ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » so motherfucker come and play


so motherfucker come and play

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

SO MOTHERFUCKER COME AND PLAY
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

--
Thor | Fenrir
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Рагнарёк настал. Один мёртв.

ВРЕМЯ
Рагнарёк

МЕСТО
Асгард

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
легкое ау от мифов
кровь, кишки, увечья
кто-то из нас умрет

ost

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

Отредактировано Fenrir (2017-12-19 22:45:58)

+2

2

You move around
My world at will
Watch out ’cause I’m coming to kill

    Золотой Асгард утопает в крови.
    Фенрир хватает копье Одина клыками и переламывает, щепки летят в стороны. Рык рвется из его пасти, и рыком же отвечает ему Всеотец. Человек и зверь: Один в сияющих доспехах, теперь заляпанных грязью и кровью, и волк со шкурой темнее чернейшего угля. Сколль пожрал солнце, Хати слизнул луну, и в темноте вечной ночи зловеще горят зеленые волчьи глаза. Ну, давай, ас.
    Давай.
    Фенрир отскакивает в сторону, задевает колонну высокого зала святилища, и удар Одина приходится мимо. Здание сотрясается. Статуя Тора покачивается на постаменте над алтарем. Один наносит еще удар щитом, бьет и палкой, что осталась в руках от копья. Фенрир огрызается, рычит, отскакивает и тут же набрасывается. Один неутомим, но неутомим и Фенрир. Они бьются долго, ни один не уступает другому. В полутьме щелкают волчьи зубы, и боевой клич Одина разносится по залу.
    Щит мнется о хребет волка, он взвизгивает, оборачивается, цепляет аса зубами за ногу и дергает. Откатывается щит в сторону. Летит Всеотец, сшибает статую сына. Лежит на полу в мелкой крошке, как в посмертном саване. За боль Фенрир платит ему болью: напрыгивает сверху, но ловят руки аса его пасть, и зубы проходят сквозь пальцы. Один кричит — не от боли, от пыла схватки, и тянет руками в разные стороны. Волчий язык слизывает кровь с асовой кожи.
    Фенрир мотает головой, щелкает зубами, перегрызает пальцы. Не дает Одину потянуться в сторону за обломком статуи, бьет лапами по грудной клетке, ломает ребра. Воздух напоен асовой кровью до краев, Один хрипит, но недолго. Фенрир смыкает зубы на артерии, звук последних ударов сердца заставляет дуреть. Но недостаточно, чтобы не заметить еще одного аса.
    Фенрир отпрыгивает, и тело Одина повисает в его пасти. Он швыряет мертвеца в нападающего — сбивает того в прыжке. Смешной мальчишка Видар падает на алтарь, придавленный телом отца. Взмахивает мечом, отбиваясь от волка. Выставляет клинок перед собой, не давая напрыгнуть. Фенрир кружит, слизывает кровь с клыков. Сладкая, сладкая асова кровь.
    Он кидается вперед, когда Видар сдвигает с себя тело Одина, и бой быстр: раненый кем-то до Фенрира ас не успевает взмахнуть мечом. Кровь течет по алтарю Тора. Тихо рычит Фенрир, сжимает челюсти сильнее, переламывает шею. Не бойся, мальчишка Видар.
    Вы проиграли эту битву много лет назад.
    Золотой Асгард утопает в крови из-за вас.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/25622.png[/AVA]

Отредактировано Fenrir (2017-12-19 23:24:42)

+2

3

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/50060.png[/AVA]
- Фенрир!
Крик... нет, дикий вопль, похожий на рык самого зверя, разносится под треснувшим потолком древнего храма. Он проносится между колоннами, отражаясь от стен, мечется между разрушенным статуями, как злой дух, ищущий новое вместилище. И замирает когда глаза Тора различают два трупа между огромных лап зверя.
Отец.
Брат.
Боль и ярость красной пеленой застилает его глаза. Ослепляет на миг - но и его довольно, чтоб проиграть, если Волк кинется на врага, ибо нет в мире ни живого ни мертвого, кто может противостоять Гибели богов. Глупо было вот так появиться, глупо было кричать его имя. Следовало напасть со спины, пока тот глумится, терзая зубами плоть мертвецов, пока занят тем, чтоб осквернить труп.
Тор не смог.
И оплакивать мертвых не время.

Тор не двигается, пытается успокоить дыханье. Усмирить ярость в сердце. Заставить молчать боль. Молот в его руках наливается тяжестью, по его краям сыплются искры. Они устремляются вниз, стекают к ногам звездным потоком, они жгут - но он их не чувствует, как не чувствует ран, полученных до появления в этом месте. Не чувствует ни разбитых зубов, ни того, как врезается в тело избитый доспех.
Он продолжает ждать, глядя на своего врага. На свою смерть. Прямо в глаза, на дне которых пылает пламя костров, пожирающих Асгард.
Фенрир. Гибель богов. Порождение Локи.
Фенрир. Адский пес. Ужас миров.
Фенрир. Убийца его отца.

Молния вырывается из Мьельнира, ударяя в пол у самых ног зверя. Искры рассыпаются, жаля, впиваясь в огромные когти, стремясь вгрызться дальше, под шкуру, под черную кожу, вонзиться в плоть. Это пока не атака, Тор все еще медлит, глядя на монстра без ужаса, которого тот, без сомненья, достоин.
Чего бояться? Один из них умрет здесь.

- Отойди. От тела. Царя Асгарда,- медленно произносит он.

Отредактировано Thor (2017-12-20 01:12:29)

+1

4

    Крик летит высоко, и взгляд аса словно выстрел под сводами древнего храма пронзает волчью шерсть. Тор не бежит, не летит сквозь запах крови и смерти. Ярость сильнее любого медведя и выше башен Асгарда, а все остальное — пыль и болотная тина, но стоит ас на месте. И вскидывает Фенрир голову, смотрит на хозяина храма. На того, по чьему алтарю размазана братская кровь. На того, кто станет ему смертью — или добычей.
    Скоро он шагнет вперед, и все будет кончено.
    Сглатывает волк, облизывает пасть, и слюна капает с клыков. Вкусная асова плоть ошметками валяется вокруг алтаря, и выедено у Тора сердце, и обглодана у Видара рука до кости. Осквернен храм. И смеются волчьи глаза, ибо не ведает древнее хтоническое чудовище ни меры, ни страха. И смотрят в лицо Тору. И медленно скользит язык по клыкам.
    Молния бьет у самых лап его, и отскакивает Фенрир назад, рычит, смеется, дразнит. Мёртв отец твой, мёртв брат твой, и ты тоже будешь мёртв. Пришел час Асгарда платить по счетам. Смерть пахнет тонко, ярость пахнет густо. Подступает Фенрир обратно к телу Одина, сует морду в самую грудь его, тянет кусок легкого, и смотрят, смотрят его глаза на Тора. Что сделаешь ты, ас? На что способен? Ярость застилает глаза тебе, так что же стоишь?
    Видишь, как вкусно мне? — летят ответным выстрелом волчьи слова, и дикий смех тревожит воздух.
    Но не пиршествовать он сюда пришел. Рычит Фенрир и кидает резко окровавленный кусок Тору в лицо, сам кидается следом, и ночь оживает вокруг, и тьма движется меж колонн, и свищет ветер по улицам Асгарда, и где-то плачут древние норны. Громче всех Скульд среди них криком высоким и тонким взрезает тишину.

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/25622.png[/AVA]

Отредактировано Fenrir (2017-12-20 01:39:16)

+1

5

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/50060.png[/AVA]
Можно бы уклониться. Еще есть мгновение, чтобы избежать смерти. Еще есть один шанс - прыгнуть вбок, уходя от волчьих клыков, сворачивая с дороги, которой вела его судьба. К этом минуте, к этой их встрече.
И он прыгает. Рвется навстречу Зверю, словно в объятья любовника, с криком ярости, едва не со стоном. Наконец-то! О, наконец!
Молот гудит в его руке, бесится в ярости, едва не вырывается прочь. И удар его не так точен, как хотелось бы Тору - слишком сильно неистовство, слишком большая сила ярится и хочет выйти из-под контроля. Мьельнир срывается с руки и врезается в волчью морду, прямо в раскрытую пасть, выбивая зубы, круша десны, сжигая язык и небо небесным пламенем, слепящим взгляд. Недостаточно точно. Удар, что мог бы убить - лишь наносит раны и пуще злит чудовище, а самого Тора отшвыривает, словно куклу, к подножию свергнутой статуи, безжалостно волочет по вымазанной кровью земле.
Осколки камня распарывают ему лоб и едва не лишают глаз. Хотя - что в них толку теперь, если перед зрачками пляшет белесый сполох, и гудит пожар красных грачков?

... Оглушенный, избитый, он падает, пропахав носом пол - ладно, не больно красавец и был. Крик вырывается из груди при попытке подняться - но Тор только сплевывает, ударом вправляя выбитый локоть и рыча от боли. Часто моргая от мути, тряся головой от удара, он вновь поднимает молот, когда рядом с ним явственно раздается стон.
Видар?
Не может быть. После зубов Фенрира не живут.

Но этого все же довольно, чтоб ярость, безумная, дикая ярость, заставляющая обезноженных устремляться вперед и попавших в капкан - перегрызать кости, чтобы ярость эта вновь загорелась в нем. Удобнее перехватив оружие, он пригибается перед новым броском, и наступает на Волка.
Один из них не уйдет живым.

Отредактировано Thor (2017-12-20 13:38:56)

+2

6

    Ас не бежит. Ас встречает Фенрира достойно, и звонкое хтоническое веселье звучит в воздухе — гудит молот Тора, и волчий рык захлебывается молнией. Нёбо жжет, язык жжет, Фенрира откидывает в сторону от Тора, назад, и он тяжело падает на каменный пол. Собственная кровь заполняет глотку, но это только раззадоривает Фенрира. Дитя хаоса, боли и разрушений, он будто напитывается от удара, лишь становится больше, выше, и сплюнутые на пол осколки зубов — это досадно, но не остановит его.
    Клыков у волка много, хватит на всех.
    Фенрир поднимается, встряхивается, слизывает кровь с губ; язык болит и нёбо выжжено до мяса. Это неважно. Схватка пьянит, и он не чувствует боли, только радость — радость разрушения, и она бьется в его венах, кружит голову. Стон раздается с той стороны, куда отлетел Тор, и Фенрир бежит туда, не желая давать асу ни секунды на то, чтобы опомниться.
    Фенрир прыгает через алтарь, и каменная крошка взметается в воздух, покрывает густую черную шерсть, летит в глаза пригнувшемуся Тору. Молот в его руке — вот с чем надо разобраться сперва. А потому Фенрир смыкает зубы на его запястье, не давая сделать удар — прокусывает руку насквозь, мотает головой, раздирая рану. Выбитые и выплюнутые куски клыков лишь делают оставшиеся острее. Кровь капает на пол, и волчьи когти чиркают по камням. Передними лапами Фенрир упирается Тору в бок, пока может, чтобы потянуть запястье в сторону еще сильнее.
    Нёбо болит пронзительно, но Фенрир не обращает внимания: он делает больно другому. И это всё, что он знает и может.

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/25622.png[/AVA]

+1

7

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/50060.png[/AVA]
Рев боли и ярости вырывается из груди громовержца - хриплый рев, от которого стены святилища, кажется начинают в испуге дрожать. Молот выскальзывает из пальцев, с гулом падая в пыль. Ноги его владельца подкашиваются, ибо не так это просто - стерпеть укус самого Бога-волка. Зубы его - кинжалы, и каждый ранит; и язык его, слюна его - черный, вонючий яд.
Фенриру мало того, что противник обезоружен - он тянет и рвет, почти отгрызая руку, отделяя кисть от костей, кроша их, словно соломинки.
Но что стоит тот, кто не умеет смеяться, чувствуя боль?

И Тор смеется. Этот смех так же страшен, как раскаты волчьего воя, разносящиеся среди болот Варинхейма; так же, как голос царя волков, торжествующего победу над Одином Всеотцом. Ощерившись, словно укус и из него самого сделал оборотня, Тор выпрямляется, и с силой отчаянья дергает на себя руку, лежащую в пасти. Сухожилия рвутся, и кисть повисает на коже - но этой потери и этой боли Одинсон не замечает. Он торжествует.
Край его наруча, словно гарпун, пробивает нижнее небо зверя, входит под зубы, словно крючок, зацепляет за подъязычную кость. Теперь они скованы, человек и волк. Скованы до смерти. До последнего вздоха.
А знаешь ли ты, бог волков, что молот послушен и моей левой руке?

Мьёльнир взмывает, искря, и буквально прыгает в пальцы. Короткий замах - и он ударяет в морду, опаляя шерсть и дробя кости,  норовя сломать шею и отделить волчью голову, сорвать ее с мощных плеч, на которых гнездится смерть.

+2

8

    Гулко падает молот, и асовы кости трещат так вкусно. Фенрир сжимает челюсти сильнее, намертво вцепляясь в свою добычу. Не уйдешь, не отскочишь, не сбежишь теперь, сын Одина — терпи. Кисть отходит от костей, Фенрир чувствует это, и пасть заливает слюной. Он пробовал асовы руки уже. Ему понравилось в прошлый раз. В этот раз понравится еще больше.
    Но смеется Тор, и смех отзывается в волчьей груди, заставляет шерсть подниматься дыбом, как от ледяного утреннего ветра. Гулко ухает сердце, гонит кровь по венам, и Фенрир рычит, перекрывая страшный смех, тянет руку на себя — и вдруг взвизгивает, припадает к земле. Своего он добился: кисть больше не послушна Тору, но наруч, подлый наруч застревает в пасти.
    От удара молота темнеет в глазах, и теперь запах собственной крови наполняет ноздри Фенрира, и запах паленой шерсти, и надвигающаяся безумная жажда жить. Разрушать. Еще столько всего не уничтожено! Волчий череп крепок, а мышцы сильны, и пускай у него двоится в глазах, волк выстаивает, выдерживает удар, не валится с лап. Только рычит, щерит осколки клыков, мечется, изворачивается, пытается вырваться.
    Но наруч заседает еще глубже.
    Фенрир пританцовывает вокруг Тора, не решается дернуть пасть, рычит и бьет аса лапами. Волчьи глаза горят безумным огнем, и кровь капает с места удара, стекает по длинной шерсти, капает на глаза — Фенрир смаргивает. И вдруг подается вперед вместо того, чтобы тянуть назад — так далеко вперед, что чувствует, как повисшая на коже кисть Тора ухает глубоко в глотку. И вновь мечется, извивается, рычит Фенрир. Проклятый наруч держит его на месте.
    В безумии бьет Фенрир Тора лапами, и крупные когти его полосуют все, до чего дотягиваются. Пусти, ас. Пусти. Пусти!

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/25622.png[/AVA]

+1

9

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/50060.png[/AVA]
Боль от ударов чудовищна. Вонь из пасти сбивает с ног. Но что она значит в сравненье с той болью, которую сын Одина ощутил, увидев труп отца у своих ног? В сравнении с тем, чтобы услышать прощальный стон брата? Видеть в огне Асгард, слышать отчаянный крик жены? Видеть, как гибнут, один за другим, все, кого он любил!
Что ты мне сделаешь, волк? Что ты мне можешь сделать страшнее этого?!

Когти рвут кожу, осколки зубов глубже впиваются в плоть. Волк рвется наружу - и тут же внезапно кидается на него, то ли намереваясь сбить с ног, то ли решив растерзать на части.
Тор больше не смеется, он снова кричит. Кровь выступает на исполосованной коже, кости трещат под напором. Он чувствует, как под весом зверя, под ударами лап, скользя в крови, медленно начинает подаваться его сила. Его - но и противник уже не тот величавый Бог-волк, что пожирал сердце, с насмешкой глумясь над поверженным Всеотцом. Фенрир, великий Хродрвитнир, бьется в его руках, словно рыба, уловленная в сети - и, кажется, в первый раз за свою жизнь чувствует страх!

Он вновь поднимает молот. Рука стала скользкой от пролитой крови, но Тор отбивает им град рассекающих тело ударов, кружит и ломает кости, тупит острые волчьи когти. Ломится, как через лес копий и бритв, продирается между расселин и скал, норовящих разрезать и размолоть, спустить с него живьем кожу.
Рвется, крича от боли, так чтобы от крика оглохла и сама Хэль, рвется к волчьему сердцу, сокрытому в клетке ребер, к выгнутому хребту, унизанному заточенными позвонками.
Его жизнь, его боль более не имеют значения.

Отредактировано Thor (2017-12-21 14:51:48)

+1

10

    Больше всего звери не любят плена; все возможно снести — и боль, и голод, и кровавую битву, но несвободу — несвободу снести нельзя. Фенрир продолжает биться, метаться, изворачиваться, силясь совладать с наручем в пасти. Под когтями податливая асова кожа рвется легко, и оба они измазаны в крови своей и чужой. Молот жалит, бьет лапы, и трещат волчьи кости, и ломаются, отлетают когти, но неутомим Фенрир и не отвлекается на боль. Есть только бой, только удары лап, только рык и асов крик, и больше нет ничего во всем мире.
    Фенрир прижимает уши от крика Тора, мотает головой, вторит ему — не рыком на этот раз, но воем, пронзительным и холодным звуком, взлетающим к съеденной луне. Много ударов вынес Фенрир, вынесет и еще. Он дергается вновь вперед, и вдруг наруч вылезает из-под зубов, а потом вылетает из пасти вместе с остатками асовой руки, и отшатывается Фенрир назад, прочь от молота, прочь от Тора. Волчий нос морщится, он скалит клыки — передние зубы наруч забрал с собой, но это ничего. Язык слизывает кровь, жженое небо ноет.
    Тор хочет его убить, Фенрир знает. За отца, за брата. И это весело! Не боится волк смерти, боли не боится, он весь сейчас — болит. И это хорошо. Секунду Фенрир стоит на месте, будто дает им обоим передышку, и он уж выше Тора, и смотрит на аса сверху вниз. Отвоеванная свобода сладка. Смаковать ее лучше с кровью — Фенрир припадает к земле, прыгает.
    Валит аса наземь, на камни, рядом с отцом. Лапы сводит судорогой, не прошли даром удары молота, и едва-едва он придавливает противника к земле. Мощь покидает его с каждым мгновением. Из пасти капает кровь вперемешку со слюной. Из последних сил тянется Фенрир к шее Тора, к пульсирующей под кожей вене.
    Но трое асов за день — много даже для него.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/25622.png[/AVA]

+1

11

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/50060.png[/AVA]
Чтобы убить, не нужны клыки.
Чтобы убить, не нужны крепкие когти.
Чтобы убить, Тору не нужен молот.
Достаточно лишь одного - желания. Твердого знания, что ты умрешь.

Тор знает это. Знает пророчества. Знает, что не ему суждено одолеть чудовище. Но тот, о ком пели вёльвы, бездыханным трупом, недвижным телом лежит сейчас подле него. Значит, не будет не песен, ни пиров, не будет заздравных кубков, не возродится золотой город. Тьма, хаос и смерть воцарится на этой земле, пепел покроет сады, гниль и смрад поселятся на земле, за которую бились с врагом, любили и рожали детей.
Так будет, если придет Рагнарёк.
Так будет, если чудовище выживет.
И нет ничего, что в сравнении с этим важно.

... Искалеченное плечо принимает на себя первый укус волчьих зубов. В самый последний момент он успевает вывернуться, закрыться от острых клыков, насколько это возможно: теряя силы, позволяет волку вновь совершить ту же ошибку. Сблизиться с ним. Слиться в одно целое.
Кровь заливает их с головы до ног: из откушенной руки, рассеченной кожи, из сожженной молнией, обуглившейся пасти зверя. Но этого кажется мало Тору - собрав все свои силы, он выворачивает плечо, расширяя держащую его пасть.
Пальцы левой руки впиваются в черный язык.
Вопль вырывается из его груди: так кричат, разрываясь в родах, женщины; так гиганты срывают вершины гор. Упираясь ногами, толкаясь в массивную волчью грудь, Тор, что есть мочи тянет к себе, разрывая глотку, ломая челюсти, выдирая из гортани липкую скользкую ленту.

+3

12

    Зубы впиваются в плечо — не туда целился Фенрир, но глубоко входят клыки под асову кожу, впиваются, вцепляются мертвой хваткой. От потери крови мутится перед глазами, и темнота бессолнечного, безлунного Асгарда, прежде бывшая с ним заодно, вдруг оборачивается против: Фенрир не видит. Меркнет зелень волчьих глаз, будто затянутая дымкой, и удается асов трюк.
    Рука обхватывает язык, и Фенрир рычит глухо, вторит крику Тора — на этот раз от боли вторит. Овладевает им вдруг темная радость, глухая, безумная. И темная же шерсть лоснится, и громко дышит волк, и отшатывается, оставляя язык в руках поваленного аса. Опускает голову Фенрир, и лапы подводят его, дрожат под мощным телом, и кашляет он кровью на пол, и отступает назад.
    В темноту, к первородному хаосу, чья благосклонность переменчива.
    В темноту, где черная шерсть сливается с воздухом, и не видно темной крови под лапами.
    В темноту, к холоду смерти, к песням, что пела Хель, домой.
    Норны предсказали, что принесет Фенрир Рагнарёк в зубах. И он принес. И Хати принес. И Сколль принес. Запинается Фенрир о мёртвое тело Тора, запинается о Видара. Отступает к алтарю. Звери лучше двуногих чуют смерть. Вдали воют сыновья, Фенрир слышит. Высокая, тонкая песня, как звон клинка, отбивающего удар. Как хруст льда на заледеневшем озере. Как напряжение сердца, что еще гонит кровь, но уже устало.
    Как перестук капающей из пасти крови по полу.
    Только волчьи глаза тускло горят в темноте, смотрят на Тора.
    Тор двоится в глазах Фенрира, и волк встряхивает головой, едва стоит на лапах, но стоит. Закидывает голову и воет, и сотрясаются своды храма, и заполняет вой все пространство от пола до потолка плотным саваном: слушайте, дети. Ищите меня. Идите сюда. Ешьте тех, кто пал в бою. Ешьте тех, кто бился и проиграл. Ешьте тех, кто умер. Клацает Фенрир зубами, тяжело качается вперед, разгоняется. Не бежит — летит сквозь воздух, будто дух, едва касаясь лапами пола.
    Навстречу Тору, навстречу смерти. Домой.
    К песням, что пела Хель.
    О, смерть.

ost

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/25622.png[/AVA]

Отредактировано Fenrir (2017-12-22 00:28:05)

+1

13

-… Отец! Отец!
Он открывает глаза. Магни и Моди смотрят на него, и в глазах их плещется ужас. Можно понять: его тело и тело волка – изломаны, исковерканы, осквернены. Их больше нет. Ужаса Асгарда и его защитника.
И, судя по тому, что над ним стоят только сыновья – не их одних.
Два брата.
Наполовину йотун и ас.
Их глаза в ужасе скользят по растерзанным трупам, по блестящей черной шерсти того, кто некогда был Фенриром, Богом-Волком. Со смесью почтения и тошноты взирают на труп павшего царя.
И едва замечают того, кто остался рядом с ним, до последней минуты. Кто не рассчитывал на победу, кто не сбежал и не отступил, хотя знал, что обречен.
Им не понять, пока не понять, что сила гнездится не в молоте, и не в крепкой руке. Им он должен преподать последний урок, пока может, пока может сойти вдох с красных от крови губ.

- Видар. Он сделал это.

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/50060.png[/AVA]

Я прошу прощения за это добавление. Так было задумано изначально, просто я не решался.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » so motherfucker come and play


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно