных гостей. Тогда появиться незаметно и тихо у птички бы не получилось.
Женщина остановилась перед входом, поправляя одежду и волосы, возвращая себя в должный привлекательный внешний вид. А после этого ритуала смело двинулась вперед, совершенно не представляя, где она находится и зачем она сюда прилетела.
Пару-тройку шагов по коридору и двери перед ней открываются сами, приглашая внутрь. Нера оказывается в центральном холле, который, по всей видимости, являлся самым популярным местом на всей территории базы. Она прошла внутрь и наконец смогла ощутить тепло. Кажется от этого приятного ощущения губы птички дрогнули, выражая подобие довольной улыбки. Найти Саммерса и его "друзей" не составило труда, потому что они застыли прямо здесь - в главном холле, куда только что зашла женщина, привлекая как раз таки их внимание к себе. Через пару мгновений она оказалась рядом с Габриэлем, с нескрываемым любопытством рассматривая присутствующих в этом помещении людей.
Со слов самого Габриэля она знала, что помимо профессора здесь будет и Скотт, брат Габриэля. И вот последний вызывал чуть больше интереса у птички. Ведь Габриэль так много говорил о братьях.
- секретная база без охраны, какая прелесть, - прервала повисшую тишину женщина, - если бы я прилетела с плохими намерениями, кто бы меня остановил?
Она пожала плечами, будто просто рассуждала вслух и, не давая парировать свою реплику, перевела взгляд на Габриэля.
- я вовремя? Кажется, ты должен представить меня?
Она улыбнулась ему, а потом снова перевела взгляд на двух новых знакомых.
«Я стараюсь быть милой, Габриэль. Видишь? Я даже улыбаюсь», - произносит она про себя, надеясь, что мужчина ее слышит.

Отредактировано Nera (2018-01-30 18:28:24)

+2

6

Скотт еще раз осмотрел детей, стараясь не вспоминать момент, когда они их только нашли, скованных, измученных и почти сломленных. Неужели так можно с детьми? В этот момент Скотт забыл и о том, что он тоже был таким ребенком и о том, что таких детей еще тысячи по всей стране и они просто еще не всех спасли. Он вздохнул и повернулся к Габриэлю, намереваясь уточнить дальнейшие действия, когда голос со спины заставил его вздрогнуть.

- Добрый день, профессор. – Он улыбнулся, как улыбался всегда, когда видел перед собой помолодевшего до неприличия Ксавье, помолодевшего и переставшего нуждаться в коляске.
Эта маленькая радость быстро померкла, когда посыпались двусторонние вопросы, которые несколько выбили из колеи. Он не знал, как представить Габриэля? Это мой брат? Это еще один Саммерс? Это убийца людей, который не сожалеет о случившемся? Еще один псих, который может уничтожить мир? Человек, к которому Скотт привязался, несмотря на то, что никогда его не знал и не сможет понять? Несмотря на то, что этот человек стер с лица земли лагерь вместе с людьми, использовав его самого.
Это было больно. Осознавать больно, что как раньше уже не будет, не будет семьи, не будет теплых вечеров, мать мертва, отец неизвестно где, братья слишком разные и слишком давно выросли, чтобы оставаться со Скоттом в его идеальном мире, где есть идеальные люди. Где он сам идеальный.
Он вздрогнул, когда Габи оттолкнул его. Задумался настолько, что не заметил, как беседа сменила тон и как он оказался неудел. Что ж.
- Это Габриэль Саммерс, проговорил он в спину уходящей от него парочке и вздохнул.
Судя по всему, этот разговор легким не будет, не будет он и простым. И еще нужно будет как-то суметь донести до Габриэля, что смерти невыход. Что сила – это ответственность, он не может использовать ее просто так, по мановению волшебной палочки. Не может!

Тишина в зале была такая, что ее можно было пощупать руками. Скотт со вздохом остановился рядом с Габриэлем и покачал головой.
- Я не совсем понимаю, что ты делаешь брат, но мне кажется, все это несколько за рамками воспитания. Нет? – Скотт, правильный, занудный, до скрежета зубов хороший Скотт. Мысли в голове были насмешливыми даже по отношению к себе, он знал, что не прав, знал, что не может одергивать Габи постоянно, не может прожить жизнь за него, не может быть вместо него сейчас и принимать решения.
Но ему хотелось бы оградить брата от проблем. Хотелось бы укрыть где-то подальше, чтобы он избежал всего того, что ему уже удалось пережить. Скотт потрепал брата по плечу, вполне дружеский жест поддержки и кивнул профессору, отходя в сторону.

- Мы собрались здесь для чего-то? – Скотт перевел взгляд с брата на Чарльза и обратно.
Что-то определенно затевалось, и ситуация становилась все напряженней, несмотря на то, что все, кто участвовал во встрече, были не слишком предрасположены для общения. Все стало еще запутанней, когда рядом с Габриэлем встала девушка, которую ранее Скотт не видел. Он перевел взгляд на профессора, надеясь найти ответы у него, но судя по выражению лица Чарльза, он тоже не совсем понимал, что происходит.

- Представишь нас? – Скотт обращался к Габриэлю, как к зачинщику происходящего, как к человеку, который все это затеял. – Я не уверен, обратили ли вы внимание мисс, на сканеры, но скорей всего вся охрана в курсе кто вы и где вы находитесь, я бы не был настолько беспечен в отношении безопасности. Чарльз, я не совсем понимаю, что происходит, но надеюсь, что кто-то расскажет мне что случилось.

Он не сводил взгляда с брата, подозревая именно его в том, что происходило вокруг. Именно его влияние могло быть ключевым в этом отношении.

+2

7

- Здравствуй, Чарльз.
- Мы знакомы?
Наверно, стоило все же отступить назад. Подсознание настойчиво твердило Чарльзу, что этот молодой человек опасен. Что его нельзя подпускать к себе. Но почему? Воспитание и принципы вновь вступили в войну с интуицией, и за это время молодой человек успел не только приблизиться, но и прикоснуться. И наладить телепатический контакт, который Чарльз тут же разорвал, мгновенно активировав все свои щиты, а заодно и прикрывая разум Скотта. И для перестраховки – всех людей и мутантов в радиусе пары сотен метров. Насколько силен этот юноша как телепат Чарльз не знал, так что лучше было перестраховаться.
- Вы ведете себя слишком вызывающе, молодой человек. – Чарльз сбросил со своего плеча чужую руку, посмотрел на Скотта и едва заметно кивнул.  Разборки посреди ангара, где помимо средств передвижения находились еще и топливные баки… Лучше было действительно пройти на базу.
- Это Габриэль Саммерс.
Чарльз затормозил, обернулся на Скотта, потом снова посмотрел на стоящего рядом мутанта. Имя вызвало очередную волну смутных, неясных воспоминаний, только усиливших ощущение опасности, но не дающих никакой конкретики.
- Твой брат, значит. Что ж… Это кое-что объясняет.
У всех Саммерсов были схожие способности. Значит, решение переместиться подальше от ангара было верным. В идеале, конечно, было бы вообще уйти с базы, но что-то Чарльзу подсказывало, что Габриэль откажется. Так что проще было попытаться обеспечить безопасность окружающих. Чарльз тут же телепатически связался с дежурными и приказал увести всех на верхний этаж. Объяснять времени не было, поэтому причиной стал «новый мутант, вероятно заболевший, в нестабильном психическом состоянии, который может не справиться со своими способностями». От помощи Чарльз по понятной причине отказался.
- Я не совсем понимаю, что ты делаешь брат, но мне кажется, все это несколько за рамками воспитания. Нет?
- Подожди, Скотт. Уверен, у Гамбриэля есть веская причина, чтобы устроить все это. И судя по всему, мы ждем еще кого-то.
Слова Габриэля только подтвердили предположение. И Чарльз на всякий случай попросил дежурных пропустить «гостей», после чего включить защиту базы на полную мощность. «Кто-то» появился спустя несколько минут. Точнее, появилась. И тут же начала беседу – впрочем, кому-то ведь нужно было начать? Чарльз девушку не прерывал, только подошел к Скотту, опустил руку ему на плечо, стараясь успокоить и поддержать. Они оба уже понимали, что разговор предстоит неприятный. И что закончиться он может мягко говоря не весело. И Скотту было в этой ситуации гораздо сложнее, нежели Чарльзу – все же Габриэль был его братом. А к семье Скотт всегда относился с особым трепетом.
Но все же, что здесь делала пернатая?
- Ши’ар… Вас я, кажется, тоже где-то видел. Как и Габриэля. Но, простите, я действительно не помню. Что касается охраны базы – я попросил вас пропустить.  Вооруженный конфликт нам не выгоден. Особенно с учетом того, что теперь здесь есть дети. Поэтому давайте попытаемся сначала поговорить.
Поговорить… Эрик часто упрекал Чарльза это самое желание в любой ситуации пытаться решить дело миром. И действительно, бывали случаи, когда действие на упреждение в итоге оказывалось более разумной тактикой, нежели переговоры. Но никогда нельзя было знать заранее. Да, Чарльз прекрасно чувствовал, что «гости» пришли с недобрыми намерениями, но… Но, черт возьми, почему Чарльз никак не мог вспомнить этого Габриэля?! Они же были знакомы. Точно были знакомы, потому что это лицо, этот голос, этот разум… Новая вспышка боли резанула по вискам, и Чарльз чуть крепче сжал пальцы на плече Скотта.

+3

8

Нет ничего хуже жизни во лжи и нет ничего страшнее, чем не знать об этом. Габриэль всегда был далёк от человеческого понимания тех ситуаций, с которыми ему приходилось по ряду причин сталкиваться время от времени. Он не привык относиться с «пониманием» к проблемам и никогда не старался подстраиваться, лишь бы о нём не подумали плохо. Было ощущение, что человеческая раса настолько социализировалась в меркантильности и самообмане, что это вошло в семейные традиции и начало передаваться будущему поколению опционально, с рождения. Но Габриэль был другим, чужим среди, казалось бы, своих людей. Подобно зрителю, безмолвному наблюдателю, которого в последний момент лишили приглашения на праздничный стол под лозунгом «счастливая жизнь», мужчина мог видеть все изъяны и недостатки со стороны тех, кто должен был быть идеальным.
Идеальный брат, справедливый наставник или друг, который никогда не предаст – можно мечтать, но не факт, что это когда-нибудь должно стать реальностью.

Лишь солнце да песок жгут нам сапоги,
За короткий срок мы смогли найти
Тысячи дорог, сложенных с могил, нам с них не сойти.
И может быть кому не дадим своей руки,
Может потому, что у нас внутри
Все осколки льда не растопит ни одна звезда.

Появление Неры на пороге базы, как и ожидалось Вулканом, произвело нужный эффект, даже больше чем следовало, судя по реакции профессора. Решение пригласить птичку на авантюру было весьма обоснованно. Она являлась прекрасным бойцом и если Габриэль вновь начнёт терять контроль над своими способностями, то поддержка принцессы, возможно, станет судьбоносной. Да и присутствие девушки рядом с собой в последнее время как-то успокаивало мутанта, впрочем, он до конца не осознавал причины их взаимоотношений, однако доверять Нере начал гораздо больше.

«Рад тебя видеть» - телепатически произнёс Габриэль девушке встав с ней вровень. Мужчина даже был бы не против прикоснуться к ней, но обстоятельства не позволяли, от чего он лишь вытянул свои губы в улыбке, наконец обратив своё внимание на тех, кто стояли напротив них – Скотта с Чарльзом.
- Позвольте представить вам будущую императрицу империи Ши`ар - Каль’сию Нерамани, единственную и неповторимую – его слова прозвучали горделиво, театрально, но всё же восторженно по отношению к спутнице, не хватало лишь пафосного поклона для пущей экспрессии – И сегодня, она поможет нам раскрыть правду, которую скрывает один из вас, правда Чарльз?
Воодушевлённое состояние Габриэля варьировалось в суматохе эмоций, с каждой секундой он оказывался всё ближе к своей вендетте, предвкушая и смакуя момент, когда увидит на глазах своего брата настоящую истину. Когда он наконец-то поймёт, кто виноват в проблемах семьи Саммерс, время пришло.

- Вам трудно вспомнить, профессор? Какая ирония, однако, мои воспоминания вернулись – мышцы Вулкана напряглись, а его взгляд вспыхнул энергетическим потоком из тысячи осколков прошлого – Думаю, Скотт обязан узнать о том, что произошло в Шотландии.
Габриэль без раздумий направился в сторону Ксавье, резким движением ладони схватив лицо мужчины, со всей силы сдавливая пальцами область его головы. Стоило не малых усилий пробить телепатический барьер мутанта, но Саммерсу удалось найти маленькую щель в защите, которая позволила направить ему необходимые воспоминания.  Свободной рукой он устремился к брату, создавав некий ментальный канал между ними, попеременно  разрушая барьер, который появился в разуме Скотта благодаря профессору.
- Не сопротивляйся Скотт, ты должен увидеть это – зашипел Габриэль, погружаясь в состояние воспоминаний прошлого, и поднимая на поверхность необходимые картинки «кинофильма».

Шотландия. Несколько лет назад. Неизвестная лаборатория, в которую Вулкана привёл профессор. Он был тем, кто нашёл его после побега. Первым, кто хотел дать ему надежду и спасти. Но всё пошло не так, спустя недели Чарльз продолжал делать попытки в подавлении способностей Габриэля, то и дело, разрушая его разум изнутри.  Причиняя настолько сильную боль, которая не могла даже сравниться с пытками на чужой планете. Он обещал, что со временем станет лучше, проще, но этого не происходило. Надежда помочь беглому мутанту сменилась жестоким контролем, который Габриэль был не в силах вынести. Многочисленные иллюзии, после которых мальчик переставал ощущать связь с реальностью, когда страх сменялся животной паникой и беспомощностью. Он не хотел этого, пытался сказать Чарльзу как ему тяжело, но тщетные попытки противостоять приводили к новым испытаниям, пока они окончательно не сломили дух Габриэля. И что же сделал профессор? Он поместил его в ментальный кокон, окончательно оборвав связь с существующим миром. Насылая разуму парня чужие воспоминания, ненастоящую жизнь, которая должна была оставить его в иллюзорном мире, без будущего и прошлого.  Но потом Чарльз исчез, словно позабыл о существовании своего раба, будто ему он стал безразличен тот эксперимент,  который он так благородно называл «спасением».  Многие годы Габриэль провёл в глубинах собственного сознания, в забвении, пока его тело покрывалось пылью.  Никому не нужный мутант, который оказался слишком опасным для надежды, для того чтобы быть со своей семьёй. Чарльз знал о его связи с братьями, знал на какой риск он идет, совершая поступок, позволенный лишь богам, но это не остановило его.  Он лишил Габриэля не только воссоединения с семьёй, он лишил его возможности выбора, а это куда хуже.

По всему холлу базы начали распространяться чуть заметные энергетические потоки, безвредные как на догорающей свече дымок, Габриэль ожидал этого – использование такого огромного количества энергии для ментальной связи имеет свои последствия, особенно если учитывать последнее время, его способности вели себя неконтролируемо. Он чувствовал, как ресурсы в организме иссякают, Вулкан оборвал телепатическую связь.

Сжав кулак, Габриэль со всей силы ударил Чарльза по лицу.
- Теперь ты понимаешь Скотт, что он сделал? Он держал меня в клетке! Ваш великий профессор Икс, тот, кому вы всегда верили, оказался простым трусом и обманщиком.  Он лгал тебе и Алексу. Лгал прямо в глаза, пока я находился взаперти и пытался выжить после его «посещений» - он больше не мог контролировать свои эмоции, оковы праведности сорвались в ту секунду, как он вновь пережил воспоминания о Шотландии. Теперь Вулкан отчётливо понимал, каким он должен быть сейчас и кто понесёт наказание за своё преступление. 
-  Нера! – скомандовал Саммерс, пустив мощный энергетический импульс в потолок холла над ними – Приведи сюда нескольких детей-мутантов, они над нами. А тех, кто будет не согласен с этим решением, ты знаешь, что с ними делать.
- Скотт, мы обязаны отомстить ему. Он разрушил нашу семью, он обманывал, манипулировал нами. Ты должен мне поверить, прошу. Я люблю тебя – навзрыд прокричал Габриэль, пытаясь ухватить брата за руку.

Отредактировано Gabriel Summers (2018-02-08 19:52:41)

+3

9

Стоило женщине заикнуться про систему охраны, как все принялись доказывать ей, что ее появление было ожидаемым и чуть ли не долгожданным событием этого дня. На это птичка лишь пожала плечами, безразлично выражая свою позицию по этому вопросу. Она обратила внимание на то напряжение, с которым сейчас пытались ужиться все участники этого непонятного и даже абсурдного события. Напряжение было везде, в лице Скотта, в непонимании и тщетных попытках профессора вспомнить знакомые лица, да даже в Габриэле, который хоть и брал инициативу на себя, но с трудом удерживал ее тяжесть. Казалось, что женщина здесь была лишней. Она не понимала сути происходящего, до конца не знала, зачем Вулкану нужно было ее присутствие здесь, да и это напряжение, будто передавалось воздушно-капельным путем, постепенно овладевало и птичкой. Поэтому, когда Габриэль высокопарно представил ее перед мужчинами, она с издевкой и ухмылкой помахала им ладошкой в знак приветствия. Цирк, да и только.

- как грустно, Чарльз, что вы не можете вспомнить нашу встречу, - которой естественно не было, потому что они были знакомы заочно, только со слов младшей сестры, - Лилиандра передает вам свой теплый привет. Моя младшая сестра всегда очень ревностно говорила о вас с кем-то другим, ну знаете...с младшими сестрами или братьями всегда сложно.
На этих словах она повернулась к Скотту и улыбнулась.
- да, Скотт?
Ей удалось подавить в себе смех. Кажется, это напряжение плохо влияет на нее. Поэтому, понимая, что всего лишь тянет время решила отступить. В конце концов, она была уверена, что Габриэлю не терпится начать свой акт мести или как это называется на земле?

Когда Саммерс младший резко схватил профессора, Нера сложила руки на груди. Она не любила все эти телепатические сеансы связи и шарлатанские фокусы, которыми так умело козырял Вулкан. Терпеть не могла, когда он проникал в ее голову. Со временем она даже научилась чувствовать это, даже когда мужчина старался быть максимально незаметным. Любопытство земных людей иногда граничило с безрассудством и сулило им смерть, но они все равно упорно продолжали им пользоваться.
Затем мужчина привлек к этому процессу и Скотта, и получившаяся телепатическая "гусеница" принялась "смотреть" увлекательный эпизод из жизни одного из них. Что оставалось делать птичке? Занимать удобные места и ждать, когда сеанс окончится и недовольные зрители начнут выходить из зала. Почему недовольные? Да потому что репертуар у Габриэля самый "отборный".
Женщина сделала пару шагов назад, без особого интереса наблюдая за мужчинами. Напряжение вроде бы покинуло ее тело и сейчас витало где-то в воздухе. Казалось оно даже, приобрело физическую форму и сейчас представало в виде легких, еле заметных, электрических потоков. А потом сеанс неожиданно закончился и последовал удар. Профессор пошатнулся и кажется, это было началом чего-то очень неуправляемого, яростного и смертельного. Все, как и любила Нера.

Саммерс быстро отчеканил первое указание женщине, которой не понравился его тон. Однако она прекрасно понимала, что устраивать сейчас разбор полетов было неуместно поэтому в очередной раз закатив глаза, взмыла в воздух, осторожно пролетая над мужчинами. Она видела, как эмоции Габриэля сменяют друг друга с бешеной скоростью, а способности до сих пор не совсем стабильны. Что-то внутри не давало ей так же спокойно и безразлично улететь отсюда, неужели она переживает за землянина?
Птичка слышала его слова, хоть и почти скрылась из виду.
- Ты должен мне поверить, прошу. Я люблю тебя, - прокричал он навзрыд и женщина скрылась из виду. По ее мнению Габриэль размяк. Поддался своим эмоциям, переживаниям, начал жалеть себя. А это никогда не шло на руку в сражении. В таком состоянии он проиграет и даже помощь принцессы вряд ли поможет ему.

Она нашла способ подняться на второй этаж, а когда заметила детей, которые возбужденно и озабоченно ютились в комнате наверху тут же направилась к ним. Заметив ее они перестали суетиться и замерли, ожидая чего-то от женщины, которая мягко и аккуратно приземлилась среди них, подбирая подходящих кандидатов. "Нескольких детей-мутантов" - это сколько? Она вела себя уверенно, словно так и должно быть.
- так птенцы, - она подхватила двух ближайших девушек за шиворот и снова взмыла в воздух, - ведите себя хорошо.
Все произошло так быстро и неожиданно, что оставшиеся дети, кажется не совсем понимали что происходит. Девочки неожиданно начали вопить, оказавшись в воздухе и от этого визга Нера потеряла свое терпение. Как только они оказались в главном холле она отпустила их на пол, совершенно не заботясь о том, что дети могут себе что-то сломать при неправильном падении. В конце концов, было не так высоко. Да и Нера не была матерью года. На что они вообще рассчитывали?

+4

10

Если честно, Скотту казалось, что он случайно попал в мыльную оперу, где нет места разумности и логичности. Где нет места рассчетам и попыткам совладать с истериками, он попал в эпицентр бури, которую развел Габи и пока не мог понять, как выбраться из этой бури, как сделать так, чтобы все улеглось, стихло, чтобы все вокруг него замерло.

Он кивнул Чарльзу, благодаря за поддержку. Выступление брата только набирало обороты, Скотт ловил отголоски слов, но разобраться в их причинах, в их влиянии на себя не мог. Императрица, которая станет править Шиаром, Габи, который свихнулся, мир, который тоже накренился, дав трещину и слабину. Как реагировать? Кого прощать? Кого спасать? Если спасать нужно себя, Скотт запоздало отступил на шаг, стараясь разделить себя и чужое безумие.

- Ты переходишь границы, Габриэль, вернись к связной речи, пожалуйста. – Холодности было хоть отбавляй, Скотт замер, замерз внутри настолько, что казалось, тронь рукой и он рассыпется.

Он готовился к неизбежному, к боли, которая начнется сразу после того, как Габи закончит. К боли, к которой можно быть готовым только тогда, когда ты уже терял.

- Вы правы, мисс, младшие братья всегда доставляют проблемы, в этом их предназначение. – Девушка была красива, но странной красотой, которая завораживала, скорее своей опасностью, чем своей броскостью. Она была откровенно рада происходящему и это пугало, это очень сильно пугало.
Потому что от Габи несло силой, потом что Габи свихнулся, в самом деле.

- Отойди на два шага. – Скотт упрямо мотнул головой при его приближении и отступил, разделяя их еще больше и стараясь прикрывать Чарльза собой. – Габриэль!

Он знал, что лучи на Алекса не действуют, знал, что Габриэль их поглощает и становится только сильнее. Видел это, видел и очень хотел бы забыть. А теперь ему приходилось выбирать между своей семьей и Чарльзом, который большую часть жизни был для него отцом, опорой, человеком, который сделал невозможное, который научил его ценить себя самого, а не достижения.
Никакие уговоры уже не могли остановить младшенького, которого несло, которого уже давно напрочь снесло в сторону волной раздражения, агонией, чужими рамками и чужими правилами. Скотт знал каково это, знал каково это вырасти в них, знал, как тяжело выходить из них, знал, как сложно бывает даже дышать, если тебя берут в плен в собственной голове. Чужая агония больно ранила, чужие мысли, чужие воспоминания ломали в Скотте то, что отстроилось только недавно, выпуская оттуда темную, мрачную, иссушенную жаждой суть, от которой он бежал без оглядки.

Теперь с ума сходили оба Саммерса, один в агонии от чужих воспоминаний, второй от собственного величия и свободы, которой у него не должно было быть.

- Ты безумец. – Скотт выстрелил, отбрасывая обессилившего брата от них с Чарльзом подальше. – Ты проклятый безумец, ты уничтожишь всех нас во имя своей мести, ради чего? Ради твоей мнимой свободы, ради твоих смертей, ради друзей, которых ты не обрел? Что с тобой? Мы же были семьей, мы были важны друг для друга, мы бы могли выстроить это заново, но ты можешь только разрушать, не так ли, Габриэль?

Скотта скручивало от боли, скручивало так сильно, что казалось он никогда не справится с этим. А потом он увидел детей, черт побери, тех самых, что он спас когда-то и он потерял над собой контроль. Тех самых детей, которых они спасли общими усилиями, приведенных на заклание.

- Ты сошел с ума. – Скотт выстрелил еще раз и еще, и еще, пока глаза снова не начало жечь, верным предвестником того, что силы его покидали. – Убирайся, если сможешь, Габи, иначе я убью тебя. Убирайтесь оба.

Чарльз стоял за спиной, вполне целый, недвижимый, спокойный и Скотт медленно обретал себя обратно, обретал себя снова, находил в себе силы жить, делать следующий шаг. Скотт был уверен, что с Чарльзом дети останутся в безопасности, что Чарльз не даст их в обиду и скорее сотрет в порошок тех, кто пришел к ним без спросу. То, что Габриэль ранен, Скотт проигнорировал, обозленный, уязвленный, практически разрушенный изнутри, он все еще одними губами повторял свое: «убирайтесь!»

+4

11

- Позвольте представить вам будущую императрицу империи Ши`ар — Каль’сию Нерамани, единственную и неповторимую.
- Маджестрикс Лиландра Нерамани, полагаю, в курсе того, что ее, судя по всему, сестра, планирует переворот? – а вот Лиландру Чарльз помнил прекрасно. Ее сильные руки, которые были такими нежными. Ее чувственные горячие губы. Оранжевые глаза, светившиеся любовью и восхищением…Мягкие перья, заменяющие ей волосы… Императрица Лиландра была единственной официальной женой Чарльза. И, к счастью, они успели расторгнуть брак до смерти Ксавьера, иначе Лиландра была бы обязана мстить за смерть своего Консорта… И мстила бы она после гибели Джин всем ее союзникам – то есть Братству и Эрику. – Советую вам отказаться от этих планов, юная леди. Покушение на жизнь Маджестрикс согласно законам Ши’ар карается весьма жестоко.
Конечно, Чарльз не надеялся переубедить девушку. Ши’арцы, если что-то решили, упорно шли к цели. А уж если Каль’сия Нерамани поклялась получить трон, будь даже самой себе, то шансов ее переубедить не было ни у кого. Но диалог с сестрой Лиландры помогал Чарльзу выиграть столь необходимое ему время. Время, чтобы вспомнить Габриэля.
- Вам трудно вспомнить, профессор? Какая ирония, однако, мои воспоминания вернулись. Думаю, Скотт обязан узнать о том, что произошло в Шотландии.
- Трудно. Но судя по всему я вас чем-то сильно обидел… Так расскажите и мне, и Скотту.
Все же у Габриэля были неплохие псионические способности. Но судя по показанному им «фильму» не особо развитые – картинка то и дело «шла помехами», размазывалась, исчезала, сменяясь визуализацией испытываемых Габриэлем чувств. Но… Все же это помогло Чарльзу вспомнить. В какой-то момент смутно знакомые, но бессвязные обрывки воспоминаний стали выстраиваться в одну стройную линию. Тумблер в голове все же щелкнул, и Чарльз, тихо вскрикнув, обхватил голову руками.

…Чарльз решил не говорить ни Скотту, ни Алексу об их брате. Мойра была с ним солидарна – ни ученики Чарльза, ни тем более Габриэль к этому не были готовы. Да что там они, сам Чарльз оказался не особо готов к тому, что анализ ДНК действительно покажет родственную связь. К сожалению, тот же расширенный анализ показал наличие достаточно серьезных проблем. Икс-ген вызвал у Габриэля Саммерса две вторичные мутации – псионику и способность управлять энергией. Вот только эти способности проявились у молодого человека очень резко и внезапно. Контроль Габриэль над ними установить не мог даже тогда, когда Чарльз искусственно снижал степень их проявления.
Сначала Чарльз надеялся, что получится. Но Габриэль срывался все чаще. Поворотным моментом стал случай с жителями небольшой деревушки, располагающейся рядом с базой, на которой Чарльз держал Габриэля. Во сне псионические силы юного Саммерса вышли из-под контроля, и навеянные им иллюзии, проистекающие из жутких воспоминаний прошлого, привели к массовому суициду. Тогда Чарльз не успел его остановить… но даже тогда он не решился погрузить Габриэля в искусственную реальность. Чарльз рассчитывал на Хэнка и его препарат, который позволил бы Габриэлю в прямом смысле начать с нуля – с полной блокировки способностей на генетическом уровне с постепенным их раскрытием. К сожалению, телепатическая блокировка была невозможна – разум Габриэля сопротивлялся и, проигрывая силам Чарльза, «отравлял» сам себя. Но, увы, испытания препарата оказались неудачны, и у Чарльза не осталось выхода. Единственное, что он мог – это пропускать боль Габриэля через себя, чтобы тот окончательно не свихнулся.
А потом… А потом Чарльз умер.

…удар в челюсть оборвал череду воспоминаний. Чарльз пошатнулся, шагнул назад, мотнул головой, пытаясь прийти в себя. Псионическое поле вокруг Габриэля сходило с ума, и чем больше Вулкан выходил из себя, тем выше был риск так называемого псионического взрыва. Когда зрение прояснилось, и Ксавьер смог связно мыслить, Неры в зале уже не было, а в потолке зияла дыра. Впрочем, Нера скоро вернулась, притащив с собой двух девушек из новеньких.
Надо было что-то срочно делать. Но к полнейшей неожиданности Чарльза следом за Габриэлем сорвался Скотт. Причем сорвался так, что даже Чарльзу стало страшно.
- ХВАТИТ!
Чарльз терпеть не мог использовать способности для тотального контроля. Он использовал их так лишь два раза. Первый раз, когда держал Шоу, и все закончилось крайне неприятно абсолютно для всех. Второй раз закончился появлением Онслота и уничтожением разума Эрика. Но сейчас это было самым разумным и, главное, эффективным решением. К тому же Чарльз сосредоточился только на контроле двигательных центров мозга – ему нужно было, чтобы его услышали.
И, само собой, было необходимо, чтобы дети вышли из зала.
Мир вокруг замер. Застыли в тех позах, что стояли, и Скотт, и Габриэль, и Нера. Только девушки синхронно развернулись и быстро вышли из зала. В следующую секунду энергетические псионические щиты Ксавьера изолировали помещение.
- Итак… Да. Я вспомнил. Габриэль Саммерс. Да, я был вынужден погрузить тебя в иллюзорный мир. Ты был опасен для окружающих. Ты не справлялся со способностями, что привело к гибели людей. Более того, ты был опасен для самого себя. Да, я скрыл твое существование от Скотта и Алекса. Им было бы слишком больно видеть тебя таким. – Чарльз обошел Скотта, встал между ним и Габриэлем. – А потом я умер, Габриэль. И не успел вывести тебя из того состояния. Но если бы мне дали второй шанс – я поступил бы точно так же. Ты не единственный, кто был вынужден находиться в таком состоянии. Росомаха. Джин. Эрик. Саблезубый. Каждый из них, становясь опасным для окружающих, был помещен в такие же коконы. Когда опасным стал я, я сам себя изолировал. Да, это больно. Да, это может казаться несправедливым. Да, я лишил тебя выбора, выбрав и решив за тебя. И мне с этим жить и за это отвечать. Я прекрасно это знаю. Поэтому… Хочешь мстить – мсти. Но не надо втягивать в свою месть Скотта. Ты его любишь? Не заставляй его выбирать и не навязывай ему свой выбор. Не втягивай сюда детей, которые не сделали тебе ничего плохого. – Чарльз повернулся к Скотту и укоризненно покачал головой. – Скотт, он все же твой брат. Он пережил ужасные вещи. Он действительно имеет право мне мстить. Не всем даны силы, чтобы понять и отказаться от мести. Иногда такой отказ причиняет много боли, и ни ты, ни тем более я не в праве требовать от него смирения и понимания… не надо с ним драться. Если не можешь держать себя в руках – лучше уйди.
Чарльз коротко взмахнул рукой и освободил разумы присутствующих, но снимать с зала щиты не стал. Если Саммерсы все же решат драться, это обеспечит безопасность остальной базы.
- И я снова предлагаю тебе, Габриэль, спокойно поговорить со Скоттом. А если хочешь мстить мне – давай выйдем на улицу. Драться я не люблю. Но стану, если это будет необходимо.

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [21.09.2016] Ты не попал в хит-парад моих мыслей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно