ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [18.09.16] Победившие время


[18.09.16] Победившие время

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Победившие время
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/002db858f7b724171249ac4180d6dc63/tumblr_p0hxugHE281rwy1b6o1_500.gif
Peggy Carter | Steven Rogershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Иногда события складываются просто печальным образом, иногда — ужасающим, иногда — удивительным. В данном случае один человек с прошлым вроде как распрощался, а другой из него вернулся и не согласился мириться с действительностью.
...Или история о том, насколько коварны могут быть женщины-шпионки, которые всегда найдут действенный способ выманить проблемного человека с базы для того, чтобы после всего учиненного высказать ему, что о нем думают; в данном случае — со всего размаху судьбы предоставив Стивену возможность в очередной раз задуматься о том, что он натворил.

ВРЕМЯ
Вероятно, утро-день

МЕСТО
Бескрайние просторы Великобритании

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
семейная драма

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-21 19:33:58)

+3

2

Пегги все еще не могла поверить в то, что узнала.
Стив и Гидра?
Нет, это невозможно.
Стив, ее Стив, которого она знала и любила, никогда бы не принял сторону агрессора. Пегги не могла в это поверить, не была готова в это верить, не собиралась в это верить просто на словах. Следовало самой разобраться, что происходит с Капитаном. И теперь она была готова к встрече, теперь уже набралась для этого сил и спокойствия. Самой ей было не с руки являться в Гидру, ведь для всех Маргарет Элизабет Картер была мертва. Следовало создать ситуацию, в которой Стив сам придет к ней, на ее территорию, на ее условиях. Это оказалось достаточно легко, правильно пущенный слух должен был привлечь внимание Роджерса, а Пегги следовало запастись терпением, чтобы дождаться. Не самая характерная черта, присущая агенту Картер. В свое время ей приходилось работать над этим качеством, доводя его до совершенства. Но сейчас все было на порядок сложнее. Пегги и хотела - жаждала - встречи со Стивом и боялась ее. Он видел ее ее седины, видел ее морщины, а теперь снова увидит ее такой, какой она была тогда, когда они встретились, затем простились. Но что больше волновало Пегги, что увидит в нем? Изменило ли его то, что происходит с ним, вокруг него? Что прочтет в его глазах Пегги? Сможет ли она что-то изменить, привести его в чувство, вернуть на выбранный им ранее путь?
Столько вопросов, на которые ответы можно получить лишь при встрече, и когда стало ясно, что встреча близка, Картер почувствовала, как внутри все обмерло.

Лондон встретил ее запахом Темзы, серым утром и обычным осенним туманом, который к десяти утра все же разогнало осеннее солнышко, выхватив все еще зеленую листву на деревьях, спешащих на работу людей, гуляющих пенсионеров. Пегги отпустила кэб за несколько кварталов до Хайгейтского кладбища, чтобы насладиться слабым дыханием осени и любимым городом. По Лондону Пегги скучала постоянно, но возвращаясь сюда, долго никогда не задерживалась. Ее все время что-ток куда-то гнало, оставляя позади город на берегах Темзы, меняя его на город на берегах Гудзона.
Хайгейтское кладбище имело забавную историю. Основанное в эпоху викторианства, оно до сих пор сохранило стиль того времени, чем манило оккультистов для проведения разнообразных ритуалов. Впрочем, это было не самым интересным для Пегги, а вот свидания в подобных этому местах мисс Картер еще не назначала.
Стива она увидела издалека, и в один момент, казалось, оглохла и забыла, как дышать. Потом, вроде, сердце очнулось, погнало опять кровь по телу, но ноги не слушались, казались деревянными. Пегги пришлось подождать, когда ее отпустит волнение, чтобы смочь дойти до Капитана. А в голове роились мысли, воспоминания о том, как было в первые дни сложно, как было невыносимо его терять, как ей хотелось закричать, чтобы он не смел погибать, чтобы вернулся к ней, он обещал ей танец! Но они оба знали, что Стив так не поступит, а Пегги не примет подобное решение, ведь на кону было слишком много тогда.
И сейчас было не меньше. А потому следовало отставить рефлексию, следовало разобраться в том, что заставило Стива оказаться на другой стороне.

Пегги глубоко вдохнула, расправила плечи, отбросила все сомнения. В несколько шагов достигла Капитана, замерев у него за спиной. И поздоровалась:
- Ну, привет, Стив.
[NIC]Peggy Carter[/NIC][AVA]https://78.media.tumblr.com/6349cc8d67fe07d7f25802583a87dc88/tumblr_ow0jzmdpeL1qgpaguo8_r1_250.gif[/AVA][SGN]https://78.media.tumblr.com/3d484915dfa09b31c168a0e2beee6722/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/3c8093a7ba9beaae3660eaf6e8ab6107/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo4_400.gif[/SGN]

+4

3

То ли ошибка в базе данных, то ли случайность, то ли чья-то нелепая шутка привела в итоге Капитана к самолёту, немногим позже — к не особо задушевному пересечению океана, во время которого оставалось только смотреть в окно... да смотреть там было не на что. Зато была возможность поразмышлять без опасений, что сорвут на какое-то другое дело, да и теперь уже не было пути назад, хоть элементы головоломки всё еще не складывались воедино, словно в них чего-то не хватало.
Возможно, не стоило воспринимать возникновение этого имени на горизонтах настолько серьёзно, но с того момента Капитан попросту не мог выбросить его из головы, словно всё это что-то значило; словно имело какой-то смысл даже спустя столько времени. Наиболее вероятно это была просто чья-то шутка или сбой компьютера, но... именно сейчас? Именно тогда, когда он уже и сам начал сомневаться в верности принятого решения и той легкости, с которой он при Беловой отмахнулся от всех своих снов? Имя этой женщины будило воспоминания, светлые, забавные, немного робкие, а затем и трагичные — те, которые он сначала выкинул из головы, попытавшись от них абстрагироваться, а позже просто положив на полочку неизбежных воспоминаний, которые там молча лежали последние полгода вплоть до этих дней.
Сапрем Гидры, которого все знали под именем Капитана Америка, не верил в призраков. Но, будучи в первую очередь агентом махинаций и случая, грамотного подстроенного архитектором случайностей, давно уже не верил в подобные случайности, а всё суеверие христианства "прежнего" Стива с прежней его жизнью и личностью и осталось.
Ирония заключалась в том, что он понимал, что реальные ответы на всю эту ерунду всё еще следовало искать в США, но ничего не мог с собой поделать. После похорон Пегги у него не было возможности навестить её могилу. Одно имя этой женщины будило слишком много трогательных воспоминаний, словно бы не связанных со всей прочей жизнью, и пробудило некоторую сентиментальность. Ловушка это или нет, или он просто сам понял это таким образом, но, возможно, всё-таки были вещи поважнее работы на США и тем более управления Гидрой. Пару дней там справятся и без него.
Шасси частного самолета мягко тронули покрытие взлётно-посадочной полосы Хитроу.

Место казалось неприветливым. На самом деле, кладбища не вызывали у Капитана каких-то страхов или странных ассоциаций, в конце концов, их наличие было просто другой стороной жизни как таковой, если не брать во внимание то, что все попадали сюда по-разному. Просто американские погосты были иными, чаще всего их формировали на открытых пространствах и оформляли весьма консервативно, а это заросшее и застроенное место подсознательно грузило само по себе — еще и тем, что даже днем здесь было дочерта укромных мест, где можно спрятаться. Явной угрозы в свой адрес мужчина не ощущал, но всё равно на душе было как-то неспокойно, даже тоскливо — с тем учетом, что пусть и редкие, но люди здесь были. У Капитана ушло некоторое время на то, чтобы найти нужный памятник, на котором были выбиты имя, всё те же врезавшиеся в ум даты... Тоскливая тишина вокруг нагоняла в душу ощутимую толику печали, но по сути это всё, что и требовалось сейчас увидеть. Памятник. Могилу. Напоминание. О том, что человек, имя которого внезапно всплыло в актуальной базе ЩИТа, был мёртв и никогда уже не вернется. Время теперь уже никуда не бежало, но он даже сейчас всё еще не знал, что следовало или не следовало сказать, хотя еще при жизни Пегги он не сказал ей довольно многое. Его не пугал контраст возраста, просто это была уже не его жизнь и не его судьба; вспоминался первым делом всё равно тот человек, который остался в памяти прошлого настоящего.
Капитан подавил несколько озадаченный вздох, не заострив внимание на приближающихся в его сторону шагах, первым делом подумав о том, что просто кто-то заблудился в этих дебрях так же, как он первые десять минут тут петлял, пытаясь сориентироваться, звучание собственного имени вроде как уже требовало какой-то реакции, однако в сочетании с голосом оно впилось в мозг и просто его подвесило. В итоге Капитан резко обернулся, ожидая увидеть что и кого угодно, но не реального призрака. Мысленно он был всё равно на взводе, понимая, что кругом враги и всё это вряд ли было просто совпадением; существование же призраков, столь четко отражающих небезразличного, но, увы, безвозвратно ушедшего человека таким, каким он когда-то запомнился, стало таким откровением, что солдат, пожалуй, впервые в жизни по-настоящему испугался, машинально шарахнувшись назад, налетев на надгробную плиту и чуть слетев в растущий тут же папоротник.
— Пегги?! — только и смог выдавить он, на самом деле, с первого же впечатления настроившись отражать... что-то, но никаких ни бросков, ни выстрелов, ни оружия не последовало; уже задней мыслью до него дошло, что такие шутки были вполне в духе той же Мистик... однако с учетом нынешних проблем она бы его, вероятно, сразу после этого просто пристрелила. В итоге пришлось позорно вылезать из клумбы, потому как никакой агрессии не было; а вот ощущение какой-то грядущей жути исчезать не торопилось, в таком-то готическом антураже. — Кто ты?
Вопрос прозвучал не очень добро и относительно твёрдо, но относительно — скорее потому, что Роджерс просто не любил такие шутки и не был уверен уже за себя в плане того, что может последовать дальше для того, кто до этого додумался.

Отредактировано Steven Rogers (2018-03-17 04:13:37)

+3

4

Определенно, появление Пегги произвело впечатление на Стива. Это даже было немного забавно, уголки губ Картер чуть дрогнули, когда она наблюдала за произведенным эффектом, пока Капитан выбирался из кустов. Кто бы мог подумать, что есть что-то, что может испугать бравого героя американской нации? С другой стороны, он не был готов к встречи с прошлым. Это Пегги всю жизнь знала, что Стив заморожен, но формально не мертв, а Стив был на ее похоронах, он ее проводил, он с ней попрощался.
У него были все права не доверять, спрашивать, кто она на самом деле.
- Маргарет Элизабет Картер, - терпеливо отозвалась Пегги, неторопливо делая шаг вперед. - Можешь считать, что я пришла за обещанным танцем, - она слабо улыбнулась, скользя взглядом по таким знакомым чертам лица, видя, как одна эмоция сменяет другую. Ему было трудно поверить, что это так и есть, ей же было просто объяснить свое, скажем так, воскрешение, но она не торопилась. - Я не иллюзия, Стив, - женщина, наконец, сократила последнее расстояние между ними, протянула руку и мягко коснулась кончиками пальцев его щеки. Прикосновение невозможно подделать. Существует нечто такое, что играет огромную роль в такие моменты, от чего по коже бегут искры, дрожь, что там еще. Вот и у самой Пегги чуть подрагивали руки от волнения, когда она за столько времени позволила себе прикоснуться к нему. Сыворотка омолодила ее организм, более того, убрала все признаки болезни Альцгеймера, и не описать словами, как было приятно чувствовать себя живой.
Но более живой она ощущала себя, прикасаясь к Стиву, глядя в его глаза, улыбаясь ему.
Жаль только, что причины для этой встречи были не совсем романтическими.

- Я это я. А вот кто ты? - Пегги опустила руку. - Потому, что то, что я сейчас знаю о происходящим, наводит меня на мысли, что тебя подменили.
Из ее голоса не ушло нежное тепло, но все-таки он стал суше, резче, спокойнее. Более деловым. Это было не просто. Пегги предпочла бы более приятные причины для встречи, но было, что было. Потом они смогут поговорить о другом. Потом Пегги сможет поддаться совсем иным желаниям, потянуться, обнять Стива, прижаться губами к его губам.
Но сейчас ей предстояло разобраться с насущными делами.
- Что с тобой происходит, Стив? Только не надо мне рассказывать о том, что Гидра это оптимальный вариант для того, чтобы наносить добро. Потому, что пока ты больше зло наносишь, и это уже слишком явно.

Гидра. Сколько по легенд у нее было голов? Не важно. Важно то, какой головой стал теперь Роджерс. И то, что Пегги очень не хотелось рубить эту голову, она заранее чувствовала ту боль, которую это принесет, более того, она с ужасом понимала, что вот так рушатся чертовы идеалы. Людям без идеалов нельзя. Им во что-то нужно верить, иначе они сойдут с ума. Эту веру им с лихвой обеспечивал Капитан Америка, теперь бы вернуть его им, а не вот это все, что больше сводит с ума, чем приносит успокоение.
[NIC]Peggy Carter[/NIC][AVA]https://78.media.tumblr.com/6349cc8d67fe07d7f25802583a87dc88/tumblr_ow0jzmdpeL1qgpaguo8_r1_250.gif[/AVA][SGN]https://78.media.tumblr.com/3d484915dfa09b31c168a0e2beee6722/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/3c8093a7ba9beaae3660eaf6e8ab6107/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo4_400.gif[/SGN]

+4

5

Наверное, в далеком детстве еще до того, как приключилась вся та около-фронтовая история с набором добровольцев, которая в итоге привела его туда, куда привела, Стив бы отнесся со скепсисом и потехой к рассказам кого-то из взрослых или вовсе соседских ребят о том, что там-то или там-то кто-то видел приведение когда-то давно почившей бабушки из вон той многостройки и теперь спать спокойно не может после ВИДЕНИЯ, и тем более даже сам посмеялся бы с тех, кто выдал бы что-то такое после прогулки по кладбищам или могильникам, скорее всего испугавшись какого-нибудь уличного зверья, но сейчас самому было как-то совсем не до смеха. Потому что если это была действительно шутка или чей-то жестокий розыгрыш, то откровенно несмешная. Если это была попытка какого-то перевертыша от него избавиться, то лучше б он прямо сейчас развернулся и ушел. Женщина медленно подходила ближе и говорила до тоскливой боли знакомым голосом, вообще, такое ощущение, не опасаясь солдата с бонусом в виде удачного опыта применения ССС, внутренне напружинившегося настолько, что тот и сам не был уверен, что срыв этого напряжения куда-нибудь на раздражителя не окажется для неё летальным. Капитан оцепенел, пытаясь наконец определиться, как вообще следовало воспринимать данное обстоятельство, если отбросить вариант с призраками и прочей паранормальщиной, хотя дальше он вернулся в список наиболее вероятных предположений творившегося. И тут же снова из него выпал, потому что призрак оказался всё-таки из плоти и крови. Пугающе знакомой. Настолько, что выпавший из реальности мужчина всё же отмер. Через какие-то мгновения цепко перехватив руку Маргарет и отведя её чуть от себя, не применяя силы большей, чем требовалось, чтобы нечаянно не причинить боли, но и не торопясь отпускать. Еще какое-то время всматривался в такие знакомые черты лица, в глаза, которые глядели на него с не совсем ясной палитрой эмоций, хоть её тоже можно было назвать более чем знакомой.
— Как это возможно? — Стивен наконец нарушил затянувшееся молчание со своей стороны и, помедлив, руку женщины всё же отпустил. Какая-то невероятность и некоторая инфернальность происходящего всё еще била колоколом где-то на задворках сознания, не позволяя просто радоваться и не видеть во всем этом вероятности какой-то западни, соответственно и элементарно поверить в происходящее. Жизнь в серпентарии в первую очередь всё-таки не жестокость в человеке воспитывала, а осторожность. — Как тогда...
Капитан запнулся, то ли не сумев, то ли просто решив не озвучивать следующий пришедший на ум вопрос и сделал еще шаг влево от помятого папоротника, заодно и без лишних пояснений открывая взору собеседницы небольшой памятник с выразительной гравюрой собственного имени.
Некоторая другая печаль заключалась в том, что на заданные ею вопросы он не был уверен, стоит ли отвечать, и потому не торопился. То, что можно бы сейчас сказать, он всегда считал, что в любом случае не следует говорить этому человеку, но и врать, простите, на кладбище, стоя над её же могилой... в случае с конкретно этой женщиной такое оказалось уже выше его совести, сил и креста — тоже.
— Это довольно своеобразная, на самом деле, история. Потому что я не уверен, с какого угла её следует рассказывать — с того, который мне приснился или с того, который был на самом деле. Как ты выразилась... "нанесение добра" с обеих точек зрения выглядит сильно по-разному.

Отредактировано Steven Rogers (2018-03-25 05:50:38)

+3

6

Памятник как напоминание. Кажется, Пегги видит его в первый раз. Аккуратный, изысканный, красивые буквы складываются в имя, цифры подводят черту под прожитыми годами, в которых была большая любовь и тихое семейное счастье. Справедливости ради, мужа Картер любила, но совсем иными категориями, не теми, которые характеризовали ее чувства к Стиву.
И было так странно стоять рядом с ним сейчас, глядя из-за его плеча на собственную могилу, в котором лишь пустой гроб.
Ей немного стыдно из-за этой лжи. Но то был единственный способ обнулить счеты, при этом ни Пегги, ни ученые не были уверены, что все пойдет как по маслу. Деградация клеток мозга во время болезни Альцгеймера на данный момент все еще не поддаются лечению. Не было клинических испытаний, был риск, который мог стать для Пегги летальным, но ей уже было нечего терять.
А она привыкла рисковать.
- Так надо было, - слова звучат тихо, но уверенно, в этом Пегги не сомневается от слова совсем. Она снова поднимает глаза на Стива: - А как? Тут все просто, так же, как сделали из тебя вот такого, Капитан.

Она все так же чуть искажает это слово, ее речь все так же наполнена британским акцентом, округлые звуки, четкие слова, специфическая интонация. За годы пребывания в ЩИТе и жизни в Америке Пегги так и не растеряла своих особенностей.
Королева Виктория.
Почти вспомнилось.
Почти улыбнулось.
- Сыворотка не наделила меня экстраординарными способностями, но омолодила клетки организма и ликвидировала разрушения, причиненные Альцгеймером. Правда, никто не может сказать, не разовьется ли болезнь потом еще быстрее, но в данный момент я при памяти. Так что у тебя будет время рассказать мне оба... как ты сказал? Ах да, с обеих точек зрения рассказать все.

Пегги Картер никогда не выказывала страха. Она боялась, но считала это ниже своего достоинства, показывать страх кому-либо. К тому же она постоянно была занята для того, чтобы тратить время на выказывание страхов и переживаний. Сейчас Пегги невольно вернулась к прошлому, к тому моменту, как впервые поверила Роджерсу, позволила ему сделать то, что он считал нужным, хотя если судить здраво, это была та еще авантюра. И она была обречена на провал. Но что-то, совсем необоснованное, заставляло тогда Пегги верить Стиву, отпустить его за линию фронта вглубь территории нацистов, отпустить его в Гидру. Гидра столько всего сделала, Стивен видел столько последствий ее деяний, он потерял лучшего друга. Пегги была уверена, что никогда не увидит Стива по ту сторону баррикад. А что сейчас? Сейчас Гидра поглотила дело ее жизни, на которое она потратила не только годы, но и массу усилий, ломала сопротивление, доказывала, что ЩИТ должен жить по определенным правилам. И во главе этой организации-агрессора стоял...
Стив.
Капитан Америка.
Нет.
В это уравнение закралась какая-то идиотская ошибка, которую следовало все-таки найти и устранить.
- Это правда? То, что сейчас происходит, это твоих рук дело? Перемены в правительстве, Башня Старка, акт о регистрации мутантов? Когда мне об этом сказали, я рассмеялась. Решила, что это неудачная шутка, Стивен. Ты и Гидра. Но все оказалось гораздо хуже, когда я начала собирать информацию, чтобы убедиться в этом. Но я все еще хочу думать, что есть обстоятельства, сильнее тебя, что это не твое решение. Тебя держат в заложниках? Чем-то на тебя давят? Скажи и мы разберемся, Стивен.

Что там было о страхе?
Ах да, Пегги боялась тогда.
И боится сейчас услышать что-то такое, что разобьет ее сердце. Сейчас. В эту минуту. Прямо тут.
[NIC]Peggy Carter[/NIC][AVA]https://78.media.tumblr.com/6349cc8d67fe07d7f25802583a87dc88/tumblr_ow0jzmdpeL1qgpaguo8_r1_250.gif[/AVA]
[SGN]https://78.media.tumblr.com/3d484915dfa09b31c168a0e2beee6722/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/3c8093a7ba9beaae3660eaf6e8ab6107/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo4_400.gif[/SGN]

Отредактировано Barbara Morse (2018-03-26 13:56:34)

+2

7

— Маргарет... — неверие и ошеломление сменилось чем-то иным; в такое объяснение, пожалуй, все же можно было поверить, оно было простым и понятным и в нем не было никакой чертовой магии, только не менее адская наука, способная подобное сотворить. А ведь раньше с трудом верили даже в такие возможности и одно-единственное чудо как есть считалось чудом. Пора всё-таки окончательно привыкнуть к тому, что в этом времени возможно всё, что не было возможно раньше. Оставался некоторый пробел о том, где и как восстановили ССС, если она была потеряна давным-давно, но вряд ли он мог быть таким уж существенным в этом же веке. Осталось только к таким новостям привыкнуть. Наверное. Радоваться хотелось, но пока не получалось, поскольку в его привычном мире мертвые все-таки не возвращались.
Только те, кто и не умирал.
Мужчина усмехнулся краешком рта, однако с заданными вопросами выражение некоторой растерянности сошло на нет, уступив место прежней совести с невеселыми оттенками сомнений и печали. Эта женщина всегда отстаивала другие идеалы.
— Это правда, — наконец выдохнул мужчина и скрестил руки на груди, все-таки замкнувшись и сделав несколько задумчивых шагов в сторону. Не пытаясь уйти от разговора или уйти вообще, просто не стоя на месте. — Все правда. И это сложно. Говоря про две точки зрения, я пытался сказать, что они разные... и в то же время они для меня выглядят очень схожими сейчас.
Стивен ненадолго замолчал, но всё-таки заговорил снова.
— Ты говоришь сейчас, что Гидра — зло. Что ничего хорошего она сейчас не делает. В отличие от лучше знакомого тебе прошлого — сейчас это всё-таки не так. Однако везде порой могут оказаться нужны вынужденные меры, даже если они настолько... крайние. Но со временем они выведут туда, куда должны. И я был с ней раньше. Еще до эксперимента. Просто не сообщал об этом тебе. Так это выглядит, так это, вроде бы, есть. Это одна точка зрения. А другая — это сон. Точнее, я не знаю, что это, сон или правда, просто знаю, что есть история, рассказанная иначе. Это тот мир, где в моей жизни не было Гидры до войны, она так же появилась только в противостоянии с ней. Не было ее и позже. Были Мстители, и... даже пытаясь помочь людям мы порой причиняли многим только больше горя и боли, так что в итоге я просто ушел от этого, оставив мир и остальных до поры самих на себя. В этом сне никаких актов и махинаций не было, он вообще обрывается задолго до всего этого. Тебе, наверное, покажется, что я брежу. Что всё это бред сумасшедшего. Но я сказал про два варианта развития событий потому, что сейчас известно, что в этом как-то замешана Кобик. С подозрением на то, что она что-то скорректировала. Мне это известно уже какое-то время... более того, это известно не мне одному, так что вряд ли это только моя галлюцинация. Но я уже перестал понимать, где правда.

+2

8

Пегги слушает Стива, но не верит ушам своим. Да, Фил поведал ей о Кобик, о допущенных ошибках, чем изрядно подпортил репутацию ЩИТа в ее глазах, но это волновало ее гораздо меньше, чем Роджерс, который ушел фактически в самоволку после игр разума, которые ему устроила девочка. И все же, даже зная все это, Пегги кажется, что она сходит с ума, слушая признания Стива. Ей хочется поддаться шоку, спросить как это, она не могла настолько ошибаться в человеке, встряхнуть его, но это все бесполезно. Истерики и причитания не сыграют ей на руку, важно достучаться до Капитана, чтобы он понял свою ошибку сам. И сам принял все решения.

Картер делает вдох, не прерывает пламенную речь, смотрит в глаза Стива. В такие любимые и родные глаза. На самом деле, ее мужу следовало ставить памятник потому, что в их браке тенью всегда присутствовал Роджерс. Она сравнивала всех мужчин, которые оказывали ей знаки внимания, со Стивом, и они проигрывали. Наверное, Пегги могла бы прожить в одиночестве до самой смерти, просто в тот день где-то растаял снег, наверное, звезды так встали, но навсегда часть ее сердца замерзла где-то вместе с Капитаном. Может, потому она с некоторой даже страстью рассказывала Шэрон о подвигах Капитана Америки, когда любознательная девочка приходила за порцией сказок, как говорила Аманда.
Но теперь все это Стив и сам пытался превратить в сказки. А Пегги не собиралась позволит ему это.
- То есть ты хочешь сказать... нет, ты сейчас говоришь, что был мастером маскировки, настолько, что смог скрывать от всех свою причастность к Гидре? Знаешь, Стивен, - она намеренно называет его полным именем. Ей всегда нравилось так его звать, но сейчас оно имеет совершенно другую окраску, - ты и лгать-то никогда не умел, и жульничать тоже, так что сейчас все, что ты говоришь, это бред. Мастерская подложка Кобик, которая переписала в твоей голове твою реальность. Только твою, Стивен. Потому, что каждый, кто тебя знает, никогда и ни за что не поверит в то, что ты говоришь. Что ты поддерживал Гидру. Сам вдумайся. Ты поддерживал организацию, которая на твоих глазах убила Эрскина? Того, кто да тебе шанс влиять на ход войны. Или ты поддерживал тех, из чьего плена вызволял своего друга? Помнишь, ты пошел один, мы с Говардом Старком организовали тебе высадку?

Пегги делает шаг вперед, умолкая на мгновение, в голос просачивается волнение. Ей не хватает бесстрастности, но она не сдается, стараясь скрыть беспокойство.
- А как на счет того, что Гидра сотворила с твоим другом, Стивен? С сержантом Джеймсом Барнсом? И ради чего тогда ты замерзал во льдах Атлантиды? Ради бога, Стивен, это все сказка, которую тебе навеяли. Вот это, действительно, сон. И пришла пора проснуться. Пришла пора вспомнить, кто ты есть на самом деле. Ты не символ Гидры, не ее глава, ты просто жертва обстоятельств. Тот Стив, которого я знаю, даже мысли не допускал о сопутствующих жертвах, он бы не позволил разрушить Башню Старка, чтобы пострадали невиновные люди. Или мне напомнить, как ты сам ко мне пришел от Фьюри и рассказал о том, что тот не думает о человеческих жертвах, отправляя на задание?

Пегги поймала в ладони лицо Стива, не давая ему отстраниться или отвернуться сразу:
- А я тоже сон, Стив? И то, что было между нами?
Ну же, Стивен, начинай думать, начинай собирать по кусочкам свою реальность, я могу только дать пинка, но не сделать это за тебя.
[NIC]Peggy Carter[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/lLIO1.gif[/AVA]
[SGN]https://78.media.tumblr.com/3d484915dfa09b31c168a0e2beee6722/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo3_400.gif https://78.media.tumblr.com/3c8093a7ba9beaae3660eaf6e8ab6107/tumblr_p43enu1KO11tlgqkgo4_400.gif[/SGN]

Отредактировано Barbara Morse (2018-04-01 22:53:30)

+3

9

— Маргарет, я так это всё помню. И пытаюсь пояснить так, как вижу, — относительно ровно уточнил Капитан, хотя в голос отчего-то просочились виноватые нотки. — Ну то есть... Я помню свою жизнь так, и на моей памяти были и другие люди, которые изначально видели всё происходящее с этой стороны и воспринимают всё это сейчас как-то так же. Другая история... она другая, как из зазеркалья. То, что я воспринимал всё это время как основное... всё тобой описанное было попросту намеренным образом, чем-то таким, где обратное даже и не придет в голову. Из-за чего другая часть воспоминаний и мне самому кажется неполной. Странной. Извини. Вряд ли это то, что ты хотела от меня услышать сейчас. Но я просто пытаюсь быть с тобой честным. Насколько это сейчас возможно.
В общем-то он понимал, насколько в это всё сложно было поверить с обратной точки зрения — насмотрелся на таких со стороны после того, как было объявлено о Гидре. И, в общем-то, с учетом разницы, он даже понимал, какие впечатления и какой шок это вызывало у окружающих.
Страшным во всей этой ситуации было, пожалуй, то, что еще пару месяцев назад его это забавляло.
Сейчас подобное вызывало уже сугубо обратные чувства.
И это начинало напрягать и самого, причем еще раньше этой встречи. Со стороны впечатление могло быть одно, но вблизи всё было уже совсем иначе. Видимо, Елена не зря восприняла известия о Кобик едва ли не острее него и явно сомневалась, а не прибить ли его на месте со всем этим миражом. Тогда он отдаленно понимал беспокойство напарницы, но в полной мере осязаемым для него самого оно стало позже. Тогда, когда картинка, которую он долгое время воспринимал за реальность, начала сыпаться и крошиться на осколки.
Незапланированная зимовка во льдах Атлантиде казалась просто фарсом по необходимости — даже с этой точки зрения он не мог допустить, чтобы подобной штуковиной распоряжался чуть более чем полностью гений-психопат. А про Барнса просто не хотелось говорить. Мало того, что вопрос был колючий сам по себе, так он сам же подлил масла в огонь сделал всё еще хуже, хотя, казалось бы, некуда.
Стив не стал отходить в сторону, хотя Пегги верно предупредила машинальное желание отступить назад. Глаз разом окаменевший обратно мужчина не отводил, но выдержать крайне эмоциональный взгляд собственного же ожившего объекта обожания оказалось не самой простой задачей.
— Нет. Не сон, — некоторые сомнения в необходимости попыток вывернуться и всё-таки сохранять с "призраком" осторожную дистанцию в итоге потерпели поражение. Хотя если всё здесь происходящее вправду не было галлюцинацией, то... в данном случае любое внимание сложно было даже назвать напрягающим. Поскольку изначально не было и надежды на то, что человек в принципе еще когда-нибудь вновь будет где-то в зоне досягаемости, а не в памяти и на чудом уцелевших фотографиях полувековой давности. — Я скучал. На самом деле... я не предполагал тогда, что вообще есть какие-либо шансы остаться в живых. Мне не хотелось давать ложных надежд, но и отрицать действительность там было нельзя. А потом внезапно прийти в себя в другом мире и обнаружить, что...
Стивен сосредоточенно выдохнул, пытаясь подобрать наиболее верное слово или формулировку, чтобы охарактеризовать градацию изменений в сопоставлении с впечатлениями, но в итоге подходящих сравнений не нашел, досадно фыркнул и всё-таки вывернулся — осторожно, не рывком.
— В общем, я не могу сказать, что за четыре года новой жизни отпустил или забыл прошлое. Не забыл. Я никогда не хотел тебя терять и тем более понимал, какая у тебя на это всё будет реакция. Что ничего этого ты не примешь. Ни тогда, ни сейчас, но при всем этом тебя уже и не могло быть рядом. А сейчас... я сам уже перестал понимать происходящее. Из-за всего этого полная каша в голове и я действительно уже перестал понимать, чему верить. Если вообще всё — просто так качественно нарисованная картинка, то... как это всё вообще возможно?

Отредактировано Steven Rogers (2018-04-09 02:44:58)

+2

10

Конечно, Пегги хотела услышать совсем не это. Она бы вообще предпочла, чтобы этот разговор был сродни признанию, что все это бред сумасшедшего, после чего Капитан помчался исправлять причиненный ущерб. Но Стив говорил, а Пегги осознавала, как глубоко все это застряло в нем, как умудрилась Кобик едва ли не разобрать, а потом собрать его, переписав все события его жизни, но при этом не затронув его личности. Потому, что перед ней был все тот же Стивен Роджерс, которого Картер знала много лет назад.
И это выбивало из колеи.
Если бы он изменился, наверное, было бы легче. Она могла бы обвинять его, злиться на него, ненавидеть и проклинать, уйти отсюда, задавив все свои чувства до последней капли. Но нет, Стив был собой, от чего все становилось на порядок сложнее, и главное, Пегги не понимала, как все исправить, как вернуть ему ясность мысли.

От признания почему-то становится не легко, но больно. Пегги даже удивлена тому, какой живой и настоящей оказалась боль в области сердца, как сразу глаза обожгло желанием заплакать. Пришлось даже отвести глаза, сделать вид, что под ресницы что-то попало, неловко потереть глаз. Поблагодарить лондонскую влажность, на которую легко можно спихнуть влагу и в глазах.
Бывали дни, когда ей начинало казаться, что она не жила. Они просто наступали посреди пустоты и волнений, просто ниоткуда, без предупреждения. Когда Пегги просыпалась и никуда не шла, закутывалась в одеяло, проваливаясь мыслями о том, что могло бы быть, но чего не случилось. Тогда, в войну, она никогда не позволяла себе задуматься, вообразить, что будет, когда победа у них. Пегги запрещала себе думать о том, что будет между ними, ведь Стивен Роджерс был нечто большим, чем ее любимый мужчина. Но где-то в глубине души она лелеяла слабую надежду, что они останутся вместе, пройдут жизнь рука об руку.
И ничего из этого не случилось. Просто не получилось волею обстоятельств, когда она ничего не могла сделать, не могла спасти его, остановить, заставить поступить иначе.
А если бы он так поступил, это был бы не он.
Когда Стив пришел к ней после разморозки, Пегги глазам своим не поверила. Списала на Альцгеймер, но потом оказалось, что нет, она все-таки при памяти, а Стив самый, что ни на есть настоящий. Но ей уже было столько лет, что жалеть об этом было глупо, страдать - еще глупее. Сейчас же Пегги все отчетливее ощущала тяжесть непрожитых лет. Тех лет, которых она должна была прожить со Стивом. Выйти за него замуж. Родить ему детей. Вместе составиться. Сидеть на террасе, читая друг другу газеты потому, что другой потерял очки где-то в доме...
- Стив... - она снова подняла на него глаза, зная, что сейчас он увидит в них всю ту боль, что так некстати выбралась наружу. Видит бог, как Пегги хотелось поговорить об этом, сказать ему, как она отчаянно долго, сквозь ночи и дни, скучала по нему, хранила его в своих воспоминаниях, и что больше никогда и никуда не отпустит его, не отдаст никаким обстоятельствам. Но бросаться в эмоции, когда совершенно не понимаешь, что именно кроется за его словами, было бы, наверное, глупо, не рационально, и очень, невероятно, дико страшно. Как никогда в жизни еще страшно не было.

- И все равно. Не может столько людей видеть все иначе, чем ты. Это значит, что что-то не так. Тебе придется сверить обе версии и понять, какая из них настоящая. Неужели ты и правда думаешь... - Пегги запнулась, задумалась на миг, потом попыталась понять, как сформулировать. - У тебя ведь есть полный доступ к архивам ЩИТа, Стивен? Проверь все по Гидре. Изучи то, что есть у ЩИТа на Гидру, все данные по тому, что они творили.
Стив всегда заботился о невиновных людях, знал он их или нет, но чужие жизни ему были важнее собственной. Пегги ни до, ни после не встречала больше никого, кто бы так был озадачен этим. Может, глядя на военные преступления Гидры, он осознает, что не мог быть в организации, которая отличалась жестокостью и злостью.

+2

11

Ответа на свой вопрос Стив не получил, но, судя по всему, его либо не существовало, либо он попросту не требовался. Хотя сам Роджерс всё еще склонялся к тому, что его просто не было — всё это было слишком странным и безумным, чтобы вообще поддавалось хоть какому-либо объяснению. Да, Гидра была способна переписывать сознание и память, вклинивать и вкраивать в сознание дополнительные рычаги, с помощью которых можно было воздействовать на людей. Не хуже Гидра попросту ломала людям психику, формируя таким образом именно тех и того пошива, кто им был нужен для достижения своих каких-то целей — да даже ради получения верных цепных псов себе на службу, которые не будут оспаривать приказы и исправно бросятся на всех, на кого им укажут.
Здесь было совсем другое — даже Капитан это прекрасно понимал не смотря на всю инфернальность сложившейся ситуации. Если что-то и меняли в его жизни — то это не ставило его в положение подчинения кому-либо. Он сам оставался руководителем. Это перекроило некоторые отдельные черты характера, как того требовали иные варианты ситуаций, однако даже не смотря на это он большую часть времени оставался собой. Не хотелось ни признаваться в том, что он сбился с дороги, ни принимать новую жизнь из-под призмы-оглядки со старой.
Потому что становилось попросту страшно всё произошедшее из-за чьей-то шутки-шалости осознавать.
Маргарет отвернулась, Стивен остался стоять на месте, вновь скрестив руки на груди, не нарушая молчание. Он просто внимательно всматривался ей в спину, в неё, всё еще пытаясь поверить в это чудо, которое здесь только что произошло. Когда-то после последней осмысленной встрече с ней Капитан твердо решил оставить прошлую жизнь в прошлом, как и всех тех людей, кто фигурировал в ней. Зимний Солдат стал исключением — Стивен был уверен в том, что он погиб, тем не менее, он оказался жив даже спустя столько времени. С Пегги всё обстояло несколько иначе: она фактически умирала на его глазах и её жизнь к тому моменту уже фактически подошла к концу, в то время как его собственная только-только была снята с паузы и началась словно бы по-новой. Тогда Капитан решил для себя, что наилучший вариант просто жить настоящим и не жалеть упущенные шансы, тем более что и самолет по итогу уронил он не просто так. Он всё еще чувствовал себя в чужом времени, но от этого можно было абстрагироваться. Не от тех, кто остался позади. Здесь оставалось лишь искать, чем можно подавить тоску о том, что никогда уже не стало бы настоящим.
Теперь, получается, всё наоборот?..
Мужчина хотел было приблизиться и как-то прикоснуться к собеседнице, да просто хотя бы положить руку на плечо, чтобы убедиться, что это действительно не мираж, но она опередила. Глаза в самом деле передавали многое — и смогли в полное мере отразить то, что она со всей этой ситуацией вообще чувствовала. Боль, терзания — гораздо более яркие, чем он сам себе позволял в последние годы.
А еще он увидел в этой чужой боли разочарование. Неуютно ему было с самого начала разговора на шатком льду, но сейчас вновь стало просто очень тоскливо.
— Архивы ЩИТа я видел, — уклончиво отозвался Стив, скрыв ладони в карманах. — Дело не совсем в них... До меня с самого начала, как это всплыло в открытую, пытались достучаться те, кого я иначе мог называть друзьями. Ну то есть... со стороны происходящего это обосновано, но практически каждый спрашивал, что произошло. Кое-кто даже нацелил дуло в лоб. В итоге какие-то сомнения в правильности происходящего у меня появились только с появлением информации о Кобик... — Стивен всё-таки сделал несколько шагов навстречу и остановился рядом с Пегги почти вплотную. У самого взгляд был скорее грустный, но по нему, на самом деле, можно было понять, что произошедшее он осознавать всё-таки начал. Другой вопрос заключался в том, чтобы всё содеянное принять. —  И я вижу, как тебе на самом деле задевают мои слова, хоть и не думаю, что откровенное вранье было бы лучше в данной ситуации. Ты мне небезразлична. И сейчас. И мне хотелось бы, чтобы ты меня поняла. Еще месяц назад я, скорее всего, вообще не стал бы ни о чем подобном разговаривать. Но сейчас уже, когда стали ясны вероятности... я стараюсь. Мне не особо верят. Но я уже не хочу терять тебя снова..

Отредактировано Steven Rogers (2018-04-10 02:49:29)

+1

12

Отчаяние растет, Пегги не знает, что сказать, как дозваться до Стива.
Как? Как вернуть его в реальность, в их реальность, где Гидра была злом изначально и они боролись против? Пегги так привыкла ненавидеть Гидру, что ей было противно от одной лишь мысли, что эта чертова организация хоть как-то было связана со Стивеном Роджерсом. Сейчас она даже не думала о том, что придется отмываться от той грязи, не важно, важно, чтобы Капитан понял, где правда, где ложь.
И только тут до нее дошло - он просто не знает. Иллюзия Кобик была настолько реальной, что... Стив в своей голове прожил эту жизнь, что он был тем, о ком говорил, что он искренне верил в правое дело. И это вызывало в Картер еще больше растерянности потому, что как выковырять это из его головы, она просто не представляла. Как доказать обратное, как отделить зерна от плевел.

Что бы она чувствовала, если бы проснулась однажды утром и ей сказали, что ее жизнь фикция, иллюзия? Наверное, не поверила бы. Покрутила бы пальцем у виска. Возмутилась бы подобному нахальству и послала куда подальше. Потом бы стала копаться в данных, выяснила бы, что обе версии достаточно правдивы, но так и с ума сойти недолго. Ей нужно было бы время, а она сейчас так настойчиво требует от Стивена, чтобы он просто взял и решил, что вот ту версию надо выкинуть на свалку, а эту оставить.
А что, если и ее переписали?
Господи, нет, что за бред.
В себе она уверена.

Пегги вздрагивает, когда Стив оказывается совсем рядом. Она так задумалась, что не сразу заметила его движение. Что-то внутри обрывается болью, злостью на саму себя. Столько всего сделала, умерла, чтобы вернуться, рисковала, не зная до сих пор побочные эффекты, все ради того, чтобы поддержать Стива, а вместо этого стоит и устраивает ему головоломку, когда его просто нужно мягко подтолкнуть.
Он начал сомневаться - вот главное. Значит, уже начало положено, значит, дело только за временем, лишь бы не было поздно, лишь бы соскочить на берег с тонущего корабля, чтобы тот последним рывком не утянул под воду.
Потому, что...
Пегги тянется к Стиву, позволяет себе, наконец, его обнять. Как давно она хотела это сделать. Уткнуться носом ему в плечо, вдыхая знакомые запахи, разбавленные лондонской сыростью. На короткий миг волной окунуться в прошлое, когда мир горел в огне войны, а они были вместе. С трудом Пегги отгоняет от себя эти воспоминания, им предаваться сейчас не нужно, им надо разобраться с настоящим, чтобы подумать о будущем.
- Я тебе верю. Я верю в тебя, Стив, - она отстраняется, чтобы видеть его глаза, улыбается, ласково и нежно. - Всегда верила. И верю. И буду в тебя верить. И я тебя не отдам, Стив, ни Гидре, ни обстоятельствам, больше нет. Ты меня не потеряешь.

Она ведь не собиралась впадать в лирику, признаваться в том, что больше никогда не отпустит его, но ради кого, зачем молчать?
- Я скучала, Стив, ты себе просто не представляешь как... хотя, наверное, представляешь.
Стив точно представляет. Пегги уверена в этом.
- Мы разберемся с этим, со всеми проблемами, и с Кобик в том числе.
Пегги поймает ее, выдерет чертовы патлы чертовой девчонке, найдет Фьюри, выскажет ему свое "фе", он не имел права проводить опасные эксперименты, которые почти что обернулись крахом системы, крахом личности. Но это потом, со всеми проблемами она начнет разбираться, когда вернется на свое законное место в ЩИТе.

+2

13

Всё-таки в происходящее поверить было невозможно сложно, даже при условии, что мысли про подставу голову посещать перестали так же быстро, как и опасение, что это всё являлось всего-навсего спектаклем, поставленным с какой-то определенной целью теми, кому он мешал. В последнее время он был слишком подозрительным. Но. Никакие перевертыши не могли играть так, скопировав человека таким, каким его явно знать и видеть не могли, полностью вырубив и намеки на несогласную с ситуацией интуицию. Она просто молчала, хотя обычно мужчина к ней прислушивался чутко и ранее она выручала его не единожды. Ощущения опасности просто больше не было.
Если уж на то пошло, его не было и изначально.
Капитан не шелохнулся, когда Маргарет потянулась к нему, но оторопь быстро сменилась странным и давно уже непривычным спокойствием, и он всё еще не сразу позволил просто встречно обнять и прижать к себе прильнувшую к нему женщину. На короткое время, но всё равно. Стало как-то проще верить в то, что всё по-настоящему. Стивен некоторое время смотрел перед собой, всё еще не веря своему счастью. Глядел в пространство сквозь памятник, затем взгляд ненадолго сфокусировался на нем, и мужчина предпочел поднять взгляд на небо. Вернее, на те вкрапления неба, которые просматривались сквозь желтеющую, но всё еще буйную растительность. Пегги отстранилась и Стивен вновь перевёл внимание на неё, ни на миг не усомнившись в её словах. Как и в том, что если он сейчас заикнется про то, что с поста Сапрема Гидры его снимать пока никто не торопится и не планирует, разговор явно свернет в другое русло, поскольку она в Гидру не пойдет точно. Да и не нужно было. Объективного взгляда на вещи он даже в развороте не потерял — нечего ей там делать. Всегда было нечего.
Сложно было не улыбнуться в ответ. Но на Капитана едва заметно легла тень задумчивой печали.
— Пойдем отсюда, — негромко сказал он, кинув последний взгляд на памятник и, подумав, взяв стародавнюю подругу под руку. Не очень пока понимая, обратную дорогу в этом жутком лабиринте он помнит или нет. — Куда-нибудь. И не шути так больше. Пожалуйста.
В таких местах было не особо принято шуметь и даже просто разговаривать, но на растерявшийся от счастья ум пока мало приходило мыслей, которые не затрагивали бы злободневные темы совсем уж в лоб. О прошлой жизни Маргарет спрашивать тоже как-то не хотелось, но в итоге между двумя ориентирами всё же выстроился более конкретный вопрос к моменту, когда они уже вышли на аллею.
— Ты правда считаешь, что всё это невозможно? — негромко поинтересовался мужчина, не глядя на собеседницу. — Что правда — это то, другое, а не это? И... каким ты тогда помнишь меня? Видишь?

Отредактировано Steven Rogers (2018-04-12 12:55:55)

+1

14

Кажется, назначать свидание на кладбище – так себе идея, надо больше так не поступать. Хотя самой Пегги совсем не волнительно, ее даже не смущает памятник, на который расщедрился то ли брат, то ли английское правительство. Она криво улыбается, рассматривая выбитые буквы собственного имени и красивую эпитафию. Врут все. Пегги была неплохой женой, но никогда так до конца и не открыла душу мужу, оставив ее запечатанной для Стива, хотя тогда речи о его возвращении не шло. Матерью она же была отвратительной, о чем даже говорить не стоит, достаточно того, что она не собиралась афишировать свое воскрешение для них – умерла так умерла, на том и закончим. Так что быть этому памятнику на месте, будут сюда приносить цветы и поминать ее каждый год, главное, чтобы не икалось.
- Говорят, похороны были красивыми. Но ты ведь сам тут был, - она поднимает глаза на Стива, качает головой: - Прости, иначе было нельзя. На самом деле, мы не были уверены, что все сработает. Все эти сыворотки, все эти побочные проекты Ника, им доверия никакого, а тут еще и до конца исследования не довели, испытаний не было. То есть, испытания – это я. Боюсь, что скажи я тогда тебе правду, если бы, конечно, была при памяти, ты бы не одобрил такого риска.

Он есть всегда. Даже сейчас, спустя недели постоянного медицинского надзора, когда анализы и осмотры показывают, что Пегги здоровая женщина около тридцати лет, остается риск, что все может пойти не так. Что следующие анализы окажутся не такими, как должны быть, что клетки начнут стареть и отмирать с удвоенной скоростью, что все будет еще хуже, чем было в первый раз. Но несмотря на это, из подполья ее выпустили, сговорившись на том, что каждый месяц Пегги будет сдавать кровь, проходить тесты, доказывая, что все сработало, возраст не помеха, а Альцгеймер отступил.
- И, правда, пойдем. Больше не буду так шутить.
Она опирается на руку Стива, направляя его в нужную сторону, уверенная в своей походке. Как же приятно снова владеть собственным телом, чувствовать его, наслаждаться его молодостью и гибкостью, радоваться чистоте сознания, не путаясь в элементарных вещах. Тот, кто не терял этих возможностей, не в состоянии даже представить ценность таких простых вещей. И то, что тебе снова идет красная помада, а руки украшает любимый лак.

- Я… не знаю, Стив. Не пойми меня неправильно, но при всем желании я не могу сказать, что права только я. Возможно, будь я одинока в этом мнении, я бы сомневалась. Но я не одинока, и это заставляет меня думать, что то, что ты помнишь, неправда.
Под медленным шагом шуршат листья, оставляя влажные следы на обуви. Пегги рассматривает дорожку, не смотрит по сторонам, хотя тут половина родственником похоронена, начиная с брата, погибшего в войну, она по нему скучает до сих пор. Если бы не он, она бы, наверное, так и была бы стенографисткой в Блетчли-Парке, вышла бы замуж, и все на том и закончилось бы. Вот ведь как судьба сложилась.
- Ты держал на руках умирающего Эрскина, застреленного Гидрой. И это было настоящим, Стив. То, что в тот момент было написано на твоем лице. И то, как ты рванул следом за его убийцей. Настоящим было то, как мы летели без разрешения спасать людей, которые были в плену у нацистов. За штурвалом был Говард Старк. Ты рисковал жизнью, шел туда совсем один. Да, у тебя была сыворотка и прочее, но, Стив, ты все равно шел один. А я боялась, что ты не вернешься. Таких вещей было достаточно в войну. Их невозможно не учитывать. И они вредили Гидре. А ты был искренен в своих решениях.
Над головой шуршат листья. Или птицы. Пегги не различает, она сейчас просто не слышит этих звуков.
- Мне кажется, ты почти не изменился. Может, стал жестче? Ну так это влияние не столько Кобик, сколько необходимости брать на себя ответственность. Ее ты никогда не боялся, - она улыбается, вырываясь из потока собственных мыслей. Ее заботит то, как Стив будет выкручиваться из сложившейся ситуации, но пока можно этот вопрос отложить, он не сиюминутный.
- Ты, правда, считаешь, что Гидра залог мира? Тебя в этом ничего не смущало?

+2

15

— Я не об этом... Как раз здесь я тебя ни за что не осуждаю. Я о другом. О том, что я просто... — лицо Стива на мгновение приобрело отрешенно-виноватое выражение, ибо с одной стороны не хотелось сознаваться, что некоторыми вещами напугать его до чертиков было очень даже реально, с другой — не хотелось даже осознавать, какая беда десять минут обратно чудом миновала обоих. Напрямик он объяснять это не желал, тактичную и вежливую альтернативу словам подобрать тоже не удалось. В итоге пояснение вышло неловким и коротким, и вряд ли полностью очевидным. Хотя Баки, пожалуй, понял бы. Он сам в таких ситуациях тормозил реакцию в последние миллисекунды, и то колебаниям поддавался не всегда. — В общем, я про кладбище, Пегг. Просто не надо так. И без этого можно считать, что я уже наказан.
Роджерс замолчал, на самом деле попросту даже не желая думать о том, что было бы, если бы женщина столь неожиданным появлением, взяв его на фактор внезапности, повела себя несколько иначе. Сообщить о себе можно было разными способами. Если бы он сомневался меньше. Если бы он не знал про Кобик ничего. Если бы не было разговора с Еленой... За эти годы в самом деле многое поменялось — во многом не без помощи Кобик, но Стив сейчас видел причиной не ее, — отношение к некоторым вещам было иным, нежели она привыкла видеть от него когда-то давно. Маргарет являлась кем-то тем, кто последние четыре года бережно хранилась и оберегалась в памяти как нечто безвозвратно-утерянное. И если бы он среагировал сразу без раздумий, опираясь на то, что знал и видел, во что верил, если бы ей не поверил, он даже не был до конца уверен в том, что был сейчас способен сделать с тем, кто покусился на эти воспоминания. В любом случае кто-то пострадал бы, возможно, что серьёзно. И это все было на таком волоске, что при одной мысли о такой вероятности внутри что-то отчетливо холодело. Голова все еще шла кругом от вернувшегося к нему несбывшегося когда-то счастья, и при всем этом Пегги радовалась внешне, казалось бы, больше него. Он знал про ее семью, но не считал это предательством по отношению к нему — в конце концов, семьдесят лет он сам был практически мертв, считаясь погибшим, и в любом случае не стал бы винить ее за нежелание жить всю жизнь в клетке одиночества.
А вот он предал ее. Доверие. Веру. Он и сам считал, что ее больше нет. Тем не менее, память о ней не остановила его от всего того, что он натворил за эти полгода — даже понимая, что она не одобрила и не приняла бы ничего из этого. Иными словами — где-то в душе затрепетал счастливый огонек надежды, но первый шок прошел, и в глаза человеку смотреть было уже невозможно. Даже после ее слов и заверений. И почему это все рухнуло на душу одной сплошной лавиной? Еще вчера многое из этого его почти не беспокоило. Во всяком случае, не так остро.
Хотя чего он теперь вообще так дергался? Сам своими рассуждениями сюда приперся.
— Жесче... со своей стороны я бы назвал это еще мягким определением.
Капитан надолго замолчал, слушая её такой привычный голос и пояснения, машинально прокручивая их в голове, сопоставляя со своими воспоминаниями, мыслями... какую-то более дальнюю часть своего прошлого детально он помнил уже не очень хорошо, поскольку у столь длительной отключки в мороженном состоянии всё же имелись свои последствия — в основном память цеплялась за основное, то, что забыть было действительно сложно просто из-за яркости впечатлений. Это он всё помнил примерно так же. И всё еще у всего оставалась обратная сторона, которая маячила где-то рядом... и как раз здесь практически не просматривалась.
Вокруг на улице всё еще было относительно тихо, не считая самого обычного дневного шума. В иной ситуации можно было бы помедитировать на город и его окрестности, который он практически-то и не знал, но сейчас Стив даже не особо задумывался над тем, куда они вообще сейчас шли, доверившись Маргарет в плане выбора направления. Вне кладбищенского инфернального антуража нормально воспринимать происходящее стало уже легче.
— Тут... не всё так просто. Во всяком случае, может быть неочевидно и я даже понимаю, почему, — всё-таки ответил на вопрос Роджерс, параллельно раскладывая мысли и происходящее по полочкам. Не хотелось вообще об этом говорить, но и вообще увиливать здесь от этой темы тоже было невозможно. — Я тогда не притворялся и в самом деле не поддерживал всё это, и тессеракт тому психу оставить тоже не мог. А здесь и сейчас вопрос был уже не во власти или чем-то таком... в определенной мере у Гидры был шанс реабилитироваться и в то же время решить старые общественные проблемы. Раньше залогом мира были Мстители... но, если ты знакомилась с документацией того времени, то в любой версии всё развалил я. Как теперь эту историю ни поверни, хоть к ней и привела череда случайностей. Но они не отменяют того, что кроме помощи наша команда принесла миру в том числе и серьёзные беды. Так что в эту идею я в итоге начал верить. Историю с башней мне сложно комментировать, позже стало ясно, что тут везде была одна сплошная ошибка.
Капитан вздохнул и перевёл внимательный взгляд на собеседницу.
— В общем, до известий о Кобик мне это всё казалось верным... лучшим. Теперь я уже не знаю. И не говорю это просто потому, что это ты. И сам себе противоречу. Тот же Тони так упорно пытался до меня достучаться, что два раза чуть в стенах Гидры и не погиб. Один раз по случайности, второй — с подачи остального её руководства. С точки зрения происходящего мне было бы выгоднее позволить вещам идти своим чередом, но оба раза отпустил его я, причем во второй раз при таких обстоятельствах, что если бы мои ухищрения заметили, мы оба уже вряд ли ушли бы оттуда. И это далеко не единственный пример... когда мне вроде как должно быть уже всё равно, но нет. На тему правильности всего происходящего я размышляю уже второй месяц. И это не самая простая тема для размышлений. Потому что и так я натворил много того, чего, как теперь понимаю, не следовало делать. Но если встреча меня и Кобик и была, то я её не помню. Вообще. Поверить в такое существо и такие его возможности... сложно. Это ведь даже уже не магия. Однако судя по тому, как часто её стали поминать все вокруг, массовой галлюцинацией эту девочку тоже назвать язык не поворачивается. Представляю, каким безумием это всё звучит. И для меня самого уже тоже, учитывая всесторонние утверждения, что многих моих воспоминаний на самом деле просто не было.

Отредактировано Steven Rogers (2018-04-13 01:31:44)

+1

16

- Наказан? Ради бога, Стив, никто не стремился тебя наказывать.
Когда Пегги волнуется, британский акцент более явственно проступает в речи. Сколько бы она ни прожила в Штатах, но она в этом плане не изменяла себе. Как и в любви к некоторым вещам. И все же, сама она изменилась, в чем-то меньшем, в чем-то большем, многое зависело от того, под каким углом смотреть на обстоятельства.
- Мы все изменились, поверь. Все те, кого ты когда-то знал. Говард тоже стал совсем другим, и не сказать бы, чтобы мне это понравилось. И ты тоже не мог не измениться. Это нормально. Такое случается под влиянием обстоятельств. Главное во всем этом не потерять себя. А по тому, что мы с тобой ведем этот разговор, я могу судить, что себя ты не потерял. Просто растерялся под напором случившегося, с кем не бывает.

Она качает головой. Развал Мстителей – это вообще очень сложный вопрос. Спорный. И непонятный. Но в одном Пегги уверена, что виноват в этом не один человек.
- Это не желание тебя оправдать. Это обычная истина в жизни. Когда что-то не ладится между людьми, будь то дружба или любовь, виноваты всегда оба. Недостаточно слушали друг друга, недостаточно верили друг другу, недостаточно были готовы прощать ошибки друг другу. Примерно тоже самое случилось и у Мстителей. Вам всем чего-то не хватило. Наверное, доверия. Способности повернуться спиной друг другу и не бояться, что по ней ударят. Но, думаю, при особом желании это поправимо, если, конечно, с умением прощать все хорошо.
Умение прощать – ему сложно научиться, Пегги тоже это знает. Но прожитые годы многому научили, и она готова делиться этим бесценным опытом со Стивом. Другое дело, что он должен слушать ее, быть готовым к тому, что не все будет удаваться с первого раза.
- Да нет, совсем не безумие. – Раздражение становится чуть более явным, как всегда, когда дело касается самодеятельности Фьюри. – Ник скрывал свои планы на Кобик, как всегда уверенный, что все под контролем, но не учел, что это нечто большее, чем просо девочка. Или же учел, но был уверен, что совладает с этим. В любом случае, все вышло из-под контроля, проект Плезант-Хилл по перевоспитанию плохих парней посредством влияния Кобик на них сознания, не удался, но, очевидно, она решила, что тебе нужна помощь. Не думаю, что она бы просто так переписала всю твою жизнь. В любом случае, узнать, что именно тогда произошло, можно лишь поймав Кобик, а с этим, насколько я понимаю, возникают проблемы. Пока ЩИТу это не удается. Миссия невыполнима. Но твоя задача сейчас не в этом заключается. Поисками Кобик есть, кому заняться. Только тогда удастся полностью понять, что произошло. А тебе надо разобраться в себе, заняться делом, понять, что можно сделать с Гидрой и что ты готов делать. Что ты будешь делать дальше. У тебя нет времени на рефлексию, Стив, прости, но нет.

Она бы хотела дать ему больше времени на размышления. Хотела бы сказать, что в его распоряжении все время мира, но они оба знали, что это не так, что с каждым днем ситуацию становится все сложнее, и с этим надо что-то делать. Пегги не хотела говорить об актах, запретах, патрулях, комендантском часе и так далее, но она хотела, чтобы Стив начал действовать.
- Помнишь, что произошло после смерти Эрскина? Тебя загнали в костюмированное шоу, чтобы ты работал агитплакатом для простых граждан? Как тебя тогда это бесило, что ты должен был быть обложкой, а не сутью книги. И ты очень хотел действовать. Не позволяй сейчас этому повторяться, Стив. Не будь просто наблюдателем. Пожалуйста.

+2

17

— Ну... что я теперь знаю про Говарда, так это то, что у Тони по отношению к нему море веской критики, но он так или иначе был тому дорог, — глупое воспоминание-откровение о том, что причиной их смерти послужил зомбированный Барнс, вяло кольнуло сознание, но не зацепилось в нем надолго. Это сложно было назвать виной Баки, скорее его вина была в том, что он в принципе оказался в таком положении, но тогда задерганного Старка уже мало заботило всё остальное. Вопрос развала Мстителей в самом деле был тем еще... Стив не был уверен в том, насколько сам Тони переболел этим всем и отпустил всё, а он сначала просто думал, что тогда намеренно подводил к этому, а так выходило, что нет — это внушение? Тогда всё просто случайность, случайность, умело подстроенная другими. Но это не отменяло того, что в таком случае и он не стал слушать друга тогда, когда это требовалось. И понадобилось полгода на то, чтобы начать это понимать, даже сожалея и желая всё исправить.
И откуда пришло сейчас всё это он тоже затруднялся сказать. Глупая какая-то ситуация.
— Я помню, в каком состоянии сам был после того как... ушел. Тогда. Не самое радостное, но... помощь? Честно говоря, тогда я не очень понимаю, что может быть в голове у этой девочки, если она решила, что помочь мне можно, эм... таким образом. Часть тех воспоминаний просто обрывается на вспышке света и до пояснений у меня не было предположений, что это — разве что просто сильно засветили глаза чем-то, поскольку и до Ваканды я добирался не своим ходом. И что могу сейчас сказать, что после тех известий Гидра начала искать и продолжает искать Кобик. Но весь остальной мир может не искать её у нас. У нас её нет.
"И, пожалуй, лучше б и не было", — кисло подумал про себя Капитан, прикинув, что можно сотворить с такой хренью не в тех руках. Нет, за себя он был уверен, а вот за гораздо более агрессивную Белову — уже нет. Да и прочих членов совета, которые держались в кучке по стойке смирно просто потому, что связующее звено даже вне фантазий Кобик оказалось грамотное и самоотверженное.
Было ли время на рефлексию или не было его... по сути прошло уже больше месяца, а суть известий до него доходить начала не так давно. Со следующими рассуждениями Маргарет Капитан неволей остановился и обернулся к собеседнице. Некоторые мгновения внимательно глядел на неё и впервые за всё это время тепло улыбнулся.
— Помню. Ты тогда еще оценила мои самокритичные каракули и сказала, что я предназначен для большего, — мужчина усмехнулся и всё же сбился с серьёзной волны, но ненадолго. "Для большего". Еще пару месяцев назад он считал, что пошел по верному пути... но ни тогда, ни сейчас имелось в виду явно не это. — Верила в меня до конца, а в итоге я сам назначил свидание и на семьдесят лет на него опоздал. Ни стыда, ни совести.
Стив мигом погрустнел и посмотрел в пасмурное небо.
— Я должен скоро вернутся назад. Подумаю, что можно с этим сделать. Постараюсь. Я не спешил и не спешу, поскольку сейчас мой уход может повлечь за собой те еще последствия, как и действия в лобовую, к тому же некоторые важные люди всё еще зависят от меня и моих дальнейших решений. Сейчас на цепи и в рамках многое держу я, но это легко может поменяться в худшую сторону. У совета уже есть причины подозревать меня в... измене, просто прямых доказательств нет. И, Пегги... не пропадай и будь цела? Сейчас может быть затруднительным поддерживать связь, но я откровенно не хочу потом обнаружить, что это был просто очередной сон, видение... во всяком случае, мне сейчас кажется, что я всё еще сплю.

Отредактировано Steven Rogers (2018-04-15 22:58:14)

+2

18

- Говард со временем очень изменился. То ли много ответственности возложил на себя, то ли что еще… между ними с Тони было все сложно. И я даже не уверена, что Тони до конца осознал утрату, он больше скучал по матери. Впрочем, трудно тут о чем-то рассуждать.
Пегги всегда была лучшим другом Тони, чем матерью своих собственных детей, так что не ей говорить о том, сколько ошибок в воспитании сына допустил Говард. Но все это уже давно не имело значения, предъявлять счет тому, кого нет в живых, по меньшей мере, глупо.

- Это не просто девочка, Стив. Я даже затрудняюсь объяснить, что это. Я с ней не имела дела, лишь читала отчеты, но в целом, это… космическая сущность? В любом случае, она училась, впитывала в себя информацию, делала какие-то выводы. Никто не может понять, что в ее голове, чем она руководствовалась, но факт остается фактом, Кобик причастна к тому, что… что ты видишь свою историю иначе. Единственная, кто может ответить на наши вопросы, это она. И да, я знаю, что она не у Гидры. По последним данным она мелькала то на Аляске, то в Луизиане, то где-то еще, в общем, то тут, то там, везде. Она неуловима. Но это не означает, что в конечном счете не удастся ее поймать.
Сравнивать Кобик и нулевую материю, конечно, глупо, но Пегги удалось совладать с последним, значит, и с первым что-то получится.

Кажется, впервые за всю встречу, Стивен немного расслабился. Пегги чувствует это по тому, как под ее ладонью расслабляется его рука. От его улыбки на душе становится теплее, и впервые за эти недели, которые предшествовали встрече, Картер не одолевают сомнения в правильности ее выбора. Конечно, есть еще несколько стремных моментов, о которых она думать не желает сейчас. Пегги отвечает улыбкой на улыбку, а несколько секунд спустя даже смеется.
- Ну видишь, я не ошиблась, ты был предназначен для большего. Что бы ты ни помнил, но так и было. А что касается свидания… - Пегги нервно сглатывает, но все-таки говорит это вслух: - Мы всегда можем исправить эту ошибку. Помнишь, ты мне задолжал танец? Я люблю собирать долги.
Правда, не сегодня.
Точно не сегодня.

Пегги немного жаль. Или очень жаль. Но она понимает, что сегодня их встреча, такая короткая, подходит к концу. У обоих есть, чем заняться, поэтому ни о каких танцах не может идти и речи. Ей вообще пора покинуть Лондон, ради собственной безопасности. Она не будет сообщать родным, что любовно поставленный памятник на могиле – фикция. Та ее жизнь и правда была закончена, вместо с ней в прошлое ушла и семья. Единственная, кто еще сможет о ней узнать, это Шэрон. И это будет еще один не самый приятный разговор в жизни Пегги.
- Да, мне тоже надо бы закончить дела и вернуться в Нью-Йорк и ЩИТ. Хочу помочь в поисках Кобик. – Необходимость того, что Стив должен оставаться в Гидре, не импонирует Пегги, но Капитан взрослый мальчик, сам сориентируется. Ему никогда не нужен был проводник, он лучше всех знал, что надо делать, вот и сейчас Пегги могла только помогать поддержкой, но не водить его за ручку. – Проводи меня до кэба, - просит она. Они уже за пределами Хайгейтского кладбища, одно взмаха рукой достаточно, чтобы остановить машину, но Пегги тянет время, наслаждаясь последними минутами перед расставанием со Стивом. Становится на носочки, оставляет на его щеке легкий поцелуй: - Я не сон, не видение и не призрак. И я не пропаду. Просто вернись ко мне в этот раз, пожалуйста.
Пегги хочет еще много чего сказать и сделать, но мягкий шорох шин намекает, что кэб подан. Случайность, не иначе – из него выбирается семья, машина зажигает табличку о том, что свободна, и ждет. Пегги любит старомодность Лондона, но сейчас она ее раздражает, лишает возможность напоследок обнять Капитана. И лишь последняя просьба звучит:
- Береги себя, пожалуйста.
Ты нам нужен, Капитан.
Ты очень нужен мне.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [18.09.16] Победившие время


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно