ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [20.08.2016] Тридцать 3 несчастья


[20.08.2016] Тридцать 3 несчастья

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ТРИДЦАТЬ 3 НЕСЧАСТЬЯ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://ipic.su/img/img7/fs/Untitled-1.1514028712.png
Брюс Беннер | Елена Беловаhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
"И имя нам Легион" Часть 2. Брюс находит раненную Елену и все заверте...

ДАТА
20 августа. Поздний вечер

МЕСТО
Переулки Нью-Йорка, далее квартира Беннера

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
нц 17 и много неожиданностей

+3

2

Самое высшее наслаждение - сделать то, чего,
по мнению других, вы сделать не можете.
Уолтер Бэджот

Она лежала в луже крови. В буквальном смысле этого слова. Некогда белые волосы, слипшиеся от грязи и дождя прикрывали ее лицо. По губам, наверняка, некогда раскрашенным ярко-алой помадой, растекалась бурая пена. Форма тоже грязная, помятая, кое-где порвана. Тонкие, бледные пальцы, нервно сжимающиеся в предсмертной агонии на рукояти ножа, только еще больше предавали ей отвратительной обворожительности. Еще не умерла, но уже на последнем вдохе. И взгляд. Такой…глубокий.
Наверное, именно он и стал первым несчастьем для Брюса. Взглядом человека, который хочет жить.

Брюс колебался несколько минут, все еще раздумывая, может ли он ее спасти? Стоит ли она вообще этого? И, не будет ли это самый ужасный, опасный, идиотский поступок за всю его жизнь? Не считая исследований с гамма-лучами, конечно же.

Дальше все мысли как отшибло. Он сорвался с места стаскивая на ходу влажную куртку и прижал к самой большой, на первый взгляд медика, ране. Дальше поднять тело и и как можно быстрее унести в квартиру. Из всех лежавших рядом людей, только она одна оказалась еще жива.

Вот зачем было выходить на улицу и искать проблемы на свою голову? Выстрелы и крики он слышал с самого утра, но старался даже носа не показывать, даже вставать выше подоконника не рисковал, после того как стекло расшибло чьей-то шальной пулей.
Можно было уже понять, чьими эти пули были, и что без Гидры тут не обошлось.

Всегда хреново, когда попадаешь в такие ситуации. Брюс вообще не любил свою удачу на неприятности, но…чертовка почти никогда его не подводила.
Вечерний Нью-Йорк угнетал дока еще больше. Превращаясь из кишащего муравьями гнезда в настоящий осиный улей по ночам. Цветастые краски неоновых вывесок, мрачные и безразличные лица прохожих и все это вперемешку с показушностью адской кухни. Брюс не любит этот район, с некоторых пор он стал одним из самых опасных, но именно здесь удалось найти маленькую комнатушку в разваленном доме. Тут все еще был свет и вода. И, главное, у хозяина дома – маленького щупленького китайца, не было вопросов. Вообще никаких.
Плати или проваливай, а на остальное плевать. Хотя китаец очень удивился, когда Брюс заговорил на мандаринском диалекте, дотошно выпрашивая, будет ли он на всем этаже сам или могут подселить кого-нибудь еще? Оказалось, что китаец и китайский то знает так себе, но все равно очень рад. Настолько, что даже пытался шутить.
«Никого неть» говорил китаец.
«Плати за три месяць. Чичас. И можно хоть убить» говорил китаец.
«Только трюп от дома подальше прятать» с самым серьезным видом говорил китаец, но Беннер все равно не сразу понял, что никто не шутит.
Надо ли после такого говорить, что в адской кухне Беннер смог найти почти все препараты для своей маленькой импровизированной лаборатории?
Была только во всем этом одна проблема. Даже не так, ПРОБЛЕМА. В Нью-Йорке почти каждый день происходила какая-то хрень и Брюс всеми силами старался в нее не влипать. После разговора с асами он точно решил, что не собирается серьезно ввязываться в проблемы оппозиции, но, и Стива Роджерса он поддерживать не намерен. Только Халка не хватало для полноты эффектов умирающему городу. Брюс и сдерживал свое слово.

Усиленно, игнорируя теракты, старательно избегая стычек с солдатами гидры и вообще какими-нибудь правоохранительными службами. Не важно, полицейский это, или агент без формы. После операции у Поттс паранойя Беннера взлетела до небес, и он старался сворачивать в темные переулки сразу, если встречал каких-либо подозрительный парней. Кое-как все еще получалось скрыть свое присутствие, но даже пачка поддельных паспортов вот-вот грозила закончится и эти мысли Беннера не грели. Если деньги у него еще есть, то сейчас в Нью-Йорке поддельные документы добыть чуть ли не так же тяжело, как найти живого Тони Старка.

И вот же надо было все это пустить коту под хвост, притащив в квартиру настоящего агента гидры.
Если пару часов назад он об этом не думал, то сейчас Беннер был готов почти провалиться под землю. Стоило только разглядеть, КОГО именно он принес к себе домой.
«Брюс, ты просто душка. Сделал самый правильный и прекрасный выбор. Можешь гордится собой». Конечно Брюс не гордился, он себя почти ненавидел. Не понимая, зачем продолжает спасать жизнь этой женщине.
Агент Елена Белова была присмерти. Кое-что он узнал о ней от Тора и Верджинии, но такую маленькую кроху, что лучше бы вообще не.

Несколько часов Беннер провозился с раненной зашивая, перебинтовывая, заклеивая и чуть ли, не собирая Белову по кусочку, стараясь при этом удержать ее на этом свете. Сильный запах медикаментов насквозь пропитал перепачканную кровью рубашку. Руки слегка подрагивали от напряжения, и то и дело тянуло стереть пот со лба. Сложнее было вспомнить, когда вообще он занимался таким тяжелым пациентом как этот? Несколько переломов, ножевое, многочисленные ушибы и гематомы, сквозная рана в животе (внутреннее кровотечение он остановил), но катастрофически не хватало крови для переливания. Даже то, что ему удалось выгрести из своего мини-банка для экспериментов, никак бы не хватило Беловой дожить до завтра, как бы он не старался. Но упустить чужую жизнь только из-за этого? Ну уж нет, и чертова клятва Гиппократа тут совсем не причём.

Беннер тяжело выдохнул, окидывая оценивающим взглядом лежащую в его кровати «больную». Пальцы на ее руках стали бледнее. Некогда светлые волосы, торчали через повязки скомканными слегка розоватыми перьями. Губы, нос и глаз разбиты, с трудом удалось вставить трубки для ввода кислорода, и кое как в гортань(прежде Брюс убедился что хотя бы та цела). Под тонкими веками подрагивали глаза и это хоть как-нибудь радовало дока. Она еще была жива, но…еще не вечер, как говорится. Что он вообще мог с ней сделать? У него кончалось обезболивающее (почти все запасы от просадил на операцию Пеппер), не было нужного количества крови необходимой группы. Еще один пакет и…и все.
- Ну и куда мне прятать твой труп, Белова? – Как будто она могла ответить. Беннер тяжело опустился на маленький покосившийся стул рядом с кроватью и согнулся, пряча в руках лицо. Как же охренительно он устал.
«Почему в этом блядском Нью-Йорке все настолько хреново?» В который раз задавая себе этот вопрос Беннер не мог понять, что вообще его держит тут?
Рядом тихо запищал метрический сканер, который вообще не предназначен для измерения сердцебиение, но Брюс плевать на это хотел. Он было кинулся к сканеру, проверять настройки, вдруг опять скинулись, но замер, наконец замечая чужой взгляд.

Отредактировано Bruce Banner (2017-12-23 22:34:55)

+2

3

Зимний Солдат преподал ей хороший урок. Жестокий, кровавый, запоминающийся. И Лена обязательно ответит на него чуть позже, покажет учителю, что отлично всё усвоила и даже больше, только сначала выживет. С последним, правда, возникали определенные сложности, потому что лёжа в бордовой луже собственной крови, которая пропитала насквозь костюм и волосы, Елене казалось, что где-то перед глазами уже маячит знаменитый туннель со светом в конце, но русская старательно бежала от него прочь.

Конечно же, это было галлюцинацией. Почти всё вокруг превратилось в оную от уровня повреждений и боли, что они приносили. Белова подозрительно не отключалась, наоборот, на фоне цветных разводов и ярких вспышек, сменяющиеся периодической чернотой, она урывками видела резкие очертания неба и облаков на нем. К сожалению (а может и к счастью), это единственное, что Лена сейчас могла видеть. Она смотрела вверх, толком и не моргая даже, едва дышала и нервно сжимала грязные пальцы на рукояти ножа, словно оружие превратилось в ту самую ниточку, удерживающую Белову на этой стороне. Её организм перестроился на ресурсы, которые смог скопировать у Баки: физически сила, выносливость, живучесть и регенерация. Однако они были не бесконечны и уж тем более не гарантировали бессмертия. Они только растягивали мучения, якобы даря крохотный шанс выкарабкаться. Шанс действительно был, один на миллион, но с каждой каплей начавшегося так не вовремя дождя, его все сильнее размывало и уносило в канализацию.

- Яубьютебяубьютебяубьютебяубью... – практически беззвучно шептала Вдова, трясущимися руками пытаясь нащупать хоть какое-то не разбитое средство связи на себе или рядом с собой у мертвых ребят из патруля, но безуспешно. Мантра же и застывший образ Барнса в голове помогали не сдаваться. А еще голос, раз за разом ей отвечающий: «Убьешь, обязательно убьешь. Мы убьем». Лена не понимала, очередная ли это галлюцинация или неведомая тварь, что стравила их, до сих пор находилась внутри. Была ли тварь вообще или в Зимнем и Беловой просто активизировались старые триггеры. Елену лихорадило, а минуты ожидания не то смерти, не то помощи тянулись слишком долго. О том, что они вообще идут вперед она судила только по медленно темнеющей улице.

В какой-то момент чувствовать Лена перестала в принципе. Такая разная боль во всем теле слилась в единую, превратив Белову в пульсирующий кусок пожеванного мяса, и мозг попросту отказался это воспринимать. С одной стороны после этого стало легче. С другой – страшно. Обычно дальше следует путешествие в один конец.

«Я буду являться к тебе в кошмарах, тварь. Вернусь оттуда, чтобы...»

Проклинающие мысли перебила новая вспышка. Елену, кажется, пошевелили, подняли, куда-то потащили, и боль вернулась, накрыла волной с размером в девятый вал. Она не видела, кто это был, куда её несли: глаза уже заволокла непреходящая муть, и на ее фоне прорисовывался лишь расплывчатый силуэт. Белова орала от нахлынувшей с новой силой агонии, но глубоко внутри, про себя. Изо рта же её вырывались слабые стоны вперемешку со струйками крови. Каждый чужой шаг отдавался в нервных окончаниях новым острым уколом. Что и как происходило дальше, Белова могла судить только по обрывкам собственных сюрреалистичных кошмаров, потому что еще на середине пути в неведомо куда - отключилась. Заряд внутренней батарейки совсем иссяк...

Первое, что Лена ощутила, начав приходить в сознание, – это насыщенный, едкий запах медикаментов. За ним, постепенно, сквозь слегка приоткрывшиеся веки, стал проникать искусственный свет. Третьим вернулся слух. Русская не спешила даже пальцем шевелить, но услышав про труп, непроизвольно встрепенулось, что тут же отдалось во все органы. Ей захотелось выругаться, но мешали торчащие изо рта трубки. Однако они означали, что Белова, по крайней мере, еще жива. Это радовало, правда, радовало, несмотря на то что сдохнуть в её ситуации казалось уже намного лучше.

Бледные, подрагивающие ладони легли на живот, нащупали влажную повязку. Кровь по-прежнему сочилась из всех ран, и сама Лена, наверное, успела не то что побледнеть – посереть от её потери. Беловой срочно нужно было в штаб Гидры. В идеале – на Мадрипуре, где женщину ожидал персональный эликсир жизни, но до Мадрипура она, похоже, не дотянет при любом раскладе. Только если её туда телепортируют разве что, но сейчас это не представлялось возможным.
Ей нужно было хоть куда-нибудь в Гидру, а не туда, куда русская умудрилась попасть.

Одного взгляда на потолок и чуток по сторонам хватило, чтобы оценить окружающую Вдову халупу. Следом за скромным убранством в поле зрения попал и её... хозяин? Лена чуть не подавилась дыхательными трубками, когда узнала в его усталом профиле Брюса Беннера.
«Твою мать!»

Белова поспешила вытащить изо рта все инородные предметы. Возможно, в данной ситуации, эта была не самая лучшая из её идей, но они мешали говорить, да и дышать в какой-то степени тоже. Сделала женщина это, пожалуй, слишком неаккуратно — организм тут же отозвался на это недовольным спазмом, а на язык вновь вернулся солено-горький привкус железа.

- Главное... - кашель — не здесь. Мне не по вкусу, — еще один приступ кашля, от которого на свежих бинтах появились бордовые разводы, - подобные райончики. Чувство прекрасного не вынесет.

Елена тяжело вздохнула. Попыталась приподняться и тут же с досадой застонала. Всё было плохо, определенно. Она почти чувствовала, как несмотря на явные усилия Беннера, разваливается изнутри.

- Итак, какого черта? Тебя Старк попросил вытащить меня с того света, чтобы потом лично прикончить? - облизнув треснутые губы, Лена попыталась усмехнуться. Вышел мучительный оскал. Вдова говорила медленно, из-за лекарств и потери крови соображая несколько туже адекватного человека. Сначала мысленно проговаривала то, что хотела сказать, у себя в голове. Будто слова подбирала, прежде чем озвучить мысль вслух. Говорить ей тоже было больно, но боль теперь проникала в нее будто бы через завесу, глухими отголосками. Наверное Брюс вколол ей лошадиную дозу анальгетиков. Нельзя сказать, что Белова этому не обрадовалась.

- А у оппозиции и правда... всё печально, как посмотрю.

+1

4

Добро уныло и занудно,
И постный вид, и ходит боком,
А зло обильно и причудливо,
Со вкусом, запахом и соком.
Игорь Губерман


Беннер следил за рваными движениями Беловой как завороженный, словно до сих пор не мог поверить, что она очнулась и даже могла говорить. Он не сразу расслышал ее голос, тихий с надрывом, а потом сам невольно сделал несколько шагов к женщине, ощущая себя так ясно красной шапочкой из всем известной сказки. «Почему у тебя такой голос, бабушка?»  Но Белова сейчас не то, что на грозного волка была не похожа, а даже на саму себя. Беннер тихо выдохнул, не успевая даже осмыслить толком вопрос Елены. Почему всех так заботит «где он?» Какого черта? Моментально раздражаясь физик невольно сжал кулак, стараясь подавить накатывающий приступ гнева.
- Я не в оппозиции, - Док раздраженно возразил и тут же прикусил язык, осознав, что вот это вообще не стоило говорить агенту Гидры. «Черт побери, Брюс, она последняя кому можно сказать о таком! Совсем мозги отшибло?» Вот так просто, за пару фраз ей удалось пробить кордон спокойствия, который Брюс наращивал многие годы, и все ради того, чтобы скрыть за этой стеной Халка. «Спокойно, Брюс, она тебя не достанет» Беннер не сдержал крепкого словца, прекрасно понимая как теперь будет выглядеть ситуация для Беловой. Она отнюдь не дура, сложит два и два даже будучи при смерти. Хоть как-нибудь спасло то, что она была чертовски далеко от Гидры и даже с кровати встать не может. А скоро и в буквальном смысле, если ты, остолоп, ей не поможешь убрать трубки. Беннер шагнул к женщине выходя из оцепенения и подхватил трубки. Пришлось отключить от сканера дыхательный аппарат. Какой живучей тварью надо быть, чтобы даже с множественными серьезными ранениями так себя вести? Даже Наташа такой не была. Тут Беннер нахмурился, понимая, что это последняя женщина, о которой он вообще сейчас должен думать. Тем более когда в твоей кровати такая шикарная блондинка, да? Брюс хмыкнул, наконец успокаиваясь окончательно и повернулся к маленькому столику, где уже лежали приготовленные бинты, чтобы сменить повязку. Все это время на доке были перчатки.
- Вам нужно меньше говорить, не теряйте силы зря, - Док скользнул взглядом по бледному лицу женщины, зацепившись за ее кривую улыбку и сжал губы тонкой ниткой. Похоже она сама не верила в то, что выживет. Что ж, делится своими прогнозами он точно не станет. Руки двигались сами собой, точными движениями сменяя бинты на ране Беловой. Брюс уже не старался быть аккуратным, прекрасно понимая, что перед ним враг, который сразу же заявил об этом, но…и черт возьми, так просто сдохнуть он ей не даст.
- И Тони Старк мертв. Почему вы решили, что ему до вас есть дело? – Это был странный вопрос. Можно было подумать что Брюсу Беннеру что-то известно или….или он ничего не знает, ни с кем не общается, и вообще что он тут  делает?
- Я пока еще не решил, что с вами делать, когда вы поправитесь. Легче вообще ввести в кому, а потом подбросить Гидре, но…- Брюс уперся рукой в подушку, склоняясь к женщине так близко, чтобы она точно видела его глаза даже через стекло очков:
- Ты открыла глаза, и я уже не могу тебя так просто отпустить, - Соблюдать приличия было бессмысленно. Не смотря на то, что Белова сейчас была куском живого мяса, прикованного к чужой постели, она все равно была опасна. Хотя бы тем, что это мясо Гидры. Голос Беннера изменился, стал немножко глубже, тише, опаснее, предупреждающим. Я за тобой слежу, я тебя не боюсь, и ты в моих руках. Но о последнем Беннер совсем немного жалел. Он даже близко не представлял, что с ней делать, и при этом чертовски не хотел призывать Халка. Его спрятать будет сложнее чем труп Елены Беловой.
- Можешь передо мной не выделываться. Я знаю что ты хочешь жить. Все хотят жить, даже такие твари как ты, - Беннер отодвинулся, снова скептично окидывая взглядом бинты на ране Беловой. От напряжения уже даже ныли глаза, и не сдерживаясь Брюс снял очки, пытаясь потереть уголок глаз. Это выглядело так человечно и даже, в чем-то, показывало слабость самого дока. Он все еще человек. Возможно самый потерянный в этом городе, который до сих пор, так и не смог для себя что-то решить.  Да, с охренительно сильным зверем внутри, настоящий оборотень, но это никак не помогало Брюсу, даже наоборот, мешало.
Что с этим городом не так? Что с этими людьми вообще не так?
- Кэп…Стив...Стивен Роджерс по собственному желанию стал вашей главой? Или Гидра ему помогла думать так? – Наконец-то он смог озвучить этот вопрос, мучающий уже почти месяц.

Отредактировано Bruce Banner (2018-01-09 20:15:11)

+1

5

Брюс был прав – Лена хотела жить, возможно, хотела, как никогда прежде. Это ведь было время её триумфа. Время, к которому Елена Белова шла так долго. Ради которого она столько всего сделала и решилась на колоссальные жертвы. Сейчас её сила и влияние достигли огромных высот и вполне были готовы взлететь еще выше, только всё это станет абсолютно неважно, если Вдова бесславно подохнет на кровати доктора Беннера в его обшарпанной лачуге. Бесславно и убого, захлебнувшись собственной кровью.

Белова была в заднице. В полной. Практически без шанса из неё вылезти на самом деле. И хоть Брюс за каким-то чертом пытался её спасти, наверное, поддавшись спонтанным альтруистическим порывам, его усилия едва ли сработают. Лена это понимала – чувствовала на интуитивном уровне, да и базовые познания в медицине подсказывали, что у данной истории вероятность плохого конца слишком уж велика.

- Где же ваша интеллигентность и медицинская этика, доктор Беннер?

Вдова, хоть и слабо, но рассмеялась. Смех, переходящий в хриплый шепот, заглушал боль, что Лена испытывала каждую секунду после своего прихода в сознание, особенно, когда Брюс пошевелил русскую ради перевязки. Смех заглушал страх и панику, которые, как бы Елена не сопротивлялась, наступали на неё из всех темных уголков души и уже сжимали ледяные пальцы на горле.

- Впрочем, после общества Старка, не удивительно.

Беннер наверняка тоже осознавал всю плачевность положения Лены не хуже её самой, хоть и не озвучивал вслух. Но Брюс, видимо, не шибко умел врать, и стоило ему оказаться настолько близко, чтобы Вдова сумела заглянуть в его глаза, всё стало еще яснее. Хреновые прогнозы не скрылись даже за стеклами очков. И это Беннер еще не догадывался, что завышенные физические показатели Беловой, позаимствованные у Баки и подарившие возможность как-то сейчас дышать и шевелиться, через дня два (в лучшем случае четыре) исчезнут, а травмы окончательно станут несовместимыми с жизнью. И тогда всё, пиши пропало.

Белова чертыхнулась, уперевшись кулаками в постель, чтобы слегка приподняться. Снова закашлялась. Во рту опять появился соленый привкус железа. Какие-то из внутренних органов Елены кровоточили, и без срочной операции или скопированного исцеляющего фактора ей не обойтись. Поморщившись, Лена вытерла губы тыльной стороной ладони и её затошнило. Затошнило скорее от понимания, что ей необходимо сделать всё возможное и невозможное, чтобы Брюс передал покалеченную тушку одного из руководителей Гидры в стены родной организации в ближайшие часы. Это казалось единственным шансом, единственным выходом. Спасение Елены Беловой в унижении и руках Брюса Беннера, какая прелесть. Вдова устало прикрыла глаза.

Лена не спешила отвечать на вопросы Беннера, хоть и концентрировалась на каждом из них достаточно сильно, чтобы отвлечься. Белову забавлял прыгающий эмоциональный фон доктора: то смущенная мягкость его голоса, то явно выплескивающееся раздражение. Он пытался держать себя в узде, но на фоне всего происходящего это было явно нелегко. Женщина размышляла, как бы она себя повела, как бы чувствовала, окажись на месте Беннера. Мстителей больше нет, в городе, да и в стране в целом, глобальный переворот, друзья в опале, а некоторые считаются погибшими. Тут и без Халка с ума сойдешь да пойдешь всё крушить, что говорить, если у тебя внутри сидит неуязвимый зеленый монстр...

Неуязвимый.

От внезапно пришедшей в голову идеи Лену будто током шандарахнуло. Она открыла глаза, глубоко вздохнула и уставилась на Беннера. Сердце забилось учащеннее, стало не хватать воздуха, но через минуту она справилась с паническим волнением. Брюс Беннер неуязвим, если превращается в Халка. Он становится практически неуязвим даже в процессе трансформации. А Белова могла скопировать эту неуязвимость и выжить.

Идея была безумной, связываться с Большим парнем для Лены являлось почти самоубийственной затеей, но лучше рискнуть, а дальше импровизировать, чем унижаться перед Беннером в мольбе о спасении, которую не забудет ни он, ни тем более Елена.

- Значит ты уже в курсе, что Старк мертв. Хорошо. - Голос женщины приобрел довольные нотки. Жаль только, что эта информация не отличалась правдивостью, а была всего лишь заслугой подчиняющихся Гидре масс-медиа. - Тони Старк умер вместе со своей Башней, под грудой обломков, как поломанная, искалеченная кукла. Я была там. Я убила его.

Без тени сожаления, без тени раскаяния, еще более довольным тоном, признание разнеслось по воцарившейся в комнате тишине. А Белова улыбалась.

Она не будет просить Брюса о помощи, о нет. Она вытащит из него Халка.

- Пока ты сидел на своих островах, мы убили Тони Старка, уничтожили ваших Мстителей, захватили город. Стив разработал отличный план, не ожидала от него, но Капитан умеет удивлять. И тебе, зелененький, рано или поздно придется выбрать сторону, потому что это война.

+2

6

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1516564037.gif[/AVA]
Меняем реки, страны, города.
Иные двери. Новые года.
Но никуда нам от себя не деться,
А если деться — только в никуда.
Омар Хайям

Не этого он ждал. Не торжествующей злости в глазах Елены Беловой, говорящей о том, что Стивен Роджерс сам разработал план. О нет, тешить себя мыслями о том, что Белова будет просить пощады или довериться полностью ему в руки Брюс не стал. Как раз наоборот, он считал, что готов почти к любой реакции, к любым ее словам, но…никогда еще так не ошибался.
Белова знала куда метить, задевая самую болезненную, самую тяжелую тему, впуская туда свои подрагивающие руки так, будто точно знает где бьется неспокойное сердце Брюса Беннера. Стало тошно. Плохо. Мерзко.
Нет, кэп…Не правда.
- Ты же лжешь…Я…не верю… - Брюс себя почти не слышал, каждое слово срывалось с губ как огромный валун, грозящий похоронить дока прямо здесь, на этом маленьком покосившемся стуле.

Нет-нет-нет, Беннер, ты просто устал. Не слушай ее!  Брюс пытался, старался не смотреть ей даже в лицо, хотя ощутил, как сильно сдавило сердце этой маленькой женской рукой. Каждое слово Елены было ударом кнута по оголенным нервам.
Рокот зеленого чудовища разнесся куда-то за пределы головы, отдаваясь в каждом углу комнаты. Стены квартиры покачнулись, и Брюс согнулся с силой вцепляясь пальцами в ткань брюк, стараясь хоть как-то себя удержать на этом свете.
«Я убила его…» Голос женщины пульсирующим эхом заполнял края чаши терпения Беннера, стремительно и неукратимо. Пальцы рук побелели настолько, что Брюс уже их не чувствовал, только плечи вздрагивали от стремительно подступающего приступа.
Халк одобрительно заворчал, ощущая как сильно злиться маленький человек.
- ТЫ ЛЖЕШЬ! – Лицо Брюса исказилось гримасой ярости и ненависти, голос почти изменился на рычание, глубокое и сильное, совсем не подходящее этому застенчивому ученому.
Зверь ликовал, радуясь возможности освободиться, выйти наконец наружу чтобы вылить свою ярость. На эту женщину в бинтах, на эту душную комнатку, на всех людей, которые такое долгое время его заставляли терпеть. И ради чего? Ради того, чтобы найти убийцу своего лучшего друга, а потом спасти ее?
Судорога свела тело Брюса. Он громко и болезненно застонал, было дернулся в попытке встать со стула, но практически упал на кровать, задевая ноги Беловой. Под пальцами еще чувствовалось тепло ее тела, но только сильнее раздражало Брюса. Ее тепло не успокаивало, а только болезненно жгло кожу. Беннер опять дернулся, пряча лицо в простынях кровати, хоть как-то стараясь заглушить нечеловеческое рычание.
Халк ликовал. Еще немного, еще чуть-чуть и тварь вырвется наружу, нужно лишь доломать Слабака Беннера.
Сил сопротивляться почти не было, перчатки на руках доктора треснули, обнажая позеленевшую кожу, он судорожно впился пальцами в живую плоть Елены, грозя наверняка сломать ей ноги.

Нет, нет, нет, пожалуйста, не сейчас…Ты же убьешь ее!

Тело Беннера вздрогнуло так, будто внутри спустили курок, окончательно добивая его терпение. Внутри его словно окутало вязкой темнотой, парализуя руки и ноги, растягивая на невидимом кресте.
Смотри, Беннер, это то, чем сейчас закончатся все твои труды. Ты просто ее убьешь, зашибешь одним ударом, а потом за тобой будет охотиться весь мир.

Это было бы похоже на…Месть?

Громкое, кровоточащее слово, заставляющее отравлять разум. Доктор Брюс Беннер не смотря на постоянную озлобленность на весь мир никогда не был мстительным существом.
- У…уходи….сей…час же…- Он пытался. Предупредить, остановить ее, отвадить от неминуемой смерти, действительно пытался, все еще пытаясь зацепиться за ту доброту и тишину, что пыталась в нем вырастить еще когда-то Бетти Росс.
Лена Белова не достойна этого шанса, не стоит всех этих усилий, но…даже она не заслуживает вот так вот сдохнуть.
Хотелось думать о том, смог бы ли сам Брюс вот так же бесстрашно сражаться до последнего, но ответ на этот вопрос уже давно был известен. Брюс Беннер не ищет жизни, только окончание всему этому аду, которым другие называют жизнь. И это второе несчастье в его бесконечном списке причин кончиться для этого мира.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [20.08.2016] Тридцать 3 несчастья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно