ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [12.08.2016] Жребий брошен


[12.08.2016] Жребий брошен

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Жребий брошен
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://images.vfl.ru/ii/1514833920/afb479a5/19986312.gif https://images.vfl.ru/ii/1514833919/5c25e334/19986311.gif
Стивен Роджерс | Елена Беловаhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Стив и Елена узнают о том, что причина всех поступков Роджерса совсем не в его идеологии, а в играх Кобик, и что делать с этим дальше не знает пока ни он, ни Белова.

ВРЕМЯ
12.08.2016, после полуночи

МЕСТО
База Гидры

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Всё спокойно. Или нет

+3

2

Это казалось невозможным. Нелепым. До безумия смешным. До слёз невыносимым. К горлу подкатывало какое-то лютое отчаяние и пока еще полное отрицание узнанного. Лена не хотела верить в слова Дейзи, не хотела, потому что если поверит, что Стивен Роджерс, которого она знает, которого она действительно готова была прикрывать, - всего лишь фальшивка, то выстроенный вокруг неё мирок, где она почти царица, рухнет. Разобьется на мелкие осколки, словно зеркало Снежной Королевы.

Стивен Роджерс, его поступки, его приказы, его всё, связанное с Гидрой не могло быть всего лишь плодом воображения маленькой девочки, которая и не девочка то на деле вовсе, а всего-то сгусток полуразумной космической энергии. Даже для их сумасшедшей жизни с магами, пришельцами и богами, это чересчур. Тем не менее, Дейзи сказала, то что сказала. Это была достоверная информация Щита, которую Дейзи Джонсон выдала Гидре на фоне искусственно созданной собачьей преданности. Белова удивлялась собственному хладнокровию в тот момент. Как будто ей не переворачивающую всё с ног на голову правду сообщили, а отчитались за неудачу на какой-нибудь посредственной миссии.

Полное осознание накатило потом, в одиночестве. Вместе с ним и растерянность. Что теперь делать? Как быть? Как вообще смотреть на Стива дальше, если всё неправда. Ради чего и кого Лена искупалась в крови, подписавшись на несколько смертных казней во всех штатах, где она еще разрешена, и десятки пожизненных, где уже нет. Ради чего они завоевывали Нью-Йорк, на котором всё не должно было остановиться, если действия Роджерса вызваны совсем не его мыслями? Или всё же его...

Лена как вчера помнила их первую встречу. В самолете, на высоте тысячи метров. Лена помнила, как удивилась, как не поверила сначала, а потом в Роджерсе её что-то пронзило до дрожи, и вопросы отпали сами собой. Белова тогда поверила во всё сказанное, и видела, что исходило оно от сердца, из самой глубины Капитана. Той глубины, которую он так долго прятал за шаблонами, налепленными на него обществом и правительством. Лена помнила и сделанный ей подарок. Воспоминания кружились в голове роем пчел, и беспощадно жалили. Их провал в пустынные земли тоже так некстати крутился в мыслях. Там они, пожалуй, действительно научились доверять друг другу, насколько это возможно во всём создавшемся вокруг положении. Они спасли шкуры друг друга, чтобы осуществить мечту. У каждого из них она была своя, но удивительным образом обе сумели сплестись в нечто, пусть и хрупкое, но цельное.

Белова сидела, заперевшись в своём кабинете, и пила. Очень русский способ решения проблем, однозначно, но сейчас ей было плевать на стереотипы. Она надеялась, что может быть хоть алкоголь поможет ей найти выход, подарит гениальную идею, как выкрутиться из этого дерьма, но алкоголь ни черта не помогал. Даже вырубиться не помогал, чего уж. Сна и градуса у Лены не было ни в одном глазу — стресс пожирал огненную жидкость без каких-либо последствий. Когда в бутылке виски остался уже на дне, Вдова всё же решила встретиться с проблемой лицом к лицу. Нет, не с Кобик, к сожалению, её Гидра, да судя по всему и Щит, до сих пор не нашли. Встретиться нужно было со Стивом, который, похоже, тоже замкнулся где-то в себе, а потом и в центре управления.

- Можно войти? - Лена громко постучала, затем надавила на ручку. Дверь оказалась не заперта, и Белова тихонько скользнула в темное помещение. Стив был внутри, сидел за столом. В руках Елена держала новую бутылку виски и два стакана — интуиция подсказывала, что сейчас они не помешают. Если не ему, то Лене уж точно. - Никто пока больше не знает, но... нам нужно что-то с этим делать.

+2

3

— Заходи, — откликнулся Роджерс нарочито бодро, хотя и сам в самом деле осел в своем углу и в своих мыслях, не особо горя желанием кого-либо видеть конкретно сейчас. Данное обстоятельство было не то чтобы удивительным... оно было ошеломляющим. Всё это время у мужчины не было сомнений в том, что он поступает правильно. Или делает всё как-то не так, как на самом деле должен. Для него всё до сих пор шло своим чередом.
Перенес он это всё, видимо, в самом деле проще, чем Елена — уже хотя бы потому, что пусть он и был главным действующим лицом, но его жизнь и его решения так или иначе ни от кого, кроме него, не зависели, и отвечал он с этой точки зрения только за себя, и всё еще оставался в этом уверенным. Сны оставались снами и жизнь оставалась жизнью. Или это всё-таки было не так?..
Честно говоря, у него были опасения, что Белова на это всё отреагирует куда более резко, тем не менее, она явно старалась держать себя в руках, и это в определенной мере даже обнадеживало. Её слова повисли в воздухе довольно-таки назойливым эхо, которое какие-то мгновения так и продолжало звенеть в ушах. Как легко, в самом деле, было бы просто запереться в штабе и делать вид, что всё в порядке и, главное, будет в порядке, ведь правда?
Стив перевел взгляд на один из стаканов, взял его в руку и задумчиво покрутил, всматриваясь в блики на гранях. Как-то очень уж бодро он выглядел для текущей ситуации, которая, если смотреть на неё трезво и объективно, была откровенно той еще...
Можно сколько угодно врать другим, но когда ты начинаешь врать сам себе и перестаешь понимать это — вот тогда следует задуматься, а есть ли в жизни смысл или его не было изначально. Ни в чем. Во всяком случае, впервые в жизни его одолел настолько острый приступ когнитивного диссонанса, когда вдруг разом вспомнились все сны о какой-то другой, совершенно иной и странной жизни, в которой не было очень многих деталей, которые он привык считать нормальными и без которых вся картина воспринималась пустой и неполной. Вспомнилось это всё. Только уже в виде кошмаров, когда он задумывался над тем, что вообще несло в себе такое откровение. Какой смысл в него был вложен.
Честно говоря, даже странно, что сидящая напротив женщина не убила его на месте, узнав это. Ведь, по сути, он её во всё это втянул, вырвал из привычного жизненного уклада, с концами обрубив все пути назад.
С другой стороны, если она сейчас еще пыталась говорить ровно, значит старалась глядеть несколько дальше, чем эту ситуацию могли оценить равнодушные наблюдатели со стороны. А это было уже... чем-то.
— Никто больше и не должен об этом знать, — Стив с неприязнью покосился на бутылку, считая, что ему так или иначе опускаться до этого не следует, даже если очень хотелось. Мгновения взгляда в пустоту сквозь блики на стекле, по которому отчетливо начали ползти трещины — хотя видимого напряжения в нем и не было. — Никто.
Роджерс опомнился и отставил стакан в сторону, пока тот еще не лопнул. Глупая аналогия, но посуда не виновата в их проблемах, а осколки потом собирать придется. Видимо, примерно так же, как он пытался собрать по кускам свою голову последние несколько часов.
— Что с этой девушкой сейчас, где она?

+2

4

Стив не притронулся к предложенному алкоголю, демонстративно отставил стакан. Что ж, кто бы сомневался. С момента их первой встречи в июне Белова действительно ни разу не видела, чтобы Кэп пил. Да и тогда это было скорее ради того, чтобы её уважить, погрузить в приятную обстановку и заручиться хотя бы легким доверием. Смешно, но он хорошо изучил её вкусы. Сейчас же Роджерсу не нужно было производить впечатление или что-то в этом же духе. Лена даже обрадовалась в глубине души. Значит, есть хоть кусочек незыблемого в его принципах, пусть оно и заключается в такой мелочи. Значит, Стивен Роджерс не целиком и полностью фальшивка, которую следует убрать как досадное недоразумение, пока не поздно.

Примеру Кэпа Белова не последовала. Как ни странно, но именно виски сейчас лучше всего помогал ей держать себя в руках и отгонял подальше паршивые мысли застрелить Стива на месте, а все его полномочия просто забрать себе. Елена ведь смогла бы на самом деле, если бы очень того захотела. Смогла бы хоть попытаться. Особенно учитывая, что имела довольно неплохую репутацию в Гидре еще до заключения союза с Роджерсом. И всё же, вместо того, чтобы держать опустошенный символ Америки на мушке, Лена крепко держала стакан, внимательно всматриваясь в то, что в него было налито. Словно на поверхности коричневой жидкости нарисованы все ответы.

- Никто, – повторила Белова полушепотом, а затем перевела пристальный взгляд на мужчину. Задержала его на лице Роджерса, в котором Лена пыталась увидеть какие-то перемены или же наоборот, полное их отсутствие. – Никто, кроме нас, Стивен. И этого уже вполне достаточно, чтобы многое, если не всё, полетело к чертовой матери.

Глоток получился большим, послевкусие отдало незамеченной ранее горчинкой. Русская поморщилась, небрежно отодвигая от себя полупустой стакан. Надо же, в присутствии Кэпа даже пить не выходило нормально, как будто сам процесс терял свою особую прелесть. В этом, похоже, была уникальная способность Стива: мотивировать людей принимать его сторону, независимо о чем идет речь - выбор кофейни или мировое господство. Ну, или в данном случае, выбор в пользу трезвости рассудка. Не на всех его «способности» действовали, конечно, но на Лену отчасти всё-таки да.

- Дейзи? Готовится вернуться в Щит. Над ней хорошо поработали, и теперь она отлично подходит на роль крота. Считаешь, что её надо убрать? – Лена вскинула бровь, затем нахмурилась. Отчего-то убивать агента Джонсон Вдове не хотелось, по крайней мере, пока. Возможно, потому что лично принимала участие в её перепрограммировании. Впрочем, резонность устранения Белова вполне осознавала. Чем меньше носителей столь разрушительной информации, тем легче Гидре будет удержать хрупкий мир на своих плечах.

- На самом деле, проблема далеко не в Дейзи, – хмыкнула Белова, поднявшись со своего места. Она начала мерить помещение ровными шагами, сопровождая каждый из них звонким щелчком каблука. Сначала позади Роджерса, затем встав уже напротив него в полный рост. – Колсон знает. Может кто-то еще из его приближенных. А я не доверяю Филу Колсону, как и всему Щиту в принципе. И обычно мои предчувствия меня не обманывают, насколько ты помнишь.

Камень в огород Роджерса полетел недвусмысленный. Взгляд и насупленный вид Елены, сложенные на груди руки, точно давали понять о чём, а точнее о ком она говорила. Имена не были обронены вслух, но витали в воздухе зажеванными словами.

- Он наверняка будет пытаться… – Белова презрительно фыркнула. – «Спасти» тебя. Исправить. Называй, как хочешь. А может и уничтожить. Изнутри. Кто знает, – пожала она плечами, на мгновение прикрывая глаза. Лена прикусила губу, несколько секунд помявшись, но всё же решила высказать терзающие  с самого начала сомнения. – Проблема еще и в том, что и я снова не знаю, могу ли тебе доверять.

+1

5

— Само собой, — мужчина поднял ясный взгляд на собеседницу, пристально вглядываясь в её выражение лица, мимику, эмоции, мысли, которые можно было бы по нему прочесть, будь ситуация несколько проще. Сам Стив спустя столько времени мыслешатаний уже не хотел думать о том, что всё это значило для них и чем подобные откровения могли бы обернуться. Впрочем, в каждой ситуации оставалось место для юмора, каким бы двусмысленным он ни был: — Пора менять эмблему и название Гидры на Уробороса*, как-то оно по ситуации вернее будет.
А может, и не верней, но сейчас это было сложно понять. Вечным бессменным кличем Гидры было её номинальное бессмертие, которое за годы своего существования организация успела подтвердить и сполна оправдать: срубишь голову, на её месте вырастут две или даже более. Так было по сей день, и Роджерсу хотелось считать, что будет и впредь. Даже если можно было считать, что подобными откровениями и раскладом вещей сегодня окажется срубленной одна голова, миру это аукнется новыми разветвлениями. Мыслей Елены он, само собой, знать не мог, потому и не осознавал, насколько в своих аналогиях был близок к истине даже с тем учетом, что Белова не стремилась на него нападать — хотя даже с его точки зрения это сейчас было более чем ожидаемо.
Но у Беловы в целом был такой вид, словно в алкоголе она топила горе. Можно было предположить, что если бы она после этого уверилась в том, что его надо убрать как помеху и досадную ошибку, она не пришла бы сейчас поговорить "за жизнь", так что как раз-таки угрозы в свой адрес мужчина сейчас не чувствовал, потому в целом оставался спокоен.
— Нет, — чуть помедлив, отозвался Капитан. Вопрос на самом деле был колючий, но и кровь по вине каких-то аномалий проливать зря не хотелось. Девочку вряд ли можно было считать в этом виноватой.
А вот Коулсон...
Роджерс ненадолго ушел в себя, глядя в пространство, затем откинулся на спинку стула и сложил ладони домиком перед собой, на какие-то мгновения став выглядеть даже веселее, чем это было на самом деле. Голос, впрочем, оставался серьёзен, и по сути он его собственное настроение и сдавал.
— Нет, не надо её убирать, я верю, что над её памятью хорошо поработали. Если правильно разыграть партию — нам может быть даже выгодно, если она в итоге всё-таки это еще кому-то скажет. То же самое касается Коулсона... и, на самом деле, как раз он меня не особо беспокоит: именно потому, что Фил слишком подозрителен и в то же время любопытен. В данном случае... это не та информация, которой можно кидаться направо и налево, и он должен это понимать. Так же он должен понимать, что это всего лишь слова, ничем не подкрепленные утверждения. Для начала — как минимум — если до сути он еще не докопался, то он попытается проверить и либо подтвердить, либо опровергнуть эту информацию. Понимая эти маленькие нюансы и имея в виду его возможные перемещения, его вполне можно таким образом перехватить. Полагаю, это можно считать за весомый аргумент?
Мужчина выразительно скосил бровь, и в глазах не было ни капли растерянности. Точнее, они еще пару минут назад были, но он их с себя смахнул, не считая существенными. Точнее... это было не то, на что следовало убивать остаток жизни.
— Пусть пытается. Так оно случилось или нет... Не думаю, что сейчас что-либо уже можно исправить без участия в этом Кобик — и тут нам надо просто позаботиться о том, чтобы её не сумели найти.

* — В данном случае подразумевалось не столько как символ цикличности и бесконечности, а скорее понятие визуальное; то есть, как то, что их же символ того же самого ящера способен сожрать сам себя и при этом не подавиться. xd

+2

6

В глубине души, сидя там, у себя в кабинете, Лена ожидала от Роджерса другой реакции. В её голове детально разворачивался наихудший сценарий, по которому Стив в ужасе осознает всё содеянное, отрекается от него и уходит обратно к Мстителям, чтобы всё исправить. Или вообще начинает собственноручный разнос всего изнутри.

Белова пыталась утопить свою фантазию в алкоголе, словно, если сознание помутится, ничего из представившегося не произойдет. Она оттягивала встречу со Стивом лицом к лицу, потому что в случае воплощения всех самых поганых ожиданий в реальности, Лене пришлось бы принимать меры. Меры крайние и жестокие. Ей пришлось бы стрелять в Роджерса в упор, как когда-то нужно было в Барбару Морс в момент её побега из Гидры. Или открывать на него охоту. Лене пришлось бы доломать всё окончательно, чтобы потом, на обломках их совместных деяний, опять выстраивать что-то новое. А может уже оставить это кладбище раз и навсегда. Вот от каких перспектив, пожалуй, было тяжелее всего.

Но вместо вышесказанного, Стив шутил. С горькой иронией, конечно, но всё же шутил и предлагал какие-то варианты дальнейших действий, по-прежнему во благо Гидры. Елена не сдержалась и улыбнулась уголками губ. От сердца у неё немного отлегло.

- То есть... я могу это расценивать как полную свободу действий в отношении Фила Колсона?.. – Вдова хитро прищурилась, не сводя с Роджерса пристального взгляда. – Если Щит в его лице или лице его приближенных обнаружит девочку раньше нас, я могу сделать всё необходимое, чтобы устранить угрозу для тебя и Гидры в целом?

Вопрос не нацеливался изначально на подвох, Беловой и правда было нужно понимать, насколько её руки развязаны. От дела Романовой вот, Стив держал её максимально в стороне. Поэтому, кто знает, насколько ему дорог Фил Колсон или кто-либо из его людей. И всё же, ответ Капитана мог многое прояснить. Человек, который без колебаний позволил Елене сбросить с самолета предавшего её напарника, который был инициатором крушения Башни Старка, с самого начала допуская определенный процент жертв во имя своей мечты, – он не станет цепляться за жизнь агента Щита, пусть это даже Фил Колсон. Это всего лишь побочный ущерб во имя высшего блага. Именно с таким воплощением Капитана Америка Елена познакомилась лично. Но теперь этому человеку сказали, что он выдуман кем-то со стороны, и всё на самом деле иначе. И пусть Стив пытался дать ей понять, что не изменилось ровным счетом ничего, кроме объема их данных, Белова всё еще опасалась не увидеть в глазах Роджерса той самой искорки, которая заставила русскую последовать за ним.

- Я не верю в это, – после нескольких минут молчания, тихонько обронила Лена. – Я не верю, что человека можно настолько изменить без всяких последствий, чтобы он так спокойно и благостно принял полную переделку личности. Так не бывает. Нельзя подобное создать с нуля. Вспомни солдат из России или Гидры. Вспомни Баки. Посмотри на меня… Всех нас переделывали, ломали, калечили. Мы такие, какие есть по воле других, но прежде, чем мы стали такими, нас уничтожили. Если бы тебя тоже уничтожили, чтобы создать новую версию, ты бы почувствовал. Ты бы сомневался. Не знаю… ты бы… был другим. Я же помню, как горели твои глаза, когда ты только начал активно идти к своей цели, мечтая о новом порядке, новой жизни. Это в тебе, Стив. Это всегда было в тебе. Возможно, Кобик просто помогла скрытому вырваться наружу? Возможно, она просто открыла миру обратную сторону Капитана Америка? Не навязанный тебе символ, а что-то более глубокое. И кто бы первый её ни нашел, Роджерс, важнее всего остается твое желание – меняться обратно или нет. Ты сам хотел бы опять измениться, появись такой шанс?

+2

7

— Пожалуй, что да, — Стив ненадолго задумался над заданным вопросом, оценивая последствия. С одной стороны Коулсона, конечно, было немножко жалко, с другой стороны — не сказать, чтобы это была самая обидная жертва этой войны. Наверное, плоха та звезда, которая согласна угробить собственных фанатов, но что тут еще сказать можно — менее навязчивым следовало быть. — Сейчас складывается не та ситуация, когда можно жалеть об этом. Еще одна разница между девочкой и Филом в том, что слова Фила явно могут вызвать куда больший резонанс... И, в общем-то, просто за этим надо теперь внимательно следить. И, если так получится, что он всё-таки начнет говорить открыто об этом — обыграть ситуацию в свою пользу. Но в любом случае щадить его особых причин нет.
На самом деле, подобное флегматичное отношение в адрес вроде как знакомого человека объяснялось тем, что в самом деле не следовало приставать к нему со своими карточками при каждом удобном и неудобном случае. А если серьёзно, то у Роджерса сейчас всё равно оставалось не то расположение духа, чтобы плюнуть вообще на всё, а ситуация, если посмотреть на неё не только сквозь призму личных разборок, на самом-то деле выходила довольно жесткой. Фактически сейчас на кону было всё, за что он боролся и действовал последние осознанные годы своей жизни, и сейчас в самом деле не было смысла цепляться за случайных людей, которые могли создать еще большие проблемы, чем их уже было. Не следовало забывать о том, что и так было не всё гладко, даже если не брать в расчет эту информацию.
А с Натальей, на самом деле, всё было просто. Она всё-таки была ему дорога достаточно для того, чтобы иметь где-то внутри себя желание держать её как можно дальше от неприятностей, которые могли ждать её в стенах этой организации. Филу в этом отношении повезло меньше.
— А что, сейчас что-то изменилось? — с явным любопытством поинтересовался мужчина и сложил руки на столе, глядя на собеседницу. На самом деле, она высказывала очень осторожные и в то же время тонкие мысли, грань которых Роджерс понимал как никто другой. Но кое-что он мог сказать о себе достаточно уверенно: — Лена... никто меня не ломал. Меня никто не уничтожал. Я прекрасно осознаю свою жизнь и свои позиции, как они были и есть — то есть практически всегда с Гидрой и на стороне Гидры. В этом плане... мне, пожалуй, повезло несколько больше, чем вам в свое время, поскольку в моём случае обошлось без насилия. Всё было осознанными решениями с самого начала. Всё другое... скажем так, я и раньше местами помнил как некий сон. Сон, а не реальность, в котором в добавок не хватает каких-то важных деталей. Если вдруг это действительно когда-то было правдой... с легкой руки Кобик этого больше нет. Нет и, пожалуй, не будет. Ты довольно метко подметила одну вещь — нельзя полностью изменить суть человека, поскольку это нечто большее, чем можно просто себе вообразить. С этим я никогда не спорил сам, — Стив ненадолго замолчал и не очень весело добавил: — По сути своей... даже Джеймс хорошее тому подтверждение, если ты понимаешь, о чем я. В конечном итоге его здесь сейчас нет.

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-29 02:14:33)

+2

8

Вся речь Елены напоминала скорее аутотренинг во имя возвращения собственного спокойствия, нежели слова поддержки для Роджерса, потому что, хоть он и ушел куда-то в себя на раздумья после услышанной новости, сильно убитым или потерянным от неё не казался. Теперь, когда первая реакция, завязанная на эмоциях, схлынула, Белова видела это достаточно четко. И по всей логике должна была успокоиться, но получилось всё как-то с точностью наоборот.

Может, Лена слишком подозрительна. Может, сейчас она поддалась паранойе. А может, просто с самого начала сложила неправильное, обманчивое впечатление о Стиве. Русская полагала, что сумела его просчитать, что видела его если не насквозь, то где-то близко к этому, и хотя бы примерно знает, как он мыслит. Белова предугадывала его реакции от самых нежелательных, до самых необходимых, как для Гидры в целом, так и для себя лично. Так она думала. И, похоже, заблуждалась.

Стивен выглядел невозмутимо, но от этой невозмутимости не веяло уверенностью. В его словах Елена ощутила нотки какого-то отвратительного смирения, как будто мнение самого Роджерса не имеет никакого смысла, раз всему причиной Кобик. Меньше всего Белова ожидала от него смирения. Точнее, она не ожидала его вообще. И на последний вопрос Кэп так и не дал прямого ответа, отчего тревога в сердце Лены вспыхнула с новой силой, но повторять его снова она не стала.

Тревога смешалась с досадой и короткой вспышкой злости внутри от упоминания Джеймса Барнса. То, что он до сих пор оставался на другой стороне, Белова считала досадным упущением. Женщина по-прежнему не теряла уверенности, что в новом времени, в новой жизни им с Барнсом не стоит воевать, в конце концов, их связывало и много хорошего. О полезности бывшего тренера речи вообще не шло, для мотивации перетянуть его на сторону Новой Гидры это было пунктом по умолчанию.

- Зимний Солдат твой друг, практически брат, насколько я помню. И то, что он спутался со Старком – твоя ошибка, которую я, впрочем, всё еще собираюсь исправить.

В сторону Роджерса был брошен укоризненный взгляд, а руки на груди Белова скрестила плотнее. Время для упреков выбралось не самое лучшее, конечно, но удержать язык за зубами не вышло. Подобных замечаний накопилось несколько, и они требовали, чтобы их озвучили, чтобы проблемы, на которые они указывали, были ликвидированы. После Барнса безумно хотелось напрямую спросить о Романовой, о Леншерре, о Максимофф. Спросить было о чем, но укол за друга уже подлил масла во вспыхнувший костерок между ними, и Лена смягчилась. Тихонько выдохнула, ощутив в полной мере усталость не только этого вечера, а всех прошедших дней, и её плечи сами собой поникли. Иногда Вдове казалось, что всего этого много даже для неё.

- Если всё сказанное тобой действительно так, то я очень рада. – Белова встряхнулась, снова расправила плечи. Повернувшись к Роджерсу лицом, она склонилась к нему, уперевшись ладонями в столешницу по другую сторону. – И я очень хочу тебе верить Стив, действительно хочу, как никому прежде. От веры в тебя зависит слишком многое. Ты собрал под своим началом самых влиятельных и опасных людей, ты дал им надежду, многих заставил полностью сменить систему координат. И если в них поселится сомнение… Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Прикосновение к его руке вышло само собой, нахлынуло спонтанное желание склониться еще ниже и закончить этот неприятный разговор совсем другим, нежели сухое прощание, но в последний момент Лена одернула руку.

- Займусь Филом и Щитом. Думаю, Дейзи нам в этом поможет. Доброй ночи, Стивен.

Белова стремительным шагом направилась к двери, оставив на столе почти полную бутылку виски и два стакана. Эмоциональный фон она сознательно подавляла, но мысли контролю поддавались сложнее. Лена была так близко от лица Роджерса, смотрела в его глаза долго и пристально, и ей показалось, что в его взгляде чего-то не хватает. Словно то глубинное нечто, притянувшее Вдову на борту самолета в его Гидру, потускнело. Она хотела убедить себя, что это всё свет и накопившаяся усталость, даже задержалась перед выходом, когда пальцы уже сомкнулись на ручке. Надо было обернуться. Хотелось обернуться. Но мотнув головой, Белова скрылась в коридоре базы.

И всё-таки, что-то вселяющее преданную уверенность, во взгляде Роджерса сегодня потухло.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [12.08.2016] Жребий брошен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно