ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [11.08.2016] Мой парень - псих


[11.08.2016] Мой парень - псих

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

мой парень - псих
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/0b88c00155fe4b0694761e680ed39bf9/tumblr_nqzpabmQAo1rei3gfo2_540.gif
Scott Summers | Emma Frosthttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Скотт только вернулся из ниоткуда. И у Скотта очень плохо с головой.

ВРЕМЯ
11 августа 2016

МЕСТО
школа Ксавье

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
психотерапия, церебральное всё

+2

2

Разговор с Ксавье оставил у Скотта смутное ощущение собственной неполноценности, разговор с Эммой он не планировал, но ему рекомендовали продолжать терапию. Смешно. Скотт не страдал от флешбеков, у него даже не было страхов по поводу собственной смерти. Он переживал о насущных вещах, о том, что Джин мертва, о том, что не вся память вернулась, о том, что в школе творится форменный беспредел. Он переживал о будущем, а не о прошлом.
Наверное, он любил Джин. Да, наверное, эти мысли были самыми правильными. С ними он и пришел к Эмме в кабинет. Визор на глазах, собранный, готовый к бою, и не готовый к тому, что здесь ничего не поменялось. Не готовый к стопкам учебников на углу стола, к заданиям, которые, он знал, Эмма все равно краем глаза да просмотрит. Он не был готов вернуться сюда, спустя столько времени ада, чтобы понять, что изменился только он.

Тем не менее терапия предполагает несколько встреч с телепатами, которые соберут его обратно. Которые помогут ему адаптироваться, которые будут копаться в его памяти склеивая ее остатки, заживляя раны, убирая огонь. Скотт вздрогнул и уселся в кресло, напротив стола Эммы.

- Добрый день, рад видеть тебя в добром здравии. – Прошло несколько лет с тех пор, как Эмма присоединилась к людям Икс, несколько благодатных и не очень лет. В саду несколько могил, которые он не хочет видеть до сих пор. В саду все еще деревья, и слезные надписи для тех, кто оказался жив в новой реальности.

В этой школе вообще много воспоминаний, которых он не хочет помнить. В школе много переходов, которые перестроили, после нападений. Столько всего случилось, пока его не было, он пока все еще не способен этого осознать, пропасть между ним и теми, кто жил все это время. А Эмма может, Эмма точно знает, каково это, быть мертвой, вернуться к жизни, признать прошедшее время, пережить его не переживая.

Скотт не знает, что сказать. «Давай начнем?» - будет достаточно, он катает эту мысль в голове, не пытаясь ее развить. «Начнем восстанавливать меня», - думает он и думает громко, наверное, Эмма слышит, внутри, наверное, она тоже алмазная. Как выглядит мозг телепата внутри Скотт не знает, не смотря на буйные отношения с одной из них. Он думает обо всем сразу и ни о чем.
Пока не соображает, что тишина вокруг затянулась.

- Можно начинать, не уверен, что к этому как-то можно подготовится, так что, никак не готовился. Будь предельно осторожна. – Он не может не предупредить.
Он еще горит изнутри, пусть это только отголоски, пусть это только его собственные сны и кошмары, которые со временем сойдут на нет. Пусть это ерунда, от которой ей не будет ни больно, ни плохо, но он предупреждает.

Эмма не изменилась, белая, все такая же Белая королева, какой ее он и запомнил когда-то. Все такая же собранная, предельно спокойная и холодная. Скотт завидует ее контролю над собой и хотел бы так же, хотел бы уметь так же смотреть, отчужденно, холодно, презрительно. Но его собственные глаза два портала, а не глаза, и он не может снять визор и не может пояснить почему его это беспокоит.

- Надеюсь хотя бы ты готова.

+2

3

Здесь действительно не так много изменилось за последний.. пожалуй, год. Даже после драматичных событий в Нью-Йорке. Эмма готова была поклясться, дело в Профессоре, который умел создать в коллективе атмосферу особой дружественности. Дружественности ко всем, даже самым странным личностям со своеобразными способностями. Дружественности даже по отношению к Эмме.

Десятилетия в форме груды алмазов не наложили никакой отпечаток на личность Фрост. Она не видела снов, не страдала, не чувствовала себя запертой в клетке, в оковах собственного тела. Это была глубочайшая из стадий сна, что-то на уровне летаргии, а, может, кома, впрочем, даже коматозникам снятся сны. Эмма же не видела ничего. И из лабораторий Траска попала прямиком на стол к Маккою, который увлеченно собирал её, как мозаику. Пожалуй, всё, что могла испытывать Фрост по этому поводу - благодарность. Её собрали на совесть. После пришлось адаптироваться, но, опять же, изменилось немногое. Пришлось много внимания уделить технологиям и современным гаджетам, но ещё больше Эмма уделила моде, обзавелась новым гардеробом, причёской, посетила лучшие салоны красоты и оценила по достоинству новые изобретения в отрасли спа-процедур и массажа, эта часть адаптации была даже приятной.

Она кивнула вошедшему в помещению Скотту. О его возвращении Эмма знала, так же как и знала, что он адаптируется гораздо хуже. Пережить собственную кончину не каждому дано с улыбкой на лице. И одно дело - когда ты становишься жертвой садистов, называющих себя учёными (которые, к слову, мертвы - Фрост проверяла), и совершенно другое - когда тебя убивает любимый человек.

Наверное.

- Я тоже рада тебя видеть, - глядя на Скотта через стёкла очков в модной угловатой оправе, она улыбнулась, вежливо, сдержанно. Почти дежурно. Словно в последний раз виделись вчера, а не несколько лет назад, словно никто не умирал и не воскресал с помощью неизвестных сил. Словно не о нём она вспоминала из всех, кто тогда пострадал от жуткой катастрофы. Нет, Эмма определённо умела скрывать свои эмоции, этот навык она развила получше телепатии.  - Присаживайся, дорогой.

Она поднялась с кресла и обошла массивный письменный стол, присев на его край напротив Саммерса и разглядывая его внимательно уже с более близкого расстояния. Внешне он изменился мало, но вот выражение лица, напряжение лицевых мышц, разворот плеч, посадка головы - ему явно было дискомфортно, и это мало связано с её обществом. Бедный Скотти! Эмма не торопилась, но, по правде говоря, у неё руки чесались начать ещё со вчера, когда она только узнала о его возвращении.

- Закрой глаза, - она чуть наклонилась и осторожно коснулась его висков кончиками прохладных пальцев. - У меня достаточно опыта, чтобы сделать всё правильно, Скотт. Единственное, что от тебя требуется - расслабиться. Максимально. Слышишь меня? - голос Фрост звучал очень тихо, размеренно, спокойно, словно она пыталась убаюкать пациента, или настроить его на нужный лад. - Не забывай дышать. Я начинаю.

Она осторожно подключилась к его сознанию, начиная считывать мысли и эмоции, сперва самые поверхностные, потом - копнула глубже... И сдержала вздох. Всё было одновременно и просто до чёртиков, и сложно. Превалирующей нотой в созвучии дискомфортных ощущений Саммерса была - боль. Не ненависть, не отчаяние, не разочарование, не мысли о предательстве, боль была тупой и почти физической. Сама Фрост никогда не испытывала такого прежде. Но ей пациенты с таким состоянием у неё уже были. Проще всего было распутать клубок причинно-следственных связей, прийти к воспоминанию, которое стало причиной, и заменить его. Перекроить, как неудобный предмет одежды. И первым шагом к этому была визуализация.

- Открой глаза. Ну же, не бойся, это не по-настоящему.

Они оказались на опушке леса. Вокруг было уже темно, солнце почти село, но не только зарево окрашивало местность в насыщенно-алый цвет: лес горел. Совсем недалеко от них, рядом с ними; в воздухе кружил пепел и воняло гарью. А под ногами - выгоревшая до белизны трава... Которая даже больше не дымилась. Словно пожар начался именно с той точки, где стояли они.

- Это твоя внутренняя клетка, Скотти. Не вижу ни одной тропки из этого кольца огня, но ты знаешь, как отсюда выйти, - резюмировала Эмма, взяв Саммерса под руку, - не думай, не анализируй. Доверься интуиции и иди.

+1

4

Подчинится тихому, певучему голосу было легко, было даже правильно. Нет, доверия не было, но Скотт не понаслышке был знаком с телепатами, поэтому относился к своим внутренним метаниям легко. В чем-то это было сродни сеансу у лучшего из психологов, в чем-то это было даже проще, мобильнее. Небольшая процедура и все готово, в голове снова полный порядок и больше нет завихрений или опасных конструкций, которые обрушатся, только тронь их.

Он подчинился, ослабляя свой внутренний контроль, подчинился, пропуская Эмму в собственную голову. Дохнуло прохладой, наверное, не зря она была Беловой королевой и носила алмаз в себе, спрятанные до поры до времени. Наверное, нужно было больше уделять внимания тому, что она делала, но Скотт не мог ее отследить. Дохнуло жаром, потом гневом, потом все сплелось в новый виток и закрутилось.

Где-то в этом всем был он, настоящий. Где-то.

- Самая популярная просьба в новой жизни. – Он позволил себе короткую усмешку и полуулыбку, открывая глаза. Ну, хотя бы красного марева не было, хотя и цветов тоже не было. Привычка видеть мир искаженным оставалась при нем постоянно, с тех пор, как его глаза стали оружием и его проклятием.

Место, где они оказались было ему не знакомо. На самом деле, место, где они оказались было выжжено и окружено стеной огня. Даже смешно, сколько времени он горел, и он горел до сих пор. Черт бы побрал этого Феникса, проклятая птица, проклятые пламенеющие на солнце рыжие волосы. Скотт вздрогнул, когда Эмма легко прислонилась к его плечу и кивнула в сторону.

- Здесь нет выхода, Эмма. – Он знал, что его нет, он тысячу раз проверял, он искал его.

Но тем не менее он послушно вел их вперед, прямо к самой стене, не совсем понимая, чего ожидать, не совсем понимая, что она хочет от него здесь, среди выжженной земли и спутанного сознания. Фрагменты проносились перед глазами, сгорали, восставали из пепла и так по кругу, у огня было свое назначение, он пожирал. Они замерли на самом краю, Скотт остановился, поддаваясь внутреннему приказу, все, здесь свобода закончилась, дальше пути нет. И все же…

И все же что-то было во всем этом, что-то было, когда он шагнул еще ближе, а огонь расступился, рассыпался искрами, открывая узкую тропинку. Камни были беленые, как будто не раз умытые водой, они были как натуральные, кривоватые по краям, со сколами, трещинами. И они были горячими, он не чувствовал этого, но знал наперед.

- Этого не было здесь раньше. – Первый шаг дался с трудом. Скотт оставил Эмму позади, медленно пробираясь вперед. Стена расступалась, но впереди не было окончания пути, впереди были только новые всполохи, горящие воспоминания, вся его жизнь была где-то здесь.

Он остановился и оглянулся назад, поджидая свою спутницу. Ей было проще, она знала чего-то, чего он не знал. Она шла спокойнее, как будто все здесь ей подчинялось, как будто всего этого и не было. Может и так, только обжигал огонь как живой. Сжирая все на своем пути, но того и гляди принялся бы и за самого Скотта, за то, что осталось.

- Я думал профессор разобрался с этой проблемой. Видимо нет.

Скотт мастерски уходил от ошибок и проблем. Так мастерски, что было даже смешно, насколько его проблемы потом вырастали в его отсутствие. Наверное, тут тоже был принцип взаимодействия – реши вопрос сам, или он уничтожит тебя. Но почему Чарльз не сказал? Или почему Скотт прослушал его слова?

+2

5

- Действительно? Так много людей просят тебя расслабиться? Что-то я не наблюдаю рядом с тобой толпу заботливых родственничков, милый мой, - хмыкнула Фрост, по-прежнему держа Скотта за руку, и вышагивая по горелой тропке с совершенно непринужденным видом, словно они двое просто прогуливались в лесу, коротая досуг на не очень свежей, но всё же природе.

Телепатку не пугал огонь, его тесное кольцо, окружавшее их, для неё происходящее было лишь визуализацией, проекцией, которая могла быть опасной и пугающей - для Скотта, но для неё - познавательной. Да и она сама здесь, в сознании Скотта, была лишь проекцией, способной испытывать боль или удовольствие лишь по собственному желанию. А вот Циклоп погружался куда глубже. Ему могло быть больно, без помощи Эммы он мог бы здесь даже ощутить весь жар огня на себе. Непросто закрыться от собственного подсознания.

Особенно - когда оно являет собою пылающий лес. Фрост раздумывала об этом, о гибели Саммерса, от неконтролируемой силы, тесно переплетённой с огненной стихией и процессом горения. Да и его собственная мутация хоть и не являла собой огненные лучи из глаз, но лазер предполагал испепеление всего вокруг при попадании, сила мало управляемая, нуждающаяся в постоянном контроле, постоянном стрессе. Но даже из него можно было найти выход. Даже собственными усилиями... Эмма с удовольствием наблюдала, как горящий лес расступился, позволяя им выйти. Но не ждала, что они попадут на райскую поляну, а потому не удивилась следующему пейзажу - каменной пустыне. Под ногами были хорошенько разогретые, почти раскалённые и растрескавшиеся валуны, настолько гладкие, что они были почти скользкими.

Эмма не стала добираться по ним до ушедшего вперёд Скотта пешком, это было не слишком удобно делать на шпильках, но и пугать своего пациента левитацией не хотелось, потому она просто сместила свою проекцию вперёд, оказавшись рядом с Саммерсом и устремив взгляд на те же камни, которые рассматривал он.

- К этому ты стремишься, Скотт? - тихо спросила Эмма, здесь должно было быть место комфорта, когда-то оно здесь и было - до того, как огнём выжгло всё. Фрост чуть наклонилась, коснувшись пальцем одного из выступающих отлифованных валунов. - Здесь ведь когда-то была вода. Когда-то была жизнь... Но что-то произошло потом. Я попробую помочь тебе понять, не пугайся изменениям.

Фрост впервые позволила себе внести правки в обстановку. И откуда-то справа, с горы, донесся шум воды, словно недалеко от них прорвало плотину. Но вода не хлынула буйным потоком, способным снести их с ног, а полилась рядом тихим ручьём; почва под их ногами же стала мягче и больше походить на берег. От ручья веяло холодом, и камни медленно остывали, прекращая обдавать их жаром. Где-то вдали, кажется, даже запели птицы. Пожар отступил - пока.

- А теперь снова попытайся отпустить ситуацию. Представь, что ты ещё раз проходишь сквозь стену огня... Возвращаешься сюда из того пепелища. Образы, голоса, звуки - всё это связано, впусти их обратно - и мы вместе распутаем этот клубок. И не тревожься, дорогой: я подстрахую, - Фрост полностью отпустила контроль над окружением, и прислушалась к Саммерсу, ровно настолько, насколько могла, и насколько он позволял. Сейчас важно было не упустить ничего, все подробности были важны и критичны.

+2

6

Образов было много, Скотт то и дело вглядывался в стену огня, которую оставила ему женщина, которую он должен был любить. В очередной раз это «должен» камнем застряло где-то внутри. В очередной раз это проклятое слово, которое в его жизни играет первую скрипку. Скотт замер, рассматривая площадку из камней, до которой они добрели.

Что-то было в этом всем, что-то давними отголосками плясало где-то по ту сторону век. Что-то было здесь романтичное, красивое, небезынтересное для него. Что-то было, пока не рухнуло в пустоту, пока не стало слишком поздно. Он отвернулся от стены огня, разглядывая Эмму.
Белая, величественная, все эти глупые слова не описывали ее проекции, как и ее саму. На самом деле, ее алмазная форма была чем-то потрясающим, чем-то, что Скотт тайно превозносил и обожал. Правда, это все равно ни к чему не вело, ни единая из его мыслей и даже его действия ни к чему не вели.

- Да, видимо, потом что-то произошло. – Он вздохнул, стараясь не противится изменениям. Из любопытства или из жалости, чтобы посмотреть, что когда-то было в этом месте, кто здесь жил и что оно из себя представляло.

Он поддавался, медленно, неохотно, но поддавался ее словам. Как будто брел через воду, спотыкаясь, поскальзываясь, падая и захлебываясь. Но он поддавался. Медленно проходил свой путь еще раз, стараясь не думать, не пытаться вспоминать, стараясь отпустить себя. Расслабиться.

Последние воспоминания о родителях, тонкой, хрупкое тело брата в руках. Боль, слезы, отчаяние и смирение одиночества, когда все закончилось. Добровольная рубашка, которую он носил на себе, в себе, смирение, приправленное глубокими сомнениями, что он может быть нормальным. Что он снимет очки, откроет глаза и окажется вдруг, что ничего этого не было.

Что он снова среди своих, что он обнимает, кого-то да обнимает. Что не было ничего из этого.

Скотт прикрыл глаза, стараясь уловить эту фантазию, стараясь развернуть ее во всю ширь, увидеть поближе. Оковы оказались не нужны, когда у тебя нет сил, которые не контролируются. Не нужно быть самым сильным, самым правильным, не нужно быть лучшим, чтобы оставаться на плаву, достаточно быть собой.

Скотт замер, прислушиваясь к своим воспоминаниям. Замер, поглощенный этим новым миром и не заметил, как оказался на пляже, каменистом, сложном, но пляже. Волны плескались у ног, охватывали голень, откатывались назад. А вокруг взметнулись скалы, леса, жизнь в каждом из уголков, где-то там по тропинке, чуть дальше небольшой домик, в котором не нужны очки, в котором нет места мутантам, места для сил, способностей.

- Место, в котором нет сил. – Скотт распахнул глаза, все еще закрытые визором.

Но он вспомнил, вспомнил это ощущение покоя, ощутил его всем существом, до самых кончиков пальцев. Охватил его, обнял, объял собой. Скотт не смел об этом даже мечтать, не смел думать, что когда-то прекратит сражаться с собой, прекратит дышать кострищами, разрушать все, до чего может дотянутся.

Он снял визор, сжимая его в руке и с сомнением взглянул на Эмму. Не зная что сказать, не зная, как долго продлится этот покой, выпестованный, выстраданный и не вечный.
Как и все, что его касалось, не вечное.

- Здесь не должно быть никаких сил. В этом месте, в этот момент. – Скотт пожал плечами, зная, что это лишнее, все лишнее.
С Эммой можно было молчать.

+1

7

Ожидать можно было чего угодно. Разверзшейся под их ногами бездны, или того, что вместо прохладной воды по камням побежит шипящая и обжигающая лава. Фрост замерла на месте, чуткая, внимательная, так важно было запечатлеть и проанализировать каждую подробность. Не упустить. Его воспоминания, прерывистые, как осколки разбитой вазы... Все их нужно было разобрать, упорядочить и склеить, чтобы понять, каков же он, Скотт Саммерс. Почему это для неё настолько важно, Эмма у себя не спрашивала, право, зачем отвлекаться на глупости. Она давным давно позволила себе лелеять и холить собственные симпатии. Циклоп был одной из них, и, возможно, даже не подозревал об этом. Эмме было важно другое: чтобы он пришел наконец-то в порядок.

Важно было, чтобы он отпустил наконец контроль хоть сейчас, на этой импровизированной терапии. Но он не отпускал... Или?.. Телепатка с удивлением наблюдала за происходящим. За неожиданно очеловечившимся Скоттом, который не побоялся ни замочить ноги в воде, ни даже снять кварцевые очки. Который ощутил, что это действительно безопасно. Эмме следовало извлечь из этого какие-то выводы, вести себя профессионально, но она замерла на месте, рядом с Саммерсом, не без восхищения разглядывая наконец-то его лицо, не скрытое алыми визорами защитных очков.

- Потрясающе, - шепнула Фрост, осторожно протянув к нему руку, коснувшись тёплыми пальцами скулы. Вот же она, уникальная возможность, которая не предоставится ей в реальной жизни - едва ли когда-то Саммерс покажет ей своё лицо, разве что если захочет её убить. Поэтому упускать такую возможность было грешно. Осторожным касанием она развернула его лицо к себе, заглядывая в глаза, вот же они, правильной формы. Большие. Пожалуй, красивые. Пожалуй, чертовски. - У тебя голубые глаза, Скотти? - в её голосе сквозила неуверенность, она действительно не знала наверняка, что изображение напротив - не проекция образа Скотта в её сознании, что это действительно он, и без очков он выглядит именно так. - Ты очень красивый. И я сожалею, что у тебя нет возможности снимать защитный визор в любой момент, как только оправа натрёт тебе переносицу, - она мягко улыбнулась, переводя всё в шутку, и отвела руку от его лица, напоследок ткнув указательным пальцем ему в нос. - И здесь очень комфортно, безусловно, я люблю природу и пение птиц, но... Ты не чувствуешь фальшь, милый мой? Камни под нашими ногами. Они по-прежнему горячие. Их жар никуда не исчез. Это окружение - фальшивка. Маска, за которой кто-то прячется. Или что-то. А, может, ты?..

Во второй раз она позволила себе коснуться окружения. В качестве знака поддержки Фрост взяла Саммерса за руку, сжала его пальцы своими. А потом прицельно ударила по созданной ею же иллюзии, заставляя её с треском, медленно разваливаться. Сперва стихло пение птиц, потом иссяк водный поток, последние капли испарялись с шипением с ещё более раскалённых камней.  Небо заволокло тучами, которые сквозь лучи закатного солнца казались совершенно алыми. Здесь не должно было быть никакой силы, верно подметил Скотт, но было уже поздно ждать от его места комфорта спокойствия. После возвращения всё изменилось, и, похоже, Саммерс больше не видел мира без этой силы. Возможно, лишиться своих возможностей наконец-то перестало быть его мечтой, а, может, он просто совсем отчаялся и чувствует себя загнанным в угол.

- "Здесь не должно быть никаких сил" - это правило больше не действует, дорогой, - Эмма смотрела вверх, на небо, в котором собирались, потрескивая разрядами, тёмные тучи. - Мне жаль, что именно таким способом, но ты наконец-то понял, что от силы не сбежать. Потому что эта сила - часть тебя. Она разрушительна потому, что ты сопротивляешься ей, впрочем, тебе говорили это не раз, верно? - Эмма вздохнула. А потом красноречиво посмотрела в сторону и вверх. Туда, откуда раньше бежал горный ручей - там, кажется, снова что-то горело, Фрост правда не знала, что именно, а, может, неподалеку был вулкан? И снова запахло дымом. - Тут есть что-то ещё. Не только твоя сила.

Отредактировано Emma Frost (2017-12-04 00:04:03)

+1

8

Он замер, наслаждаясь свободой, наслаждаясь ощущением собственного освобождения. Ничего не было ни пелены перед глазами, ни очков на переносице, ни визора, к которому он так привык. Не было и его разрушительных сил, которые он не мог контролировать. Профессор говорил это связано с ударом о камень, повреждение тканей что-то затронуло в голове Скотта, что-то сломало.

И он так и прожил жизнь опасаясь всего на свете. Опасаясь открыть глаза среди ночи, опасаясь забыть их вовремя закрыть. Он дорожил своими очками настолько, что считал их утерю практически катастрофой. И этот страх сжился с ним, слился воедино, не давая вдохнуть.

И только здесь, только сейчас Скотт понял, что вот она, свобода, вот то, чего он хотел для себя. Свобода! Никаких специальных приспособлений, никаких визоров, чистое небо и безграничный океан.

Эмма казалась дымкой в этом мареве, в этом мире. Дымкой, которая клубилась и настойчиво требовала внимания.

- Когда-то были голубые. – Скотт не знал, что ответить, что сказать, она и смущала его и в то же время оставалась загадкой, которую хотело бы разгадать, да все не получалось.

Она разрушала его мир, начиная с основ, но почему-то в этот раз было не страшно. Камни действительно горели под ногами, жар поднимался, так и не погасший костер из боли, вины, отчаяния и ненависти к той, что убила его. Скотт скрипнул зубами.

- Мы могли бы оставаться здесь дольше, Эмма. – Глаза начало жечь, и он поспешил вернуть визор на свое место. – Мы могли бы подождать.

Он прикасался к ней, в его руках была ее хрупкая жизнь сейчас, в его руках была ее рука. Скотт замер, пытаясь осознать для себя предел собственных возможностей, и так и не нашел их, предпочитая, отмахнуться. Когда-нибудь, когда очередная проблема придет обнимать его в удушающих своих объятиях он сможет просто решить ее.
Он врал себе в очередной раз. Врал.

Но к Эмме его тянуло. Ее холодность, ее способность делать вещи несопоставимые с требованиями Чарльза, ее ум. Это было красиво и от этих мыслей он тоже старательно бежал.

Он сжал ее руку крепче, потому что за спиной уже поднималась огненная лавина, которая собиралась их поглотить. Он сжал руку Эммы, не понимая всей опасности происходящего. Но это ее «тут есть что-то еще» больно резануло по остаткам былой памяти.

Скотт боялся своих сил так давно, боялся и ненавидел их, смирился с ними, но продолжал бояться. Чертовский давно.
Кулон в руке казался лишним. Ни изысков, ни узоров, возможно – алмаз, возможно что-то другое, стекляшка переливалась на свету, не доставляя особых проблем. Эмма стояла рядом.
А мир у ног крошился, сминался, перетекал во что-то другое, во что-то бесконечно ужасное. Все вязло в туманах, болотах и глубоких кратерах, все умирало у него на глазах.

- Здесь всегда есть кто-то еще. – Скотт смотрел на самого себя, не понимая, как трактовать то, что он видит.

+1

9

В созданной им иллюзии порядка и благополучия можно было утонуть. Увязнуть. Пейзаж вокруг был настолько пасторальным и безопасным, что только прожженному адреналиновому маньяку захотелось бы отсюда сбежать. Эмма таковой не была, она любила покой и комфорт, пожалуй, собственный комфорт она ценила больше всего остального. А в какой-то момент она и вовсе замерла, не дыша, потому что Скотт чёртов Саммерс её почти обнял. Едва ли это можно было назвать полноценными объятиями, но они стояли совсем рядом, и меж ними возникло некоторое ощущение близости, желанное, как глоток свежего воздуха. Эмма знала, что это будет ощущаться именно так, она не ошибалась, не зря её тянуло к этому мутанту, не напрасно он ей нравился.

И они действительно могли оставаться здесь на подольше, в выдуманном мирке, в котором нет гена икс, не существует мутантов и их сил, да и людей-то, похоже, способных осуждать и не принимать не таких, как они, тоже нет...

Раскалывая иллюзию, Фрост практически разбила каблуком фальшивку, разрушила идеальный мирок, бывший идеальным для них обоих. Момент близости был безвозвратно потерян, но... так было нужно. Эмма очень хотела помочь Скотту справиться с его внутренними демонами, она жалела, что именно это было в приоритете, а не их личное, далела, но не могла по-другому. Всё же за время работы и жизни  в институте Ксавье у когда-то беспринципной телепатки выработались свои правила, почти кодекс, а также этика, которой она следовала неотступно. Именно потому она нарушила их идиллию без малейших сомнений. Разве что тихо вздохнула с сожалением, это было, увы, неизбежно.

- Могли бы, милый мой. Но тебе пора встретиться с тем, чего ты боишься, пора избавиться от страха. Я сделаю всё, чтобы ты не боялся больше самого себя, - Фрост всматривалась в пространство перед собой, в котором зашевелилось нечто. Это было похоже на материализацию кошмара, собирательного образа всего того, чего Саммерс опасался, и, определённо, всё это носило огненный лейт-мотив. Эмме не нравился огонь. Он был слишком неконтролируемым и разрушительным. Другое дело - мутация Скотта... Ему дали все средства, чтобы сдерживать её, но он не выглядел мутантом, который умеет радоваться жизни и примирился с собой. Огненное искристое нечто напротив было тому лишь подтверждением. Фрост не вздрогнула, когда прямо перед ними материализовалась жуткая огненно-пепельная костлявая птица.

Феникс его не отпустил.

Эмма сделала шаг вперёд, не отпуская руки Скотта, и подняла вверх вторую, правую ладонь, снова искажая пространства. Теперь она воздействовала одновременно в двух направлениях, на психику Саммерса, успокаивая его, гася всю тревожность и беспокойство, с другой же сковывала огненную тварь в холодный кристаллический купол, гася огонь. Очень важно было действовать одновременно, связывая происходящее между собой - взять под контроль главный страх и завязать на ощущении. Нет, не её близости, хотя именно об этом Фрост подумала сперва, но это было бы явно слишком; телепатка успела сдёрнуть с шеи кулон с небольшим кристаллом в оправе из белого золота и вложить его в руку сидящего на кресле Скотта, теперь же, находясь внутри своего сознания, он ощущал именно это - вложенный в руку прохладный крохотный маятник. Именно он должен был стать опорой и маяком. Эмма подвязывала ощущение спокойствия, комфорта и гармонии, уловленное в предыдущем варианте локации, на тактильные чувства от прикосновения к кулону. А чудище напротив медленно уменьшалось, закованное в лёд, и полностью погасло... Пока не уменьшилось до размера нескольких сантиметров, так и оставшись парить в воздухе. Более оно никому не могло внушить страх.

Где-то вдалеке снова зажурчал горный ручей.

- Посмотри на него, Скотти, - произнесла Эмма, крепче сжимая его руку, наверняка в ладонь сейчас впиваются острия кристалла, он должен запомнить это ощущение, зафиксировать в себе. - Он приручен. Он безопасен. Он полностью принадлежит тебе, и делает всё, чего захочешь Ты. А не наоборот. Не забывай об этом, а теперь... Теперь нам пора вернуться.

Они снова оказались в кабинете, в школе Профессора. Где-то за окном был слышен шум, разговоры студентов, будничная обстановка не шла ни в какое сравнение с местом, в котором они побывали только что. Фрост по-прежнему опиралась на стол, сидя напротив Скотта, и теперь не без интереса смотрела ему в глаза.  Сейчас, обнаружив у себя в руке небольшой подарок, он удивится.

- Оставь его себе, и сжимай в руке, когда будет туго. Я немного сжульничала, но это наверняка тебе поможет лучше, чем если ты станешь каждый раз бежать ко мне или к Чарльзу: научишься справляться с помощью моего кулона, и через пару недель он тебе не понадобится вовсе.

+1

10

Сон, как и все сны заканчивался быстро, необратимо. Увядал на глазах. Так и иллюзия, вытащенная из закоулков памяти, раскалывалась, оседала на языке горечью разочарования. Иллюзия, в которой он мог бы быть обычным парнем, в которой он мог бы быть собой, смотреть на небо и видеть яркие краски.
Скотт вспомнил как в детстве, до того, как его глаза открылись для того чтобы испускать алые силовые лучи, он любил небо. Голубое, яркое, красивое и насыщенное цветами небо, где была своя жизнь, где была своя цель. Он проводил много времени в парках, скрываясь от воспитателей, он проводил много времени среди красок и цветов такой интенсивности, что помнил их до сих пор.

Не видел, но помнил.

- Жаль.

Он вздрогнул, когда перед ним взвился Феникс, снова расправил свои костлявые крылья, снова заклекотал, потянулся к нему, почти обнимая. Скотт дернулся в сторону уводя Эмму подальше от всего этого. Не нужно было смотреть, не нужно было даже вспоминать, где-то там, в самом его эпицентре, Скотт Саммерс снова начал гореть, снова кормить это существо, подпитывая его собой.

Скотт слабо усмехнулся и сжал в руках кулон. Что ж, он действительно был успокаивающим, он был чем-то из другого мира, он был чем-то материальным о мире живых и это дарило частичку покоя.

- Не приручен, Эмма, он мертв. – Скотт смотрел на скелет птицы, на пламя вокруг него, на себя самого много лет назад, на мертвое тело, которого никогда не было. На тело, которое поглотил Феникс, чтобы не выпускать и вздохнул.

Он был мертв, он был спокоен, он переключил внимание со совей агонии. У него получилось. Кулон впивался в ладонь, причиняя боль, отрезвляя. Иллюзия сыпалась дальше, истончалась, перетекала в реальность.

- Спасибо. – Он кивнул, не зная, что сказать ей еще, чем еще выразить то, что он чувствовал себя цельным, более цельным, чем после общения с Чарльзом.

Внутри больше не было агонии и страха, которые порождали в голове фейерверки, внутри больше не было ничего, что напомнило бы о прошлом. Внутри иллюзорный мирок восстанавливался обратно, без хижины, без огня, леса, скалы, галечный пляж и где-то там внутри теплилась искренняя симпатия к женщине, которая подарила ему покой.

К женщине, которая была вызывающе красива, вызывающе сильна и умна, умнее многих на самом деле, раз столько лет и столько времени выдерживала ритм школы и не сгибалась под очередными неприятностями.

- Я рад, что ты с нами. – «Что ты со мной», - подумало отстраненно.

Но не с ним, не так ли. Рядом, но далеко, вместе и порознь. Скотт усмехнулся, поднимаясь на ноги. Кивнуть на прощание было бы слишком сухо, слишком невыразительно, а он все еще был бойскаутом, тем, кто отвечает за себя и за того парня. Поэтому он легко приобнял женщину, сидящую на столе напротив него.

- Спасибо. – Получилось более искренне со второго раза. Более полно, если говорить на чистоту.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [11.08.2016] Мой парень - псих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно