ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [11.09.2016] Моджолэнд. Кибер-арена


[11.09.2016] Моджолэнд. Кибер-арена

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Моджолэнд. Кибер-арена
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://sg.uploads.ru/v7YP3.gif http://sa.uploads.ru/OKzQd.gif
Clint Barton | Francis Barton | Barbara Morse | Barney Bartonhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Бартоны попадают в футуристичный город, мрачный, гротескный и тёмный, он не пустынен: на улицах, в заведениях, везде фриковатые люди, но лишь внешне эти существа похожи на людей: несложно понять, что всё это - программы, имеющие человеческую оболочку. Бартоны сильно отличаются от остальных и их, как нарушителей, ловит стража, сразу же приговаривая к гладиаторским боям и увозя на арену. Вручают оружие в виде дисков (можно не только), облачают в костюмы, соответствующие миру. Цветовой индикатор бело-голубой и желтый, либо красный. Яркость и насыщенность индикаторов их зависит от травмированности. Вас могут поставить сражаться друг против друга, если вы попадёте в город отдельно, либо против местных вместе, на ваше усмотрение. Чтобы выбраться, ломайте систему! Наиболее точным референсом для обстановки является кинофильм "Трон: наследие", смело используйте все элементы оттуда, да и из другой понравившейся вам научной фантастики.

ВРЕМЯ
11 сентября 2016

МЕСТО
Моджолэнд

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Клинт, тут может быть реально много проводов, НЕ СПУТАЙ ВСЁ!

+4

2

Твою ж...
Ему бы больше хотелось моргнуть и оказать в самом обычном Нью-Йорке, по подземельям которого он так усердно шастал совсем недавно, сменив ходячих мертвецов даже на самые мерзкие ароматы канализации. Да что там - пусть это будет знакомый ему Ультра-сити, только-только начавший возрождать свой истинный облик, полный проблем и трудностей. И он даже постарается не смотреть на Старка как на последнего мудака. Хотя тот, конечно, не перестанет от этого быть таковым.
А Фрэнсис моргнул и оказался в очередной херне. Ну, ничего нового?
Это был какой-то фантастический город, но от случайных лиц на улице, гротескных, несуразных, веяло лишь подобием на людей. Он бы взвыл от этой странной жестокости кого-то сверху, кто рулил его жизнью, да привлек бы внимание - и без того даже с луком он выглядел в этой массе серовато и неприглядно.
Чем, в общем-то, он все равно обратил на себя лишние взгляды. Хотя как в этой мрачной и бесполезной подсветке вообще кого-то, кто не носил плащ или целый костюм с подсветкой, можно рассмотреть? Еще и успеть настучать, видимо, местной полиции.

Ладно, кто бы мог подумать, что и Бартон окажется в этой дурацкой одежке. Привыкший сливаться с окружающей действительностью, он чувствовал себя с этими светящимися полосами как минимум уличным фонарем в самую темную и непроглядную ночь. И как назло, вокруг было именно так - темно. Как в задн...
Да-да, хорошо, что мысли оставались в голове, а не перескакивали на язык в момент своего появления. Иначе относительно благовоспитанный молодой человек, наследник весьма непростой фамилии, стал бы куда менее приличествующим своему имени в глазах случайных свидетелей. Правда, он совсем не интересовал сопровождавших его чудиков в масках. Разве что как какой-то игрок, гладиатор на какой-то арене. Не туда ли вела эта стеклянная лестница? Впереди только какая-то труба, прозрачная, напоминающая очень странную шахту лифта. Стеклянная.
Стекло (или что-то очень на него похожее), гладкое, скользкое - ужасный материал для побега или драки, еще хуже полированного металла. Даже разбитое оно приносит куда больше неудобств. И вдвойне - когда ты безоружен. Хочется привычно завернуть руку за плечо, коснуться оперения стрел...
А там теперь какой-то круглый диск, конечно же, светящийся очередной лампочкой, не моргающий разве что. Будто он то ли космонавт, то ли еще какой-то ряженый клоун в очень футуристической версии.
Охранник ткнул его под ребра чем-то вроде - какая неожиданность - светящегося копья, чем заставил Фрэнка окончательно взорваться. Эти компьютерные синтезированные голоса являлись ему в кошмарах, а тут отдавали приказы.
И ткнули еще раз.
- Да хватит меня пихать! - получилось не так громко, как ему хотелось, но в этом все равно не было ни капли смысла, вряд ли его кто-то собирался слушать. Однако он заставит -  легко перехватил рукоять и вывернул светящимся концом прямо по начищенному черному шлему.
И... Нет, стражник не упал. Просто рассыпался на желтые осколки. А копье осталось в руках.
Второй оказался расторопнее и бил умно - по ногам. Бартону пришлось подпрыгнуть, только вот...
Стекло. Гладкое. Скользкое. И скругленные углы ступеней. Даже нечто похожее на сальто вышел так себе. На четверочку с минусом. Каким-то чудом удалось даже не свернуть запястье - руку было трудно удержать на такой поверхности.
Упал он у самого подножия лестницы, уберегая лицо от встречи с полом одним лишь принятием удара на выставленные вперед ладони. Точнее, на ладонь и это копье, сменившее свой цвет на красный по подобию его расцветки костюма.
А прямо перед глазами у него еще были три пары ботинок. Тоже с красными узорами. Интересно, это так должен выглядеть квартал красных фонарей, или оттенок другой?
Фрэнсис поднялся на ноги под шипение закрывшихся за ним полукруглых дверей. И все-таки глухая труба.
Обладатели ботинок на поверку оказались сплошь знакомыми людьми. С некоторыми вовсе совсем недавно расстались - одна рыжая пташка среди этого светловолосого рассадника значительно выделялась, но только этим. Под тройкой неотрывных взглядов юноше захотелось поежиться. Совсем не холодно, но все эти люди... Как-то неожиданно все они были его семьей, собранные вместе. Которую он все никак не успевал узнать. Кажется, самое время.
- Не надо так на меня смотреть. У нас с думающей электроникой не лучшие отношения, - какой-нибудь психиатр окрестил бы это посттравматическим расстройством и глубокой психической травмой, однако для него скорее общепринятая норма была отклонением.
И да, хоть с чем-то в руках ему было спокойнее. Но он по-прежнему предпочтет лук и менее броский образ.

Отредактировано Francis Barton (2017-11-16 20:05:01)

+2

3

Если вы считаете, что череда плохих дней имеет свойство заканчиваться - вы просто никогда не рождались Бартоном.
Один плохой день плавно, а иногда и не очень, просто перетекает в другой и вот ты стоишь под душем, и пытаешься вместе с грязью, потом, смыть и своё разочарование в жизни, а, если повезет (ха-ха, Клинт и везение, ха-ха) - то и своё существование.
  Но сколько не три себя вихоткой - вот он ты, вот твои шрамы, царапины и синяки. И никуда ты не деешься, вместе со смываемой пеной и мылом. Жалко. Иногда. А иногда плевать.
  Сегодня был такой день, что Клинту было немного жалко. Совсем чуть-чуть. Ну, знаете, тело ноет, совесть вопит, а горячий душ не делает легче. Он просто есть.
А есть твои проблемы. Их не намылишь, не смоешь напором. Не выкинешь в мусорку с очередной опустевшей коробкой от пластырей. А жаль.
  Наступая босыми ногами на холодный кафельный пол в ванной комнате, Бартон почти поскользнулся, но быстро поймал равновесие.
Стереть с зеркала выступившую от пара влагу, заклеить нос, а потом облачиться в купленные в секонд-хэнде шмотки, прежде чем пойти варить на себя и друзей кофе. Им нужно было кое-что обсудить, а именно - что они будут делать со всем что сложилось вокруг. Какие стороны занимать, куда двигаться и с кем бороться.
  Гемор тот еще. У Клинта башка уже гудела от всех этих "вот это поворот"ов на политической арене и режима ГИДРы, но это было необходимо. Он это понимал, Марк это понимал. Люк ничерта не понимал в происходящем, но ему хватало того, что Гарлем наполовину в руинах на другую - под патрулями ГИДРы. А потому - ему куда проще было ошиваться около двух психов в костюмах и бить тех, кто этого заслуживает на все 200%, чем попасться на попытках сделать добро под новые эксперименты.
  Новый пластырь приклеен на переносице практически даже ровно. Новое, пожалуй то единственное, что не из сэконд-хэнда, белье, и штаны напялены, поворот на пятках и...
- Доброго вечерочка, а могу я поинтересоваться, какого, собственно, хрена? - Бартон обворожительно улыбался двум странного вида девушкам. Нет, он, конечно же, ничего не имел против самовыражения, и вообще не имел проблем с эмансипацией и феминизмом. Нет. Они могли носить ту одежду, которую захотят, краситься как захотят, встречаться с кем захотят и все такое. Его интересовал сам факт присутствия этих красоток в том месте, где трое недогероев прятались от всех остальных недо и героев.
- Вы нарушили периметр. Неопознанная программа. Должны пройти утилизацию, - девушки говорили хором, несколько компьютеризированно. Клинт принюхался. Ощущения того, что это очередная пространственная дыра, в одну из которых он уже имел неосторожность провалиться, - не было. Это было что-то другое, но интерьер комнаты в которой он был теперь разительно отличался от того, где он себя запомнил до того как повернулся к выходу. Легонько ущипнул себя. Больно. Значит не отключился. Хотя... Может это побочное того химиката, с которым они с Бобби столкнулись? Не ясно.
  Девушки не стали наставлять на него оружие, его у них Клинт вообще не заметил, расступились, указали на проход. Белоснежный, аж глаза режет (Марку бы наверное понравилось), пол получил две голубые линии, которые как тропинка, подразумевалось, что поведут Бартона и девушек к этой самой утилизации.
- А в чем будет заключаться утилизация? - Клинт старался продолжать быть обворожительным, даже не смотря на то, что, кажется, это не имело никакого эффекта.
- Вас проверят по списку программ. Попробуют перезаписать. Если не выйдет - удалят из системы. Несанкционированные программы - вред обществу. - они заканчивали предложения друг за другом. Как будто две части одного. Не удивительно, что они показались лучнику близнецами. Но то, что они говорили.. Это было более чем странно.
  Троица пришла к какому-то большому экрану, девушки начали что-то вводить, подвели его вплотную к экрану, неон будто бы обжог глаза и кожу. Экран неприятно запищал, девушки переглянулись и вытащили из-за спин круги. И Бартон даже пошутить о Зене Королеве Воинов не успел, как на него напали.
  Лишь природная ловкость и годы тренировок помогли ему увернуться от молниеносных атак. Ему даже удалось выхватить диск одной из них. Девушка при этом издала какой-то странный звук, и первое же ранение заставило и её и её диск в его руках рассыпаться. Клинт удивленно посмотрел на растворяющиеся на полу пиксели, как его тут же скрутили новые ребята. Их было больше, они были уже в черном, а не в белом.
- На арену его, - злобно прошипела оставшаяся девушка. Клинт не успел понять что происходит, как его буквально оторвали от земли, не давая сопротивляться. Чудом и принуждением его джинсы сменились на костюм из какого-то странного материала, который был похож на костюмы местных, только не светился толком. На спине у него тоже был диск. Чудно. Оружие, значит, дали. Но что за арена?
  Палками, с выделяющими что-то похожее на электрические заряды, Клинта собирались вытащить на арену, но, внезапно благоразумный Бартон пошел сам, без всякого принуждения.
  Черное, лакированное будто бы, помещение казалось не имело конца и края, лишь определенные его участки подсвечивались. Стоило ему ступить на пол - его костюм зажегся красным. Забавно.
  Тишина вокруг стояла как в вакууме - ни звука, ни шороха. Даже он сам передвигаясь был бесшумен. Что было странным.
Дверь, из которой он пришел, открылась вновь. И вошедшие заставили Бартона обрадоваться тому, что тут его одели. Семью, как никак, в одних семейниках встречать не принято. Даже если это твоя жена. А уж тем более - брат.
- Простите, я не знал, что вы тоже тут будете, а так я бы хоть ну.. Индейку там приготовил. Или рано еще? - улыбка, и неловкое взъерошивание волос. Ну все не в одиночестве разбираться, все счастье.
Сейчас бы вообще заобщать Барни тет-а-тет, но, кажется, им будет не до того. Помещение осветилось больше, и дверь в очередной раз начала отъезжать. Клинт напрягся, и протянул свою руку к диску за спиной..

+4

4

Жизнь постоянно сбоила, с завидным постоянством. И это очень бесило Бобби. Едва она успела выбраться из больницы, придти в себя после неожиданного приобретения сына, как снова происходило черт знает что.
На работе она оформила больничный. Странная вещь, такая непривычная Морс, но колено ныло, ребра ныли, голова ныла, очень хотелось спрятаться под одеялом и прикинуться ветошью. На самом деле это уже начинало походить на депрессию, ну в самом деле, Пересмешницу даже метеорит, падающий на Нью-Йорк, не смог бы выгнать из дома. Единственная причина, по которой Барбара все еще держалась в тонусе, невзирая на адское желание этого не делать, были двое мальчишке. Квартира полнилась непривычными звуками жильцов, один из которых должен был называть ее мамой, но звучало это очень странно.
Какая она, к черту мама? Парень, конечно, был похож. Немного на нее, больше - на Клинта. Хотя может так казалось, может это просто мозги выдавали искаженную картину. В любом случае, все это было так непривычно, а времени прошло мало.

Она спала.
А потом поняла, что не спит. Стоит посреди незнакомой улицы, наверное, незнакомого города, и очень мерзнет потому, что пижама, совсем неподходящая для такого месте, не грела. Бобби попыталась протереть глаза, взъерошила волосы, попрыгала на месте. Ну и?
Было темно.
Было мрачно.
И точно это был не Нью-Йорк.
А из соседней двери доносилась мрачноватая музыка, и Бобби решила попробовать заглянуть в окно. То, что она увидела там, напоминало очередной мрачный блокбастер от признанных монстров Голливуда, но кто был его режиссером, она понятия не имела. У Бобби не было времени ходить в кино, хотя она сейчас бы не отказалась от простых смертных радостей. Черт, да у них с Бартоном и нормальных свиданий не было, так, чтобы в финале оных не случилось очередное приключение. Может, когда он закончит свой вояж...
Додумать Бобби не успела. Все происходило, как в каледойскопе. Помните, детскую игрушку? Вот и Бобби будто бы трясло, дергало, а в глазах плыли цветные круги. Она сопротивлялась, но ее все равно куда-то тащили, что-то от нее хотели, запихнули в какую-то комнату, а следом на нее бросили одежду.
Или костюм.
Или... хрень какую-то.
- Эй, где я?
Ответом служило молчание. Глухое, бесполезное, комната была без окон и дверей, но Бобби была уверена на все сто, что она напичкана камерами. Морс сделала променад, сначала по диагонали, потом под стенками, потом зигзагом. Ноги мерзли, и хотя странный костюм, напоминавший униформу для любителей в игры бдсм, не нравился ей, лучше было одеться.

Она едва успела заплести волосы в косу, перехватив их кое-как - хотя все равно рассыпется, когда дверь снова открылась.
- Что, по мою душу?
Два здоровых амбала безмолвно смотрели на Бобби сверху вниз, от чего хотелось врезать им поддых. Но их двое, у Морс нет ее шестов, в общем, шансы маловаты, да и она все еще не оправилась от прошлых травм, заедая их таблетками.
Которых, кстати, у нее с собой не было.
- Мальчики, ну что вы такие невежливые? Или говорить не умеет?
Амбалы переглянулись. А потом изрекли:
- Иди.
- О как! - Бобби почти натурально обрадовалась: - Умеете! Все-все, я иду, не трогайте вы меня.
Ее снова запихнули в новую комнату, хотелось материться.
Вслух.
Громко.
Но не успела.
В очередной раз дверь снова распахнулась, и в этот раз уже не Бобби куда-то тянули, а нашли ей компанию. В такой же форме перед Морс оказался Барни Бартон. Надо же. Родственник. Ну хоть какое-то разнообразие, она тут совсем не одна.
- Где бы мы еще с тобой встретились...

Но через пару секунд стало ясно, что одним Барни - или не так, одним Бартоном - сюрпризы не ограничатся. Очередной гость странной вечеринки выглядел... в общем, выглядел, как дорогой и любимый муж. С шутками-прибаутками и весельем. Отвечать за хорошее настроение, это Клинт может.
- Привет, любимый, - мрачно поздоровалась Бобби. - Для индейки и правда рановато, но через два месяца именно ты ее будешь готовить. Вот, на День Благодарения Барни позовем, ты ведь придешь, правда, Барни? - Бобби бросила взгляд на деверя. Брат мужа это же деверь? Хотя не важно. Кого-то не хватало...но стоило об этом подумать, сделать шаг в сторону Клинта, но, видимо, это было еще не все. Очередной раз открылась дверь, явив присутствующим никого иного, как Фрэнсиса Бартона.
Бобби мягко коснулась руки Клинта, не давая ему ухватить диск.
- Ты ведь не собираешься нападать на сына?  Зато все в сборе. - Пересмешница обвела взглядом членов своей забавной семьи и констатировала: - Я, конечно, подумывала о семейном воссоединение, но не совсем в таком виде и в таком месте. Кто-нибудь знает, где мы?

+3

5

Как уж тут не вспомнить про старую историю, про какого-то невезучего героя с суперспособностями, дар которого был в том, что он каждый раз просыпался в случайном месте Земли. Он скитался по свету до тех пор, пока не проснулся в постели какой-то прекрасной колдуньи, которая так полюбила несчастного, что наколдовала волшебную веревку из несуществующих предметов и привязала героя к кровати. Так они и прожили всю жизнь.
Барни не везло практически так же как тому несчастному. Он уже во второй раз просыпался в случайной Вселенной. Вчера вокруг ходили мертвяки и безуспешно пытались вырвать его сердце. Сегодня лихая удача завела его в...киберпанк? В Город будущего? В Аркадную Игру? Барни понятия не имел, но все выглядело внушающе.
Небоскребы упирались в темное небо. Звезд не видно, только искусственный свет, летающие машины носились по воздушным дорогам, как сигналы в микросхеме.
Барни оказался здесь один. Куда делся тот мальчик? Фрэнк. Жаль, если его унесло в другое место, Барни уже успел к нему привязаться за те несколько часов, которые они вдвоем провели бегая от мертвяков.
В данный момент Барни бы не отказался от того, что бы быть привязанным к постели. Лучше к своей, но от постели прекрасной колдуньи, он тоже бы не отказался.   
Ничего хорошего из этого не выйдет.
Длинные освещенные улицы и проспекты оказалось не для него строились. Не успел Барни пройти и десяти шагов, как прямо с темного неба этого нового мира, опустилось что-то похожее на челнок, оттуда один за другим, как имперские штурмовики, вывалились люди в одинаковых нелепых одеждах. Тыкали чем-то в лицо, говорили что-то про вирусты.
Барни был так растерян вторым за эту неделю перемещением во времени и пространстве, что даже почти не сопротивлялся. Состояние было таким, как будто его три часа держали в кипятке. Сонно-вареный Барни полностью отдал себя в добрые руки своих похитителей.
Усталый мозг даже выдал объяснение, мол, эти ребята точно лучше знают что делать со всякими зловредными вирусами.
Со зловредными вирусами они поступали просто, но очень не логично.
Барни переодели в одежду нелепую и обтягивающую в ненужных местах. Отобрали пистолет, не то чтобы он без пуль был чем-то полезен, но он был дорог Барни как талисман, да и на работе рано или поздно пришлось бы отчитаться за пропажу оружия. Вместо этого выдали какой-то светящийся  круглый диск с дыркой, похожий на люминесцентный анус. Прикрепили его к спине. Костюм Барни тут же весело замигал огоньками, как рождественская елка.
Бартон от удивления даже забыл как ругаться. Диск сразу запал в его сердце.
Потом его вытолкнули на арену. Толпа ощущалась даже кожей. Ничего не слышно из-за шума толпы.
Это была круглая арена с гладким полом. Зрительские места уходили в небо. Местные строители хорошо разбирались в масштабах. Таких громадин Барни в жизни не видел, а он жил в Нью-Йорке!
Бартон понимал, что шум толпы не может означать ничего хорошего. Шум толпы на арене обозначает ожидания хлеба и зрелищ. Барни стало интересно, кто он: хлеб или зрелище?
На этом сюрпризы не заканчивались, хотя честное слово, у Барни уже не хватало сил ничему удивляться, но увидеть всю, так называемую, семью в полном составе, он точно не ожидал. Тем более один из них должен быть мертв.
Клинт, чертов, Бартон. Будет надоедать ему даже в чужой кибире-панковой вселенной. Тут же была и Барбара, его вроде как, невестка. И все одеты как дебилы, в костюмы с лампочками.
Они не настоящие, решил для себя Барни, хотя понимал, что городит чушь. Еще как настоящие. Это все реально, это просто он сам хочет сбежать из реальности. Здесь был еще и Фрэнк, вот уж кого Барни был почти рад видеть.
- Бартоны, - сказал старший Бартон, - какая встреча! Кто бы мог подумать...
В его голосе нет ни радости, ни злости. До него медленно доходит, что он видит своего идиотского брата первый раз за двадцать хреновых лет. И все, что он может сказать:
- Клинтон, ты чувствуешь себя уже лучше после падения на голову небоскреба?!
Феерично! Просто замечательно.
Барни хочет схватить Клинта за плечи и хорошо потрясти, что вытрясти всех его тараканов. А лучше дать в нос. Да. Это вот хорошая идея. Поправить красавчику личико.
Барни сжимает кулак, и даже успевает сделать шаг вперед, когда из под потолка раздается оглушительный голос:
- ДА НАЧНЕТСЯ БИТВА!
Бартон растерянно оглянулся. Это с ними что ли драться? Так это он всегда готов, особенно вон с тем потрепанным блондином средних лет.
Но нет, ему не может так повезти.
Откуда то из под пола выезжает лифт. На нем стоит четверо мужчин в таких же нелепых светящихся одеждах, как и у Бартонов.
Без долгих предисловий трое мужчин выхватывают из-за спины светящийся диск и бросают, как фриси собачке. Один из них летит прямо на Барни. Он зачем-то хватает Фрэнка за шкирку, и рывком тащит мальчишку в сторону. Диск пролетает мимо. Летит прямо на бортики арены и, высекая пиксели со стены, как бумеранг возвращается обратно к хозяину.
Барни выхватывает свой диск, тот в ответ вспыхивает желтым.   
- Так вот зачем эта жопа с лампочками нужна! - догадывается Барни и бросает диск противнику.
Получилось так себе. Он уже скучает по своему оружию.
Вот же чертово, дебильное, невыносимое, дерьмо!

+3

6

Вывалившийся на арену отпрыск более-менее успокоил Бартона, но не на столько, чтобы он не удивился, что, кажется, юнца знает уже даже Барни. Это было странно.
Клинт не был уверен, что Барни жив - так как тот попал в гос структуры, а у него самого все никак не было времени на то, чтобы обзавестись контактами внутри них. Но, то, что Барни был живее всех живых и еще и саркастичен как обычно - грело его душу.
  - Ага, горааздо лучше. И, нет, Бобби, понятия не имею где мы. - только и успевает ответить он, прежде чем выезжает еще один лифт. И вот в нем уже не оставшиеся родственники и друзья семьи Бартонов и им сочувствующих, нет. Там какие-то не ясные хмыри, которые тут же нападают на четверку.
  Диск Барни пролетает неподалеку от него, и Клинт понимает, что стоять и любоваться внезапным воссоединением семейства - как-то не очень уместно, наверное. Ну, ему так показалось. Может, конечно, и стоит уделить потом семье побольше внимания. Пригласить Барни в гости, забрать наконец у Бобби сына... Но не сейчас.
  Привыкнуть к метанию дисков было сложно, по началу, но уже буквально с третьей попытки диск все-таки полетел куда требовалось и отрезал одному из нападавших руку.
Рука тут же распалась на пиксели и тут же исчезла - будто и не было. Остальная часть нападавшего тут же получила смену цвета костюма - голубой цвет практически потух и был еле различим.
Клинт, пытаясь уловить в этой какофонии света и звука систему - осмотрелся. Сам он все еще был чуть ли не ярко-красным, Бобби и Барни - тоже.
Фрэнсис, которого зажал один из нападавших в угол, однако, уже не так ярко сиял как все остальные Бартоны - и Клинту это не понравилось.
Да, чисто технически - это не его ребенок. Он может и вовсе не переживать, не беспокоится и не стараться защитить его от всего. Тем более - он уже достаточно взрослый. Но, наверное, стоит вернуть Бартону из другой вселенной его сына в сохранности. По крайней мере - он сам бы был рад такому.
  Быстро покончив с остатками нападавшего, которые как и рука до них, рассеялась в пиксельном взрыве, Клинт сосредоточился на диске, представляя, что метает его как когда-то в цирке ножи. К удивлению блондина - он почувствовал, что в его руке на самом деле появился ножик. Средних размеров, отлично сбалансированный и, судя по всему, острый.
  Не долго думая, лучник продырявил им грудную клетку того, кто нападал на Фрэнсиса. Запыхавшийся мальчонка благодарно кивнул. Но, не успел Клинт подать руку, чтобы помочь парнишке, и подвести его ближе к основному месилову, как прямо позади него открылась еще одна дверь и оттуда вышла еще "партия" непонятно кого.
  Эти существа выглядели как люди, но не проявляли ни единой эмоции за все время. Они дрались только потому, что надо было. Словно роботы, у которых есть только одна программа и они могут следовать только ей.
Клинт, уворачиваясь от чужой атаки, заметил, что у этих чуваков уже не просто диски - некоторые из них, прямо на его глазах, меняли вид своего оружия на то, которое им привычно. Палица, шест и кинжал. Наверное, это означает что и они так могут.
  Интересно, получится ли из этого сделать лук?
Клинт, отходя на почтительное расстояние, сосредоточился держа в руках диск, но представляя в голове лук. По ощущениям - ничего не изменилось, когда он посмотрел на руку - так оно и было, все та же непонятная кругляшка черного цвета с красной подсветкой. Даром что тяжелая да руку приятно холодит её металл.
Блондину тут же пришлось отбиваться от напавшего на него парня с кинжалом, будто ему мало в жизни проблем было. Случайным жестом он повредил чужой кинжал своим диском и тот, на удивление, вместе с хозяином, рассыпался на пиксели.
Сквозь это сияние он увидел, как неловко увернувшийся от одного удара Фрэнмис, тут же подставляется под удар по голове. С губ мальчонки срывается вздох, который казалось, Клинт слышит отчетливо через все то расстояние, которое их разделяет, и оседает на пол.
  Цвет его костюма теряет в яркости вновь, и озаряется вспышкой из осыпающихся пикселей - это Барни снес голову тому, кто хотел снести голову Фрэнсису. Старший брат укоризненно смотрит на Клинта, а тот просто не может в полной мере осознать, что его сейчас разбил ступор и нужно как-то шевелиться, что-то делать.
Драться и защищаться, например, искать выход и добираться домой, например. А все, что он может - это стоять рыбкой с открытым ртом неподалеку от лежащего на полу Фрэнсиса, и с ужасом вспоминать как потерял собственного ребенка.
Бобби испуганно вскрикнула, увидев лежащего Фрэнка, а Барни залепил своему младшему брату оплеуху, в надежде, что тот так скорее придет в себя.
- Черт, это же больно! - лучник выругался, и его взгляд наконец перестал напоминать взгляд старой игрушки с витрины - стеклянный, пустой и безжизненный. Он сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться, пока им выдался такой шанс и новый лифт не появился. - Он не распался на пиксели. Значит - он жив. Я буду его охранять, если что. Не думаю, что то была последняя волна.
  Прямо позади него с чуть слышным звуком, возник еще один лифт.
- Мать твою, ты что, не мог этого не говорить?

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [11.09.2016] Моджолэнд. Кибер-арена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно