ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [19.08.2016] Иногда они возвращаются


[19.08.2016] Иногда они возвращаются

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Иногда они возвращаются
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://i.pinimg.com/564x/e3/01/d0/e301d02dccfff565cdbc5de1ebb4616a.jpg
Scott Summers | Alex Summershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Когда ты уже смирился с реальностью, принял перемены и отпустил ушедших, в один прекрасный миг эта самая реальность может взять и круто измениться. Возникнуть на твоём пороге и как ни в чём не бывало постучаться в дверь. Впрочем, давно пора привыкнуть, что в этом мире возможно практически всё.

ВРЕМЯ
19 августа, около 17 часов вечера

МЕСТО
Бронкс, скромное жилище Алекса Саммерса

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
вот кто бы знал...

+1

2

Честно говоря, эту встречу он не планировал, вообще старался не думать о том, что там на кладбище есть табличка и с его именем. И эту табличку кто-то заказывал, кто-то устанавливал, и кто-то провожал его в последний путь. Пусть в гробу и не было тела, скорей всего там вообще ничего не было, но были люди, которые его любили, которые согласились помнить его потом.

Скотт всегда был слишком правильным, слишком ответственным и частенько перегибал палку, на этом они с Алексом и не сошлись. В детстве их разделили, потом эти бесконечные скитания, потом силы, потом школа Профессора, потом встречи, расставания, обиды. Скотт перебирал в уме все доводы в свою пользу, которые только мог найти сейчас. Скрупулезно перебирал, выстраивая из них баррикаду, за которой укроется, когда в его сторону полетит очередное обвинение, а оно вполне вероятно полетит, это же Алекс.

Бронкс не был его любой территорией, пробираясь к квартирке брата, Скотт тихо матерился. Он выделялся, хотел он того или нет, выделялся своими очками, ростом, разворотом плеч, да даже кожанкой, которую накинул впопыхах и забыл, что она старая и уже расходится по швам. Он и выглядел под стать этой кожанке, расползался по швам и снова штопал одну и ту же брешь. Скотт любил свою семью, но он никогда ее не имел, поэтому и любить не умел.

Звонок в дверь, тишина по ту сторону, он уже почти успел выдохнуть и почти развернулся чтобы уйти. Но Алекс оказался дома.

- Привет. – И Скотт замер не зная, что еще можно сказать кроме банального. – Это я.

Ну, Алекс хотя бы не слишком изменился, все такой же и прищур этот хитрый и открытый взгляд. Наверное, в глубине души, Скотт завидовал брату и его способностями, свои глаза он открыть не мог, не имел права. Свои глаза ему приходилось прятать за очками. Он уже научился улыбаться на предложения снять эти треклятые очки или визор, почти научился не обращать внимания на то, что скребло внутри каждый раз: «Ты не способен себя контролировать».

Брата он обнимать не стал, руки дрогнули было в порыве, но в последний момент он решил воздержаться.

- Пустишь? Или так и останемся тут? – Он кивнул в сторону от двери, намекая, что все семейные разборки лучше перенести куда-то на безопасную для людей территорию.

Разговор легким точно не будет, тут не надо было обладать даром предсказания. Ни легким, ни тихим и не забудется потом. Скотт прошел внутрь, прикрывая за собой дверь. Что ж, как путь к отступлению отрезал себе в самом деле.
А Алекс продолжал то ли молчать, то ли слова подбирать.

Не каждый день мертвые приходят в гости, не так ли?

+2

3

У этого дня было самое обычное утро - Алекс проснулся где-то на середине чисто автоматического процесса умывания, чуть позже обнаружил, что кофе у него кончился, равно как и хлеб для тостов, равно как и молоко, да и хлопья тоже. После завтрака, состоявшего из чашки невнятного чая и потемневшего перезрелого банана, который каким-то чудом сохранился в углу за хлебницей, Алекс отправился по делам - закупиться кое-какой провизией и зайти в пару-тройку намеченных заранее мест, где требовались работники. Деньги медленно, но настойчиво подходили к концу, а за нанесение миру добра и справедливости, особенно приступообразное и исключительно самостоятельное, как известно, не платят. А есть всё ещё нужно каждый день хотя бы пару раз, да и за квартиру платить.

В общем, этот день был бы похож на все предыдущие летние дни и закончился бы банкой пива и библиотечной книжкой на крыше - развлечение, к которому Алекс пристрастился ещё весной - если бы не звонок в дверь.
У Алекса не то что бы часто случались гости. Если уж совсем на чистоту, они у него вообще не случались, даже соседи не жаловали его своим вниманием, впрочем, это было взаимно: он не очень горел желанием приятельствовать с пожилой итальянкой, любительницей триллеров, чей орущий телевизор временами не давал ему уснуть, или с вечно насупленной парой католиков, или с другими не менее колоритными обитателями дома. Он с ними, конечно, гармонировал и явно сходил здесь за своего, но всё же.

Так вот, звонок в дверь. Очень и очень неожиданный звук.
Алекс подошёл к двери и какое-то время помедлил рядом с ней, на случай, если звук ему просто померещился. Или звонившему не так-то уж и надо, чтоб дверь открыли, и спустя пару мгновений топтания на вытертом коврике и созерцания стен он просто развернётся и уйдёт.
Но нет, звонок повторился. И Алекс, на всякий случай оглядев себя и убедившись, что он целиком одет и конфуза не выйдет, открыл дверь.

Нормальная ситуация - к тебе зашёл старший брат. Разве что ты этого брата несколько лет назад похоронил. Хотя в самом деле, какие глупости - считать, что в нашем безумном мире и в это не менее безумное время после похорон обнаружить покойника на собственном пороге, это что-то не то. Давно пора бы прекратить удивляться.
"Привет, это я". Ну...
Алекс молча смотрел, как Скотт мнётся на пороге, как в итоге шагает в квартиру - он даже отступил немного в сторону, чтобы не загораживать проход. Раз уж слова упорно не находились, пусть это сойдёт за жест гостеприимства. Он заметил, что руки брата вроде бы дёрнулись ему навстречу - вряд ли вцепиться в горло, судя по слабости порыва - но тут же снова опустились. Он не стал ему помогать. Может потому что и сам не совсем понимал, что чувствует по поводу этого возвращения. Внутри ощущалась какая-то звенящая и бездумная пустота.

Они молча стояли в небольшой тёмной прихожей ещё какое-то время. Этажом выше кто-то из соседей включил музыку и теперь в качестве аккомпанемента тишине Саммерсы слушали зубодробительное кантри. И вся сцена ещё больше напоминала кадры из какого-нибудь модного фильма про тлен из тех, что так любят современные режиссёры.

- Ну... М... Привет.
Алекс наконец-то сумел выдавить из себя хоть что-то. И было хотел спросить что-нибудь вроде "как добрался", но вовремя понял, что вопрос будет звучать так себе. В результате он неопределённо махнул рукой в сторону кухни.
- Пиво будешь? Ты ведь наверное с чем-то, ну... Серьёзным. Должно быть, это разговор надолго, так что...

+2

4

Получалось отвратительно, как и все, что было связано с семьей. Скотт ни слов найти не мог, ни жестов, ни оправданий. Он пришел в гости, вроде бы, к своему брату, а на деле выходило, что это практически два чужих человека в одном пространстве. И так было всегда, сколько он себя помнил, сколько они не встречались, всегда. Два чужих человека, которые с трудом могли друг друга понять.

Семья из них не получилась, не получилось ни крепких братских уз, которые хотела бы мама, ни поддержки, которую пестовал отец. Глупо все вышло, на самом деле.

- С серьезным? – Скотт замялся. Его притащила сюда нелегкая совсем не за тем, чтобы делиться о накипевшем и наболевшем, его притащило сюда осознание того, что Алекс, может быть поймет, примет, простит, забудет.

Что забудет? Похороны? То, что Скотт не звонил даже по праздникам? Собственные неприятности? Оставалось пожать плечами и постараться скрасить этот братский вечер разговорами, Скотту на минуту и самому стало смешно.

- Давай пиво, пусть будет о серьезном. – Скотт сам не знал с чего начинать, «привет, это я», - уже был его максимум, а тут дополнительная информация.

Возможно стоило начать с политики, с того, что профессор Ксавье тоже жив, молод и почти здоров, у Магнето Геноша, а ему снится Джин. Возможно, стоило начинать с того, что он скучал, но скучал сколько? Три года? Вечность? Или девять дней? Их как-то разделило в жизни и Скотт все еще не знал, как к этому относится. Как относится к тому, что они вот в одной квартире, комнате, пространстве, а все еще разделены между собой невидимыми стенами.

- Ты самоустранился от дел мутантов? Избегаешь старых знакомых и друзей, затворничаешь? – Старший брат всегда остается страшим братом, даже если он не хочет этого, даже если у него нет на это сил. Он должен заботится, должен оставаться самым лучшим для Алекса, несмотря на то, что тот уже вырос и больше не маленький мальчик, который жмется к тебе, потому что у вас один парашют на двоих.

Пиво оказалось горьким, то ли Скотт давно не пил, то ли горечь была не связана с пивом и шла откуда-то изнутри. Наверное, глупо извиняться за то, что ты умер? Да? А Скотта тянуло так и сделать, желательно еще с множеством слов и так, чтобы в конце полегчало, отпустило чувство вины за то, что оставил брата.

- Они приняли этот чертов акт о регистрации мутантов и теперь гоняются за нами, как за тварями, чтобы чипировать или что-то там еще. – А вот про политику было проще, политика всегда была проще, потому что ее можно было не любить или поддерживать, и к ней не нужно было чувствовать вину.

+1

5

Начало-о-сь. Впрочем, Скотт не был бы собой, если бы сразу не начал уточнять у Алекса, носит ли тот зимой шарф, чистит ли зубы и не позорит ли в очередной леденящий душу раз гордое имя Саммерсов, спуская жизнь в канализацию. А впрочем... Если бы они умели разговаривать друг с другом, если бы Алекс умел разговаривать как нормальный человек, а не только хлопать глазами как сыч, он бы сказал. Что скучал. Что Скотт та ещё паскуда и засранец, но он его любит. Что он никогда не умел этого ни говорить, но показывать, но всё же чувствует. И что без него было хуже, потому что чего-то не хватало. Они - два черепка катастрофически не подходящей друг другу формы, их не получается совместить и склеить из получившегося целую тарелку, они будто бы от разных. Но когда Скотта не было, когда Алекс был уверен, что его нет навсегда - было пусто.

Ничего этого он, конечно же, не сказал. Как, впрочем, и Скотт не рвался рассказывать о том, как лёжа в гробу познал и переосмыслил. Возможно, однажды у них таки случится момент истины, но что-то упорно подсказывало Алексу, что случится он разве что на том свете, когда они будут окончательно свободны от всего земного. В том числе от собственных заскоков и стремления друг перед другом выделываться.

А пиво в самом деле было гадким, но у кого нет работы, у того нет нормального пива. А есть вот такое вот, символизирующее, должно быть, аскезу.

- Я... Нет, я не самоустранился. Я иногда что-то делаю. Не могу же я взять и сделать вид, что нет у меня икс-гена и вообще я не при делах. Но сейчас мне нужна работа, чтобы не ночевать под мостом или в сквоте.

Алекс замолчал, подбирая слова.
- Просто я не герой, Скотт. Ты - да. Я - нет. И никогда не был. Я не вписываюсь в вашу команду, хотя даже Логану это как-то удаётся.

"Я чёртов неудачник, который не знает, куда он идёт. Как будто не успел на поезд, а теперь не там и не тут".
Но этого он, конечно же, тоже не сказал.

Тихо-тихо. Даже слышно, как тихонько лопаются пузырьки пены внутри банок. Кантри этажом выше замолкло.
Алекс понимал, что реальность нынче такова, что отмахиваться от брата и сидеть дальше в своём домике, построенном из отрицания и недоговорок, путь в никуда. Мир мутантов был в полушаге от беды, Алекс это чувствовал. Своих нужно защитить, а делать это притворяясь, будто бы ты весь из себя одинокий мститель, не выйдет. Конечно, умные люди говорят, что решать свои проблемы нанося добро миру, не очень хорошо и приводит к разного рода перегибам, но что остаётся кроме этого? Тем более, что в реальном бою у них с братом как-то получалось действовать сообща, насколько он помнил. Помериться силовыми лучами можно и после, всё же большие мальчики.

- Слышал про акт. Больше всего меня поражает, что широкая, хм, общественность сожрала это с довольным хрустом, хотя казалось бы, уроки истории в школах всё ещё не отменили, а логика должна была бы подсказать, к чему приводят такие вот регистрации. Но куда там.
Алекс тряхнул головой. Да, об этом говорить было проще, чем о себе или о Скотте. К тому же, в таких вопросах они обычно сходились.
- Что ты и твоя команда планируете в связи с этим? И профессор, кстати.

+1

6

Скотт непроизвольно скрипнул зубами, ну да, точно, его героические поступки. «Не герой», - от Алекса слышалось странно, страшно и пусто. Потому что из них двоих, именно этот Саммерс мог быть героем, должен был быть героем, у него бы получалось! Именно этот Саммерс, а не тот, который носил очки, чтобы не стереть полгорода в крошево, не тот, кто не мог разгрести даже собственную жизнь, так чтобы она была похожа на что-то приличное.
Ах да, приличное. Скотт сам про себя хмыкнул, он же всегда был приличный, учился, участвовал в спортивных мероприятиях, был прилежным и покладисто следовал приказам, которые ему выдавались профессором. Он всегда был лидером, тратя несколько ночей на то, чтобы составить чертов план операции, он стремился быть лучше и, наверное, уже надоел сам себе своей идеальностью.
- Логан просто всех бесит, не то чтобы у тебя не получился бы такой же финт ушами, если бы хотел. – Наставления сыпались из него, как из рога изобилия. Наставления, вместо заботы, как-то криво получалась встреча.

Скотт пришел повидаться, не учить жить, не заставлять делать шаги в правильном направлении. Скотт пришел, чтобы проверить как тут все, как стало без него.

- Насколько я разобрался в ситуации, общественность ненароком подвели к принятию происходящего, впрочем, я не уверен, что в этом профессор Ксавье прав. – Скотт уже некоторое время обдумывал новую для себя мысль, в чем-то даже крамольную, мысль о том, что Ксавье мог все это время ошибаться.

Но тогда кто был прав? Магнето с его методами и убийствами? Кто-то еще? Скотт пока и сам не знал. Но слова Логана о том, что ученик предал учителя, не отпускали. Впивались острыми гранями в грудь и сжимали, давили, низводили с пьедестала на грешную землю. Если профессор не прав, если он ошибается и мирного пути нет, остается только война и Скотт содрогался при мысли об этом.

- Профессор пока не предпринимает ничего, Икс-мены как обычно заняты на поисках и доставке мутантов в безопасные места. Мы, пока что, не в розыске, это помогает передвигаться по стране, скрытно, но хотя бы так. Мне кажется потом станет сложнее. – Скотт не стал озвучивать очевидное, Икс-мены свою деятельность в тайне долго не удержат и какие бы силы их не прикрывали, все закончится плохо в один из моментов.

К этому тоже надо было подготовится. Поэтому они перебазировались из школы на Аляску, скрыв свое местоположение даже от Ороро. Впрочем, для Шторм это никогда не стало бы преградой, если бы она захотела их найти. Ничто не стало бы преградой, если так задуматься. Скотт только сейчас начинал понимать истинную цель своего прихода.

Да. Поприветствовать брата – хорошая миссия, просить его помощи – миссия провальная. Но тем не менее, помощь Алекса Скотту была нужна, он должен был попросить брата вернуться к Икс-менам. Должен был, только язык все никак не поворачивался для просьбы.

+1

7

Замечание про Логана Алекс предпочёл пропустить мимо ушей. Бесит, не бесит, а всё же Логан умеет вписываться. Криво и косо, но на удивление прочно. Так, что даже сбеги он - его будет не хватать. Мысль эту он, однако, развивать не стал. Так недолго додуматься и до того, что он тоже прекрасно мог бы пойти по тому же пути, даже может ничуть не хуже, чем Логан. Думать об этом и пытаться разобраться, почему же у него всё получается чёрти как, Алекс сейчас был явно не готов.

И вот, наконец-то разговор вырулил в простое и понятное русло - в мире ад, Люди Икс - аванпост разума и человечности, но перспективы всё равно какие-то мутноватые. Главное, никаких лишних личных вопросов разговор на эти темы не коснётся. Во всяком случае, не должен.

- Если честно, я отчего-то не сомневаюсь, что дальше станет сложнее. Даже если пока гайки не начали закручивать в полную силу -так аппетит приходит во время еды, и чем дальше, тем меньше пространства для манёвра вам будут оставлять. Постепенно оставят только два варианта - прогнуться и полностью подчиниться новым правилам, или окончательно поставить себя вне закона вместе со всеми теми, кого вы хотите спасти, - мрачно изрёк Алекс. - И позиция Профессора меня... скажем так, не радует. Хотя, наверное, не очень удивляет.

Кажется, стоило сказать что-нибудь другое. Ну, например, поддержать Скотта, заверить, что "дождь не может идти вечно" и обязательно случится просвет в этих тучах безысходности. И всё в таком духе. Но Алекс и сам в это не верил. Когда принимаются такие решения и какую-то часть населения фактически объявляют вне закона, это крайне, просто исчезающе редко делается по незнанию. Обычно это вполне продуманные и вызревышие как следует решения, которые выкладываются на всеобщее обозрение в тщательно подобранное время и так же тщательно подобранным образом. И тут в самом деле остаётся два варианта - либо подчиниться, либо с бараньим упорством сопротивляться. Тем более, если общественность уже повелась на доводы в пользу акта.

- А ты сам? Ты сам как бы действовал, если бы у тебя была полная свобода и ты никак не зависел бы от мнений команды, Профессора и остальных? Я понимаю, что лидерство - это ответственность и это накладывает на тебя определённые ограничения. А вот если бы их не было?

Алексу в самом деле был интересно. Скотт часто излагал прописные истины или точку зрения важных для себя людей - заветы отца, советы мамы, наставления Ксавье. Но Алексу всё чаще хотелось отковырять эту скорлупу и увидеть там Скотта как он есть. Пусть даже и злого, обиженного, неправого - но настоящего. Как знать, может видь он его такого несовершенного и необразцового почаще, может и не дичился и не сторонился бы.

+1

8

Разговор свернул в спокойное русло и Скотт сам выдохнул, тонкие звонкие отношения никогда не были его коньком, всегда было проще скатится в повседневные задачи, чем переживать снова и снова какие-то моменты внутри себя. Алекс умел от этого абстрагироваться, так казалось со стороны. Алекс умел делать шаг назад в момент, когда Скотт замирал, вынужденный молча сносить все, что происходило вокруг. В чем-то он до сих пор завидовал младшему брату.
Когда-то их отдали в местные «жернова», на усыновление. Двух сирот, которые не способны были противопоставить миру ничего, кроме себя самих. И у них не было ничего, кроме друг друга. У Скотта быстро забрали Алекса, и если сначала он мирился с этим, если сначала это была вынужденная мера, то потом это превратилось в боль, злость и отчаяние. И да, зависть. Скотт до сих пор ненавидел себя, того мелкого, сломанного, испуганного пацана, который остался один и не был нужен никому из взрослых. Смешно, но эта травма, как заноза, сидела где-то очень глубоко и иногда, тонкий слой наносного спокойствия надрывался, так что эта заноза показывала свой острый край.

Скотт молчал. Он слушал мнение брата и взвешивал в уме свои слова. Как обычно, в голове была схема, что сказать, как сказать, что сделать, чтобы Алекс согласился. Он не знал этого человека, он не знал собственного брата, да, но он знал достаточно мягких мест в чужой обороне, чтобы получить то, что хочется. Например, поддержку. Скотт и эту черту себя ненавидел, но с ней он научился справляться.

- Вариантом остается все меньше, новые правила озвучены, условия их принятия тоже. Те, кто их не приемлет уже в опале, как обычно. – Скотт пожал плечами. – Ничего не меняется. Пройдет какая-то пара недель, пара срывов и все закончится гонениями и новой войной. Это и без стратегов в команде ясно. Остается уповать и надеяться на то, что основная масса мутантов будет по-прежнему поддерживать профессора.

Краткие, выверенные и сухие данные еще крутились на языке Скотта, но он решил их умолчать. По причине, которую и сам не мог знать наверняка. Умолчать о том, что Магнето снова в бегах, но на этот раз этот старый террорист на стороне закона. Что Чарльз, профессор Ксавье, снова пропагандирует «непричинение вреда» и желает все устроить мирным путем. Скотт умолчал и то, что под Людей – Икс уже готова база, подальше от остальных событий.

Он все еще не мог решить для себя, как попросить об участии в этих сомнительных делах. Как заставить собственного брата ввязаться в войну, от которой Скотт, вроде как, должен его оберегать. Глупость несусветная, да и только.
Как бы он поступил если бы не за кого было отвечать? Как бы он мог поступить в этом случае? Скотт замер, рассматривая этикетку пива, мысли в панике разбежались. Черт его знает, как бы он поступил.

- Происходящее мне нравится примерно так же, как и тебе. Но я уверен, что мы должны придерживаться того, что говорит профессор. – «Потому что это правильно», - он заставил себя проглотить эти слова. Нет, Алекс спрашивал не об этом. Точно не об этом. – Если бы не было команды, ничего бы не изменилось, я был бы таким же, Алекс. Правильным, скучным и осторожным. За исключением, пожалуй, того, что не стал бы помогать Мстителям разгребать происходящее. Видел, как и прославленный капитан попирает собственные устои, и до сих пор не в восторге от того, что ранее мы условились беречь планету совместными усилиями.

Наверное, сейчас он был ближе всего к правде. На шаг ближе к тому, что скрывалось внутри, вырываясь вспышками ярости. На шаг ближе к падению вниз, в колодец, у которого не было дна.

- А что бы выбрал ты, раз уж речь зашла о том, что что-то нужно выбирать.

+1

9

Алекс знал, что Скотт скорее всего использует против него что-нибудь из своего тимбилд-арсенала. Не потому что гнусный манипулятор, а просто потому что раз научившись таким вещам, ты уже не сможешь от них отказаться. Что-то вроде профессиональной деформации.

Раньше Алекса в Скотте это поведение бесило. Теперь... Нет, конечно, он не мог сказать, что достаточно познал дзен и коснулся вселенской гармонии, чтобы не чувствовать ничего, кроме принятия и понимания. Нет. Но желания сказать братцу парочку гадостей и выпроводить тоже не появлялось.

К тому же, кажется впервые за много лет Скотт в самом деле слушал то, что Алекс говорил. Это было необычно, ново и непривычно. Может быть, Скотт в самом деле перестанет относиться к нему как к несмышлёнышу? Может и правда всё произошедшее что-то капитально изменило в нём?

- Знаешь... Если бы я мог выбирать...
Алекс замолчал, глядя перед собой. До сих пор он всеми силами старался сбежать от перспективы вообще выбирать что-то серьёзнее марки кофе в магазине. Он просто плыл по течению, огибая острые углы. Да, он делал то, что можно было бы назвать добрыми делами. Он не был дурным человеком. Но он словно бы самоустранился из всего, словно бы позволил миру как-нибудь существовать вокруг себя, не вмешиваясь, пока совсем уж не припечёт. Не потому что был слишком глуп, чтобы придумать какое-то своё решение, например. Просто не хотел. А может быть в глубине души боялся этого, только даже сам себе в этом не признавался.

Алекс не гордился этим. Так, конечно, было проще всего. И почти ни единого шанса ошибиться, а потом за свою ошибку отвечать. Ему не нравилось поведение Профессора, Магнето, не нравилось, что делали Мстители. Но их от него выгодно отличало одно - они выбирали. А он - нет. И может быть... Может быть в самом деле пора прервать этот порочный круг.

- Если бы я мог выбирать - если бы в самом деле мог, а не чисто теоретически - я бы, наверное, отказался от игры за чью-то команду. И собрал бы свою собственную. Во всяком случае, даже если бы не отделился сразу, думаю, я создал бы что-то вроде базы на крайний случай, куда мог бы уйти вместе со своими людьми. Когда настало бы время.
Алекс потёр лицо ладонью.

- Знаю, звучит как бред и подростковые фантазии. Но мне в самом деле не нравится то, что делают Магнето и Профессор. Они оба по-своему не правы. Это, в общем, у всех людей бывает, никто не может быть прав всегда. Но у них, подозреваю, нет сомнений относительно выбранного пути и методов. А люди, у которых никогда нет сомнений, меня настораживают. Слишком уж они легко начинают считать себя универсальными мерилами всего, даже если начинают творить фантастическое дерьмо.

Алекс прицелился и метнул пустую банку в мусорное ведро. Не попал, покосился на брата, ожидая комментариев, но поднимать не пошёл.
- Просто всё, что сейчас происходит, уже обходится слишком дорого. И я не хочу, чтобы однажды дошло до того, что выставленная цена окажется слишком высокой.

+1

10

Сколько решений еще нужно будет принять, прежде чем они сделают шаг навстречу светлому будущему. Сколько выборов должно быть, прежде чем они смогут что-то изменить в жизни мутантов и общества. Скотт даже думать боялся о том, что за порогом, за школой Ксавье, за его решениями стоит другой, новый мир, который он мог бы построить сам. Может быть это было связано с тем, что он так и оставался в своей голове тем парнем, которого нашел Ксавье и благодарность мешалась с разочарованием и он еще не был готов стать взрослым, свободным, найти свой вариант жизни. А может быть он действительно был согласен с тем, что чтобы ни было, он всегда будет поддерживать профессора. Так ведь?
Алекс говорил нужные вещи, даже правильные, собрать свою команду, увести их в безопасное место, сохранять нейтралитет, принимать собственные решения. Это страшило и это обнадеживало, это было тем, что Скотт мог бы сделать. Наверное, эта мысль его отвращала еще и потому, что долгие отношения с Джин не способствовали принятию хоть сколько бы значимого варианта взаимодействия.

- Не думаю, что ты или я можем судить о правильности их решений. – Скотт пожал плечами, стряхивая с себя напряжение последних минут.

Когда разговор от их личных драм перешел в политику? И почему они снова начали с самой острой, с самой проблематичной темы из всех?  Почему они не могли просто молчать и стараться понимать друг друга?

- Мне казалось ты поддерживаешь идеи профессора. – Получалось даже с излишним гонором и вызовом, практически открытая провокация. – Мы оба его поддерживаем, ведь так?
И вот они сделали круг и вернулись туда, откуда начали. Старший брат, который знает, как лучше, который уверен, что лучше именно так, и младший, который еще ничего не выбрал. Хорошие мысли бродили в голове Скотта, очень хорошие, но их смело напряжением и ожиданием удара в спину, который все не звучал.

- Мы всегда платили и платим слишком дорого, у нас, рожденных мутантами, другого пути нет. Это с самого начала борьба за выживание и, возможно, тут некоторые идеи Магнето правы. Только возможно! Я не допускаю мысли, что этот свихнувшийся террорист прав во всем, и все-таки мы одни в нашей борьбе. – Это была горькая правда, которую Скотт долго, слишком долго не хотел признавать. – И мы стоим на страже интересов людей, потому что мы сильнее. А где сила, там и ответственность, не время разделяться, Алекс.

Нет, это не было похоже на просьбу о помощи. Точно не было похоже. Скотт провалил свою миссию.

+1

11

- А почему, собственно, нет? - поинтересовался Алекс, внимательно глядя на брата. - Ты в самом деле считаешь, что это правильно - выбрать авторитета, слова и дела которого ты даже не подумаешь не то что оспорить, даже просто подвергнуть сомнению? Скотт, серьёзно, иногда мне кажется, что тебя растили где-нибудь в католическом приюте и регулярно били мокрой тряпкой за попытку сказать, что Папа Римский-де не непогрешим.
Мы не идиоты, братец. У нас есть мозг, есть какой-никакой, а жизненный опыт, есть свои убеждения. Да, даже у тебя есть, хотя ты, мне кажется, их страшишься, как старая дева оргазма. Спорить можно со всем. Если бы человечество не спорило, я думаю, мы так и не выбрались из Средних веков, и рабство бы не отменили, и много чего бы ещё не было.

Алекс скрестил руки на груди, не сводя глаз со Скотта. В детстве результатом споров частенько бывали драки. Да и повзрослев они, чего греха таить, тоже, бывало, пытались придать весу собственным словам, разнося всё вокруг, на час-другой начисто забывая, что природа глумливо наделила их иммунитетом к способностям друг друга. Однако у Алекса всё ещё жила надежда, что в этот раз беседа всё ещё будет беседой и дальше.

- Я не призываю тебя гордо и принципиально отринуть вообще всё. Это другая крайность и она уж точно не от большого ума. Но так, на будущее, если ты усомнишься в том, что даже важный и уважаемый тобой человек делает всё правильно, небо на землю не рухнет. Зато ты сам можешь неожиданно узнать много нового о себе, о нём и о жизни.

Алекс набрал в чайник воды и включил его. Он не привык столько говорить в последнее время, и в горле пересохло. А ещё почему-то стало зябко - нервы что ли шалят? Поразительно просто. Вот, что значит - семейные беседы.

- Я разделаю идеи Профессора. Не все. Мне, знаешь, и некоторые законы нравятся, но ты же не делаешь из этого вывод о том, что я лояльный добропорядочный гражданин, и что я заодно поддержу и регистрацию мутантов, и, не знаю, закон о всеобщей принудительной передаче детей на воспитание в интернаты, если наше правительство вдруг до такого додумается. Это крайности, но общую мысль ты понял, я надеюсь. Если завтра в телевизоре какой-нибудь альт-райт скажет, что он против акта о регистрации, я скажу, что он прав, хоть в остальном его убеждения и идеи вызывают у меня желание накрыть его полотенцем, как буйного попугая. Если какой-нибудь мутант, напротив, будет разливаться елеем о важности и полезности акта о регистрации, я скажу, что он не прав и я с ним не согласен. Даже если в остальном он образец логичного и прогрессивного мышления.

Вообще Алексу было немного грустно наблюдать, как Скотт всё ещё пытается уцепиться за давно трухлявую опору веры Чарльзу. Конечно, вся жизнь брата многие годы вращалась вокруг Профессора, его школы, его замыслов, его планов, его идей, но всё же. Несмотря на все их тёрки в прошлом и настоящем, Алекс в глубине души всегда считал брата умным и крутым, как он говорил в детстве. У Циклопа был отличный потенциал, который он использовал хорошо если наполовину, остальную половину предпочитая запирать где-нибудь в чулане своих мозгов, накрыв от пыли покрывалом и почти забыв, будто это старый ненужный буфет.

- Любопытно, то есть Магнето не может быть кругом неправ, как и кругом прав, но при этом в Чарльзе ты призываешь не сомневаться. Тебе не кажется, Скотт, что тут отчётливо запахло двойными стандартами? А ещё подумай, если бы это Магнето прыгал вокруг тебя все эти годы, стал тебе вторым отцом, всему научил и всё такое, как бы тогда ты относился к его линии? Я знаю, что ты скажешь, но ты всё же подумай об этом. Не чтобы мне отчитаться, себе это скажи.

Алекс помолчал немного. Удивительно, но он не чувствовал раздражения, хотя казалось бы. Но ему до чёртиков хотелось, чтобы Скотт его услышал.
- А что до того, что не время разделяться, то есть такая штука как коалиции. Это когда работаешь с кем-то вместе, но тем не менее не отказываешься от своего мнения, которое может отличаться от мнения того, с кем у тебя коалиция. Просто сейчас у вас есть цель, так вышло, что она одна и добиться её проще вместе.

+2

12

Алекс, что удивительно, начал тему, которую Скотт опасался поднимать даже наедине с собой. Потому что у Скотта было время на осмысление собственных приоритетов, пусть людям и казалось, что он пожил слишком мало в новом мире, чтобы собрать кусочки себя. У Скотта были сомнения, которые иногда заставляли его уезжать из школы и искать ответов в других местах, у Скотта была идея о братстве и равенстве, которую он не готов был озвучить.
И тем более он оказался не готов к тому, что придется разговаривать с Алексом о Чарльзе. Профессор в свое время многое ему дал, как наставник, как отец. Он воспитал в нем веру в лучшее, веру в собственные силы, и он почти сломил его, своими решениями, призванными защищать исключительно людей. Призванные сделать из мутантов агнцев, которых поведут на заклание.
Эта идея жертвенности, всепрощения, и всеобъемлющей любви была Скотту чужда, настолько же, насколько ему была чужда его сила. Тем не менее, он оказался не готов обсуждать это, не готов даже озвучивать собственные идеи.

- Мне не четырнадцать и не пятнадцать лет, Алекс, когда кровь, гормоны, и вопреки всему миру я буду правым! Идеи Чарльза сформировали каждого из нас и каждому из нас дали свое. – Скотт постарался не давить, очень постарался, наверное, в очередной раз провально. – И я надеюсь мне не нужно будет мыслить критически относительно идей профессора, выбирать между ним и чем-то несоизмеримо большим и в итоге делать что-то, что выходит за рамки и моего собственного понимания его же идей.

Слишком рано они заговорили о свободе, о собственном выборе, о собственной жизни. Слишком рано.

- Я пришел сюда не для того, чтобы решать следовать за Чарльзом или нет, я здесь для того чтобы просить тебя вернуться к Икс-менам, как бы это сейчас не звучало. Ты нужен нам в эти времена, не смотря на твое упрямое желание делать все по-своему. Я надеюсь твой юношеский максимализм позволит дослушать меня до конца, прежде чем выльется во что-то более жесткое. Мутанты не в том положении чтобы разбрасываться ресурсами и пытаться действовать в одиночку, нас не много, на нас открылась охота и нам нужен каждый!

Скотт поднялся, отчетливо понимая, что тема себя исчерпала. Потому что Алекс перешел от посыла «подумай» к откровенным поучениям. Но именно Скотт был старшим, именно Скотт жил в том чертовом приюте, откуда еле унес ноги и именно Скотт получил первую семью, встретившись с Чарльзом. Братья не обсуждали те времена, стараясь обходить стороной больную для обоих тему. Они не говорили друг с другом о том, что было в детстве, что было с ними, когда родители погибли и Скотт полагал, что это правильно, так и должно быть. Но иногда горько сожалел, что не может выплюнуть Алексу в лицо все те речи, которые он думал долгими ночами ожидания. Он не может выплюнуть брату в лицо горечь и разочарование от того, что у него, у Алекса, все сложилось иначе, закрутилось по-своему и со стороны Скотта это «по-своему» казалось ему гораздо лучше того, что пережил он сам.

Оставить идеи собственного отца, пойти дальше, послать к черту все и перейти на свою собственную сторону? Он не мог отрицать, что не думал об этом, но раздумья и дела вещи во всех мирах и во все времена очень разные. Делать что-либо с этим Скотт не хотел.

- Так что, Алекс? Твое решение? Ты присоединишься к нам или так и останешься здесь? – Скотт обвел рукой квартиру брата. – Взаперти, до момента, пока тебя не зарегистрируют насильно, чтобы потом использовать на свое усмотрение.

+1

13

Увы, для Скотта всё ещё оставались запретные темы, которые он, судя по всему, не жаждал обсуждать ни с Алексом, ни с кем-либо ещё. Имел, конечно, на это полное право, но и Алекс ничего не мог поделать с тем, что такое поведение дражайшего братца вызывало в нём нестерпимое желание наговорить гадостей, проехавшись по всем их старым конфликтам, а потом глупо и неконструктивно отправить Скотта куда подальше. Всякий раз, когда Алекс задумывался над тем, почему же его реакция на привычное поведение брата именно такая, он ответов не находил.

Он сам никогда не претендовал на лавры просвещённого и просветлённого, которому открыта истина и который полностью свободен от преходящих авторитетов и прочей земной суеты. Но трепетно пестуемая скоттова ригидность бесила. До белых глаз просто таки бесила. Наверное, это был тот самый "юношеский максимализм", который он, по мнению Скотта, к тридцати с лишним лет так и не изжил.

Медленный вдох. Выдох. Хватит. В чём Скотт точно прав, это в том, что ему не четырнадцать лет. Алексу тоже. Взрослым людям полагается думать, прежде чем начинать ломать мебель. Особенно если знаешь, что сломав мебель разве что душу отведёшь, и то радовать это будет ровно до того момента, когда вспомнишь, что за новую будет платить совсем даже не Тони Старк, а ты сам. Который не Тони Старк и счётом со множеством нулей похвастаться не можешь.
Да и брата почём зря бить тоже неправильно, если уж на то пошло.

Алекс предавался внутреннему диалогу, стоя напротив Скотта и буравя его мрачным взглядом. Пауза затягивалась. Алекс колебался. Чудные дела творятся. Несмотря на то, что дражайший брат явно всё ещё считает его, Алекса, малолеткой, жизни не знающим, а всё же просит вернуться обратно в команду. Зная, что у Алекса до сих пор так и не вышло стать Икс-меном с плаката-агитки, эдаким бойцом без страха, упрёка и сомнений. Что Алекс не разделяет идей Профессора и не стесняется об этом заявлять. Что в Алексе скорее всего припасено ещё немало неприятных для Скотта сюрпризов, и Скотт совершенно точно это знает. Знает - и всё равно зовёт с собой. Значит дела совсем плохи. А это ещё со времён службы в армии для Алекса оказывалось решающим аргументом.

Выделываться и препираться из-за деталей можно тогда, когда вокруг всё более-менее спокойно. Хотя бы стабильно. Алекс не знал очень многого о том, что происходило сейчас в его многострадальной стране, и о том, что только готовилось произойти. У Скотта возможностей получить свежую и правдивую информацию было намного больше. Пренебрегать этим или отрицать было бы глупо.

- Присоединиться к вам? То есть, ты помнишь, чем кончились предыдущие попытки играть с тобой в команде, но всё равно зовёшь меня к вам?
Мда, получилось резко. Алекс шумно вздохнул и тряхнул головой.
- Ладно. Хрен с тобой и твоим дерьмовым характером, который, вон, даже могила не исправила. Я согласен. Не время сейчас ругаться из-за старых обид. К тому же, как знать, может ты снизойдёшь поговорить со мной о том, почему же я вызываю у тебя примерно те же чувства, как если бы у тебя в пятке сидел здоровый гвоздь. Я бы послушал, если честно. Но об этом можно позже. Да, я согласен драться с вами в одной команде. Я говорил, кажется - или нет? - я против регистрации. И не верю, что ею всё и кончится. Я как раз боюсь, что дальше будет круче. Но сейчас мне нужно знать, что происходит в мире. Всё, что ты знаешь. Мне, к сожалению, всё это время были доступны только бредни из телевизора и сплетни из интернета, а вычленить из этого потока истину, сам понимаешь, та ещё задачка. Ты, чую, знаешь побольше моего. Расскажи мне о расстановке сил, о том, кто сейчас на чьей стороне и что планирует.

+2

14

У Скотта были сомнения относительно здравости этой идеи. Были сомнения относительно своего прихода сюда, по сути, они вернулись к тому, с чего начали. Никакого взаимопонимания, только жесткие и порой жестокие установки и попытка быть «семьей», вот и все что объединяло их с братом сейчас, скрепляло между собой.
Скотт уже побывал на том свете и искренне полагал, что на этом лучше. Так же искренне он полагал, что им нужно держаться вместе, не смотря на собственные сомнения, страхи, надежды. Несмотря на то, что он отчаянно боялся в очередной раз ошибиться и подставить профессора, Икс-менов, Алекса. Они должны были держаться вместе, потому что иначе их убьют по одному.

Он не верил Гидре, не верил смелым заявлениям о том, что все будет прекрасно и мир будет светел и весел. Не верил и полагал, что, хотя бы тут он не ошибается. Столетия войны с Гидрой должны были приучить мир к тому, что зло носит разные маски и действует не всегда по кальке. Не всегда оно явно выраженно и не всегда можно угадать, в какой момент ты ошибся стороной. Наверное, только поэтому Скотт еще пытался как-то оправдывать происходящее с Капитаном Америкой.

Но и на эту драму он смотрел через призму ситуации с мутантами. В любой ситуации, в любые времена, как только к власти приходили монстры, они начинали охоту на «ведьм», и так уж вышло, то в последнее время ведьмами всегда оказывались мутанты. Хотели они того или нет. Черт бы их побрал, все вместе взятых.

- Мы должны держаться вместе. Быть заодно, противостоять тому, что творится в мире. Даже если ты не поддерживаешь идеи профессора, сейчас речь в большей степени не о них. – Скотт вздохнул. – Возможно, позднее расскажу, что за гвоздь и почему всегда так остро. Сейчас важнее понимание того, что происходит. Гидра у власти и насколько нам известно, из вполне достоверных источников, Логан лично проверял эту версию, Оружие Икс действует в рамках проекта регистрации. Я не стану пересказывать тебе все ужасы, которые они могут сотворить, всегда есть опять же Логан, у него насыщенные истории по этому поводу.

Скотт нервно провел по волосам, зачесывая их назад, и тем самым взъерошивая еще больше. Ситуация накалялась и обострялась уже какое-то время. Скотт пропустил самое начало происходящего, но так или иначе, Оружие Икс уже прочно запустило свои лапы в Гидру и в сообщество мутантов. К тому же на той стороне баррикад все еще оставался Магнето, а вместе с ним и Геноша, которая очень интересовала Скотта в разрезе текущих событий, как место, где можно устроить прибежище для гонимых и преследуемых.

- Мне не по себе, когда я думаю о том, сколько мутантов за это время успело попасть в жернова этих лабораторий, и что они делаю с теми, кого уже зарегистрировали, кого раскрыли. Каково им и живы ли они? Поэтому, нам жизненно важно держаться вместе, держаться друг друга и стараться не отходить далеко от постулата, что «все мутанты братья», даже если это не так.

+1

15

- Знаешь, Скотт... Я вот слушаю всё это и думаю - мы столько лет мечтали о будущем. Да что там лет, десятилетий. Все эти книжки, фильмы, комиксы. Фантазии, что вот, де, наступит будущее, когда мы научимся не умирать от простуды, изобретём способ оказаться на другом конце света за несколько часов, удешевим производство еды и одежды. Вот будет это будущее - вот тогда мы точно всё поймём, прекратятся войны, недопонимания и подковёрная возня, интриги и прочий мусор. И вот казалось бы - будущее! Ещё двадцать лет назад мы о куче штук даже помыслить не могли, а теперь это реальность, и перспективы рисуются ещё более ошеломительные, а главное близкие. И что в итоге? В мире как и раньше процветает война и ненависть, люди всё так же делят друг друга по цвету кожи, икс-гену и находят ещё пару десятков причин, почему несмотря на все достижения прогресса нам позарез нужно продолжать истреблять друг друга.

Алекс вдруг почувствовал себя очень уставшим. Как будто вся эта мировая политика разом навалилась на него всем своим весом. Ещё в Ираке он понял, что не хочет воевать и не видит в войне смысла. Получая благодарности командования, он не чувствовал гордости или радости. Он делал грязную и дурную работу, точно так же, как и те, кто был по другую сторону. Им приказали те, кому была выгода от войны. Им приказали - и они подчинились. Когда-то Алекс шёл в армию с совсем другими мыслями, но реальность быстро отучает от идеализма и категоричности. Реальность, если от неё не отворачиваться, показывает, что мир не только жесток, недлогичен, противоречив и несправедлив, а что он ещё не знает ни чёрного, ни белого. Что есть только множество вариаций серого, причём свой оттенок выбираешь ты сам.

А ещё всё это научило Алекса тому, что если ты будешь упорно бегать от выбора, реальность сделает его за тебя. И скорее всего её выбор тебе совсем не понравится. И что лучше совершить свои ошибки и хотя бы попытаться их исправить, чем видеть, как то, что тебе важно, гибнет по воле чужих выборов и ошибок. Впрочем, то, что ты сделаешь выбор, возможно не спасёт тебя от зрелища того, как важное тебе гибнет из-за тебя. Но это хотя бы можно попытаться предотвратить.

- Интересно, доживём ли мы с тобой до того славного времени, когда Люди Икс не будут бороться против мировой несправедливости, а будут, скажем, вести группы психологической помощи для мутантов да уроки по эффективному использованию способностей? Ну так, для разнообразия. Хотя о чём я... Это сказки почище диснеевских мультиков.

Алекс мрачно усмехнулся.

- Как я уже говорил, я согласен. Ты прав, мы должны держаться вместе. Поспорить о философии и миропонимании мы можем в любое другое время, когда всё успокоится хотя бы немного. Хотя может к тому моменту наши противоречия естественным образом себя исчерпают. Да, иногда я говорю как идеалист. Есть, знаешь ли, в кого.
Расскажи мне, что тебе известно про лаборатории?

+2

16

Алекс как будто постарел или повзрослел, Скотт завис на минутку, не понимая до конца что чувствует по этому поводу. Младший брат всегда был для него отдушиной и в некоторой степени примером личной свободы, которую сам он себе позволить не мог. Младший брат всегда был для него человеком, мнение которого априори не верное, просто потому что он младше.
Но кажется за последнее время изменилось столько всего, что даже такие истины теперь не истины. Что даже такие вещи теперь нужно пересматривать. Он был согласен с высказыванием, которое Алекс проговорил. Конечно согласен, потому что не могло быть иначе, потому что он сам был на месте брата и знал, что в новом мире либо будет царить покой, либо их просто не будет. Скотт мечтал когда-нибудь снять визор и больше не использовать себя как оружие, мечтал успокоить своих демонов и вернуться к преподаванию, рассказывать детям тригонометрию и стараться выбираться в бар вечерами в выходные.

Он так долго мечтал о мирной жизни, что почти смог поверить, что она будет. А потом он вернулся из мертвых, а на дворе грянул акт о регистрации, который перечеркнул все добрые намерения, который сломал все к чертям в их уютном мирке.

- В чем-то ты прав, Алекс, в чем-то ты прав. – Пробормотал Скотт себе под нос, измеряя в очередной раз на глаз расстояние до двери. Что ему это давало он и сам не понимал, видимо подспудное желание уйти присутствовало, как и всегда, когда разговоры переходили на тем, далекие от повседневности Икс-менов.
Даже странно, как много он мог бы сказать брату, как много мог бы сообщить, учесть, узнать, но вместо этого они молчали и обходили стороной личные темы. Наверное, не были готовы к семейной идиллии, наверное, у них не было понимания, что к чему и почему так происходит. Наверное, Скотт сам сглупил, но уже не мог отступится от своего поведения, которое выпестовал за долгие годы.
- Когда-нибудь войны кончатся, я надеюсь на это с той же силой, что и ты. – Скотт неуверенно улыбнулся, припоминая свои ранние годы, когда он пытался во всем подражать отцу и даже хотел летать. С теми мечтами давно было покончено, но вот легкость и свобода, с которой он поменял одни мечты на другие, до сих пор удивляла.
И он ведь был хорошим пилотом, почти как отец. Почти, но не совсем, всегда оставались какие-то преграды в голове, всегда что-то стопорило и тормозило процесс. Всегда были эти вопросы без ответов, всегда были сомнения, казалось, Крис Саммерс таким озабочен не был. Но Скотту было уже за тридцать и его память отнюдь не совершенна, увы.

- У Гидры контракт с Оружием Икс, насколько мне известно. Есть информация, что несколько из лабораторий действуют на территории Нью Йорка. И есть нескончаемое множество по всей стране, они должны были научиться сдерживать нас, управлять нами, использовать нас. А вместо этого убивают как скот, загоняя на опыты. Я не встречал пока никого, кто пережил бы это. Может быть где-то и есть такие мутанты, но они скорей всего не слишком расположены к разговорам. – Скотт вздохнул. – У нас не так много времени, как мне кажется, до того момента, как они выйдет из тени и начнут открытую войну. Пока Гидра прикрывается Роджерсом и выглядит благонадежно, но это в любой момент может быть изменено. Пора действовать, собирать на закрытые территории мутантов, выстраивать взаимоотношения с теми, кто борется против существующего режима. И главное, найти Магнето и заставить его открыть нам Геношу.

+1

17

Алексу показалось, что Скотт словно уменьшился в размерах. Как будто что-то из того, о чём он сейчас говорил, оказалось для Скотта... неожиданным? Ну что ж, может быть и так. И в любом случае, это к лучшему. Может быть так им удастся подступиться к собственным сложным братским взаимоотношениям с другого конца, взять свежий старт и всё такое. А там и с командой, и с работой - а как ещё это назвать? - должно стать полегче.

Положа руку на сердце, глубоко в душе Алекс мечтал, бывало, действительно стать частью Людей Икс. Частью команды, большой и справедливой силы. Доказать брату, что он чего-то стоит и завоевать его уважение. Доказать себе, что он может не только отворачиваться и отстраняться, действуя только в крайних ситуациях. А кроме того на самом деле наконец-то почувствовать, что мир не безнадёжен, что его всё ещё можно исправить. Что не нужно пассивно наблюдать за тем, как с каждым месяцем становится всё темнее.

- Я тебя чем-то расстроил или удивил? - поинтересовался Алекс. - Ты вдруг как-то притих, это на тебя не похоже.
Он очень постарался, чтобы его голос звучал пусть и с подначкой, но дружелюбной. Ему совсем не хотелось топтаться на сложных и противоречивых чувствах брата, а в том, что под всей скоттовой взрослостью и командным тоном прячется именно это, он никогда не сомневался.
- Я надеюсь, что когда войны кончатся, мы наконец сможем двигаться вперёд. Все мы. Сейчас-то, увы, со всеми этими перетягиваниями каната мы просто бежим изо всех сил, чтобы хоть на месте остаться, а не скатиться в глубины регресса и одичания. Так что я надеюсь, что когда всё кончится, мы с тобой сможем применить себя в более мирных областях. В том, что мы умеем и хотим делать. Кроме этой борьбы, в которой мы, конечно, уже считай мастера.

В этот момент Алекс сам себе верил. Отчаянно и упёрто, как маленький ребёнок. Он запрещал себе думать, что может быть какое-то будущее кроме того, в котором они победят.

- Я согласен с тобой, что нам надо действовать до того, как Гидра перестанет приветливо улыбаться пластмассовой масочкой и наконец явит своё рыло таким, какое оно у неё на самом деле. Как думаешь, они знают о твоих планах? И... Как думаешь, если мы начнём действовать, как быстро они сделают всё, чтобы мы не смогли без проблем даже в метро проехаться? Я не думаю, что конфликт слёту перейдёт в открытый, но проблем нам, скорее всего, доставят изрядно, если не сумеют переловить ещё на этапе вызволения узников из какого-нибудь лагеря.

+1

18

Алекс все еще оставался Алексом, не смотря на собственные взрослые и взвешенные решения. Скотт никак не мог взять в толк, почему они не ладили. Когда они перестали друг друга понимать, и какая кошка между ними пробежала. Они ведь были похожими, они ведь были теми, кто делил горести между собой. Они верили друг другу.

Скотт постарался успокоиться и покачал головой. Нет, сегодня он не был готов обсуждать сложные и противоречивые решения, до которых еще не дошел даже мысленно. Он не был готов выворачивать себя наизнанку, трепыхаться на ветру, подверженный чужому суждению, чужим ожиданиям. Он предпочел проигнорировать мягкую подначку брата.

- Думаю, к этому разговору мы вернемся чуть позднее, когда у нас будет время на метания и сложносочиненные действия. А пока, я тоже надеюсь на окончание все войн, настолько надеюсь, что готов помочь нам всем в этом, как видишь, не особенно-то я надеюсь на то, что люди вдруг нас поймут.

И это пугало. Пугало насколько он изменился, возможно, до сих пор подверженный влиянию собственной смерти, возможно, он до сих пор не совсем собрался. А может быть вместо него вернулся кто-то другой. Он не знал и пока не хотел знать ответов на эти вопросы, он пока не был готов даже к тому, что придется действовать с братом заодно.
Привычная вражда и подколки была безопаснее. Была нужнее.

- Действовать придется не так открыто, как было принято ранее. Насколько известно, все эти лагеря хорошо защищены и обладают сложной системой пропусков. Но мы мутанты, поэтому, не проблема проникнуть туда. – Скотт усмехнулся, зная наверняка, что Алекс понял его затею.

Что может быть проще, являясь мутантов с одной из уникальных способностей оказаться у Оружия Икс. Можно даже не стараться, достаточно пару раз засветится, а потом не слишком сопротивляться, когда агенты придут за ним. Скотт планировал подобную акцию, старательно расписывая ее в голове, Алекс пригодился бы, как огневая поддержка, как человек, который не даст, в случае чего, Скотту сойти с ума. Как опора, которой тот и оставался по сей день, не особенно изменившись за это время.

- Я надеюсь мы справимся. – Другого-то выбора у них и не было. – И я рад, что ты со мной.

Пожалуй, это были самые искренние и честные слова Скотта за последнее время. Самые интимные, которые он произносил вслух.  Алекс был занозой, Алекс был раздражающим, Алекс был тем, кто бесил до черных кругов перед глазами, но он был и это придавало сил, это придавало смысл дальнейшим действиям. Скотт не ожидал, что настолько расчувствуется, что скажет все это вслух, пусть и другими словами, но и отрицать не стал, потрепал брата по плечу, собираясь уже уходить.

- Я буду ждать тебя в команде, Хавок.

+1

19

Когда много лет назад родители выкинули Алекса со Скоттом из самолёта, они тем самым дали им жизнь во второй раз. Дали шанс. Самое глупое, что могли бы сделать Саммерсы, это потратить такой подарок впустую, спустив всё отведённое им время на склоки и выяснения отношений. Всё вокруг них было... непросто. Жизнь была непростой, люди рядом были непростыми, работа - если это можно было назвать работой - была ой какой непростой. И оба они не совсем не тянули на вечных оптимистов с улыбками до ушей, которые в любой ситуации остаются бодры и мотивированы.

Алекс не знал, сколько раз в своей жизни Скотт чувствовал себя беспомощным, заблудившимся и одиноким. Но догадывался, что такое бывало. Просто потому что ни один лидер этого не минует. И сам Алекс, хоть вряд ли бы стал на трезвую голову расписывать кому-то свои горести и страхи, не раз обнаруживал себя на дне чёрной-пречёрной ямы, до краёв полной безысходностью. Но они выплывали. И всё ещё были живы. Скотт, вон, даже с того света сумел вернуться, не важно, насколько это лично его заслуга, но всё же.

Перед ними возвышалась некислых размеров проблема. Испытание, которое будет во многом потяжелее того, что было раньше. А может и не будет. Но в любом случае, относиться к той задаче, которую они перед собой ставили, следовало со всей серьёзностью. И верить в успех. Они должны, иначе никак.

Алекс улыбнулся и хлопнул брата по плечу в ответ.
- Я, чую, тоже рад, что снова решил попытаться играть в команде с тобой, Скотт. Знаешь... У меня всегда была масса претензий к тебе. Они, чего уж скрывать, всё ещё есть, куда без этого. Но я предлагаю такое вот - когда всё кончится, а оно кончится, нам надо попробовать ещё раз поговорить обо всём. В этих книжках про то, как наладить отношения со всякими там близкими, не совсем уж чушь пишут. Говорить полезно, а мы слишком уж часто переходили к рукоприкладству раньше, чем успевали вообще услышать, что там, за претензиями. Наверное, нам обоим нужно будет сунуть своё обидчивое эго поглубже и послушать друг друга. И мне тоже. Ничуть не меньше.
Тирада, которую он выпалил, внезапно смутила Алекса и он стушевался. Неловко кашльнул.
- Да. Ну, в общем... До встречи в особняке, так?

0


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [19.08.2016] Иногда они возвращаются


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно