ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [28-30.08.2016] world on fire


[28-30.08.2016] world on fire

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

WORLD ON FIRE
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://imgur.com/mAAMarU.gif
https://imgur.com/6SthHsQ.gif
PHIL COULSON | GRANT WARDhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Очередной опасный артефакт инопланетного происхождения, раскопанный археологами в Африке? Отлично! Его непременно желают заполучить и Гидра, и Щ.И.Т., и вряд ли одна из сторон захочет его упустить просто так.

ВРЕМЯ
28-30.08.2016

МЕСТО
Северная Африка, Марокко

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
экшен, зубоскальство и все прочее в этом же духе

+1

2

Африку Фил не любил, потому что в Африке он не мог носить свои фирменные костюмы, поправлять галстук и очки, укоризненно глядя на оппонента. Нет. У этой страны были свои требования к костюмам, у этой страны были в моде песочные цвета хаки, темные очки и высокие ботинки, в которых можно проходить весь день.

Фил служил, о да, когда-то, когда ему было лет двадцать, он служил в пехоте, ну где еще мог служить мальчик, че отец умер слишком рано, чтобы пояснить ему в чем прелесть этой работы. Так вот, когда-то он служил и у него была истинно военная выправка и любовь ко всем этим атрибутам военного. А теперь он их ненавидел, они напоминали о том, сколько людей погибло, сколько еще погибнет, о том, что война никогда не кончится, даже его собственная война. И Фил страдал, действительно страдал от каждого шага, от каждого вздоха и от чертовый буцей, которые он ненавидел со времен армии.

- Мы почти прибыли, сэр. Раскопки там, чуть в стороне от дороги, нужно будет метров двести проскочить, но здесь тихо. Везде сейчас тихо на самом деле. Черные успокоились с переворотами.

Фил слушал в пол уха, войска расквартированные здесь соотносились с Щ.И.Т.ом постольку поскольку, но один приказ нового директора и все двери тут же распахнулись. Это подкупало, это изумляло и оставляло горький осадок где-то на самом дне души, как-то так.

Было жарко, было противно от липнущей к спине майки, было очень сложно дышать раскаленным воздухом и Фил отнюдь не был счастлив оказаться у черта на куличках.

- Прибыли, сэр.

То, что легко не будет Фил тоже знал, но и того, что застанет здесь Уорда собственной персоной он не ожидал. Предполагалось, что это операция Щ.И.Т.а, чертовски много времени Фил потратил, на то, чтобы замести следы этого артефакта и вытребовать себе эту командировку. Провал горчил на языке. Но делать было уже нечего, отступать некуда, придется разыгрывать свою партию до самого конца и даже чуть дольше.

- Добрый день, агент Уорд, счастлив видеть вас в этом чудесном месте. – Фил подошел к палатке, возле которой маячила знакомая до боли фигура и замер неподалеку, стараясь не акцентировать на себе внимание.

Давняя привычка, которая не раз спасала ему жизнь на самом деле. Чем меньше ты выделяешься из толпы, чем менее броская у тебя одежда, тем проще тебе самому, выбраться из передряги. Впрочем, не только ему известны простые истины.

- Что вас привело сюда? Загар подправляете? – Язвить Фил тоже умел, делал это крайне редко, но умел еще как.

Артефакт был опасной инопланетной игрушкой, его нельзя было доверить даже «Холодильнику» по идее, проще всего было бы использовать его для закрытия чертовых аномальных зон, хотя бы одной. Пора было подчищать за собой, и тут появился шанс, великолепный шанс, от которого зубы сводило, и Гидра опять пыталась все испортить. Ладно, он подождет ответа и будет действовать по обстоятельствам. Возможно, у Уорда чуть больше информации об их диспозиции.

+1

3

Поиски артефакта инопланетного происхождения – прекрасный шанс выбраться из Соединенных Штатов, в которых, судя по всему, сосредоточились все основные проблемы всего мира. Выбраться в Африку – не так приятно. Но все лучше, чем ничего. Уорд не ворчит, не возмущается, не говорит ни слова против, когда ему поручают это задание, и через несколько часов он находится в зоне археологических раскопок, сверяя свежеполученные данные с имеющейся информацией.
Приказ – любой ценой доставить артефакт на базу Гидры.
Проще и яснее уже не бывает.
Он успевает внимательно рассмотреть окружающих, оценить обстановку, прежде чем приступать непосредственно к делу. Все тихо. Все спокойно. Нежданных неприятностей не предвидится. Это ему нравится. Простое задание, и ничего странного, необычного. Только артефакт, обладающий неизвестной силой. Но на это не следует особенно обращать внимание. В конце концов, они уже давно живут в мире, в котором это самое обычное дело, хотя и лишь для агентов Гидры, Щ.И.Т.а и всех прочих организации, старающихся выбить лучшее место под солнцем только для себя и ни для кого другого.
Месторасположение артефакта известно. Остается только понять, возможно ли его вытащить, не повредив его и не причинив ущерба никому. Грант вовсе не хочет “растормошить” инопланетную проблему, неизвестное количество веков назад оказавшуюся на этой планете невообразимым образом, и, тем самым, обречь всю миссию на провал, а себе и всем, кто находится поблизости, обеспечить путевку экстра-класса в иной мир. Подобное возможное развитие сюжета ему ничуть не приходится по душе. По этой причине он позволяет тем, кто знает, что примерно требуется делать, все расследовать и изучить, и только после этого схватить в охапку это нечто и вернуться в Штаты.
Знакомый голос отвлекает его от разглядывания карты раскопок. Заставляет недоуменно вскинуть голову, оглянуться и остановить взгляд на приближающейся к нему фигуре. Щ.И.Т. Точнее агент Фил Колсон собственной персоной. В простой одежде, а не в новеньком, опрятном костюме, но все с той же неизменной мягкой улыбкой, за которой скрываются невысказанные слова и скрытые эмоции.
Кажется, он считал, что неприятностей не будет?
Облом.
Уорд ждал подвоха. Он всегда его ждет. Особенно в том случае, если миссия с самого начала протекает чересчур гладко, спокойно. Но он не ждал никого из Щ.И.Т.а. Непомерно наивно с его стороны было не учесть вероятность появления бывших друзей и напарников. В конце концов, если появляется какой-то артефакт, то Щ.И.Т. обязательно должен быть где-то рядом, чтобы забрать его и спрятать вдали от чужих недобрых рук. Забавно, что он забыл об этом.
Ему требуется пара секунд на то, чтобы взять себя в руки, перестать смотреть на бывшего командира удивленно. Расслабился. Это неприятно признавать, но это так.
Грант едва покачивает головой, усмехается, проматывая слова любезного приветствия. Не такое оно уж и любезное, если вспомнить то, сколько команда Колсона натерпелась от него в свое время.
- Агент Колсон. Какой приятный сюрприз, - внимательно изучает его выражение лица, но в этом почти никакого смысла – невозмутимости у Фила Колсона нужно учиться, долго и скрупулезно, тщательно репетируя в свободное время. Иначе никак.
Так и зачем всматриваться и искать ответы на то, что его привело сюда? Инопланетная штука манит к себе агентов Гидры и Щ.И.Т.а, точно пчел на мед. Никто не может устоять. Это непосильная задача для обеих сторон. Ответ ясен. И необходимость задавать ответный вопрос отсутствует абсолютно.
Более важный вопрос: они сейчас враги, открыто противостоящие друг другу в борьбе за артефакт, или враги, терпеливо язвящие в адрес друг друга и сотрудничающие лишь из-за того, что они на одной стороне? Он готов ставить на первый вариант. Иначе бы он знал о прибытии агента Колсона задолго до его появления.
- Осматриваю местные достопримечательности. Внезапно проснулся интерес к археологии, - спокойно пропускает язвительность, так же продолжая усмехаться, – такие шуточки он любил, и мог оценить их по достоинству. – Вижу, и вас она так же заинтересовала. Или, по крайней мере, то, что нашли эти ребята, - легко кивает на археологов, копошащихся неподалеку с какими-то каменными табличками.
Нет смысла ходить вокруг да около. И так понятно, что они оба преследуют одну и ту же цель, пусть и с совершенно различающимися намерениями.

+1

4

О, они могли бы долго играть в эти игры, Уорд за последнее время явно поднабрался манер и язвительности. Вырос сам над собой, не иначе. Фил бы гордился им, если бы мог себе это позволить, если бы это зудящее раздражение внутри от былых предательств и потерь, так сильно не раздражало. А зудящее ощущение было следствием наблюдения за Уордом, замкнутый круг, да и только.
Фил постарался оставаться невозмутимым, хотя это было довольно трудно и местами невыносимо. Итак, они снова собрались у одной общей проблемы, за которой вели охоту несколько лет и все безуспешно. Инопланетные артефакты, вещи под кодовыми именами ноль-восемь-четыре, Фил их любил, той самой любовью, от которой становилось тошно.
Ему было интересно посмотреть, что они отыскали, ему было важно забрать это с собой, оставив Уорда с носом и желательно без информации.

- Не так уж приятен, как мог бы быть, если бы меня поставили в известность, что наш наблюдатель тоже окажется в этих глухих краях. – Фил пожал плечами и сильно пожалел, что у него не костюм тройка, где можно поправить галстук, для большей уверенности в собственных силах. – Я полагаю вещь, ради которой мы здесь, уже нашли, не так ли?

Он кивнул в сторону развернутой карты, полностью ее было не рассмотреть, но Филу это и не требовалось. Было достаточно того, как дернулся араб позади Уорда и как сам Уорд замер, нет, не выдал себя, просто замер, как собака взявшая след. Что ж стоит признать, будет сложнее, чем Фил рассчитывал.

- Надеюсь ее не трогали? Некоторые артефакты не предназначены для транспортировки. И лучше бы их уничтожать на месте. – Фил взвешивал все «за» и «против» своего решения, а потом все-таки не выдержал и тяжело вздохнул. – Покажете мне, агент Уорд, где запрятана милая штучка, к которой мы так долго добирались?

На карту он принципиально не смотрел, только на человека, которому когда-то доверял по неосторожности и который чуть не уничтожил их всех. Что ж, видимо судьба у них такая теперь, сталкиваться на перепутье.

Араб позади Уорда откланялся и сбежал, петляя между палатками. Фил задумчиво проводил его взглядом, пытаясь сообразить, откуда помнит этого человека. В голове как обычно было много всяко информации, которая никак не умещалась и не желала выстраиваться в какой бы то ни было стройный ряд.

Озарения не случилось. Они тихо и мирно пробирались в сторону раскопок, надо сказать, расстояние только казалось небольшим, а на деле все выглядело не так радужно. Фил старательно не думал о прохладе, не вспоминал о том, что легко можно было бы выстрелить в спину, что так же легко можно было получить пулю между глаз. Он вообще старательно обходил все острые углы по дальней траектории.

- И как же звучал ваш приказ, агент Уорд? Пронаблюдать? Забрать? Захватить? – Усталость слышалась даже в голосе, как же Фил действительно устал от подковерных игр и попыток вышвырнуть его из его же организации. Возможно, чуть позднее, он поквитается с Еленой за все, что вынужден терпеть сейчас.

+1

5

Уверенность в собственных силах – дорогая вещь. Необходимо просчитывать массу вариантов развития тех или иных событий, с зубодробительно болезненной дотошностью составлять план, постоянно удерживать в руках вожжи контроля в руках. А это не так просто. Особенно сейчас. Уорд и теперь может сказать, что, в любом случае, артефакт достанется именно Гидре, в цепкие пальцы ее ученых, которые непременно постараются разобраться в том, как он работает, и, конечно же, извлечь из этого какую-то пользу. Но он не так глуп, чтобы продолжать считать, что это будет легко – сейчас, когда прямо в паре-тройке шагов от него стоит агент Фил Колсон. За то время совместной работы с ним Грант усвоил одно – бывший начальник не так уж и прост, каким хочет казаться на первый взгляд, и недооценивать его – глупо, беспечно, наивно.
Ему приходится удерживать в себе всю палитру эмоции – от непонятного желания позабавиться над этой ситуацией и до непередаваемого чувства досады. Не этого он ждал, но что делать.
Все было просто. Или же должно было быть просто. Но, следует заметить, что эта миссия с появлением Колсона мгновенно начинает обретать краски. Обычное рутинное задание по извлечению инопланетного объекта из очередной гробницы древнего вельможи, которое могло окончиться довольно легко, теперь обещает перерасти в гонку, ожесточенную борьбу за приз, который, так или иначе, достанется одному из них. Очаровательно.
Уорд задумывается о том, как ему реагировать, если ситуация накалится до предела. В одном он уверен, свой приказ он постарается выполнить. Даже если придется схлопотать пару свинцовых пуль.
- Если это вас утешит, то и мне так же не сообщили о вашем прибытии. Иначе бы я непременно подготовился – накрыл бы стол, чай, кофе, освежительные напитки на выбор, - усмехнулся, отмахнувшись от летающего насекомого, норовящего найти временное пристанище у него на теле.
Вопрос Колсона заставляет Гранта напрячься ровно на одну секунду и бросить взгляд на эту самую карту. Рассказывать информацию об объекте ему жутко не хочется, а то и вовсе хочется помчаться и сделать все, что потребуется, чтобы опередить оппонента на несколько шагов заранее, нанести ему преждевременный удар, обставить. Но вместо всего этого он кивает, едва помедлив, давая положительный ответ.
Непонятно, как события будут протекать дальше, но Грант точно убежден в одном – Колсона нельзя упускать из виду. Не то он запросто может оказаться где-то сзади. С заряженным пистолетом в руке. Вот такой расклад сил ему определенно не понравится. Не стоит быть гением, чтобы понять это.
- Жаль только уничтожить подобные игрушки не всегда так легко, как кажется на первый взгляд, – хмыкает, так же считая, что в мире и без таких вещей хватает чертовщины. – Если бы эту штуку трогали, то мы с вами давно бы об этом знали, не так ли? – отпускает невеселую шутку, прекрасно зная, что артефакт может оказаться нестабильным и выдать фокус в любой момент.
Остается только надеяться на фортуну и профессионализм ученых. Так или иначе, его приказ прост. И выполнить его необходимо.
Вместо лишних слов он просто направляется в сторону раскопок, не расслабляясь, не позволяя себе даже выдохнуть спокойно, незаметно оглядываясь по сторонам, на этот раз, выискивая взглядом других агентов Щ.И.Т.а. Ему не сильно верится в то, что Колсон прибыл в гордом одиночестве – где-то поблизости может оказаться ударный отряд, ожидающий приказа. О спокойствии, само собой, и речи идти не может.
Уорд отлично осознает тот факт, что если его подозрения подтвердятся, он станет мишенью номер один. Слиться с окружающими ему будет трудно – вся одежда на нем, по его негласной традиции, темных цветов, что любому человеку неимоверно досаждало бы под палящими солнечными лучами. У него с собой, естественно, есть оружие, и он может дать достойный отпор любому, кто посчитает его легкой добычей, однако он не может не напрягаться, пусть и продолжает сохранять привычное внешнее спокойствие.
Через пару минут они входят в древнее строение – обычное, осыпающееся от старости, и, несомненно, исторически ценное, раз вокруг него снуют археологи, точно рой мошкары. Грант покачивает головой, не понимая их приподнятого настроения, – поводов для радости он не видит, просто к ныне существующим в мире проблемам на любой вкус и выбор прибавилась еще одна. Да. Восторг.
- И то, и другое, и третье. Как же иначе. А о том, как вы оказались здесь, должно быть, и спрашивать нет смысла. Разумеется, следовало ожидать, что Щ.И.Т. будет тут как тут, как только станет известно об объекте неизвестного происхождения. И все же – какова ваша цель? – можно и не надеяться на искренний ответ, но хотя бы ради того, чтобы посмотреть на реакцию, почему бы и не поинтересоваться.

+1

6

То, что Фил путешествует не один не знала ни единая живая душа, никто не мог сказать, что видел в его в компании сомнительных парней, или в компании дам. Не было здесь ни Мэй, которую Уорд так хорошо изучил, ни Дейзи, за которую приходилось то и дело волноваться. Не было и других, известных ему оперативников.

Фил подготовился к заданию, пусть Уорд и был не учтенным фактором, но тем не менее, подготовился он основательно. У парней был приказ не высовываться, у Фила были все карты на руках, даже не зная местности, он смог бы путем расспросов найти артефакт и забрать его. Переносной механизм ему доставили бы в мгновенье ока. Но теперь приходилось играть по чужим правилам, соблюдать конспирацию ив выглядеть очень и очень мирно.

Он вообще был специалистом по методам выглядеть хорошо и мирно. Фил умело делал хорошую мину при плохой игре, избегая случаев, когда нужно было проявлять железный характер и прочие не самые приятные вещи. История с виолончелисткой многому его научила, и огорчила в том числе, никто не может быть застрахован, никто не может быть спасен, и никто не может уйти от Щ.И.Т.а, даже если бы он этого хотел.

А ведь он не хотел.

Все эти мысли крутились в голове по мере их продвижения вперед. Уорд вел себя естественно, впрочем, как Фил не раз убеждался, он был отличным актером, Грант Уорд, в театре ему цены не было бы.

- Ну конечно Щ.И.Т. явится по первому зову правительства, чтобы собрать и уничтожить артефакт, который не должен попасть не в те руки. – Фил даже не стал кривить душой, подобное было прописано в постулатах каждого из агентов, подобное было учтено и заложено еще Фьюри. – Мы не могли пропустить подобное происшествие. И судя по всему, не только мы были столь стремительны в своих реакциях.

Приходилось соизмерять тон и количество яда в голосе, приходилось даже соизмерять свои шаги с тем, что происходило внутри. Потому что хотелось совсем не этого, не беседы один на один с человеком, который не раз доказал, что предан своим идеалам, хотелось, чтобы этот человек уже, наконец-то, покоился с миром. Но этих демонов Фил крепче всего держал в узде.

- Какое может быть у меня задание, агент Уорд, все по стандарту, все без изменений. – Фил даже руками развел, показывая собственную непричастность к происходящему.

Глупо конечно. Происходящее как раз начинало набирать обороты. Они подходили ближе, это было видно по арабам, которые сновали туда-сюда, что-то бегло перекрикивая друг другу. Это было видно по хаосу вокруг. Тропинка вилась и вилась, и вот где-то там уже замаячило ее окончание.

- Какое все-таки неимоверное совпадение, что мы оба здесь, в этой местности.

+1

7

Главное – держать все под контролем. Спокойно, мерно просчитывать каждый шаг, слово или действие. Впрочем, как и всегда. При присутствии любого другого соперника он позволил бы себе роскошь расслабиться, перестать напрягаться и увериться в своих силах. Но сейчас все иначе. Рядом с ним – Фил Колсон, прекрасно знающий то, кто он, и представляющий себе, на что он способен. От него не скрыть свои мотивы под непринужденным и вежливым разговором. Его не обмануть. Уже не обмануть. Прошли те времена, когда он, Грант Уорд, легко и играючи обводил вокруг пальца его и всю команду Щ.И.Т.а. Хотя сложно сказать, обводил ли – в какой-то степени он действительно был одним из них. Первоочередная задача агента под прикрытием – не вжиться в роль, а именно стать тем человеком, которого все должны видеть в нем. Это ему удалось.
И даже при этом он не до конца понимает желание бывшего агентства вести бесконечную борьбу с теми, кто практически одержал верх. Гидра побеждает. С каждым днем она все ближе к абсолютной победе. Но, видимо, правду говорят о том, что надежда умирает последней. Щ.И.Т. все еще оказывает сопротивление, тихо и незаметно. Он не может предоставить доказательств, однако с уверенностью может сказать, что борьба еще не окончена. И за этим даже забавно наблюдать.
Для него самого все это всего лишь походит на игру, в которой его основная задача – выживание. Он никогда не стремился защищать невинных людей, быть для кого-то героем или спасителем, и никогда таковым не был в полной мере. Ему нет дела до политики, власти и черт знает чего еще. Ему хочется лишь одного – остаться лучшим в своем деле и прожить как можно дольше. Выжить и доказать всем, что он и только он вправе решать то, каким будет его путь. Может для кого-то его желание покажется отвратительно эгоистичным. Может кто-то начнет говорить о добре и зле – но для него этих понятий не существует. Ведь это все не так важно. Важно то, насколько далеко он продвинется. Важно то, что ждет его в конце. И, в конце концов, важно то, получится ли у него достичь своих целей – жить не под чью-то диктовку и взять себе причитающееся.
Но в данный момент его интересует не столько собственная выгода, сколько желание обезопасить себя и выполнить свою работу. Ему необходимо выцепить этот проклятый инопланетный артефакт и утащить его на базу Гидры. И он сделает это, даже если ему при этом придется ввязаться в неприятности.
Уорду даже становится любопытно – если артефакт все же заполучит Колсон, то, что же произойдет после. Щ.И.Т. теперь на стороне Капитана и Гидры. Он не сомневается, агент Колсон, как и всегда, найдет способ оправдаться и оказаться святым в этой истории, но… как? Этот вопрос так и рвется у него с языка, так, что ему даже приходится одергивать себя. В любом случае, он знает, что сладко ему самому не придется.
- Даже интересно, почему это я не слышал об этом самом первом зове правительства, - ухмыляется, не задавая вопрос, а забавляясь. – Все верно. Никто не пропустил бы такую находку. Инопланетный артефакт! Какие тайны он может скрывать в себе, кроме того, что он, вероятно, угробит все живое в радиусе километра, если что-то пойдет не так.
Шутит, хотя его слова легко могут оказаться правдой. Об этом ему не хочется думать, как и приближаться к этой игрушке, которую следовало бы по-хорошему оставить в этих самых руинах и забыть о ней напрочь. Но Гидра и Щ.И.Т. даже не подумают о подобном. Ни за что на свете. Нужно обязательно нестись через половину земного шара, захватить ее и притащить в свой дом, а точнее в Нью-Йорк. У него уже создается стойкое впечатление, что все это не ради исследований, а чисто для того, чтобы повысить процент необъяснимых и разрушительных происшествий в городе.
Идеальный план.
А вот и сам виновник торжества. Артефакт эллиптической формы, темного металлического оттенка, неясно отсвечивает, заставляя слегка прищуриться и вглядеться в него. Вокруг бегают рабочие. Ученые копошатся рядом, проводя свои расчеты. Проще говоря, пытаясь выяснить то, насколько он опасен.
- Забавное, я бы сказал, совпадение. А всему виной эта самая штука, - скептически хмыкает, а затем обращает внимание на Колсона. – Судя по всему, вам он просто позарез нужен.

+1

8

Фил знал, что у них одна задача на двоих, знал и мучился сомнениями, потому что с одной стороны нельзя было раскрывать карту, показывать Гидре свои возможности, ставить себя против нее. С одной стороны, это была тонкая политическая игра, в которой Фил Колсон склонял голову перед силой и подчинялся приказам Роджерса, не ставя их под сомнения.
А вот с другой стороны, что-то в нем требовало вскинуть голову и спросить прямо, насколько они все тут верят в это величие и новый мир. Насколько они рехнулись, что повелись на эту ерунду? Но эту часть Фил настырно запаковывал поглубже, стараясь не доставать лишний раз. Настойчиво запаковывал и пытался там и оставить. Будь она не ладна, настырная, неугомонная надежда на лучшее!
Так и выходило, что был он здесь по поручению Щ.И.Т.а, которого не должно было быть здесь. А поручение Гидры выполнял Уорд и надо дать ему шанс его выполнить. Надо дать ему возможность быть агентом Гидры и тогда, только тогда, он не докопается до правды.

Фил вздохнул.

- Вполне возможно, что так и есть. А возможно, что в кои-то веки было найдено не оружие. – Фил пожал плечами и спокойно взвешивал все «за» и «против», в этой их игре не было победителей, нужно было это осознавать. – Впрочем, нашему правительству все равно, что это и с чем это едят. Мы должны только доставить это для изучения и хранения. Как и все подразделения нового правительства, Щ.И.Т. выполняет исключительно свою функцию.

Склонять голову было все сложнее и сложнее, приказы были безумными и подчас противоречивыми и явно исходили не от гениального стратега Стивена Роджерса. Кто-то стоял у руля, кто-то еще, возможно, была целая коалиция, которая действовала в обход. Фил копался в этой истории, но пока так и не решил, до чего следовало докопаться, а что опустить, как не важное.

Фил изучал артефакт, стоя рядом с Уордом. Да, штука была впечатляющая и даже красивая, насколько может быть красивым нечто подобное, нечто настолько чужеродное. От одного вида пробирала дрожь, Фил рефлекторно потер грудь, где находился шрам. У него уже были поводы столкнуться с инопланетными вещами, у него уже был печальный и, чего уж, жалкий опыт таких столкновений. Но каждый раз ему приходилось делать еще один глубокий вдох и идти напролом.

- Они его упаковывают? Или пока только изучают? – Ящик для переноса этого нечто у него был, слава всем умникам и Фитцу, он был безопасен, насколько это в принципе можно применить к артефакту. – Впрочем, транспортировке это не должно помешать.

Фил говорил так, как будто был один, говорил вслух, не скрываясь. Явно демонстрируя свои возможности по этому вопросу. А еще Фил знал, что это было знаком к началу операции. Дальше все было выверено по секундам, к Уорду уже подошла парочка агентов для разговора, Фил отдал отмашку, остальной отряд занялся артефактом.
Ученые испуганно забегали вокруг него, Фил прищурился и спрятал глаза за темными очками.

- Что ж, дальше операция пройдет под моим контролем, спасибо агент Уорд. Парни, можете уводить его. – Вот и все, вся игра кончилась, остались только варианты для ее окончания и Фил надеялся, что Уорд не решится сопротивляться.

+1

9

Уорд знает, что не отступит. Выполнить задание – основная задача. Напряжение не прекращает посылать тревожные сигналы в мозг, которые тот чисто физически не способен пропустить мимо. Приказ важнее всего. Ему их отдают – он их выполняет. Всегда четко, всегда непоколебимо, всегда в точности. Каким бы ни был приказ – он свят и беспринципно важен. Все всегда именно так. Никак иначе. Это не пустая привычка доводить все дела до конца, не банальное желание пересечь черту финиша, а принцип, который невозможно игнорировать, когда тот начинает биться рефреном в висках, шуметь в крови отчетливым ритмом.
Сейчас – в данный момент, когда они стоят, изучая не без любопытства странную инопланетную штуку, ради которой почти все встали на уши, следует затолкать как можно дальше излишнюю нервозность. Не получается, что его не особенно удивляет. В любой момент все полетит в тартарары, и он это прекрасно понимает. Четко. Ясно. Ему не нужны лишние подсказки, чтобы понять то, что агент Колсон все еще является врагом Гидры, пусть он и официально находится на стороне Капитана. Ему не нужны напоминания о том, что он сам тот человек, которого с невероятным удовольствием отправят в адские бездны на корм тем тварям, что вырвались в Нью-Йорке чуть больше недели назад.
Грант выдыхает, провожая взглядом промчавшегося мимо рабочего. Неосознанно он ждет нападения. Щ.И.Т. не сможет оправдаться, но у них есть возможность скрыть факт своего присутствия здесь. Достаточно будет убрать агента Гидры с дороги и тех, кто прибыл с ним, как ненужную помеху, мешающую пройти дальше, уговорить археологов и местных забыть о них и просто увезти артефакт.
Он едва мотает головой, сомневаясь, что подобный план вообще сможет сработать, но стопроцентных гарантий на то, что никто не предпримет хотя бы попытку воплотить его в реальность, нет. Это будет, однако, весьма весело. Выдрать игрушку Гидры из его рук для каждого окажется неимоверно тяжелой задачей, учитывая хотя бы уже то, что он чисто из вредности не захочет уступать.
- А вы оптимистично настроены, агент Колсон. Лично у меня складывается впечатление, что инопланетяне просто решили сделать из нашей планеты склад для своего оружия, - все подобные штуки всегда смертельно опасны, и он абсолютно уверен в том, что если разобраться, то артефакт окажется не менее милой игрушкой. – Впрочем, какая разница.
Уорд хмыкает, внимательно наблюдая за проводимой работой, а затем бросает на пару агентов, подошедших к нему, чтобы сказать о готовности. Пора действовать. Они уже достаточно долгое время находятся на одном месте. Через несколько часов эта вещь должна оказаться в цепких лапках ученых умов Гидры, но…
Тут он слышит вопрос агента Колсона и усмехается. К транспортировке готово. И у него так же есть все возможности для того, чтобы безопасно перевезти инопланетный артефакт из Марокко прямиком в Нью-Йорк. Дополнительная помощь ему не требуется, вроде как, но он слушает, не перебивая. Интересно ведь.
Да… бедный Нью-Йорк. Еще одна проблема, которая вот-вот свалится ему на голову. Но если все пройдет по маслу, то город даже не поймет, что на еще одну штуку, теоретически способную развалить его к чертям, стало больше.
Уорд поджимает губы, сдерживая улыбку и продолжая внимать. Артефакт уже вытаскивают… и погружают в герметичный ящик, заботливо подготовленный ребятами из Гидры. Надежно запирают. По словам инженеров и ученых этот ящик позволит инопланетному куску металла оставаться в «спящем» режиме и дальше.
- Вообще-то, это мое задание, агент Колсон. Я должен лично притащить эту штуку в Нью-Йорк, а я обычно довожу свою работу до конца, как вы знаете, - легко пожимает плечами, незаметным шагом перегораживая дорогу. – И учитывая то, что ничего не знаю ни о вашем приказе, ни о том, кто его вам отдал, я не могу позволить вам забрать артефакт с собой.
Саркастичные подколки отходят на задний план, а настоящие забавы только начинаются. Он не может сказать, что попытка Колсона стала для него неожиданностью. Он этого и ждал с самой первой секунды его появления.
Теперь вопрос только в том, что произойдет дальше.

Отредактировано Grant Ward (2017-11-25 22:30:20)

+2

10

Что ж, то что будет не легко, Фил знал с самого начала. Уж кто-кто, а Уорд точно не самый покладистый малый из их общего скопа знакомых. К тому же верно поданный Гидры, на добровольных началах. Не стерт и переписан, как Барнс, не насильно удерживаем, как те малые, что получают мину в глаз и вечно выполняют грязную работу после. Нет.
Этот пришел к ним добровольно, так же добровольно выполнял их приказы и счастливо жил с этим.

- Что могу вам сказать, Грант, так это то, что у Гидры полно дел, не думаю, что кто-то из вашего руководства перед вами отчитывается. Не думаю даже, что кто-то из них помнит, как вас зовут. – Фил вежливо продолжал улыбаться, раздумывая, если прострелить парню колено, это выведет его из строя? Или только разозлит? А если он не будет достаточно быстр, то артефакт увезут. Упакованный и перевязанный красной ленточкой.

Нет, так дело точно не пойдет. Приказ своим он отдал, почти в тот момент, как парни из Гидры спаковали штуку. Это даже к лучшему контейнер для перевозки пригодится для следующей находки. А эту они позаимствуют у Гидры.

- Боюсь сегодня у нас один из тех дней, когда все идет совершенно не так, как задумывалось. – Фил развел руками.

Агенты Щ.И.Т.а уже начали обстрел, завязались локальные драки между Гидрой и Щ.И.Т.ом.

- Почти как в старые добрые времена, Грант. Почти. – Фил направил на старого знакомого пистолет, нет, стрелять он не собирался, только показать, что сейчас балом правит Щ.И.Т. и в ближайшее время — это так и останется.

Уорд никогда не был тем малым, что слушался гласа рассудка, он никогда не был даже тем малым, что предпочитал сначала обдумывать действия. Филу частенько казалось, что его подчиненных вела внутренняя сила, интуиция, сходная в чем-то с предвидением. Они слишком хорошо чувствовали опасность, так что, ничего удивительного в том, что и Уорд был готов к нападению не было.

- Я надеялся решить этот вопрос мирным путем. – Фил вздохнул и покачал головой. Добрым дядюшкой он не был уже очень давно, он вообще никогда им не был, просто за доброй улыбкой удачно можно было скрыть вполне принципиального человека, руководствующегося не только чувствами.
Точнее чувствами-то он и не мог руководствоваться, он их давно отдал на откуп собственной работе. Самое смешное, что и амбиций у него не было, в отличии от Гидры, он не хотел править миром, управлять людьми или что-то такое же. Только защищать.

Он очень хотел их защищать, поэтому бесстрастно смотрел в глаза Уорду и ждал, когда тот двинется в сторону, чтобы выстрелить в него, лишая подвижности. А может быть он ждал, что Уорд его остановит? Кто знает.

+1

11

Уорд продолжает усмехаться. Он слишком много заплатил для того, чтобы вернуться в строй. И пережил достаточно боли, чтобы вновь стать одним из агентов Гидры. Той Гидры, которой он симпатизирует больше всего – Гидре Стива Роджерса, а не той, которую он предпочел оставить в прошлом. Ему нравится делать свою работу, и за это, несомненно, стоило заплатить полагающуюся цену, пусть та и была одновременно и забавной, и болезненной. Ему нравится следовать своим принципам, игнорируя и преодолевая все препятствия, что неизменно возникают на пути. Это и делает его опасным противником – он всегда будет идти до самого конца, чего бы это ему ни стоило.
Совсем как тогда, когда он пошел за Джоном Гарреттом до последнего. Не то, чтобы он этим гордился, и не то, чтобы это принесло ему много счастья, но, по крайней мере, он не начал поддаваться своим сомнениям и метаться из стороны в сторону, точно кораблик, попавший в жуткий шторм. Тогда он мог остановиться и пересмотреть приоритеты, но только ради Скай, а не ради чего-то иного. Только вот на тот момент он уже потерял ее.
Скай.
Что она сказала бы на все это? Настоящая Скай, а не та, которой промыли мозги и заставили работать на Гидру. Какой бы была ее реакция?
Он знает, что она не отступилась бы от своих идеалов, и знает, что они вновь оказались бы по разные стороны. Если бы она была здесь, то он сомневается, что у него получилось бы встать против нее вновь. И неважно, что сказали бы на это в Гидре.
Но ее здесь нет.
- Я получил приказ – я выполню его. Вы знаете, как обычно я это делаю – иду до конца. А что до Гидры, то я знаю, что там никто не поручил бы такое задание вам. Ведь всем и так понятно, что вы не на стороне Гидры, вы просто пытаетесь уцелеть и потянуть момент, - он говорит, веселясь и глядя прямо в глаза Колсона. – Да ладно. В конце концов, я последний человек, который поверит во всю эту чушь о том, что мы на одной стороне.
Ему не нужны подтверждения о правдивости его слов. Это ему и так известно с самого начала, еще с тех пор, когда ни у кого не было никаких доказательств об этом. Он очень хорошо знал Щ.И.Т., и не менее хорошо знал людей, которые в нем работают. Он был одним из них, жил, как они, говорил и действовал, как они. Следовало быть полным идиотом, чтобы поверить в то, что Щ.И.Т. действительно капитулировал, подняв лапки и не задумав ничего исподтишка.
Пистолет незаметно оказывается в его руках. В тот же момент, когда Фил Колсон направляет на него свой, а вокруг начинается перестрелка. Грант Уорд не чертыхается, не закатывает глаза, не думает о том, почему все пошло к чертовой матери. Он был к этому готов. Его ребята так же были к этому готовы. И если они не идиоты, а это не так, то они могут за себя постоять.
Что самое забавное, он точно знает, что не убьет Колсона. Ранит, вырубит, сдаст Гидре с потрохами, но не убьет. Но не из-за того, что он питает какие-либо дружеские чувства к бывшему командиру – у него нет по отношению к нему ни ненависти, ни симпатии. Его останавливает мысль о том, как воспримет смерть Колсона Скай, когда она в будущем придет в себя и осознает все, что произошло. Его останавливает то, что этот человек почти стал отцом для нее.
Уорд растягивает губы в широкой улыбке, слыша слова Колсона. Да. Почти как в старые добрые времена. И они оба по разные стороны баррикады, а не бок о бок, как в самом начале. Он этим забавляется, несмотря на то, что сам находится под прицелом. Он совсем не боится получить пулю – ему даже интересно, испытает ли он боль, хотя он знает, что ответ на его любопытный вопрос окажется отрицательным.
- Мирный путь – не для нас, Фил. Да и кому он нужен, ведь это так скучно, - намеренно кривится, строя усталое выражение лица, а после сразу же ухмыляется. – Наверное, мне стоит высказать благодарность за веселье – это задание невероятно нудное, пусть и чрезвычайно важное, - он нажимает на курок и стреляет первым.
И попадает в правое плечо. Он не промахивается, просто метит в плечевое сплетение. Не с целью убить, а с целью заставить его выпустить оружие или же понудить к действиям. Он знает прилично много о том, как доставить человеку боль, чтобы быть уверенным в том, что больно будет, и очень сильно.
Сразу после выстрела он резко уходит в сторону перекатом, стреляя в человека, стремительно приближающегося к контейнеру, а затем поворачивается, вновь целясь в Колсона. Ускорившиеся рефлексы работают на автомате.
- Передайте базе, что у нас тут вечеринка, - и сзади Делавэр – один из агентов Гидры – связывается с кем-то и быстро, вкратце докладывает о происходящем.
Ему не так важно, сумеет ли Щ.И.Т. выцарапать и захватить артефакт – в конце концов, контейнер отслеживается, и для того, чтобы заглушить его сигнал или вытащить игрушку из него без кода доступа, понадобится приличное количество времени, достаточное для того, чтобы ребята из Гидры успели точно определить местоположение объекта. Они его вернут, так или иначе.

Отредактировано Grant Ward (2017-12-01 11:30:10)

+2

12

В хорошие исходы подобных операций Фил не верил, всегда были жертвы, всегда будут потери. Радовал его только кевлавровый жилет, который его все-таки заставили надеть под рубашку и темные очки, не так слепило солнце в глаза. А вот то, что Уорд взбрыкнул, не радовало.

- Мирным путем все было бы куда как проще, в самом деле. – Фил скрипит зубами, потому что чертовски больно, потому что ранение не сложное, но будет заживать какое-то время.
А еще, по этому ранению будет понятно, что его пара дней отдыха не такая уж пара дней и не на таком уж и отдыхе. Если учесть, что сейчас его наставник и проверяющий перекатывается по земле, пока у Фила все плывет перед глазами от боли, ну что ж, мирным путем они справились бы лучше, честное слово.

Он улыбается, все так же мягко, только побледнел чуть больше, чем полагается и хмыкает в сторону Уорда.

- А я думал у вас был приказ не стрелять, агент Уорд, а действовать в тишине. – Фил наслышан о местах, в которых им пришлось столкнуться. Не самая удачная идея, использовать оружие в таких условиях, тем не менее, он ныряет за ближайшее прикрытие, хлипкое, деревянное, покосившееся и отстреливается ответно, пытаясь предугадать кому достанется контейнер.

А еще пытаясь решить для себя, что делать и как быть. Как прекратить эту возню в песочнице и отбрехаться от Беловой, если у нее возникнут вопросы. Впрочем, рапорту Уорда не поверят, точно не поверят, уж Фил постарается. Другое дело, если его здесь и убьют, тогда никто не усомнится в случившемся и тем самым он подставит людей, которые зависят от него. Чертовски сложный выбор, чертовски трудно действовать в таких условиях. Фил стреляет размеренно и прицельно. У него нет цели убить, но и оставить все просто так он не может. Скоро потеря крови будет критичной, если рану не перевязать, скоро придется принимать еще более жестокие решения.

- Забираем контейнер и уходим. – Фил практически шипит в переговорное устройство, не то чтобы без него там не обошлись, не то чтобы никто не знает, что делать дальше и куда двигаться. Мысленно он даже пытается матерится, но получается хреново, приходится спешно отступать.

И только завернув в лагерь, из которого они еще несколько минут назад вывернули с Уордом, Фил находит жгут, чтобы перестать истекать кровью накладывать его на поврежденную руку мучение то еще, но ребята, он уверен, ребята успеют уйти. А вот ему придется тут задержаться, пытаясь заставить Уорда отступится.

+1

13

Сдаваться он никогда не умел. Его вполне можно назвать помешанным на этом – всегда идти вперед, всегда побеждать, всегда выживать. Здесь и сейчас заботы об артефакте, надежно упакованном в контейнер, для него лично отходят на второй план. В голову тут же приходит не прошеная мысль о том, что если он упустит инопланетную игрушку, то, вероятно, ему будет сделан выговор. Что еще? Больно ему точно не смогут сделать. Уже не смогут. Зато могут легко дать ему скучнейшее задание, которое только смогут найти. Или же они там напрягутся и подумают, каким образом его наказать. В любом случае, ему пока неинтересно.
Он хочет выполнить миссию.
Быть может, он и не сражается за правильную сторону вновь, но свои принципы он не нарушает.
Грант Уорд внимательно следит за всем, что попадает в его поле зрения, под аккомпанемент выстрелов. Одиночные. Посвистывающие. Гулкие. Гудящие мерно, злым шмелем, и тяжелые. Кажется, что можно оглохнуть, но несколько минут – и они сбавляют темп, звуча все реже и реже.
Нет ничего удивительного и необычного – это только в красивых фильмах перестрелки длятся кучу времени, давая героям и злодеям на их фоне проявить себя. В реальности все несколько иначе.
Плюс – повсюду крики. Он забыл об археологах, ученых, простых рабочих, местных. Которых тут никто не предупредил о том, что здесь развернется настоящее поле битвы за инопланетный артефакт, который они же и раскопали.
Грант с трудом удерживается от желания рассмеяться – для него мирный путь с агентами Щ.И.Т.а давным-давно превратился в сказку для малышей. С кем-то другим – запросто, он легко предпримет одну или даже две попытки решить какую бы то ни было проблему относительно тихо и спокойно. С Щ.И.Т.ом такая фишка не прокатит. И тут дело вовсе не в нем.
Дело в том, что они стоят по разные стороны, а он не привык уступать врагам. Не в его стиле от слова совсем.
- В моем приказе были слова «любой ценой», но не было слов «действовать тихо», - обращает он внимание на Колсона, успевая заметить то, как тот ныряет за первое попавшееся прикрытие, а затем начинает стрелять в ответ.
Уорд уклоняется от выстрелов – он не чувствует боли, но это не значит, что его нельзя убить. Бронежилет под курткой защитит его жизненно важные органы, но не в том случае, если в него влетит пара десятков пуль. Впрочем, и этого не будет достаточно для того, чтобы он остановился и позволил врагам уйти просто так. Наверное, за его способность следует все же выразить благодарность Беловой. Сейчас он видит все преимущества, которые дает иммунитет к боли, и, тем не менее, он прекрасно осознает, что будь у него выбор, то он оставил бы себя прежним.
Пули летят легко и быстро. Он не задумывается – целится уже в открытые места тех, кого видит. У него нет особого желания цацкаться с незнакомыми людьми, которые стреляют в него. Если потребуется… на момент он останавливается, морщась от резкого дискомфорта, а затем сталкивается с ребятами Колсона в рукопашном бою. Те агенты Гидры, находившиеся рядом с ним, отступают за укрытия, пытаясь затащить туда же контейнер – безуспешно.
События разворачиваются совсем не по плану. Они даже близко не приближаются к тому, как все должно быть. Возможно, это его и забавляет, когда он вырубает и добивает двоих противников, а после видит, что контейнера поблизости нет, а еще видит своих раненных ребят. А затем замечает свои ранения – но на них он не уделяет и секунды – надо спешить.
- Доложите базе, раз валяетесь. Я за ними, - рявкает, теряя спокойствие, и быстро направляется к выходу, готовый грубой силой пробивать себе путь, если придется.
Уорд привлекает к себе внимание метким выстрелом в голову ближайшего агента Щ.И.Т.а. Еще один на его совести, которая просыпается в нем лишь тогда, когда рядом Скай, или же когда он остается один, без дела, в которое он смог бы уйти с головой.
Контейнер в поле зрения – впереди, всего в нескольких метрах. Отлично.
Остается только избавиться от помех – от агентов, что вцепились в игрушку, как бульдоги, готовые выполнять любой приказ Колсона.
Это не должно быть слишком сложно. Скорее забавно. Если, конечно, у него все получится.
- Что дальше, Колсон? Уйдешь по-английски, даже не прощаясь со мной? А ведь мы даже не пообщались толком, - голос звучит громко и насмешливо, в то время как он обезвреживает оперативника, попытавшегося его остановить, и приставляет пистолет к его виску. Нет, не ради того, чтобы предпринять попытку выменять артефакт на жизнь этого парня, а ради веселья, ради злости, которую он готов спустить с поводка.

Отредактировано Grant Ward (2017-12-04 16:54:24)

+1

14

Фил скрипит зубами от боли и от ненависти, которая вот-вот выплеснется наружу и поглотит его полностью. Он никаких способностей не приобрел в этом проклятом месте, в Щ.И.Т.е, он не проходил никаких испытаний, он даже кресло директора не хотел, но тем не менее он зачем-то был нужен Щ.И.Т.у, стране, компании супергероев и он оставался на плаву.
Что удерживало человека от выстрела в голову, когда убийство было самым легким и самым простым из способов доказать свою точку зрения? Что удерживало Фила от того, чтобы не начать убивать агентов Гидры, которые проносились мимо? Что удерживало его от выстрела в голову Уорда? Он и сам не знал. Сила воли? Желание выжить? Желание не стать таким как они? Не сравнятся с ними и не превзойти их?
Фил сам не знал.

В нем давно уже не было доброты и всепрощения. Он ожесточился, мир покромсал его со всех сторон, лишил близких, друзей, лишил даже иллюзий. Но Фил верил в слова капитана Роджерса, верил, что это невыход. Что все происходящее с ними это невыход.

Наверное, поэтому он и был здесь. Капитану нужно было помочь, даже если он сам не хотел этой помощи!

- Глупо уходить не попрощавшись. – Фил кричит, но быстро меняет свое местоположение, потому что Уорд же выстрелит! Выстрелит в попытке его убить, чертов мальчишка.

Фил стреляет наугад, стараясь отвлечь внимание. Интриги ему давались лучше в последнее время, интриги и поиски информации, но не чертова работа оперативника, не чертова стрельба по мишеням, которые бегут и кричат в ужасе. Фил стреляет так, чтобы не задеть гражданских, стреляет так, чтобы не винить себя потом. И только в Уорда хочется попасть, только в него хочется прицелится так, чтобы было больно им обоим.

Наверное, Дейзи не простит.

Скай. Фил вздыхает и перебирается в соседнюю палатку, когда вспыхивает та, из которой он вел огонь. Ему больше не о чем говорить с Уордом, ему больше нечего ему предложить, их перемирие было мифом, их перемирия не было.

- Ты выбрал не ту сторону, Уорд. – Фил выстрелил, черт его знает, куда он попал или не попал. Вся конспирация рушилась на глазах, конфликт разрастался, не было выхода.

Или нет, был, но один единственный, если верно разыграть карту. Самый последний. И Фил вышел из укрытия, надеясь, что его не пристрелят сразу, надеясь на то, что в Уорде еще остались зачатки воспитания и малая доля жалости к бывшему боссу. На уважение тут рассчитывать не приходилось.

- У нас одна цель! – Фил верил, сейчас верил в то, что это и есть правда. Верил и думал, что высказать свою мысль сейчас, будет правильно, может быт он заставит задуматься человека напротив себя о том, что есть другие ошибки, не только командные, более глобальные. – Мы оба хотим, чтобы Гидра процветала! Оба, Уорд! Только разными способами. Эта дрянь должна быть уничтожена!

+1

15

Наводить на цель и стрелять легко. Сейчас даже больше, чем обычно. И даже он сам не особенно осознает, что испытывает, когда стоит на виду, прикрывается одним агентом Щ.И.Т.а, крепко сжимая его в хватке, не давая ему вырваться, готовый выстрелить еще раз. Еще одно убийство в копилку грехов. Еще одно напоминание о том, что он давным-давно упустил свой шанс на то, чтобы стать лучше. Еще одна возможность загнать самого себя в капкан, который никак не обезвредить.
Он сам же рушит себя, а после пытается восстановиться, чтобы начать все заново.
Возможно, у него есть хоть какой-то ничтожный шанс собрать себя по кусочкам и подумать о том, что мир не крутится только вокруг выживания. Возможно, но не точно. Возможно, что в этот самый момент он позволяет этому самому шансу благополучно выскользнуть из рук. Но об этом он не думает – перед глазами у него проносится мысль о том, что назад путей нет, и о том, что он давно сделал свой выбор. Несколько лет назад, когда последовал за Джоном, даже не подозревая о том, что тот конкретно использовал его как марионетку, пустой инструмент, который можно было легко заменить. Несколько лет назад, когда он просто мог остановиться и не совершать ничего из того, что он совершил.
Все далеко в прошлом, которое не исправить, от которого остаются только неприятные воспоминания.
Все, что он хочет в первую очередь – выжить и доказать себе, что он может идти в будущее, не оглядываясь на прошлое, а сделать это за пределами Гидры совершенно невозможно, учитывая то, что у него полно врагов, которые будут идти следом за ним, если поймут, что он вновь один.
Все, что он может, это двигаться вперед. Выполнять приказы. Быть палачом, когда это требуется. То, что у него получается лучше всего.
Он продолжит нести свою службу. Пока это будет необходимо.
Уорд думает о том, что Скай не особенно была бы рада его действиям. И тут же вспоминает о том, что с ней случилось. От этого его злость только увеличивается – на Колсона за то, что он упустил ее из виду, на себя за то, что он ничего не может сделать стоящего для нее, на Руку за все те пытки, которые пережила она. Все они, черт подери, виновны. И все они, скорее всего, уйдут безнаказанными. И это его бесит, заставляет злиться каждый раз, когда он вспоминает о том дне, когда он только-только узнал обо всем.
Пальцы крепче сжимаются на рукоятке пистолета, когда он слышит слова Колсона. Он выбрал не ту сторону? Скорее всего. Гидра всегда останется Гидрой. И не так важно, кто стоит во главе. Особенно если учитывать то, что стало известно ему не так давно. Но для него это малозначительно. Он ни за что не отступит, не даст слабину, по крайней мере, сейчас.
Грант стреляет – один из агентов падает на землю рядом с контейнером. Второй тут же оттаскивает того за укрытие. Еще один выстрел – промах.
Еще немного – и он будет праздновать победу.
Возможно.
Как говорится, не дели шкуру еще живого и здравствующего медведя.
- Серьезно? Поздновато ты говоришь мне об этом, Колсон, - он все же стреляет в висок парня, когда тот предпринимает новую попытку вырваться, и отталкивает его от себя, делая несколько шагов куда-то вперед, целясь в ту сторону, откуда слышался голос бывшего командира.
Убивать он его все еще не собирается. И, вероятно, тот это чует. Неведомо как, но чует. Уорд останавливается, напряженно замирая, когда Колсон выходит из укрытия, не таясь, и не сводит с него взгляда. Остается только надеяться на то, что агенты Гидры, что пришли с ним, все же возьмут себя в руки и прикроют его от нападения с тыла.
Уорд слушает его, слегка наклонив голову вправо. Если это попытка его заговорить, то она почти удается. Слушать сказки о благе для Гидры очень забавно. Он сильно сомневается в том, что Колсон хочет ей процветания. Он никогда не думал, что Щ.И.Т. на самом деле встал на сторону Капитана. Он реалист, быть может, даже пессимист, и наивности в нем – ноль. А после того, как вся правда вскрылась, после того, как все его подозрения подтвердились, то от сомнений не осталось и следа.
Тут нечего больше добавить.
- Щ.И.Т. желает процветания Гидре? Это даже звучит смешно, агент Колсон. Но, в общем и целом, я с тобой согласен – артефакт будет лучше уничтожить, пока еще не поздно. Но я все равно выполню приказ, несмотря ни на что, - легко пожимает плечами, продолжая держать бывшего командира на прицеле и пытаясь понять, что тот задумал. – Ты должен понимать, почему.
Разумеется, понимает. Такие, как агент Колсон, будут идти до самого конца, сражаясь за что-то, и не сдадутся, пока их не остановят силой.
- Я не хочу убивать тебя. Просто отступи, - Уорд процеживает сквозь зубы, готовясь выстрелить в него еще раз, но на этот раз так, чтобы гарантированно умерить его пыл.

+1

16

Филу и страшно и до дрожи смешно, они снова оказались в патовой ситуации, когда Щ.И.Т. встал против Гидры и не уйти и не сбежать. Филу неведомы ни причины, по которым охота за артефактом велась, ни его возможности, которые слава богу никто так и не активировал. Филу неведомы даже способности, которые применяют к Роджерсу или к Беловой.
К черту.
Зато он может стоять здесь и смотреть на Уорда. Мальчик вырос, когда-то давно, когда они еще только начинали в одной команде, Фил полагал, что за ним нужен присмотр. Он пытался наставлять, пытался стать другом, учитель, кем-то, кто наведет на правильный курс, задаст верные цели. Не получилось. Мальчик вырос.

И вырос он до того, как оказался в Щ.И.Т.е, преступно мало информации, развал организации, накладка одна за другой, вот что в итоге привело всех к краху. Вот что сделало их невыносимо разными и настолько отчужденными.
- Вы не убьете меня агент Уорд, так же как я не убью вас. Мы оба понимаем нужность друг друга и важность того, что мы оба есть у Скай. – Фил не улыбается, он говорит крайне серьезно.

Где-то там слышится вскрик, потом еще один. Контейнер либо забрали для перевозки, либо волокут сейчас обратно в сторону Гидры. Но ему нельзя отвлекаться, перед его глазами змея, которую следовало бы загипнотизировать, задать ритм. Перед глазами агент Уорд, которому только что наступили на больную мозоль.

- Вы ведь не глупый человек, насколько я понимаю, артефакт не должен попасть в руки тех, кто подумает его использовать в военных целях. – Фил слабо улыбнулся. – Вы же не думаете, что я здесь как посланник мира или птица Гамаюн? Нет? Я здесь исключительно с целью защитить вас, нас всех, от происходящего.

Да даже если он проиграл, да даже если контейнер уже у Гидры. К черту. Все это к черту. Оно того стоило. Потому что не могло не стоить, ведь Уорд слушал! Насмешничал, не верил, подозревал, но слушал. А Филу давно уже не удавалось пробиться к парню настолько близко, Филу давно хотелось сказать тому, что служить верой и правдой можно и своим принципам, не только кому-то.

Не обязательно служить кому-то, ведь так?

Фил вздохнул и отступил на шаг, потом еще на шаг и наполовину скрылся за палаткой, потому что время шло, действовать нужно было. Не только разговаривать о вечном, хотя от разговора он не отказался бы. Не только стрелять друг в друга, нужно было уходить. Его ждали отчеты, оправдания, попытки скрыть собственную деятельность, и он уверен был, на процентов двести из ста, что Уорд ему жизнь не облегчит. О нет.

+1

17

Щ.И.Т. Как много связано с этой организацией… Одно ее название напоминает о горе событий, которые он пережил, когда служил, а вернее притворялся образцовым агентом, не связанным ни с чем дурным, не замешанным ни в чем предосудительном. Четыре года назад он пошел за своим наставником и начал сражаться с бывшими братьями по оружию, и продолжает делать это до сих пор. Бороться за что-то, что ему, если призадуматься, не так сильно необходимо. И все же он не отступает. Не делает шаг назад. Не позволяет себе оказаться выбитым из поля боя совсем так, как в то время, когда он являлся беглым преступником, за которым охотились все, кто переборол в себе лень.
В то время он не чувствовал ничего, когда устранял агентов, посланных за его головой. Нормально. Они охотились за ним, он охотился за ними. Он выживал, как и всегда, смеясь, играючи, упрямо, не собираясь останавливаться. Он возвращался в старую Гидру, затем уходил в подполье, начиная все заново, когда его раскрывали. Все было обычно. И сегодня – когда началась стрельба, все было точно так же – полное безразличие. Такое, какое испытывают солдаты на поле боя по отношению к врагу.
Однако данный момент он задается вопросом – а нельзя ли все это было действительно решить миром?
Он напоминает себе о том, что Щ.И.Т. – враг.
Враг, который начал стрелять первым.
Враг, которого он постарался остановить, защищая себя, своих ребят, свою сторону.
Когда они оказались на войне? Хороший вопрос. Все они всегда находились на фронте. На передовой, постоянно рискуя и носясь под перекрестным огнем. Защищая мир от опасности, противостоя ей. И задумывается он об этом только сейчас, когда человек, стоящий перед ним, продолжает говорить.
Слова агента Колсона… Уорд прикрывает глаза, пытаясь справиться с собой. Одно дело осознавать это самому, ощущать и понимать, что Скай важна для него больше всего, даже больше его собственной жизни, а другое слышать их от другого человека. Не от себя, не от своего треклятого внутреннего сознания. Да – то, что он чувствует, не является ни для кого большой тайной. Затем он вглядывается в спокойное лицо Колсона, пытаясь определить, предпринимает ли тот попытку блефовать или говорит серьезно. В любом случае, неважно – это правда.
Насмешка слетает с его лица, и он опускает пистолет, внимательно глядя на бывшего командира. Он забыл, за что уважал его. Именно за это – умение разбираться в людях и сохранять пугающее спокойствие в патовых ситуациях. За желание защищать всех и всюду. Всегда. И бесстрашие.
Все то, чего ему никогда не хватало.
Уорд молчит, поджимая губы и думая о том, что он сам точно не сможет убить Колсона. Ни сейчас. Ни потом. Ни даже тогда, когда ему прикажут это сделать. Если такое случится, то тогда будет весьма интересно – ведь его фактически поставят перед выбором, и ему вновь придется его делать. Впрочем, он знает, что, так или иначе, больше не пойдет против Скай. И не сделает ничего, что причинит ей боль.
Проще говоря, произойдет тот редкий случай, когда он не сможет нажать на курок.
Речь вновь заходит об артефакте. Уорд знает, что его непременно постараются использовать, как только поймут, в чем его сила, способность, как только убедятся в том, что они способны контролировать это нечто неизвестное, инопланетное. Даже если это будет не так от слова совсем. Но он ничего не может с этим сделать.
Он не является одной из голов Гидры. Он солдат. Агент – да, хороший агент, которого будет сложно заменить, но незаменимые чрезвычайно редки. И он не думает, что принадлежит к их числу. Он не может не выполнить приказ, если он желает вернуться в строй окончательно и доказать всем, что списывать его со счетов не стоит. Ему нужно это. Как бы он там ни желал выплыть из этой трясины вечного хаоса и вороха его собственных ошибок.
- Я знаю. Вы всегда всех защищаете, даже тогда, когда следует подумать о себе и о своих людях, - произносит уже без тени враждебности или шутки.
Уорд ничего не делает для того, чтобы остановить Колсона. Поворачивается, оглядывая себя – его потрепало, так же, как и ребят из Гидры. Но у них хватило сил для того, чтобы тащить контейнер – новое яблоко Пандоры – прочь от лагеря.
Все стихает. Только отовсюду продолжают доноситься крики местных и археологов. Пройдет много времени, прежде чем они успокоятся, но, возможно, к раскопкам они вряд ли вернутся. Не после всего. Впрочем, среди исследователей всегда находятся безумцы и отчаянные сорвиголовы, готовые пойти ради науки или истории на все.
А им нужно возвращаться в Нью-Йорк. Уорд чувствует, что ему придется залечивать раны некоторое время, и только после засесть за отчет о случившемся. Но главное то, что он выполнил приказ.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [28-30.08.2016] world on fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно