ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.09.2016] A million years ago


[25.09.2016] A million years ago

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

A million years ago
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://cs5.pikabu.ru/post_img/2014/04/05/10/1396715576_1900205970.gif
Bruce Banner | Tony Starkhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
За первой встречей всегда есть вторая. Решение по вирусу, обсуждение сложных решений,
возможно, еще какая-то чертовщина в процессе.

ВРЕМЯ
25.09.16. день

МЕСТО
где-то в НЙ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
всио будет ок

+4

2

"Самое большое достижение Сатаны в том,
что люди поверили, будто его нет".
Эпиграф к английскому изданию Нового Завета

Брюс не был уверен, что это хорошая идея. Жать Тони Старка почти в центре города, ожидая что он выплывет из неоткуда, и при этом их никто не обнаружит? Сумасшествие.
Единственные нормально сохранившиеся лаборатории со всем специализированным оборудованием находились в большинстве в центре города. А значит совсем недалеко от здания Гидры. И…еще ближе к ее патрулям.
С каждым днем скрываться от преследующих агентов Беннеру становилось сложнее. Иногда солдаты не стесняясь проходили по улицам Адской Кухни практически под окнами дома доктора. Иногда останавливались там чтобы покурить. И как назло, каждый раз Брюс находился в это время дома. После этого появилась не самая приятная привычка зашторивать окна. Он понимал, что от прицела винтовки это не спасет (хотя никто стрелять не собирается, они ведь там не безумцы, но как еще следить за действиями доктора в квартире?) Паранойя Беннера только усиливалась. Он стал проверять квартиру на предмет жучков, чипов, и всего подобного каждый раз, когда возвращался. Не важно, даже если он вышел на улицу просто купить кофе и чего-нибудь поесть.

И каждый раз приходилось ходить через кпп района. Последствия Адской Резни все еще разгребались и любой, даже самый примелькавшийся гражданин, вызывал у солдат Гидры опасения или раздражение. Какой вообще нормальный человек захочет остаться жить в таком районе?

Брюса устраивало уединение, не смотря на негласный контроль Стива. В этом были и свои плюсы, не нужно больше пользоваться поддельными паспортами, но с другой стороны, каждая смена на посте при виде его документов меняется в лице и проводит долгим взглядом.
Брюсу это не нравилось, но это было условие, которое он сам поставил для Роджерса. И все ради чертовых образцов.
Если бы кто-нибудь вообще спросил дока месяц назад, захочет ли он ввязываться во все эти проблемы, даже если Тони и нужна помощь, он бы предпочел тактично промолчать, а сам бы поспешил скрыться с радаров Мстителей и Гидры.
Но маленький снежок уже набирал обороты грозя превратиться в здоровенную лавину, готовую погрести под собой Беннера с головой.

Как он держался и не выпускал Халка? Да никак. С каждым событием сдерживать свою злость становилось все труднее, и все чаще он ловил себя на мысли что…не прочь покрушить. И главный офис гидры, и какие-нибудь важные лаборатории  и…пусть весь мир содрогнется от ужаса.
И вот на этой картине он просыпался в кошмарах, тяжело дыша и хватаясь за грудь. Это были не его мысли и не его желание. Не такое сознательное, как у Стивена. Тот хотя бы оставался самим собой, а Брюсу снился…Халк. В кошмарах, рычанием задавливал стуки сердца, вызывал оцепенение. Профессор даже проснуться сам не мог, а когда открывал глаза боялся только одного.

Что в следующий раз проснется не он, а тот, другой парень.

Все эта хрень началась с Лены и тех ночных разговоров. Не то, чтобы Брюс ее ненавидел за это, но чувствовал себя чем-то связанным с ней, больше и глубже, чем вообще можно подпустить врага. Он ненавидел Белову, но в тоже время…хотелось сжать руки на ее шее, раздробить гортань до громкого хруста костей, увидеть агонию боли и ужаса на ее лице и…Покоя все равно бы это не принесло.
Самое жуткое в этом было то, что после этих представлений Брюс успокаивался. Даже настроение подымалось.

А что сейчас? Сейчас даже это не помогало. Брюс тяжело вздохнул и в который раз посмотрел на электронные часы на руке. Совсем недавно их подкинули прямо под подушку, и Брюс точно знал чей именно это подарок. Только Тони Старк мог выцарапать на задней крышке часов дату и маленькую странную фразу. Беннер не очень любил этот шутливый лозунг, но что значат эти цифры понимал хорошо.
27 сентября, 2014 года. Они вдвоем из башни мстителей улетают на квинджете чертовски далеко. Куда-то в аляску, где в ее снежных лесах Тони решается познакомиться с Халком поближе.
Чертовски близко и безрассудно.
Брюс не помнит, но рассказы Тони впечатляли. Халку не нравилась броня Железного Человека, но на самого Старка он только кричал и топал ногами, как маленький ребенок. Очень злой маленький ребенок, скрутивший броню Тони в маленький шарик. Они почти неделю просидели в лесу, пока Старк не убедился, что зеленая груда мышц ему почти симпатизирует. Только трепаться надо поменьше и еще меньше махать руками.

Да, Тони, тебя не изменить. Бесстрашный ты сукин сын. Ну и где же ты?

Брюс нервно прикусил губу в который раз оглядываясь по сторонам. Стоять в переулке улиц, между магазинами за каким-то мусорным баком было не самым приятным занятием. Но именно сюда его отправило сообщение, высветившееся на голографическом мониторе часов.
Сложно было даже представить, что в этот раз придумает Старк и куда они смогут ткнуться с образцами крови. Тяжелый чемоданчик неприятно оттягивал плечо Беннеру, напоминая о своей опасности. Если хотя бы одна колба разобьется, это моментально может заразить район и ближайшие к нему кварталы.

Отредактировано Bruce Banner (2018-01-20 20:12:56)

+2

3

Место встречи не было безопасным, это Тони знал, так же как знал, что не может не явиться. Он должен принять участие в том, что задумал Брюс, должен поддержать того в спасении мира, даже если мир будет разрушен гораздо раньше. Да даже если мир уже разрушен. От встреч со Стивом оставался горький привкус разочарования, Тони даже научился не скатываться в привычные ассоциации и не учитывать пытки в будущей жизни, он абстрагировался, разрешил себе отойти на два шага назад, перестать ждать подвоха.
Это дорогого стоило. Возможно, у Тони больше не было ничего, что он мог бы принести на алтарь чертового спасения мира.

Тони использовал для перемещения свою броню, созданную специально под экстремис, доработал только вариант, при котором местные камеры все-таки не смогли бы заснять, как он преодолевает последние метры перед приземлением рядом с Брюсом. Красно-золотая броня, стоило коснуться земли, поплыла, исчезая прямо на Тони. Легкий серый свитер, большие темные очки, ничего не обычного, еще один житель Нью Йорка, пожалуй, один из самых известных жителей Нью Йорка. Усмешка вышла кривая.

- Нам надо перестать устраивать тайные свидания, дорогой, боюсь нас могут неправильно понять. Или понять правильно, что в нашем случае будет еще опаснее. Ты звал, я пришел, готов внимать, помогать, держать за руку. – Тони перекатился с пятки на носок и замер. – Не волнуйся, ближайшие камеры отключены, и я наметил путь, который позволит нам от них скрыться. Играл когда-нибудь в игру «спрячься от камер в городе»? Нет? Научу. Итак, делаем пару шагов к перекрестку, там должен быть зеленый как раз, переходим улочку и ждем, пока за нами загорится красный обратно. Это будет означать что вторая часть кварталов получила временный сбой, и мой мини-троянский конь действует. А мы тем временем доберемся до места.

Тони схватил Брюса за руку и потащил за собой. Примерное расположение лабораторий он знал еще со времен, когда они строились. Не без участия СтаркИн, не без участия его собственного гения, строились они, к слову, на века, так что вряд ли даже атомная бомба смогла бы смести их с лица земли. Через дорогу они перебрались без последствий, потом замерли, как Тони и говорил, ожидая красный сигнал у светофора. Только после того, как он загорелся, Тони выдернул себя из сети, которая контролировала первую часть их приключений.

Экстремис оказался довольно прост в управлении и довольно сложен в понимании. Тони больше не был один, это он знал, ощущал и в общем-то признавал. Тони больше не оставался наедине со своими мыслями, потому что стоило только отвлечься, и он тут же подключался к сети, стараясь найти какую-то информацию и забить эфир. Это было сложно, но иногда он мог отключится, это требовало определенных усилий.
А еще Тони научился быть в нескольких местах сразу и иногда ему требовалось время на то, чтобы полностью переключится на решение только одного вопроса. Иногда это время было равно одной минуте, очень долго, на вкус Тони, который привык менять приоритеты и задачи взмахом руки.

- Так что у нас на повестке дня сегодня, да не волнуйся ты, пока нас не видят. Я почти все предусмотрел, ну кроме зеленого парня и попыток Гидры поймать тебя, а не меня. – Тони показательно подмигнул в одну из камер, то ли позерствуя, то ли в очередной раз проверяя уровень собственной удачливости. – Идем, нам тут не так далеко, вроде бы, если мы про одну лабораторию условились, а то ты веди, моя программка подхватит.

+2

4

Власть и деньги, успех, революция,
Слава, месть и любви осязаемость -
Все мечты обо что-нибудь бьются,
И больнее всего — о сбываемость.
Игорь Губерман

В своем способе жить и выживать Тони Старк напоминал стихию. Безконтрольный хаос, который мог при этом мыслить, и проблема была в том, что этот хаос не осознавал своей природы, пытаясь из раза в раз выглядеть человеком. Прямо как Брюс со своим парнем из тени. Между ними была мизерная разница, Тони творил хаос во имя мира – Халк тащил Брюса в бездонную черную дыру во имя разрушений. И в последнее время не очень то хотелось сопротивляться. 
Тони тоже невозможно было сопротивляться. Брюс готов был согласиться на все его безумные идеи, потому что считал, что они осуществимы, и границ вокруг не существует, просто есть «не хочу». Тони Старк был тому живое доказательство. У него сейчас ничего не было. Ни денег, ни былой славы, ни даже жизни, ведь многие считали его мертвецом, но…у него все-таки был он сам. А это кое-что пострашнее всего мира вокруг.
Брюс понимал, что стоит свернуть куда-то не туда, всего один миллиметровый шаг в сторону, и это может сбить самого Старка с пути. Возможно ненадолго, возможно пока он не угробит себя полностью, но каким-то чудом ему же удавалось выжить, имея против всех своих врагов всего лишь броню и почти разбитое сердце.

Осколками из железа, Беннер. Ты бы захотел вот так его жизни?

Но, спрашивал ли кто-нибудь из мстителей себя, хоте ли Беннер такой жизни? Кому нужен гениальный мозг если ты одним ударом кулака можешь пробивать мощные стены? Того же хотел Стив Роджерс, Елена Белова, даже Чарльз Ксавье спрашивал у Брюса, чего же он хочет…Спасти мир? У него нет на это сил, тут хотя бы не сломаться и спасти себя. А Тони…Тони считал, что может. Не смотря на все. 
Легче сдаться, позволить покорно себя вести за собой, с немым восхищением и ужасом наблюдая за бесстрашием друга. Брюс уже сдался, отдавая только жалкие крохи своей человечности всем тем, кому мог. Кто заслуживал лучшего, чем считал капитана Америка.

Стиви…Одна только мысль о кэпе вызывала легкий укол боли и глубокого сожаления. Капитан Америка виной тому, что стало с Тони Старком. Капитан Америка причина гибели всех мстителей, капитан Америка…не может спасти себя сам. Но Тони верил что может.

- Тони, а как же патруль? Ты думаешь мы пройдем? Тебе бы лицо спрятать. Хотя бы, - Брюс мог только нервно поправлять очки придерживая ремень квадратного чемоданчика, вторую руку сжимали пальцы Тони Старка, светлого проводника в этом темном мире. А кто проведет тебя, Тони?
Внутри что-то отдалось, неприятной тяжестью, что-то недовольно пророкотало, соглашаясь с болью Брюса Беннера.
Мистер Халк сочувствовал. По-своему, по-звериному, открыто выпуская свою грусть, от чего становилось только еще хуже. Брюс почти поравнялся со Старком неожиданно крепко сжимая его пальцы, даже слишком. Если даже зеленый здоровяк хочет чего-то, то Брюс Беннер обязан вспомнить что он тоже может помочь.
В какой-то момент теперь Брюс стал вести Тони, сворачивая иногда в перекрестках где было больше светофоров и меньше камер. Через несколько минут квартал парализовало и движение почти остановилось, образуя шумную пробку. Желтые машины такси громко сигналили, считая, что это вовсе не программа Старка, а чей-то недоразвитый ум не в состоянии нормально крутить баранку автомобиля. Брюс хмыкнул, слегка притормаживая у огромного перекрестка. Здесь движение еще не остановилось и плотный поток машин перекрывал дорогу к черной высотке. Лаборатории Немелдин Генезис. Кое-какое оборудование и материалы Брюс Беннер регулярно заказывал отсюда, пока жил тот недолгий срок в Башне Старка.

По последним сводкам эта компания была все еще лидирующей в стране по поставкам специфических препаратов и аренды дорого медицинского и биохимического оборудования. Голографический ролик в пятнадцать этажей гордо рассказывал о достижениях компании, предлагая воспользоваться их услугами.
- Здесь, должно быть все, что нам нужно. У меня есть пропуск, я…ну, я все сделал уже. Не ты ведь один готовился, - Брюс улыбнулся и действительно достал два пропуска с фотографиями Тони и Брюса, правда имена там были другими.
- Даже не спрашивай меня, откуда я их взял. Единственное что, тебе придется на входе изменить наши фотографии в базе, пока я буду заговаривать зубы, - Улыбка Брюса была странной, в конце концов, никто ведь из мстителей не спрашивал у дока, как ему удавалось скрыться все эти годы. Если бы он хотел, даже ЩИТ бы его потерял с радаров, но пользоваться их «помощью» было весьма удобно.
Загорелся зеленый и толпа, собранная у тротуара за долгие минуты ожидания схлынула, почти снося двух ученых в сторону небоскреба. Брюс только в который раз порадовался что его одежда аля «офисный планктон» сегодня была как не кстати.

- И я должен тебе кое-что рассказать, Тони, - Брюс почти прижался плечом к плечу Старка и сравняв с ним шаг зашагал в толпе, переходя дорогу.
- Ты не представляешь, что со мной успело случиться за эти дни, - Брюс резко замолчал, оказавшись у парадного входа здания. От лабораторий их отделяло несколько десятков шагов и эти несколько ступенек, - Потом, я расскажу уже внутри, - взгляд у доктора был слегка взволнованный и совсем чуть-чуть обрадованный.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-06 00:07:47)

+2

5

Каждая встреча с Брюсом бередила что-то в душе, заставляла что-то делать, действовать, жить еще на шаг дальше, продумывать свои движения, свои позы, свои слова. Никто не знал наверняка что станет очередным триггером для зеленой парня, для того, кто сидит где-то внутри и просит его отпустить, выпустить, просит жить. Тони вздрагивал от одной мысли об этом, сравнивая себя и Беннера иногда, короткими секундами одиночества, которые позволял себе.

Брюс не уставал, не злился и не просил пощады. Наверное, его стойкость была заразна, потому что Тони тоже старался не уставать, не злиться и не просить пощады. Он научился выживать в новом для себя мире, в новом для себя месте, новыми для себя способами. Великолепная адаптивность, как считал Тони, отвратительная жизнь, как думал он в глубине души.

Согласился бы он под присмотром Стивена создавать что-то? Нет. Ему было чуждо понятие малых и больших жертв, Тони вырос на романах о рыцарях, которые спасали континенты, но он всегда забывал, что спасали они величайшими жертвами. Он всегда забывал, что «Торговец смертью» - это не ширма для Тони Старка, это его второе я и он от него никуда не сможет уйти. Смог бы он создавать оружие в обмен на жизни друзей, наверное, да, но это уничтожило бы его.
А Брюс держался, великолепный, несломленный Брюс. Тони усмехнулся и покачал головой, в очередной раз отбрасывая ненужную лирику. Экстремис, к счастью ли, или к сожалению, не обладал возможностью стереть эмоции. Эмоции продолжали будить его по ночам кошмарами, когда их становилось слишком много для одного человека.

- Не волнуйся дорогой, у меня есть нано-маска, изобретение Щ.И.Т.а между прочим, а, нет, Гидры. Кажется, Гидры, ну, не важно, я успел урвать себе кусочек через Колсона, правда, он об этом не знает. Так что, когда нужно будет, пара секунд и вуа ля, Тони Старка не существует, с тобой рядом стоит обычный среднестатистический человек.

Беннер шел все дальше, ориентируясь на какие-то свои знания и понимания ситуации, а Тони оставалось только переподключать себя к системам и стараться контролировать камеры на улицах, которые то и дело норовили снять что-то лишнее. Надевать маску с самого начала не очень хотелось, он был уверен, что справится без нее. К тому же, вирус внутри него нужно было проверить, нужно было провести тестдрайв с полной нагрузкой на организм. Получалось вполне прилично, головокружение было, но это, видимо, от скорости загрузки данных сбоил организм, главное, что можно было по сути оставаться в двух местах одновременно.
На смену фотографий Тони понимающе кивнул и хмыкнул, ну, это было даже слишком просто, на самом деле. Камеры переключились на другие объекты избегая съемок места, где стоял Тони и Брюс, потом загорелся зеленый сигнал, и поток машин замер, как псины, готовые сорваться с поводка по сигналу. Тони всегда давал машинам это сравнение, иной раз приравнивая себя к ним.

Они подошли вплотную к зданию лаборатории.

- Расскажешь мне все, пирожок, когда будем внутри. Улыбайся приветливее, будь милым и все получится. – Тони легко подтолкнул дока вперед и направился следом, гений-инженер и гений-биохимик, удивительные вещи происходят в жизни на самом деле. Самое удивительное в том, что к этим вещам так или иначе успеваешь привыкнуть.

Пока Брюс заговаривал зубы парням на кпп, Тони играючи взломал базу, заменил фотографии и чуть не насвистывал, пролистывая файлы корпорации мысленно, считывая информацию, которая ему по сути даже не была нужна. Это было нарушением личных грани, с другой стороны никто в этой компании, включая генерального директора, не знали, над чем они работают на самом деле и это было плохо. Исследования ДНК мутантов, сомнительные опыты, какие-то выкладки для международного фонда, Тони решительно был настроен передать эту всю муть профессору Ксавье, потому что самому разбираться с происходящим у него уже не оставалось времени.

Они прошли дальше, Тони все также шел на шаг позади Брюса, подстраиваясь под его курс. Раз у того было все готово, что ж, значит они смогут повеселиться в свое удовольствие и возможно получить какой-то действенный вариант.

+1

6

Мой враг — я сам внутри себя. Внутри меня есть «не я».
Харуки Мураками. Все божьи дети могут танцевать


Брюсу знакомы даже эти неоновые коридоры, в которые их вызывается проводить милая ассистентка, ожидающая на тридцать пятом этаже. Брюс почему-то не весело думает, что это не очень большая высота для Халка, но как человеку, ему немного страшно. А вдруг придется бежать и очень быстро? И ведь самое главное, чтобы никто не заметил Тони.
Брюс бы позавидовал его бесстрашию и невозмутимости, если бы не думал, что Старк немного того. Потому что они оба, немного того.

- Пожалуйста, вот ваша лаборатория, - Все включено, и оплачено. У Брюса голова кругом идет от количества оборудование находящегося здесь, и все только для них двоих? А ведь в лаборатории МКА было не хуже, но…все-таки работа со Старком не похожа ни на что другое. Вы просто превращаетесь в один общий организм с двумя голова и даже думаете в унисон. Что-то похожее он ощущал при общении с Чарльзом, при той, первой встрече, но…Представляет ли Тони какого это, настолько вскрыться перед незнакомым человеком? А может быть он уже это делал?
Брюс не помнит, чем закончился тот разговор, но помнит, что так и должно быть. Он знает что-то о дне независимости, и сама эта мысль кажется правильной и радостной. Хотя раньше никогда детские воспоминания не вызывали у Беннера столько восторга, скорее наоборот, только мрачные мысли и горькие улыбки.

- Тони, - Еле хватает сил чтобы дождаться, пока они в помещении останутся одни, - Тони, четвертое июля! Мясные пироги и песня о Мэри и морожен… - Он замолкает на полуслове застывая неподвижной статуей всего на несколько секунд. Слова доктора не похожи на какое-то осмысленное предложение, словно он хочет что-то сказать, но не может. Взгляд Беннера расфокусирован, всего на мгновение, а потом приобретает осмысленность, еще более оживленную и лихорадочную.

- Господи, это работает, - Он хватается за ветровку Старка пальцами и чуть встряхивает, - Ты представляешь, ему удалось! – Наверное для Тони вообще все действия Беннера покажутся безумным диалогом, но Брюс не может перестать улыбаться.
- Прости, прости, Тони. Я же обещал все рассказать, а теперь, наверное, странно себя веду.  Мы же здесь одни, да? – Док бросает вопросительные взгляды в сторону камер слежения, конечно они тут есть, но наверняка Тони повторил эту свою невероятную магию «перезаписывания информации».

- Тони, мы сделали лекарство от Генома. Ты ведь слышал, да? Ну, вирус, поражающий мутантов. Мы…закончили его, - Брюс улыбается и только потом отпускает Старка, пытаясь расправить складки на его одежде, - Прости, я слегка нервный. У меня был очень тяжелый месяц, и….скорее всего на этом он не закончится, - Если полчаса назад он был почти наивно в себе уверен, то сейчас накатили все тяжелые воспоминания, которые скрыл Чарльз.
- Я виделся с профессором Ксавьером. Он помог мне скрыть в памяти формулу лекарства. Не хочу, чтобы это попало к Гидре, если они за меня возьмутся. До той странной фразы о дне независимости, я был совершенно уверен, что мои исследования не удались. И даже забыл с кем работал. Барбара Морс, Джемма Симмонс. У нас получилось, Тони! Правда…- Восторг Беннера быстро иссяк, подразумевая что даже тут есть свои подводные камни.
- Я не знаю, Тони. Я вряд ли смогу дольше оставаться в Нью-Йорке. Гидра с каждым днем все тщательнее следит за каждым моим передвижением. И если бы не отдельные люди, все было бы совсем паршиво, - Мысленно Брюс исправляет себя и чем больше он об этом думает, тем менее радужной кажется перспектива его будущего. «Мунтанты. Мне помогли мутанты. Почти такие же как я…»
- Я хочу закончить сыворотку против сонного вируса и хоть что-то дать Гидре, чтобы она оставила меня в покое. Если не получится, скорее всего я уеду. Аляска…пока единственный вариант, который у меня есть. Я…едва ли держусь, Тони, - К чему скрывать это от самого Старка? Если Брюс еще мог как-то хорохорится перед незнакомыми людьми, то от Железного Человека бесполезно скрывать свое состояние. Второй человек, знающий о проблемах Брюса знает гораздо больше, чем бы хотел сам доктор.
Кажется, это тридцатое несчастье в жизни Брюса Беннера, и не хватает совсем чуть-чуть, чтобы дойти до последней точки.
- Я понимаю, я вываливаю на тебя все это как ведро холодный воды, и…не знаю чего ты ждешь, может вовсе не этого, - Брюсу не ловко, Брюс хочет сбежать и не пытаться искать оправдания своих безумств перед Тони Старком. Со дня их последней встречи прошло тринадцать дней. Мог ли Тони Старк представить, что это чертовски, охренительно, невероятно долго для сломанной психики Брюса Беннера? Да доктор и сам не знал, как получалось из раза в раз отстрочить встречу с мистером грином. Он рвался наружу все сильнее, вызывая настоящие приступы паники и почти ощутимого удушья. И Брюс боялся не того, что не справится с ним, а того, что уже готов сдаться под напором зеленого великана и уйти в разрушения с головой.
Он устал. Он не герой. Он бы просил пощады, если бы знал, что это может сделать кто-то еще. Но все равно переставлял ноги на пределе своих возможностей, перешагивая очередную невидимую черту. Не существует слова «нет» и есть только «должен и могу». Наверное, Старку бы не подошла эта нездоровая мотивация, но именно на этом Беннер держался последние несколько лет. Правда, с каждым днем это становилось делать все сложнее.
- Я…Нет, знаешь, не забивай себе голову этим. Я справлюсь, - Вот так быстро скакало настроение дока. Он уже вскидывал руки в жесте, «я сдаюсь, можешь осуждать» и тут же переключался на чемоданчик в руке. Раз уж они тут, сначала они займутся делом, а потом Брюс выслушает все что о нем думает Железный Человек.

+1

7

Тони был безумен, он знал это, как знал и то, что этим безумием можно управлять. Можно не бояться умирать и жить этим, но нельзя оставаться бесконечно удачливым. Поэтому камеры он отключил, возможности эстремиса еще не были им полностью изучены, возможности экстремиса еще только-только начинали ощущаться как собственные, но Тони уже научился отключать тот тонкий, звонкий канал внутри себя, который мог транслировать его состояние во вне.
«Еще не время», - думал он, посылая сам себе волну, которая должна была успокаивать. Лаборатория, к которой вел его Брюс, казалась ему смутно знакомой, наверное, дело было в том, что эта лаборатория была похожа на все те, другие, которые он посещал. Тони хмыкнул и переключил еще несколько камер, отгораживаясь от них великолепной ширмой безразличия.

Он был здесь для друга. Для друга, которому хотел помочь, больше его ничего не интересовало. Но он выдохнул с облегчением, когда понял, что они добрались.

- Брюси, мой милый пирожочек, ты свихнулся и забыл мне об этом сказать? Если да, то это самое время начать признаваться во всех грехах, возможно, мы сможем придумать решение проблемы. У меня когда-то была мысль о машине, о машине, которая сможет залезть в твою голову и переписать исходные данные, это было давно, но это можно поднять. Впрочем, нет, нет-нет-нет, стой, замри, дай подумать. Нам надо что-то посерьезней!

Тони сам не понял, как скатился к полноценному обдумыванию воссоздания машины, которой программировали Барнса. Воспоминание было настолько болезненным, что он вздрогнул и отключил его. Нет, такая программа не подойдет, Халк. Он замкнул свои мысли друг на друга, раздумывая о решении проблемы, и в тоже время не отключаясь от друга. Брюс бормотал что-то про получилось, кажется, даже, чему-то радовался.

- Вы сделали лекарство? О, это прекрасно. А я нужен? Не совсем понимаю, для чего нужен я, но если тебе надо широкую общественность оповестить, то я могу включить тебя в трансляцию на сегодня, на самом деле это запросто. Но мне все еще кажется, что ты не говоришь мне чего-то, что мне необходимо знать и ты свихнулся! – Тони улыбается и пытается аккуратно встряхнуть Брюса, который, кажется, тоже выпал в мир иной.

Они встретились не спроста, Тони так полагал и от этой мысли отказываться не собирался. Они были нужны друг другу, они важны друг для друга и Брюс здесь не просто так и если даже он начинал сдаваться в этой войне, пора было брать все в свои руки. Тони потер переносицу, как будто на нем были очки и глаза уставали от напряжения и усмехнулся, устало и немного горько. Больше никого не стояло за ним, больше не было ничего, что стоило бы сохранять, кажется, Брюс был последней веточкой, которая должна была упасть на его спину и сломить, кажется, пришло время для решительных действий.

Тони встряхнулся и покачал головой. Чудовище, которое жило внутри Беннера было не чудовищем, было даже не монстром. В каждом из них была темная сторона, у кого-то это был Халк, у кого-то, темной стороной был Тони Старк.

- Готов помочь, в том, что ты задумал. Ты же знаешь, Брюс, всегда готов помочь. – Тони сжал плечо друга, стараясь передать свою уверенность в собственных силах этому человеку и усмехнулся. – Мы справимся, все закончится, и мы еще вернемся в НЙ, чтобы отметить это какой-нибудь вечеринкой. Так что ты тут распланировал? И что с твоей головой?

Тони выразительно осмотрел композицию из Брюса и его чувства вины и покачал головой. Вот уж чем-чем, а чувством вины они могли спокойно померится, не вставая с места. Без встреч в лабораториях и попыток свести их к шуткам и насмешкам друг над другом.

Про «сонный вирус», Тони даже вспоминать не хотел, настолько сильно он въелся куда-то в голову, на подкорку, как самый страшный кошмар, сразу после видений от Ванды.

+2

8

Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война,
но четвёртая — палками и камнями.
Альберт Эйнштейн

Сколько раз Тони переспросил о его психическом состоянии? Три? Четыре? Брюс молчит, встречаясь взглядом с Тони и улыбается. Почти виновато, почти согласно, почти…безразлично. Вот зачем было сразу сворачивать на эту дорогу, Тони? Почему ты видишь так много, и так мало говоришь о том, что действительно об этом думаешь?
Тони кажется Брюсу расстроенным, уставшим, удивленным и не понимающим что происходит на самом деле. Интересно, что он действительно скажет если доктор признается в своем не очень нормальном состоянии?
- Тони, я устал…Заниматься всем этим в одиночку. Если бы не Морс и Симмонс тогда, я вообще не уверен, что не разгромил бы лабораторию. И не обязательно с помощью Халка. Нет, я понимаю, сейчас не время жаловаться. Но я просидел над этим чертовым лекарством больше десяти дней, и… - Брюс замолчал и просто поднял руки, показывая, что сдается и не скажет и слова больше. Он ненавидит жаловаться. Все проблемы в жизни Брюса Беннера касаются только его самого, правда в последний раз, когда он сам с этим разбирался разнес Гарлем по кирпичику. Так некстати вспомнилась Бэтти Росс. Брюс покачал головой и вовсе отвернулся от Тони, не желая смотреть ему в глаза. Железный Человек здесь не причем, он не заслуживает того, чтобы его друзья сдавались так просто, когда он держится. Неизвестно каким чудом, на каких мыслях и каком желании, но упрямо цепляется руками за обрыв. А вот Брюс уже шагнул в пропасть. Со смехом.

- И я всеми силами держусь после увиденного, но мои нервы не железные, Тони. Я уже 4 раза удерживался от рецидива, и, как ты помнишь, дело не в стрессе. Я не могу успокоиться, я все время злюсь, еще и…Халк, - Доктор резко хлопнул ладонью по железному столу так, что склянки и приборы вокруг задребезжали. На металлической поверхности остался прогнутый четкий след его руки, при этом взгляд Беннера даже не позеленел. Он только нервно дернул уголком губ и тяжело выдохнул.
- Прости, ты тут совершенно не причем. Я справлюсь. Просто…Твоя машина вряд ли бы помогла, Тони, - Смешно, кажется Старк на самом деле верит в то что говорит, ну или у него такие изощренные шутки, которые вообщем-то работают. Настроение Брюса скачет как русские горки, туда-сюда, взлетая в самый верх в самых неожиданных моментах.

- Тони, мы никогда не спрашиваем у друг друга как…как нам сейчас, как дела, и прочее. Я могу сказать, я плохо, очень плохо, но я буду бороться. Мой нейтралитет уже держится на последнем издыхании, Гидра мне не верит. Ко мне подсылают агентов прямо в дом. Понимаешь? – Брюс просто интересно увидеть выражение лица Тони. Насколько он себе представляет их положение в наступающей войне? Брюс не сомневается, что это будет именно она, потому что за сменой власти всегда идет восстание. В том, насколько оно будет тяжелым, должен ориентироваться их единственный лидер. Тони Старк, хочет он того или нет, осознает ли он это, является именно лидером. Возможно идейным, возможно умирающим, возможно не самым надежным, но он единственный режущий до боли огонек света в этой кромешной тьме.
Мистер Грин впервые просыпается за эти несколько дней. Брюс вздрагивает, ощущая внутри волну довольного рычания и любопытства. Халк чувствует волнение, Халк хочет злиться, но у Беннера нет на это времени.

Прекрати, хватит, не сейчас.

Брюс раздражен. Немного, совсем чуть-чуть. Он хочет высказать что-то резкое, возможно вспомнить кэпа, который стал почти красной тряпкой для доктора, и одна эта мысль доводит просто до исступления.
Его прерывает резкий автоматический щелчок в дверях. Брюс удивленно отшатывается от стола и согнув голову на бок вопросительно смотрит на Тони.
- Зачем ты закрыл дверь, Тони? – Страк бы все равно не успел ответить, потому что следующим раздается звонок телефона-пропуска на боку двери.
- Простите, мистер Лейстред и Каровски, у нас произошла небольшая ошибка. В одной из лабораторий произошла утечка и в целях карантина все помещения на вашем этаже перекрыты, - Мелодичный женский голос кажется спокойным, но это точно не стандартное техническое оповещение. Паранойя крупными обжигающими каплями задевает лицо Брюса, вызывая гримасу откровенного раздражения.

- Кажется, у нас проблемы, Тони, - Брюс не верит в совпадения, Брюс вообще сейчас никому не верит. Ну разве что профессору, тот больше не умеет лгать, потому что Халк видит каждую его попытку, но стоит ли знать об этом Старку…Нет, слишком личное.
Брюс должен составлять пробирки с вирусом обратно в чемоданчик, но вместо этого он тянет руку к кнопке видео на пропуске. Удивительно, но камера включается именно так, чтобы точно захватить в почти погасших лучах ламп темные силуэты людей в форме и с автоматами.
Наверное это Тони ее сломал, или он все сломал до этого, но как….КАК они допустили ошибку и в чем? Брюс не весело думает, что дело скорее всего в поддельных пропусках. Даже если в системе они не засветились, то чисто физически пропуска могли выглядеть не убедительно.

Вот же дерьмо. Он опять напортачил.

- Тони… - Взгляд Беннера не выражает даже испуга, скорее мрачную собранность и в который раз смирение. Он как воздушный шарик, лопнул прямо здесь и сейчас.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-09 01:26:08)

+1

9

Тони знает, о чем говорит Брюс, знает на собственном опыте, у него бывали «плохие» дни. Он не знает только одного, как помочь и чем помочь, если человек уже дошел до конца, до самого края и дальше просто бездна. Дальше ничего. Тони качает головой и пожимает плечами, у него нет слов и нет сил их искать.

Два калеки от мира науки, которые выработались, которые почти разобрали мир на части, каждый, со своей стороны. Смешно. Тони вздыхает и думает, может быть рассказать, выговорится, высказаться? Может быть пришло время выплеснуть из себя эти истории, страшные тайны, вину и сожаления. Может быть время уже наступило, он просто не понял, что оно уже подошло? Может быть пора?
Он сдерживается, потому что другу нужна поддержка, сдерживается и молчит. Зная, что тем самым толкает обоих к самому краю еще раз. Отлично! Все просто отлично.

- Я знаю, Брюс, знаю. – Тони похлопывает его по плечу, стараясь не думать о зеленой махине, которая может вырваться наружу в любой момент. – Я понимаю. Мне кажется, мы все еле удерживаемся от того, чтобы не закончить все это каким-то одним махом, хорошо, что у нас не мир Гарри Поттера, было бы смешно оборвать войну магией.

Тони улыбается, пусть натянуто и нервно, но улыбается. Брюс потратил десять дней на создание спасения для мутантов, которые, скорей всего даже не оценят этой жертвы. Он потратил несколько дней на поиски истины, на поиски того, что станет ответом им всем. Кобик так и не нашлась, сомнительная история обретала все новые и новые краски.

- Думаю у нас будет еще шанс отдохнуть, надеюсь, что будет. – Тони хмыкнул и устроился рядом, сдирая с руки часы, которые все равно перестали ходить. Перенастройка помогла ему в свое время скрывать личность, теперь они следили за тем, чтобы камеры писали правильную картинку. – У меня есть план, большой парень, он должен выгореть, он должен помочь иначе все станет совсем плохо. Так вот, план, да. Я видел Стива, ну как видел, когда-то давно видел, так вот, он в порядке, на сколько можно судить. Тем страннее его поведение, понимаешь?

Тони беспокоится не то, что они проиграют. Тони все еще беспокоит то, что Стив окажется правым. Как он бывал всегда, как его выставляли всегда правым и это неправильно, не в этот раз. Не важно как, но они должны победить. То, что ничего не получится гладко, они оба должны были предвидеть. Камеры сбоят или Гидра прокачал свое оборудование, Тони не знает, но слышит милый женский голос-оповещение, анализирует тембр, скорость речи, воспроизводит в голове несколько раз, хмыкает.

- Нас, кажется, накрыли. – Он говорит это слух, понимая, что еще пара секунд и тут начнется бойня. Не бывает таких совпадений, не с ними. Броня начинает растекаться по телу, обхватывая его плотной пеленой из металла, Тони оборачивается ровно в тот момент, когда парни с автоматами становятся видны. – Привет парни, вы как всегда вовремя, хотя конечно же нет. Как видите стрелять бесполезно.

Тони выступает вперед, вышагивает, закрывая обзор на Брюса. Тот должен собрать чемоданчик, нельзя выпустить вирус еще раз. Тот должен закрыть чемоданчик, составив все колбочки обратно и бежать. Бежать так быстро, как только сможет, потому что иначе никак, потому что иначе они полягут здесь все, под руинами, под Халком.

Тони не вздрагивает, вспоминая зеленого парня, он даже не боится, что тот его уничтожит. Халк гораздо умнее, гораздо мобильнее, логичнее, яростнее чем может казаться на первый взгляд. И Тони знает, что они найдут общий язык, как в свое время он нашел его с Брюсом, поставив на один из общих интересов и выиграв.
У Халка свои резоны, но Тони как живой щит, закрывает собой, потому что знает, что, если чуть промедлить, будет поздно. Парни не стреляют, ждут команды, но команды не будет, сигналов нет, лаборатория беспомощна против того, кто сам вирус, самый страшный компьютерный вирус внутри человеческого тела. Тони усмехается.

- Мы здесь почти законно были, господа, какие проблемы?

+1

10

Но стоит человеку научиться стрелять,
его так и тянет бить прямо в цель.
Джек Лондон. Морской волк

Есть такой звук, мелодичный звон, он появляется если провести мокрыми пальцами по краям стекла бокала. Он приятный и в чем-то даже успокаивающий. Он звучит как равномерно бьющееся сердце внутри нормального человека. Брюс считает что у всех людей есть свои звуки. Так вот, Брюс Беннер сейчас звучит как слово «Вдребезги».
Кажется, что проходит целая вечность, прежде чем Тони закрывает его собой обрастая броней. У доктора чертовски много вопросов по поводу этого, потому что это не просто новые модификации Старка, это уже какая-то органическая броня, и вопросы из тысячи сразу же за секунду перерастают в миллионы. Им нужно поговорить. Наконец-то, нормально, высказать все как есть, потому что Брюс не помнит, когда они в последний раз вообще вот-так вот говорили. О всем как есть.

Но даже если они решаться, есть важный пункт. Есть ли у Брюса Беннера на это право?
- Тони, осторожнее, - Брюс шепчет и составляет пробирки в чемоданчик обратно, торопливо, но осторожно, глядя точно в дуло одного из автоматов ближайшего штурмовика. Солдаты ждут, наверняка сигнала, отмашки, или просто резкого движения хоть кого-нибудь из них двоих. Взгляд невольно скользит за маленьким красным кружочком луча от прицела и Брюс не может сдержать улыбку. Дикую и злую.
Мистер Грин внутри смеется. Снова. Напряжение своим тяжелым грузом физически ощутимое спадает на плечи Беннера. Он не предлагает свою помощь, он просто издевается, сукин сын.
Если сейчас, прямо здесь, начнется приступ панической атаки, страшно представить, чем он может обернуться для них с Тони. В прошлый раз Брюс довел Чарльза Ксавьера (сильнейшего телепата на планете, на минуточку) до острой головной боли. Ну а здесь он может просто все разнести.

Разобрать по кирпичикам.

Нельзя. Просто нельзя подводить в очередной раз Старка. Он уже совершил ошибку с этими гребаными пропусками, иначе как еще их могли вычислить? В Тони Брюс не сомневается.

Резкий щелчок захлопнувшегося чемоданчик приводит в движение всю комнату разом. За несколько секунд Брюс забывает, как дышать, потому что кто-то стреляет. Метко, прямо в сторону Старка, и это, господибожемой, не просто пули, а лазерные лучи.
Брюс отскакивает от расплавленного угла стола крепко вцепляясь в чемодан и разворачивается на пятках кроссовок срываясь в бег. Главное, чтобы эти придурки в него не попали. Кто вообще дал им команду стрелять на поражение? Неужели это…из-за Тони? Потому что Железный Человек в Нью-Йорке?

Вот дерьмо, вот же гребаное дерьмо.

Пять человек в форме бросаются на Старка, выстреливая в него не только лучами, но и какими-то плоскими дисками. Они влипают в броню Тони и сразу же дают мощным зарядом тока. Остальные штурмовики кидаются за Беннером, стреляют в след, но Брюс соскальзывает с громким скрипом за угол, хватаясь за стену чтобы оттолкнуться, и бежит. Он даже не видит куда толком, но успевает с размаху вдарить одного из солдат углом чемодана, когда тот появляется неожиданно из-за угла.
Брюс не боится ранений, хотя это чертовски больно и, если кто-то думает, что регенерация Халка дело мгновенное, жутко ошибается. Может пройти от нескольких секунд до десяти или двадцати минут, пока Брюс не осознает, что рана смертельна. И только тогда приходит большой парень. Но это больно всегда, черт побери.

И сейчас Брюс начинает злиться. Опять. На себя, на Гидру, даже на Старка, который не может себе позволить и капли слабости. Так какое право у них на это?

Стив. Первый кому бы Брюс хорошенько врезал по носу. За всю ту херню что он натворил, за всю ту ересь, в которую он верит и держит в своей голове. За Старка, в конце концов, который все еще в него верит. Упрямый козел. Как вообще так можно жить?
Брюс злиться и бьет одного из солдатиков Гидры по черному шлему, проламывая армидный корпус позеленевшей рукой. Брюса штормит, он на самом кончике ножа, на самой грани. Все еще бежит к концу коридора, слыша череду выстрелов куда-то, где все еще сражается Тони. Потом Брюс кажется слышит взрыв, и от этого по-настоящему страшно. В одно мгновение здание сходит сума, мигают серены, механический женский голос объявляет тревогу и просит покинуть всех кабинеты. Эвакуация. Но на этом этаже валит дымом так, что режет глаза. Брюс не слышит даже собственного сердца.
- Тони! ТОНИ! – Плевать на солдат, Брюс кидается обратно, все еще сжимая с усилием чертов чемоданчик в руках, но почти ничего не видит, пройти всего на пару метров, чтобы зацепиться ногой за труп.

Обоже, Тони. Тони…Чертов Старк, где же ты? 

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-16 02:18:19)

+1

11

У каждого их них есть свое предназначение, думает Тони, у каждого из них есть свои мечты и что-то, что они могли бы делать, если бы не спасали мир. Брюс мог бы лечить людей, действительно мог бы, действительно успокаивал бы детишек и обещал радости материнства тем, у кого их и быть не могло. Тони? Тони мог бы быть механиком, нет, серьезно, у него бы прекрасно получалось, он бы собирал старенькие пикапы, подтягивал тормоза, разболтавшиеся от времени и пытался бы уживаться с собственными разрушительными порывами.

А что они имеют в итоге? Никакой жизни, сплошная война, которая никогда не заканчивает. Им никто не платит зарплату, их никто не ждет дома, они тоже никого уже не ждут. У них свои приоритеты, у них свои попытки выжить, у них свой способ вставать по утрам. Тони думает о том, что для того чтобы раскрывать глаза утром, нужно все больше и больше сил и все меньше желания. Им надо будет поговорить об этом, возможно, он расскажет Брюсу о том, как не может спать после Гидры, потому что сон больше не нужен. Возможно, он расскажет Брюсу о том, что он больше не человек и ему не нужны стандартные методы воздействия. Возможно он расскажет что-то еще, что-то, что скрепит их дружбу лучше взаимного спасения.

Лазеры? Тони смеется, действительно смеется и выводит репульсоры на оглушение. Тони не убивает людей, он не умеет убивать людей, он даже стреляет нехотя. А вот что он умеет, так это быстро двигаться, передвигаться по комнате, сводить с ума, под музыку адский тварей, которая глушит звуки голосов, которая успокаивает. И пока Брюс бежит в безопасное место, Тони укладывает пару тройку в обмороки, хорошие такие, глубокие обмороки и плавит парочку новых лазерных пистолетов, скорей всего Хаммеровского производства.

У него нет времени на отступление, у него нет времени на опустошение собственных панических мыслей, он переключается на внешние камеры, глушит все, сжигает, напрямую, не щадя себя, не жалея собственный разум, не заставляя себя думать о том, что завтра может и не наступить. Что нужно поберечься. То, что у него носом идет кровь от перенапряжения, он даже не знает, экстремис глушит все эти ощущения, заставляя организм снова и снова работать на износ. Это было очень просто, выстрел, увернуться, еще один. Вспышка справа, слева, сзади. Тони отрубил все, до чего дотянулся, оглушил всех, до кого смог добраться и замер.

Взрыв тоже внезапен, Тони глушит в себе панику, зная, что не умрет. Глушит в себе эмоции, цепляется за остаток стены и смеется, потому что броня сползает с него, как золотой каркас, сползает, чтобы пересобраться, чтобы починиться залить его снова, с головы до пят в золото. Тони смеется, потому что убить Железного Человека можно было до августа, а потом они что-то сделали с ним и все. Потом был холод и пустота.

Он вылетает в коридор, закованный в новую броню, почти без повреждений и почти врезается в Брюса. Но сейчас говорить некогда, сирены, паника, голоса, Тони подхватывает дока за талию и рвется к окну. К стеклу. В осколках которого они и покидают здание лаборатории. Музыки нет, голоса далеко-далеко, как и земля, где-то под ногами, где-то там, где ее не должно быть.

- Держись крепче пирожок, я мастер по виражам, но обычно делаю это один и без ценного груза в виде тебя и колбочек. – Тони взмывает выше, а потом резко падает, выпадая из обзора камер, замирая на самой границы слежки. Подключается, снова подключается к наблюдению, сбрасывая данные, выжигая платы, переключая режимы. Экстремис бесится внутри него, но он не останавливается, пока в трех кварталах от лаборатории они не оседают на землю. В безопасность.
- Это было весело, но давай не будем повторять, друг. Ты в порядке?

+1

12

Для каждой миссии есть правильный и неправильный путь.
Бездумно начинать бой — это, чаще всего, второй путь.
Assassin's Creed Syndicate

В порядке ли Брюс? Это как посмотреть. Если сейчас, то физически с ним не может что-то случиться, а вот если психологически…то очень сильно не в порядке.  Но если в целом, Брюс Беннер последний человек в зоне радиуса трех кварталов с которым может случиться самое страшное(и даже сверх) и он останется при этом жив и невредим.
- Нет, Тони, я не в порядке. Я вообще очень сильно не в порядке. Нам надо поговорить, - Только не под парадную музыку взрывов и полицейских серен. Брюс морщится, разглядывая издалека как высоко валит черный дым после взрывов. Скорее всего это была какая-то чертовски дорогая техника, и спасибо случаю, это была не их лаборатория с этими вот «колбочками». Брюс прижимает к себе чемоданчик с образцами вируса и проклинает все на свете. Свою неудачу (ну в самом деле, сколько можно влипать?), себя за очередные проблемы и то, что подвел друга и этот маленький чертов чемодан. Его хочется выкинуть, но в противовес хватка Беннера становится сильнее.
- Всегда хотел полетать вот так вот с тобой, но теперь, не хочу. Не обижайся, я просто…не люблю вот этого, оказывается, - Палец Беннера некрасиво утыкается в горящее здание и Брюса просто злит мысль, что они чуть не попались.
- Прости, Тони, это моя вина. Я опять…- Стойкий запах дыма уже успел въестся в одежду и Брюса от вони совсем чуть-чуть ведет. Он просто перенапрягся, устал, действительно вымотался под самую завязочку и психовать в компании Старка, который и сам выглядит паршиво, не самая лучшая идея.
- Тони, у тебя кровь, - Брюс осторожно протягивает Старку слегка скомканный платок и вздыхает. Железный Человек это тень Тони Старка, потому что сам Тони похож на белую смерть. Может это из-за боя, может быть это вообще, а может быть…Брюс ни черта не знает. Совсем вообще. А имеет ли он права спросить?
- Пойдем, здесь опасно торчать долго, - Брюс вздыхает и наконец-то осматривается в переулке, куда их забросил Железный Человек. Оказалось, райончик из неприятных. Из серии тех, к которым идешь пару поворотов через какие-то помойки, и хоп, ты уже в криминальной части города. Это хорошо и плохо одновременно, потому что к ним могут пристать из-за чертового чемодана и только стычки с ворами сейчас не хватало. А с другой стороны, местной шпане глубоко плевать кто ты и куда идешь.
Брюс плотнее натягивает капюшон на лицо и манит Тони за собой, куда-то к старому полуразрушенному дому. Сейчас только такие опустевшие здания и вызывают у Брюса странные ассоциации с покоем. Он сам как этот дом, еще немного, подложи взрывчатку, и домик с хлопнется вовнутрь, прямо как карточный.
- Тони, что с тобой произошло? Я....Ксавьер пригласил меня на базу. После этого вируса я уже не смогу держать нейтралитет. Мне надоело держаться в стороне от всех. Гидра чуть ли стала не моей тенью. До уговора со Стивом, чтоб ты понимал, меня пытались взять целых два раза. Потом эта безумная Белова и…я кажется реально схожу сума, - Брюс говорит это все таким тоном, словно ничего такого в этом нет. Ну подумаешь у носителя Халка едет крыша, вы же справитесь, да? Не справятся, никто.
- Я не хочу сидеть без дела, но и не хочу подводить вас. Может быть…Ксавьер поможет. Мы…говорили о всяком, - Брюс смотрит в сторону, он не очень хочет рассказывать о первой встрече с профессором и чем это обернулось. Это только подтвердит насколько Брюс Беннер опасен, раз даже профессору успел наследить.
- Ты ведь видел Роджерса? Что с ним не так, Тони? Мы действительно будем…воевать? Или может, договоримся? Я….- тяжелый вздох, - Мне неприятно даже думать об этом. Но что было с тобой? Ты ведь так и не сказал. Нет, если ты мне не доверяешь, я все пойму, я…действительно сейчас нестабилен, а только что тебя фактически подставил, - Брюс даже пальцем щелкает, мол, смотри, Старк, на это стоит действительно обратить внимание. Психует ли Брюс? Да нет, не очень. Скорее он чувствует себя обязанным. Тони. Оппозиции. Ксавьеру. Всему миру, в конце концов.
- Мы же можем что-то сделать, да? Чтобы все это прекратить, - Не то, чтобы доктор надеется на ответы для этих вопросов.

+1

13

Они оба не в порядке, Тони ведет чуть в сторону, экстремис выдирает себя из сетей, перестает контролировать происходящее, перестает отключать все в радиусе нескольких миль. Вирус выжал из него последнее, кажется. Тони кивнул, принимая платок и вытирая лицо, крови давно не было, остались только разводы, которые подсыхали. Вирус умел чинить сломанный организм, Тони все еще хрипло смеялся, вспоминая, как вырезал из себя жучки, практически не чувствуя боли.
- Давай поговорим, Брюс, давай, пойдем отсюда куда-то, где это можно сделать и поговорим. Не вини себя, не знаю, что за чертовщина там случилась, но в этом нет твоей вины. На самом деле, ничьей нет. Случайные совпадения, а может подстроено было, кто знает. Я мг проколоться с камерами, мало ли что пошло и куда. Идем.

Райончик был не из приятных, в самом деле. Слишком тихо, мертво, сумрачно. Тони встряхнулся, нужно собраться, нужно довести дело до самого конца, нужно, наконец-то, узнать у Брюса о его планах, возможно, схоронить его в тайном месте. Нужно обезопасить его самого от себя же. Тони ненавидел это, ненавидел, когда нужно было манипулировать, лгать, требовать чужого внимания, вместо того, чтобы отдавать свое. Ненавидел это и все равно, каждый раз возвращался сюда. К той точке, в которой говорил всем, что все в порядке, а потом начинал умирать от напряжения, пытаясь решить сразу все.

- Все в порядке, пирожок, все в полном порядке. Видишь, жив, цел, орел. – Тони не знает, как сказать, что все что с ним произошло с момента крушения башни, какое-то безумие, не знает, как сказать, что теперь внутри него свой демон, который сходит с ума, иногда. И который тоже хочет на свободу, наружу, жить своей жизнью.

Тони не знает, как сказать, что он больше не будет спать, как нормальные люди. Что ему нужно меньше еды, меньше солнца, меньше стандартных, современных витаминов. Ему больше не нужны лекарства, он больше не умрет от шрапнели или чего-то другого и даже реактор в его груди для красоты и энергии, для брони в больше часть и оружия в ней, не для него самого. Черт его знает, как рассказать.

- Когда-нибудь мы попьем кофе, Брюс, и поделимся страшными тайнами, как пара девочек-подростков на пижамной вечеринке. Когда-нибудь, когда у нас будет чуть больше времени и чуть меньше опасностей вокруг. Когда-нибудь. – И даже тут он звучит так устало, так вымученно, так бесподобно странно, что он сам себе не верит. – Чарльз? Чарльз – это хорошо, Чарльз может помочь, Брюс. Жаль, что тебе приходится снова что-то выбирать, жаль, что в твоем выборе помочь я не могу.

Тони не радуется тому, что происходит, Тони не может радоваться. Его друзья снова и снова выбирают между ним и кэпом, между новым порядком и несуществующей свободой. Больно, горько, нужно и важно. Они выбирают, они ищут свой путь, а он стоит, как маяк, как человек, который должен гореть, чтобы люди знали куда идут, как факел, с вечным огнем. Смешно.

- Со Стивом все в порядке, мне кажется, он начинает приходить в норму, что делать с Гидрой не совсем понятно. – Тони пожимает плечами. Это правда, это почти правда, он почти научился не винить себя за то, что всю правду он сказать не может. – Нам предстоит долгая борьба за то, за что мы с самого начала должны были драться, за мир, Брюс. И мы как последний эшелон, за нами уже никого. За нами совсем никого, так что мы справимся, мы справимся друг мой.

У них нет ни сил, ни времени. У них нет откровенности, правды, честности, только они сами и их последние попытки выстоять. Их последние попытки быть выше происходящего. Быть во главе, в центре, в самом «оке бури». Тони цепляется за Брюса, как за человека, который еще не растерял самого себя, как за человека, у которого спящий внутри монстр, который требует внимания, который требует жизни. Человека, который знает, как жить с тем, что ты не можешь даже рассказать.
Им определенно надо говорить начистоту, но Тони не умеет.

+1

14

На войне всегда так. Выбираешь не между Добром и Злом.
Только — за какую воюешь розу.
А если тебя мутит от запаха роз, отходишь в сторону.
Борис Акунин.

Брюс невольно расслабляется, даже не смотря на ситуацию, на напряженность в их голосе, он чувствует себя спокойнее, словно с тем взрывов в лаборатории вышел весь тот гнев, который успел накопиться за этот день. Нет, весь гнев кажется не способен выгнать ни один человек на планете, ни одна причина, ни один фактор. Все идет из глубоко прошлого, которое уже не исправить. Даже профессору, если он предложит свою помощь. Брюс все серьезнее думает о предложении Ксавьера и с тоской косится на покореженные окна полуразваленного дома.

Тони говорит, что в порядке, но Брюс не верит. Ни Старку, ни себе, ни, кажется, уже целому миру. Полчаса назад в них еще стреляли в здании лаборатории, а потом оно вообще рвануло, какое тут в порядке? Тут даже у психа и без того поломанная психика даст сбой, а что говорить про них? Они же не всесильные бессмертные боги, в конце концов. Да и то, даже Тора можно убить. Брюс знает, потому что…Халк бы был не прочь, кажется. В последние дни его мысли иногда накладываются на ощущения Брюса и ничего привычного доктор там не чувствует. Халк за пределами своего гнева, и с каждым каплей этот кубок грозит налиться до краев. И страшно представить, что будет дальше.

- Мне надоело, Тони. Неопределенность надоела. Я лечу на Аляску, не вижу другого выхода. Может быть Чарльз поможет усмирить моего монстра. Я на самом крае даже с моим супер-контролем гнева, Тони. И знаешь, что? Я уже дошел до точки, когда сам не хочу сдерживаться. И вот это меня пугает больше всего. Мне нужна причина. Быть человеком. Помогать людям, потому что себе я уже не хочу помогать, - Брюс пожимает плечами, по-прежнему не глядя на Старка. Все эти его смешливые разговоры, попытки в браваду и странные, почти детские, обещания про прошлую жизнь смешат Брюса. Будто это на самом деле Тони Старку нужен покой, а не обезумевшему монстру внутри Брюса. Но, как известно, покой нам только сниться.

- Тони, зачем сейчас эти разговоры? Ты же сам прекрасно знаешь, уже не будет так как прежде. Никогда не будет. Мы уже изменились. Ты, я, все это, - Брюс проводит рукой по довольно печальному виду на подворотни и проходящих ссутуленных людей. Погода на улице портится, солнце уходит за тучи. Сколько сейчас? Три часа пополудни? Или четыре? Сколько они пробыли в том здании? От силы час.
Брюс косится на злосчастный чемоданчик почти с ненавистью во взгляде. Куча сил и дней пошла насмарку. Они закончили лекарство от «Генома», но сонный вирус…может просто отбросить эту идею, и пусть Гидра сама с этим копошиться? Это всего лишь секундные сомнения. Нет, пожалуй, он сам закончит антидот и действительно уедет на Аляску.

- Тони, чем я могу помочь оппозиции? Что…что случилось со Стивеном? Раз ты его видел, возможно тебе он рассказал. Ты уверен, что ему не задурили голову? Потому что, я тоже видел его глаза, и…Тони, это не было похоже даже на гипноз, хотя я не специалист совсем, - Брюс усмехается и наконец поворачивается к механику с горькой улыбкой на лице.

Видишь, друг, какими мы стали? Куда нас завела дорожка, да?

- Жаль, что ты сам не знаешь, что делать дальше. Я эгоистично надеялся, что у тебя есть идеи, - легкое пожатие плеч, а в голосе Брюса вдруг такая беззаботная легкомысленность и улыбка, почти прежняя, старая. Застенчивый тихоня док. Только это не вяжется с его диковатым блеском в глазах. С доктором что-то не так, даже с Тони Старком что-то не так. Они как испорченные древние механизмы, знающие только одну команду, оживают среди пустыни, развален, где давно нет электроники, весь мир сожжен.

- Ладно, старина, не забивай себе голову. Мы справимся. Мне пришлось попасть под облаву и подставить тебя, чтобы понять, что с этим дерьмом я в состоянии справиться. Но очень надеюсь, что, когда я кончусь, а ты заметь, я говорю не если, а когда, все будут очень далеко. Халк стал сильнее, наверное, как никогда, - Голос становится все тише. Брюс Беннер словно выносит себе приговор, продолжая смотреть в глаза Железному Человеку. Вообще-то, они тут все уже давно с приговором, ну кого-то страдает только он сам, а у кого-то...все вокруг. На многие-многие мили.
Брюс Беннер живая бомба с замедленным механизмом. Не знаешь, когда рванешь, и есть ли возможность остановить. Скорее всего нет, но если выкинуть за борт, что будет потом?

Мистер Грин отзывается немедленно. Бесшумно, только улыбкой, но от этого так тошно, что Брюс не сдерживаясь трет грудь через ткань одежды. Движение нервное, хочется себя успокоить, но он скорее царапает, чтобы просто почувствовать прикосновение еще-пока человеческих пальцев.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-25 20:14:51)

+1

15

Тони знает, что такое срывы, знает, что чужие слова в такие моменты ничего не значат. Тони знает все это и молчит. Потому что все что он мог сделать он сделал, все что мог сказать, сказал. Если у Брюса сомнения, если у Брюса страхи, то он просто не тот человек, который может их унять. Потому что внутри Тони давным-давно образовалась дыра размером с пару галактик, внутри Тони нет места сомнениям и нет места страхам. Внутри Тони есть только решимость, упертость и желание решить вопросы одним махом. И он не может сдвинуться с места, не может сказать Брюсу, что все будет отлично.

Потому что он не знает, будет ли.
Он не может даже себя успокоить.

Поэтому он кивает, так же молча, отрывисто, стараясь удержаться и не высказать все, что думает. Кивает.

- Окей, ты отправляешься на Аляску, я рад, Чарли нужна поддержка и помощь, посильная, там несколько неспокойно, на этой Аляске. Несколько мутантов, которым настучать бы по одному месту и холод. Вечный, какой-то, холод. – Тони трет ладони между собой, сбрасывая это ощущение промозглой сырости, которое принес с собой даже сюда. – Надеюсь он сможет помочь тебе сдерживать второго парня.

Для Тони Халк се еще опасность. Для Тони Халк все еще существо, которое не имеет представления о жизни, поэтому рушит ее. Для Тони это не ужастик и не кошмар из-под кровати, они встречались, они жили бок о бок с этим знанием, они справлялись, каждый по-своему.

И если Брюсу нужен мозгоправ, то, никто лучше Ксавье с этим не сладит.

- Мы не говорили при встрече Брюс. – Тони пожимает плечами. Его встречи с кэпом это отдельный сорт мазохизма, качественный, но отдельный. От них и больно и горько и легко. От них сначала все внутри отпускает, а потом накрывает сначала и так по кругу.

Тони больше не чувствует себя уставшим, старой развалиной, иссякшим роботом, которому нужна подзарядка. Тони больше не чувствует себя даже человеком и это большая потеря для него, огромная потеря.

- Я надеюсь, что, когда время придет, мы окажемся готовы. Все мы, а не только ты, Брюс. – Тони больше не смеется, Тони внимательно смотрит на мужчину напротив себя, запоминая его неуверенную улыбку, блеск глаз и покорность, с которой тот говорит о собственном срыве. Запоминая, пожалуй, даже больше, чем хотел бы. – Отправляйся на Аляску и дай нам бог, справится с тем, что будет происходить дальше.

Тони покидает помещение, не останавливаясь и не пытаясь решить для себя, стоит ли оставаться. Если сейчас позади разверзнется ад и вылезет Халк, он не удивится, он ничему больше не удивится, потому что за каждым шагом Брюса следили, следят и будут следить. За каждым вздохом, не только он один. Ксавье присмотрит, Стив тоже присмотрит, все они будут начеку, чтобы в случае чего собраться и решить проблему сообща.

Это был бы отличный план, собраться ради Халка, был бы, если бы Тони не знал наверняка, что все окажется катастрофой и Брюс никогда не признается, насколько это уничтожит в нем веру в собственные силы.

- Надеюсь, нам не придется. – Тони хмыкнул и взмыл в воздух, привычно кутаясь в сеть и в броню, отпуская от себя тревожные звоночки, говорящие ему, что все не так просто.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.09.2016] A million years ago


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно