ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [08.09.2016] Шла лесною стороною...


[08.09.2016] Шла лесною стороною...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Шла лесною стороной...
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://miriadna.com/desctopwalls/images/max/Night-city-park.jpg
Grant Ward | Trish Walkerhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Шла лесною стороной,
увязался черт за мной.
Думала, мужчина,
шо за чертовщина.
Или сказ о том, когда Уорд делом занимался, а на голову ему блондинка упала.

ВРЕМЯ
8 сентября

МЕСТО
НЙ, Квинс, какой-то парк, поздний вечер

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
На месте того маньяка я бы спряталась

Отредактировано Patricia Walker (2017-11-18 00:08:41)

+1

2

На самом деле, в его работе не бывает простых дней. Грант Уорд четко осознал это на самом первом задании – и с течением времени ничего не изменилось. Все так же сложно и тяжело. Все так же приятно и интригующе. Каждый раз новая миссия. Каждый раз нечто точно бросает ему вызов, заставляя гнаться вперед, преодолевать препятствия и стараться достигать наилучшего результата. Каждый раз, как только ему дают возможность испытать себя, проверить свою выживаемость, он с радостью кидается в омут с головой. Немного ненормально, но привычка, въевшаяся в него еще с рассвета службы, не дает покоя.
Но конкретно в этот раз – сегодня он готов твердо признать, что очередная задача, взваленная на его плечи, не позволяет ему даже выдохнуть спокойно. Ему всего-то следует выследить беглеца, которого Гидра в свое время упустила совершенно невообразимым образом, сделать это незаметно и притащить его обратно или же просто убить, если не останется иных вариантов. Ничего страшного, – кажется, именно так он и подумал в начале. Теперь же он, скрипя зубами, пытается вновь напасть на след того, кто так же, как и он, умело сливается с толпой, прячется в тенях, превращается в невидимку, не давая себя поймать никому.
Адам Кроуфорд. Насколько Грант понял, от этого человека не было слышно ровно ничего достаточно долгое время до начала сентября, и теперь он задается вопросом о том, что привело его обратно в Нью-Йорк. Впрочем, возможно он никогда и не уходил из города. Но об этом не стоит думать сейчас, о чем напоминает он себе, продолжая брести размеренным шагом по улицам Квинса.
Квинс.
Куда же еще податься. Где еще можно спрятаться у всех на виду. Квинс – идеальный выбор.
Где-то здесь должен находиться тот, кого он ищет. И поймает. Коллеги назвали дело довольно сложным, и, отчасти, поэтому он просто обязан довести его до победной кульминации. Он один из лучших. Он должен остаться одним из лучших. Не так важно то, сколько это принесет в него ожесточенности. Не станет хуже. Ведь именно от этого зависит то, останется ли он на плаву. А назад дороги нет, и не будет. Не стоит даже пытаться, что-то предпринимать, чтобы исправить все содеянное и пойти правильным путем, но так только на словах проще простого. В жизни все, как и обычно, запутано. И теперь он опять гонится за очередным преступником, который намного хуже его самого. Или, может, они даже равны – кто знает. В любом случае, это должно быть забавно.
Уорд опирается спиной о стену, делая вид, будто разглядывает газету. Никто не обращает внимания на тех, чье внимание уделено бульварной прессе. И это срабатывает.
Цель проходит мимо. И Грант на мгновение окидывает мужчину пристальным взглядом. Ничем непримечательная одежда, кепка, козырек скрывает половину лица, и в темноте разглядеть его крайне сложно. Но сомнений не остается – это тот, кого он ищет. Вернее уже нашел. Через несколько секунд он следует за ним, складывая газету на ходу.
Внутреннее ликование вспыхивает на секунду, а затем исчезает – не стоит делить шкуру живого медведя или, проще говоря, праздновать победу, которую еще предстоит одержать. Обычная ошибка новичков или даже многих ветеранов. Уорд постарался в свое время избавиться от нее, но безрезультатно – самоуверенность, с каждым разом, когда он выбирается из патовой ситуации, только растет вдоль и вширь.
Он знает, что сумеет одолеть беглеца, и прекрасно знает обо всем, на что тот способен. И знает и то, что в парке вечером, или практически уже ночью, очень мало людей. Никто не поднимет тревогу. А если и попытается, то до приезда полицейского патруля у него будет достаточно времени для того, чтоб обезвредить цель и решить эту проблему.
Остается только не допустить промаха. В конце концов, он не застрахован, как и все, от простых человеческих ошибок.
Он хорошо подготовлен, вооружен, готов. Но это не будет иметь ровно никакого значения, если он допустит осечку.
Или же он всего лишь излишне драматизирует. Быть может, сегодня и здесь ничего не произойдет, и он вернется, не солоно хлебавши, чтобы возобновить слежку завтра.
Но, кажется, все совсем наоборот. И даже все протекает легко, чересчур легко. Он нагоняет его постепенно, не торопя события раньше времени, ожидая момента, когда жертва зайдет в ту зону парка, в которой в это позднее время уже тихо и пустынно. Остановить, ликвидировать угрозу. Угрозу не только для самой Гидры, но и для всего окружающего мира – таких людей обычно следует именно устранять, а не сажать в тюрьму, так как они не способны меняться, просто посидев за решеткой определенное количество времени.
Где-то неподалеку – совсем близко даже – звонко стучат женские каблучки. Грант автоматически поворачивает голову в том направлении, прислушиваясь и пытаясь определить, станет ли это проблемой. Однако через мгновение все его внимание сосредотачивается на преследовании, и… все же что-то идет не так.
Когда Уорд принимает решение действовать, а не тянуть кота за хвост, как кто-то окликает его. Или же того, за кем он идет? Громко. Достаточно громко, чтобы привлечь внимание Кроуфорда, заставить того остановиться, развернуться, внимательно вглядеться в него, быстро кинуться к нему и с силой оттолкнуть, опрокидывая на землю. А после просто исчезнуть из поля зрения, пока он пытается встать на ноги и сориентироваться в происходящем.
На его лице, должно быть, недоумение написано весьма ярко и красочно, особенно когда он разворачивается и встречает перед собой лишь пустой парк без какого-либо следа преследуемого. Рядом с ним только хрупкая на вид блондинка, на которой и концентрируется все его внимание чуть ли не на целую долгую минуту. Это она только что вмешалась? Но зачем?
Уорд пытается понять, сложить два и два, а после просто устало выдыхает, покачивая головой и едва разводя руками. Только ему так может повезти – встретить того человека, одного на сотню или даже тысячу, который не побоится вмешаться лично, а не хвататься за телефон и вызывать полицию. Просто очаровательно.
- Потрясающе. Двое суток работы коту под хвост. Спасибо вам, мисс, - язвит, проходя пару шагов вперед, а затем останавливается, понимая, что теперь бессмысленно начинать погоню, и вместо этого он начинает изучать девушку, которая так вовремя оказалась здесь в нужное время.

+1

3

Настроение у Триш на редкость паршивое. Обычно она не позволяет ему вырываться наружу, находя способы стравить его, но сегодняшний эфир был неудачным. Она это знала, предчувствовала. Никому не хочется оборачиваться и смотреть назад, вспоминая собственную зависимость от человека, который причинял боль. Мало кто - да почти никто - знал, что Патрисия Уокер была жертвой домашнего насилия. Хотя скажи об этом Дороти Уокер, она сделает круглые глаза и скажет, что это все было ради малышки Пэтси, которая своего счастья никогда не ценила.
Счастья Триш может и не ценила, а жить хотелось.
Жить, а не сдыхать под напором матери.

В любом случае, история была такова, что это просто нужно было пережить, что Триш и сделала. Лишь иногда она снова становилась той неуверенной в себе девчонкой, которая замазывала синяки. При ней не стоило упоминать мать, иначе психоз вспыхивал с новой силой, но избежать в своих передачах наболевшей темы не получалось. Статистика давно гласила, что уровень домашнего насилия в любом из его проявлений зашкаливал. И Триш не могла обойти злободневные темы, игнорируя факты, улыбаясь с постеров и реклам, не все же шутки судить. На то и был расчет.
Хотелось курить.
И выпить.
И шедший полдня дождь оставил в воздухе сырость, заставляясь кутаться в тонкое пальто, начало сентября было немного нетипичным для Нью-Йорка, но это еще ничего не значило. Обязательно вернется жара, напоследок напомнив, что климатические условия этого города способны сводить с ума своей алогичностью.
Станция метро пустовала, стук каблуков слишком гулко отбивался от стен. Триш удивляется тому, что сегодня она единственная, кто вышел на этой станции. А вот такси не нашлось, вызывая у Уокер раздраженный вздох. Она бы предпочла добраться таким образом, а не бегом по пересеченной местности, через темный парк. Да, она могла за себя постоять, но это же не повод находить на свою задницу приключения практически на ровном месте.
Может, стоило купить машину?
Хотя нет. Это же Нью-Йорк. Машина это ад, это проклятие нью-йоркца, на ней никуда не успеть, зато торчать в пробках придется едва ли не круглосуточно. Машина хороша, когда живешь в пригороде, но дом там давно продан матерью, да и возвращаться туда у Триш нет никакого желания. Место воспитания детей, а она себя не считает хорошей кандидаткой на эту роль.

Курить все еще хочется, особенно в процессе прогулки через парк. Каблуки громко отстукивали ритм, дорогие туфли, по три баксов за пару. Зато они способны выдержать бейсбольную пробежку. Пальцы нащупали в кармане мобильный, тот мигнул приветственно экраном и тут же радостно выкинул сообщение о разрядке - батарея показывает пять процентов. Триш сердито зашипела. Хотя кому она бы звонила? Джесс с воплем "встреть меня в этой чертовой дыре?"
Стоило сваливать из Квинса, когда была возможность.
Краем глаза Пэтси ловит движение, оборачивается, готовая дать отпор, но это всего лишь две фигуры - одна торопиться по дорожке, вторая следует на расстоянии.
Триш хмуриться.
Вот и курить перехотелось, зато сразу нашлось дело. Шестое чувство вопит, что вторая фигура - скорее всего, мужчина - преследует первую - тоже мужчину. Ограбление? В этом темном парке и не такое может быть. Триш бросает по сторонам взгляды. Жаль, пистолет, подаренный ей Симпсоном, сегодня дома остался, у Уилла не хватило ума вместе с оружием подарить и разрешение на его ношение, а бывшей наркоманке получить его своим способом не удастся. И попробуй доказать, что это все мать, психиатр и неправильный рецепт стали тому виной.

Она все-таки решает пойти следом, но угнаться за широкими шагами мужчин ей не по силам, да и каблуки выдадут. Хотя это как раз вариант...
- Томас! - Триш трусцой припустила по темной дорожке, надеясь, что ничего под ногу не подвернется. - Тооом, ну ты чего бежишь от меня, я не успеваю, - в голосе женщины проступают капризные нотки в лучших традициях дам полусвета.
Первая фигура останавливается, оглядывается по сторонам. Наверняка он не Том, но приманка сработала. А вот второй мужчина явно недоволен, это заметно по каждому его движению.
Пантомима затягивается, Триш успевает добраться до ближайшего к ней мужчины, а вот тот, которого он преследует, растворяется в темноте ночи. Уокер фыркает на эту претензию, она опасается, что это все может обернуться большими неприятностями, но черт, зато она ограбление предотвратит.
Главное, поудобнее перехватить сумку. Женская сумка то еще орудие, у самой Триш там всякая всячина, такой размахнешься, приложишь силу, и сотрясение мозга можно организовать. Конечно, Джонс бы и голову оторвала, но ведь Триш послабее будет.
- Не за что, всегда рада предотвратить ограбление, убийство или чем вы там собирались заниматься. Я еще и полицию вызову, чтобы закончить фарс этого дня, - идея заманчивая, но телефон почти сдох, да и если бы удалось дозвониться, полиция вряд ли приедет на столько быстро, как хочется. - Но если сейчас свалите, я могу сделать вид, что я сегодня добрая.

+1

4

Стоит только осознать то, насколько ему не повезло сейчас, как досада начинает завывать злобным волком. Следовало помнить, что ничто не падает в руки без определенной доли риска, а легким бывает лишь сыр в мышеловке. Неукоснительное правило всего и вся – все, что может пойти не так, должно пойти не так. И пусть казалось, что ситуация находится под жестким контролем, все немедленно рассыпается в пыль.
Можно было предугадать подобный ход событий, как это он любит делать – просчитать все возможные варианты, четко и точно определить наиболее удобное место для ликвидации преступника и только после начинать действовать, но он этого не сделал. Поспешил или и в самом деле неудачное стечение обстоятельств. Какая теперь-то уже разница.
Беглец сбежал. И в ближайшее время можно не рассчитывать на то, что он объявится и позволит себя поймать. Скорее он заляжет на дно еще на пару месяцев и выйдет из своего логова только тогда, когда вновь убедится в том, что Гидра отвязалась от него. На его месте Грант постарался бы поскорее свалить из города, честно говоря, – Гидра не та организация, с которой можно шутить и играть в игры, и надеяться на то, что она выпустит вожжи из рук и позволит уйти такому, как Кроуфорд, глупо, наивно и беспечно.
Но что-то подсказывает, что этот человек никуда не уйдет – не тот склад характера, как он прочитал в его досье, и не его стиль. Вероятно, у него еще есть неплохой шанс довести миссию до победной кульминации.
Но об этом он сейчас не думает. Сейчас он пытается просто понять, как все могло пойти к чертовой бабушке так быстро и так просто. Когда он уже буквально находился в шаге... Уорд кривится, как будто откусил чего-то кислого.
Лишь после он берет себя в руки, вновь было делает шаг и замирает, когда слышит слова девушки. Это немного неожиданно, хотя в этом нет ничего странного и нелогичного – именно так все и предстает в ее глазах, должно быть, иначе ничего этого не произошло бы.
В ее глазах именно он преступник. А тот беглец – невинная жертва.
Все объяснимо.
Логично.
Понятно.
Другой вопрос – почему он сам не мог предвидеть это? Разумеется, это Нью-Йорк, и большинство глубоким, поздним вечером просто стремится добраться до своих домов и устало попадать в диваны. Этому самому большинству нет дела до окружающих и до того, что происходит вокруг. Но ведь есть и те, кому не все равно – безумцы, готовые полезть в само пекло только ради того, чтобы защитить постороннего человека от опасности. Их не так много, они – редкость, но все же они есть. И он этого не учел, что достаточно забавно, учитывая тот факт, что он сам не так давно умудрился вступиться за незнакомую девушку, защитив ее от хулиганов. Ему следовало быть более подготовленным.
Что же. Будет уроком на будущее.
И все же от толики негодования и возмущения Уорд все же не удерживается. Вся его радость и восторженность провалом операции просто написаны у него на лице так ярко и отчетливо, что даже нет смысла что-либо говорить.
Просто неимоверно удивительно все же то, что он умудрился встретить сегодня, здесь и сейчас ту, что не только решилась вмешаться, но и ни капли не боится прямо в данный момент стоять здесь и угрожать ему полицией.
А вот это уже проблематично. Полицию он не хочет ввязывать. Отданный ему приказ прост и четок – все должно быть сделано без лишнего шума. Это понятно – никто не хочет афишировать свои ошибки, а Кроуфорд и есть такая ошибка, от которой желают просто избавиться, не вызывая подозрений у противников. Шумиха – последнее, что нужно в этом деле.
- Вот почему вы не могли выполнять свой гражданский долг перед обществом где-нибудь в другом месте? Он преступник, а не я… - замирает, только обратив внимание на ее позу и на то, как она держит сумку. Чудесно. Этого и не хватает теперь – того, чтобы по нему от души прошлись женской сумкой. - А если не свалю, то что? Собираетесь избить меня сумочкой? Еще ни разу такого не бывало со мной.
Уорд ухмыляется, косится на сумку, а затем на саму девушку – доводить до такого, естественно, у него не особо много желания. Не то завтра полиция начнет разыскивать его – да, схватить у них его не получится, но репутация превосходного агента несколько подмочится. Получится неприятная, хоть и смешная ситуация.
Необходимо этого избежать. Объяснить ей хотя бы в общих чертах положение дел.
Но с какого такого он обязан оправдываться перед кем-то незнакомым?
Впрочем, что бы он ни сказал сейчас, толку не будет. Где доказательства того, что он-то здесь, как бы это ни звучало забавно, хороший парень? Если только предоставить удостоверение со значком, но этого не хочется делать. Но, вероятно, без этого не обойдется.
- Если бы я был обычным грабителем или кем-то там еще, то не стоял бы здесь, разговаривая с вами. Любой преступник уже давно отобрал бы эту самую сумку и свалил, - усмехается, оглядываясь вокруг и пытаясь решить, в какую сторону ему теперь идти – домой, отдыхать, или в бар, украшать остаток вечера парой стаканчиков виски. – И вообще, что за привычка рисковать и лезть в неприятности? – спрашивает чисто из любопытства – просто, чтобы знать, что послужило поводом для подобного риска.

+1

5

- Наверное, потому, что я живу не где-нибудь в другом месте, - парирует Триш.
Здравый смысл из уголка напоминает, что это безумие, что надо бы уходить, а не зубоскалить с незнакомцем, но что делать, когда хозяйка упорно не слышит свой здравый смысл. Тем более, что ей все равно надо как-то обойти незнакомца, а бежать с поля боя рановато, бой даже не начался.
- Не стоит недооценивать женскую сумку, иначе вам будет много открытий чудных. Женщину тоже не стоит недооценивать.
Принять угрожающий вид довольно хрупкой блондинке трудновато, особенно, когда на ногах туфли от Маноло Бланик, да и та самая сумка, которой Уокер рьяно угрожает, тоже стоит достаточно дорого в бутике на Пятой авеню. Это вообще выглядит практически абсурдно, хоть темнота размывает очертания, а света от ближайшего фонаря маловато, Триш осознает, что мужчина побольше нее самой. Все дело, конечно, в подготовке, но иллюзий на счет того, что она справится с преступником в два счета, у девушки нет. При всей своей дрессировки, она все еще физически слабее этого товарища.

Но вопрос в другом...
- Говорите, что не вы? А зачем вы тогда шли за... - на лице девушки проступает понимание, правда, все еще приправленное недоверием, губы складываются в такую правильную "о", артикуляция у Триш явно хорошая. Она задумывается, верить или нет. В конце концов, все и правда могло быть не так, как казалось, это же Нью-Йорк. Он и в лучшие времена был городом странных людей, а сейчас так тем более. Триш ежится под порывом удивительно прохладного ветра, напоминающего, что осень на пороге, но потом снова приходит в боевое настроение.
- Да конечно, подключайте свою железобетонную логику. Это все фигня, - отмахивается Триш, - может, у вас цель не грабеж, а что-то более извращенное. Ну... может, вы по мальчикам, откуда я знаю, явно ваш объект был мужчиной. - Она пожимает плечами, все больше понимая, что мужчина прав, злоумышленники так себя не ведут. Ну обычные злоумышленники. Зачем ему беседовать с наглой девицей, испортившей ему охоту? Тем более, что девица, определенно, не в своем уме, стоит тут и трепится.
Господи, психиатр, расскажи она ему такое, рыдал бы над ее инстинктом самосохранения, и был бы прав! Но с гулянием по врачам подобной специальности Триш закончила. Она, конечно, сама оттащила к одному такому субъекту Джесс, и что бы та ни говорила, а это ей помогло. Но да, платить ребятам, которые все равно не способны решить две трети проблем Триш, которая избавляется от одного психоза, чтобы тут же отыскать для себя следующий, она больше не намерена.

- Откуда ты знаешь, что это у меня привычка? - Фыркает Уокер, но при этом чувствует себя так, будто ее застукали на месте преступления. О, эти бесконечно прекрасные разговоры о том, что пора бы перестать быть настолько равнодушными, но не вести же ей их посреди парка с незнакомцем? - Ладно, бог с ним. Допустим, я хочу тебе верить. Но все равно остаются вопросы. Зачем ты все-таки за ним шел, и кто ты вообще такой?
Триш даже делает несколько шагов к незнакомцу, будто пробуя разобраться, что утверждают инстинкты, интуиция, ну или какая там херь за это отвечает. Интуиция нервно ржет, а что с нее хотеть-то? Она всегда молчит, когда надо бы говорить, от чего Триш со всего размаху делает неправильный выбор. Так что даже если что она и скажет, это всегда стоит поделить на два, так, на всякий случай.
Ну не выдали ей при рождении несколько качеств, которые гарантируют безопасность. Потому и замки у нее на двери такие, что хрен вскроешь. Потеряет ключи, придется дверь выносить. Хотя стену вынести быстрее будет.

+1

6

Сейчас – теперь, когда задание провалено, ему следует повернуться и отправиться восвояси, но он продолжает стоять на месте. Точно надеется на то, что каким-то невообразимым образом, удача повернется к нему лицом и отправит этого преследуемого беглеца прямо в его руки. Но так не будет. Так бывает только в фильмах, но не в реальной жизни. Здесь все приходится делать своими руками, прилагая массу усилий для того, чтобы продвинуться на шаг вперед. И потому тем обиднее и досаднее осознавать произошедшее.
Уорд разглядывает девушку все более внимательно. В темноте плохо различимо ее лицо, а фонарь располагается несколько дальше, чтобы его свет падал прямо на них. Но именно так изначально и задумывалось – он сам и выбрал именно этот участок парка, где темно и тихо, для того, чтобы довести задание до финальной точки.
И тут у него вполне закономерно всплывает простой вопрос: «а она не боится?».
Не боится стоять тут и угрожать ему сумочкой? И почему она еще не повернулась, чтобы пуститься в бегство? Раз уж она точно знает, что он собирался напасть на человека, то почему все еще находится рядом и разговаривает с ним? Просто почему?
Вряд ли он получит искренний ответ. Она точно не станет откровенничать с ним на эту тему, а у него нет ни малейшего повода, чтобы настаивать на беседе. Нет смысла. Сейчас он развернется, и они разойдутся – каждый пойдет по своей дороге. И Нью-Йорк огромный мегаполис – они, скорее всего, больше и не встретятся. Мир, конечно, тесен, но не до такой степени. Наверное.
- Ладно, я не хочу получить вашей сумочкой по голове, - смешливо фыркает, зная, что вред от нее будет минимален, но доводить до этого ему и в самом деле не хочется. Возможно, можно было и не признавать этого, но женщина явно намеревается перейти от слов к действиям, и подразнивать ее – последнее, что следует делать в этом случае.
Ее слова вызывают у него катастрофическое желание рассмеяться во весь голос, но вместо смеха он просто утихает, всматриваясь в ее лицо, точно пытаясь понять, серьезно она говорит или все же просто шутит. В таком его еще никто и никогда не обвинял. И даже не подозревал. Он молчит уже о том, что никто даже не думал, что он может оказаться извращенцем. Хотя… кто знает. В чужую голову не залезть, и не понять, кто, о чем думает. Так откуда он знает. Всякое возможно. Главное то, что у него самого мысли о таком никогда не возникали.
Черт подери.
А это забавно.
- Ну, это уже банальность. И моветон. Не говорю уже о том, что это уголовно наказуемое преступление, - издает тихий смешок, не выдерживая и все еще продолжая подавлять желание посмеяться. – Да и я не из этой категории людей, увы, - пожимает плечами, продолжая веселиться.
Миссия провалена. На некоторое время ему придется успокоиться, а затем собраться и вновь приняться за работу. Того человека, что бы ни было, все же предстоит поймать. Это его задача, и он ее не отдаст так просто другому агенту. Но, в любом случае, все испорчено. Пусть и небольшая беседа с блондинкой начинает поднимать ему настроение.
Уорд пожимает плечами в ответ. Откуда он знает, что это привычка? Он не знает. Просто догадка. Впрочем, не нужно и догадываться.
- В этом городе редко кто осознанно лезет в неприятности, чтобы помочь другим. Если я не ошибаюсь, для вас это уже не впервой. Уж больно уверенно вы стоите здесь. И вы явно собирались вступить в бой, - хмыкает, посмотрев в сторону очередного прохожего, тащившего кучу пакетов. – А что до меня – я агент Гидры, а тот человек, которого вы спугнули, преступник, которого даже моя организация желает поймать как можно скорее.
Вернее, Гидра хочет поймать, спрятать или убить, чтобы тот больше не создавал ненужные помехи и неприятности. Ведь если его не поймают вовремя, пострадает много людей, а кто-то еще и обо всем пронюхает, и после будет поздно.
Поэтому он даже не лжет, просто говорит правду. Загвоздка в том, что ему она не поверит. И это будет вполне логично, пусть и досадно. Хотя какая разница.
- Слушай, можете не верить мне и позвонить в полицию, но вы этим ничего не добьетесь. Только время зря потеряете. Офицеры не обратят на это внимание, ведь никто ни на кого не напал, а у них своей работы полно, учитывая то, что это Нью-Йорк, - констатирует факт, поджимая губы, чтобы не засмеяться. – Ладно. Без шуток. Я говорю правду. Признайте, что тот человек повел себя не так, как полагается вести себя жертве. Он понял, кто я, оружия при нем не было, и он счел за лучшее воспользоваться моментом и сбежать.
Умный противник. Это может стать проблемой. Но тогда и задание станет интересней.

Отредактировано Grant Ward (2017-11-24 00:16:57)

+2

7

- Ну так и не провоцируй, - парирует Триш, уже даже улыбаясь. Но все еще прижимает сумку к себе так, будто готова вот-вот огреть незнакомца. - А идти за мужчиной по темному парку не моветон? В конце концов, может тут замешаны романтические чувства... - нет, не похоже, конечно. Но надо же о чем-то говорить. Зачем она вообще тут торчит?
Ах да, собеседник оказался любопытным, не похожим на злоумышленника в его классическом образе.
Впрочем, сейчас по внешнему виду и не определить, что у человека за душой. Раньше было проще, а сейчас... кто может сказать, что хрупкая Джесс способна согнуть напополам трубу? Или что Люк Кейдж такой твердый и непобедимый. Или взять, к примеру, Киллгрейва, а с виду такой приличный англичанин. Впрочем, Триш он не нравился никогда, было в нем что-то... мерзкое и неприятное. Бррр. До сих пор дрожь по спине.
Так что трудно сейчас говорить о том, что определяет внешность.

Уокер качает головой.
- Этому городу нужны неравнодушные люди. Его и так трясет, он разваливается на части, так что... - она пожимает плечами, элегантно-безразлично, наигранно-отработанно, чему способствует долгая дрессировка Дороти. Она была паршивой матерью, но хорошим учителем актерского мастерства, хотя благодарности в себе Триш все еще не находила. - Этот город болен. Но нет, я не берусь его лечить, я просто пытаюсь оказать посильную помощь. Иногда получается, иногда не очень.
Гидра...
Гииидра...
Ах да, точно, новая власть и все такое. Пэтси оно обошло стороной, как и закон о регистрации мутантов, хотя сам факт оного ее ужасно раздражал. Она уже подумывает о том, чтобы потиминговать, поднять этот вопрос в эфире, послушать, что думают слушатели об этом акте. Просто нужно найти подходящее для этого настроение, а то вечно что-то происходит, то Манхэттен горит, то Адская Кухня.
- Значит, ты член нового порядка в городе, работаешь санитаром, ловишь плохишей. И я должна поверить тебе на слово? Ну хорошо, - Триш кивает. - И что он такого совершил? Он мутант? Или противник вашего устава? Или маньяк-убийца? Ой да ладно, я не собираюсь вызывать полицию, по крайней мере, сейчас мне уже интересно. А тем более, если ты и правда сотрудник Гидры, не будет никакого толку, ты махнешь своим удостоверением, и все, те ребятки отвалят. Кстати, удостоверение-то у тебя есть?

Во всем облике Триш читалось любопытство. То самое, кошачье, от которого кошка и сдохла. Никакие психозы, никакая паранойя, ничего не мешало Триш идти за своим любопытством, совать нос в то, что ее не касалось. Ах да, на этом месте и правда все становилось гораздо сложнее, но куда-та, Патрисия Уокер любит приключения, главное, что она уже вооружена и готова отбиваться, если эти самые приключения нацелятся придушить ее. У нее классная дверь. И пистолет. Который сегодня она, конечно же забыла дома. И правда, зачем нужен пистолет, если не держать его дома, да, Триш?
- Ну... - Триш прокручивает в голове всю ситуацию и понимает, что парень-то прав. Тот, кого он преследовал, как-то быстро умчался прочь. А логично было остаться, выяснить, что к чему. Узнать, что тут происходит. И правда, если он был не виноват, то и убегать было нечего. - Наверное, он и правда повел себя странно.

+1

8

Следует признать тот факт, что ему сильно везет на подобные моменты. Кому-то другому придется изощряться, чтобы напороться на нечто такое, что заставит после задаваться вопросом: «как?», а вот ему достаточно только выйти из дома и заняться своей работой. Уорд задумывается об этом, в то же время невысоко приподнимая руки перед ней – старый, добрый, проверенный временем примиряющий жест.
- Я изо всех сил и стараюсь не провоцировать, - скорее он старается не засмеяться, но учитывая то, что смех может спровоцировать девушку на порчу своей сумочки об его голову, он не лжет. – Моветон? Вот как… Ну, что тут поделать. Это часть моей работы, а с ней не спорят, - задумчиво хмыкает и улыбается, представляя эту картину у себя перед глазами и признавая, что со стороны подобное действительно выглядит странно.
Грант с новым удивлением смотрит на женщину, пока слушает то, что она говорит. Похожие слова он слышал еще тогда, когда служил в Щ.И.Т.е – там каждый раз при любом случае толкали красивую речь о том, что только они защищают мир, который вот-вот готов пасть в бездну хаоса, или что-то другое, но примерно все в этом же духе. Впрочем, ему нет поводов удивляться – ведь эта девушка, имени которой он не знает, все же влезла и постаралась защитить незнакомца. А если учесть тот факт, что он сам и так догадался, что она из того небольшого количества людей, которым не плевать на город, то становится вообще странно, что он поражается чему-либо в ее словах.
- Ты ведь осознаешь, что это рискованно? – в иной раз может попасться действительно опасная для жизни ситуация, где жертва будет жертвой, а преступник именно преступником, который вряд ли обрадуется испорченной охоте и вряд ли испугается женской сумочки от дорогого бренда. – Но не могу с тобой спорить. Ты права. Хотя я и не отношусь к тому числу людей, которые хотят выходить по ночам и преподавать уроки криминальным личностям, - легко пожимает плечами при этом.
Раньше у него тоже было желание защищать людей, и он на самом деле занимался этим по своей воле, а не потому, что ему отдавали приказ. Ему нравилось спасать жизни, когда он служил в Щ.И.Т.е, и очищать мир, но все это уже в прошлом. Порой он говорит себе, что он просто очень хорошо вжился в роль героя без страха и упрека, однако время показывает ему то, что это не совсем так. Даже сейчас у него остается желание поступать правильно, и с этим сложно спорить, хотя он пытается.
Уорд наклоняет голову вбок, когда она спрашивает его о том человеке. Логично. Ей нужно убедиться в том, что он не лжет. Ведь никто, в конце концов, не поверит незнакомому человеку, который всего минуты назад был предполагаемым грабителем или даже насильником. С ее стороны проявление доверия действительно было бы весьма странным.
Нелогичным является его неумное любопытство, которое заставляет его стоять на месте и продолжать вести беседу, но что уж делать. К тому же, судя по всему, он здесь не один такой. На какую-то секунду это его успокаивает. По крайней мере, он перестает напрягаться и расслабляется. Если по нему прилетит сумочкой, то ладно – хотя бы раз в жизни можно получить царапину и от сумочки, а не от чужих кулаков.
Он вытаскивает из внутреннего кармана куртки удостоверение и протягивает его ей. Наверное, это лишнее, но разбираться с полицией у него нет совершенно никакого желания. Да, он может от них отделаться, но он сомневается, что они не станут задаваться вопросами и лезть не в свое дело – их ведь работа, как ни крути.
- Есть, конечно. А что до беглеца, то он наш бывший сотрудник. Съехал с катушек, начал убивать людей, перестал подчиняться, за что его поймали и посадили к клетку. Не так давно он сбежал, и вот – появился на радарах, - он умалчивает о том, что Кроуфорд никогда не служил Гидре, и о том, что во время сидения в клетке он стал подопытной крысой в каком-то эксперименте, о котором он ничего не знает, и еще о том, как тот опасен для всех окружающих. – Теперь придется вновь выслеживать его. Не думаю, что это будет сложно, но…
Его слова не являются ложью, но и подробностей они не раскрывают. Это все, что нужно, чтобы располагать людей к новой Гидре, заставлять их верить в ее идеологию и попытки сделать мир лучше и безопаснее. Впрочем, идеология так же не является ложью. Капитан искренне желает спасти мир. Вот только из головы Уорда не идет мысль о том, что Гидра есть Гидра, и ее сложно изменить, что не должно поражать воображение – ему по самое горло хватило старой Гидры, охваченной безумными стремлениями подчинить себе мир и установить в нем тоталитарный режим.
- И как? Убедилась в том, что я не преступник, или еще нужны какие-то доказательства? – задает вопрос с заметной ухмылкой, забирая у нее удостоверение и пряча его обратно, а затем качает головой. – Хотя почему-то я уверен в том, что ты ничуть не убеждена.

+1

9

Хороший вопрос.
Нет, с осознанием у Триш всегда было все в порядке. Она не жила в иллюзорном мире, не придумывала свои, какие-то волшебные, категории для оценки окружающего. У нее в принципе не было никаких иллюзий. Но у нее была вера. Местами наивная, иногда даже очень глупая, но все-таки вера в то, что кто-то должен делать что-то хорошее. Ей в свое время этого очень не хватало на фоне тирании, которую устраивала мать. И чем-то хорошим для нее стало появление Джесс в ее жизни. Фактически, она спасла ее от безвременной кончины, в конце концов, после слишком долгого общения с Дороти хочется сброситься с самого высокого небоскреба, да хоть с Эмпайр.
В общем, свой долг, как считала Уокер, следовало вернуть. К чему она и стремилась. И все этим вопросы о риске, они, конечно, были важны, но...
- Жить тоже опасно. Рискованно выходить на улицу. Тебя может убить простым кирпичом по голове или сбить машина или можешь погибнуть в аварии, да что угодно может случиться. Конечно, статистически, шансов на это гораздо меньше, чем если целенаправленно нарываться, но все же, не всегда побеждает статистика. К тому же, я вооружена и очень опасна, - Триш неожиданно улыбается. - Так что да, я осознаю, хотя вряд ли с этим согласиться мой психотерапевт. Но тебе разве не все равно?

Света от ближайшего фонаря не так уж много, но рассмотреть удостоверение его хватает.
- Грант Уорд, - читает Триш, знакомясь и убеждаясь, что парень не врет. Ну да-да, можно подделать удостоверение, особенно этой новомодной Гидры, но если потакать своей паранойе, то вообще не будет кому верить. Вдруг и Джонс какая инопланетянка, а зеленый парень с постеров вообще выдумка? Придраться всегда есть, к чему. Так что подозревать этого Гранта Уорда можно сколько угодно и в чем угодно, но уже совершенно бессмысленно. - А я Триш Уокер, - решает в качестве акта доброй воли представиться девушка. Ну раз она знает его имя, то должен он знать и ее, не так ли. Правда, тут же срабатывает банальное любопытство, а слышал ли он ее раньше, например в радиоэфире или чего доброго, может, помнит ее по детским программам. Они примерно одного возраста, а за Пэтси следили не только девочки, но и мальчики. Правда, тот ужасный рыжий парик... брррр. Триш до сих пор видит в его кошмарах. Вот уж прелесть, кто-то видит в кошмарах монстров, а ей даже Киллгрейв не снится, зато снится ее гребаный парик. - Вот это у вас условия работы, что сотрудники свихиваются и начинают косплеить маньяков, - в голосе Триш отчетливо слышится ехидство. - Соцпакет забыли предоставить?

Она еще не уверена в том, что собирается предложить, но чувствует свою вину. Похоже, и правда помешала поймать гада, а теперь вот заговаривает Гранту Уорду зубы.
Триш качает головой.
- Остановимся на том, что я приняла вот это вот все, - она машет неопределенно рукой, - за правду. Вот только добычу я тебе спугнула. Думаешь, он ушел далеко и не вернется? Или у него непроходящая жажда убийства? Или он захочет тебя поддразнить? В общем, можно попробовать поймать его на живца. - Глаза у Триш блестят азартом, так быстро она переходит в состояние охотника. И готова быть приманкой, невзирая на риск. Хотя следовало бы все взвесить, учитывая, что парень этот ей совсем незнаком, в случае прокола ему не будет никакого смысла спасать ее элегантную и недешевую шкурку. - Приманка у тебя есть, если что, - намек такой явный, но Триш даже движением показывает, что вот она, берите и пользуйте.

+1

10

Уорд на мгновение прищуривается, пытаясь понять, зачем это ей нужно – защищать людей, рискуя, подвергая себя опасности намеренно, стремиться очистить город, который и без того старается очистить кипа других героев без страха и упрека. У нее все есть. Это видно по тому, как она хорошо одета. Кто-то другой на ее месте предпочел бы сегодня пройти мимо и закрыть глаза, забыв и не вспомнив на следующий день об этом даже для того, чтоб сообщить о нападении полиции. Но не она. Она решила остановиться, последовать за ними и даже приготовиться атаковать, если потребуется. По ее словам риск оправдан и стоит того. Вот только он в этом сомневается, но это не его дело. Он вспоминает об этом, когда она задает ему вопрос, а он в ответ фыркает, отгоняя от себя назойливое любопытство.
- Я просто любопытный. А ты… вооружена только сумочкой? – Грант в очередной раз косится на ее «оружие», думая о том, сколько вреда оно может принести – очевидно, что не так много. – Слушай, я, конечно, не испробовал на своей шкуре удары твоим, несомненно, опасным оружием, но тебе не кажется, что никто не побежит прочь при виде сумки? Хотя я не знаю, может в ее недрах прячется парочка пистолетов. Тогда я согласен – ты вооружена, - он улыбается, пожимая плечами.
Пока она изучает его удостоверение, Уорд просто осматривается, надеясь, что этого будет с лихвой достаточно для того, чтобы убедить ее в собственной невиновности. Хотя тут напрашивается вполне закономерный вопрос – зачем это ему нужно? Он может просто развернуться и уйти, но нет. Вместо этого он ведет беседу, сам раздумывая о том, как завтра утром он прочешет в поисках беглеца парочку кварталов, или больше, а затем нападет на его след и на этот раз поймает, не упустит и вернет обратно в когтистые лапы Гидры.
Уорд ухмыляется, забирая документ, а когда она представляется, то в его сознании вспыхивает знакомое имя – Триш Уокер.
«Разговор с Триш».
Серьезно?
Разумеется, он тоже слушает радиошоу. В основном это единственное, на что он может уделять внимание, будучи вечно занятым работой. У него нет времени на газеты и просмотр телевизоров, на которых крутят различный новомодный бред и пускают новости, которые должны успокаивать население, а не доносить правду. А вот радио всегда в машине, интернет всегда в телефоне – если есть время, он позволяет себе расслабиться.
- А, «Разговор с Триш», - удивленно приподнимает бровь, начиная анализировать и вспоминать ее голос. – Неожиданно. Ведущая радиошоу занимается спасением невинных жизней? – задает вопрос не для нее, скорее для себя, чтобы переварить новую информацию – не каждый день сталкиваешься с чем-то подобным.
О беглом преступнике Уорд даже начинает забывать, пока не слышит ее слова и с трудом начинает пытаться сдержать в себе едва не вырвавшийся смех. Прокашливается, выдыхает, успокаиваясь. Десять из десяти. Можно легко сказать, что Триш только что попала в яблочко, в самый центр, пусть Кроуфорд никогда и не принадлежал к оперативникам тех или иных агентств. И дело даже не в Гидре – просто работать и быть шпионом, диверсантом, бойцом и одновременно палачом тяжело само по себе, но есть те, кому это нравится.
Он справляется с внезапным приступом смеха, когда она говорит о том, что, наконец-то, верит ему. Наконец-то. Хотя это ему не особенно вроде бы и нужно, но видимо все же нужно, раз он так упорно доказывает свою непричастность и пушистость. Но что-то в тоне ее голоса настораживает его, и он перестает веселиться, присматриваясь к ней. Разительная перемена – она только что была более или менее спокойна, но вот снова он видит этот ее взгляд – взгляд охотника, почуявшего поблизости дичь. При этом он продолжает ее внимательно слушать, не пропуская ни слова, и только через пару-тройку секунд осознает, о чем она ведет речь. И что ему предлагает.
- Стоп. Стоп. Стоп. Ты о чем это сейчас? – краем сознания он понимает, что она права в том, что маньяк мог и не убежать далеко, а решить подождать его и проследить за ним, чтобы выяснить то, кто его преследователь, и на кого работает, а затем неожиданно напасть. И идея с приманкой не так плоха, но… одно лишь «но» - это неправильно. – Ты ведь понимаешь, что меня послали за ним не просто так? И что его преследуют тоже не просто так? И почему я пытался действовать аккуратно, хотя мог напасть на него в его же логове? Он слишком опасен. И потом, это не стоит того – я все равно его поймаю, он никуда не сможет деться, - заканчивает уверенно, хотя и понимает, что на ловлю у него уйдет несколько дней, и это будет сложной задачей.
Однако Триш Уокер определенно не может стать наживкой для маньяка – если случится что-то не то, все пойдет не по плану, потом об этом случае узнает пресса и будет вопить во всю глотку месяцами. Эффект разорвавшейся ядерной бомбы. И если узнают, что здесь как-то замешана Гидра… Нет. Так не пойдет. Плюс ко всему ему самому не особенно хочется рисковать чьей-то жизнью.

+1

11

- Нет, вооружена я не только сумочкой. Я же не блаженная. И не дура.
Триш сердито фыркает, почти как кошка. Морщит нос, передергивает плечами. Ну что за глупости? Принять ее слова за правду. Да, сумочка иногда и правда может спасти жизнь, но все-таки идти с нею на негодяев чревато последствиями, вплоть до летального исхода. А своей жизнью Триш дорожит.
Она в самом деле любит жизнь. Свою. И чужую. Еще любит жизнь Джесс.
Жить, любить, гулять, наслаждаться.
И гробить ее просто так, да вообще гробить ее, не входит в планы Триш.

Она поправляет сумку на плече, сует руки в карманы кардигана.
- Да, это я, - шутливо делает реверанс, хотя в глазах сейчас ни смешинки. - Радиослушатель? А так и не скажешь, - Триш усмехается. - Хотя, контингент слушателей у меня весьма разный, так что всякие бывают товарищи.
Ну может агенту Уорду и правда интересно, Триш такого не исключает. Свое дело она любит, болтать тоже любит, и темы разные бывают. Она улыбается Гранту, хотя не уверена, что он видит эту ее улыбку.
- Говоришь о спасении невинных так, будто это что-то противозаконное. Ну почему мне нельзя этим заниматься? Причем, я даже кое в чем преуспела.
Но рассказывать о Киллгрейве, конечно, не будет. Хотя стоит агенту Уорду захотеть, он может добыть информацию, хотя бы основную. Конечно, они с Джесс не рассказывали на протокол всего, но все-таки есть там кое-что такое, что тоже будет интересно.
На лоб падает прядка. Триш раздраженно ее сдувает, смотрит на Гранта, прикидывая, как он будет отказываться от ее предложения.
И будет ли?
Хотя да, какие сомнения, вот оно!

Начинается...
Уокер фыркает достаточно громко.
- Мне вот интересно, почему никому никогда не надоедает впадать в стереотипы о блондинках? Да, Грант, - Триш говорит четко, будто перед ней маленький ребенок. - Я понимаю. Я осознаю. Конечно, он опасен, раз ты ловишь его поздно вечером в городском парке, хотя странно, что после этого ты стоишь и говоришь со мной. - Триш артистично вздыхает, делает шаг к Уорду, сокращая с ним расстояние. - Я испортила тебе охоту. И ощущаю вину. И пока ты будешь его ловить снова, выходя на него по второму кругу, он может кого-то убить, причинить кому-то вред. Насколько я понимаю, именно этого ты и хочешь избежать? Так вот, я могу помочь. Подготовленная и подставная жертва очень удобна. Я могу очень впечатляюще кричать. Этому учат актрис в любом возрасте и едва ли не первый навык. Могу показать... но лучше не надо. Так что, я идеальна для этого задания, а ты ведь будешь где-то рядом, подстрахуешь меня. Подумай хорошенько, справишься быстрее, отличишься перед начальством, получишь... что там у вас дают за это? Премию? Лишние отгулы? Ну в общем, это не важно, главное - результат.
А глаза у Триш блестят уже азартом. Черт, как же ей хочется принять участие, она готова умолять Гранта, но, конечно, не будет этого делать, он ей не настолько знаком, чтобы она умоляла. Или просила. Или уговаривал. Весьма специфическим способом.
Он бы точно не понравился Джесс.
Джесс никогда не нравятся ее парни.
- Тик-так, время уходит, а твой маньяк убегает.

+1

12

Порой, ему становится сложно понимать некоторый контингент людей. Большинство ведут себя безразлично по отношению ко всему, что их окружает, но малая часть, та часть, к числу которых и принадлежит подавляющее количество супергероев, легко, играючи легко вводит его в смятение. Они жаждут справедливости, порядка, безопасности не для себя, а для всех – соседей, района, города, страны, мира… даже если это грозит неприятностями лично для них самих, даже если это ставит их собственные жизни под риск.
Желание благородное, он и сам это понимает, и он даже знает, насколько приятно это бывает – делать что-то, что делает мир чуточку спокойнее, чище, но он сам лично идет спасать кого-то или что-то чаще всего именно тогда, когда получает приказ.
Для него это работа. Приказы. Четкие и ясные – они определяют то, как он поступит. Пусть порой он и забывает о своих принципах и делает именно то, что он считает правильным – очень редко, но это случается.
Но что же ведет ими?
Теми людьми, у которых есть своя жизнь, хорошая работа, друзья, семьи и дети?
Что именно заставляет их откидывать прочь страх и идти по самому краю?
Уорд пожимает плечами, продолжая улыбаться в ответ на ее фырканье и слова. Хочется верить в то, что она вооружена более серьезно, но не верится. Иначе бы она не сжимала сумку, готовясь нанести удар. Иначе бы она просто вытащила оружие из нее и наставила его на него. Но он может ошибаться. Он не всеведущ.
- Я из тех, кто считает, что лучше слушать радио, чем смотреть телевизор, - отвечает, делая пару шагов вперед и назад, лишь бы не стоять на одном месте, а затем разворачивается к ней и усмехается: - Да, спасение попавших в беду людей, безусловно, благое дело, вот только оно еще и опасное. Если бы на моем месте был преступник, он бы не задумался бы ни на минуту – потеряв свою жертву, он бы за миг нашел другую. И сумочка тут не помогла бы, если, конечно, в ней нет пары кирпичей или пистолета. Хотя… наверное, это не мое дело, - прищуривается, пытаясь получше разглядеть ее лицо в полутьме.
Он и в самом деле не может понять. Ее в особенности. Услышав о том, что по городу бродит беглый маньяк, которого хлебом не корми, а дай лишь кого-нибудь убить, следует моментально развернуться на месте на сто восемьдесят градусов и немедленно отправиться домой, плотно запереть все двери и мысленно уповать на то, что проблема как-то обойдет стороной. Но нет. Не в этом случае.
Уорд недоуменно выказывает свое отношение к этой, разумеется, безумной идее, рассказывает о чрезвычайной опасности, а в ответ получает лишь ее возросшую решимость. Забавно. Нет, он с ней согласен – чем быстрее поймать Кроуфорда, тем лучше – не для него, а для окружающих. Можно легко и быстро выманить его из укрытия, сыграв на его слабости, сумасшедшей тяге ловить и убивать. Провернуть это будет сложно, но быстрее, тем не менее, чем если бы он вновь устроил за ним охоту один на один, особенно теперь, когда он раскрыт.
Однако идти на подобный риск у него нет права. Не в этом задании.
Грант Уорд в прошлом, не задумываясь, согласился бы, уверенный в собственных силах, твердо убежденный в том, что он сможет и поймать добычу, и спасти всех. Грант Уорд, который стоит сейчас, действует куда осторожнее, предпочитая просчитывать план до мельчайших деталей, а не гнаться вперед за целью, не разбирая дороги.
Он не может игнорировать риск. Не может закрыть глаза на возможность того, что Уокер может сильно пострадать.
- Слушай, дело не в цвете твоих волос. Я к блондинкам хорошо отношусь, без предвзятостей и чего там еще. Дело в том, что ты предлагаешь сделать себя наживкой. Это безумие, - какой человек – гражданский – предложит использовать себя как приманку для зверя, пусть это и будет делаться не только для блага Гидры, но и для блага всех окружающих в целом? Ответ на его вопрос стоит перед ним, и ему уже кажется, что все это всего лишь невероятно странный сон. – Что если я не успею? Что если все пойдет не по плану? Я знаю, что нужно делать и как, но нужно учесть то, что может случиться все, что угодно. Я не могу просто так взять и рисковать чьей-то жизнью, - заканчивает, прикрывая устало глаза, и все же думает о вероятности подобного развития происходящего.
Уорд открывает глаза, прищуривается, вглядывается в ее лицо – видно почти ничего, но ему кажется, или же в ее глазах пляшут огоньки от предвкушения?
- Это все равно тяжело. Нужно будет тщательно продумать все действия и изучить его излюбленное место для охоты, а это долго и нудно - предпринимает попытку ее образумить, делая вид, что будет скучно, совсем не так, как это показывают в голливудских блокбастерах, – это может отрезвить, не так ли?

0


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [08.09.2016] Шла лесною стороною...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно