ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [17.06.2016] Улетаю, рывками глотаю свободу


[17.06.2016] Улетаю, рывками глотаю свободу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Улетаю, рывками глотаю свободу
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s3.uploads.ru/8g7ox.gifhttp://33.media.tumblr.com/b192b2ed8f5c7a2ddae27d3939f6e2db/tumblr_ntlm09WjuH1ql639ho2_r1_250.gif
James Barnes | Wanda Maximoffhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Возвращаясь в Ваканду, Баки сильно рискует, но из всех многочисленных знакомых помочь ему может только Ванда.
На побережье Ваканды очень красиво. Волны набегают на берег, чайки кричат.
Баки тоже кричит.

ВРЕМЯ
17 июня 2016, раннее утро

МЕСТО
побережье Ваканды

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
боль!
СТИВУ НЕ СМОТРЕТЬ

+7

2

Возвращаться в Ваканду было идеей, которой Баки решил ни с кем не делиться. Ему в целом делиться-то не с кем было, разве что со Старками, но их послушать - ему стоит вообще закрыться в Башне на верхнем этаже и даже в окно не выглядывать, сидеть и думать о своих ошибках. А меж тем, Барнса по-прежнему волновала проблема, из-за которой он не то что согласился, а добровольно попросил учёных Ваканды помочь с заморозкой. Последнее пробуждение отбило всякое желание пытаться уйти в криосон, да и не то время было - того и глядишь, разморозят через пару сотен лет, и то случайно.
На всей планете было несколько человек, которые - Зимний точно знал - способны влиять на сознание на уровне, который позволит избавить его от внедренных триггеров. Никто не сказал, что это будет эффективно, малоболезненно, и что Барнс после процедуры останется в своём уме. Но, выбирая между превращением в роняющий слюни на собственную рубашку овощ и кем-то, кто в любой момент может превратиться в марионетку в руках врага, Баки выбирал первый вариант. Его математика была предельно проста: в первом случае он навредит исключительно себе, во втором же - другим. Он никогда не станет делать громких заявлений о том, что его руки больше не должны быть запачканы кровью, но - чертовски не хочется, чтобы при этом им на уровне подсознания и рефлексов руководил кто-то другой.

После разморозки прошло уже достаточно времени, чтобы Барнс оправился, ему даже подогнали новый, усовершенствованный протез, который был ощутимо легче старого, и требовал некоторого привыкания, и на левую ногу он слегка прихрамывал иногда, но в целом того человека, бледного и полуживого, который десять дней назад едва смог забраться в беспилотник, чтобы улететь, он напоминает очень мало. Сегодня, на рассвете, он бродит по побережью Ваканды, словно бесцельно, и всё, что его интересует - это розовеющее у горизонта небо и почти гипнотический шум прибывающих волн. Здесь, в отрыве от цивилизации, очень красиво и легко проникнуться ложным ощущением безопасности: Барнс прекрасно знает, что здешняя местность просто таки напичкана королевскими кошками, и ему, напротив, тишина кажется тревожным затишьем перед бурей. С личной охраной короля не хотелось сталкиваться даже после курса экспресс-восстановления от Говарда.
Зимний предпочел бы в целом никого не видеть, кроме одной девушки.
Алая ведьма - человек с экстраординарными способностями, которые, на взгляд Джеймса, даже она сама не могла стопроцентно контролировать, а уж их границы узнать было ещё сложнее. Не изобрели ещё такого полигона, чтобы испытать магию хаоса на полную. Её силы были особенными, могли действовать в том числе и очень тонко, но Барнс не был уверен, что ему нужно именно тонкое воздействие.

Он нашел её на берегу, сидящую на песке, спокойную, почти медитирующую, и молча сел рядом, не нарушая тишину ещё несколько минут, словно хотел позволить Ванде привыкнуть к тому, что её одиночество потревожено. Максимофф осталась здесь с Роджерсом, как и многие, Барнс был без малейшего понятия, что кэп сказал другим о его исчезновении, и сказал ли, но эта девушка не производила впечатление человека, который поспешит выдавать охране "перебежчика". Тем более - того, кто открыто просит о помощи. Ему вдруг стало ещё тревожнее - за неё и за всех, кто пошел со Стивом, с чужим, околдованным Стивом, вместе с ней неясно куда, не ясно, к какому будущему. Ванда сидела рядом, такая юная, почти болезненно хрупкая и тонкая, несмотря на все свои способности, она оставалась человеком, который искренне верил, доверял, шел за ним.
За кем-то другим, не за тем Стивом, который есть у неё сейчас.
Барнс усилием воли приказал себе молчать. Пока что он не может её спасти, уберечь, забрать, никого из них: ему никто не поверит. Придётся оставить всё как есть.
- Скоро совсем рассветет. Бессонница? - Джеймс щурится, глядя прямо перед собой. - Мне нужна твоя помощь, Ванда. Помнишь, тогда, месяц назад, когда я решил уйти в криосон. Оказалось, это не выход. Тревожные времена наступают, мне очень нужно, чтобы кто-то выдрал все эти крючки из моего мозга. Возможно, с кровью. Я не могу больше жить с сознанием того, что кто-то в любой момент может начать меня контролировать.

+3

3

Ей не очень нравилось в Ваканде. На самом деле, ей вообще почти нигде не нравилось, разве что в Башне Мстителей бывало иногда весело. Может, не так одиноко. Во всех прочих местах было шумно. Слишком много людей, слишком много мыслей - плохих, дурных мыслей, а не лазить в чужие головы Ванда так и не научилась, как ни старалась, как бы ее ни просили все вокруг. Она хорошо знала, что думает о ней Старк, еще хуже о ней думали люди в Лагосе, персонал в Рафте. Генерал Росс отзывался не лучше. Все ее боялись. Ситуация в королевстве Т'Чаллы была чуть терпимее и легче, многие банально не узнавали в Ванде девушку в алом из телевизора, а еще Стив дал ей то, чего она так желала. Хоть немного свободы.

Передвижения Ванды почти ничем не ограничивались. Разумеется, уехать из Ваканды без чьего-либо ведома она не смогла бы, но не очень-то и хотелось, достаточно было и того, чтоб уйти куда-нибудь к океану и прохлаждаться там, пока не надоест. Она выпытала у подчиненных Т'Чаллы (слуг? подданых?), где можно найти самый непопулярный пляж, и большую часть времени собирала ракушки, смотрела на волны и в целом предавалась собственным мыслям и рефлексии.

Конечно, она знала, что не все хорошо. Не могла не видеть, что Стив как-то неуловимо изменился, стал как будто жестче, но списывала все на исход противостояния и усталость. Поэтому, наверное, и старалась к нему не лезть, дать отдохнуть и себе, и ему, оставляла его мысли закрытыми для себя и не решалась заглянуть хоть краем глаза - может, слишком устала сама, может, слишком боялась увидеть что-то, чего видеть точно не хочет. Про Баки спрашивать тоже не стала, узнав, что тот исчез, вообще проявляла максимальное отсутствие любопытства, на деле же включая все свое внимание на полную.

Ванда сидела с закрытыми глазами на песке, сунув босые ноги в прохладную воду. Не важно, насколько быстро и тихо мог двигаться человек, больше полувека прослуживший шпионом, ведьма все равно его почувствовала и не дрогнула даже. Только приоткрыла слегка глаза, показывая, что заметила присутствие Баки, уголок губ чуть дернулся вверх. Они не успели познакомиться поближе, но Стив называл его другом, и этого было вполне достаточно, чтобы понравиться Ванде. Правда, из общих тем у них была аж целая Гидра, и это как-то не упрощало диалога, зато слушать их перепалки с Сэмом весьма занятно.

Ей стоило бы спросить, что случилось, может, позвать кого-то. Но Ванда никого не слушалась и никому не подчинялась. Если у них со Стивом произошло что-то плохое, оно должно остаться между ними. И, наверное, ни к чему Роджерсу знать, что его друг пришел к Ванде с сомнительной просьбой.

- Очень плохо сплю по ночам. Кошмары, - Ванда слабо улыбнулась; она не любила здороваться, с вежливыми вопросами типа "Как дела?" и "как себя чувствуешь?" тоже не сложилось. В Башне, бывало, она могла неожиданно вклиниться в чей-нибудь оживленный разговор с парой фраз и так же неожиданно уйти, а потом не чувствовала ни смятения, ни неловкости. Помнится, все тот же Сэм после одной из подобных выходок покрутил пальцем у виска и едва слышно назвал ее чокнутой, но Ванда запомнила.

- Я... я думала об этом. - Не могла не думать. Промывать мозги - это то, чем ведьма занималась, работая на Гидру вместе с братом, подобные фокусы она проделывала с Мстителями в их первую встречу, наполняла их головы удобными ей мыслями и образами. Промывка мозгов с помощью специальных устройств существенно отличалась, действовала куда дольше и намного глубже, и трудно сказать, насколько безопасным будет использование ее магии. - Стив сказал, что это слишком опасно.

Якобы она может пострадать. Но Ванда знала, что дело вовсе не столько в ее собственной безопасности, сколько в безопасности Джеймса. Нельзя так рисковать, не зная, как глубоко засели триггеры и каким образом их можно вытащить. Ванда может буквально поджечь его разум и ничего нельзя будет исправить.

По лицу Барнса было понятно, что даже такой результат устроит его больше, чем совсем никакого.

- Я никогда раньше этим не занималась, - стоило его предупредить. Ванда могла заставить людей делать все, чего ей хочется, показать им любые и самые страшные кошмары, либо желанные видения, но ковыряться в самой подкорке - нет, не приходилось ни разу. Черт знает, чем это кончится. Черт знает, насколько это будет неприятно и что ей придется увидеть.

Жестом показав Джеймсу, что нужно сесть, Ванда встала на колени, протянула к вискам бледные ладони.

- Наверное, будет больно. Ты еще можешь отказаться, пока я... не забралась слишком глубоко.

От кончиков пальцев привычно потянулись сверкающие алые нити.

+3

4

- Слишком опасно, - проворчал Барнс, едва заметно качая головой. Ему начинало казаться, что Роджерс сам не захотел попытаться вытащить из него триггеры, ведь они делали его управляемыми. Откуда такие мысли, и зачем Стиву им управлять, Баки ума приложить не мог, но в поведении кэпа были такие бездонные дыры в логике, что оставалось только строить гипотезы. Учитывая прошлое, гипотезы строились самые параноидальные и даже жуткие. Тот главный вопрос, заданный Старком в кухне, всё ещё звучал у Зимнего в голове - действительно, зачем было пытаться убить Барнса, если до этого разругался со всеми, чтобы его спасти? Джеймса одолевали смешанные чувства, а больше всего ему было стыдно и он чувствовал себя виноватым, потому что не только оставил кэпа, но и потерял к нему определённый градус доверия, восстановить который будет ой как непросто.
Но всё это ничуть не помешало ему обратиться за помощью к Ванде, человеку, который оставался на стороне кэпа, впрочем, как и многие другие. Эта девушка была особенной, и сейчас, глядя в её глаза, по-прежнему спокойные, но с ноткой тревоги, он ощущал, что иррациональное желание обратиться за помощью именно к ней оказалось не напрасным. Их знакомство было достаточно коротким, и Ванда, так же, как и сейчас, выглядела довольно отстранённой от внешнего мира и его дрязг, словно её способности, история, или всё вместе делали её чем-то большим, нежели человек. И Барнс обращался именно к той части Алой Ведьмы, нелюдимой, опасной, он точно знал, что она может  быть и созидательной.
Должна быть.
Зимний чуть осел в песке, выпрямляясь и словно подставляясь рукам девушки.
- Слишком опасно - это оставлять всё, как есть, понимаешь? - тихо спросил Барнс, она должна понять, кто, если не она? - Я крепкий. Выдержу. Не жалей меня, договорились?
Джеймс, словно зачарованный, наблюдал за тем, как пальцы девушки чуть вспыхнули красным, и к нему потянулись светящиеся красным нити энергии. Он чуть зажмурился глаза, глядя прямо перед собой расфокусированным взглядом в пространство. Прикосновение нитей силы ощущалось сперва как приятное тепло, магия Ванды сейчас показалась почти материальной, чуть сдавливая в висках, а после - нагреваясь и вкручиваясь внутрь, проникая под кожу. Болевой порог у Зимнего был завидный, достаточно высокий для того, чтобы не потерять сознание даже при спонтанной ампутации, но то, что сделает с ним Ванда, стоит на совершенно другом уровне. Барнс невольно вспоминал свои опыты промывки мозга, они происходили в сознании, по живому, и анестезировать это было никак нельзя, и каждый раз ощущение было сродни вскипанию, потому что так или иначе на его мозг влияли электрическими разрядами и импульсами разной частоты и интенсивности.
С Вандой всё по-другому. Это - одновременно всё, и вскипание, и холод, и ощущение, что содержимое черепной коробки превратилось в тяжеленный камень, или стекло, и тут же - оно разбивается на тысячу кусочков. Вдребезги. Зимний непроизвольно дёрнулся на месте, совсем немного, сдерживая желание выгнуться дугой. Фиксационных ремней и чудо-кресла у него больше нет, никто не поможет, и Ванде тоже нельзя мешать, потому Барнс просто изо всех сил старался удержаться на месте, не сдвинув раскалывающуюся голову ни на дюйм.
Ему надо было сдержаться, остаться на месте и не заорать, он не будет орать - вот о чём думал Баки, сцепляя кулаки так накрепко, что начали хрустеть суставы пальцев. Веки его тоже были судорожно сцеплены, по щекам буграми заходили желваки. Он воскрешал в памяти картину из далёких тридцатых, являя её перед мысленным взором: детская площадка в Бруклине и облупившиеся качели, там было хорошо, было спокойно, не было войны и сгубленных жизней, только занятия в школе, нелюбимые уроки литературы, после - игры в мяч. В какой-то момент даже удалось ощутить знакомый запах скошенной травы, но боль усилилась, и изображение перед глазами мелко задрожало, истончаясь, становясь прозрачным. Но пока что не исчезая.
- Не... останавливайся, - просьбу свою Зимний прорычал, он справлялся, балансировал на грани, удерживал точку равновесия, комфорта во всём этом кошмаре.

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [17.06.2016] Улетаю, рывками глотаю свободу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно