ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.05.2016] Ничего бы не было, если бы


[10.05.2016] Ничего бы не было, если бы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

НИЧЕГО БЫ НЕ БЫЛО, ЕСЛИ БЫ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://68.media.tumblr.com/417ef97e084e08c67e273dd2a971f5c7/tumblr_oflvz4kOBO1v24scgo1_500.gif
Charles Xavier | Tony Starkhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
В одной из больниц лежит Джон Доу, но в один прекрасный день кома заканчивается и пациент приходит в себя. В один прекрасный день Тони получает вызов в больницу, потому что, кажется телепат свихнулся или что-то такое. День мог бы быть прекрасным, но не получилось.

ВРЕМЯ
10.05.16 утро

МЕСТО
Одна из больниц НЙ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Все прилично

+5

2

— Вы знаете, как вас зовут? — спрашивает доктор, на бейдже которого фамилия Коул. — Сколько вам лет, откуда вы?
Чарльз знает. Но отрицательно мотает головой. У доктора Коула дома молодая жена, которая встретит его после смены горячим ужином и тёплой улыбкой. Доктору Коулу, вообще-то, абсолютно плевать на Джона Доу, ничего не помнящего о себе. Он проверяет реакции совершенно механически, задаёт свои вопросы без интереса. Думает, что с пациентом всё, в общем-то, в порядке, а полиция по ориентировкам пропавших без вести никого похожего не нашла. Считает, что Джон Доу — просто бездомный, отключившийся от истощения. И что его пора выкидывать на улицу обратно, потому что в клинику обращается множество людей, которым действительно нужна помощь.
А он тут место занимает.
— Что последнее вы помните?
— Моя жена, — тихо говорит Чарльз, автоматически цепляясь за память доктора Коула. — Приготовила восхитительный яблочный пирог. Вчера.
Доктор хмурится, но просто коротко кивает.
Они оба знают, что Чарльзу здесь не место. Только думают о разных причинах. Врачу не нужен здоровый пациент с потерей памяти, у которого нет имени, а соответственно и страховки. Чарльзу нельзя здесь валяться, потому что он нужен своим ученикам. Он не умер. У него есть какая-то надежда.
Доктор покидает палату, переговаривается с медсестрой за её пределами. Хочет выписать, но узнаёт, что прошло какое-то совпадение по ДНК. Мол, есть какие-то родственники, которых надо уведомить. Доктора Коула это раздражает, а у медсестры есть свои проблемы. Её парень вон, внимания в последнее время на неё не обращает. Она думает, что ей изменяют и даже подозревает, с кем. Боль и злость молодой женщины очень чётко ощущается Чарльзом. Как и раздражение доктора Коула.
Ему надо уйти отсюда. И поскорей.

Чарльз отлёживается на больничной койке недолго. Концентрируется на собственных якорях, кое-как отгораживается от чужих мыслей и поднимается — о, боже! — на ноги. С его головой точно не всё в порядке, но здесь он со своими проблемами точно не разберётся, сколько бы не отлёживался. В Школе — совсем другое дело. Там атмосфера более привычная. Там есть, с кем обсудить варианты решения проблемы.
Там есть, где закрыться в случае чего. Здесь он опасен для окружающих. Чарльз это понимает слишком отчётливо.
Он подходит к двери. Ноги слушаются и это поразительно. Чарльз успел забыть — насколько.
В больничном коридоре суета, но на неё он внимания не обращает. Потому что в его голове суеты больше. Все эти чужие мысли стремятся пробиться, а он никак не может их заблокировать. Ещё и свет в коридоре ярче, бьёт по глазам.
— Сэр? — обращается к нему проходящий мимо с каталкой медбрат. — Сэр, вы...
Чарльз от него отмахивается, как от назойливой мухи. Медбрат замирает на месте. Чарльз проходит мимо, добирается до администраторской стойки. Телепатически обрывает попытку регистраторши позвать кого-то. Но то, что раньше давалось без особого труда, сейчас заставляет опускать и без того хлипкие барьеры. У самых дверей на выход Чарльз хватается за голову, потому что этот гул — совершенно невыносимый.
Хватит уже. Хватит, сколько можно-то?
Кажется, Чарльз произносит это вслух. Или транслирует во все сознания — он не улавливает. Для него грань между телепатическим и настоящим так стёрта, что это уже и не важно. Его окружающий мир разбивается на куски от нарастающего гула.
— Да хватит уже, — проговаривает он. — Да замолчите вы!
Внезапная тишина оглушает хуже гула. Замолкают. Все, как минимум в здании. Чарльз озирается. Видит людей со стеклянными глазами. Не слышит рядом с собой больше ни единой мысли. Зато слышит — шум с улицы. Разбитое стекло, вой автомобильного клаксона, скрежет металла о металл.
Люди вокруг него замолкли полностью и остановились. Не успев остановить автомобили и движение в целом.

+5

3

У Тони не самый лучший день, не самый лучший за последнее время и один из худших на этой неделе. Все могло бы быть хорошо, но результаты Роуди все еще расстраивают, они ничтожно малы в сравнении с тем, что было ранее. А Тони есть что сравнивать, он скачал себе обе медкарты. И ночами, когда спать невыносимо, развлекается перечитывая информацию, он с закрытыми глазами назовет уровень гемоглобина, объем легких и прочие параметры, с закрытыми глазами не просыпаясь. Наверное, необходимо остановится, прекратить зацикливаться на собственных ошибках, наверное, стоит выдохнуть и дать себе возможность спать.

Но по ночам. О эти волшебные ночи.

Ладно, он откликается на вызов Мстителей автоматически. Госслужбы выучили их позывной, когда команда еще была работоспособна, когда она в принципе уже была. Команда, да. Об этом он тоже старается не думать, впереди столько дел. А тут еще кто-то из мутантов опять вышел из себя, или из-под контроля. По сообщению не понятно на сколько плохи там дела, и стоит ли вообще туда направлять Железного человека, впрочем, у них есть кто-то еще?

Клиника не престижная, да собственно, никакая клиника. И с виду все кажется обычным, привычным, кроме аварии на улице и замерших людей. Фигурки как в музее, Тони как-то сходил на выставку восковых фигур, примерно тот же эффект, похожи на людей до дрожи в руках, но не люди. Он на пробу даже тронул одного за руку, Фрайдей сказала, что пульс есть, значит и правда какая-то чертовщина.

После смерти Ксавье школа осталась под управлением Ороро Монро, они шапочно были знакомы, когда-то. Тони даже смог бы навскидку припомнить ее номер, если бы не отвлекся на движение за дверями, стекло в которых не уцелело.

- Эй, есть кто живой? Вы меня слышите? Фрайдей, давай сканер, и найди мне телефон школы мутантов, мне кажется это их работа, а не Мстителей, какого черта они выпускают детишек резвится. Эй? – Тони подобрался поближе, ожидая увидеть мальчишку, или кто там у них сейчас за телепата. Сам черт ногу сломит.

Там стоит не парень, мужчина, в больничной одежде, излишне бледный, слишком скованный, как от боли или что там еще? Тони не понимает, что происходит, он вязнет в этом пространстве, вязнет вместе с броней. Фрайдей пытается пробиться к электронике, но по ту сторону тишина.

- Вы кто? Как вас зовут? Кому я могу позвонить, чтобы вам помогли? – В голове тоже все путается, как будто он пил недели три и сейчас наступило неизбежное и тяжелое похмелье.

Что здесь произошло? Мысли долетают так медленно, издалека, оглушенный Тони даже не сразу понял, что он подобрался к человеку, скрючившемуся в коридоре вплотную. Броня двигается очень медленно, очень роботизировано, он все еще работает над этим, но это все-так железная махина, а не латексный костюм. Наверное, в латексе было бы удобнее.
Прикоснуться так и не получилось, его подвел собственный разум, он не стоял в коридоре, он стоял у входа, но все было так отчетливо. Тони тряхнул головой и попробовал еще раз.

- Ты меня слышишь? Ты можешь говорить? Чем тебя обкололи? – Люди, замершие вокруг него манекенами, начинали пугать. Стеклянные глаза, неестественные позы, движения, как кривое зеркало жизни, только улица в Большой Яблоке. Сколько же сил у этого мутанта.

Фрайдей вывела последние сводки, копы встали примерно в километре от места происшествия, опасаясь подходить ближе, пожарных не вызывали, несколько скорых были на подходе. Нужно было разгребать все это и быстро, пока не пострадало еще больше людей.

- Отпусти их. Дай им уйти. – Получилось почти по-доброму, почти. – Фрайдей, давай поиск по способностям, ищи все что есть в доступе на этого парня, фото сделай с камеры, что-то должно быть.

+4

4

Отсутствие чужих мыслей — страшнее всеобщего гула. Чарльз слышит собственные и ничего хорошего они ему не приносят. Только вворачиваются в виски мощной болью. За ней не получается понять, на какой радиус он отключил всех и вся. И почему не получается "включить" обратно.
Чарльз пробирается к администраторской стойке. Обходит её, поднимает трубку телефона, слышит гудок. Набирает трясущейся рукой экстренный номер. Банальное 911. Называет адрес, который видит на одной из папок, говорит об аварии снаружи госпиталя. И не говорит — о телепатическом вмешательстве.
Вот только вспомнить способы связи со Школой не удаётся. Да он и не знает, на месте ли она. А связываться с кем-то сейчас телепатически — дохлый номер. Чарльз не хочет случайно парализовать ещё пару районов, пока ищет знакомых мутантов и пытается с кем-то связаться.
Он выбирается из-за администраторской стойки и корчится от очередного приступа боли. Погружается в свою голову, пытается остановить хоть что-то: хоть боль, хоть глухую тишину. Такой массовый удар не пройдёт незаметно, на место происшествия обязательно кого-то вышлют. Может, сюда уже спешит группа каких-нибудь героев или выехал наряд спецслужб. Проблема в том, что Чарльз может выкосить и их. Поэтому сначала надо как-то загнать собственный разум в рамки, а уже потом возвращать сознание тем, у кого он его выключил.
Если не поздно будет.
Чарльз хватается обеими руками за голову снова. Мысленно выстраивает вокруг себя стену. По кирпичику, плотной кладкой. Чтобы защитить не столько свой разум, сколько окружающих. Вот только с концентрацией у него всё равно всё плохо, даже в полной тишине.

Тишина перестаёт быть полной, когда в эту мёртвую зону начинают проникать другие люди. Чарльз их слышит, ощущает, но старательно не реагирует, чтобы не отвлекаться от работы с собственным сознанием.
Чтобы больше никого не срезать телепатическим ударом.

Приближаются к нему. Чарльз поворачивает голову, фокусируется. Железный Человек. Тони Старк.
— Я бы не советовал, Тони, — как-то ломко говорит Чарльз, через силу. Похоже, он сейчас на ногах-то держится чудом.  — Находиться здесь.
Того, что Старк его не узнаёт и воспринимает как неопознанного мутанта, Чарльз не отзеркаливает. Ему пока проблематично полностью отслеживать всё, что происходит и в его голове, и снаружи. Настолько в себя он ещё не пришёл.
Чарльз выставляет перед собой руку. Мол, лучше не подходи. Пальцами второй упорно давит на висок, чтобы не терять концентрацию.
— Свяжись со Школой, — медленно добавляет Чарльз. — Нужна Эмма. Или Джин Грей, или...
Чарльз вспоминает. Джин убила его. Где она сейчас? Что с Фениксом? Живы ли его Иксмены? Что там со Школой? Тщательно выстраиваемая стена от этого круговорота вопросов без ответа начинает рушиться. Быстрее, чем собиралась.
Он тяжело дышит, закусывает до боли губу, чтобы физически вытянуть себя ещё на какое-то время.
— Сейчас. Тебе нужно. Вырубить меня, — проговаривает он.
Нет других вариантов. Ситуация не под контролем. Может стать только хуже, если прямо сейчас он останется в сознании. Приложиться обо что-то головой самостоятельно он сейчас точно не сможет.

+3

5

На какое-то мгновение, буквально на секунду, мир перестает расплываться в бесконечное множество и все собирается в одной точке, Тони успевает сделать только один шаг, когда снова накатывает удушливая волна, останавливающая все внутри. Что делать с тем, что ты манекен посреди улицы? Что делать с тем, что ты снова, опять, бесконечно, застываешь на одном месте, растворяешься в этом чужом нигде?

Тони умел справляться с воздействиями, умел, когда-то он даже разработал комплекс мер против телепатов, но прошла вечность, минута, секунда, он до сих пор не мог вспомнить, что нужно делать, если вас поглотила чужая вселенная. Вот так глупо и умирали супергерои, стоя на пороге клиники с телепатом уровня Грей или Ксавье.

Мысль казалась очень вязкой субстанцией, очень вязкой, расплывающейся по поверхности.

Выдернуло его из этой атмосферы прямое обращение по имени. Не многие называли его Тони, на самом деле, не многие называли его Тони с такой убежденностью. В последнее время и после его Железного легиона, не все костюмы содержали человека, не всем телепатам он представлялся. Он и сам, в общем-то, не понял от чего вздрогнул.

- Да я бы и сам не прочь уйти, но ты же понимаешь, меня сюда вызвали неспроста. Так что придется нам как-то оживить людей обратно и дать мне вытащить тебя отсюда. – Он постарался махнуть рукой, чтобы обрисовать ситуацию в целом, но жест вышел смазанный и очень дерганный. Одним словом, телепат снова начал свое воздействие, и минута свободы закончилась.

Дальше он пробирался вперед на чистом упрямстве, заставляя себя шагать. Тони, когда хотел бывал упрямее мула, в этот раз это чудесное свойство хотя бы пригодилось.

- Со Школой нет связи, Шторм не отзывается. Фрайдей, попробуй еще раз, может быть кто-то из детишек возьмет трубку. Джин Грей мертва, уже очень давно мертва, о чем вы? – Тони скрипел зубами, но ближе подойти просто не мог. Тело отказывалось повиноваться, да даже разговаривать удавалось урывками, как будто мутант опускал свое воздействие, когда сосредотачивался на себе и своих мыслях. – На всякий случай, сейчас две тысячи шестнадцатый год, вы находитесь в Нью Йорке. Как вас зовут? Кто вы? Как вы здесь оказались? Обычно мутанты не приветствуют помощи от людей.

Тони подавил нотку протеста в своем голосе, но успел подумать о том, что это неправильно. Что нельзя отделять себя от общества, а потом ждать принятия. С другой стороны, он сам делал точно так же. Разделил свою жизнь на до и после и до сих пор не мог понять с какой стороны собирать ее. Вырубать парня отчаянно не хотелось, тело и так шевелилось через раз, а тут.

Почти прямой приказ, просьба, Тони выстрелил глушилкой прежде чем задумался вообще, что сделал. Сначала была тишина, потом заработала сирена, потом начали говорить люди, и он понял, что стоит на улице в Нью Йорке, а парень, которого он пытался спасти молча валяется на полу клиники. И кто-то пытается его трогать.

Среагировал он в итоге раньше, чем успел додумать, что делает. Подхватить довольно легкое тело – дело пяти минут, ну, оказалось, что на нем только больничный халат и скорей всего будет холодно, но Башня находилась не так далеко, на само деле в полете – это было даже близко. Фрайдей уже подготавливала комнату и отдавала распоряжения, Тони, правда не знал, что делать с телепатом, который мог вырубить его одним взглядом и одной мыслью. То, что парень не проваляется в обмороке долго – факт.

- Чарльз Ксавье. – Он замер напротив палаты, в которой теперь лежал давешний телепат. – Я чувствую, уж не знаю какой пяткой, но чувствую, что ты в норме. Я запросил данные по ДНК в базе, Чарльз. Ты знаешь, да? Ты выглядишь не на девяносто лет, ни морщинок, ни прочей ерунды. Что там с тобой случилось? Поделишься с классом?

+3

6

Джин Грей мертва. Нью-Йорк. Две тысячи шестнадцатый год. На момент Чарльзу сложно уложить это всё в голове.
На момент и не приходится. Тони реагирует, перед глазами Чарльза всё темнеет. Из зловещей тишины он проваливается в практически спасительную.
Не для него спасительную — для окружающих.
Приходит в себя он снова на больничной койке. Лежит с закрытыми глазами, вспоминает последние события. Чувствует облегчение от того, что в голове больше не происходит никакого столпотворения чужих мыслей. Никакого хаоса, но он понимает — это только пока. Сначала в той больнице он тоже более-менее соображал.

Чарльз открывает глаза. Встречается взглядом со Старком. Приподниматься и дёргаться лишний раз теперь не пытается. Уже не нужно.
— Я не знаю, как я выгляжу, — говорит Чарльз. — Мне не попалось на пути зеркала. Но если ДНК совпало с моей, это странно.
Очень странно. Его сознание после произошедшего тогда, с Джин, могло успеть куда-то переселиться. Чарльз когда-то размышлял над такими возможностями. Это не настолько нереально, чтобы не рассматривать как вариант собственного спасения. Его разум наверняка решил бы защитить себя после разрушения телесной оболочки.
Но совпадение по ДНК? Отсутствие морщин? Да ещё и тот факт, что он полностью чувствует свои ноги? Странно. Абсолютно нереально. Чарльз не знает способов быстрого омоложения. Старение — не то, что можно просто так взять и провернуть назад. Можно было бы предполагать какое-то мутантское вмешательство. Но если бы оставалось во что вмешиваться.
Чарльз не представляет, как от его тела могло что-то сохраниться после того, чтоб было. Горстка пепла разве что. От таких мыслей ему становится совершенно некомфортно. Не то чтобы в его ситуации комфорт предполагался в принципе.
— С людьми в больнице что? — спрашивает он. Это и важно, и способ переключиться. — После того, как я отключился, они пришли в себя? Моё вмешательство дополнительно требуется? Я пока не могу сказать точно, получится ли у меня что-то сделать. Сейчас лучше подыскать другого телепата, если есть такая возможность.

Чарльз на некоторое время снова прикрывает глаза.
Он — не самый открытый мутант. Был когда-то таким, но с годами больше мыслей оставлял себе, предпочитая делиться с окружающими только тем, что им нужно знать. Но сейчас он ощущает себя слепым котёнком, оставшимся без информации и не знающим, куда ткнуться, что предположить.
Чарльз понимает — в Школу ему сейчас возвращаться нельзя. Пока не будет уверен в том, что подобный приступ не повторится. Значит, ему нужно заручиться поддержкой — в первую очередь информационной — с другой стороны. Значит, стоит быть чуть ли не впервые за долгие годы максимально откровенным.
— Я не знаю, что произошло, — честно говорит он. — Знаю, что должен быть мёртв. Помню свои последние минуты. Полагаю, что мой разум мог бы ради спасения переместиться куда-то ещё, но не восстановить моё же тело. Поэтому мне и кажется совпадение по ДНК странным. Даже невероятным. Я сейчас в не меньшем замешательстве, чем ты, Тони.
Ну, да. Откровенничать-то особо и не в чем.

Отредактировано Charles Xavier (2017-08-12 03:22:24)

+2

7

Тони и узнает, и не узнает этого человека, по старым фотокарточкам вроде совпадает. Но он никогда не думал, что ему встретится Чарльз Ксавье давних времен, и это явно не переброшенный из того времени на полвека вперед человек, раз он знает Грей, раз знает свою историю. Ему нет надобности рассказывать, что он был мертв. Что по сути он мертв несколько лет, в школе стоит памятник с его именем, и что Ороро какое-то время оплакивала его, безутешно лелея надежду на воскрешение. Ему вообще нет надобности что-либо рассказывать и это так странно, так дико, что Тони молчит и рассматривает человека перед собой.

Тот ходит, профессор не ходил. Этот имеет волосы, надо же, вьющиеся. Забавно, сколько мелочей всплывает в голове, сколько всего он не задумываясь списывал на возраст, стараясь не вдаваться в подробности. Сколько всяких мелочей не подмечал.

- Что ж, добро пожаловать в мир живых, я так понимаю, что мы не знаем, чем и как вас оживило, профессор. Не могу привыкнуть к тому, что вы выглядите на несколько десятков лет моложе меня, это никак не укладывается в голове. – Тони пожимает плечами. – Кто-то обратился к психологу, кто-то попал в клинику, в основном все с ними в порядке, парочка припадков, парочка истерик, не так страшно, как могло бы быть, прикажи ты им не дышать, например.

Тони и сам не понимал, как обращаться к этому человеку, как его называть, на «вы» слишком идиотично звучит, этот мужчина не умудренный годами Профессор Ксавье, пусть в докторских по-прежнему стоит его имя и это он защищал их, лет тридцать назад, а может и того дальше. Господи, от времени прошедшего, не прошедшего даже кружится голова, сколько всего намешано, что мозг просто не справляется со всей информацией.

- Что касается других телепатов, не знаю, что и сказать, после вашей последней стычки они прячутся если так можно обозначит этот момент. Нет телепатов, в школе заправляет Ороро, ей до последнего времени пытался помогать Логан, но у этого свои тараканы в голове, пострашнее ваших сдается мне. – Он все болтает и болтает, стараясь переговорить самого себя, спотыкается на фактах, которых не знает, но это его все еще не останавливает. – Нужно бы позвонить в школу, но тогда здесь начнется паломничество, Ороро будет плакать и взрывать мою лабораторию, потому что повелительница погоды и техники не совместима. Совпадения по ДНК настолько полное, что я заподозрил бы клона, если бы не знал наверняка, что этот проект не поднимал голову уже тысячу лет. Насколько велики твои способности сейчас, Чарльз? Что ты можешь? Можешь ли ты дотянуться до меня? Или это был всплеск? Какого черта творится в вашей мутантском сообществе?

И вроде бы нужно рассказать происходящее, нагрузить человека еще чем-то, но пространство вокруг начинает подрагивать и Тони отстраняется, даже не заметив, что нависал над Чарльзом, который все еще в постели. Фрайдей молчит, опасности нет, по крайней мере извне.

Но пространство буквально крошится, содрогается, как будто сминается чьей-то огромной рукой. Тони и испугался бы, да у него нет на это ни сил, ни времени.

- Чарльз! – Докричаться до кого-то, кто за этим грохотом, практически оглушен? Тони сам себе смешон, никаких шансов. В голове начинает звенеть, гул все нарастает и нарастает, и давит изнутри, раздирая голову. – Чарльз!

Получается хрипло и приглушенно, но хотя бы так, хотя бы так.

+2

8

Чарльз отчасти расслабляется. Масштабы катастрофы не настолько страшны, как могли бы быть, если бы он совсем спустил себя с поводка. Остаётся ещё практически врачебное "не навреди". Только неизвестно, надолго ли оно остаётся. Мало что найдётся сравнимого по опасности с телепатом, не контролирующим свои возможности.
В Школе Ороро и Логан с проблемами. Дополнительной телепатической поддержки просто так не найти. На дворе две тысячи шестнадцатый.
Феникс в Джин пробудился в две тысячи тринадцатом. В голове это всё укладывается сложнее, чем даже существование такой космической сущности, способной спалить всё на своём пути.
Головная боль возвращается.
— Нужно провести тесты, — говорит Чарльз. — Сделать анализы. На психические способности оказывают влияние многие факторы: от накопленного стресса, до кардинальных биохимических изменений. Психическое состояние телепата это то, за чем необходимо постоянно следить. То, что легко даётся обычно, может обернуться непредсказуемо, если разовьётся какое-то депрессивное расстройство.

Он рассуждает, пытается анализировать собственное состояние. По-другому просто не умеет. Но где-то в сознании бьются воспоминания о событиях дней, которые были его последними.
Джин Грей мертва. Кто ещё? Циклоп тоже мёртв. Логан жив. Ороро жива. А Хэнк? А Бобби? И что стало с Фениксом? А с той вакциной?
Виски сдавливает. Чарльз снова начинает слышать чужие мысли. Пока отдалённые, не гулом. Его внутренняя защита так и не вернулась, не восстановилась адекватно. Намёки на неё снова рушатся под давлением собственных попыток разобраться в состоянии и не отвлекаться на закономерную реакцию на новости — скорбь.
Чарльз перестаёт обращать внимание на то, что спрашивает Старк. Перестаёт сам шевелить губами и продолжает монолог о психическом состоянии где-то в своей голове. Скатывается обратно — из сознания в неясную пучину.
Пробудился спустя три года, дабы узнать и вспомнить, что те, кого он воспитывал и тренировал — мертвы. А он всё ещё жив. Снова жив.
Как родители не должны переживать своих детей, так и Чарльз не должен был пережить Джин.

Он слышит голос. Не в голове. За пределами. Настолько отдалённо, что практически не.
Его зовут. По имени.
Рука дёргается к виску. Ему нужно вынырнуть. Он не там сейчас, где должен быть. Ещё немного и засосёт так, что будет не остановиться.
Чарльз продирается сквозь воспоминания, оказавшиеся снова слишком живыми. Цепляется за реальность.
"Транквилизаторы", — даёт он телепатический посыл. Не исключено, что целому этажу.
Если самостоятельно успокоиться не получается, нужно прибегать к крайним мерам. Хотя бы это да остаётся в сознании очень чётко. Внутренний стоп-кран работает из рук вон плохо.

+1

9

Когда все начинается сначала, Тони даже не столько пугается, сколько дергается лишний раз. Движения вязнут в какой-то пустоте, как муха в смоле, он даже не может толком сообразить, какого черта. Мысли разлетаются, все, больше ничего нет, только полуобразы, настолько быстрые, настолько яркие, что уничтожают что-то в голове, выжигают в ней свои силуэты. Эти образы мелькают перед глазами, хочется нажать на веки и прекратить, все прекратить к черту. Только не получается, нет возможности, рука зависает в каких-то сантиметрах от глаз и Тони не может вспомнить зачем поднял ее? Зачем она здесь вообще? Что это?

Комната плывет. Сначала Чарльза слышно разборчиво, он выдает советы рекомендации по собственному состоянию. Узнаваемый Чарльз, даже если он больше не выглядит на все свои девяносто, узнаваемый и такой же сумасшедший, неужели он думает, что кто-то полезет к нему с приборами, неужели он думает никто не помнит, что такое телепат запредельного уровня развития. Потом все сливается в белый шум, за которым Тони изредка слышит самого себя, воздействие такой силы, что он не уверен даже в том, что он Тони Старк, не то что в собственных действиях.

Провал кажется глубоким, невыносимым, черт его знает, что ощущает сейчас Чарльз. Что он видит перед собой, но это кажется стихийное управление силой, не медленное мягкое касание, а шторм, вышедший из-под контроля. И в этом шторме нет никаких зацепок, личность просто сминает, стирает до уровня «Ноль» и если поначалу это кажется хорошей идеей, ну а что страшного в том, чтобы начать с нуля? Что страшного в том, что у личности появится еще один шанс? Без кошмаров, без неизбывной вины, без судорог относительно общества. Это такое благословение, такое желанное успокоение. То вот сейчас, когда личности практически нет, когда даже рука кажется шумом, ненужным, чуждым элементом в организме, именно сейчас приходит страх.

И страх растет тем больше, чем дольше идет воздействие. Страх перемежается с раздражением, цепляется за какие-то невидимые по началу каналы, вытаскивает на поверхность мысли о Пеппер, о Роуди, об отце. И Тони может сделать вдох, тот самый, который он должен был сделать вечность назад. Контроль ослабевает, но уже понятно, что будет вторая волна, возможно не одна волна, возможно их будет до бесконечности много.
И это тоже пугает.

Поэтому приказ «транквилизаторы» звучит благом. Он не умеет ставить уколы, но тут автоматический шприц, который уже заправлен, подготовлен, блокираторы, какие-то психотропные, Тони даже не вдавался в подробности. Здесь полный набор, который заглушит самые сильные эмоции, приведет в порядок то, что должно.

Одно плохо, он не может сдвинуться с места, очередная волна подступает, ощущается как прилив, как тонна воды у самой шеи. И становится трудно дышать. И вот черт его пойми, паника это или уже воздействие.

В голове все еще отголоски приказа. Все еще есть шанс сдвинуться с места и всадить шприц в тело на кровати, в тело, которое может управлять миром, если его выпустить из клетки разума. Какая забавная мысль, Тони даже смеется, ему все равно нечего говорить сейчас. Совершенно нечего, пустота в голове, на языке, только в руках что-то есть.

- Ах, да, шприц. – Он произносит слова, которых даже не слышит. Слова, которые ничего не значат, потому что он все еще не сдвинулся с места и эти пара метров между ним и постелью больного, самое длинное расстояние в его жизни.

+1

10

Ничего не происходит. Ничего не останавливается.
В сознании всё переворачивается с ног на голову, при этом кажется более реальным, чем то, что за его пределами. Когда Чарльз пытается сфокусироваться на комнате, в которой находится, ему начинает казаться, что именно тут он — в симуляции. В виртуальной какой-то реальности. Да и самого себя как себя он не чувствует. Будто находится где-то вне своего тела. Балансирует на грани с астральным планом.
Так быть не должно.

Но всполохи перед глазами не позволяют вернуться в себя.
Чарльз проваливается обратно в воспоминания. Перед ним возникает совсем юная Джин. Та совсем ещё девочка со способностями, отчасти похожими на его собственные. Самая способная ученица. Её юное лицо сменяется хищной головой огненной птицы, способной поглотить всё на своём пути, оставив лишь страшное пепелище.
В своём сознании Чарльз поднимает голову, подставляя собственное лицо серому пеплу, едва остывшему и медленно опускающемуся вниз. На пережжённую землю, к золе и опалённым костям всех тех, кто был ему когда-то дорог. Вон, кажется, покрытый копотью шлем. А там — когти, пытавшиеся скрести землю, пока их хозяин ещё не обуглился окончательно.

Нет, сбой.
Чарльз знает, что это — совсем неправильно. Логан жив.

От сбоя видение, подброшенное собственным разумом, бледнеет. Чарльз уже не чувствует духоты от жара, не задыхается от нехватки кислорода. Он дышит полной грудью, но при этом всё никак не может развести два мира — ментальный и реальный — по разным углам.
К такому он готов точно не был. У него даже запасных планов на случай чего-то подобного не было. Потому что не всё можно предположить.

"Тони", — мысленно обращается он к Старку. — "Вколи мне транквилизатор".
Посыл внушающий. Других не остаётся. Чарльз не понимает, где кончаются его воспоминания и проекции, а где начинаются чужие мысли, не перестающие транслироваться в голову. Грань слишком сильно стёрта, чтобы отличать одно от другого. И проблески сознания становятся слишком редкими, чтобы рассчитывать на то, что Старк сам справится и преодолеет в таких условиях небольшое расстояние. Без внушения.

+1

11

Сначала мысли мечутся, сознание плывет на волнах полного штиля, ничего не тревожит нервную систему, все ровно. Все тихо. Тони не помнил, когда такое случалось в последний раз, когда он находился в подвешенном состоянии, в покое? Если исключить моменты алкогольного опьянения, после которого приходилось мучительно подбирать очки потемнее и стараться улыбаться не так широко, чтобы не лопнула голова. Тони не помнил, когда был в тишине, вокруг всегда жужжали машины, говорил Джарвис, шептались формулы, поднимались новые темы для изучения.

Покоя не было.

Покоя не было, а теперь он появился. И это напугало его. Страх оказался сильнее всего, страх за потерю личности, за потерю себя. Его слишком многое держало тут, среди людей, ответственность за происходящее, ответственность за Стива, желание все расставить по своим местам. Тони ненавидел эту реальность, но она жила в нем, он жил в ней. Он выплывал.

Приказ от Чарльза он получил прямо в голову. Непреодолимый, невыносимо сложный. Рука со шприцем тут же дрогнула и мир попытался уплыть. Но Тони уже ощущал ноги, тело, руки и собственный разум, пусть не до конца, пусть он так и не смог разобрать, что творится вокруг, зрение отказывало, а дышать приходилось через силу, он оставался в палате с чертовым телепатом.

Страх становился только сильнее. Страх за свои скелеты, за утерянные мысли, за прогнившие идеи, за собственные ошибки. Ох, сколько ужасов таилось в его сознании, сколько невыносимых моментов, сколько стыда. И все это сейчас концентрировалось здесь, в одном месте.

- Чертовы телепаты. – Даже язык слушался не до конца, было ощущение, что что-то сбивается, где-то ролики заходят за винтики.

Тони преодолел эти проклятые метры, это безумное расстояние и с силой всадил в тело телепата шприц с лекарствами. Раздался легкий пшик, автоматическое впрыскивание, и практически сразу воздух стал разреженным. В палате пропала атмосфера ужаса, нагнетенная неуверенность в себе и некоей потерянностью в текущих событиях.

- Добро пожаловать домой. Полагаю, что ты скоро вырубишься и поговорить нам удастся не скоро, я запру тебя в лаборатории, чтобы не повредить своим ассистентам и тем, кто попытается до тебя достучатся. Сил тебе не занимать, а вот контроль былой утерян и боевая прыть больше не боевая и не прыть. Так что, Чарльз, можно сказать это твой дом на ближайшее время. Стекляшка оборудована под телепатов и твои силы не пропускает. Можешь медитировать, звонить по видеофону, обращаться к Фрайдей, она понимает только голосовые команды, не мысленные.

С этими словами Тони, наконец-то, смог покинуть палату, оставляя после себя легкий намек неуверенности в собственных словах. Сильнейший телепат вернулся к жизни, да еще и помолодевший, их мир в очередной раз сходил с ума и Тони собирался докопаться до истины, что привело обратно эту силу, под девяносто лет.

«Надеюсь ты меня понял правильно, Чарли, я как обычно, хочу только мира».

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.05.2016] Ничего бы не было, если бы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно