ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [24.08.2016] Пей до дна


[24.08.2016] Пей до дна

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Пей до дна
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://media.giphy.com/media/rWCG8AW6tXbFK/giphy.gif
Virginia Potts | Tony Starkhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Мертвые воскресают и это должно быть радостью, но это не всегда так.

ВРЕМЯ
24.08.16 вечер

МЕСТО
НЙ квартира Пепп

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
все должно быть ок

+2

2

Тони не сразу понял, что упустил время, когда признание в стиле: «Хэй, Пепп, я жив», - было бы воспринято нормально. Сначала он был в Гидре, потом он почти убил человека, а потом все стало только сложнее, потому что он разбирался с вирусом и проблемами. И все это навалилось, как снежный ком или лавина, все сразу и на голову, и он просто не успел позвонить ей. Как это смешно звучит, человек антенна не успел позвонить одному из троих людей, которые им дорожили. Смешно!

Ладно, он стряхнул несуществующую пылинку с куртки, которую ему выделили Икс-мены, эти рукава гармошкой он еще долго будет вспоминать в кошмарах, и постучал в дверь. Квартира Пеппер в НЙ, хорошо, что он вообще вспомнил, что она все еще проживает в Нью Йорке. Наверное, у нее много проблем с компанией, которую Тони просто бросил и подставил, в связи с историей, связанной теперь с его именем. Наверное, стариканы с ума сходили и требовали его голову на блюде. Наверное, они были правы в своих требованиях.

- Привет, Пепп, не хлопай дверью. Ну, хорошо, хлопай, но хотя бы не сразу. Давай поговорим? Я все могу объяснить, ты же была не похоронах и знаешь, что гроб был пустой. Ну, Пепп, я серьезно, ты же знаешь, что, если бы я мог. А черт, все не то. Прости меня, я очень-очень виноват, но история складывается таким образом, что я без тебя не справлюсь. Мы же одна команда, мы же как Чип и Дейл. – Тони опять начал заговариваться, торопясь донести свою мысль, торопясь выговориться, выплеснуть накопившиеся эмоции.

Он смотрел честными и преданными глазами на женщину, которая осталась одна в войне, которую развязал он и думал о том, что она давно должна была его пристрелить. Не просто бросить и уйти, нет, пристрелить в черту, потому что он не стоил того. Не стоил ее терпения, ее ожидания, ее сломанной в чем-то карьеры и судьбы. Тони вообще давно уже не стоил ничего, кроме той награды, что Гидра за него готова была отдать. И то эти ребятки знали чуть больше, чем обыватели. Например, сейчас он с трудом смог отключить свою голову от ближайшего спутника и с каждым разом это становилось все сложнее, все опаснее, все неожиданней.

Он не стал ждать, когда она впустит его в дом. Все здесь было ее, все напоминало о ней, фотографии, достижения, даже ковер у столика, который должно быть был очень мягкий. И был ли это ковер, Тони тоже не знал. Но дверь позади него хлопнула, и он замер, настороженный и встревоженный. Этот разговор все равно рано или поздно у них состоялся бы.

- Сколько погибших было у Башни? СМИ разнятся в цифрах, но мне интересно, сколько? – Он крепко сжал в руках кепку, которую стянул с головы и постарался выровнять дыхание.

Самое страшное было в том, что он скорей всего не почувствует ничего, пусто, глухо, как будто его что-то выжрало. Не почувствует ни боли, ни вины, потому что в глубине души он уже знает кто виноват.

+2

3

Пеппер возвращается в свою квартиру поздно вечером. Переселение целой башни сотрудников проходит по плану, но не так просто, как это казалось на первый взгляд. Когда-то отлаженная система коммуникаций сейчас хромает на обе ноги. Гендиректору приходится метаться между тремя офисами и следить практически за каждой отладкой самостоятельно. При этом никто не отменял собрания, совещания, сделки и новые связи. Добавившиеся к этому чип в глазу и аккуратные попытки лавировать между Гидрой и собственными интересами выматывали хуже вечеринок Старка.
Женщина закрывает дверь, скидывает с усталых ног туфли на шпильке и босиком направляется на кухню. Хочется смыть с себя очередной трудный день, но чашку горячего чая хочется сильнее.
Чайник начинает тихо шуметь. Пеппер не отходя далеко от чайника, раскладывает на столешнице у раковины документы компании. Она опирается бедром на кухонный гарнитур и привычно зажмуривает глаз с чипом, подгибает вторую ногу и остается стоять словно цапля. Задумчиво изучая документы, женщина достает пачку с чаем и начинает не глядя ее разворачивать.
Стук в дверь нарушает своеобразную медитацию.  Гендиректор хочет крикнуть, что бы убирались к черту, но слова застревают в горле. Ноги становятся ватными, а в животе словно что-то упало с высоты небоскреба.  Пеппер хватается за столешницу и старается не упасть.  Может, показалось? Но нет, за дверью кто-то или что-то разговаривает голосом Тони.
Что это? Очередная шутка Гидры? Она спит? А может уже и вовсе сходит с ума?
Женщина на негнущихся ногах направляется к двери. Она чувствует, как сердце стучит где-то в горле.  Ей страшно. Страшно, что там не Тони и ей показалось. Страшно, что она сейчас проснется. Или очнется в камере у Гидры. Страшно, что там и правда Тони.  Она не знает, как ей реагировать на то, что он жив. Так же, как не знала как реагировать на то, что мертв. 
Пеппер закрывает чип-глаз рукой. Просто так. На всякий случай. Вера в чудо и уверенность, что Старк сможет найти выход из любой задницы -  все еще живет вместе с ней.
Она открывает дверь и ее захлопывает. Глаз успел увидеть знакомый силуэт и убидться, что перед ней стоит живой мертвец.  Пеппер давит в себе не то крик ни то всхлипывание. Сильнее надавливая на закрытый глаз, словно хочет его вырвать еще раз, но уже сама.
Подобное действие отдается болью и это немного отрезвляет.  Мис  Поттс выпрямляется и все так же, прикрывая глаз рукой, открывает дверь и впускает Тони в коридор. По ее лицу невозможно понять, какой ураган эмоций сейчас носятся у нее внутри.
- Я думала ты мертв. Гроб был закрыт. Жертв меньше, чем пишут в СМИ.
Пеппер не говорит. Тихо шепчет. Ее еле заметно трясет, а взгляд никак не может остановиться. Он мечется то по мужчине, который сейчас стоял напротив, то по полу и стенам.  Наконец, женщина ловит взгляд Старка и замирает в напряжении.  Поттс не знает, что она хочет больше – убить или обнять.
Главное – не открыть второй глаз. Вирджиния повторяет это как мантру у себя в голове.
- Тони ты бессовестный. Как ты мог не сообщить, что жив? Я себя винила в твоей смерти. 
Еще мгновение и Старку прилетает звонкая пощечина, а затем Пеппер прижимает его одно рукой к себе и неловко обнимает.  Ее заметно потряхивает.

+1

4

Эта встреча была самой страшной, на самом деле признаваться ей, что он жив было страшно. Потому что Тони все еще не был жив, потому что он все еще был там, в Башне, в крови, в этих разрушенных стенах, мертвом реакторе. Он был мертв, и никак не мог очнуться от этого сна. Кошмар день ото дня набирал обороты, тянул за собой, требовал его участия, и он по стопам и следам его, безостановочно, механически передвигая ноги.
Что он мог ей сказать? Привет, как дела? Что нового? Как прошли похороны? Да, мог бы, но не посмел. Не посмел, рассматривая ее бледную, изможденную, осунувшуюся. Не посмел, хотя собирался.

- Я мертв. – Он пожал плечами, неловко, ломано, как будто не от мира сего. – Ладно, я был мертв, но это прошло, все кончилось Пепп, хэй, я жив и тебе не в чем себя винить. Ну, кроме того, что чая ты мне не предложила, а могла бы. – Он обнимает ее, все также неловко и все также ломано, как игрушка, у которой резко оборвали все ниточки.

И тепло ее тела согревает, независимо от того, что она чувствует, думает, ждет. Согревает, как будто и не было этих мрачных недель, как будто жизнь не делилась на до и после, как будто они не виделись всего пару часов.

- Ну как стариканы? Все еще жаждут моей крови? – Он отстраняется, у него есть к ней разговор, который он не хочет начинать. Разговор, который может занять вечность, а может занять пять минут. Ему нужна ее помощь, ее ресурсы, ее возможности. И информация, ему нужна информация. – Все-все, все в порядке, правда, я в порядке, ты тоже будешь в порядке, все мы придем туда, откуда все началось. Успокойся, давай, Пепп, давай просто присядем, будем пить чай, ты расскажешь мне что творится, я расскажу тебе, ну, что-нибудь расскажу. Могу про страшную сказку и русалок, а могу заткнуться. Ты только не молчи.

И пощечина скорей всего тут тоже оправдана. Впрочем, он не мог сообщить, он и сейчас не сообщал бы, если бы это не было необходимостью. Он не сообщал бы ей так долго, как только смог, потому что это уберегло бы ее от Гидры, от Беловой и Роджерса. Это уберегло бы ее от неприятностей и боли.
Сколько же боли он ей причинил только тем, что выжил. А сколько еще причинит, когда их жизнь рухнет окончательно, и он будет тем, кто закроет крышку общей могилы? Сколько еще должно пройти времени, прежде чем он прекратит этот бессмысленный протест. Его жизнь полна боли и разрушений, боли и войны, кого он может спасти?

0

5

Пепп слушает Тони и устало улыбается. У нее возникает ощущение, что с ее плеч словно упал какой-то тяжелый груз. Но, к сожалению, это не освободило ее совсем. Она все еще считает, что струсила и все смерти в Башне на ее совести. Она видит перед собой уставшего и осунувшегося Тони, который неизвестно где прятался и чувствует, как ледяные руки вины за происходящее все сильнее сжимают ее изнутри. Тони, который привык жить в собственном особняке, иметь парк машин и еще больший парк собственных костюмов теперь вынужден прятаться.

- Нет, Тони, ты просто не знаешь, - женщина закусывает губу и опускает открытый глаз, - это я виновата в том, что больше нет Башни.

Вирджиния могла бы рассказать это попозже, сидя на диване и подбирая слова, но не стала. Лучше она сделает это сейчас, когда возвращение Старка кажется все еще не реальным сном. Искусной иллюзией собственного мозга. Успеет выговорится, пока все не рухнуло еще раз. Поттс снова прикрывает закрытый глаз рукой, что бы нечаянно не забыться и не открыть его.

- Я тогда отправилась искать этого представителя ООН, который мог бы помочь нам с договором и не нашла его. Не успела. Я попала в плен к Гидре. Они долго пытались понять, что я за мутант. Брали постоянно кровь. А потом пришел Роджерс. Он предложил мне принять его сторону.  Я предложила ему свой нейтралитет и передать управление компанией только мне, что бы избежать кризиса у населения и выдать Гидре несколько твоих спрятанных счетов.  Теперь компания только моя, но у меня в глазу чип в виде камеры, - Пеппер разводит рукой и тихо усмехается, - Я вернулась из плена Гидры за несколько дней  до разрушения Башни. Но испугалась идти к тебе. Думала, что камера передает не только картинку, но и звук. И информация полученная через меня может навредить всем вам. А в день разрушения Стив не пустил меня в Башню. Я испугалась и поэтому погибли люди. Я виновата в этой катастрофе. Не ты, Тони, а я.
Вирджиния поднимает взгляд на Тони и качает головой.

-  Ты все еще хочешь чай? Или может найти что покрепче?
Ей кажется, что сейчас Старк исчезнет, растворится как волшебные бусы в руках у непослушной девочки. Или поймет ее не правильно. Сердце пропускает несколько ударов, а затем ускоряет ритм.

Отредактировано Virginia Potts (2018-01-16 17:51:42)

+1

6

Если бы он мог бояться чего-то чуть больше, он бы научился этому сейчас, когда Пеппер открыла свои секреты, вылила на него ушат холодной воды. Отрезвила. Если бы он мог бояться чуть-чуть сильнее, если бы… Тони заело, он с недоумением смотрел на нее, на такую родную, на когда-то свою и не понимал, как выпустил из виду ее пленение, где он был, как это случилось? Как случилось так, что люди, которых он оберегал, так или иначе погибали, переламывались, исчезали из его жизни.
Как он мг допустить.
- Не думаю, что в этом всем есть твоя вина, Пепп. – У него даже губы онемели, наверное, он еще больше побледнел, стараясь сдержать свой гнев, стараясь оставаться ровным, спокойным, оплотом того, чем никогда не был. – Я там был, знаешь ли и точно знаю, кто виноват в том, что Башни больше нет. И это не ты, точно не ты, Пепп, можешь не думать обратного.

Тони вспоминал свой бег по коридорам и как заполошно билось его сердце, когда он понял, на что направлена атака. И как он впечатался в Магнето, словно в стену, которая не пустила ни на шаг дальше. Он помнил Белову в камере, ее хохот, ее действия с реактором. Он слишком много всего помнит с тех дней, как и холод прозекторского стола, который все еще приходит к нему во снах. Как будто бы он мог так просто умереть. Как будто бы ему дали уйти так просто, выпустив из рук.

- Нет уж, давай свой чай, что там в нем? Очередные травки? Поди Брюс присоветовал. Что за чип, Пепп? Что еще за ерундовина? – У Тони и руки тряслись, и чтобы скрыть это он сунул их в карман, крепко сжимая. Экстремис внутри всколыхнулся, вирус никогда не отключал себя от сети, стараясь контролировать всю доступную технику, но этот чип пока не нащупал. Тони сцепил зубы и постарался дышать ровнее. – Ты забрала броню?

Она должна была забрать свою броню, чтобы она не делала, чтобы не происходило, ее броня должна была быть рядом с ней. Тони проектировал ее чертовски долго и это было одним из самых гениальных решений! Она должна была охранять Пеппер все время, неотступно, непрерывно.

0

7

У каждого свои демоны. Ее останутся с ней, даже если сейчас ей говорят, что демонов не существует. Она сама их вырастила. Сама и будет с ними жить. 
Тони не уходит и Пеппер выдыхает еще раз. Страх, до этого сжимавший ледяной рукой ее горло – отступает.  Она даже улыбается уголками губ.
- Обычный чай. Найдешь в доме коньяк, так и быть заменим им мяту. Чип- камера, аналог той, что когда-то обнаружил ЩИТ. Пишет видео в реальном, может взорвать мне голову, блокирует экстремис , но ужасно боится грозы.
Пеппер усмехнулась и закусила губу. Недавняя встреча с асами и Брюсом все еще отдавала безумием.
- Костюм остался под обломками башни. До ее разрушения я думала, как связаться с тобой, потом как отправить больше народу подальше от Башни.  А в руинах ее уже было не найти. Алфи не отзывался. Никто не отзывался.
Женщина повинуется собственному порыву и еще раз обнимает Старка, прислоняясь лбом к его плечу. И стоит так какое-то время. Если закрыть глаза, то, кажется, что не было месяца в плену и еще месяца в неведении.
- Ты не представляешь, как я рада, что ты жив, - фраза почти теряется в складках куртки.
Пеппер свободной рукой сжимает до белых костяшек край футболки Тони.  Еще пара мгновений и Поттс отстраняется и направляется на кухню.
- Подожди минуту. Беннер и Симмонс немного подпортили чип. Я могу зациклить картинку минут на двадцать с помощью брелка.  Не заходи сюда. Я сейчас.
Вирджиния лихорадочно ищет пиджак, который скинула где-то между кухней и обеденной зоной. Наконец, нужный предмет гардероба был найден. В руке заблестел небольшой брелок и еле различимой кнопкой.
Пеппер быстро вернулась в исходное положение у кухонной столешницы. Перевернув листы в папке к концу, женщина открыла глаз. Нарочито лениво потянула затекшие мышцы лица и шеи.  Дальше,  еще проще. Открыть пачку чая. Залить черные мелкие листья кипятком. Все как всегда. Весь этот ритуал она делает каждый вечер.
Поттс мысленно перебирает варианты зацикливания картинки. Мысли несутся одна за другой с невероятной скоростью. Взгляд скользит по обеденной зоне и натыкается на коврик для йоги. Через пару мгновений в голове уже складывается картинка.  Закрепив брелок на поясе женщина быстро начинает осуществлять задуманное.
Пеппер раскладывает коврик, садится в позу лотоса  и начинает медитировать на белую стену с геометрическим рисунком.  Плавно и не меняя положения достать брелок, нажать кнопку, подождать несколько секунд.
- Готово, заходи.
Вирджиния поднимается с места и направляется в сторону коридора.
- У нас есть время поговорить нормально. Есть хочешь? Тебе нужна помощь?

+2

8

Он обнимает ее, хрупкую, податливую, не сломленную, обнимает и ненавидит себя. Ненавидит за то, что с ней случилось, за то, что с ней сделали чертовы люди, которых он должен был победить. Ненавидит, потому что больше ничего для нее сделать не может. Не может отменить Башню и ее падение, не может убрать кэпа и его тварей из города, не может ее спасти. И от этого ненависть внутри растет, становится шире, больше, становится бесконечной, неизбывной, не преодолимой.
Он должен был ее спасти, он должен бы ее защитить. Вместо этого он ласково ерошит ее затылок, стараясь не навредить, не причинить еще большего вреда, чем уже есть. Старается не поддаваться эмоциям, не пытаться выпросить у нее больше тепла, чем есть. Он ласково гладит ее волосы, которые, кажется, стали длиннее с их последней встречи и усмехается сам себе. «Неудачник», - вертится в голове, слово уничижительное, слово болезненное, слово, которое он не хотел бы повторять себе еще раз. Никогда не хотел бы повторять его еще раз.

- Мы вернем тебе броню, дорогая, должны вернуть. Она должна тебя защищать, она для этого создана. Ничего этого не было бы… - Он споткнулся о собственную мысль, не было бы, если бы не он! Если бы не Тони Старк и его проклятое имя.

Пришлось выпустить ее из объятий, пришлось сделать глубокий вдох. Пришлось прекратить метаться, хотя бы мысленно, из стороны в сторону. Она ушла останавливать свое новое приобретение, Тони чуть сполз по стенке вниз, хватая воздух губами и беззвучно ругаясь. Чертова Гидра, чертов Роджерс, проклятая жизнь, проклятые враги. Тони ненавидел, когда страдали его близкие, когда страдала его семья, когда через них страдал он сам!
Он медленно заходит в комнату, где она провела какое-то время перед тем, как зациклить картинку. Тони не осматривается, ему не нужно знать, что здесь, ему не нужно знать, как и что расположено в этой комнате. Он хотел сказать ей, что он жив, но кажется опоздал. Он хотел спасти ее, но и тут опоздал. Бесполезно пытаться теперь что-либо изменить, остается только смириться. Чего он не умеет, чему его не научила жизнь, полная ошибок и боли. Тони проходит внутрь и останавливается рядом, замирает, не способный сказать себе «что дальше».

- Нет, помощь не требуется, я в порядке. Ты же видишь Пепп, я в порядке, черт бы побрал все. Не нужно было оставлять тебя в городе. Япония была бы гораздо безопаснее, нужно было выслать тебя туда на пару лет, в самом деле, что такое пара лет в сравнении с тем, что они сделали! – Тони злиться и беспокоится и злиться. Это все неправильно, все очень неправильно! – Эту штуку можно извлечь, мне нужно знать, что ты будешь в порядке. Мне нужно это знать, чтобы действовать дальше. Ты понимаешь? Оно не должно оставаться вот так.

Он машет рукой, стараясь примирить себя с мыслью о том, что-то что он описывает уже случилось. Все самое страшное уже случилось и остается с этим только жить, как-то выживать.

- Скажи, что ты справишься? – Он касается ее плеча, ласково удерживая ее на своем месте. – Не нужно заботы, не нужно что-то делать. Просто, ты должна справится, Пепп, ради меня, ради себя, ради черт возьми, себя.
Тони ненавидит Гидру так сильно, что сердце внутри заходится. У него больше нет риска сердечного приступа, у него больше нет шрапнели внутри, да и реактор ему оставлен скорее, как энергия для вируса, чем защита. У Тони все хорошо.

+2

9

- Тони, я.
Пеппер не знает что сказать.
«Я жива?» Банально и глупо. Тони сам это знает. Только боится, что однажды Пеппер не сможет сказать ему это.
«Я не боюсь?» - еще банальней, ведь это не избавит от страха того, кто стоит напротив.
Старк начинает закапывать себя заживо. Винить во всех смертных грехах и посыпать голову пеплом.  Это видно. По рваным и нервным движениям, по зачастившему «я в порядке», по молниеносной смене тем  разговора. Попытка поскорее захлопнуть раковину и медленно вариться в собственном соку разочарований и самокопания.
- Тони, Тони посмотри на меня, - Пеппер ловил лицо гения в ладони и заставляет посмотреть себе в глаза, - все хорошо.  Мы оба живы. Компания цела и почти невредима. А у меня все еще есть вирус, который делает из меня конфетку за каких-то пару мгновений. И сейчас я налью нам что-нибудь, достану сендвичи, а ты мне расскажешь все переменные этого чертового уравнения с Гидрой и Капитаном. А потом мы решим, что будем делать дальше.  Сам же сказал, что мы как Чип и Дейл.
Пеппер знает Тони без малого десяток лет, и пусть порой хочется послать все к чертям – она никогда не сможет уйти. Он для нее семья. Часть собственного мира, которая намертво приросла и не оторвать даже с кровью и мясом. Это был ее осознанный выбор, и менять что-то Пеппер была не намерена.  Ей и правда не страшно ходить с чипом в глазу, вырывать его, возвращать, контактировать с Гидрой и правительством.  Когда все не зря – не страшно. Лишь бы очередное крушение мира не стало последним для ее близких. Особенно для Тони.
- И даже не думай говорить мне, что я не должна вмешиваться. Я уже вмешалась. И чем больше я знаю, тем проще мне извлекать выгоду из ситуации. 
Пеппер тепло улыбается, привстает и касается своим лбом лба Тони. Она закрывает глаза и обнимает человека, которого уже успела похоронить, но отчаянно не верила в это.
- Я не справлюсь только в одном случае - если ты в следующий раз правда умрешь.
Пеппер стоит так какое-то время, а потом отстраняется и правда идет доставать чашки, по дороге отправляя сендвичи из холодильника в микроволновку.
- Сварить тебе кофе?

+1

10

Он теряется, ему нечего ей сказать, нечем приободрить, нечего обещать. Она для него часть мира, который должен быть не тронутым, она та вселенная, где не должно быть войны. Она та часть него, которая не должна воевать, которая не должна помнить боль, страдания, лишения и которая знает их на себе. Тони скребет изнутри, Тони знает, что потом будет больнее, потом будет сильнее, Тони все еще скребет изнутри знанием того, что он облажался.
Он сухо сглатывает и заглядывает ей в глаза. Что он хочет там увидеть? Прощение? Принятие? Собственное несовершенство? Собственное отражение? Что он хочет увидеть внутри нее? Он знает, что там есть, перебирает свои знания осторожно, ласково, буднично и вздыхает.

- Уела, ладно, хорошо, сдаюсь. Ты взрослая, у тебя есть жизнь, ты ее живешь и… - Тони еще раз вздыхает и прислоняется лбом к ее лбу, - и обещай мне, что ты будешь осторожна, что ты будешь очень-очень осторожна. И чур я Дейл, потому что шляпа мне пойдет больше.

Он улыбается, пусть все останется так, хорошо, пусть все останется так, он потом придумает что с этим делать. Как спасти ее. Как заставить не страдать, как перестать бояться потерять то, что уже давно потеряно. У нее нет спокойствия и тишины, у нее нет жизни вне СтаркИн, а та что есть скорее убьет ее, чем что-либо другое. Как перестать винить себя за каждый вдох, если он уже винит себя за первую встречу и не смешную шутку, сказанную тогда.

- Давай кофе. Варить, да. – Тони еще не знает, что говорить, с чего начать, как закончить, но уже берет себя в руки.

Секунд смятения, минута паники и уже все нормально. Они справятся, они как-то решат все это. А он потом доделает то, что не смогли доделать вместе, не смогли доделать тогда, когда хотелось бы.

- Стив и Гидра, Гидра и Стив. – Он вздыхает и качает головой. – Не знаю с чего начать, кажется, где-то в Ваканде его били головой. Возможно, его били долго и не по делу. Не знаю, Пепп, он не псих, он не выглядит обнесенным, отравленным, загипнотизированным. Он обычный, нормальный и это пугает. Пугает, потому что у мира должна была быть надежда на лучшее, но как-то…

Тони пожимает плечами, это все теперь нужно как-то исправить. Как-то добиться того, чтобы все встало на свои места, чтобы все вернулось как раньше, как было до того, как он сделал неверны выбор. Чертов договор до сих пор стоит комом в горле, нужно было не соглашаться, нужно было продумать, нужно было, Тони сам себя останавливает и садится на высокий стул в ожидании кофе.

- Мне иногда кажется, что все что я делаю вдет в никуда, Пепп. Как карточный домик, который я строю, а он снова и снова разрушается, как будто между картами нет сцепки. Так и тут, Мстителей нет, договор разрушен, кэп с Гидрой, ты в опасности из-за меня и все сыпется и сыпется дальше, прямо из рук.

0

11

Пеппер ставит турку на плиту, вдыхает аромат кофе, а выдыхает собственную тревогу. Удивительно, как отсутствие или наличие одного человека полностью меняет все. Она точно знает, что Тони сидит у нее за спиной, рефлексирует и параллельно ищет детальки  пазла, которые сложатся в ответ на головоломку. И ее это успокаивает. Появляется ощущение дополнительной опоры.  Уверенности, что мир снова встанет с головы на ноги. Она снова будет выедать ему мозг чайной ложечкой за не явку на собрание директоров, а он отшучиваться и в очередной раз улетать куда-то по «очень срочным» делам.
- Нет, ты знаешь, в наших реалиях ты – Гаечка, а я, наверное, Вжик. Только пол надо поменять, а то зеленый мальчик-муха из меня так себе.
Пеппер смеется и забрасывает в кипящий кофе несколько специи и кусочек апельсина. Пара мгновений и ароматный напиток уже плещется в аккуратной чашке.
- Я знаю, что он не псих и не под гипнозом. Я разговаривала с ним, когда была в Гидре. И он верил в ту идеологию, которую нес. Защищал ее и даже пытался получить в моем лице союзника. Хотя мне кажется, что для агента Гидры он слишком быстро согласился на мои условия и даже почти не внес в них корректировок. Думаешь, ему могли так хорошо промыть мозги? Может это какой-нибудь новый способ вербовки? У Гидры внушительные лаборатории. Да и люди со свехспособностями там не редкость.  Возможно, кто-то покопался у него в мозгах или это и не он вовсе.
Чашка появляется перед Тони и с тихим стуком опускается на стол. Через некоторое время рядом появляется тарелка с сэндвичами.
-  Ешь, - Пеппер садиться рядом и опускает голову на плечо воскресшему гению и закрывает глаза. На пару мгновений ей удается поймать умиротворение. Хочется остановить это мгновение. Зациклить и пару суток  прожить так, как будто это состояние и есть весь мир вокруг.
- Где ты сейчас базируешься? И к каким ресурсам нужен доступ? У меня есть возможность вывести из компании часть финансирования и ресурсов.  И если это возможно, то я бы хотела вернуть, хотя бы в лэптоп  Алфи или Фрайдей, для связи с тобой.
Вирджиния не ищет способ отговорить Тони от его идеи спасать символ Америки. Это бесполезно. Да, она вполне себе готова поверить в то, что видела и слышала от Стива. Да, ей не кажется, что что-то здесь не так. Да, она готова поверить, что Капитан Америка просто очередная голова Гидры, которую не смогли вовремя отрубить. Но вместе с тем где-то глубоко внутри она согласна со Старком.  Это не тот Стив, которого все знали. С ним надо что-то делать. Спасать?
- Ты знаешь, - Пеппер открывает глаза и утягивает из сэндвича кусочек помидора, - если не получается карточный домик, то нужно поменять материал для постройки домика и добавить цемента для прочности скрепления. И не строить этот дом в одиночку.
Пеппер накрывает руку Тони своими и легонько сжимает, -  Тони, не все в этом мире зависит только от тебя.  И ты тоже пообещай мне, что будешь очень-очень осторожен.
Поттс не надеется на это, но все равно просит. Для нее это важно. Она внимательно смотрит на Старка и улыбается.
- Мы справимся и с этим. Я уверена.

+1

12

Он почти привычно чувствует себя виноватым глядя на ее угловатые, все еще угловатые, движения. Он все еще виноват, не сберег, не сохранил, оставил как есть, развалил даже то, что был не в силах разваливать. Тони все еще не чувствует себя вправе находится здесь, все еще слишком лишний для праздника жизни.

Он ждет свой кофе, прикидывает, рассчитывает, подгоняет одно под другое. У него слишком много задач, слишком много вещей, которые он должен сделать один, сам, чтобы никого не подвести, чтобы больше этот домик из сомнительных карт не сыпался из его рук. Он подводит черту под вычислениями, когда напротив него опускается кружечка с кофе, аромат с ноткой апельсина, божественный, скорей всего. Пеппер знает, чем угодить и как повлиять.

Пеппер вообще его знает. Самое ценное, что у него есть. Самое дорогое. Его семья. Тони скрипит зубами при мысли, что Гидра и до нее добралась и ее перемололи жернова этой чертовой войны. Перемололи и сделали беспомощной, перед новой гидрой.

- Тебе не идет зеленый, ты блондинка с веснушками, - Тони улыбается, - точнее рыжая и с веснушками.

Для него она мир, целый мир, который нужно спасать. Который не должен касаться чего-то, что связано с Гидрой, кэпом и войной. Для него она девочка, с трогательными коленками, которую нужно спрятать, скрыть ото всех.

- Аляска, координат не дам, сама понимаешь, твоя безопасность в этом случае не будет стоит ничего. К тому же, в гости все равно не позову, там слишком мрачно, как в гараже в худшие времена. – Он улыбается и прислоняется к ее макушке щекой.

В чем-то она права. Один он не выстоит, один он не справится, ему нужна помощь, но он не может вытягивать из Пеппер последние жилы и силы, он не должен вытягивать из нее то, что дает ей возможность жить дальше. Пусть даже без него жить. Чувство вины отпускает, кофе вкусный, есть он не хочет.

- Я хочу собрать новую команду Мстителей. – Тони говорит это вслух впервые, впервые он ловит себя на том, что да, действительно нужно. Действительно необходимо, быть не одному, стоять на смерть всем вместе. – И Алфи должен быть в броне, ты ее вернула? Если нет, то могу подключить к тебе Фрайдей, детка, ты тут?
Тони стучит пальцами по часам, которые не так давно спроектировал и усмехается шире, когда Фрайдей отзывается. Его искин, гордость, дочь, которой у него никогда не будет, его ностальгия о том, кого никогда не повторить. Он качает головой.

- Давай, настроим тебе домашний офис Пепп, тебе он понадобиться в ближайшее время.

Она теплая и уютная под боком, она родная, она семья. Господи, Тони не знает, что будет делать, если это когда-нибудь изменится.

0

13

Пеппер сидит какое-то время неподвижно. Чувствовать щекой родное плечо – бесценно, для всего остального есть мастер кард, как гласит слоган рекламы. И он чертовки прав. За возможность вот так вот спокойно сидеть на кухне  можно не только глазом пожертвовать.
Кофе. Кухня. Старк.
Индивидуальная константа, вокруг которой собирается ее мир.  Если они есть, значит еще не все потеряно. Они справятся. Еще раз и потом еще столько, сколько потребуется.
Едва уловимый аромат кофе дарит спокойствие, а плечо рядом – уверенность. 
- Ну эй, ты хочешь сказать, что зеленая кожа меня испортит? – Пеппер легонько стукнула Тони в бок и рассмеялась, -  вредная Гаечка.
Несмотря на ситуацию, творившуюся вокруг, Поттс с удовольствием отметила, что у нее появились силы шутить и даже искренне улыбаться, а не походить на жертву неудачной подтяжки. Ее больше не лихорадит и не скребет изнутри чувство, что она не смогла сберечь  одного из самых дорогих ей людей.
-  Это отличная идея,  - Пеппер чуть поворачивается и обнимает Тони, укладывая подбородок ему на плечо, - кто теперь там будет? Могу я тебе помочь с этим?
Идея новой команды Мстителей ей нравится. Собрать старую уже вряд ли получится, а если и получится, то она все равно будет уже другой. С другим отношением друг к другу. Склеить разбитую чашку так, что бы не осталось следов – невозможно. Да и пить из склеенной посуды – плохая примета.
- Нет, костюм остался под завалами Башни, - Пепп качает головой и немного грустнеет, - и я надеюсь, что под  завалами, а не где-то у Гидры в лабораториях.
Она выпускает Тони из своих объятий, медленно соскальзывает со стула на пол и отправляется собирать свою технику по дому. Через некоторое время перед Старком оказывается ноутбук, планшет и телефон.
Пеппер остается стоять за спиной. Она подтягивает ближе к Тони тарелку.
- Поешь, я же знаю, что ты на одном кофе живешь, - Вирджиния проводит носом по волосам гения и выдыхает в макушку, - а то знаю я твой гараж в худшие времена! Кто еще тебя там и чем кормит, надо проверить.
Идиллию и умиротворение прерывает тихий писк и вибрация брелка на столе.
Пеппер вздыхает и отстраняется от Старка, проведя на последок руками по шее и плечам.
- У нас мало времени, скоро картинка опять вернется в реальное время.
Поттс берет со стола брелок и сжимает его в руке.

+1

14

Чтобы не случалось с миром, куда бы он не катился, Тони предпочитал, чтобы Пепп была на его стороне. Его семья, его прошлое, настоящее, его человек, к которому он вернется, даже если все сломается окончательно. Наверное, это и было причиной ее проблем, его привязанность, его доверие, но он не мог, не умел иначе.

Он разрушал все к чему прикасался, даже если не хотел, даже если у него не было мыслей и планов на это. Тони сжал чашку с кофе в руках и покачал головой.

- Не в цвете кожи дело, Гаечка. Но мир, мир надо спасать. – Он задумчиво посмотрел на нее, на женщину, которой еще предстояло вытащить его компанию со дна, на женщину, которая хотела, чтобы он приходил, которая была рядом, которая оставалась сияюще-великолепно прекрасной. – Может и стоило бы нам оставаться в стороне, ладно, не нам, тебе, Пепп, но мне кажется это время давно безнадежно упущено. Больше нет правых и виноватых, кругом разруха и Гидра, никогда не думал, что это в принципе будет возможно. Я собираю неравнодушных, Пепп, всех, кто хоть сколько-нибудь будет способен выдержать происходящее.

Он вводит коды доступа, выводит сложную схему скриптов, которую сам написал, которые дадут Пеппер возможность быть на связи всегда. Он активирует протоколы значимости, скрытности он пытается вдохнуть жизнь в то, что от них осталось. Тони Старк, который лишился всего, даже жизни, все еще способен дать отпор. Он вводит протокол, который в случае чего уничтожит все данные, всю систему и вздыхает.

- Готово, дорогая, ты теперь самый крутой босс в мире. – Он улыбается, натянуто и натужно, потому что броня, ее броня в Башне. В Башне, которой больше нет, не смешно, не грустно, страшно.

Нужно добраться до этого чертового места как можно быстрее, нужно схватить, забрать оттуда все, что может нанести вред, что может натолкнуть теневой рынок на мысль, что СтаркИн больше не в игре. Что броню кто-то заберет, Тони не опасается, если Алфи будет активирован, а без него броня не активируется точно, так вот, если он будет активирован, он доберется до своего владельца, даже если придется вести тонну бронированного металла на одном репульсоре, доберется. У Тони не бывает осечек с протоколами, у Тони бывают осечки только с людьми.

- И избавься от этой штуки. – Тони не трогает ее, не касается лица, не пытается измерить то, что встроено в ее глаз. Он старательно не касается этой темы, уходя от ответов, подбирая не верные или верные, но пустые.

Он не знает, как загладить вину, он не может думать, он не может знать, что будет дальше. Он может только выдавать советы и стараться выжить.
- Выживи, пожалуйста. – Он обнимает ее, как что-то хрупкое, что-то бесконечно ценное, касается волос, вздыхает и делает шаг назад.

Их встреча закончилась. Их время тоже.

0

15

- Остаться в стороне и до пенсии перекладывать бумажки на столе? Ты меня за кого принимаешь, Старк? Пеппер смеется и запускает пальцы в волосы гения, - в мире, где есть боги, люди со свехрспособностями и магия – это слишком скучно и уныло.
Пеппер внимательно наблюдает за тем, как Старк погружается в родную стихию. Его пальцы словно порхают по клавиатуре, а затем и по экрану лептопа. Где-то внутри возникает твердая уверенность, что все будет хорошо. Не так как раньше, но хорошо. И это придает сил. И черт с ним с чипом, да и всей Гидрой. Не в первый раз.
- Не буду спрашивать, как много неравнодушных уже у тебя есть, но надеюсь, что они действительно не равнодушны и у них хватит сил привести все в порядок.
Единственное, чего сейчас и правда боится женщина, так это очередных «сюрпризов», которые могут вылезти в новой команде. Неравнодушных, которые будут преследовать исключительно свои цели и действовать за спинами других.
Брелок пищит все с меньшими интервалами, намекая на скорое отключение. Это раздражает. Какая-то мелкая микросхема диктует ей, Пеппер Поттс, как жить. Приходиться сделать глубокий вдох и убрать брелок в карман, чтобы хоть как-то заглушить противный писк. Сейчас это не самое важное. Она сделает так, как надо, что бы в итоге вышло так, как она хочет.  Простая формула ее жизни.
- Привет, Фрайдей, я скучала, - Пеппер наклоняется и проводит по контуру лептопа, который теперь не просто железка с кучей программ из виртуального магазина, а что-то очень родное.
- Спасибо, - Вирджиния улыбается и целует Тони в щеку, - мне будет спокойней с ней и с возможностью связаться с тобой. И не смей не отвечать мне!
Она тихо смеется и не больно бьет гения кулаком в плечо.
Им пора заканчивать. Как бы не хотелось растянуть эти минуты они все равно заканчиваются.
- Не волнуйся, один раз я уже от нее избавилась, избавлюсь и еще раз. Может даже не один.
Пеппер хочет сказать что-то еще. Но не успевает. Брелок в ее кармане начинает пищать все чаще. Она обнимает Тони и крепко прижимает к себе. Еще раз. Что бы в очередной раз убедиться, что это не ее больная фантазия и он жив.
- Береги себя и возвращайся. Живым.
Пеппер улыбается на прощание и садиться в исходную позицию. Брелок коротко вибрирует в кармане, оповещая хозяйку, что та успела вовремя.
Вирджиния прикрывает глаза и делает глубокий вдох, а затем выдох.  Перед глазами снова белая стена с геометрическим рисунком. Словно и не было этих двадцати минут.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [24.08.2016] Пей до дна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно