ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [05.08.16] Tame Your Ghosts


[05.08.16] Tame Your Ghosts

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Tame Your Ghosts | Усмири своих призраков
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/c3d5922041c7d8b816a4f4c231f0ebf4/tumblr_p0ecs5BFqC1vubtggo3_400.gif

James Barnes | Steven Rogershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Уже давняя встреча и всё происходящее не дают Зимнему Солдату покоя, и это было чем-то тем, с чем он примириться всё-таки уже не мог. И, в отличие от некоторых, нашел способ и предпочел решить проблему радикально, однако не смог и поплатился за это сам.

ВРЕМЯ
5 августа

МЕСТО
Тайное жилье Капитана Америка.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Всё будет очень сложно и грустно.

+4

2

Манхеттен по-прежнему пропитан запахом гари.
С тех пор, как Башню взорвали, прошло уже пять дней, и город, кажется, начал жить своей жизнью. Почти. Если опустить снующие туда-сюда патрули Гидры и тот бред, который прокручивают по телевидению. Произошедшее меньше недели назад огрело Баки Барнса пыльным мешком по голове, погрузив в состояние, близкое к подлинной и очень глубокой панике. Не впервые мир вокруг него, его уютный привычный мир, переворачивался с ног на голову, оказавшись большим обманом и огромной подсадной уткой, но теперь всё было по-другому. Больнее и жестче. Всё потому, что в дело впутан кэп.

С одной стороны, всё складывалось логичнее некуда: странное поведение Роджерса можно было объяснить именно двойной игрой, это были те части паззла, которых не хватало для полной картины. С другой же стороны, Джеймс совершенно не представлял, как смириться с этими частями паззла, и с этой цельной картиной. Капитан Америка, его герой, его друг детства, его почти-брат - и глава страшнейшей из преступных организаций? Нет, такого быть не могло, никак, совершенно, это мир, в котором Барнсу жить не хотелось.

Роджерс смотрит на него с экранов телевизоров и газет, признаваясь в своих грехах, да ещё и так, будто это не грехи вовсе, словно он по-прежнему герой всё сделал, как надо. И все вокруг молчат. А Баки от всего этого хочется удавиться: взять ремень покрепче и повеситься где-то на дверях повышенной прочности, чтоб не сорвать с импровизированный эшафот с петель, а наверняка, точно. Чтоб никогда больше не видеть это лицо, произносящее страшнейшие вещи, пусть даже не лично, а так, опосредованно, с помощью прессы и телевидения.

Второе желание, посещающее Баки Барнса - удавить уже не себя, а виновника торжества: Роджерса. Найти кэпа и поговорить с ним превращается в навязчивую идею, в перерывах Солдат думает лишь о том, что он глупец и идиот, раз не сделал этого раньше. Возможно, он мог бы предотвратить... успеть... Джеймс начинает поиски, по-прежнему считая, что хоть немного, но знает кэпа и его привычки, а, значит, он поселится где-то в Бруклине. Даже сознавшись в принадлежности к чёртовой фашистской Гидре, Роджерс не отказывается от собственного детства, а ещё от собственных симпатий и предпочтений. Жутковато признавать, но Барнс осознаёт, что он знает, какую Роджерс любит выпечку и не только, понимание, где искать кэпа, складывается из этих мелких деталей, как из осколков, и всё же, на поиски его квартиры уходит пять дней.

Целых пять дней поиска, во время которого Барнс понимает ещё одну вещь: слышать Стивена он откровенно говоря не очень хочет. И едва ли вообще есть смысл слушать человека, сотворившего такое с их родным городом, рассуждая здраво, Стива следовало бы тихо убить, убить и забыть. Закончить начатое пару лет назад, как раз пришло время. От возможной встречи веет такой опасностью, что Джеймс начинает её бояться. Боится он, и когда поздней ночью крадётся в жильё Роджерса, взломав соседнюю квартиру и перебравшись внутрь через опрометчиво открытое окно. Солдат вооружен до зубов, передвигается по тёмной квартире, хозяин которой наверняка мирно спит в постели, держа в прямых руках пистолет с полным магазином. Неслышно открывает дверь спальни и пробирается внутрь, наставив дуло на кого-то в постели; вокруг темно, но глаза Джеймса уже привыкли  и он различает не только светлые волосы спящего мужчины, но и черты его лица, узнавая, и руку, закинутую под голову во сне, дьявол, это действительно Он.

Барнса совершенно некстати накрывает дежавю с головы до ног, мерзкое, стылое и холодное ощущение. Всё это уже было, он уже держал безоружного кэпа на мушке, тогда ему приказали его убить, но Баки не смог, кто приказал, к слову, Гидра? Смехотворно... Неудивительно, что у него ничего не получилось тогда: кэп наверняка был готов к встрече, а, зная, сколько у Солдата триггеров в его дырявой голове, одному черту известно, какие из них были задействованы. Барнс вспоминает не только их первую встречу после падения с поезда, но и само падение, и то, что было до, борьба с Гидрой, неужели всё это было ложь, фикция?

Один выстрел, ему надо было сделать лишь один выстрел, и все эти вопросы больше не будут иметь значение. Никакого. Совершенно. Барнс стоит напротив кровати кэпа, устойчиво расставив ноги, крепко удерживая обеими руками пистолет; нет, дуло не дрожит, не отклоняется ни на миллиметр. Лицо у убийцы сосредоточено и напряжено настолько, что напоминает жуткую маску. Надо было стрелять. Поставить точку в веренице жуткой лжи в его жизни, наконец-то. Закончить эпопею с украденным прошлым, памятью, триггерами, со всем этим, что так тесно завязано на нём, кэпе. Но ничего не происходит, Барнс лишь чувствует, как начинают неметь крепко сжатые пальцы рук - обеих, и живой и протеза. Чёртовы фантомные ощущения, как всегда, не вовремя.

+3

3

Как и следовало ожидать, произошедшее с явками на публику вызвало достаточно (даже слишком) громкий резонанс, чтобы вообще можно было надеяться, что он уляжется в ближайшие месяцы, так что сейчас уже оставалось разве что плыть по течению, избегая ударов о поднимающиеся волны. Или, если быть более точным, ловко варьировать между ними.
У людей были вопросы.
Много вопросов. Еще больше замешательства, но в общем и целом это было нормально. Впереди еще была работа. Много работы. Много тяжелой и не везде чистой работы во имя светлого будущего. Чутье подсказывало, что Старк не единственный окажется козлом отпущения, и к остальному следовало подготовиться и практически, и морально, поскольку этот поезд было уже не остановить, и под откос его, как во внезапно устаревших и потерявших долю своей актуальности вестернах, пускать тоже не хотелось. За ситуацией следовало долго и тщательно следить, но пока что всё складывалось на редкость удачно для них и неудачно для тех, кто окосел с произошедшего сильнее всего. Суеверные бы сказали, что раз мироздание со всеми его случайностями к ним настолько благосклонно, значит, всё предрешено. На деле это была лишь импровизация, немного удачи и четко поставленные перед собой цели.
Но даже успешному участнику погибшей программы ССС иногда требовалось спать.
В первые дни очень много самых разных людей закономерно разрывали Роджерса на бесконечное множество вопросов и ответов, так что в конечном итоге солдат предпочел воспользоваться первой же подвернувшейся возможностью отдохнуть не на базе и не под прицелом вездесущих СМИ — и с учетом их дотошности это дорогого стоило. Капитан был военным, у которых обычно всё довольно прямолинейно, тем не менее, он давно и прекрасно научился быть незаметным тогда, когда это требовалось. Он умел грамотно уходить из поля зрения, не привлекая к себе внимания посторонних. И всё-таки Стив был осторожен. Практически все эти годы он действовал один, однако он прекрасно понимал, что часть народа (и, возможно, существенная) не воспримет это его заявление спокойно, а значит и врагов у него вполне ожидаемо станет больше, чем обычно. Часть из них, с наибольшей вероятностью, окажется крайне радикально настроена и, главное, окажется достаточно грамотной в своих действиях, чтобы создать ему, да и не только ему, проблемы. Это нормально. Но со временем волнения стихнут. Попросту утратят свою объективность и обоснованность.
Он не был трусом. И всё же отдавал должное отдельным авантюристам, потому в реальности он нигде не отдалялся от своей Гидры. От перестраховок. От своих последователей и единомышленников. Пока что любая оплошность могла стоить дорого всем, не только ему. Бояться не стоило, просто следовало быть осторожным, особенно тайно смотавшись в спокойные жилые районы.
...И всё-таки старого друга от возмездия не остановило ничто. Никакие меры. Никакие заставы, кроме собственной совести.
Как правило, у людей, вечно балансирующих на лезвии ножа, а так же ведущих довольно рисковый образ жизни, со временем довольно сильно развивается интуиция. Любые бойцы всегда чутко спят — это часть профессиональных привычек, от качества работы которых зависело, останешься ли ты в решающий момент в живых.
И практически всегда даже затылком улавливают чужое внимание к себе, особенно если на тебя довольно долго смотрят в упор.
Стив едва приоткрыл один глаз, рассматривая в темноте визитера, которого по печально знакомым очертаниям узнал практически сразу. Позиция была характерная, силуэт тоже, причем по многим статьям, и ситуация была откровенно опасной, поскольку никакая ССС не спасет от последствий точного выстрела с такого расстояния. Однако никакого испуга или страха не было — уже хотябы потому, что Зимний Солдат вроде как принял решение.
Но он всё еще сомневался, если до сих пор не выстрелил.
— Баки? — немного сиплый ото сна голос прозвучал даже радостно, но без реального удивления. Глупо было полагать, что он после всего произошедшего не придет, по сути это был лишь вопрос времени. Осталось подобрать верные слова, подкрепить его неуверенность в нынешних действиях и убедить убрать оружие... у Роджерса были некоторые сомнения, что, в случае чего, даже проснувшийся он полностью уйдет от пули, но и вставать или как-то более явно менять положение он не спешил, поскольку даже такая позиция не рассматривалась им как безнадежная. — Что ты делаешь?

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-03 04:41:45)

+3

4

Логичнее было бы услышать другое. Хотелось бы услышать другое. С порога хоть какое-то подтверждение, опровержение.. Что-то, что могло бы объяснить всё то, что прокручивали по радио и телевидению. То, о чём так яро настрачивали газеты. Сенсация, шок, удивление, фантастическая правда, Гидра как кладезь мудрости и добродетели, и главный символ свободной страны во её главе. Капитан Америка. Его лучший друг. Его единственный брат. Его самый страшный предатель? Барнсу слишком хочется расставить точки сейчас. Над i, да что там, над чем попало. Хоть какие-то точки, что обозначат наконец финал в текущем безумии. Потому что Стивен не помогает совершенно. Просыпается, открывает глаза - все такие же светлые и честные, непорочные, можно сказать. Неспособные лгать - так раньше думал Баки, долго, слишком долго. А теперь?...

Лучшие из актёров - те, в ком актёров не подозревают.

- Тебе ли задавать вопросы, Стив, - голос у Барнса звучит низко, почти хрипло, он перехватывает рукоять пистолета покрепче, по-прежнему удерживая её обеими руками, никак не в силах решиться.

А потом стреляет.

Безо всяких сомнений жмёт на спусковой крючок до приглушенного звука плевка металлом - раз, второй, третий. Четвёртый.
Целясь при этом в кэпа, но сместив руки с оружием на пару сантиметров левее. Нещадно дырявя пулями идеально белую подушку. Пистолет с глушителем, а потому выстрелы не потревожат соседей.
Пятый, шестой выстрел. Ещё.
Барнс разряжает всю обойму, прежде чем снова начинает дышать. И дело совсем не в том, что дыхание может внести в стрельбу погрешность. Просто Баки теперь, оказавшись в каком-то смысле безоружным, может дышать спокойнее: с расстояния нескольких метров ему кэпа теперь никак не убить, а приближаться - сродни контакту с ядовитой змеёй. Смертоносной, и с чертовски манящей шкурой. Потому что Зимний отлавливает себя на стремлении сейчас услышать от Стива слова, которые объяснят всё. Оправдают его более чем полностью. Например, Роджерс внедрился в жуткую организацию, чтобы развалить её изнутри. А что? Не его методы, но мог бы, если бы понял, что этот способ - единственный. Барнс тут же мысленно одёргивает себя, в который раз - единственный? Капитан, которого он знал, никогда бы не пошел на такие меры, как разрушение Башни Старка, принесение в жертву сотен людей, это была катастрофа.

- Говори, Стив, - слова из себя Баки цедит, отчётливо, по слогам. Смотрит на Стива по-волчьи, исподлобья, опустив разряженный пистолет и почти не являя собою никакой угрозы. Смотрит, ждёт, и боится. - Говори и расскажи мне, что, чёрт возьми, с тобой происходит.

Зимний боится, что снова поверит ему. Чёртов Роджерс. Чёртова слабость.

+2

5

Он подозревал, что Баки всё-таки нажмет на пусковой крючок. Предполагал даже, что выстрел мог быть нацелен всё-таки в него, но интуиция вынудила остаться на месте, когда взгляд уловил небольшое отклонение прицела; интуиция убедила поверить в то, что Барнс до сих пор оставался тем, кем являлся, действовал сейчас по собственной воле, а значит он по определению не мог убить его. Не мог...
И не смог.
Первый выстрел хоть и не раздался содрогающимся хлопком, но свист пролетевшей рядом пули вынудил внутренне содрогнуться, и уже спустя следующее мгновение стало ясно, что никакой боли нет. Не последовало и дальше, хотя приходилось признать самому себе, что, хоть это и был наиболее вероятный вариант — в определенный момент он всё-таки действительно испугался. Проявилось это разве что в том, что Роджерс с едва заметным облегчением прикрыл глаза, поскольку ситуация в принципе не позволяла с неё весело смеяться и шутить, словно всё это на самом деле ерунда. Это было далеко не так.
По характерному щелчку стало очевидно, что патроны у вторженца закончились. Стивен еще с мгновения наблюдал за ним, ожидая дальнейших действий, затем, поняв, что ничего за пальбой не последует, перестал изображать манекен и поднялся. Вернее, сел в постели, внимательно рассматривая друга, брата, внимательно, в определенной мере искренне грустно и без тени сна, которого во взгляде не осталось еще с первой пулей. Он был как раз кем-то тем, кого ему всё это время очень не хватало, но, к сожалению, Капитан уже понял одну простую истину — с правдой, с реальной правдой этот человек никогда не станет мириться. А значит, больше его никогда не будет рядом.
Не будет, если он скажет всё как есть прямо.
Но можно было сделать по другому, тем более что ломать комедию не приходилось. Можно было доказать обратное. Примерно такие эмоции он в данной ситуации и испытывал по-настоящему просто потому, что это был Барнс. Это не было отчаянием, но и не являлось равнодушием. Но в данной ситуации это выглядело смирением. С чем?
— Я... не думаю, что ты мне теперь поверишь. Что кто-то вообще мне поверит. После всего этого... после того, что произошло. Это не должно было случиться, этого нельзя было допускать, однако в итоге мне ничего не удалось избежать, — Роджерс устало надавил пальцами на переносицу, на краткий миг спрятав лицо в ладонях и думая, что в данной ситуации было бы лучше предпринять. Баки был как раз одним из тех, кому он не хотел лгать, кому он не хотел вредить, однако есть вещи, которые просто должны быть сделаны, и даже не во славу Гидры. Во славу того, за что они боролись по-настоящему. Во славу того, за что боролся Барнс. Лгать без лжи как таковой за свою жизнь он научился слишком давно, а потерянность, растерянность — она и в Эфиопии растерянность. Мало кто видел его в состоянии, когда вроде как слова подобрать можно и даже хочется, но прямо говорить ничего нельзя — а почему нельзя говорить напрямик прямолинейному человеку, который никогда и ни при каких обстоятельствах не уходил от ответа, пусть предполагают сами. И понимают как понимают, не факт, что правильно. Однако Баки как раз-таки являлся тем, кто мог всё воспринять сквозь призму своего опыта — то есть по опыту человека, который много лет делал то, что не хотел делать, а в таком случае можно было попытаться обойтись без крайних мер. Во всяком случае, попробовать, даже если это... не совсем справедливо. Но план Б Баки точно не оценил бы и, честно говоря, задействовать его Стив и сам желанием не горел. — Я все это допустил. Я понимаю, почему ты хотел это сделать. И, наверное, тебе в самом деле следовало это сделать... потому что я сам не знаю, что теперь делать. Прости. Я не знаю, как от всего этого сбежать. Думаю, если ты следил за мной, ты и сам понимаешь, что кругом происходит. Я не могу уйти, как бы ни хотел и как бы ни пытался. Я не знаю, как избежать влияния Гидры и того, что делаю, хотя осознаю, что она использует меня.
...Для большего резонанса, всего-то, но это уже была не суть. Грусть во взгляде сменилась отрешенной обреченностью — от того, что, вероятно, одного из по-настоящему дорогих людей после этого разговора в самом деле больше не увидит, каким бы боком тот ни повернулся.
— Тебе нужно уходить отсюда. Сейчас же. Я не хочу, чтобы они поймали еще и тебя.

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-24 03:39:12)

+2

6

Надо было пристрелить его до того, как он открыл рот. До того, как он начал говорить.
Потому что теперь Барнс чувствовал себя полностью одураченным. Растерянным. И из-за этого - очень слабым.
Вся его уверенность, все его цели рассыпались в ничто. Можно было, конечно, не поверить Стиву, подумать о том, что этот человек вполне себе может лгать, навешать лапшу ему на уши, как всем остальным, как ему ранее, но вместо этого Барнсу совестно и на душе мерзко скребут кошки. Ведь он уже был в такой же ситуации, верой и правдой служил ей - чёртовой Гидре, был её верным солдатом и убивал по её заданиям ни в чём не повинных людей. У Гидры была масса способов одурачивания людей и не только, промывки мозгов как с помощью технологий, так и, возможно, с помощью особ со способностями, эта организация не гнушалась никакими методами ради своих жутких целей. Барнс не был даже уверен, к чему именно стремится Гидра, наверное, это всё же захват власти, вот только в таком разрезе подчинение своим целям Стивена Роджерса кажется ему самым изощренным и хитрым планом, который только можно было придумать. Так же, как его, Зимнего, заставили убить родителей Старка. Оттого всё сказанное Роджерсом кажется чертовски правдоподобным, ну а ещё у Барнса почти дрожат руки оттого, как он хочет верить Стивену, как хочет, чтобы все его выступления и поступки, чудовищная катастрофа в их родном городе оказалась просто недоразумением, ответственность за которое придётся нести кому-то другому. Кому угодно, чёрт возьми, но не ему - Стивену Роджерсу, борцу за справедливость, другу детства. Сейчас Баки как никогда понимает, что не может тот тощий мальчишка из Бруклина оказаться фашистом, нет, никак! Всё это - ошибка, а ошибки надо исправлять.

- Я тебе верю, Стив. Кто, если не я, знает, на что способна Гидра? Скажи, как они это сделали? Что они сделали с тобой, когда всё началось? Ты помнишь, как именно они промыли тебе мозги? Это бы помогло... Откатить их... Справиться... Стив. Слышишь меня? - Барнс звучит, пожалуй, излишне эмоционально, у него даже дыхание сбивается - настолько мысль о том, что всё можно исправить, окрыляет его и воодушевляет, тем более, исправить всё они могут очень скоро, главное - дотащить Роджерса до Ксавье, телепаты точно могут справиться. Пистолет Барнс уже сунул в кобуру на поясе и теперь то смотрел на кэпа, то расхаживал из стороны в сторону, разводя руками, ведь столько можно было сделать, прямо сейчас, столько всего, не стоять же на месте! - Знаешь, не важно, разбираться будем потом, я уверен, что мы разберёмся. За меня не волнуйся, сейчас главное - вытащить тебя, Стив. Ты идёшь со мной и мы вытащим тебя из этого дерьма, обещаю. Давай, поднимайся, времени действительно может быть не так много, - Солдат остановился, замер напротив Роджерса, не сводя с него взгляда. Отчего-то уверенность в том, что Роджерс пойдёт с ним, именно сейчас пошла широкой и длинной трещиной, а вместе с ней посыпалось и ощущение правдоподобности и хоть какой-то реальности происходящего. Кэп, которого прямо сейчас удастся спасти, и он, Баки, суперсолдат с промытым мозгом и руками по локоть в крови - в роли спасителя. Сказка, сюрр. Впору проснуться, или, например, ворваться в комнату парням в белых халатах со шприцами, это куда более вероятный сценарий из его жизненного опыта.

+1

7

— Как? — Сознание Капитана натурально застряло на этом вопросе, вспоминая несуществующие детали; потому что никакой легенды на такие случаи не было. Да и какая могла быть у Гидры легенда? Скрутили, зазомбировали и потащили дальше. Баки такое "откровение", наверное, не особо удивило бы, но человеку, который на самом-то деле не проходил через подобные вещи, могло быть слишком легко говорить об этом. Ненатурально. Тем не менее, буксуя над ответом, мужчина действительно вспомнил кое-что: эти свои странные сны, которые вроде как отражали его реальную жизнь, но... были лишены множества значимых деталей. И заканчивались все как один одинаково, на одном моменте: — Я... не помню. Помню вспышку света. Бело-голубого. Уже после того, как я оставил тебя у Т'Чаллы.
Честно говоря, календарь оказалось сложнее вспомнить, хотя почему это было так принципиально и сам Стив не совсем понимал. Вероятно, не хотел нарушать заповедь "не врать по-настоящему", тогда и обратное при более детальных раскопках сказанного доказывать будет тоже негде.
Роджерс поморщился от шума, как от головной боли, внимательно наблюдая за вспыхнувшим товарищем и уже не сомневаясь, что тот сейчас разведет активную жажду деятельности. И вроде как он не шутил про спасение и прочее, и так радостно, что на этом моменте Роджерсу захотелось свалить в противоположном направлении просто затем, чтобы ему в случае успеха (и его провала) не перелопачивали мозги в поисках искусственных проблем, но отступать было поздно и отпираться он от возможного побега, тем не менее, не стал. Он же хотел как-то всё-таки сбежать отсюда, но в одиночку не понимал, как, верно? Не видел ни возможностей, ни шансов, ни оправданий для себя после всего, что произошло?
— Думаешь, мы сейчас сможем уйти от них? — осторожно уточнил Капитан, но под в обратную уверенные убеждения всё-таки вдохновленно вскочил с кровати, потянувшись за одеждой. И, наверное, следовало остановиться, но было нельзя. — Просто если они это заметят, я могу быть опасен тебе, Бак...
Баки, судя по его словам, как раз это уже не волновало.
Армейская школа, на самом деле, по гроб жизни будет делать своё дело: собрался мужчина менее чем за минуту. Да и копаться было негде, рубашка, брюки, обувь, и, на самом деле, с учетом того, что на улице было еще вполне тепло, можно было так в шортах и бежать. Одежда всё же скрывала светлую и гораздо более броскую голую кожу, в темноте на руку было в первую очередь скорее это.
На самом деле, Стив не сомневался, что за ним всё равно присматривали втихую. И, наверное, подчиненные бы вообще не поняли, если бы их лидер вдруг принялся удирать от них в одних трусах (или преследовать неопознанный вражеский объект — да с любой стороны странно), но тут даже юлить уже не приходилось — если агенты Гидры здесь и были, он не был уверен в том, где именно они засели. Точнее, по правде вообще не знал.
— Мой мотоцикл... за ним может вестись наблюдение. Ты как их обошел? Как меня нашел?

Отредактировано Steven Rogers (2018-02-08 03:34:01)

+2

8

Барнс вздыхает.

- Как, как нашел - на нюх. Учили хорошо, поди, спрашивать, кто учил, не будешь?

Губы Солдата искривляет горькая усмешка. Говорить, с помощью каких именно умозаключений и источников удалось выследить друга, почему-то не хочется. Да и не к месту это сейчас - долгие задушевные разговоры. Одевается Стивен, как военный - быстро и аккуратно, не хватает только одного. Щита. И всё же в его голосе сквозит какая-то неуверенность, от которой Баки всё еще чувствует себя так, словно всё это - разыгравшийся в его голове ирреальный спектакль.

- А если серьёзно, всё потом, когда окажемся в безопасном месте. И хватит бояться за меня, я не беззащитная школьница, чёрт возьми. За Америку бойся лучше, вот за кого я бы боялся после твоих появлений на экранах ТВ с осьминогом вместо звезды во всю грудь. Это пиздец стрёмно выглядело, Стив, честное слово. А попал я через окно. Видимо, за соседями твоими следят недостаточно хорошо.

Барнс внимательно наблюдал за своим другом, за тем, как он одевается и действительно собирается идти вместе с ним. Это лучшее, на что он мог рассчитывать, собственно, он на такое и не рассчитывал вовсе, а потому до конце не удаётся поверить в успех своего начинания. Может, дело в другом? В том, что Стив передвигается как-то скованно, и разговаривает с ним так же, а, может, потому, что он звучит так, словно чего-то боится. Или опасается. Или осторожничает. Или ведёт в уме какие-то расчеты? Это настолько ново в их общении с Барнсом, что по спине Зимнего проходит нехороший холодок.

Он тут же укоряет себя в сомнениях. Тема "кому, как не ему, знать" замусолена до чёртиков и Джеймс уже сам устал сравнивать своё поведение с поведением Стивена, или кого-то ещё, кому промыли мозги, но он снова вспоминает об этом и твердит себе: после чудовищных экспериментов Гидры кто угодно приобретает травмы, а вместе с ними и новые, далеко не лучшие черты характера. Главное - доставить Стива домой, в подполье, а дальше учёные и телепаты сделают своё дело, докопаются до причин странного поведения Роджерса и расставят всё на свои места.

А пока что надо просто вытащить отсюда кэпа.

Джеймс понимает, чтоб в комнате может быть прослушка, а потому достаёт телефон и быстро печатает заметку, после протягивая её другу.

"Выведи меня отсюда, будто взял в плен или захватил, и пытаешься вернуть в лабу. Если заметят, могут даже не вмешаться. Кэп Гидра наверняка знает приёмы против таких, как я."

Затем забирает телефон обратно, снова что-то печатает, вытаскивает из кармана пару блестящих "браслетов", кивком указывая на них.

"Для правдоподобности, на меня. В квартале отсюда, налево, тачка. Нам главное - добраться до неё. И дело в шляпе."

+1

9

— Ты это мне сейчас говоришь про "пиздец стремно выглядело"? — с горькой и не совсем доброй иронией уточнил Капитан, подавив желание нервно рассмеяться в голос, правда, по другой причине.
Ему ли не было знать, какой фурор должно было вызвать — и вызвало — то публичное заявление, когда его образ всё-таки прошел проверку временем за семьдесят с лишним лет. Иначе он бы сюда не сбежал сегодня. Большинство неуемных любопытных, охреневающих и жаждущих услышать какую-нибудь другую правду про эту квартиру, к счастью, ничего не знало. Но вообще он действительно понимал, как всё это выглядело с другой точки зрения, и как раз от того выступления не испытывал какого-либо триумфа. Оно бы состоялось рано или поздно, но последствия стычки, как и рухнувшего здания, были встречены без радости им самим в том числе.
Иначе он не стал бы спасать там же пострадавшего Железного Человека вопреки всему здравому смыслу, который в ясном уме наверняка станет костью в горле всей Гидре в ближайшем будущем. Сказать ему, что Тони выжил? И пойти следом за Барнсом в лабораторию вытаскивать еще и его, наблюдая за вытянутыми лицами собственных сотрудников?
В остальном Барнс вспомнил про то, о чем он сам не подумал — хотя он об этом, вероятно, и не вспомнил бы уже, зная, что в этой квартире прослушивания быть не должно. Экран смартфона в полумраке красноречиво и четко отразил набранный на нем текст, а дальше в его же свете блеснули наручники. Стивен вчитался и кивнул, перенимая их в руки, вместе с ними ненавязчиво вытребовав и телефон, который вскоре вернул с тем же образом набранным сообщением: "Не знаю, каким я тебе кажусь сейчас, но если заметишь, что что-то совсем не то — просто уже со мной не церемонься".
Предупреждение, на самом деле, было рискованным, но вполне здравое дополнение происходящему. Хотя они всё еще были на равных — такие наручники его друг переломит безо всяких усилий. Стивен зафиксировал их безо всякого, впрочем, удовольствия, после чего, помедлив, вспомнил про "датчики" и наглядно громыхнул прикроватной тумбочкой, опрокинув её. Шум, в общем-то, бытовой... но в обстановке из-под иной призмы всё же смазывал вероятность, что два солдата реально миром договорились на это всё.
Ключи от квартиры были у него, но из мужчина оставил просто в замке, дальше поведя Зимнего Солдата в указанном направлении по предложенному сценарию. Соседи дрыхли, ни о чем не подозревая, по первому взгляду на пустынной ночной улице никакие посторонние на них не обратили внимание, хотя если кто-то за ним и наблюдал, то наверняка задался вопросом, кого это он тащит и куда.
В открытую Роджерс не озирался, лишь краем глаза, чувствуя перед собой натянутое, готовое к броску напряжение товарища. Направление по описанию он понял всё же верно, однако в паре метров от, видимо, той машины, к которой они и стремились, идя позади Барнса, замедлил шаг.
Он этого делать правда не хотел, но было надо.
— Баки, — окликнул он бывшего напарника и, перехватив его взгляд, чётко и разделяя слова произнес: — Сокол. Ясный. На. Присаду.
То есть вольная птица-убийца — вернись охотнику на руку. Команда на отключение сознания. Или симуляцию организмом обморока, если можно было так сказать. Ему ли было не знать, что всё впаянное Барнсу в мозг не то что выпилить у него из головы не успели — даже не всё из вписанного знали.
— Извини, Баки. Это уже не та война.

Отредактировано Steven Rogers (2018-02-13 00:05:53)

+1

10

Это было очень рискованно, рискованная идея с самого начала и дело даже не в наручниках, которые Барнс позволил на себя надеть без малейших возражений, ведь это была его идея. Всё могло пойти не по плану, за Стивом могла иметься более серьёзная, чем он предполагал, слежка, Барнса могли сцапать на подлёте и вернуть в Гидру, чтобы дальше всё пошло уже по накатанному сценарию, знакомому ему на собственной шкуре не один раз, неприятному и самому болезненному. Да и сам Стив мог оказаться подменышем, двойником, в способностях Гидры Джеймс очень мало сомневался, они могли использовать кого угодно, похожего на Роджерса человека, или даже синтетически вырастить его двойника, чтобы после использовать в своих целях. Ведь, как-никак, происходящее со Стивом потрясло население Америки, и многие из них в смятении. Барнс уверен, немало кто даже поверил стояшей за спиной Роджерса Гидре.

Но он решил пойти на этот риск, и сделал это осознанно. Возможно, очень глупо поступил, но Стив тоже когда-то глупо поступил, пару лет назад, когда доверился ему и подставлялся под удары. О том, что это могло быть частью плана, Джеймс думать не хочет совершенно. Ведь он отлично помнил, что именно тогда с ним происходило, и невозможность выстрелить  в кэпа, все эти сомнения, окончательное решение не завершать миссию - всё это шло изнутри. От самого сердца. Это не было навязано кем-либо. Простым доверием Стиву удалось достучаться до самых глубин его сознания, и Зимний, в общем-то, крайне хреново умеющий во взаимность, мысленно теперь скрипел зубами, напрягался, как будто шел самолично, вышагивал гордо в западню. Но всё равно шел. Он верил Стиву, испуганному, нерешительному Стиву, потому что это единственный способ отдать ему старый долг кровью. Сколько Роджерс провел дней после стычки на хелликариере без сознания? Один? Два, или все три? Учитывая сыворотку. Барнс не знал. Но именно эти воспоминания двигали им сейчас и давали сил на безоговорочное доверие этому человеку, чужаку с лицом его друга. Когда-то Джеймс тоже был им, чужаком.

Всё шло по плану, гладко и хорошо, на улице было тихо, и, кажется, никто не обратил на них внимания, Джеймс не чувствовал никакой слежки и не заметил ничего нового. Оставалось пройти совсем немного до заветного автомобиля, на котором он собирался увезти отсюда Стива, когда его окликнули. Барнс ещё до того, как услышал остальное, разворачиваясь, скорее рефлекторно переломил крепление звеньев цепи к наручнику бионикой, сразу почуял, что это не к добру.

А потом оцепенел.

Команда, произнесённая Стивеном негромко, но очень отчётливо, заставила Солдата остановиться, замереть на месте, не шевелясь, практически не дыша. Не поумней он настолько, что начал отслеживать эти процессы, не попробуй он вмешаться в собственное сознание с помощью третьих сил, и в частности, Алой ведьмы, наверное, это было бы незаметно и безболезненно. Но сейчас Джеймс ощущал изнутри, как  в его мозгу прокручиваются шестерёнки, полностью проминая мышление, будто в жерновах, это было почти больно, чёрт, очень больно, потому что он тренировался сопротивляться, и теперь из последних сил пытался удержать всё на своих местах, не дать старым установкам сознания в очередной раз сработать.

- Дрянь! Ты. Предатель, - прошипел Барнс, неотрывно глядя на Стива, пошатываясь на месте, бледнея, лицо у него при этом исказила гримаса боли.

А потом всё прекратилось. Он проиграл, в очередной раз дошел до какого-то пика, черты своих возможностей и шестерёнки завертелись с нужной скоростью, настраивая запрограммированый мозг Зимнего на старый лад. Заставляя его слушать.  Подчиняться. Джеймс так и остался стоять, только теперь он выглядел расслабленным, руки висели вдоль туловища и лицо было спокойным, чистым, не сохранив и следа былых эмоций.

- Жду указаний.

+1

11

Стив лишь на всякий случай сделал небольшой шаг назад, увеличивая расстояние между ними. Он не был особо удивлен тому, что Баки пытался сопротивляться этому и даже, видимо, в чем-то преуспел, однако не торопился сокращать дистанцию еще больше, просто глядя на своего... наверное, всё-таки самого близкого друга. Наблюдая с хладнокровием и безжалостностью, словно это никогда не было так. Лишь в какой-то миг на лицо легла тень грусти, отразившаяся и во взгляде.
— Нет. Не предатель. У всех у нас есть какая-то своя особая задача в этой жизни. К сожалению, в твоем случае — роль отправленной на заклание пешки... — задумчиво проговорил мужчина и встряхнулся, хотя этого Зимний Солдат уже явно не слышал, а если и слышал, то не всё. — Или не на заклание. Это немало. А я да... видимо, дрянь.
Сожаления в голосе не звучало, Стив лишь поднес к другу руку в не совсем характерном жесте, однако никакой реакции не последовало: не попытались её отбить, не попытались уйти, не попытались атаковать. Видимо, шестеренки марионетки останутся теперь с этим человеком до самого конца, как бы их ни разбирали.
— Иди за мной. Вернее, иди обратно в квартиру.
Роджерс направился обратно той же дорогой, обдумывая дальнейшие действия и в итоге перестроившись в прежний порядок — то есть вперед шел Барнс, Стив на всякий случай следом, не подставляя так откровенно спину на случай, если приятеля всё-таки сорвет: подсознательно Капитан ждал такой вероятности, но на этот раз он не остановится, и ему самому тоже придется принимать более жесткие меры. Недавний эпизод он уже выкинул из головы, стараясь о нем не думать — в конце концов, есть просто необходимости, ради серьёзной необходимости бывают жертвы. Баки еще только предстояло сыграть свою роль, главное ему теперь было связаться со своими и сообщить о том, что выпущенный в поле сокол в самом деле вернулся к охотнику. Сравнение было красивое, придуманное когда-то давно. Жаль, не учитывающее того, что "дрессированных" ловчих птиц на самом-то деле не дрессируют — их приучают работать в паре с человеком, как союзник с союзником, то есть птицу совершенно честно убеждали помогать людям добровольно. Здесь надежда вывернуть в этом направлении еще была, но она с треском провалилась едва ли не в самом начале диалога.
Ладно. Когда-нибудь он выкинет это из головы — что здесь просто не было выбора.

С получением сообщения от Сапрема (сбежавшего, но с такими новостями и уловом — уже не суть) вскоре Зимнего Солдата упаковали и увезли на базу после краткого диспута с прибывшим на место офицером о том, что делать с ним дальше. План бодро вырисовался, как и дальнейшая роспись действий, пока у Барнса всё же не хватало силы воли переломить программу. Так его на базу и увезли, где стерли память за этот вечер и прошедшие полдня. Там же ему вписали в сознание новую программу, гораздо более точную и вариативную — современные технологии далеко ушли в сравнении с советскими и мозгоправными устройствами пост-военного времени. И на той ноте Зимнего Солдата просто отпустили. Оставили в той же припрятанной в невзрачном месте машине, в которой он сюда и приехал. Чуть погодя он просто придет в себя, словно отвлекся и задремал.
А Стив... что Стив? План был готов к исполнению, хоть реализация и займет некоторое время ожидания. Но в ту квартиру в Бруклине он всё равно больше не возвращался.

Отредактировано Steven Rogers (2018-02-14 06:32:43)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [05.08.16] Tame Your Ghosts


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно