ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » You can make me die - I can make you cry


You can make me die - I can make you cry

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

You can make me die - I can make you cry
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/86323.gif
Loki | Thor
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Альтернативная история воссоединения семьи.

ВРЕМЯ
03.08.2016 (?)

МЕСТО
какой-то ночной клуб

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
sex, drugs, rock'n'roll

sound

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-22 11:05:32)

+2

2

... Пиво в высоком стакане последний раз булькнуло - и с последним глотком исчезло в горле. Под громкий вой окружающих, принявших участие в пари, Тор поставил стакан на стол, грохнув донышком о барную стойку. Со всех сторон тут же посыпались возгласы, каждый старался похлопать его по плечу, выражая восторг выдержке асгардских героев.
Понятное дело, что все собравшиеся, кто еще мог что-то соображать, понимали, что мидгардское пиво для него - что камешками в пузатого чибиса кидать. Вот только таких, кто соображал, оставалось немного. Похоже, из всех посетитилей, не считая бармена, с готовностью наливавшего спорщикам, да пары хмурых охранников на выходе, он оставался такой один.
Впрочем, камешками, не камешками, а выпитое, купно со светом, разрывающей уши музыкой, блеском зеркал на стенах, пляшущими, визжащими, прыгающими, словно козлы, людьми, мельканием лазеров, пробегавших по головам, и даже короткими вспышками пламени из установок на сцене, сбивали с толку и заставляли мутиться сознанием даже того, кто весь вечер сидел бы в сторонка с чашечкой черного кофе.

Какого черта его понесло в этот клуб, Тор и сам бы не смог сказать. Решив прогуляться на сон грядущий, когда Нью-Йорк окутался тьмой, он шел и шел, не разбирая дороги, пока не уперся в двери: те растворились, и Громовержец неожиданно для себя словно попал в иной мир, где ничего не слыхали ни о каких гидрах, падающих башнях, драконах, войне и прочих ужасах, от которых готов был взорваться его мозг.
А, может, и слыхали, но очень хотели сделать вид, что ничего этого не было.
И это ему неожиданно понравилось. Очень понравилось. Это напоминало юность, когда он, не думая, мог вскочить на коня и отправиться воевать в Йотунхейм. Или напиться до неприличия на званом обеде, чтобы таскать за подол плаща важных особ, длинные титулы коих вызывали головную боль. Или подраться в портовом кабаке с первым попавшимся грузчиком.
Вот было время!

... Когда поздравления, наконец, истощились, то есть пьяные люди отхлопали себе руки об его кожаную безрукавку, или лицо - о могучую грудь, Тор решил, что пора бы наведаться в туалет. Как ни много вина и эля мог проглотить доблестный муж на веселом пиру, а и ему время от времени надо облегчиться. Поэтому, потрепав последних желающих по всем доступным местам и сделав последнее сэлфи, он забрал честно добытые пятьдесят долларов (нельзя же во всем полагаться только на Фила, а то потом выставят счет в асгардскую казну, да еще проценты набегут), и поискав глазами, направился через зал в укромный уголок, пожалуй, единственный в помещении, не облепленный битыми, вырезанными, отражающими каждый луч зеркалами. От этого каждое лицо и фигура в помещении искажались, двоились, рассыпались на сотню мозаичный фрагментов,- и от этого начинала кружиться и плыть голова.

+3

3

Не то чтобы Локи всерьёз следил за Тором. Да и глупо было бы так рисковать. Но, когда братец шарахался по ночному Нью-Йорку, он просто не мог не проследить. Издалека. На всякий случай. Так, просто приглядывал на досуге.
И каково же было его удивление, когда Одинсон самым, что ни на есть, наглым образом зарулил... В  ночной клуб. В очень крутой ночной клуб, куда пускали только избранных и по предварительной записи. И ведь пустили же. За одну только, узнаваемую уже всеми, асгардскую царственную морду. Нет, он, конечно, знал, что брат редкостный придурок. Но настолько? И что он, позвольте узнать, намерен там делать? Нет, определённо, стоило проверить. Может у него тайный сговор со Старком по поимке общего врага. Или с кем-то из Гидры. Двойным агентом.
Локи приглашения не требовались, как и открытые перед носом двери. Он входил всюду, куда ему требовалось, без всяких позволений. Вот и сейчас, он просто растаял на подходе и мирно просочился в стеклянные двери. Неприметный серый костюм сменился щегольским, чёрно-зелёным. Проигнорировав танцпол и бар, Лафейсон устроился на балкончике VIP-зоны, заказав себе кофе и посматривая вниз. Благо, видно было хорошо, а уж мощную фигуру братца, и вовсе, не потерять было среди толпы мидгардцев. Вообще-то, временами Локи сюда захаживал и от души отрывался, так что, привык и к шуму, и к вспышкам света. Но теперь, всё это только напрягало, мешая наблюдению. И йотун морщился, нет-нет, да и отмахиваясь от вспышек, будто мог отогнать их. Брат методично напивался, на спор, один в один, как не раз делал это в тавернах Асгарда, позоря отца. Одина.
Ну вот, набрался, направился облегчить душу. Хитрец хмыкнул и без видимых действий, разделился, отправив иллюзорного двойника следом. Одет тот, правда, был в привычные сюртук и доспехи, да и являлся лишь в ломанных отражениях в множестве зеркал. Рановато Тору было расслабляться и вообще, кто это решил, что он так просто отделается, после того, как вынудил младшего брата потерять столько времени на этот идиотский клуб?
Легко, в мгновение ока, преодолев разделяющее их расстояние, морок показался во вспышке света в одном из отражений, как раз, на периферии зрения Тора. И тут же пропал, перемещаясь на противоположную сторону, чтобы уже там вспыхнуть, обернуться через плечо, теряясь в отражении толпы.

+2

4

- Пардон,- с трудом разминувшись с какой-то блондинкой в красном, вооруженной двумя коктейлями и декольтированным бюстом наперевес, Тор потерял равновесие и едва не влетел в столб, служивший основанием для танцевальной клетки, в которой вертелась какая-то полуголая девица. От этого столкновения опора дрогнула, вызвав у девицы испуганный крик, а у зевак - очередные вопли восторга. Пошатнувшийся же асгардец, послав воздушный поцелуй танцовщице и отсалютовав остальным в знак того, что случившееся - просто безвредный инцидент, уже собирался было продолжить путь... если бы, повернувшись, не увидел прямо напротив отраженное в стекле бледное лицо.
Алкоголь в мгновение ока испарился из головы. Расширенные глаза Громовержца моргнули - и виденье исчезло, чтобы вновь отразиться, уже искаженное, на другой стороне зала.
Это уже не было похоже на пьяное видение. Хотя, конечно, могло быть и им. Тор обернулся так быстро, насколько мог, насколько позволили вдруг ослабевшие ноги, и взгляд, пытающийся различить что-нибудь в разноцветном мелькании лиц.
Все так просто? Настолько? Не может быть? Ничего. Да, ничего: ни знакомой походки, ни насмешливого взлета бровей. И в самом деле тяжело было поверить, что Локи, если он жив, и провел не только его, но и весь свет, Локи-хитрец так вот просто спалится, позволив себя обнаружить по отраженью в зеркале. А даже если и так, он уже в сотне миль... или десятке миров отсюда, и спешно заметает следы... да и вообще это едва ли он... да, не он... и да, он что-то хотел сделать... да и вообще ему надо отлить.
Сделав этот вывод, достойный первейшего логика и математика всех времен, Тор возобновил путь к туалетной кабинке, где, быстро разделавшись с нуждой, завис над умывальником почти что в молитвенной позе, то и дела умывая лицо и даже несколько раз попытавшись просунуть голову под сенсорный кран. Вода бежала по его волосам, стянутым возле шеи резинкой, по кожаной одежде и обнаженным рукам, так что вокруг очень скоро образовалась целая лужа. Впрочем, посетители, которые то и дело наведывались в это укромное место, не выражали особого беспокойства, разве что перешептываясь и пытаясь самозабвенно делать селфи на фоне откляченной задницы бога.

+2

5

Определённо, Тор ужасно заблуждался в этом своем выводе. Локи не только не бежал от него прочь, он, наоборот, был ужасно возмущён подлым побегом братца в уборную и таким абсолютным безразличием к персональному видению. Нет, ну каков наглец, а? Ему тут попытались процесс прервать, подсунули нечто более важное, чем все туалеты мира, да и клубы с тоннами алкоголя вместе, а он? Пожал плечами и удалился с гордо поднятой головой! Такое стоило наказания. Двойник вышел из зеркала, остановился, недовольно постукивая носком ботинка об пол, полноценно передавая раздражение своего хозяина. Его костюм был хорош в зеркалах, чтобы привлечь внимание брата, но совершенно выбивался из общей толпы, так что, морок сменил образ, по воле самого Локи, облачившись в черный костюм, какой, нередко, предпочитал и его владелец. Осмотревшись, определив для себя точное расположение зеркал, отражений в отражениях и преломлений, йотун довольно улыбнулся. В отличии от брата, он мало привлекал желающих сделать совместное селфи. То ли, без золотых рогов и плаща не признавали, то ли признавали, но боялись. И правильно делали, вообще-то. Сейчас он был не только не настроен на чужое внимание, но и ужасно раздражён провалившейся в самом своём начале шуткой. Поджав губы, Локи уверенно шагнул прямо в стену, рядом с дверью туалета, намереваясь постараться с персональным наказанием для асгардской Рапунцель.
И Лафейсон постарался. В следующий раз, когда Тор оторвался от раковины и поднял взгляд в зеркало, вместо собственного отражения на него смотрела бугристая рожа огра, явно перебравшего накануне с самопальным алкоголем. Причём, абсолютно копируя положение тела и выражение лица. Несколько секунд огр хмуро смотрел на Одинсона, а потом резким рывком подался вперёд, словно кинулся на него, бросив вперёд торс и вскидывая руку с дубиной.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-19 17:02:54)

+2

6

Мидгардское пиво мало действует на богов, но вкупе с выпитым ранее его оказалось достаточно, чтобы Тор, завидевший рожу прямо перед собой, отлетел к противоположной стене, прямо к туалетным кабинкам. К несчастью, как раз в этот момент из одной из них выходил пузатый байкер с копной ярко-рыжых волос, здоровенный, сложением напоминавший Вольштагга. Он только что основательно справил нужду, и как раз ощупью пытался найти под пивной мозолью массивную пряжку, изображавшую женскую голову с широко открытым ртом, в коию вставлялся замок совсем уже неприличного вида.
Отскок асгардца был столь стремителен, что этот погруженный в свои мысли джентльмен отлетел назад, впечатывшись в унитаз и снося бачок, с грохотом разлетевшийся на сотню осколков.
К несчастью или же к собственному везению, он был уже достаточно пьян, чтоб лишь тряхнуть головой в ответ на это внезапное приземление - однако недостаточно, чтобы не определить виновника. С ревом, от которого любой огр обделался бы от страха, вся эта махина вскочила на ноги и ринулась на Громовержца.
Тор, чье внимание было сконцентрировано на другом враге, не ожидал внезапного подкрепления вражескому стану. Впрочем, один на один даже с таким здоровяком для него не составило труда, а вот спасти того от столкновения с разъяренным чудовищем было важнее. Поэтому он уклонился от просвистевшей над головой когтистой лапы монстра, и тут же очутился лицом к лицу со здоровяком.
- Уходи!- рявкнул он, понимая, что тот с пьяных глаз не признал опасность (а может, и огр находился под чарами). Но байкер даже не думал внимать благородному предупреждению принца. Напротив, размахнувшись, он со всей дури влепил тому в подреберье, рассчитывая одним ударом отправить того в аут. Однако асгардец лишь скрипнул зубами в такт жалобному похрустыванию ребер - и коротким несильным тычком сам отправил дурня в стену, чтоб вновь повернуться к главному врагу.
- Уходи, я сказал! Спасайся!
На сей раз выигранного времени хватило, чтобы огр развернул свою тушу в тесноватой для него комнате, попутно снося раковины и писсуары на стенах, и снова ринулся на Тора. Однако тот был готов. Оскалив зубы, высчитав нужный миг, тот, что было сил, прыгнул к чудовищу, занося дюжий кулак... и, проскочив туалет насквозь, сразгону влетел в стену.
Раздался ужасный грохот, и Тор, от удара на миг потерявший зренье и слух, как куль с мукой стек по стене на пол, где распластался, раскинув руки и ноги. Но этого шлюхе-судьбе показалось мало: сверху на принца, звеня, рухнул весь пласт  гипсокартонной стены, выложенный черной плиткой.

На поле боя воцарилась тишина.

Байкер очнулся первым. Усиленно хлопая глазами и тряся головой, он поднялся на ноги, с некоторым изумлением озирая разгром, учиненный в уборной. Несколько любопытных голов просунулось в дверь, и тут же исчезло, кто-то крикнул, что нужно вызвать администратора и полицию, но войти внутрь так никто и не решился.
Байкер, все еще остававшийся один, хромая, приблизился к поверженному противнику, и сев на корточки, потрепал его по лицу. На это принц ответил невнятным лишь мычанием.
Убедившись, что тот жив, рыжий, плюнув на пол, направился прочь, пробормотав под нос длинное матерное ругательство, поносившее наркоманов, пришельцев и прочую шушару, не дающую нормальным людям спокойно сходить в туалет.

Отредактировано Thor (2017-11-19 17:43:27)

+3

7

Когда Локи, затеял свой спектакль, честно говоря, главной целью его было - отомстить мерзкому Старку за компанию. Ну, просто потому, что никак иначе объяснить то, как легко пустили Тора в закрытый клуб, не получалось. Тут явно поработал гений, миллиардер и филантроп, распространив фото и краткие характеристики своих мстюнов в самых-самых заведениях города, чтобы тех пускали кутить по умолчанию. А может и информацию от них там собирали. Нет, определённо, прав был Хитрец, когда предположил, что асгардское будущее приложение к трону пришло сюда не по ошибке, а с тайным умыслом, тесно связанным с Тони. А раз так, то последнему и платить за дискотеку.
Когда Локи затеял свой спектакль, он ожидал разбитого зеркала и раковины. И дыры в стене, на месте зеркала, пробитой Мьёльниром. Но только не таких грациозных отскоков упившегося носорога в брачный период. И не драк с таким же носорогом. Всей этой сценой он был шокирован настолько, что даже его иллюзорный огр застыл с дубиной наперевес, с открытым ртом следя за весёлыми мужицкими потехами с мордобоем. Огр даже хихикнул пару раз, совсем как Локи. А уж эти приказы спасаться... Если бы Локи-огр мог, он бы уже катался по полу, хохоча, как гиена.
Хохотать хотелось больше, чем продолжать попытки изобразить бой. А потом, в очередном душевном порыве, Тор пару раз проскочил сквозь своего врага и аккуратненько сам себя отправил в нокаут, уже не услышав, с каким премилым "ЧПОК" лопнул его противник.
Герой, да и только, настоящий мститель, могучий спаситель смертных - Тор! Встречайте люди добрые. Вот только...  Платить за всё придётся, снова, Старку. С другой стороны, он же миллиардер и филантроп, а значит, не зажмёт. А гением своим заработает и восполнит потери. Хотя,с  точки зрения Локи, Тони давно пора было впрягать своих неповоротливых мстителей в личную карету, чтобы хоть как-то взять с них долги. Или заставлять вручную отмывать башню сверху до низу. Да хоть бы и завалы после себя разбирать. Чтоб неповадно было.
Впрочем, сейчас Локи было не до Старка. Его морок вернулся в зеркала, сотнями осколков лежащие в руинах. И вот тут-то Лафейсон не сдержался, расхохотавшись в голос. Сотни отражений, сотни голосов, расколотые на осколки, подобно самому стеклу, окружили Тора веселящимся хором.

+3

8

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/97261.gif[/AVA]
Этот звук, этот смех, царапающий слух, был слишком хорошо знаком, чтоб его можно было не узнать - трезвым, пьяным, почти без сознания, одним словом в любом состоянии, какие удавалось испытывать Стражу Асгарда. И не сказать, чтоб не ждал. Напротив, ждал, очень ждал, и дорого бы дал, чтоб услышать... вот только, подумал про себя Тор, никакой гарантии не было, что все это снова не сон. Или не мираж наяву, которыми так любил баловаться его братец.
Йотун.

- Локи,- он тяжко вздохнул, поднимая и сбрасывая с себя кусок стены вместе с плиткой. Пыль и обломки цемента сыпались дождем и хрустели под ладонями, когда Громовержец с некоторым трудом поднялся и сел, пытаясь понять, кто понес больший ущерб при столкновении, он или все-таки стенка. Что же до ущерба морального, то никакие шишки и синяки не стоили того, чтобы убедиться в своих подозрениях. А выглядеть идиотом... что ж, это была не самая злая шутка за время их долгой взаимной вражды.
Верен себе. Посмотрим, насколько.

С преувеличенно громких кряхтением он поднялся, отряхиваясь, словно пес, внутренне радуясь, что пропащий соблаговолил хоть так проявить свое присутствие. Грязь не хотела отставать от намокшей головы, так что в треснувшем зеркале вместо щеголевато одетого красавца Тор различил огородное пугало, или чудище из ребячьих страшилок вроде тех, с которыми няньки любят укладывать спать разошедшихся сорванцов: "Будешь еще лазить на крышу, придет и заберет тебя злобный...".
Ну что ж, один - ноль, милый братец, твоя взяла.

- Доволен?- широко разводя руки в стороны и выходя на середину разгромленного туалета, заговорил он в пространство, не сомневаясь, что виновник всего произошедшего еще тут, и прячется, наслаждаясь творением рук своих. Еще бы, в который раз выставил брата за идиота.
Не брата, снова поправился он, разглядывая потолок, словно пытаясь найти место, откуда йотун взирал на шоу. Безнадежность этой затеи была понятно сразу же, но Тор не сдавался.
- Серьезно, доволен?- придавая лицу выражение, какое бывает у деревенского дурачка, громче спросил он.- Столь лет прятался, оставил в дураках весь Асгард, полная победа, умнее всех... и это все - для чего? Чтобы подглядывать в туалете, и запалиться, как школьник? Да, Локи? Опять улизнешь? Так и не покажешь мне свое милое личико? Да пошел ты!- Тор вытер о подбородок ладонь, раскроенную об осколок, и, слизнув кровь, сплюнул ее себе под ноги.- А, может быть, все-таки явишься, поболтаем с тобою, как мужики? Тащи сюда свою задницу, братец! Выползай, я сказал!- резко меняясь в лице и давая пинка чудом уцелевшей кадке с цветком, проревел он, нимало не заботясь о том, как это все дико выглядит, и насколько нелепо смотрится он, отдавая приказы стенам и потолку в разгромленном туалете.

Отредактировано Thor (2017-11-20 00:21:43)

+1

9

Да он и не прятался вовсе, отражаясь во всех осколках разом. Но, раз народ просит, как тут не исполнить такую искреннюю просьбу? Тем более, просит-то с огоньком, вон как разорался. Того и гляди, очередной шмат с потолка на чугунную голову упадёт, остатки разума попортит.
Локи отразился в треснувшем зеркале, глядя глаза в глаза брату.
- Ну приветствую тебя, братец. Не задалась тусовка, а? А я... Конечно я доволен, разве не видно? Шутка-то удалась на славу. Правда, даже я не ожидал от тебя такой страсти к гладиаторским боям. А смертный-то смертный, как он тебе отвесил, а? И ведь не оценил потуги могучего Тора спасти его жизнёшечку от чудовища. - Хихикнул он, самодовольно ухмыляясь. Еще и прогулялся из одного конца зеркала в другой. Отражения самого Тора, при этом, в зеркале теперь не водилось.
- Нет, ты правда думаешь, что я случайно спалился, Громовержец? Насколько же низкого ты мнения о моих умственных способностях? Обмануть весь Асгард, оставить в неведении Всеотца и Хеймдалля и глупо спалиться перед самым наивным наследником трона? Не смеши меня, золотой мальчик. - Локи развернулся, эффектно взмахнув плащом и с гаденькой ухмылочкой окинул взглядом Тора с головы до ног.
- Да уж, пооблезла позолота-то. Ну ничего, новую напылят, кудри завьют и напомадят, чай есть кому. У тебя тут поклонников, как я смотрю, на каждом шагу. Как у слона в зоопарке. Каждому селфи подавай с могучим мстителем. И как ощущения от цирковой известности среди смертных? - Локи поцокал языком, снова с надеждой глянул на качающийся пласт подвесного потолка над головой асгардца. И, видимо, разочаровавшись в надежде на его падение, щёлкнул пальцами. Кусок жалобно треснул и рухнул. Прямо перед носом брата, задев и оцарапав самый кончик.
- Ой, ну прости, не рассчитал. И со мной бывает. Сам понимаешь, магия на расстоянии привносит погрешности в расчёт. Так о чём мы там? Ах, о встрече. Ну да, ну да, почесать кулаки - это очень в твоём стиле. Но нет. Извини, Тор, но у меня новый костюм и моё лицо мне больше нравится в ухоженном виде. Тем более, я не намерен скакать шутом на потеху публике, а на утро смотреть, сколько видео собрало просмотров на ютубе. Эту честь я оставлю тебе, мой драгоценный братец. А вообще, ты говори, говори. Я тебя внимательно слушаю. О чём ты там со мной мечтал побеседовать?

+3

10

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/97261.gif[/AVA]
Редкая честь - получить приглашенье к беседе от самого Локи. Но Одинсон не успевает воспользоваться ей, как беседу самым варварским образом прерывают. Двери приоткрываются и в туалет с явной неохотой протискиваются двое охранников. У одного из них в руке "тазер" - Тор уже видел такую игрушку в свой самый первый визит в Мидгард. По-видимому они настроены серьезно, хотя один и быстро шепчет что-то на ухо второму, очевидно, напоминая, что они собираются напасть на супергероя, одного из спасителей Земли.
Тор не успевает остановить их: в его грудь и плечо впиваются несколько пчел-электродов. Их укусы болезенны - но тому, кто противостоял Эфиру и голыми руками сражался с Разрушителем, явно не фатальны.
Скрипнув зубами, Громовержец наконец получает возможность обратиться к ним с речью.
- Парни, я тут вообще-то с братом разговариваю,- перехватывая ладонью и отдирая от себя мелко искрящие проводки тем же жестом, каким бродящий по лесу снимает с себя паутину, он лишь качает головой. Электроды падают к ногам, а охранники пятятся, и на сей раз хватаются за ремни, ища что-нибудь посущественней. Но на сей раз Тор успевает поднять руку.
- НЕ надо. Ну правда, не надо. Мы поговорим и уйдем. Слышите?- видимо, в его голосе столько же убедительности, как в надвигающемся танке, потому что охрана вдруг застывает и, не мигая, смотрит на Громовержца. Может быть, колдовство Локи, а, может быть, причиною то, что Одинсон успевает подойти к ним в плотную, и его вид нельзя назвать полностью миролюбивым.
- Давайте так,- предлагает он, уперев руки в боки, и глядя на стражей порядка сверху вниз,- вы пока выведете людей, а мы с братом закончим разговор. Немного побудем здесь, и уйдем. И можете позвонить хозяину и пообещать, что ущерб будет компенсирован. Договорились?- вопросительный взгляд, взмах рукой,- и вот уже туалет снова пуст, а Тор, вернувшись на середину, принимается изучать зеркала. Ушел или нет?
Видишь, я тоже умею делать разные чудеса.

- Знаешь что, Локи, мне нужно еще выпить. Не останавливайся на достигнутом. Поговорим. Знаешь, я чертовски скучал по тебе,- продолжает Одинсон, задирая голову и принимаясь рассматривать потолок.- И я много хотел сказать тебе. С глазу на глаз. Например, что мне жаль. Я подлец и трус, что бросил тебя. Поэтому-то я и потерял тебя, брат. Поэтому мне так тебя не хватает. И мне нужна твоя помощь, Локи. В обмен на что угодно. Хочешь - буду завтрак подавать тебе по утрам в розовом ситцевом платьице. До конца жизни. Мне очень. Очень. Жаль. Так что, пожалуй, я выпью. Захочешь услышать что-то еще - приходи в бар... хотя ты и так, наверное, где-то там. Давай, приходи. Поболтаем, как братья.

Не дожидаясь ответа, он покидает помещение и выходит в зал, уже опустевший. Охрана сработала быстро, людей уже нет - и только прыгающий по стенам лазер свидетельствует о том, что недавно здесь бушевала шумная светская жизнь.
По пути ему попадается танцевальная клетка, которую он едва не нес по дороге (спущена наземь, чтобы могла выйти танцовщица) и Тор, в порыве мальчишеского пьяного любопытства заскакивает в нее, подтягиваясь на руках, поднимаясь к самому верху, к лампам, освещающим сооружение изнутри всеми цветами радуги.
- Нам с тобой не привыкать к клеткам, не так ли, братец?

Вылезает и проходит к барной стойке.
- Локи?- ладонь несколько раз похлопывает по спинке одного из высоких стульчиков.

Отредактировано Thor (2017-11-20 09:12:15)

+2

11

Стоит появиться в уборной охране, и Локи исчезает из зеркала, оставляя там лишь отражение Тора. Так что, шкафоподобные мужики, смотрят на последнего со смесью опаски и жалости. С братом он говорит, болезный. Наверное, всё же, током по спинному мозгу крепко дало. Или обломком по голове. Один, даже, кидает задумчивый взгляд на зеркало, потом осматривает разгромленное помещение, но, так и не углядев тут признаков "брата", качает головой и сочувственно вздыхает, прежде, чем выйти за напарником. И уже снаружи слышно, как он высказывается по поводу того, как жаль, что такой геройский герой и вдруг крышей двинулся.
Локи же беззвучно хохочет, едва ли не до слёз, наблюдая, как в брата, сначала, выстреливают из шокера, как того встряхивает от мгновенного разряда, и как, потом, смотрят бывалые бойцы на то, что он по-простому отдирает от себя наконечники проводов. И этот его дурацкий примирительный тон, каким, обычно, говорят с истеричными детьми, вышедшими наперерез в лесу хищниками и психами. Нет, определённо, обе стороны относятся друг к другу примерно одинаково. Как к опасным диким животным, с которыми надо ласково и аккуратно, чтоб не кинулись.
Дождавшись, пока с глаз скроются посторонние, Лафейсон мирно выходит из зеркала, стоит, знакомо качаясь с пятки на носок и обратно, улыбается брату нагловато и издевательски в ответ на взгляд. Явно же не оценил дипломатические способности будущего царя, по хитрой роже видно. Само собой, надеяться на то, что перед ним брат во плоти, Тору не приходится. Всего лишь, иллюзия. Снова, иллюзия. Иллюзия, пожимающая плечами на предложение выпить, понимающе ухмыляющаяся и качающая головой на признания. Определённо, Локи стоило бы сегодня нажраться до синих чертей. И вообще, объявить этот день праздником всех миров, ибо сам Тор Одинсон признал здесь и сейчас свою трусость и вину. Да ещё предлагает себя в роли личной горничной. Ну просто, золотая рыбка на посылках, да и только. Как в старой русской сказке. Только большая такая и мускулистая, да полом не вышла, но это, как раз, не самое страшное. Лафейсон даже задумывается, как бы его братец смотрелся в платье горничной, с чепчиком и двумя хвостиками. На каблуках. Последняя мысль заставляет его вздрогнуть и тряхнуть головой, а потом поспешить выйти - асгардский герой уже успевает, к тому времени, сбежать из уборной.
Выскользнув в зал отражением в зеркалах, Локи следит за тем, как Тор исследует клетку. Можно было бы в один миг запереть его там. Уже просто за это высказывание про клетки, от которого по спине бежит холодок и портится настроение. Сволочь, ведь не забывает же напоминать, наслаждается той ситуацией по сей день. Ладно, младший брат припомнит ему это. Много раз. А сейчас... Сейчас йотун удерживается от гадости. Клетка не удержит Одинсона дольше пары-тройки секунд, которые понадобятся, чтобы выломать прутья. И даже его магия не устоит против единственного удара молотом. Потому, даже силы тратить нет смысла.
Локи возникает в зеркале напротив, вышагивает из него, как из двери, подходит и устраивается на предложенном стуле. Он, всё ещё, морок. Настоящий невидим и неслышим для Тора и, наученный горьким опытом, позаботился о том, чтобы не быть найденным с помощью пары кривых рун, напоенных кровью. Впрочем, пряжка в кармане аса слабо-слабо нагревается, оказавшись недалеко от хозяина.
Стоит Тору самому устроиться на стуле, и перед ним опускается бутылка виски и стакан. Это не стоит большого труда колдуну. А ещё, вновь просыпаются лазеры и музыка, сейчас, тихая, не глушащая и не сбивающая с ног. И в клетке, закрывшейся без всякой помощи, принимается медленно танцевать знакомая по снам красотка, встряхивая золотой копной волос.

+2

12

Появленье девицы Тор встречает неодобрительным взглядом.
- Не надоело?
Он знает, что нельзя, неразумно принимать правила игры колдунов, но берет стакан и небрежно плеснув, наливает в него любезно предложенный напиток. Не потому что хочет расположить, выказать свое доверие, а просто... просто так. Виски отдает чем-то резким, и, правду сказать, это не его любимый напиток, но Одинсон делает долгий глоток, и вновь поворачивается к сидящему рядом существу.
Даже гадать не нужно - ненастоящий.
- Убери. Ее.

Снова утыкается в стакан, морщась, потому что виски дерет горло, пить его медленно нет возможности, а залпом нет никакого смысла. Его настроение портится с каждой минутой от доказательств того, чем на самом деле его видит Локи, и как все это закончится, еще не начавшись. Как и всегда - бесполезно. Бессмысленно. Стоит ли стараться, стучать в запертую дверь, окруженную стражами, замороженную вечным льдом, захлопнутую навсегда дверь с надписью "Хода нет"? Все, что он делал, всегда разбивалось об этот душевный холод, о ледяную броню, которую йотун возвел вокруг себя давно... очень давно. После того, как открылась правда? В детстве? Еще раньше? Или этот осколок льда, не растопляемый ни слезами, ни скорбью, и есть отличительная особенность всех их расы?

Он отставляет выпивку, и, тяжело опираясь локтями, вновь поворачивается к мороку.
- Знаешь, я всегда хотел спросить у тебя одну вещь,- взгляд какое-то время скользит по лицу копии, и Тор очень надеется, что настоящий Локи не видит в этот час его лица. Оно выдает его с головой, и как раз этого ему, всю жизнь стремившемуся вернуть брата, в эту минуту меньше всего бы хотелось.- То есть... у меня всегда было к тебе много вопросов.. как ты это делаешь... или что ты чувствовал, когда в очередной раз пырнул меня ножом? Притворялся ли ты все время, что любишь меня... и зачем это делал... ведь я любил бы тебя даже так, даже зная, кто ты... Это для тебя имело значение, не для меня!- кулак ударяет в широкую грудь; затем, словно потеряв на мгновенье способность дышать, Громовержец ослабляет воротник и едва не рвет его в судороге. Его голова наклоняется, и длинные пряди волос рассыпаются по столу, похожие на колосья на фоне блестящей черной поверхности.
- В общем... я очень много в чем упрекал тебя,- обретя способность продолжать свою речь, произносит он.- И, наверное, тебе тоже есть, что мне поставить в вину. Знаю, это смешно... смешно для тебя, но я так бы хотел обнять тебя, настоящего, посмотреть тебе в глаза - тебе, а не одной из твоих... кукол. И я... все еще многое бы хотел спросить... Но я понял, что все это не имеет смысла. Я люблю тебя, Локи,- две крупных капли падают на поверхность стола из его глаз, и, глядя на них, Одинсон начинает смеяться.
- Дурак, правда? Дурак. Ты сидишь где-нибудь в кресле, нога на ногу, и думаешь: "Братец - дурак". А я и не отрицаю. Такой уродился. Таким и умру. Никогда мне не быть таким великоразумным, как ты, чтобы никого. никогда. не впускать. к себе в сердце...- он снова смеется, и пальцами вытирает глаза, отчего еще несколько капель срываются с черных ресниц - единственного, что в их с братом лицах есть общего.

Через плечо вновь кидает взгляд быстрый взгляд на клетку и копию йотуна, а затем резко опрокидывает в себя остатки в бокале.
- Да сказал же тебе - убери! Лягается, как хромая кобыла! Может, чего другого, но танцевать ты никогда не умел, братец. Показать тебе, как это делается? А? Показать?
Злость и язвительный вызов блестят в его взгляде. Спрыгнув со стула, Одинсон быстро подходит к клетке, и протягивает руку, чтоб вышвырнуть оттуда замершую от неожиданности девицу. Но призрак тает - тогда он хватается за прутья и с силой подтягивается, чтобы встать на руках, вниз головой: волосы падают со лба, на обнаженных руках играют мускулы. Лихо спрыгивает и склоняется в язвительном полупоклоне.
- Хочешь еще? Тогда смени музыку.

Отредактировано Thor (2017-11-20 22:41:31)

+1

13

Если бы Тор был самую малость внимательнее, то почуял бы затылком пристальный взгляд. А если бы, он научился, давным давно, наблюдать за братом и его способностями, то совершенно точно знал бы, что Локи всегда видит глазами своих мороков, так что, его собственное выражение лица не остаётся для младшего брата незамеченным. И, для разнообразия, тот даже не смеётся. Да что там, он не комментирует и никак не проявляет своё знание.
На брата Локи смотрит с внимательным сочувствием, правда, несколько показным. Особенно, когда тот принимается сознаваться на полпути в своих любви и тоске, потеряв нить собственного вопроса, орошая слезами бесчувственный камень барной стойки. Наверное, Лафейсону стоило бы растрогаться, осознать, какой он  неблагодарный брат. Наверное. Если бы тот же самый Тор столько раз не высмеивал его, не задирал, не выставлял на посмешище перед своей компанией, никогда не защищая. Ну что он, право? Как можно пресечь насмешки Сиф? Она же подруга детства. Как и трое остальных. Им нельзя запрещать смеяться над младшим, чтобы не потерять меж них свой статус альфа-самца. А Локи? А что Локи? Простит, мы же братья и всё такое, а в самой глубине души его любят так сильно, что вот просто сил нет. Просто прячут всё это очень хорошо, чтобы не баловать. И вообще, он обязан был сам, сердцем, почувствовать эту глубоко-спрятанную, но такую огромную любовь. Йотун поморщился от неприятных мыслей, погасил их собственной волей, считая, что заниматься теперь местью за детские обиды было бы глупо, низко и сродни самому Тору и его уровню развития. Вот только, на фоне этих воспоминаний, слёзные признания в любви тонули в неверии и безразличии. Да, Локи давно покрылся коркой льда, и вовсе не потому, что был йотуном. О своём происхождении он и узнал-то только в тот час, когда Тор был изгнан в Мидгард. Лёд же, что обосновался в душе младшего принца, давным давно любовно взрастили Тор и Всеотец, свято веря в то, что они правы во всём и любимы всеми.
Локи улыбнулся, горько, отчуждённо, глянул в глаза Одинсону с привычной насмешкой - за ней замечательно получалось прятать всё, он был уверен, потому что, иначе бы брат так упёрто не звал его бессердечным и бездушным.
Ответить йотун, правда, не успел. Надежда всея Асгарда сорвался с места и дрессированным медведем ворвался в клетку. Даже иллюзию убрать пришлось. И чего так злится? Красивая же дева, да и танцует не по воле Локи, а  копируя то, что осталось в "памяти" клетки.
- Ну, как тебе сказать, брат? Это больше похоже на обезьянку в цирке, а не на танец. Впрочем, у меня есть идея. - Лафейсон посмотрел на аса, представляя себе желанный образ, а потом перевёл взгляд на клетку. И в ней, вновь, возник морок. Точная копия самого Тора, только с завитыми хвостиками, чепчиком и в платье, том самом, горничной.
- Танцуй, этот повторит за тобой. - Хихикнул Хитрец. По его воле изменилась и музыка, так явно отдавая чем-то из стриптиз-бара, что сомнений в выборе танца не оставалось.
- Хотя, ты всё ещё можешь прекратить корчить из себя дурака, которым так упорно себя зовёшь, но в которого я давно не верю. И, наконец, задать свой драгоценный вопрос, вокруг которого ты только что устроил танцы с бубном и показательные выступления со слезами, а сам вопрос мне так и не задал.

+2

14

Движением руки Громовержец развеял и это новое видение. Закинув голову, заведя руки за затылок, сжимая череп, несколько мгновений стоял, ухмыляясь. Смеясь беззвучно. И правда, было смешно. Он, кого называли великим, надежда и Страж Асгарда, был смешон даже самому себе. Что уж говорить о том, кто смотрел сейчас на него.
Он чувствовал это. Но это уже не имело значения.

Странно, он чувствовал облегченье. Наверное, именно так чувствует себя безнадежно влюбленный, получивший отказ. Так чувствует себя врач, когда у него на руках умирает кто-то больной, или искалеченный в жарком бою. Так чувствует себя ребенок, которому сообщили, что пес, которого он пытался выходить и отказывался отдавать на убой, наконец издох.
Теперь все на своих местах: дорогой брат ясно ему показал, каким видит его.
Спасибо за этот урок. Ты хороший учитель.

Он выпрыгивает из клетки, отряхиваясь, приводя в порядок волосы, вновь становясь собой: спокойный, самоуверенный, именно тот, которого все знали в Асгарде, тот, каким надлежало быть принцу, наследницу трона. Который однажды, в мальчишеской запальчивости, дал обещание перебить всех йотунов своему умершему брату.
А обещания надо выполнять.

- Вопрос?- возвращаясь на место и щелчком отбивая горлышко первой попавшейся бутылке, повторил он.- Ах, да, вопрос, который я так долго пытался задать. Он, видишь ли... больше не нужен. Ты уже ответил мне на него. Твое здоровье!- с усмешкой Громовержец поднимает наполненный до краев стакан, и, по случайности или нет, смотрит прямо туда, где, скрытый во тьме, прячась в тенях, вечно скрывая лицо за маской, стоит колдун.

- Ты смешной.

+1

15

- Как знаешь. - Пожал плечами Локи, позволяя видению растаять. Он почувствовал перемены в настроении брата. Наверное, стоило расстроиться, ведь с таким Тором было совершенно невозможно шутить. Он становился до отвратительного правильным и не поддавался на провокации. Но иногда даже ему, Хитрецу, надоедало устраивать вечные розыгрыши, так что, по большому счёту, не то чтобы Лафейсон был сильно расстроен такой переменой.
Один его взгляд в сторону музыкальной рубки и музыка, так же, стихла. Погасли лазеры, мельтешащие перед глазами цветными всполохами, осталось лишь ровное, приглушённое освещение, в котором так просто было прятать взгляды, выражение лица и тени.
Локи улыбнулся, проследил взглядом за бутылкой и покачал головой.
- Решил объявить мне войну, братец? И как, изведёшь тварь или за волосы поволочёшь в Асгард, чтобы швырнуть к ногам Всеотца, выслужиться? - Он смеётся и тянется через барную стойку. С полки срывается бутылка с тягучим, жёлто-зелёным ликёром, за ней увязывается стакан. Йотун наливает себе и делает несколько глотков. Цвет жидкости похож на цвет его плаща. И глаз, когда Локи особенно-зол. Но сейчас,в  полутьме, если присмотреться, они сумрачно-серые и зелень едва пробивается сквозь плотный клубящийся туман. Нет льда, как ни странно, только тени и туман.
- Как быстро ты отбрасываешь те огромные чувства, в которых только что признавался. Или, не такие уж они огромные? Удобный карманный вариант, хочу - надую, хочу - сдую. Можно похвастаться размером и объёмом, а когда не нужны, спрятать в карман или забыть в углу прикроватной тумбочки? Что ты вообще знаешь о том, что у меня тут, Тор? - Локи проводит кончиками пальцев по груди, улыбается поверх стакана зло и гадко. Так же гадко, как ощущает себя от всех этих признаний и обид, от страшного, мерзкого ощущения какой-то липкой грязи, которую он сам вокруг себя и создал. Или, не только он. Паутина. Липкая, мерзкая, запылившаяся паутина. Йотун передёргивает плечами и морщится, снова делает большой глоток зелёного и жмурится, переводя дыхание.
- Чем же я смешон, братец, позволь узнать? - Локи, тоже, заинтересованно смотрит в том направлении, куда, только что, был обращён взгляд Тора.

+3

16

- У тебя?
Тор улыбается, словно ему и правда смешно. Ну, может быть, не смешно, а так, просто забавное наблюдение. Оно и в самом деле забавное, если учесть, что надежда, которую он хранил столько лет, только что умерла - и вот теперь, кажется, случилось то, на что он надеялся. Так, наверное, и бывает. Когда чего-то хочешь так сильно, то, когда получаешь, оно кажется крошечным в сравнении этой надеждой.

Хотя ярких огней больше нет, он поднимает стакан и принимается через него разглядывать Локи. Темная жидкость придает лицу брата зеленоваты оттенок, похожий на труп, тот самый, который являлся к нему, чтоб не давать ему спать по ночам. Обида дает о себе знать, ему хочется сделать больно спрашивающему... вот только - еще одно забавное наблюдение - никакая чужая боль не вылечит его собственных ран, не вернет потерянных близких.
- Ну откуда мне знать, что у тебя в груди, Локи,- отвечает он, сделав глоток, и опять смотрит на йотуна, или кто он там был, через призму терпко пахнущего напитка.- Предполагается, что у тебя там должно быть сердце. И ты, наверное, думаешь, что оно, это сердце, давно поросло диким мхом, и оделось камнями от боли. Больше того - ты периодически подбрасываешь туда камни... ну как дети таскают ветки в костер. А на самом деле там просто живет потерянный маленький мальчик, которого я когда-то любил. Плачет иногда, потому что ему одиноко. И жалуется, а ты затыкаешь ему рот. Ты, колдун, и в этом ты преуспел. А смешной ты.. ну потому, что надеешься, что убив этого мальчика, ты обретешь вожделенную свободу. Но это ведь глупо. Ты такой глупый, что это просто смешно. Дай-ка,- мужчина протягивает руку, и бесцеремонно тянется пальцами к тому месту, на которое указывает собеседник.
Полностью уверенный, что встретит кончиками ногтей пустоту.

+2

17

- О, старший братик, впервые в жизни,  решил препарировать мою душу. Это почти мило, Тор. Только ты не ответил, что намерен делать со мной, когда схватишь. Этот вопрос, знаешь ли, волнует меня куда сильнее, чем те гадости, что ты там обо мне, в очередной раз, надумал. Хорошего, всё равно, ничего не выродишь. Всегда же виноват Локи, да? - Йотун смеётся, салютует стаканом и отхлёбывает ещё приторно-сладкого пряного ликёра, запах которого щекочет ноздри даже Одинсону. Он читал, что мидгардцы придумали этот напиток сотни лет назад, когда искали эликсир вечной жизни. Эликсира не вышло, а вот ликёр получился славный, а главное, очень полезный. Ну что же, стоило снять пробу и оценить, наконец, этот эликсир.
Легко отстранившись от прикосновения, даже не двинувшись толком, просто сделав так, что расстояние между ними оказалось ровно настолько больше, чтобы рука Тора хватанула воздух сантиметрах в пятнадцати от груди, Локи, вновь взглянул на балкон.
- Ты там кого-то усмотрел? Или ждёшь подмогу, брат? Старка? Капитана? Или привлёк, в этот раз, кого-то новенького? Расскажи мне, что там такое интересное, а то мне любопытно. - Он смеётся, а потом, вдруг, спохватывается.
- Ах да, я же кое-что тебе обещал. Хотя, с другой стороны, это ведь не ты меня нашёл, а я сам тебя выследил и решил поприветствовать. А ты... Ты, всё ещё, меня ищешь, Тор. Правда? - Лафейсон, совсем по-детски, закусил губу, с полуулыбкой наблюдая за братом.
- А ведь я дал тебе подсказку. И она, всё ещё, в силе. Но ты так и не понял меня, а потому, я не думаю, что ты заслужил исполнение моего обещания.

+2

18

Слова о том, что сам Локи выследил его - значит, искал, значит, не так все равно, как он пытается показать - вызывают лишь короткий смешок. Он глубоко вдыхает, втягивая ноздрями запах алкоголя - материальный, как и стакан, из которого исчезает вполне материальный напиток. А потом отворачивается, опираясь локтями о стойку, откидывается на нее, почти ложась, окончательно оборотый усталостью от бесконечной игры. А, может, от алкоголя.
- Ищу, Локи? Нет, уже не ищу. Столько усилий, чтоб убедить меня в том, что мой брат мертв... 1:0. Ты победил. Враг разгромлен. Остались лишь призраки... эта девка, ты призрак, который зачем-то пытается утверждать, что он - Локи. Скажи-ка,- вдруг повернув голову, с усмешкой спросил он.- Тебе понравилось... тогда? Ну, помнишь: "Придешь ли ты теперь ко мне, братец"? И дай мне еще стакан, пожалуйста.

Он окончательно сползает на стуле, каким-то чудом удерживаясь, распластавшись на глянцевой поверхности словно большая, со светлыми крыльями птица. Волосы льются по плечам, по кожаной куртке, рассыпаются, когда он перепахивает их широкой ладонью.
Кажется, судьба всего мира перестала его интересовать в сравнении с этой возможностью просто лежать, сохраняя неестественное равновесие, перегнувшись назад, и рассеянным взглядом скользить по потолку.

- Помнишь, однажды мы говорили с тобой о любви, Локи... ты горячился, рассказывал, что есть восхищение магией, есть упоение, есть, наконец, восторг обладания существом неизведанной силы. Хвастался... А вот сейчас я понял: твоя беда в том, что ты воспринимаешь любовь, словно вещь. Ну, вещь, которая может быть меньше, больше, которую можно, как ты говорил, забыть дома, засунуть, и что там еще? Но дело в том, малыш, что это - не совсем вещь. Если ты ты сам любил, ты бы знал это. Именно потому я не стал бы тебя держать, если б поймал, тем, где ты больше всего боишься. В заточении, или в клетке. Но и отпускать бы тебя я не стал. Я убью тебя, Локи, когда найду. Просто убью. Ты заслужил это, брат. Ты ведь знаешь, что такое ритуал связыванья? Так что утешься: твоя смерть не останется неотмщенной. Я думаю, мать этот сделала, чтоб уберечь тебя, когда Всеотец решился... избавиться от соперника. Связала тебя и меня. Пожалуйста, передай мне стаканчик.
Он вытянул руку, перебрасывая ее через стойку, и требовательно пошевелил пальцами. Ладонь оказалась почти перед самым носом Локи; пальцы раскрылись. На одном из них было обручальное кольцо.

+2

19

Позже, Локи и сам не смог бы объяснить, что именно его так разозлило. Не то укоры в незнании любви от человека, что считал, что любя, можно издеваться, то ли угрозы убийства его лишь за то, что он - это он. А может и то, что Тор не желал признать его живым. А может всё вместе, помноженное на ненависть к Всеотцу и его тайным игрищам с чужими судьбами во благо себе любимому. И кто, после этого, мог считаться трусом и подлой тварью?
Первый стакан пролетел в паре миллиметров от носа Тора и врезался в пивной кран сбоку, разлетевшись на куски. Но этим Локи не ограничился. Сначала стаканы и бокалы, а за ними и бутылки стали слетать с места, будто невидимый бармен резкими толчками бросал их с места. И все они летели в Одинсона, разлетались на осколки и брызги, всякий раз минуя его едва-едва.
Сам Локи сидел неподвижно, сжав побледневшие губы в тонкую злую линию. Его глаза сияли тем самым зеленым огнем, на который был так похож цвет ликёра. Да ещё, отдавали внутри зелёным арктическим льдом, какой намерзает лишь из морской, солёной, как слёзы, воды. И, если сами глаза казались ледяными и огненными одновременно, то внутри их плескалась та самая детская обида мальчишки, почему-то, оставленного на обочине отцом, видящим и любящим только своего старшего, вечно-дразнимого друзьями брата и самим братом.
Локи не проронил ни слова, методично разбивая всё, что бьётся в непосредственной близости от головы Тора. Последним в сторону аса полетел огромный толстый бокал под пиво. Прямо в лицо. Правда, остановился, как от встречи с преградой, в миллиметрах от лица, медленно вращаясь.
- Такой подойдёт? - Ледяным и безжизненным тоном поинтересовался Локи, вставая со своего стула.
- Извини, мне пора. Убьёшь меня в другой раз, братец. Сегодня у меня неподходящее настроение для встречи с Хелой.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-21 02:32:31)

+2

20

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/97261.gif[/AVA]
Громовержец тоже поднялся, осторожно обогнув бокал, едва не превративший его нос в лепешку. Однако эта неприятность тут же забылась, как и разгромленный бар, как и все прочее, что они говорили и делали друг другу весь вечер: призрачные шлюхи, призрачные разговоры, упреки, за которым скрыто было то, что ни один так и не решился произнести. Вопросов, как всегда, больше ответов.
Кроме одного.
Сейчас он твердо знал, кто перед ним.

- В другой раз...- блестя глазами, повторил он слова йотуна так, что даже их лед, кажется, воспламенялся, и от него начинали разлетаться искры. Напряжение в комнате можно было резать ножом, и от этого сердце мужчины яростно заколотилось; его взгляд столкнулся, едва не со скрежетом ударился в колдовские зеленые глаза. Расправив плечи, и упирая руки в мощные бедра, он протянул, выдыхая, как будто бы гнался за тем, к кому обращал свою речь. Гнался долго, и не собирался останавливался.
- Ты не уйдешь от меня, Локи. Памятью матери клянусь, ты не уйдешь от меня. В других мирах, в другом времени, на том свете - прислушайся, и услышишь мои шаги.
Он облизнул пересохшие губы, и сделал шаг навстречу все еще глядящему на него с презрением колдуну. Один шаг и второй. Вытянутая рука то грозила поймать за полу одеяния, то просила.
В глазах Громовержца бились молнии и сверкал небесный огонь.
- Беги, Локи,- тихо, едва ли не шепотом, улыбаясь, проговорил он.- Беги, пока еще можешь. Беги.

Отредактировано Thor (2017-11-21 02:37:52)

+1

21

Бокал медленно опустился на барную стойку, стоило только Тору обогнуть его. Можно было и уронить, но Локи решил приберечь тяжелый снаряд на всякий случай целым.
На протянутую руку брата он взглянул, выгнув бровь и брезгливо скривив губы, еще и отступил на шаг, будто боясь, что эта рука его коснётся. Запачкает. По крайней мере, судя по выражению лица йотуна, именно это его и тревожило. Брезгливость физическая, сменилась моральной, а потом, и вовсе, презрением. Локи вскинул взгляд на брата, долго смотрел в ответ с отчуждением, холодной насмешкой и, наконец, снизошёл до ответа.
- Ты мне угрожаешь, Одинсон? - Впервые он вообще назвал брата вот так. Никогда прежде не звучало из его уст столь официального обращения. Ещё и губу вздёрнул, не то от отвращения, не то злясь.
- И что же? Будешь идти по следу, как шавка? Вынюхивать? Лаять в спину? Или глотку перегрызёшь? Хорошую гончую воспитал себе Всеотец. Верную. - Лафейсон вздёрнул подбородок, усмехнулся надменно, потом, вдруг, сменил взгляд, присмотрелся к Тору. Точнее, куда-то, явно ниже уровня глаз последнего. А потом медленно протянул руку, ладонью вверх и поманил. Пряжка, почти раскалённая от близости хозяина, с гулом натянутой струны выскочила из кармана, зависла между ними, рассыпая искры. Локи вздохнул, сотворил в воздухе знак, разбивая остатки рунной магии на своей вещи. И сомкнул на пряжке пальцы, сейчас по-йотунхеймски синие, ледяные. Металл зашипел, охлаждаясь, а Хитрец даже не поморщился. Только рука медленно приобрела прежний, человеческий цвет.
- Если не возражаешь. Это подарок. Она дорога мне. - Хмыкнул он, мазнув взглядом по брату. Обойдя Тора, Локи вернулся к стулу, снял со спинки пиджак и, на ходу его надевая, прошёл (вновь) мимо, теперь в сторону выхода.

+2

22

Громовержец не сделал ни одного движения, чтоб остановить. Зачем? да и как? Перебороть магию Локи не могли и лучшие колдуны — как он, всегда опиравшийся на силу, мог надеяться удержать того, кого даже не мог отличить от его собственной тени. Усмехаясь, низко наклонив головы, он следит, как Локи следует его приглашению. Сбегает. В очередной раз. Именно сбегает, не удаляется, и не исчезает, как он это любит. Сбегает, словно мальчишка. Без показного величия. Суетливо.
Такое на его памяти первый раз.
Неужто неуязвимый колдун первый раз задет чем-то еще, кроме старых обид?

Поэтому он то ли спрашивает, то ли бросает с горечью, отворачивая лицо.
- Похоже, пряжка - единственное, что тебе дорого, сын Лафея.

Отредактировано Thor (2017-11-21 11:08:20)

+2

23

- Да, Тор, единственное. Подарок матери. - Безразлично кидает через плечо Локи.
- Я бы, конечно, забрал ещё пару сотен, а то и тысяч книг из асгардской библиотеки. Они мне дороги. Но, вряд ли, кто-то отдаст мне их. Да и я, всё ещё, надеюсь, что среди асов начнут рождаться те, кому развивать мозги будет не менее важно, чем мускулы. Пусть для них стоят. - Лафейсон проигнорировал указание на своё происхождение, надел пиджак и аккуратно убрал пряжку в карман.
- Или надеешься услышать от меня, как ты мне дорог? - Едкий смешок и Локи оборачивается через плечо, глядя на брата скептически и, даже, издевательски.
- Я же йотун, какие могут быть тут чувства? У меня нет души и ледяное сердце, полное злобы, хитрости и ненависти. Да и своя шкура дороже, а признания в жажде убийства никак не добавляют любви. Живи себе, наследник Асгарда, пей, женись, дерись, воюй с врагами, займи трон, когда придёт время. Я не покушаюсь на твой Асгард. Меня в твоей жизни вообще больше не будет. Поэтому да, я забираю пряжку, подсказки тебе больше не нужны. Как и мои доказательства чего-то там. - Локи отвернулся и пошёл прочь.

+2

24

- Ну и катись к йотунам!

... Тор отворачивается, чтобы не видеть, как дверь перед тем, кого он когда-то считал братом, и кто только что дважды отрекся от него. С насмешкой. Жестоко. Впрочем, когда было иначе? Когда Локи мог предпочесть своим обидам протянутую руку, а возможности отомстить и унизить - прощенье и мир? Никогда. Однажды. И то оказалось неправдой.
Как скряга, он трясся над своими обидами, бережно сдувая с них пыль, словно с сокровищ; так и засохнет, словно дракон в пещере, в броне из золота. Непробиваемый, неприкасаемый...
Гордись.
- Принцесса на горошине, йотунова мать,- бормочет он про себя, разыскивая среди битой посуды хотя бы одну целую кружку. Той, что недавно висела с воздухе, вращаясь, как земля вокруг своей оси, даже пальцем не хочется касаться. Колдовские штуки. Морок. Ложь. Маски. Притворство.
- Паскуда синерожая, маг-недоучка,- не находя ничего, он с нарастающим бешенством швыряет в угол бутылку, с трудом отысканную среди разгрома. Та попадает в полку над баром, та лопается, и каскад перебитых бутылок начинает сыпаться вниз, разбрызгивая по полу остатки былого. Последней летит абсент, на который Тор положил глаз давным-давно. Да что ж за непруха!

- И буду! Буду царствовать, и женюсь, и всем рога пообломаю! Тебя не спросил!- рявкает он неизвестно кому, с почти детской обидой принимаясь расшвыривать в стороны побитые бутылки, и чудом уцелевшие стулья. Последний летит низко над полом, выбивая страйк по группе у столика с забытыми кем-то бутылкой шампанского в большом серебристом ведерке.
- Тебя забыл попросить, мелкий говнюк! засранец!- продолжая выкрикивать эти обидные, но до странности потерянные слова, он, наконец, обессиленно опускается на пол, прямо посреди алкогольной лужи, не замечая, что осколки норовят впиться ему в бедра и ягодицы сквозь брюки; падает, закрывая лицо руками, и утыкается в сложенные ладони.
Пусто. Темно. Никого вокруг.
- Сраный йотун...- выдавливает он последнее, похожее больше на просьбу, чем на крик или шепот ненависти; просьбу, которую так и не решился произнести.
Темно. Никого. Навсегда.

Отредактировано Thor (2017-11-21 14:36:26)

+3

25

За каких-то несколько минут, элитный бар превращается в настоящие руины, отовсюду несет разномастным алкоголем, который неторопливо испаряется, повисает в воздухе пьяным дурманом. Хрустят осколки от любого малейшего движения, рассыпая вокруг себя сияющие искры. Если кто сейчас и похож на дракона, так сам Тор, сидящий на куче сияющих камушков и злобно рычащий в пустоту вокруг.
В приступе бешенства он уже не увидел, что ни за какую дверь Локи не вышел, просто растаял очередным призраком. Не увидел он и черной фигуры с унесённой бутылкой шартреза и стаканом, устроившейся на балконе VIP-зала, наблюдающей за представлением.
"Сраный йотун, говоришь? Так зачем он тебе сдался?" Это даже не злит, хотя, за одного только мага-недоучку можно было бы показать братцу, кто тут недоучка, погрузить его в магический вихрь, отомстив за такое обидное утверждение десятикратно. Локи отхлёбывает из стакана и просто смотрит. Он любит посмеяться над братцем, любит довести его до отчаяния и наслаждаться его болью, чего уж врать самому себе? Но, бывает и так, что даже его, бога хитрости, не радует полученный результат. Как сейчас. И, ведь, даже не поймёшь почему. Вроде, хотел наказать за угрозы смертью. Наказал. Сделать хотел побольнее? Сделал. Всё, как в лучших фантазиях. Да вот только, плачущий и сломленный Тор не греет душу. Рыдал бы он над осколками своей асгардской власти, своего благополучия, силы, был бы гоним теми, кто недавно заглядывал в рот - и Локи хохотал бы от души. А вот так? Почти, как на пустошах Свартальфахейма, когда возможная гибель Одинсона не грела, а отзывалась неприятным недовольством. Это злит. Словно, он, Лафейсон, сам с собой не в ладах. Но ведь это не так, он чётко знает, чего хочет, кого ненавидит, о чём мечтает, даже, кого любит... Или, может так быть, что  и он тоже запутался? Йотун встряхивается и залпом выпивает остатки зелёного ликёра, гоня прочь дурацкие вопросы, с которыми недолго и раскаяться, а потом податься в верные соратники золотого асгардского мальчика.

- Успокоился? - Голос раздаётся прямо над Тором. Стакан с зелёным опущен на уровень глаз аса, и держит его не магия, а знакомая рука. И, вроде, сидит Одинсон посреди стеклянной россыпи осколков, но того, как подошёл брат, не услышал бы, даже очень постарайся. Локи стоит по правую руку, на шаг позади.

+3

26

Кажется, Тор не слышит его. Сидит, не шевелясь, так как сидел, ладонями прикрывая глаза, локтями упираясь в высоко поднятые колени. Ничего не говорит и не делает, просто сидит. Широкие плечи подрагивают, словно в попытке сдержать прерывистое дыхание. О чем думает? Может быть, послать этого зарвавшегося поганца подальше? Развел ту шекспировскую трагедию, уходит, приходит... Может быть, отомстить за свои унижения? Никто никогда не смел унижать его так, подсовывать воображаемых шлюх, а потом из него самого делать потаскуху в розовом чепчике. За такое убить мало - и он потягивает плечо, словно оно затекло, или он разминается, подготавливая один, но убийственный удар. Или просто врезать, раскатать по костям острую, смазливую физиономию, чтобы потом тыщу лет вспоминал, поправляя сломанный нос: такие вещи срастаются долго, и у богов ничуть не быстрее, чем у простых мальчишек. Просто игнорировать? так постоит и уйдет же, сволочь. А ведь не хочется, чтоб уходил, и сам он не хочет, и знает, что Тору не хочется, а Тор знает, что он знает... и так по кругу.
Никто ничего не говорит, оба дуются, как хомяки, до последнего пытаясь друг друга переломить: кто слабей, кто из них первый поддастся. Старший брат, который всю жизнь прикрывал его, или Локи, который привык, что за пакости, за издевки ответит другой,- оттого и вырос таким безответственным, существом, для которого нет никакой связи меж преступлением и наказанием.
Кто еще золотой мальчик тут?

В конце концов он поднимает руку, складывая пальцы так, чтобы в них можно было поставить стакан.
- Помнишь, как мы хотели украсть пиво у Браги из кладовой, а Вольштагг грохнулся, и выбил задницей дно у большой бочки,- хмыкает он, и звук больше похож на то, как втягивают непросохшие слезы, когда не желают их показать.- Запах был примерно такой же. Зато потом хвастался, что купался в эле. Да и мы все тогда хвастались... правда, сидеть после этого денька два не могли. Все, кроме тебя,- уточняет он, делая длинный глоток, и морщась, ощущая как липкая сладость шартреза проникает в горло и щиплет язык.- Асы и альвы, как ты это пьешь? Попа не слиплась?- он слегка поднимает голову, скорей обозначив, чем действительно бросив взгляд в сторону собеседника.
- Ах, ну да. Ты же йотун с ледяным сердцем, и ледяной задницей, и внутри тебя ад замерзнет,- пародирует он недавнее заявление, беззлобно, с одной лишь невидимой горькой усмешкой.- А еще ты ничем не дорожишь, и тебя в моей жизни больше не будет. Я все верно расслышал?- на сей раз он действительно поднимает лицо, снизу вверх через плечо глядя на стоящее над ним существо. Несколько мгновений смотрит на него со смешением задора и вызова, а потом произносит, уже не скрывая боли - всей боли, которую им двоим удалось причинить друг другу за это короткое время.

- Это правда? Локи? Ты правда...- осекшись, он умолкает, а затем резко отворачивается и утыкается в свой стакан. Долгим глотком отправляет внутрь всё мерзкое, сладкое пойло, замахивается, но передумывает, и просто ставит стакан на пол.
- Не стоит. Пожалуй, он тоже мне дорог. Его ведь подал мне брат,- кажется, от этих слов у него болит горло, словно бы выпитое было чистейшим ядом, который он, по доверчивости, осушил.

Отредактировано Thor (2017-11-21 15:51:21)

+2

27

Локи не реагирует никак. Не хмыкает, не кривит губы, не усмехается и даже не злится. Он молча ждёт, переламывает то самое упорство драгоценного братца, знает, что перегнёт, вынудит отреагировать и взять поданное. Не возьмёт, выбьет - ну, тогда Локи просто уйдёт и всё. Для него в этом нет ни поблажки, ни слабости, ни, тем более, унижения. То, что брат считает призрачной шлюхой - его собственная проекция, так что, он вправе обижаться не меньше, когда ему так легко вешают подобный ярлык. Не обижается. Слова - пыль, абсолютно не касающаяся его. Тем более, столь мелкие и жалкие оскорбления. И он ждёт, готовый так простоять хоть всю ночь, но заставить Тора сдаться и отреагировать.
А после, так же, молча, ставит стакан в подставленную ладонь. И снова, смотрит нечитаемо, как смотрела бы статуя, без всякого выражения. И молчит. Воспоминания, тоже, пыль, не имеющая никакого значения. Тем более, воспоминания, абсолютно ему не дорогие. В них нет ничего ценного или любимого, поэтому, уделять им силы просто не хочется. Он и на вызов во взгляде брата не реагирует, только пожимает плечами на вопрос о напитке, мол, пью и нравится. А может, отвечает на другой заданный вопрос. Более важный. Не разобрать.
И только, когда Тор отворачивается, ставит стакан, йотун отмирает, молча разворачивается и садится, спиной к спине, не подпирая, но так близко, что тепло чужой спины можно почувствовать через слои одежды.
- Я не получил тогда, потому что не намеревался красть эль. Я его не пью. Ты тогда утащил меня с собой под угрозой отобрать книгу, если забыл. - Локи говорит спокойно, без эмоций или претензий, даже без иронии, казалось бы, сопровождающей его даже на смертном одре.
- Правда, Тор. Не вижу смысла оставаться в жизни того, кто считает меня выродком и ненавидит только за мою природу. Я нужен тебе только для галочки. Или для статуса. А может, как трофей и личный враг, которого необходимо победить для осознания собственной значимости. И любое зло ты припишешь мне, не задумываясь, даже, если я в этот момент лежал при смерти или был на другом конце вселенной. Просто потому, что в твоей системе ценностей я всегда остаюсь врагом.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-22 01:19:20)

+2

28

- Ну дурак! Ну почему ты такой дурак?!- только что намеревавшийся пощадить стакан Тор в сердцах опускает его на пол, громко стукнув донышком. На миг испугался, не разбился ли,- нет, не разбился, целехонек; и, еще сжимая его в руке, Одинсон резко встает, свободной рукой ловя руку йотуна. Кажется, тот не сопротивляется - и тогда ладонь Громовержца обхватывает его шею привычным движением, без страха и спроса притягивая, практически подтаскивая упрямца ближе.
Не уйдешь. Только не сейчас. Нет.
Он наклоняет голову, пытаясь найти изменчивый, равнодушный взгляд зеленых глаз.
Пожалуйста, не уходи. Прошу тебя.

- Локи, почему ты такой дурак?- он наклоняется, упираясь лбом в лоб сопротивляющегося мальчишки, упрямого, словно ослик; все тот же, каким он и был с самого детства. Сильные руки превозмогают разъединение, обхватывают, притягивают к груди, словно пытаясь согреть; он прижимает к себе воскресшего из небытия брата почти по стоном, зажмурившись, мысленно моля его лишь об одном - не исчезать, не оставлять его одного, словно это опять тот же страшный пугающий сон. Стакан выпадает из рук, но Тор этого даже не слышит, захваченный чувствами, которых боялся, и с которыми не может и не желает справиться. Он говорит что-то еще, тихо смеется, утыкается в ухо и в кромку темных волос, вдыхает знакомый запах. Или же это все таки сон? Так хорошо, что ему даже не верится. Так не бывает. Давно уже не бывало. Только бы не ушел. Не сбежал. Не испугался.
Кажется, будто в груди вот-вот взорвется вулкан. Сладкий ликерный вкус наполняет рот. Твердые руки удерживают змеиную хрупкую голову, подавляя сопротивление; под его пальцами бьется на шее предательски вздувшаяся венка. Переведя дух, он на мгновение отстраняется от лица Локи, заглядывая в него - живой? все еще он? что-нибудь изменилось? Или опять морочит, играет чужим разумом, как всю жизнь привык играть магией и чужой судьбой.
- Скажи, что ты будешь со мной, Локи.

+2

29

- Не смей называть меня ду...! - Вскидывается Локи и охает, сбиваясь с дыхания от рывка, дёргается, пытаясь вывернуться, уверенный, что будет драка. Драк он не боится, умеет за себя постоять, на равных с Тором. Но драться ему просто не хочется, это, словно, распишется в том, что всё вернулось на круги своя и они с братом, по-прежнему, стоят друг против друга, но по разные стороны баррикад.
Но удара не следует, хотя, хватку на шее никак не назовёшь дружеской. И Локи шипит, точно, как змей, смотрит колко и зло, напряжённый,вытянутый струной, чуть ослабь внимание и кинется, укусит, а потом вырвется, утечёт тонкой змейкой из рук и больше не дастся. Ещё больше, чем на змею, он сейчас похож на кота. Очень злого уличного котяру, который может располосовать мясо на руке до кости, кинуться всеми четырьмя лапами в лицо, норовя снять скальп с врага.
Впрочем, не вырвавшись, он меняет тактику, замирает, не рвётся больше, мрачно и тяжело глядя в глаза. Наверное слушает. А может, высчитывает, когда и как нанести удар, чтобы изменить расстановку сил одним махом. Привычно ткнул бы под рёбра кинжалом, он это умеет отлично, а руки брат не посчитал нужным скрутить. Не тыкает. Вздрагивает от близости Тора, пытается уйти от горячего дыхания, от прикосновений, от дурацкого шёпота на ухо.
И смотрит, вновь, в глаза, стоит асу в них заглянуть. Мрачно, исподлобья смотрит, явно не оценив порыв, не готовый ко всем этим медвежьим объятиям насильно. Ну кот и есть, сам придёт, мазнёт спиной по ноге, но попробуй взять на руки - нашипит и вырвется, и больше не подпустит.
- Снова командуешь, Одинсон? - Цедит он сквозь зубы на последнее. - Найди себе другого врага, я не хочу им быть. От брата ты отрёкся. А жена у тебя есть уже.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-21 16:36:41)

+3

30

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/34354.png[/AVA]
Живой. Настоящий. Шипит и плюется. Но он.
Не призрак, и не сновидение.
Он смеется, не зная сам, почему. Дурацкая шутка? А, может быть, просто от счастья? Почему же ты не смеешься, Локи? Ты же так любишь смеяться. Всегда любил. У тебя был такой звонкий смех, Локи. Ты что, забыл, как это делается?
- Глупый. Какой же ты глупый.
... Пальцы проходятся по скуле, такой острой, что от прикосновения можно порезаться, очерчивают узкую челюсть, снова захватывают за шею, перебирают темные волосы. Маленький брат, все такой же упрямый, как в детстве, такой же кусачий, такой же стремящийся доказать, что потянет ношу, способную раздавить его. Перестань. Не сопротивляйся, Локи. Зачем ты брыкаешься, словно конь? Куда ты все время бежишь? Неужели так сильно, настолько по горло надоел тебе со своею смешною опекой твой старший брат?
- Глупый...

Громовержец... Тор смотрит на него с ласковым укором. Кто из нас двоих скован цепью законов? Ты, так любящий хвалиться свободой, или же я, проживший всю жизнь в клетке отцовых запретов? Кто из нас двоих больше свободен? Ты, цепляющийся за свое прошлое, как за спасательный плот, или я, у кого на руках осиротевшее королевство? Ты хотел видеть будущее, Локи - так идем, я отведу тебя к нему. Я вижу его, вижу для нас двоих с тобой, вместе.

Он снова наклоняется вперед, стремясь почувствовать тепло, исходящее от лица брата. Красивый. Ты самый красивый на свете, Локи, ты знаешь об этом? Лоб, как большая гора, ясные глаза, ресницы, как крылья бабочек... Маленький брат, которого он когда-то держал на руках теплым комочком. Теперь такой взрослый. Со столькими демонами внутри.
Мои демоны тоже во мне, Локи. Обычно они молчат. Но не теперь. И ты - главный из них, потому что в твоих глазах я сейчас вижу себя. Свою боль и свое недоверие. Страхи и желания.

- А иначе? Не в качестве жены?- улыбаясь, он наклоняется, и тут же снова отшатывается, словно боясь спугнуть птицу, сидящую на руке. Взгляд улыбающийся и тревожный, потому что до сих пор Одинсон ждет, что все закончится, Локи взбрыкнет, и снова сбежит, чтобы исчезнуть, на этот раз навсегда. Его пальцы судорожно сжимают плечо брата, поглаживают лацканы пиджака. Не уходи, Локи. Останься со мной, я прошу. Ты мне нужен. Пожалуйста. Я... прошу тебя.
С некоторым запозданием он понимает, что сказал это вслух.

- Ты ведь останешься? Ты ведь останешься, Локи?

Отредактировано Thor (2017-11-21 18:31:35)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » You can make me die - I can make you cry


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно