ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [04-05.08.2016] The winner takes it all


[04-05.08.2016] The winner takes it all

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

the winner takes it all
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/86323.gif
Loki | Thor
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
The gods may throw a dice...

ВРЕМЯ
03.08.2016 (?)

МЕСТО
Свартальфхейм

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
иногда движение вперед является результатом пинка под зад

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-14 23:53:31)

+2

2

... Небо было таким низким, что, кажется, вот-вот грозило раздавить землю, как черные думы, гнетущие душу. Как проклятия. Воспоминания о том, чего уже не вернуть. В чем нужно убедиться. Обязательно нужно.
Все равно что поднять покрывало, под которым лежит покойник. Пока оно на месте, остается хоть маленькая надежда. Крошечная, как песчинка, застрявшая в тонком механизме. Или в башмаке. Незаметно она стирает ногу до крови, до красного мяса, вгрызается в него неразрушимыми зубками, и принимается за плоть. Плоть пытается защищаться. Мозоли, шрамы, рубцовая ткань. В конце концов боль перестает ощущаться, любые раны затягиваются.
Вот только песчинка остается под кожей.

Человек, бродивший по пустыням эльфийских земель, тоже надеялся. Хотя надежды его были еще глупее, чем о них говорят в поговорках. В самом деле, куда могли завести его эти надежды? Что он хотел, зачем направился в столь неприветливый край, сейчас, когда любое перемещенье могло зашвырнуть его так далеко, что вещие норны, и даже Хэймдалль могли потерять его след? Убедиться? Разувериться?
Выбор был... небогатый, скажем так. Какое из зол окажется меньшим, какой удар не свалит его с ног: знать, что его брат лежит здесь непогребенным, брошенный им, что его дух в самом деле является к нему, трусу, укоряя его каждую ночь... или же получить доказательства того, что все пережитое: боль, потеря, горе, прощение - было одной сплошной ложью.
И только ли они?

Теперь он мог точно сказать, что испытал страх. Даже не страх, нет. В первый раз он, привыкший встречать угрозы в лицо, со смехом вступавший в бой с теми, чье имя боялись произносить вслух, почти готов был взмолиться о том, чтоб никогда не достичь своей цели. Не найти то, что ищет. В первый раз он был бы счастлив сложить это страшное бремя с себя, переложить на другие плечи; счастлив тем более, что знал: этого не случится.
Знал что никто не спасет. Знал, что увидит. Знал, что найдет то проклятое место, сколько бы не пришлось блуждать тут, в землях темных эльфов. Он уже пару раз заметил их патрули, ощутил изменения воздуха над собой в тот момент, когда над ним пролетали, в чарах невидимости (или попросту в стелсе) их корабли. Сейчас он не боялся их. Были вещи и пострашнее.
К тому же при нем был молот, и Страж, неусыпно следящий за миром, подал бы знак при приближеньи опасности. Но вечные враги Асгарда, похоже, не торопились вступить с Громовержцем в открытый конфликт: выжидали, подтягивали силы, готовили свои ловушки. Наверное, думали о том, какой выкуп отвалит Один за своего любимого сына.
Пусть думают дальше. Хорошая работа, ребята. Никто не узнал. Не узнает. Никто. Ни один живой человек.

... Он остановился на вершине холма, глядя вниз. Очередная долина казалась смутно знакомой - хотя на самом деле не отличалась от десятков долин, которых он уже исходил за сегодня. За вчера. Он потерял отсчет времени.
Черная пыль кружилась над пустоземьем, словно вуаль, маскирующая изуродованное горем лицо вдовы. О, если б он ошибался, если бы тело все еще было здесь, он превзошел бы всех вдов, всех обездоленных и покинутых невест в этом мире. О, как бы он плакал, как бы просил прощенья у брата, сколь тяжкий груз сложил бы в его могилу! Только бы ошибиться! Только бы найти его здесь - его, мертвого, брошенного, позабытого здесь на несколько лет.
Только бы оказаться трусом.

- Локи...- имя само срывается с его губ, и вместе с пыльным ветром начинает блуждать по земле, утекает, словно вода в песок. Тор вдыхает его, и оно скрипит на зубах, царапая нёбо, застревая в горле, сбивая дыхание. Он сплевывает его, как отраву - и застывает, когда взгляд натыкается на нечто, простертое в долине, у спуска с холмов.
- Локи.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-14 23:53:17)

+2

3

У основания холма, на вершине которого стоял Громовержец, из черного песка торчали клыки камней, те самые, памятные по битве, и именно рядом с ними было то, что так упорно искал Тор. Тело брата никуда не делось, лишь частично занесённое песками, оно, тем не менее, явно выделялось на общем фоне.
Стоило подойти ближе, и серое разделилось на чёрное, зелёное и потускневшее золото. Бесконечный ветер трепал обрывки истлевшего плаща и сухие, ломкие волосы, оставшиеся на голове трупа. Сам он был очень похож на то, что видел Одинсон во сне. Сухое, серое, словно мумифицированное тело, закрытые, ввалившиеся глаза, веки истончились, покрылись сеточкой морщин и трещин, провалились внутрь, когда сгнили и ссохлись глазные яблоки. Спекшиеся губы обратились в одну тонкую сплошную линию - не разомкнуть. Когда-то, тысячелетия назад, египтяне верили, что трупу обязательно надо распахнуть глаза и разомнуть уста, чтобы Ка и Ба могли покинуть тело и вернуться, чтобы душа не осталась замкнутой в клетке рассыпающегося в прах тела. Может, не так уж и заблуждались древние строители пирамид? Ведь сейчас, перед Тором лежала мумия, тело того, чья душа, видимо, не смогла покинуть земную обитель. В месте удара копья образовалась впадина, мягкие ткани высохли, рёбра провалились внутрь, образуя зияющую дыру, уже наполненную песком. Вообще, всё отличие трупа от призрака было в том, что последний кровоточил, в то время, как его физический двойник высох и лишился всех признаков влаги, способной сочиться или создавать гниение. Совершенно точно, неоспоримо, у ног асгардского принца лежал его брат, забытый, непогребённый, обратившийся в пустую высушенную погремушку, полную боли, обид и воспоминаний души, пленённой и страдающей.
***
Локи, как раз задремавший над одной страшно не интересной, но очень нужной к ознакомлению книгой, вздрогнул и поднял голову со скрещенных на столе рук. Моргнув, он в первое мгновение не понял даже, что разбудило его. Но вот тонкая-тонкая, невидимая ни единому взгляду, даже всевидящему, призрачная нить тренькнула снова. Натянулась. Завибрировала гитарной струной, перетянутой колками так, что, потяни еще, коснись - лопнет!
Локи медленно прикрыл глаза и прислушался. Расслабился, выдыхая, сливаясь с пространством, с этой струной, с тем, что лежало по другую сторону мира, в ином мире вовсе, на другом конце струны. С колком, который сейчас медленно проворачивался, привлекая внимание своего автора. Хитрец улыбнулся, сладко, довольно, предвкушающе, встал рывком и вот уже, в один миг, раздвоился, толкнул свою собственную проекцию по тонкой нити, намереваясь самолично посмотреть на представление. "Призрак" возник чуть в стороне, невидимый глазу, бесшумной тенью придвинулся ближе, наблюдая за разворачивающимся действом. Его брат пришёл на зов. Явился оплакивать труп! Ну как тут не отозваться, как не явиться и не занять место в первых рядах перед предстоящей драмой?

+2

4

Если кто-то невидимый ждал, что сейчас последует взрыв и сверкание молний, битье себя в грудь, проклятия и призывы всех кар, земных и небесных, на голову виновного в этой безвременной смерти, то этот зритель был бы жестоко разочарован. Тор, и правда, начинал спуск с холма на ватных ногах, но чем дольше он шел, чем ближе оказывался к ужасной находке, тем тверже делалась его поступь; выпрямились плечи, разгладились морщины на нависшем тяжелом лбу, а взгляд, затуманенный горем и долгим поиском, утратил свое дикое выражение. Сейчас, глядя на труп своего брата, на тело, доказывавшее его измену, он испытал такое же облегчение, как узник, услышавший вместо объявленья о казни нежданный оправдательный приговор. Он и в самом деле был пленником, и из его темницы вели только две двери: за одной его ждал брат, обличающий, мертвый, но очищенный от грехов, за второй... нет, сейчас об этом невозможно было даже подумать.
Как он мог заподозрить Локи?
Неужели, ослепленный взаимной враждой, вспышками гнева, тщеславием и своим, и своих нынешних "друзей", что бросили и его, и друг друга, оправдываясь и готовые оправдать все на свете,- неужели за этим всем он забыл те слова, которые как-то давно были сказаны ему в миг откровенности?
"Никогда не сомневайся, что я люблю тебя".

Не сомневайся.
Он усомнился.

Раскаянье черной волной хлынуло в его душу - но Тор вовремя остановил поток, лишающий сил и грозивший превратить его в слабого безумца. Для раскаянья, для слов о прощении будет много времени потом, когда он исполнит свой долг.

... Опустившись на колени, стараясь подавить ужас, который невольно внушает живым вид и запах смерти, он скинул куртку, и принялся осторожно, со всей бережливостью, отпущенной ему природой, принялся пеленать иссушенное ветром и песком тело, чтобы хоть как-то уберечь его при перемещении. Или согреть?
Руки предательски дрожали, когда иссушенная, словно пергамент, грубая кожа мумии, соприкасалась с живой плотью. Но Тор продолжал делать свое дело, уже без омерзения, с тем упрямством, которое пробуждалось в сыне Одина перед лицом беды или скорби. Ткань трескалась и плыла под его ногтями, кости грозили вот-вот рассыпаться в пыль - но все же он умудрился как-то сгрести в охапку свою ношу, и подняться на ноги.
С языка само собой сорвалось:
- Мы идем домой, Локи. Мы идем домой.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

+2

5

Пожалуй, такое событие не могло оставить равнодушным даже Локи. Он нетерпеливо потянулся, переступил с ноги на ногу, заволновался, наблюдая, жадно следя за выражением лица брата, ловя каждый вздох, каждое дрожание ресниц. И, чем ближе был Тор к телу, чем прямее становилась его спина, чем шире размах плеч, до того сгорбленных, тем больше мрачнел владелец тела, злее делалось его выражение лица. Не скорбит. Не оплакивает. Не рвёт на себе златые кудри, чёртов самовлюблённый асгардец. Убедиться прискакал, проверить, на месте ли труп, хранит ли несчастный Локи своё загробное молчание. Йотун сузил глаза, следя, поджал губы, уверенный, что уж следующей ночью он явится в сон братца очень рассерженным. И очень изобретательным. Заставит Тора извиваться от боли, корчиться от ужаса и страданий. Умолять.
Впрочем...
Серо-зелёные глаза прояснились, ушла из них туча, сгинула надвигающаяся буря. Локи просто не мог не почуять ту волну горя, что хлынула в душу Тора, не мог не оценить того, как опустился брат на колени, как глупо, но трогательно, трясущимися и непослушными от внутренней боли, руками пытается собрать воедино рассохшийся труп, как ловит каждый кусочек, жертвует собственной курткой...
Вздох, вырвавшийся из груди Хитреца, можно было бы назвать вздохом облегчения, рваным и полным внутреннего освобождения, вздохом прощения.
Нет.
Локи дёрнулся, осознав, какие мысли затопили его, сморгнул разлившееся во взгляде тепло и поджал губы, вновь. Не бывать такому, чтобы он, Локи Асгардский, так просто простил непутёвому брату столь долгий срок между своей гибелью и преклонением колен у мёртвого тела. Слишком долго шёл Тор к нему. Да и пришёл-то лишь потому, что получил направляющий пинок в виде ночного кошмара. Кошмаров.
"Что, братец, пришёл загладить вину? Выкупить себе спокойный сон? Или хочешь убедиться, что я безвозвратно мёртв?" - Локи мысленно рассмеялся, растянул губы в усмешке, спасаясь от минутной душевной слабости за привычными насмешками и жестокостью.
За собственной борьбой с самим собой, он, как-то, упустил тот момент, когда Тор встал, поднялся с колен и поднял свою ношу, унося её прочь из безжизненного серого ада. А Локи... А что Локи? Локи остался стоять истуканом, будто пригвоздило его ледяным копьём к месту, когда с губ брата сорвались такие простые слова.
Домой?..
Хитрец догнал Одинсона только на вершине холма, невидимой тенью пристроился позади, мрачно созерцая широкую спину. Чёртов Тор! Он умудрился испортить ему всё представление, всего парой слов и жестов выбив из колеи, расколупав крепкий ледяной панцирь, прикрывающий мягкое нутро от слишком сентиментальных мыслей. Глупость! Всё это несусветная глупость! И он, Локи, сын Лафея, дитя йотунхеймских льдов, ни за что не поддастся этому обману, не простит, не допустит даже возможности примирения. Нет у него дома в Асгарде! Нигде его нет. Локи - скиталец, изгнанный и неоценённый, а значит, он сам добудет себе дом без чужих дурацких слов и обещаний, без всей этой сентиментальной ерунды, столь любимой братом.

+2

6

Если бы Одинсон мог услышать, как называет себя Локи Асгардским тот, кто всегда клялся и утверждал, что Асгард ему не дом, он бы, наверное, улыбнулся. Потрепал брата по лицу, как когда-то, и повторил бы свое предложение. Но не сейчас. Сейчас он вскарабкался на вершину холма, унося с проклятого места останки погибшего, краем глаза наблюдая за тем, как мелькают на горизонте невысокие фигуры, как начинают они стягиваться в отряды, а командиры раздают команды.
Ничего. Скоро они будут дома.
О том, что путь сейчас слишком опасен, он даже не думал. Сейчас в его голове, в сердце, во всем его существе жила только одна мысль: вернуть Локи туда, где тому надлежало быть по праву. Пусть не по праву рождения - в память о том, какое решение принял отец, о той любви, которую отдала приемышу мать, о том, как вместе с асгардцами тот рос и мужал, как отдавал все силы, всего себя своей новой родине.
Как он погиб, защищая брата.

- Хэймдалль!
Никакого ответа. Мьельнир, почуявший беду, дрогнул, обжигая ногу уколом электрического разряда. Ничего-ничего. Скоро. Мало ли, на что мог отвлечься Страж Моста. Может, еще один дракон вывалился, или отвлекся не несколько секунд.
Сиф там одна в Мидгарде, приглядывает за ней, видимо. Или на совете... хотя вот этого бы и не хотелось. Он нужен. Нужен вот прямо сейчас.
- Хэймдалль!
- Зачем несешь колдовскую падаль в чистый град Асов, сын Одина?- голос Стража зазвучал, словно колокол, и Тор даже вздрогнул, до того неожиданным, несмотря на ожиданье, тот был, и насколько звучал отрешенно и твердо, как глас судии. Но когда до него дошел смысл сказанного, трепет и недоумение сменились возмущеньем - следом же за ним огненной волной пришла ярость.
- Ты что, ополоумел?- тем не менее, сохраняя еще остатки почтения, возвышая голос, Тор крепче прижал к себе мумию, задирая голову, словно бы взглядом пытаясь испепелить зарвавшегося собеседника. Молот на бедре завибрировал, рассыпав сноп искр - но сейчас хозяин даже не обратил на это внимания.
- Открой мост, Хэймдалль!
- Нет.

Отказ камнем упал с высокого неба, и от него волной раскатилась новая вспышка гнева. Нет, такое случалось и раньше, когда беспокойный подросток просился домой, волоча за собой на хвосте целую армию врагов. Но теперь! Тор быстро оглянулся по сторонам. Никого. Эльфы то ли попрятались, то ли отступили, решив не связываться. Или подкрадываются. В любом случае, их было не так много, чтоб он и в одиночку не смог справиться с целой армией.
- Хэймдалль!
В этот раз Громовержец издал рев, подобный реву раненого льва из Мидгардсокой саванны. Руки сжались в кулаки, и, если б не тело брата, он бы уже в ярости потрясал ими, угрожая невидимому собеседнику. Ярость подобно вулкану бушевала в нем, и если бы Страж в эту минуту появился перед взывающим во плоти, ему бы не поздоровилось.
- Хэймдалль!
- Скорбь по йотуну затмила твой разум, Одинсон,- Хранитель, один из немногих, кто видел Локи в истинном облике, не выбирал слова.- Колдун морочит тебя своими игрушками, а ты веришь ему всем сердцем. Черной магии не место в пределах Асгарда. Мост будет зарыт.
- Ах ты... старый дурак! Выживший из ума! Вот вернусь, я тебе...- бессильный гнев вылился в череду проклятий, которые Тор изобильно рассыпал в адрес собеседника. Он смешивал брань всех девяти миров, употребляя порою такие выражения, что даже невозмутимый Хэймдалль на своем посту слегка пошевелил бровью. Однако итог был один, и в конце концов Тор, задыхаясь, в слезах от нахлынувшей слабости и бешеного ветра, почти рухнул на песок, в каком-то отчаянье продолжая прижимать к себе тело.
- Впусти меня, я прошу,- проговорил он, чувствуя, как последние надежды покидают его, и правда, во всем неприкрытом безобразии, подкрадывается, как нож убийцы.
- Манназ,- только и бросил в ответ неумолимый собеседник.- Воззови к Манназ. Она откроет тебе, что ты пытаешься узнать.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-15 13:05:48)

+1

7

Даже самый хитрый из хитрецов, бывает, ошибается. Так случилось и с Локи. Он предусмотрел всё, кроме одного.
Хеймдалль.
Чёртов всевидящий старик, который на дух его не переносил ещё с юношества и вечно докладывал Одину о мелких пакостях и прогулках за пределами Асгарда. Пока Локи не научился прятаться от его глаз. Научился, да только, не вспомнил про его всевидение теперь. Да и как спрятать от проклятого всезнайки поддельную сущность трупа?
Когда Хитрец зазывал брата "в гости", меньше всего он ожидал того, что Тор решится тащить мумию в Асгард. Рассчитывал он, скорее, на то, что могилу Громовержец организует прямо тут и будет регулярно ходить оплакивать. И потом, ну кто этого Стража вообще спрашивает? Его дело открывать врата, а не спорить с наследником трона, что тому тащить домой, а что нет. Да ещё и подчёркивает природу младшего принца. Йотун. Нет, это не оскорбляло, когда он сам себя так называл. Но в устах другого звучало оскорблением.
И вот теперь, Локи был в ярости. На Хеймдалля. На Тора. И, прежде всего, на себя самого, так глупо упустившего из поля зрения столь очевидную проблему.
Впрочем... Все ещё оставалось это волшебное "впрочем".
Тора не пустили. Йотун хихикнул, подкрался ближе, рассматривая на лице брата ярость. Это было забавно. Это вызывало некоторую жалость. Это неимоверно радовало. Тора. Не пустили. В Асгард. Да над этим стоило хохотать и пить вино. Локи только ухмылялся, чтобы не потерять контроль над мороком. Ухмылялся и наслаждался моментом, стараясь запомнить эту смесь разочарования, ярости, растерянности. Совсем, как в тот раз, когда Один вышиб любимого сыночка из Асгарда, лишив молота. Навевало воспоминания. За своими приятными воспоминаниями он даже не сразу понял, о чём там даёт советы Страж. А когда понял, согнулся в беззвучном хохоте.
Тор и магия. Магия и Тор. Тор, это Магия, она может всё. Магия, это Тор, он глуп и никогда тобой не овладеет. Приятно познакомиться. Шутка века в стенах Асгарда. Шутка, достойная бурных аплодисментов. Локи и аплодировал. Хеймдаллю. Беззвучно и насмешливо. Пусть посмотрит, не всё же ему говорить гадости за спиной. Он же всё видит. А Локи теперь и не скрывал от него свой морок. Главное, что не видит оригинал, остальное - ерунда.
Но, Хеймдалль - это, конечно, весело, но куда больше интересовало Лафейсона то, как братец будет исполнять совет. Он даже присел прямо на песок в паре метров от живописной пары - Тора и его мумии.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-16 02:03:40)

+2

8

Для Тора магия, действительно, никогда не была любимым предметов в школе. Не то чтобы он сторонился ее, или боялся, или же презирал, как многие недальновидные люди в Асгарде... просто как-то так вышло, что он привык больше надеяться на силу мускулов, крепость стали, и плечо друга, стоящего рядом с ним в плотном строю. Но руны были в ходу даже самых простых пехотинцев, ведь тому, кто выходит на поединок со смертью, нужна надежда, обещанье судьбы, что она, как невеста, дождется, и он вернется домой.
Это было самое примитивное гаданье, прижившееся даже в Мидгарде; конечно же, те, кто владел высоким искусством, смеялись над ними, сравнивая его с тем, чтоб колоть орехи тончайшим инструментом. Но теперь было не до смеха, теперь Тор рад был бы ухватиться за любую соломинку, даже зная, что она утащит его в ад.

И все же он долго колебался прежде чем последовать совету. В первый миг виною было смущение и почти взявшее верх желание отступить, укрыться, сослаться на то, что при нем нет заветных костей. Но в избытке было другое: Громовержец не в силах был больше выносить игры колдунов и тайны, что приходили к нему по ночам, сводя с ума.
Никто не знал, но столь невовремя принесенная влюбленной девчонкой пряжка Локи была при нем, не разбилась после броска в камин: в первый свой день на земле он соорудил для нее застежку для пояса, пообещав себе, что, если ее слова станут правдой, на этом самом ремне поволочет пойманного врага в Асгард, в темницу или на суд.
Он опустил свою ношу наземь - по-прежнему осторожно, но без трепета, пронзавшей его при мысли о смерти брата. Затем отстегнул ремень - и отпущенный на свободу молот тут же задрожал, словно в предчувствии боя. Однако Тор опустил его наземь - и одним быстрым движением вырвал золоченую побрякушку из сжимавших ее кожаных петель.
Острый край резанул по ладони. "Даже твои вещи кусают меня, брат". Впрочем, сейчас это было к лучшему. Наклонившись, чувствуя как теплая кровь начинает сбегать по кончикам пальцев, он начертил на песке первый символ.

Перт. Открой мне то, что было сокрыто доселе. Я прошел через пустоши, я дошел до этого места. Я здесь, рядом с телом брата. Я пойду дальше, лишь укажи мне путь. Куда ты не поведешь меня, обещаю, я буду идти, пока не кончится твердь.

Ансуз. Верни мне мою потерю, отдай мне того, кого я любил больше своей жизни. Дай мне мудрости, чтобы принять его, чтобы увидеть таким, каков есть, подари мне желанную встречу хотя бы на миг, и, если нужно - возьми все, что сочтешь нужным. Сотню лет, десять сотен лет, всю мою жизнь - дай мне знак, я хочу видеть его, я хочу убедиться, что есть надежда.

Тейваз. Ты видишь меня, ты видишь мой дух, я нацелен как лук в руках охотника, я вижу цель, моя воля едина. Я твой небесный воин, я пойду за тобой, куда поведешь. Верни мне брата, верни сына отца моего, пусть не по крови, по его силе, по его мыслям. Отец, Вседержитель, дай мне свою силу, дай мне экстаз, дай, как и ты, острым взором увидеть сокрытое, подари мне разящий разум.

Вы, руны света, я чист, магия омывает меня, здесь, в этом месте, на этой черной земле. Возьмите мою кровь, возьмите волю, возьмите все силы души моей, наведите меня на цель. Я хочу знать, я хочу видеть, я хочу обрести желаемое. Я смиренен перед вашей силой, я чист, я прошу вашей помощи на верном пути. Освети мою цель, Кано, удалите преграды, Райдо, Эваз, подарите мне радость встречи, Ингуз и Вуньо.

Осталась последняя. Тор долго смотрит на песок, прежде чем вывести ее, ожидая, пока кровь достаточно напитает его, словно голодный рот. Две вертикальных черты, и косой крест между ними. Воины, перекрестившие мечи. Братья, сжимающие друг друга в объятиях.
Манназ.

... Ветер с эльфийских земель, черный ветер, пропитанный магией, ветер пустыни, где некогда явлен был Камень реальности, заставляя отступить тени, разрушая иллюзии,- ветер ударил его в спину, взметнув светлые волосы, заставляя затрепетать тонкую рубаху на плечах Тора, и ткань окружавшего его колдовства.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-16 15:53:23)

+1

9

Тор так долго колебался и мялся, что Локи заскучал. Всё это было похоже на первый раз некоей скромной особы, которой и хочется и колется. Хотелось даже подбодрить братца парочкой колких шуточек. Но Лафейсон смолчал. Заскучав, он принялся осматриваться, выискивая местных злобненьких остроухих, потом подновил на трупе иллюзию, чтобы выглядел поэффектнее при внимательном рассматривании. Он, даже, всерьёз задумался о том, чтобы разорвать связь, т.к. интересного ничего не происходило и Тор, похоже, вознамерился уснуть прямо тут, страстно обнимая труп драгоценного брата. Вон, даже раздеваться начал, ремень уже с себя эффектно сорвал. Неужели надругаться над мумией решил? Локи хихикнул от этой мысли, оживившись, и осёкся, поднял на встряхнувшегося асгардца взгляд.
"Да ладно?.."
Тор помялся, поозирался воровато, словно его кто-то на скрытую камеру снимал (так ведь шутили в Мидгарде?), потом зажал в кулаке печально-знакомую пряжку. Йотунн помрачнел. И когда только она в руки старшему принцу попала-то? А он всё искал её тогда, облазил вдоль и поперёк библиотеку, комнату, даже тронный зал. А оказывается, её Тор пригрел. Не иначе, собирался одинокими ночами на светлый образ младшего брата... Вздыхать.
Запах крови Локи почуял даже через морок. Подобрался весь, напрягся, осознавая, что происходит, напряжённо следя за Тором. Он и теперь не знал, рвать когти отсюда или досмотреть представление до конца? В конце концов, всё ещё Тор и Магия. Но, то, что вытворял брат, было ведомо распоследнему новичку в рядах эйнхериев. Хотя, как помнил Хитрец, ни разу у Одинсона не выходило на занятиях управиться со всей цепочкой рун и получить желаемый результат. Но, раньше он и не использовал собственную кровь.
Неужели магия крови? Руны на крови? Слова и обещания падали и утопали в ватной тишине, обступившей их вокруг. Её не мог "услышать" случайный прохожий, вероятно, даже не слышал сам Тор. Зато Локи задыхался от этой пустоты на месте звуков. Руны слышали просителя и отзывались. Каждое новое имя падало каплей крови и звучало ударом колокола. Теперь уже, при всём желании, сбежать Лафейсон просто не мог, он оказался внутри магического кокона, стянувшегося вокруг тише и мягче смертельной паутины. Выхода не было. Побег не состоялся. Морок медленно встал с песка, подошёл ближе, наблюдая. Терять было уже нечего, так хоть посмотреть, что выйдет у горе-колдуна.
А у колдуна выходило.
Ветер взметнул волосы, черный пыль пустошей поднялась, закружилась вокруг них, скрывая под куполом от чужих взглядов - не подступиться, не подсмотреть, ни визуально, ни магически. Пожалуй, сейчас, даже Хеймдалль потерял их из виду. Руны вспыхивали по очерёдности их призыва, разгорались, отрывались от песка сияющими символами,  водили хоровод, сужаясь, стягиваясь удавкой вокруг. Последняя, Манназ, разгорелась багрово-красным, налилась, оставаясь на песке. Мгновение не происходило ничего, а потом она вспыхнула и труп у ног Тора вспыхнул магическим пламенем. Он и не горел вовсе, просто слой за слоем с него ссыпались иллюзии, словно обугливалась и рассыпалась в пепел бумага, пока не осталась деревянная болванка в одежде Локи. Последней вспыхнула лента на шее болванки с вязью символов, видимо, и призванная хранить иллюзию, несмотря ни на что.
Серая карусель пыли остановилась, замерла в воздухе, разбушевавшиеся руны опали одна за другой на песок, вновь, становясь нарисованными символами, медленно бледнея и впитывая жертвенную кровь. Песок осыпался дождем. Не погасла лишь одна, продолжая наливаться кровавым. Манназ. Пряжка в ладони Тора нагрелась, задрожала и вырвалась, располосовав руку еще сильнее. На мгновение зависнув над руной, пряжка крутанулась и улетела в сторону, будто её кто швырнул.
К ногам морока.
Локи остановил взгляд на ней, долго рассматривал, осознавая. А потом очень медленно поднял взгляд на брата. Он не сомневался - теперь видит.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-16 23:12:59)

+2

10

Локи, или его двойник, кто бы ни был сейчас перед стоящим на коленях Громовержцем - ошиблись. Его глаза смотрели прямо перед собой, слезясь от жгучего ветра, полные слез; но видел ли он ими, было сомнительно. Сейчас могло показаться, что в них разливаются вспышки молний, или сверкает безбрежная даль небес,- но это виденье мелькнуло и исчезло, напоследок сверкнув так ярко, что заставило асгардца заморгать.
- Локи?
Он произнес это с сомнением. Лишь с ним одним. Осторожно, как пробовал бы ногой тонкий лед. Надави сильней - и разрушишь, провалишься опять в черную воду, чтоб задыхаясь, давясь мраком, хватать ртом хоть глоток воздуха.
Морщина залегает между бровей, лицо кривится от боли, когда тело обмякает, словно бы обессилев под тяжестью разочарования.
- Опять пришел мучить меня? Уходи. Я уже сказал.

Он отворачивается, показывая, что не желает повторения снов, что он устал и разочарован, ему надоело, и неупокоенный дух может искать и стенать своим жертвам в другом месте. Но взгляд упирается в куклу, лежащую на песке, Тор сглатывает от подступившей догадки,- и через мгновение разворачивается с хитрецу.
Всем телом.

- Локи?!
Это крик звенит над выгоревшим холмом, перекрывает ветер, он несется по скалам, как мяч, пущенный скорой рукой. В этом крике надежда, и отступающее неверие, и еще полная сомненьями радость, но главное - главное понимание, что в этот раз, прямо сейчас, сегодня, тот наконец услышал призывающий его голос, и внемлет ему, и что чужая боль в первый раз не осталась им незамеченной.
Громовержец вскакивает и делает шаг, чтобы застыть, не надеясь на большее. Он только смотрит на наваждение, на узкое лицо, так не похожее на его собственное, словно сработанное резчиком по кости, на знакомый образ - и не в силах сдержаться, вытягивает вперед руку.
Чтоб тут же вновь замереть.
- Локи...

Наверное ни один Орфей не смотрел так на Эвридику, вернувшуюся из царства мертвых. Если бы плоть, человеческая или призрачная, могла загореться под взглядом, то вырванный из своего колдовского мирка призрак Локи пылал бы сейчас синим пламенем. Что ты приготовил мне? Снова обман, ждешь, что Тор опять попадется? Знаешь, что сколько бы времени не прошло, он будет танцевать на этих граблях, к удовольствию наводящего морок, как собачка за лакомство. Изысканнейшее из лакомств - один твой взгляд, йотун.
Но понимание все же приходит. Тор снова смотрит на стоящую перед собой фигуру, потом на то, что осталось от трупа, и делает шаг назад. Нет, полшага. Потом, вдруг посуровев лицом, выпрямляется, и во взгляде его вспыхивает жгучая ненависть.
Он желал узнать правду. Теперь он ее знает.

Брезгливо, почти с отвращеньем, Тор выбрасывает вперед руку, не удивляясь, когда она погружается в призрачную плоть, проходит ее насквозь, и невредимой выходит обратно. Усмешка мелькает на его губах. Горький урок: за какого же дурака тебя держат, если вновь и вновь подсовывают все тот же старый трюк.
Но короткий взгляд на сожженную фигуру убеждает, что он тот дурак и есть.
Еще одна правда.

Вопрос, обращенный к призраку, полон презрения.
- Где твой хозяин?
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-17 00:00:02)

+1

11

Локи смотрит на брата, ожидая. Выжидая даже. Пока действовала магия рун (а она действует, пока Тор не принял правду), уйти он не может. Остаётся только молча наблюдать. Наблюдать есть за чем: он никогда не видел Тора колдующим, ни единого раза не сталкивался с его рунической магией и не знает, каковы последствия такого радикального использования собственной крови. Сказать точнее, он-то сам знает последствия, но вот каковы они для Тора - это незнакомо, ново. И Локи смотрит. Смотрит молча, считая, что слова излишни, что не стоит первым подавать голос.
Он вздрагивает, когда брат гонит прочь, как навязчивый ночной кошмар, смотрит в глаза, пытаясь понять, шутка это, попытка подловить его, Лафейсона, или принц тронулся умом в обмен на помощь рун? Локи не ухмыляется, не шутит, смотрит, наблюдает, без страха, но с опаской. Мало ли. Он и сам не понимает, как так вышло, что он тут, но, одновременно, в Мидгарде. Хотя, понимает, конечно. Просто не ожидал, что подобная магия сможет захватить и подчинить его, со всеми его знаниями и талантами. Впрочем, о чём тут говорить, когда в ход пошла изначальная рунная, да еще на крови...
Задумавшись, йотун пропускает момент, когда что-то меняется, когда Одинсон вспыхивает прежним своим пламенем, выпускает на волю злость. И вздрагивает от окрика. А потом отшатывается от взмаха руки. Он, всё ещё, не уверен, так ли наматериально его воплощение здесь и сейчас, не выйдет ли так, что рука Тора вцепится в ворот сюртука, дёрнет. Он впервые ощущает себя так. И ещё хуже делается от взгляда.
Тор. Так. Не. Смотрел. Никогда.
Локи смаргивает, отшатывается, шаг, другой, он впервые не понимает, как реагировать на _такого_ брата. И, привычно, прячется за усмешкой. За кривой, тонкогубой усмешкой, за шутовским поклоном, за разведёнными в стороны руками, мол, не знаю, как оно так вышло, но вот он я, братец! Он уже готов сказать очередную колкость, но спотыкается о брошенные слова. Улыбка сползает с губ, как тает и течёт весенний снег.
- Прости... Кто? - Теперь Локи смотрит на Тора мрачно, оскорблённо, склонив голову к плечу, будто, пытаясь рассмотреть степень его сумасшествия.
- Я сам себе хозяин, братец. И всегда был им. Ты тронулся умом от единственной попытки поколдовать?

+1

12

- У меня нет... брата,- ноздри мужчины трепещут в ответ, и одно только убеждение, что все это - морок, удерживает его от того, чтоб дать волю своему гневу.- Я спрашиваю тебя, где твой хозяин, йотун, зовущий себя Локи. Отвечай!- на миг воля и разум оставляет его, и окрик, похожий на рык раненого льва, снова разносится над холмами, заставляя землю и камни мелко дрожать, словно в испуге. Даже небо, и то мрачнеет, облака набегают на и без того темное своды; очевидно, что их, словно железо к магниту, притягивает к возвышенности, на которой стоят две фигуры. Молот, лежащий в песке, тоже с готовностью отзывается на хозяйский гнев, но Громовержец пока игнорирует его зов, лишь недвусмысленно ухмыляясь.
Можно ли убить призрак? А причинить ему боль? Узнаем, если понадобится.

Зная того, второго, он едва ли ждет ответа на свой вопрос, а потом произносит, без злобы, потому что слишком уж много чести - выказывать такой почет слуге.
- Когда вернешься к нему, передай: пусть бежит, пусть зароется в землю так глубоко, как только сможет. Не будет ему покоя или пощады, пока я дышу. Или пока дышит он - значит, недолго. И пусть не надеется на свою магию,- носком сапога поддевая голову куклы, он отшвыривает ее от себя, словно падаль, и падалью ее называл Хэймдалль, мудрый, всевидящий друг, уберегший его от очередной ошибки.- Пусть знает, что на него теперь тоже найдется управа.

Взгляд Тора наполняется обещанием. Значит, вот как. Не тебе одному, йотун, дано затмевать разум людей, и со злом приходить в их сны. Значит, есть то, что может причинить и тебе вред, вывести из себя, досаждать, словно муха, и жалить, занося яд в твои раны. Хочешь ли ты увидеть, как умерла твоя мать? Или хочешь узнать, каково это - быть запертым в клетке? Помнишь детство, помнишь свои унижения? О, ты получишь их все, ты вспомнишь каждый свой крик, каждую слезу, переживешь заново каждый миг своего позора. Если, чтоб победить тебя, нужно зло - я стану злом. Если для тебя больше нет чести и гордости - их не останется и для меня.
Когда-нибудь ты поймешь, что означает это слово - "предательство".

- Передай это твари,- медленно произносит он, и в посветлевших глазах снова вспыхивает огонь,- что в моем сердце он навсегда умер, как весь Асгард умер для него. Если, конечно, у него есть сердце. Ползи.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-17 01:16:55)

+1

13

Пожалуй, это было бы страшно, если бы, только, Локи не был готов к тому, что однажды Тор всё узнает и... Будет очень зол. О да, братец просто непередаваемо зол. Он в ярости и мог бы сейчас дать сто очков вперёд самому Халку. Как ни крути, но получается, что вся эта ситуация сложилась только на пользу йотуну. Встреться он с Тором нос к носу и тот скрутил бы его в бараний рог. А так... Ну, помахал руками сквозь морок, ну посверкал глазищами, исходя на бешенство. Остынет. А даже, если нет, так что же, впервой, что ли, Хитрецу переживать грозу чужой ненависти?
Хотя, в самой глубине его души, почему-то, столь откровенная ненависть в глазах главной Златовласки Асгарда печалит. Но не плакать же от этого, право слово. И Локи ухмыляется в ответ, прячется за маской вечного насмешника, прикрывает глаза, слушая угрозы и шипение, как музыку, жмурится довольным котом. А когда ярость Одинсона достигает апогея, смеётся. Прямо в лицо. Наверное, он копает себе могилу. С такой злобой Тор способен найти его прямо сейчас и оторвать голову. Но, иначе Хитрец просто не умеет.
- Сводный. Есть. - Выдаёт он, стоит только разгневанному Громовержцу замолкнуть для вздоха.
- У тебя есть сводный брат. Я. Как бы ты не бесился. Это не изменится, бра-а-а-а-а-тец! - Хихикает он в самой мерзкой своей манере. Качнувшись с пятки на носок и обратно, Локи отмирает и мягкой поступью обходит Тора, будто рассматривая после долгой разлуки.
- Неужели так зол на мои маленькие ночные приветы? А я, знаешь, скучал по тебе. Не сдержался, решил навестить. Ты так долго не шёл к моему деревянному другу. - Кивнул он на болванку. - А я ведь ждал. Специально оставил связь с ним, Тор. Но тебе, кажется, было неплохо и без меня. Кстати! - Он резко развернулся на пятках и остановился нос к носу с братом.
- Вообще-то, после победы в бою, ты мог бы вернуться за мной. Боги живучи. А я, правда, был ранен. Ты мог найти меня там после боя. И спасти. И я жил бы у тебя под боком. Но тебе понравилась идея моей смерти. Да, Тор? Ты наслаждался своим горем, упивался тоской по мне? А ты знаешь, каково было мне? Остаться здесь в темноте и одиночестве? Тогда ведь ты держал за руку не иллюзию. Ты прекрасно знаешь, что я был настоящий. И кровь, оставшаяся на твоих руках, была настоящей из самой настоящей раны. Я был материален и ранен. Не подумал об этом, да? - Локи склонил голову к плечу и улыбнулся, стоя, всё так же, очень близко.
- Не надо полыхать на меня грозным взором. Я _уполз_ тогда. И зализал свои раны. Мне не к кому было возвращаться, Тор. Не к брату, который с радостью меня похоронил. Не к отцу, который мечтает видеть меня в клетке. Я живу только потому, что помог себе сам. И теперь я никуда не поползу. - Лафейсон поджал губы, нахмурился, полыхая ледяным взглядом в ответ.
- Моя вина в том, что я выжил? Или ты так ненавидишь меня за ночные встречи? Согласен, был несдержан. А ты думаешь, я не испытываю обиды и жажды мщения за вот это всё? - Локи махнул в сторону оврага, из которого они выбрались недавно.
- То, что ты видел во сне, было бы со мной в самом деле, не спасись я. Смерть. Неупокоенная душа, привязанная навечно к проклятому оврагу. Высохшая мумия. И никакой могилы, Тор. Никакой Вальхаллы. Даже ледяные пустыни йотунхеймского запределья мне не светили бы. Максимум - Хельхейм. Но главное у нас сейчас то, что бедного маленького Тора обманули и предали, да? Только, Тор, я бы поспорил о том, кто тут предатель. - Локи оскалился в конце, почти шипя это брату в лицо.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-17 12:39:09)

+1

14

Ложь. Все это была ложь. Проклятый колдун - или кому бы там не служил призрак Локи - хочет заставить его снова почувствовать вину. Снова страдать. Снова раскаиваться, в сотый раз, за ошибки, за страшные, роковые промахи, которые навсегда разлучили двух братьев. Сколько раз в ночной темноте он с криком пытался найти брата на черных полях Свартальфхейма! Почему он не бросил весь мир, и не остался тогда с ним?
Ах да, Джейн... с ним была Джейн. Мимолетное увлечение, смертная женщина, на которую он променял любовь самого близкого человека. Бросил его. Постарался забыть о нем.
Нет. Все это неправда. Просто попытка ослабить его, попытка сломать его волю. Чего не хватало его брату, принцу Асгардскому, когда тот предался в объятия черной магии, отвернулся от всех, затеял убить своего отца, ложью захватить трон? Разве ему было недостаточно любви? Разве сам он не смеялся над ней, как над глупой слабостью? И сейчас снова смеется, смеется, смеется над ним, не чувствуя и сотой доли чужой боли.

Ярость вновь застилает взор Тора, ослепляет, парализует разум, проливаясь холодным потом на спину, сбивая дыхание. Он начинает терять контроль над рунами, над черным ветром над головой - и, почуяв это, стихии начинают собственную ужасную пляску. Небо мутится, чернота разливается над головами спорщиков, гром, похожий на зевок демона, начинает гудеть в необъятной вышине. Знаки, кружащиеся возле них, снова вспыхивают, наливаются кровью, и придвигаются к заклинателю, сужая кольцо, заставляя дрожащих от ненависти мужчин приближаться друг к другу. С кончиков порезанных пальцев в ним тянутся нити - красный бисер, сбегающий по руке, питающий руны, делающий их ненасытнее и жаднее.
И все ненасытнее и жаднее смотрят на них глаза эльфов, подступающих ближе к магическому вихрю, кружащемуся на вершине холма. Они знают: рано или поздно роковая сила здешних мест иссушит силы вопрошающего, выпьет его до дна, и оставит им легкой добычей. Нужно лишь подождать, пока магия этих черных земель перемелет магию, сотворенную глупым асгардцем.

Чего не хватало тебе, Локи?
Тор чувствует подступающую дурноту, но отмахивается от нее, сочтя еще одним колдовским мороком. Если бы буря, что бушевала в сердце, вырвалась сейчас на свободу, от этого мира не осталось бы и следа. Как и от них с йотуном. Может быть, это было бы лучше, чем эта вечная ненависть, на которую они были обречены, связанные навечно ошибкой Одина,  его жаждой власти... и материнской любовью.
Это были твои чары, мать? Повязать их черной магией, чтобы один не мог жить, если не выживет другой? Сделать из них две ветки одного дерева, день и ночь, черное и белое, превратить их в раздвоенный язык змеи? Они вольны разойтись, разлучиться, сбежать друг от друга на дальние края мирозданья,- но они связаны этой ненавистью/любовью, и узы эти разорвет только смерть. Одного из них.
Второй исчахнет сам.

- Ты получил то, что хотел,- не говорит, а почти лает он в ответ, в голосе мужчины звучит ненависть, но глаза выдают его, и Тор поспешно отводит взор. В ярости от собственной слабости он готов рвать на себе волосы, но успевает справиться, и снова смотрит на Локи, враждебно и жестко, напоминая себе, что тот не стоит ни его любви, ни его гнева, и что существо перед ним - всего лишь иллюзия.
Не замечая, что начинает говорить с ней, словно с живым.
- Ты выбрал судьбу, не пожелав смириться с поражением и возвращением Одина. И смеешь меня упрекать в том, что я выбрал свою. Мы квиты, Локи. Я отнял у тебя трон, которого ты так желал, ты отнял у меня то, что я желал больше него. А ты все не успокоишься. Все приходишь мне мстить. Все еще не насытился? Нет? Среди твоих новых друзей разве никто не способен насытить твою опустевшую душу?

... Встревоженный крик Хэймдалля раскатом грома проносится над их головами. Но колдовской кокон не пропускает его, заглушает, не желая так рано отпускать свою жертву. Темнота снова накатывает на Тора, но он, шире расставив ноги, находит в себе силы сопротивляться и не упасть. По побелевшему лицу течет пот.
- Один-единственный раз ты пожертвовал собой для кого-то - и будешь теперь мстить мне за это? Но ведь ты опять лжешь. Ты ведь всего-навсего обеспечил себе ловкий уход. Такой, чтобы я запомнил навечно. И вечно терзался. Скажи это хотя бы теперь, как перед лицом смерти, сознайся, что все это была только ложь!
Крик Одинсона сливается с новым ударом грома.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2017-11-17 11:04:37)

+1

15

- Да на кой сдался мне трон твоего проклятого Асгарда? - Вспылил Локи, взмахнул руками так, что плащ взметнулся.
- Мне. Он. Давно. Не нужен! Кем там управлять?! Стайкой пустоголовых девиц, помешанных на золотых цацках и мускулах, тупыми вояками и такими же недалекими боевыми подругами? Умных и интересных людей в Асгарде можно пересчитать по пальцам. И большинство из них из Ванахейма. Чего мне искать в Асгарде? Я говорил тебе это еще тогда, на Биврёсте! - Лафейсон отшатнулся, окинул взглядом происходящее вокруг, оценил масштабы катастрофы и хмуро зыркнул на брата.
- Признания я хотел, Тор. Неужели ты настолько туп и глух, чтобы не услышать меня и с двадцатого раза? Я хотел быть не "вы мои сыновья и ровны, но Тор, все-таки, ровнее", а быть одинаково-важным. Но, не срослось - Локи, вдруг, улыбнулся, разводя руками. - Родная кровушка, она же ближе к телу, чем чужеродная и даже не асгардская. Но это всё в прошлом, братец. Для меня точно. А если бы ты не возвращался раз от раза памятью в прошлое, то давно бы уже научился слышать меня и видеть реальное положение дел и мотивы окружающих. Не стоит зацикливаться на том, что оттоптало тебе мозоль, а то так из тебя не выйдет мудрого царя, знаешь ли. - Морок потянулся к руке, с которой капала кровь, будто хотел перехватить, остановить. Но иллюзия прошла сквозь и йотун досадливо поморщился, передёрнул плечами, недовольный своей секундной слабостью.
- И даже сейчас ты, вновь, слышишь только себя, Тор. Я не мщу тебе за свою жертву, просто напомнил о себе в таком тоне из-за твоего безразличия. Не за то, что ты не оценил моего шага, а за то, что твои братские чувства равны нулю. Потому что, иначе бы, ты прибежал сюда после всего, а не любовные свои дела решал. Да и не месть это была, мелкая шалость. Какой вред она принесла тебе, кроме мигрени и пустого беспокойства? - Локи покачал головой и кивнул на свистопляску рун. - Заканчивай с этим, а то истратишь всего себя и бесславно сдохнешь от собственной ярости. И все твои красивые и злые обещания канут в небытие. Вот позорище-то будет, наследник Асгардского трона погиб не в бою, а от собственной глупости, от собственного _колдовства_. - Хитрец захихикал, знакомо, гадко. Только глаза не смеялись, смотрели с тёмным беспокойством, тревогой, всё чаще взгляд его ловил кровавые руны и алые капли, летящие в песок с рассечённой руки.
- А знаешь что? Ты так привык считать, что бог хитрости способен только врать, что я тебе кое-что покажу. - Локи отступил на шаг, еще на шаг, ища выход из магической бури.
- Давай поиграем, Тор. Ты предложил мне спрятаться? Что же, так и поступлю. Только внимательно осмотрись вокруг. Знаешь, где лучшее место для тайника? Под самым носом у ищущего, братец. Это тебе подсказка. - Лафейсон сделал еще шаг и наткнулся спиной на невидимый барьер, дёрнулся, ощутив, как карусель песка царапает спину, будто он тут стоит во плоти.
- Так вот, играем в прятки. Найдёшь меня - покажу тебе кое-что. Доказательство того, что в тот раз, здесь, я не врал тебе. Захочешь - проверишь своими рунами. С ними-то я не совру точно. - Йотун улыбнулся на мгновение и тут же помрачнел, зло глядя на Тора. - Но тогда, ты признаешь, что был несправедлив и неправ. И будешь просить прощения, брат. Иначе, клянусь, я опущусь до мести и ненависти. - Мгновение злости и Локи, вновь, безмятежен, рыщет взглядом вокруг и, наконец, останавливает его на многострадальной пряжке. - И вот её прихвати. Она всегда была мне дорога. Подарок, знаешь ли. Вернёшь при встрече.

+2

16

- Стой! Погоди!- Тор вскидывает руку, тщетно пытаясь ухватить пальцами прозрачную плоть, и его лицо искажается от досады. Игры колдунов... К черту! Может быть, здесь и сейчас, в этом кругу, йотун услышит не только себя, а хотя бы крупицу того, что он столько раз пытался сказать, всем, кроме слов.

- Я знаю, что был неправ,- торопясь, пока призрак еще здесь (он ведь не знает, что руны держат его, не давая и шагу ступить за край колдовского круга), даже не говорит, а почти кричит он.- Я знаю, что струсил, что предал тебя... но, клянусь, я любил тебя! Никого не любил, как тебя! Одного я боюсь - ты уйдешь, и опять не услышишь, будешь скрываться за маской, смеяться в лицо.. смейся, если захочешь! Играй в свои игры. Хочешь свести меня с ума - хорошо. Хочешь, чтоб я пошел за тобой - я согласен. Чего тебе нужно, что тебе было важнее: отцово признание или моя любовь? А, может, восторг тех глупцов и девок, к которым ты выражаешь сейчас гордое презрение, Локи? А ты, ты способен ли признать, что неправ? Я столько раз протягивал тебе руку - неужто ты думал, лишь ради того, чтобы унизить? Ты снова играешь, смеешься... зовешь меня открыть душу - зачем? У тебя-то самого осталась душа, или ты можешь высокопарно рассуждать о прощении, Локи? Высчитывать дни, которые я пропустил, прежде чем побороть свой страх, не отступить перед своим стыдом... ты-то явился сюда не живым человеком, а призраком... И снова играешь. Играешь, играешь... Раз в жизни хотя бы способен показать истинное лицо, обнять меня, как брата, как равного?!!!

Красные бусины из его рук сыплются, стелются лентами; кажется, что это уже вскрываются вены. Песок вокруг них смешивается с кровью; багровое марево застилает мир вокруг, выстреливая в пространство между мужчинами. Круг все тесней, эльфы все ближе, молнии сыплются вокруг кокона, одевая его в сверкающий плащ...
Тор протягивает руки - и струйки крови мгновенно обвиваются вокруг них, точно змеи, язвя и кусая, покрывая багровыми каплями поврежденную кожу.
- Вернись ко мне, Локи. Вернись. Без условий. Прямо сейчас.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

+1

17

То, что творит Тор, не думая, не понимая, не слыша предупреждений, пугает и заставляет Локи злиться. Вместо того, чтобы подумать, он только больше тратит своей крови. Да, ко всему прочему, отдаёт приказы, которые _будут_ исполнены рунами. Лафейсона до сих пор не выкинуло сюда физически только потому, что последнее сказанное было обращением к нему лично, а не приказом рунам. Но и этого хватило, чтобы призрака толкнуло в спину, сужая круг, вынуждая приблизиться к брату, вновь. Теперь Локи стоит вплотную. Был бы материален - ощущалось бы дыхание на лице. Он смотрит остро, зло, нестерпимо-холодно.
- Что ты творишь, дурак пустоголовый. Останови кровь и сотри руны, пока не поздно! - Рявкнул он в лицо брату и, понимая, что всё тщетно, поднял голову.
- Хеймдалль, старый ты извращенец! За всеми следишь круглосуточно, а мозг так и не проснулся! Сделай что-нибудь и забери его отсюда, иначе похороните своего золотого принца. Будто ты не знаешь, что в магии он дуб и не понимает элементарных вещей! Зачем было давать ему такие идиотские советы на вражеских землях?! Будто на месте не мог указать на подделку? От моей куклы Асгарду вреда не пришло бы, ты видел сквозь иллюзию и знал, что она такое! Смерть Тора будет на твоих руках, проклятый Страж! - Кричал Локи громко и уверен был - Хеймдалль и слышит, и видит его. И, при желании, сможет пробить кокон магии.
Прокричавшись, Лафейсон, вновь, уставился на брата.
- Я не приходил к тебе сегодня. Лишь смотрел со стороны, что будешь делать. Потому и не имело смысл приходить сюда физически. Тем более, это долго и сложно. Если бы не твоя недомагия, ты меня и не увидел бы, брат. Я не собирался играть с тобой. Пришёл лишь убедиться в твоих намерениях. А теперь останови этот кровавый кошмар, иначе всё кончится здесь и сейчас. Для тебя. А я не успею прийти, даже, если ты очень просишь. Оглянись вокруг и посмотри, что творится. Ты почти израсходовал свой лимит. Дальше - смерть. - Локи повернул голову на знакомый гул и рявкнул:
- Мьёльнир! Ты призван служить и защищать его, так исполняй долг, тупая железяка. Займись уже делом. - Хитрец был зол. Очень зол и это не было игрой. Как бы сильно он ни желал извести брата, такой исход не нравился даже ему. Не так. Забавно, конечно, довести будущего царя Асгарда до позорной для воина смерти, но... Что-то было но. Может быть эти идиотские признания Тора, которые раздражали, как жужжащие мухи, царапали нутро, заставляя отступаться от своей мести и злости?
- Я всё сказал, Тор. Хочешь, чтобы я тебя обнял? Приходи ко мне. Я не пойду в Асгард, там меня ждёт гнев Одина и клетка. Я не хочу такой братской любви. Мир слишком большой, чтобы лишить себя возможности его видеть. А теперь, иди домой, Тор Одинсон. - Йотун собрал силы, вливая в иллюзию собственную магию и толкнул брата в грудь. Руки прошли сквозь него, но магический посыл сработал, отпихивая аса прочь, пусть на пару шагов, но достаточно, чтобы разорвать сжавший их круг рун.

+1

18

...Оступившись, Тор тяжко рухнул навзничь, издав задушенный стон. Локи не обманулся, говоря, что силы его почти на исходе. Лицо Громовержца побелело, словно обсыпанное мукой, взгляд помутился, предательская слабость хлынула по его венам. Слишком долго он поил кровью и жизненной силой то, что невозможно насытить, слишком жадно желал сделать то, на что не хватало умения. Не то чтобы он думал взять мощью – само получилось. Оружие в руках дикаря.
Он упал на границе круга, пробив его головой, и лежал теперь, словно рассеченный надвое: волосы разметались по песку вне границы шторма, ладони хватали песок, словно боясь, что так долго искомый призрак ускользнет опять, как делал уже много раз. Он не знал, как знал Локи, что промедление грозило ему смертью, не знал, или не хотел знать; зато ему твердо было ведомо то, что проклятый йотун его телом пробил себе дорогу к свободе. Теперь ускользнет. Как всегда без ответа. Словно в сказке, где Золушка в третий раз убегает с бала, бросив принцу это злорадное: «Отыщи меня».
- Где тебя искать? Дай хоть намек. Локи!- он снова вытягивает вперед руку, силясь не то ухватить готовый исчезнуть призрак, то ли угрожая вернуться в круг. Капли крови, уже начавшие высыхать на его ладони, трепещут, и вновь устремляются к знакам, распуганным отчаянным броском трикстера. Половина из них, если не больше, лежит, как раздавленные черви, корчась в песке; пара еще шевелится – и только Вуньё, перевернутая, искаженная, сразу же устремляется, чтобы напиться от незакрывшихся вен.
Но в этот миг Мьёльнир, впервые послушный чужому голосу, врезается в разорванный круг, в остатки багрового вихря, и начинает плясать, рассыпая вокруг молнии – вестницы и оружье богов. Под его ударами порывы ветра стонут, как струны, рвутся и падают к ногам братьев, ввинчиваются в землю, спасаясь бегством. Последние из них обрушиваются на Тора, хлещут его по лицу, вцепляются в плоть,- и, поддавшись им, лишенный последних сил Громовержец снова откидывается на спину.
Путь свободен.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]

+1

19

Локи стоит, вздёрнув подбородок, смотрит на брата сверху вниз. Нет сейчас насмешки в его взгляде, не время для неё, только дай повод и Тор заведётся вновь, вновь раскрутит этот калейдоскоп. Впрочем, нет и жалости, тоски, заботы. Он просто смотрит, подобный золотой статуе самому себе, без всякого выражения, выжидает, когда закончится всё это сумасшествие. Лишь пару раз его взгляд меняет направление. Один раз - в сторону молота. Второй - в небо, молча обращённый не озвученным вопросом к Хеймдаллю.
Ветер рвёт и дёргает плащ за его спиной, так, что кажется, зелёное пламя бьётся за спиной Локи. Волосы треплет так же, будто и не иллюзия стоит перед Одинсоном, а его брат во плоти. Как ни странно, он совершенно не пугается молний. То ли, с разрывом круга, не имеют они больше силы над мороком и не страшат его последствиями, то ли так уверен, что сейчас его никто не тронет. Быстрый взгляд вокруг, когда песок опадает, вроде бы, свобода уйти. Но Локи остаётся, медленно поднимает ладонь к груди, на ней вспыхивает синее пламя. Ледяное пламя Йотунхейма. Он молча переворачивает ладонь. На мгновение замерев в руке, огонь водяной каплей падает вниз, утопает в песке. В первый момент кажется, что ничего не происходит, что это была какая-то дурацкая шутка. А потом, из песка встаёт ледяное пламя, вспыхивает столбом вверх и рассыпается ледяным кругом, мгновенно расходится, не тронув ни Локи, ни Тора, но сминая на своём пути остроухих врагов.
- Я дал тебе минуты на промедление, Тор. Не разочаруй меня, уходи, пока можешь. Они вернутся, как только погаснет мой лёд. - Локи говорит скучающе, без всяких эмоций, отходит к брошенной пряжке.
- Мы играем в прятки, брат, а не в поддавки. Найдёшь, если так жаждешь. У тебя предостаточно бараньей упёртости. Мою пряжку не забудь. Она важна. Мне. - Морок улыбается напоследок, одаривает брата знакомой издевательской насмешкой и тает, рассыпается серебристо-зелеными искрами.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-17 17:48:00)

+1

20

- И я тебя тоже люблю,- вторя тону йотуна, отзывается Громовержец. Морщась, держась за раненое запястье, он какое-то время лежит на песке, перекатываясь с боку на бок и разнообразно кряхтя. Во всяком случае так бы могло показаться, если бы кто-то слушал его. Может быть, Стражу, который все еще не сводил с принца желтых, словно таящих в себе тысячи живых душ, недвижных глаз.
Именно к нему обратился принц, когда, наконец, поднялся, отряхивая остатки багровых лент, все еще тянущихся к рукам, но похожих уже не на сосуды, а на выцветшие полоски бумаги.
- Хэймдалль,- все еще издавая не то стон, не то смех при каждом движении, позвал он примирительным, почти извиняющимся тоном. Пауза продлилась чуть дольше, чем нужно, и принц повторил, поднимая голову к небу.
- Ну, Хэймдаль,- на сей раз это был тот самый тон, с каким товарищи после попойки уговаривают кого-то, кто утром проснулся в женских чулках, лифчике и с помадой на всю физиономию, что ничего страшного не случилось, так, все хорошо повеселились. Впрочем, как то и ожидалось, суровый воин, слышавший про себя много нелестного за время службы, ответил спокойно.
- Куда ты желаешь отправиться, Одинсон?
- Вот это другой разговор. В Мидгард. И желательно, как можно ближе к Нью-Йорку. Еще желательно, чтобы там было что выпить, и лучше побольше,- пошатываясь, Тор поднялся сперва на карачки, а потом, разгибаясь, как старый дед, потихоньку выпрямился. Оглянулся - но эльфы, то ли еще находившиеся под чарами, то ли изрядно напуганные, присмирели и не высовывались. Впрочем, принц помнил из предупреждения, что эта фора предоставлена ему ненадолго.
Между тем его собеседник ненадолго задумался, но вскоре, казалось, нашел решение.
- Что ж, хорошо. Но ты понимаешь, такие пути нынче небезопасны.
- Подходит,- Тор привычным жестом вытянул руку, призвав молот, и тот послушно прыгнул в требовательную ладонь.

С пряжкой, необходимость возврата которых так подчеркивал блудный йотун, дело обстояло сложнее, и Тор даже пару раз прикусил губу, наклоняясь, чтобы поднять ее с пораженной заклятьем земли. С подозрением оглядел песок, помятуя о сказанном, что разгадка под носом (с Локи никогда не знаешь, что он имеет в виду), и даже потыкал его ногой, удостоверяясь, что там нет никаких подлых сюрпризов. Потом снова выпрямился, и задрал голову, успев только заметить, что эльфы, смекнув, что заложник собирается улизнуть, сменили тактику, и дружно бросились к холму. Он даже подумал послать им прощальный подарок в виде разряда молнии, но не успел протянуть руку, как его с силой рвануло и поволокло.
Привычные радужные коридоры, но путь много длинней, чем привычно: как видно, Хэймдалль выбрал для него, в теперешнем положении, наиболее безопасный маршрут. Затем что-то сверкнуло - и Тор, истошно вопя, со всего разгона врезался прямо в воду, подняв тучу брызг и едва не протаранив мирную рыбацкую лодку.
Вынырнул, отплевываясь, стараясь не потерять драгоценную безделушку, все еще сжатую в руке - но скорчил веселую рожу, увидев ошарашенное лицо рыбака.

... Не прошло и пятнадцати минут, а катерок, оставляя за собой белую дорожку, тарахтел в сторону города, что было сил рассекая воды Гудзона. Сидя на носу, завернутый в одеяло, с кружкой кофе, едва не насильно всученной ему доброхотным владельцем, Тор воскрешал в памяти все произошедшее. Улыбка, словно закатный луч, озаряла в такие моменты его лицо - и только когда суденышко подпрыгивало на волне, награджая асгардца ударом пониже спины, он качал головой, повторяя довольным голосом:
- Ну, Хэймдаль, ну, Страж Биврёста...

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/78534.png[/AVA]
Эпизод завершен

Отредактировано Thor (2017-11-17 22:03:59)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [04-05.08.2016] The winner takes it all


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно