ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [18.08.2016] Вымышленный город, вымощенный золотом


[18.08.2016] Вымышленный город, вымощенный золотом

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Вымышленный город, вымощенный золотом
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://cdn.playbuzz.com/cdn/c93612ff-28d6-408f-872b-f6a75dd53e4a/00dfee1c-3898-4652-81dd-b4bb322b2145.gif
Erik Lehnsherr | Tony Stark | Charles Xavierhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Ивент "Ловец снов".
Под небом голубым есть город золотой
С прозрачными воротами и яркою звездой,
А в городе том сад, все травы да цветы,
Гуляют там животные невиданной красы:
Одно, как желтый огнегривый лев,
Другое вол, исполненный очей,
С ними золотой орел небесный,
Чей так светел взор незабываемый.
>> Пространство сна непредсказуемо. Кого-то заносит в кошмары, кого-то в постмодерн, кого-то в кроличью нору. А кого-то - в кошмарную постмодерновую Нарнию с элементами кислотного трипа. Или трип с элементами Нарнии? Сон покажет!

ВРЕМЯ
18 августа 2016

МЕСТО
пространство сна

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
разговаривающие животные, так себе кислота, НАРНИЯ

+3

2

Там, где нас нет, горит невиданный рассвет.
Где нас нет - море и рубиновый закат.
Где нас нет - лес, как малахитовый браслет.
Где нас нет? На Лебединых островах!
Где нас нет, услышь меня и вытащи из омута.
Веди в мой вымышленный город, вымощенный золотом.
Во сне я вижу дали иноземные.
Где милосердие правит, где берега кисельные.

… берега были не мягкими, не жидкими, не воздушными, практически никакими. Острыми, каменными, высокими, призывающими подняться, посмотреть вниз, увидеть обрыв и шагнуть в него. Закрывая глаза и помня, что полет продлиться вечность, потому что в конце не будет ничего – ни удара, ни разбитой головы, моря крови или же просто еле заметного пятна.
Ты просто не успеешь осознать, а вне осознания нет и реальности.

Реальности нет.
Реальности – нет…

Голова тяжелая мутная, как будто на макушку положили бетонную плиту и сказали – вставай. Борись. Давай. Что такое? Не можешь? Сил не хватает? Прощупываешь металлические перекрытия, хотя б штырек пытаешься найти, а все ничего? Все невнятное, туманное, как и вообще тело? Руки, ноги? Странность какая. Съешь ее.

Но Эрик не ест. Эрик глаза открывает и пытается подняться на ноги, вспомнить, наконец, что случилось за последние минут пять, десять. День. Но не выходит – каменная стена, за которой темнота и странное ощущение, как будто при дежавю – что-то на задворках сознания крутится, какое-то понимание, воспоминание, да вот только откуда оно взялось - загадка.

Остается на разменной монете только «здесь и сейчас». И здесь и сейчас – город, вымощенный золотом – блеклым, потертым, старым и припорошенным чем-то, напоминающим то ли пепел, то ли пыль. Ту самую – страшную, из 11 сентября.

Следы в ней остаются, следы остаются и на подкорке, которая все фиксирует, фиксирует детали, подробности: людей с однотипными масками вместо лиц. Идут себе строем куда-то в одну сторону, напоминая ведомых инстинктом муравьев.
Тяжелое свинцовое небо, готовое разразиться, похоже, чем-то похуже, чем дождем.

Бесконечные острые зубы-шпили вместо домов. И нет в них ни окон, ни дверей. Сплошной, цельный монолит, пронзающий черную муть наверху.

… ни капли металла. Ни крупицы.

На что Эрик сглатывает, ощущая, как подкатывает паника.  Или тошнота.

… море отчаяния, страха, ужаса.

… беспомощный выродок.

Шепот где-то у уха. Как будто колибри какое-то назойливое затеяло окончательно свести с ума.

… или комар?

Комар и правда есть. Ярко-синий почему-то, здоровенный и, что самое главное, говорящий.

- Ну, что? Добро пожаловать в Нарнию, Эрик? – А еще он улыбается.

Улыбающийся комар.

Эрик вдруг заподозрил, что, кажется, он сошел с ума.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2017-10-19 10:42:17)

+3

3

Сознание уплывало медленно, как будто его покачивали в уютной лодчонке, где-то среди темного ничего. Не было ни звуков, ни мыслей, только легкий бриз и ощущение прохлады. Он плыл в этой невесомости, ловил отголоски покоя и тянулся к нему всем нутром, потому что за этим покоем крылась вечная тишина, а усталости было так много, слишком много. Чертовски много.

Тони резко открыл глаза, ощущение покоя пропало как не было. Было что-то странное, огромное, синее, и оно говорило с Магнето. Это подбросило его с постели, или на чем он там валялся, получше любой катапульту, потому что не было в мире человека, которого он хотел бы видеть сильнее и в тоже время не видеть никогда.

- Эрик. – Получилось карканье, вместо вменяемого голоса. – Что за черт? Какая еще Нарния?

Нечто продолжало щебетать на незнакомом ему языке, на незнакомом для Тони языке черт бы его побрало, сам он был ниже, ниже чем привык или ощущал себя таковым. Он был ниже и в руках сжимал доисторический меч, которого не знал, и в тоже время вынужден был знать.

- Шутка удалась, а теперь можно мы снимем ведьмовские колпаки, прогоним черных кошек и выгоним тыквы. Потому что мне не кажется, это крадущиеся тыквы, вы знаете да? Должны знать, что это плохой знак! Очень плохой знак. Вещий!

Тони поймал себя на том, что даже говорит не так, не та артикуляция, не те жесты, не та речь. Как будто кто-то другой использует его для того, чтобы говорить, что за чертовщина. Что здесь происходит, хотелось бы ему знать, но он во все глаза таращился на живого Магнето, чтоб этой старой заднице икалось бесконечно долго, и пока он таращился что-то вокруг происходило еще.

Что-то не менее странное.

А да и этот меч. Тони вздрогнул, когда оружие вернулось в ножны само. Вздрогнул и замер не дыша, потому что всему есть предел, его нервам тоже. Меч занял свое место у него на поясе, Тони поймал себя на том, что у него дрожат руки от страха. Это было неожиданно.

- Магнето, твоих рук дело? – Опять этот голос, звонкий, высокий, а где же хрипотца уставшего человека, где чертов гонор, который был в голосе Тони годами, где знакомые трагические надломы?

- Мой господин, вы проснулись. – А вот это уже было за гранью его понимания. То, что животные говорят, Тони читал когда-то в сказках, с тех пор мало что поменялось, в плане того, что сказки не оживали. Никогда не оживали! Поэтому говорящий бобер, бобер же? Его чуть до инфаркта не довел.

- Главное понять что мы курили и постараться не повторять этот променад.

+2

4

Чарльз шагает в серую траву. Видит яркое синее пятно, единственное цветное. Идёт за ним, как за ориентиром на отсутствующей карте.
Синее пятно жужжит, но шипящими звуками.
Трава не подминается под ногами, а словно затягивает в себя. Чавкая, как мокрые зыбучие пески. Чувствуется — нужно идти, иначе засосёт.
Чарльз идёт и вопросов у него не возникает. Всё кажется правильным. В окружающем мире нет цветов, кроме синего пятна. Собственные руки тоже бесцветные, не серые даже. И трава, если так подумать, не серая. Хотя Чарльз, конечно, и не думает.

Новый цвет добавляется. Красный. Конечно, какой же ещё?
Красных пятна два. Они обретают черты, но как-то замедленно. И режут радужку глаза своим несоответствием миру. Он и сам краснеет. Буквально. Поднимает руку, жмурит глаза, потому что внезапно — ярко.
— Добрый вечер, мистер бобёр, — проговаривает Чарльз. Вежливость — это сейчас важно почему-то.
— Доброе утро, Тони, — добавляет он, когда различает черты первого красного пятна.
— Эрик, — кивает, когда проявляется и второе.
Он переминается с ноги на ногу, хотя трава больше не засасывает. По привычке, приобретённой в короткий срок.
Синее пятно жужжит шипящими звуками. Мельтешит. Мешает.

Чарльз машет красной рукой на синее пятно. Задевает, случайно сминает ему хоботок.
— Прошу прощения, — говорит Чарльз.
Пятно отзывается нечленораздельной бранью. Или нехоботораздельной? Чарльз не то чтобы уверен. И не сказать, что готов разбираться в анатомии жужжащего пятна.
— Тони, зачем тебе меч? — спрашивает Чарльз. — Тебе нужно победить какого-то дракона? — пятно жужжит.

Он совершенно не понимает, что происходит. Но и не чувствует в себе желания понимать. Здесь он внезапно чувствует себя расслабленным, с лёгкими конечностями и ветром в голове. Всемогущим и расслабленным даже.
Чарльзу даже не хочется понимать.
И только солнце с лицом Джаггернаута хохочет над тяжёлым небом кислотного лимбо.

+2

5

Где-то на подкорке пресловутым красным высвечивается: «Мама, спасибо, что не Дисней». Рыбки Флаундера или львенка Симбы вместо облачков да небушка он вряд ли бы пережил. Есть, как говорится, пределы даже в глубокой бездне подсознания, из которого сейчас, скребя когтями, лезли почему-то детские сказки.

… прям, как рога у сатира, который вдруг после длительного запоя вспомнил, кто он есть и зачем живет. Оглянулся по сторонам, заметил, что лес уже не тот и оброс бетоном.

Урбанизм потерянной мечты.

… мама, а мы же когда-то верили, что все будет хорошо, и мистер бобер найдет ответы на все вопросы.

Бобер, кстати, хоть и не сдох, но вился под ногами ровно так же бессмысленно, как теперь уже помятый комар. Зависти ему мало – теперь как присасываться к поверхностям и тянуть… чем он там питается? Непонятно. Как и не понятно – может ли на деле он быть она.

Подождите.

Бобер?

- Старк? – Где-то глубоко-глубоко начинает зреть подозрение, но пока еще слабое, зыбкое и прозрачное. Такое, что взмахни рукой – ничего не останется.

Вот и сейчас – от него ничего не осталось. Как будто происходящее – не иллюзия, а вполне себе нормальное положение вещей.
… кисельные берега. Тут они наверняка есть. Нужно найти.

- Я тут не причем. Бобры – это по твою душу. Разбирайся с ними сам, меня в это не втягивай. – Голос глухой, как из сломанных колонок. Еще немного, и затеряется где-то в совсем уж громком гуле белого шума.

Кстати, он вот там. Вон. За горизонтом. Смотри. Черно-белые мухи и шипение.

… и кислотные берега.

- Чарльз. Сделай что-нибудь с этим – раздражает. И рога тебе не идут. – Почему на голове старого друга красовались рога, а вместо ног – копыта, тот еще вопрос. Молчаливый, и, в общем-то, даже не вопрос. Так. Постулата. – Сними. И оставь в покое хоботы.

Дракон.

Мысль цепляется за слово, и тут же в носу начинает как-то подозрительно свербеть.

Эрик выдыхает и вдруг понимает: изо рта вместо самого бо’льшего пара вдруг вырывается дым. Да и пальцы, если присмотреться, венчают не ногти, а вполне себе недвусмысленные когти.

- У меня есть хвост? – Почему-то сейчас присутствие лишней конечности кажется очень важным. Если не будет ее, значит, все точно окажется потерянным.

Ничего святого не останется. Хвост – это ложь. Или правда.

+2

6

У Тони странное ощущение, одновременно отходняк от ЛСД и приход под героином или наоборот. У него странные мысли, цвета, идеи, у него странный мир под ногами. Бобер разговаривает, перебирает что-то лапками, куда-то зовет, Бобер прав им нужно идти, что-то кого-то спасать, точно.
Тони крепче сжимает меч в руках и оборачивается к Чарльзу. Фавн? Серьезно7 Мысли окрашиваются то в зеленый, то в синий, то в красный, он вроде бы спрашивает вслух, а может быть забывает открывать рот? Тут даже дышать не нужно, нет необходимости, нет желания.

Нет никаких желаний и это пугает, да. Это страх внутри плещется, льется через край, заставляет крепче сжимать железяку.

- Хороший косплей парни. – Он почему-то помнит слово, но не знает его значение. Эрику неожиданно идет хвост, такая заразительная кисточка на кончике, так и хочется поймать, и потянуть за него.

Тони замирает в последний момент и вместо того, чтобы тянуть за хвост, тянет Эрика за ухо, привлекая к себе внимание.

- Нам нужно идти, раз Бобер зовет, нужно что-то спасать. Чарльза от копыт? Копыта от Чарльза? – Тони перебирает в уме варианты и отходит от Эрика на шаг.

Черт, они все дружно куда-то попали, точно куда-то попали, они должны были делать что-то другое. Он уверен, он так сильно в этом уверен, что почти не помнит, зачем искал Эрика несколько месяцев. Что-то должно было быть важное в этой мысли, но вид копыт Чарльза сбивает с мыслей и настраивает не на те темы.

- Говорят, фавны что-то типа пьющих ловеласов, а не драконы. Откуда здесь драконы? – Меч он убрал в ножны, откуда у него ножны он даже не пытался выяснить.

Бобер бодро пер вперед, остальные тянулись следом, как будто больше не было важных дел. Как будто больше ничего не нужно было делать. И только где-то над головой грохотали сани и раздавался женский хохот, очень напоминавший Тони сейчас о том, что нужно добраться до укрытия, пока сумасшедшая ведьма не уничтожила их.

А хвост Эрика с кисточкой на конце был очень привлекателен, да, почти сопоставим с копытцами. Копытца шагали впереди, то ли сами по себе, то ли все-таки с носителем. Тони почему-то все казалось преувеличенно огромным, как будто сам он стал на полтора метра ниже и это раздражало, да. А еще тишина и причитания Бобра.

- А мы точно должны кого-то победить, так ведь? Не просто так же меч, хвост и копыта тут есть? – Бобер загадочно молчал и жевал древесинку, Тони скрипнул зубами и намертво встал, не собираясь поддаваться на провокации и отмахиваясь от синего или зеленого насекомого.

+2

7

С Бобром, конечно, трудно было поспорить. Особенно решившим, что кого-то от чего-то нужно спасать. Бобёр — создание, не способное на ложь и какие-то каверзы, верно? Чисто биологически у них не должно хватать разумности на это. На разговоры тоже, но мало ли зверей имитирует человеческую речь.
Чарльз переминается с копытца на копытце.

С копытца.
На копытце.
Оу.
Оказывается, что на копытах можно стоять, не теряя равновесия. На двух, не на четырёх даже. Чарльз на всякий случай смотрит на свои руки. На них копыт нет.
Снял, наверное.
Ну точно.

— Фавны — не драконы, — говорит Чарльз, поднимая перед собой указательный палец. — Биологически. Но драконам ничего не мешает быть фавнами, если они себя так чувствуют. Эрик, ну не дыши на меня дымом, я пытаюсь объяснить Тони вопрос гендерной идентичности драконов и фавнов. Так вот, по своему социальному полу, Тони, дракон вполне себе может быть фавном. И наоборот.
Бобёр вздыхает. Чарльз идёт по пожухлой траве, говоря о социальном поле с вооружённым Старком и невооружённым Бобром. Ну, вероятность того, что Эрику он об этом уже когда-то рассказывал, очень велика.

— Возможно, Тони, ты должен победить Эрика, — предполагает Чарльз. — Эрик, ну правда, дыши в сторонку! Но тогда встаёт вопрос, зачем его вообще побеждать? Метафорически в таком случае ты должен стать драконом после победы. По этому принципу построены греческие мифы и многие другие истории. Знаете, я вспомнил, как в семидесятые курил травку с хиппи. Но что-то это совсем не семидесятые. Если только травка не эволюционировала вместе с обществом.
Разговорчивость у него проклёвывается именно такая.
Тягучая.
С одним тоном на все темы, перемешивающиеся друг с другом, как фрукты в блендере.
Приглушённая.
Чарльз шевелит ушами. Поле кончается. Сменяется дорогой. Из прозрачного голубого кирпича. Наверное, в Изумрудный Город они не дойдут. Если только их не отнесёт куда-надо приближающийся смерч.
Чарльз прижимает уши к голове. Топчется копытами по прозрачному кирпичу. Смерч приближается под что-то торжественное и классическое.
Ладно.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [18.08.2016] Вымышленный город, вымощенный золотом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно