ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [18.09.2016] Солнце для мертвых


[18.09.2016] Солнце для мертвых

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Солнце для мертвых
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/tumblr_limi8dGMSO1qgmgjuo1_500.gif
Scott Summers | Gabriel Summershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Скотт выбирает Габриэля в помощники, когда отправляется спасать детей-мутантов, недавно пропавших где-то у Скалистых гор. То, что они там найдут настоящий конц-лагерь, много смертей и собственный почти-конец, Скотт не знал. Но осознание будет стоить ему очень дорого.

ВРЕМЯ
18.09.16. день переходящий в вечер

МЕСТО
США р-н Скалистых гор

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
драма драматишная

+2

2

Не бывает идеального рецепта семейного счастья, а идеальных братьев и подавно.  Весь тот план, который Габриэль просчитывал до мельчайших подробностей и выстраивал в своей голове нерушимую связь событий, которые он должен был дёргать за ниточки подобно кукловоду в детском театре, полетел в тартарары. И кто виноват? Конечно же он сам. Внезапный момент способностей, которые вышли из-под контроля чуть не сорвали всю идиллию братского воссоединения. Он это не предвидел, Вулкан вообще в последнее время начал терять контроль над ситуацией и ему это ой как не нравилось. Александр, что за высокомерный идиот?! Как он посмел, как ему смелости хватило? Не важно, это в прошлом и сейчас нужно ориентироваться на настоящие моменты. Габриэль оказался в жопе безысходности и честно говоря, понятия не имел, как ему решить все вопросы, связанные с братьями.
Прошло несколько дней с того момента, когда Габриэль чуть не разрушил школу. Изображать испугавшегося неврастеника было трудно, но главное Скотт поверил в театральность своего брата, а насчёт Алекса ему было плевать. На него у Вулкана был совершенно другой план, и знакомство с ним лишь подтвердило желание избавиться от лишнего братца.

Приглашение Скотта отправиться на миссию звучали как извинения, а может и желание исправить столь пошатнувшееся отношение в семье, но Габриэль согласился на авантюру. И не потому что хотел, а просто позволил старшему брату проявить то искупление, которое по загадочной причине семейных разногласий всегда выпадает на главного и самого мудрого. Типичный психоанализ, не нужно быть экспертом в виде Эммы, чтобы понять насколько Скотт чувствует вину за всё происходящее.
И Габриэль правда решил ослабить хватку, принести в их общение чуточку любви и понимания, хотя самого в последнее время воротило от этих чувств совсем, но нужно.  За последние дни его состояние ухудшилось, и это совсем не касалось способностей. Он чувствовал, как злость подбирается своими холодными клешнями к горлу и Вулкан не мог это остановить. А наоборот, его пугало ощущение того, что он действительно может оказаться злодеем. Может всему виной моралистические высказывания Скотта или атмосфера школы, но Саммерс младший предчувствовал нечто ужасное в будущем и что он будет связан с этим куда больше, чем может показаться всем остальным.

Вулкан пришёл к Дрозду раньше брата, не удивительно, у него-то забот меньше, чем у Скотта. Мужчина даже приоделся в классическую форму Людей-Икс, которую ему выдали на всякий случай несколько недель назад, пригодилась всё же проказница. Атласная кожаная куртка, что казалось была разработана безумным дизайнером, что прятался в стенах школы и никто о нём не знал, и подобие военных штанов – узких и тоже кожаных. – Спасибо, что не красно синяя лайкра – обмолвился Габриэль, поправляя застёжки на куртки. Он всё ещё был в сомнениях касательно миссии, Скотт ходит по тонкому льду и это заметно не только Вулкану.

- А вот и мой брат! – театрально произнёс Габриэль, предчувствуя появление Скотта в ангаре. Мужчина даже взмахнул приветственно ладонью, в знак фальшивого удивления, что и так было понятно.
- Как там Александр? Всё ещё злится? – усмехнулся мутант, складывая руки накрест. Он окинул взглядом самолёт и мысленно намекнул, что пора выдвигаться, а его вопрос касательно брата был риторический.

+2

3

Семейная встреча не задалась, Скотт не знал, что пошло не так, когда они все так изменились, но на семейную драму он явно не рассчитывал. И потому получил ее сполна, чуть не захлебнулся в попытке выгрести. Столько сразу не понятный, яростных эмоций обрушилось на него, задавило под собой, что он только несколько дней спустя перестал пытаться срываться на своем окружении. Алекс исчез с горизонта, с ним они потом разберутся, всегда разбирались и в этот раз разберутся, а Габриэль.

Скотт замер, раздумывая. Реакция младшего была острой, болезненной, на грани. Она была настолько внезапной и разрушительной, что школу в очередной раз придется перестраивать. Сколько же сил таилось в довольно щуплом теле Габриэля, раз один его нервный срыв чуть не стоил им всего здания. А еще Скотт прекрасно помнил, что пожар этот парень погасил собой, просто впитав в себя энергию. Это пугало.

- Алекс отойдет, у него выбора нет. – Скотт направился к Габриэлю, игнорируя нарочитое веселье последнего. – У нас есть наводка на небольшую лабораторию по работе с мутантами, с детьми мутантов если точнее. Так что, летим быстро, спасаем всех, кто там есть, возвращаемся домой героями.

В последнее время приходилось не легко. Миссия от одной к другой становилась все сложнее, способности, которые он и до этого контролировал плохо, совершенно перестали поддаваться какому бы то ни было контролю. Иногда он не мог выпускать лучи из глаз, Скотта это пугало, потому что в отличии от братьев, он не мог выключить свою способность. Он не мог не стрелять, если открывал визор. Не мог! Что за чертовщина!

Им предстоял перелет до Скалистых гор, который Скотт провел в тишине и собственных мыслях. Габриэль расположился рядом и это чужое и все же родной присутствие сбивало с толку. Он никогда не умел ладить с братьями, у него не получалось найти ту середину в общении, ту стадию, на которой нужно было остановиться и дать себе шанс больше не делать ничего. Скотт был перфекционистом, он был занудой, он был «скаутом», и он никогда не был кому-то братом.

- Приземлимся в отдалении, пройдем пешком через лес, подберемся незаметными и постараемся сделать все без шума. Я думаю у нас получится. – «Дрозд» послушно опустился на землю, в общем-то самолет нужен-то был только для Скотта, который не мог летать.

В глубине души теплилась надежда, что все пройдет хорошо. Что будет достаточно того, что они вместе, что они сейчас делают общее доброе дело. В глубине души ворочался ужас от предстоящей операции, внутри все вопило что будет только хуже, что ничего не получится, что им лучше бежать прямо сейчас, в глубине души Скотт умирал от ужаса.
Они двигались быстро, когда нужно Габриэль умел двигаться бесшумно, переступать через ветки, обходить препятствия, удивительная ловкость для парня, который не был так хорошо тренирован как Скотт. Он подмечал все эти детали внутри, все эти крохи информации о собственном родственнике, собирал статистику, просчитывал ходы, Скотт уже не мог остановится, его интересовало все. Откуда шрамы, что означает тот или иной символ, кто научил его выживать, кто дал ему направление, кто задал ему задачку, которую Габриэль до сих пор решал. Кто был виноват в том, что они провели много лет разлученные друг с другом и был бы Скотт лучшим вариантом, для воспитания детей?

Вопросы, миллион вопросов и ни одного ответа.

К базе они приблизились спустя каких-то минут пятнадцать, в округе было слишком тихо. Слишком тихо! Разум подсказывал Скотту, что все уже пошло не по плану, но он отмахнулся и решительно отправился к скале, с которой открывался вид на лагерь.

+1

4

Те семейные разборки в школе не только подкосили уверенность Габриэля в реализации собственных планов, но и отношение братьев к нему. Хоть он и успел заручиться поддержкой извне, но сейчас Вулкан чувствовал настолько хрупкое перемирие, что любое его неверное действие может обернуться крахом по всем фронтам. Теперь на нём взгляды не только старших братьев, но и всех остальных мутантов, что находились на попечении Ксавьера и Монро. В кои-то веки, Габриэль стал центром внимания абсолютно всех, ему это ой как не нравилось, честно говоря. Вариант действовать тихо и незаметно пошёл под откос, как и большая часть помещения, пострадавшая из-за взрыва эмоций Саммерса. «Это было настолько глупо, черт меня подери. Как я мог допустить такую ошибку? Что не так с моими силами? Или…проблема во мне?» - Габриэль молчал, игнорировал каждое движение Скотта на панели управления самолёта, отведя взгляд в лобовое окно. Он мог лететь сам, позади «Дрозда», однако решил провести время с братом в этой железной птице, в тишине. Да и Скотт не был в настроении на разговор, Габриэль теперь часто читал мысли своего брата, из-за страха. Он боялся, что рано или поздно услышит в его голове те слова, которые боится услышать уже давным-давно. Разочарование, отвращение. И как бы сильно Габриэль не желал исправить ситуацию между ними, мутант понимал неизбежность будущего, итог в который он упадёт со всей скорости и останется лишь один вопрос – Скотт подаст ему руку помощи или добьёт подошвой по лицу.

Они приземлились совсем скоро, так показалось Габриэлю, он был слишком задумчив в последний час полёта. Оттолкнув от себя пелену мыслей, он последовал за братом из самолёта. По лесу, непроходимой дороге, что редко была запятнана следами путников, Габриэль старался не подавать и звука. Идя за спиной Скотта, мужчина чувствовал напряжение его мыслей, сосредоточенность, которая присуща лишь лидерам по натуре, как же ему хотелось сейчас что-то сказать, просто без лишнего пафоса и иронии, но нет.

Спустя минут пятнадцать, они оказались у скалистых гор за которыми виднелся тот самый лагерь, Вулкан замер в ожидании. «Одна миссия – спасти всех кого только можно и быть может, Скотт простит мне события в школе. Я должен сдержаться, у меня нет иного шанса на его доверие, сейчас или никогда» - Габриэль переглянулся с братом, слегка кивая ему в знак готовности.
- Мы не можем просто атаковать лагерь, слишком рискованно – произнёс Габриэль, положив ладонь на плечо Скотта. – У меня есть план, доверься мне.

И под словом «доверься мне», Габриэль имел в виду нечто иное, чем просто чувства. Он со всей силы ударил Скотта в лицо, вырубив сознание брата и испачкав собственный кулак кровью от сломанного носа. Габриэль подхватил увядающее тело брата и направился к входу в лагерь, где сразу же выскочили несколько людей с оружием. – Я нашёл шпиона, он прятался вблизи скал – уверенно произнёс Саммерс, телепатически воздействуя на разум солдат, убеждая их.

- Проходи, отведи в западную часть лагеря, ты знаешь – зачарованно произнёс один из людей, открывая ворота в лагерь.
- Прости Скотт, что так получилось. Импровизация не мой удел – прошептал Габриэль бессознательному телу брата, проникая в самое сердце лагеря. На секунду, мутант даже остановился, наблюдая за группой детей в ошейниках и цепях, что проходили под присмотром охраны.  Вулкан зажмурился от собственных воспоминаний, что мимолётными картинками появлялись в его разуме. Он прекрасно понимал этих детей, прекрасно осознавал какие чувства они испытывают сейчас и как сильно им хочется… Разорвать цепи. В каждом из них, Габриэль видел себя и от этого, желание уничтожить всех росло в геометрической прогрессии. Только вот Скотт начал приходить в себя, как раз во время  Габриэль  отвёл брата в угол без обзора камер и взгляда охраны. – Ты как? Не сильно я тебя? – произнёс мутант оглядываясь по сторонам – мы внутри.

+1

5

Просьба о доверии была неожиданной, как-то Скотт не рассчитывал на то, что младший так быстро запросит довериться ему. Не рассчитывал еще и потому, что в глубине души опасался брата, опасался, потому что ничего не знал о нем и боялся верить тому, что тот рассказывал. И эта разрушенная школа, как разрушенная семья, показала наглядно во что они превратились.
Ничего не было, там, где должны были быть братские узы, стремление защищать друг друга, было пусто и звонко. Ничего не было черт бы его побрал. И Скотт до сих пор не мог это пережить, поверить в этом, смириться. Его семьи не существовало, было только три осколка, которые не знали, как склеиться вместе, потому что были слишком разные.

Но он кивнул Габриэлю, доверяя ему принять решение, которое, возможно, поможет им в этой миссии. Чего он не ожидал, так это того, что брат ударит его в лицо, да так сильно, что у Скотта перед глазами мелькнет очередная черная вечность. Как он потерял сознание он не помнил, визор врезался в лицо с такой силой, что Скотт запомнил только это болезненное ощущение, которое сопровождало подобные драки.

- Твоя импровизация, конечно, так себе, брат. – Скотт ухватился за стенку, оказывается, удар по лице помог им проникнуть внутрь лагеря. Он, конечно не успел осмотреться, но подозревал, что здесь пока все как обычно, все на поверхности, бараки, дети, лаборатории. Прятать тут нечего, сам по себе лагерь упрятан достаточно хорошо. – Ты видел детей? Сколько их тут? Сколько людей охраны?

Скотт потер нос, который самолично вправил на место, еще не хватало разбираться с этим потом. Удар у Габриэля был поставлен отлично, кто бы его не тренировал, он свое дело знал! Точно знал и точно умел преподать парочку уроков. Когда-нибудь Скотт выяснит кто это был, как он рос, что было в его детстве, что собирало его в личность, которой он стал. Когда-нибудь он расскажет о Синистере, о приюте, про опыты и про встречу с Ксавье. Не сейчас, не сегодня и может быть не так скоро, но Скотт надеялся на то, что он сможет преодолеть их различия и рассказать о той семье, к которой Габриэль не относился в силу собственного рождения за пределами планеты.

- Нам нужно забрать отсюда всех детей, желательно стерев это место с лица земли. – Он наконец смог стоять прямо, не опираясь на стенку. – Так что? План?

У самого Скотта были только смутные представления о том, что должно было быть дальше. Он надеялся провести провокацию, которая отвлечет охрану и вывести детей, прежде чем разрушать хоть что-то на базе. Но они уже были внутри, нужно было уже начинать действовать, а он медлил, не зная расположения зданий, не понимая куда стрелять и где находятся дети сейчас? Если они в лаборатории, то сначала их нужно остановить и вывести из-под удара.
Шум снаружи был неожиданным. Кто-то закричал, потом еще крик, какой-то взрыв, Скотт дернулся, закрывая Габриэля собой. Что бы там ни было, им придется прикрывать друг другу спину, нельзя дать брату пострадать в делах Икс-менов, нельзя дать брату возможность погибнуть, решая вопросы, которые Скотт мог бы решить сам. Поэтому он прикрывал Габриэля собой, не раздумывая, не сомневаясь.

+1

6

Глядя на этих маленьких мутантов, которых в простонародье называли детьми,  Габриэль даже не мог понять какого они возраста. Сам то он таким никогда не был, лет 10-12, возможно? Каким нужно быть монстром, чтобы похитить ребёнка и мучить его? Ради каких способностей? «Ни одна сверхчеловеческая сила не может быть оправданием для того, чтобы совершать подобное» - Вулкан продолжал злиться, начисто пронося мимо ушей слова брата о плане и последующих действиях спасательной операции. «Я тоже был пленен, тоже страдал, но у меня не было шанса отомстить своим обидчикам, но возможно сейчас пришло это время?» -  Мысли заполнились вакуумом чужой боли в коктейле с его собственной, Габриэль возненавидел это место в туже секунду, как они прошли ограждение.

  - Что произошло? Это твой план или? – неизвестный взрыв, что произошёл в нескольких десятках метров от братьев, вызвал настоящую суматоху в лагере. Подобно герою, Скотт попытался закрыть его, пускай рефлекторно и глупо. От неожиданности, Габриэль замер, но на секунду, хоть это и казалось мило со стороны Циклопа. – Не нужно меня слишком оберегать, брат. Со мной ничего не случится – Вулкан ухмыльнулся, отведя взгляд куда-то в сторону. – Я слышу этих детей, мысленно. Их где-то два десятка, не могу разобрать точно. Они находятся в тех ангарах на юго-востоке и ещё несколько в противоположной стороне.
Пытаясь сосредотачиваться на каждом импульсе страха, что мутант улавливал в радиусе, Габриэль начал быстро показывать брату направления в нужные помещения.  – У нас есть пару секунд, пока несколько солдат не обнаружат нас. Иди, спасай детей, я отвлеку остальных на себя – его глаза засияли, Вулкан начал перегружать электросети и за считаное мгновение на лагерь опустилась вечерняя пелена темноты, все прожектора, установленные по периметру, взорвались.

- Иди же мать твою! – рявкнул Саммерс, охватывая полностью своё тело энергией, после чего ринулся в сторону самого свободного пространства, буквально в центр лагеря. Габриэль не знал, хватит ли у него сил выдержать атаку, но злости у него было подавно, и он мечтал ею поделиться с остальными.

И это было по библейски, подобно светочу в темноте, Габриэль привлекал внимание противников, которые совершенно не подозревали о том, что они мотыльки и летят на верную смерть. - Любите изучать способности, сраные вы мудаки? Так я их вам сейчас покажу! – Габриэля окружи пятеро солдат, без промедления выпуская добрый десяток пуль в энергетический барьер мутанта, который защищал его и постепенно увеличивался в диаметре.  Вулкан сложил ладони перед собой и пустил энергетическую волну в противников, ни оставив вместо них ничего. А на место почивших подкреплялись остальные, их оказалось гораздо больше, чем предполагал Саммерс.

- Надеюсь, что Скотт не попадёт под мою горячую руку – обмолвился мутант, создавая очередную энергетическую волну, выжигая землю под собой. Чем больше Габриэль черпал из своих внутренних энергетических резервов, тем страннее себя чувствовал. Раньше такого не было, словно силы выжигали его изнутри, Габриэль взглянул на свои пылающие ладони. Энергия истощалась, это казалось невозможным.  «Я не могу подпитываться, она исчезает» - он оглянулся, Скотта не было на горизонте, в отличие от оставшегося эскадрона бойцов «самоубийц». Сжав руку в кулак, Габриэль попытался пустить третью волну энергии, но не смог. Его сияние начало угасать, а защитный барьер, который он выставил вокруг себя, с каждым вздохом ослабевал. Часть выстрелов направленных в сторону мутанта испарилась благодаря остаткам энергетической ауры, а вот другая. Несколько пуль попали  в плечо, Габриэль даже не почувствовал их проникновение. Ещё несколько обозначились в области груди и дыхание перехватило, Габриэль машинально упал на колени, ловя ртом воздух. Он почувствовал, как тягучая красная жидкость заполняет лёгкие и смешивается со слюной на языке. Мутант закричал с той силой, что ещё оставалась в нём, пустив остатки энергетических способностей в землю под собой, образовав внушительную воронку. В которую на дно собственно и упал.  Тяжелый воздух погряз в крови, пыли и остатках солдат, что попали в радиус подземного взрыва. Габриэль не мог даже пошевелиться, тщетно из-за всех сил стараясь вдохнуть лишь раз, потому что нужно. Все мысли начали прерываться болью в теле, не давая возможности осознать текущую ситуацию. Только взгляд Габриэля неотрывно смотрел на темное небо и мелькающие вдали тысячелетий звёзды. Он хотел отвернуться, закрыть глаза, но не мог это сделать, все оставшиеся силы собрались в едином звуке, точнее в имени. – Скотт… - это не было похоже на слово, скорее на мычание дикого зверя, что попал в капкан. Но даже такая мелочь далась Габриэлю с трудом.

+1

7

Скотт покачал головой, нет, эти беспорядки не были его планом. Он вообще был больше по части диверсии, а не по части сомнительных вариантом с использованием сил детей. Оставалось надеяться, что этот чертов взрыв не уничтожил их план на корню, потому что, если уничтожил, тогда все пропало и придется уносить ноги. А если они сбегут, то дети так и останутся тут, без помощи и поддержки, на пытки и исследования. Дилемма.
Когда Вулкан начал использовать свою силу, вбирая в себя какую-то энергию, Скотт крепче сжал его плечо, передавая ему толику собственной уверенности в том, что у них получится. Он верил в то, что брат сможет помочь им, спасти детей, уничтожить это место. Даже если не верил сам в себя, Скотт все равно оставался стойким солдатиком, Икс-меном, если хотите, который был очень хорошо тренирован для таких ситуаций и случаев.

- Я постараюсь вывести детей, береги себя и не переусердствуй. Мы не хотим никого убивать, слышишь, Габриэль? Никого нельзя убивать, пусть они будут арестованы, содержаться под стражей. – Он кивнул брату и выскочил из комнаты.
Оказалось, что из зданий выбраться тоже вполне себе просто. Достаточно сделать пару выстрелов и по стене, и ты уже на свободе, хлипкие конструкции, предназначенные в больше степени для людей, а не для мутантов. Странное это было место. Истощенные дети жались в дальнем углу территории, даже не пытаясь сбежать, Скотт только успел до них добраться, когда появился Вулкан, наверное, не зря ему дали такое прозвище. Наверное, что-то было в нем, гипонтически ужасное, на самом деле, потому что Вулкан светился, сиял, своим внутренним светом, энергией, которую собрал. А потом в него начали стрелять и Скотт надеялся, очень надеялся, что брат просто оглушит этих людей.
Вместо этого он вынужден был наблюдать, как люди были стерты с лица земли одним ударом.

- Вулкан, черт, нет! – Но ему пришлось остановить себя, дети, дети были важнее. – Итак, ребята, кто тут у вас главный? Выводи их за пределы лагеря. Только идите осторожнее, не привлекайте к себе внимания, если потребуется, используйте силы, можете?

Он дождался кивков от детей и парочкой метких выстрелов освободил первую пару из двадцати. В целом освобождение детей от ошейников и цепей заняло у него минут пять, и он очень торопился, опасаясь, что Вулкан войдет во вкус и уничтожит здесь всех.

- Бегите, по тропинке вниз, там ждите нас.

Он торопился вернуться, торопился, тем более что чувствовал внутреннюю тревогу и не мог понять, с чем она связана. Чертовски сложно оказалось идти тихо и размеренно, а не бежать сломя голову туда, откуда слышались выстрелы. А стоило бы, стоило бы поторопиться. Габриэль лежал в центре воронки, неподвижный, окровавленный.
Крик боли и отчаяния вырвался из Скотта сам по себе, он даже не остановился, чтобы проверить, что здесь безопасно. Он же только обрел его, только нашел, они стали бы семьей, они бы смогли. Он же только вернул его себе. Скотт сам не помнил, как отстреливался, как лучи становились мощнее, а сам он ломал и крушил здания. Сам не помнил, но в глубине души, именно этого он всегда и боялся.
Его самый страшный кошмар становился явью.

- Габриэль, Габриэль, ты меня слышишь? Держись, ладно, только не смей засыпать, закрывать глаза или что-то еще такое. – Скотт осторожно прикоснулся к плечу брата и постарался вспомнить все, чему его научили в свое время. Зажать рану, довезти до больницы, ждать. – Слушай, все было слишком спонтанно, тебе стоит задержаться у нас, осмотреться, привыкнуть.

Скотт уговаривал брата оставаться с ним, неразборчиво что-то говорил, бубнил себе под нос, зажимая рану на плече и груди. Смешно, очень смешно на самом деле. Он почти пропустил выстрел в самого себя, почти. Человека разорвало от силы удара на несколько частей.

Самый страшный кошмар набирал обороты.

+1

8

Последний кадр кинофильма под названием жизнь, не столь удачное произведение на самом деле, много критики. Габриэль пристально смотрел на звездное небо и утопал в сиянии мельчайших проблесков черной пелены, что накрыла его взор. Такая грубая, жестокая, правда ночных созвездий, бред сумасшедшего не более. Но это было правдой. Его тянуло в неизвестность, тянуло в ту далёкую даль, что обычно называют смертью и покоем. Жестокий рок судьбы, его заставили родиться и заставили прекратить существование, подобно руке судьбы, что просочилась между его пальцами в последний момент. Воспоминания, что прежде грели душу покоем, начали обжигать его изнутри, те лица спасших его фермеров превратились в настоящих монстров, но Вулкан не мог убежать от них, бессильно проносясь сквозь калейдоскоп картинок своей жизни.

Я помню момент своего рождения, помню отчаянный крик, вырвавшийся из груди в то мгновение. Состояние анабиоза, как болела каждая часть моего тела, росла и крепчала. Я помню тот день, когда впервые оказался в шахтах, то неприятно чувство цепей на своих руках и шее, крики незнакомцем, что до сих пор снятся мне в кошмарных снах. Не было ничего, я слаб и беспомощен перед миром, не могу ничего изменить. Никто не говорил о моём предназначении, никто не говорил, как меня зовут, а лишь то, что я должен был делать. Я раб. Я ничто. И в этой пучине отчаяния я встретил неё. Единственное семя ненависти, которое могло сравниться с моими чувствами. Изгнанная принцесса, чужая среди своих, она оказалась признана мной, простым и никчемным. Она первая протянула руку, первая коснулась моей кожи не для того, чтобы испортить её кровавыми отметинами. Она пробудила во мне не только свободу, но и способности. Я смог сбежать, оставив прошлое позади сквозь тысячи звездных миль. Чужая планета, похожие на меня люди и воздух, что разрешал пространство на множество осколков внутри.
Я не помнил этого раньше, но тот пожилой мужчина в инвалидном кресле первым нашёл меня. Вместе с доктором, (так я её называл), по имени Мойра. Она помогала мне, воспитывала до того момента пока не ушла.  Как и другие, пока не остался только Чарльз. Однако профессор был жесток, он держал моё сознание в мнимых воспоминаниях, о Техасе и несуществующих людях. Но теперь я помню его силу, помню, что он хотел сделать со мной. Как  же он боялся меня. Боялся моих способностей и того, что я могу совершить. А потом, всё прекратилось. Я освободился, наивно думая о своей нереальной жизни на Земле. Я верил в существование своих братьев и верил в скорое воссоединение с ними. Тишина. Кромешная пустота, что овладела мной сейчас, не может меня сдержать. Я Габриэль Саммерс. Я – Вулкан.

Мутант вздрогнул, подобно электрическому разряду, прошедшему по всему телу. Его затуманенный взгляд на секунду сконцентрировался, он увидел своего брата над собой, живого и напуганного. Глаза тут же наполнились слезами, пустотой и малой частью надежды, что это вовсе не конец.  – Скотт… - из последних сил прошептал мужчина, стараясь коснуться щеки своего брата. Он почувствовал грубую кожу на кончиках пальцев, в попытке не упустить это ощущение, Вулкан чуть поднял руку и коснулся пальцами до визора Циклопа.
- Прости…Меня… - Габриэль сорвал визор с лица брата, в попытке прикоснулся к глазам Скотта. Последний шанс, единственная попытка и Вулкан попытался совершить глоток воздуха, вместе с тем пробудить свои способности. И с диким криком зверя, неистовым воплем, он начал вытягивать энергию своего брата и поглощать его лучи. Габриэль не хотел этого, но подсознание требовало жизни, требовало того, что было у другого Саммерса, как единственный способ спасти себя.
И чем больше Габриэль впитывал в себя энергии, тем яростнее становился его рык, что взрывал тишину вокруг братьев. Рефлекторно, он схватил брата и ещё ближе прислонил к себе, чувствуя обрывистое дыхание на своём лице. Вулкан ещё сильнее надавил на глаза мутанта и почувствовал невыносимую боль в области выстрелов. Регенерацию, что прежде не испытывал Габриэль во всю начала свою незримую работу над организмом мутанта. Инородные тела, пули выскакивали из кожи Габриэля словно не нужный хлам, пока его внутренние органы энергетической силой восстанавливались от повреждений.
Он прижал к своей груди брата, со всей силой, что позаимствовал у того. Габриэль не ощущал собственных действий, всё казалось опционально, словно так и должно было быть. Обхватив Скотта ещё крепче, мутант испустил разрушительный всплеск энергии, что сравнял с землей остатки лагеря, как и всех военных, что пытались остановить вторжение. Вулкан только сейчас смог открыть глаза и понять то, что никак не могло укладываться у него в голове. Он узнал правду не только о себе, но и обо всём, что творилось в этом мире. И как ему теперь принять этот факт, как принять своё существование среди Икс-менов, он честно говоря, не знал. Но сейчас это было совершенно не важно. Он возродился, подобно птице Феникс из пепла и теперь, Вулкан больше не упустит шанс.
- Скотт, ты спас меня… - нерешительно произнёс Саммерс, обхватывая плечи брата, чуть отстраняясь от того. – Ты спас меня.
Никто прежде не был способен на даже малую часть, что делал для него брат. Он чувствовал его эмоции, чувствовал страх потери и любви, это было прекрасно и в тоже время пугающе. Габриэль и сам сейчас испытывал не малый вес эмоций наравне с братом, но чувство соперничества сейчас явно лишнее. Он, правда, был признателен, Габриэль никогда не забудет тех ощущений, что испытал в момент своего второго рождения. Но теперь он знал настоящую правду и теперь, это могло стать очередной проблемой между семьёй Саммерсов. Только не сегодня и не сейчас. Всё казалось идеальным, превосходным ощущением свободны и любви, Габриэль просто не мог упустить этот момент.

Отредактировано Gabriel Summers (2018-01-22 10:11:24)

+1

9

Скотт видел, так отчетливо видел, как жизнь брата выскальзывала из его рук, видел и ничего не мог сделать. Черт бы его побрал, этого брата, черт бы его побрал. И руки начинали скользить по мокрой от крови ткани, по материалу, который впитывал чужую жизнь! Он даже не заметил, как вокруг стало пусто, тихо, страшно.
Как их накрыло чем-то потусторонним, чем-то, что пробуждало, чем-то что питало чужие силы. Скотт ничего не замечал, пытаясь спасти жизнь человеку, который мог бы быть его семьей, который мог бы сгрести их в одно целое, сделать их братьями. Он прижимал к себе практически безвольное тело, не зная, как спасти.

- Габи, господи, нет. – И он почти увернулся от чужой руки, которая уже протянулась чтобы сдернуть визор. Скотт не мог убить его, не мог, просто не мог и все. Он дернулся в сторону, но это привело только к тому, что визор с него сдернули.

И он смотрел, широко распахнув глаза смотрел на брата, который кричал, рычал, хотел жить, и умирал на его руках от его же лучей. Агония длилась и длилась, внутри все это время теплилась ненависть к самому себе, к неспособности контролировать свои глаза, к неспособности удержать свои силовые лучи внутри себя. Он смотрел на агонию брата и ненавидел себя, но не мог закрыть глаза, не мог отвести глаз. Он пытался, он так хотел наконец-то не видеть, зажмурится, он пытался.
Но Габи держал с такой силой, вжимал в себя, заставляя смотреть. Глаза резало, у Скотта начинало сводить судорогой руки, как будто его кто-то выпивал, как будто у него внутри не осталось ничего от прежних сил. Но он смотрел, на лицо брата, который становился все здоровее и здоровее.
И он не сразу понял, что все кончено.

Энергия вокруг них оседала, как волны океана, потревоженные камнем. Лагерь лег в руинах, погребя несколько десятков человек под собой, Скотт только сейчас, только теперь понял, что все кончено. Что вся стратегия, весь его пыл, вся его любовь, осела пеплом вокруг них, так и не родившись.

- Да, спас. – Он говорил медленно, обдумывая каждое слово, вынуждая себя на них.
Смерти людей будут давить на него еще очень долго, их жизни, которые могли бы еще длиться, их сны, которые они могли бы смотреть. Он надеялся только, что у них получится разгрести все это. Что дети выжили, что, хотя бы то, ради чего они прибыли, они смогли сделать.

- Зачем?  Зачем так? – Он не выдержал и обвел рукой пространство вокруг себя. – Что ты наделал? Что я наделал?

Горечи теперь было больше чем единения и братской любви, горечи от того, что в его жизни случилось велико счастье и великое горе. Скотт не знал, как примириться с убийцей, как заставить себя жить с этими мыслями? Как перестать говорить себе, что это его вина, что, если бы не он, ничего бы не было.
Но Габи был бы мертв.

Был бы мертв.
- Нужно проверить детей. – Скотт поднялся, чуть пошатнувшись и осмотрелся еще раз. Глубокая воронка, в которой они были, была ничтожно мала, в сравнении с тем хаосом, что творился вокруг.

+1

10

Некоторые семьи словно вылезли из экрана второсортных мелодрам. Вечно со своими интригами, недоговорками и тайными переплетениями, которые в итоге приводят к очередному разладу со скандалом. Подобные семьи словно позабыли о простых человеческих истинах, извечно питаясь лишь негативными эмоциями от самых близких и дорогих людей. Габриэль правда пытался не быть тем яблоком раздора, что в конечном итоге опустит на землю воодушевленные стоны общественности из-за произнесения фамилии Саммерс. Даже сама мысль о том, что он «тот самый» брат, приводила Вулкана в ужас, побуждая его всеми силами доказать обратное, пока не настанет момент собственного принятия себя. И что этому миру необходимы те, кто из-за дня в день побуждают горящие сердца совершать великие поступки, создавая невидимый баланс между добром и вынужденным злом.

Пробуждение показалось Габриэлю мучительной пыткой, все его кости ломило от переполняющей энергии Скотта, а разум не мог функционировать как прежде, взрыв воспоминаний будто что-то сломал внутри мутанта. Печать, которую так отвержено пытался скрыть Ксавье за мнимыми иллюзиями прошлого. Мужчина перестал различать правду, всё перемешалось в необъяснимом водовороте видений, он злился на профессора. «Зачем этот старик сделал это? Почему он боялся меня? Завидовал ли он мне?!» - очередная сотня вопросов в пустоту без ответа, Габриэлю это изрядно надоело. Сомнения мыслей прервали слова брата, Габриэль с удивлением посмотрел на него.

- Я сделал то, о чём ты просил меня Скотт и даже больше. – Вздохнув, заглушая нарастающее недовольство, произнёс Габриэль поднявшись с земли.
- Я чуть не погиб за тебя и твои идеи. И сделал бы это снова, почему ты недоволен? Ублюдки мертвы, лагеря больше нет, ты должен радоваться этому, разве нет? – мужчина не мог понять, почему на лице его брата воцарилась печаль. Габриэль ощутил неприятное чувство, которое исходило от старшего Саммерса, и это точно не была благодарность. Мутант выгнул спину, пытаясь разгрузить энергию по всему телу, воздух до сих пор казалось, был пропитан пеплом, Габриэль поморщился от неприятного запаха.

- Дети уцелели, не нужно переживать из-за них – Габриэль помог выбраться брату из воронки, показывая в сторону дороги, что вела к их самолёту. Она направились туда, проведя последний раз взглядом на разрушения, которые остались на месте лагеря для мутантов.
- Думаю их нужно отвезти к профессору, он как никто другой умеет помогать несчастным. – Сквозь зубы, Габриэль не мог сказать лишнего сейчас и будет лучше дождаться встречи с Чарльзом. Воспоминания до сих пор мерцали неясными картинками в голове, с каждым разом преподнося разуму Вулкана всё новые моменты «реального» прошлого, жуткие моменты. – Нам тоже необходимо встретиться с Ксавье. Есть то, о чём ты должен узнать, Скотт.
«Но не сейчас. Он может не поверить моим словам. А вот профессору – да. И я заставлю этого калеку рассказать правду, пусть даже силой» - сжав собственный кулак, Вулкан отвёл взгляд куда-то в сторону, на горизонте засияли знакомые очертания и крики спасённых детей.

Габриэль прекрасно осознавал ту черту, которую вскоре перейдёт, в прочем он уже давно её пересек благодаря действиям Ксавье, но готов ли брат принять его таким? Ему ещё раз захотелось встретиться с Нерой, неожиданно для себя, мутант нуждался в принцессе, она точно смогла бы понять Габриэля. Всего могущества энергии не хватит на то чтобы жить наперекор себе, особенно когда другие убеждают в обратном, противное и неестественное чувство. И Скотт лишь подливал масла в огонь, своими мыслями.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [18.09.2016] Солнце для мертвых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно