ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [лето 1942] Во имя науки


[лето 1942] Во имя науки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ВО ИМЯ НАУКИ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
https://24.media.tumblr.com/3fc283b0e95ec608adfd5a628b2449a4/tumblr_n4q9qrSofy1qil9iro1_500.gif
HOWARD STARK | STEVEN ROGERShttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Стивен только начинает путь суперсолдата, он будто ребенок с опасной игрушкой. Говард решает присмотреть за своим экспериментом лично, дабы изучить на практике результаты (так он говорит окружающим) и направить новоявленную силушку, но на самом деле им обоим предстоит краткий экспресс курс узнавания друг друга.

ВРЕМЯ
лето 42ого

МЕСТО
старый Вашингтон

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
кубики пресса, обнаженные торсы, чисто научный интерес

+3

2

...Для Говарда Старка это история началась задолго до того, как острый приступ перманентного защитизма направил Стива Роджерса на путь супергероики и знакомства с гением. До момента их встречи Говард имел радость (точнее радость имела его) иметь дело с миллионами антиподов капитана Америки по всему миру. Вне зависимости от пола, возраста и происхождения люди были где-то чуть лучше, где-то чуть хуже,  в целом не ломая статистики.
Роджерс же слету сбил отлаженную систему. Удивил. Шокировал. Но радость от увиденного длилась недолго, потому что исключения лишь подтверждают правила. А правило нынче такое: в правительственный надзор проекта "суперсолдат" послали самых отборных чудовищ. Таких, у которых девиз по жизни "Носить круглое/катать квадратное", а  тембральный разбег от самоуверенного баса до сверхвозмущенного фальцета составляет три с половиной секунды.
Старк все понимал, правда. Что эти люди по сути его кормильцы-поильцы, и любить их надо, и терпеть, но... лозунг "наша техника - наше лицо! Огневая мощь это прекрасно, но не в ущерб дизайну" он стерпеть мог (удорожание десять процентов и проблема решена), но лозунг "закрутим микроскопом гайку" ставил его в тупик.
После внезапной кончины Эрскина Роджерс перестал быть суперсолдатом, надеждой нации и т.д., превратившись в дикую помесь хрустальной вазы с задачей тысячелетия. Самому Говарду нынешний статус подопытного мальчишки больше напоминал боевой танк в рамочке да на стеночке. Красиво. И бестолково.
Стив не жаловался. Стив терпел так называемые процедуры изучения. Стив терпел затянувшийся период вынужденного простоя. Даже начиная понимать полную бесполезность сидения здесь и острую необходимость быть там, Стив никогда не выражался.
Зато выражался Говард. Не стесняясь и от души.
Начиналось все с его незапланированных визитов и ироничного подначивания кабинетных хомячков, а заканчивалось после проверок планов на Роджерса. Тут Говард ни в чем себе не отказывал, составляя конструкции на десятку этажей, таких, что люди не выдерживали и конспектировали на чем придется.
Гений злостно нарушал свои принципы  и выражался при дамах. Хотя прозвище "бабы" получали отнюдь не представители слабого пола. Условно слабого, после попытки "защитить Пегги в темном переулке" Говард ходил в задумчивости неделю, переосмысливая бытие свое и принципы работы вселенной. Лечил потрясение алкоголем и отрывался на беззащитной "наблюдательной комиссией". Кончилось все закономерно, со Старком решили, что называется,  померяться крышей, не подозревая, что крыша у Говарда не просто большая, а ещё и двускатная.
В один прекрасный день его просто не пустили. Вручили  бумагу с замысловатой подписью и пожелали приятного пути. Говард покладисто ушел куда слали, чтобы рано утром следующего дня забрать Стива из "этого кружка научной самодеятельности" .
"А куда вы нахрен денетесь, если Рузвельт разрешил."
Старк иногда задумывался, отчего так вцепился в Роджерса?  Работу он выполнил, и уйти бы сейчас красиво в закат, но есть такое волшебное слово "ХОЧУ".
Старк был на всю голову Старк. Ему очень надо, прямо жизненно необходимо, не знаю зачем, но надо.  Требуют, чтобы Роджерс находился в шаговой доступности? Говард покупает квартиру. Необходимо продолжить дальнейшее изучение? Старк берет все под собственный контроль.
Манипуляции только с его личного разрешения. Разрешение Рузвельта демонстративно висит на стене.
-С чего бы мне отдавать парня вам на сувениры,-лениво интересуется Говард,-природа и наука вложились в него так, что грешно...короче, отпустите Стива на войну.
Но не отпускают. Берегут как драконы сокровище.
Стивен привыкает к новому дому. Старк обозначил, что это вряд ли будет предпоследней станцией по маршруту "Бруклин-фронт", но все же лучше, чем изображать лабораторную мышку.
А Стивен хочет на войну. Это видно. Большинство людей это  воины по долгу/по обязанности, а Роджерс тот самый бриллиант, который воин по призванию. Спасибо, док, удружил. Как ты вообще нашел такое чудо и посмел откинуться после того, как подарил парню мечту?
С этим надо что-то делать.
С ним, и с Пегги. Говард с трудом представляет, что для них начнется, когда закончится война. А значит уже сейчас надо вбивать в эту светлую голову навыки полезные не только для борьбы за интересы родины.
-Стив, оторвись от радио, второй фронт все равно еще не открыли.
Говард садится рядом и достает блокнот. Совершенно обычный, без всякой выделки кожей питона, бумаги, годной для автографов президента и прочий лабуды.
-Итак, что мы имеем. Много энтузиазма и тонну терпения. Давай договоримся, если я тебя спрашиваю "Стивен, как ты себя чувствуешь?" это переводится как "Стивен, как ты себя чувствуешь?" а не "я пытаюсь быть вежлив, просто ответь, что все хорошо и не грузи меня". Итак, Стивен, как ты себя чувствуешь?

Отредактировано Howard Stark (2017-08-05 15:58:16)

+4

3

Стивен Роджерс оказался слаб. Немощен, нерасторопен и до противного бесполезен. У него не было и шанса, чтобы попасть на фронт - обманом ли, правдой ли.
Его страна горела и полыхала, где-то далеко безымянные граждане и патриоты отдавали свои жизни за высокие идеалы и американскую мечту. А он оставался здесь, в тылу, запертый наедине со своей немощностью, а чуть позже - после удивительного, безумного опыта, на который согласился не глядя - среди учёных умов и разветвлённых лабораторий.

Стив трогает свой живот. Не тот впалый жиденький мешок, что был у него раньше, а рельефные кубики пресса, литое железо. Он трогает вздувшиеся буграми мышц предплечья и даже собственные щёки, проверяет везде, куда дотягивается. Чудо! Без сомнений, случившееся с ним - волшебство.
"Наука," - поправляет его тот, кого все называют Старком. Судя по его виду, он и сам удивлён полученным результатом, а ещё слишком импульсивен, чтобы держать лицо. Невежливо тычет пальцем в выпуклые, налитые мускулами места тела, что помог создать, и за километр полыхает восторгом.
Стива чуть мутит после проведённого эксперимента. Он даже покачивается, ощущая себя непривычно на подобной высоте; роста ему тоже добавилось. Но уже сейчас он чувствует себя как никогда отлично. Прекрасно. В нем плещется невиданная сила, недоступная обычному человеку - и вместе с ней Стив ощущает ответственность. Он готов бежать на фронт прямо сейчас, раскидывать пушки голыми руками и переворачивать танки, скручивать штыки в баранки и отражать пули грудью. Чудится, будто он все это умеет и может, будто всегда умел.

Но - у начальства другие планы.

С этих самых пор начинается пытка временем. Роджерс приходит в норму уже в первые же пару часов и пылает жаждой деятельности. Но его все не командируют, все не направляют туда, где он действительно нужен! И это ужасно. Это убивает его.
Стив мрачнеет с каждым днём. Жадно вслушивается в разговоры окружающих, ловит каждое слово в надежде на свой звёздный шанс. Но повторного чуда не происходит, Стивен Роджерс исчерпал свой лимит на волшебство.

Старка он узнает не сразу, хотя и помнит это лицо с тех самых пор, когда согласился на клятый эксперимент. Удивительно, но сперва он запоминает зычный смешливый голос, который возникает то тут, то там, разрывая череду скучных одинаковых дней. Этот голос напевает, смеется, ругает или монотонно гудит формулами с расчётами, словно надиктовывает материал студентам. Выражается. Это невыносимо!
Стив заинтересован. В своём отчаянии цепляется за эту яркую искру и силится сосредоточиться. В его новой, расчудесной жизни он все также бесполезен, как и раньше, когда не имел ещё этого тела и этих (оказавшихся никчемными) возможностей. Он не способен изменить ровным счётом ничего - но способен Старк. Роджерс не замечает, когда вдруг оказывается в чужой машине, в незнакомой квартире, под присмотром смеющихся глаз.

Их встречи с Говардом становятся правилом. Они регулярны и обязательны, это что-то привычное и естественное.
Но в этой новой - очередной - реальности Стивен Роджерс все ещё остаётся бесполезен. О чем со вздохом сообщает своему надзирателю, нехотя отвлекаясь от радио.
- Это единственный способ узнать, что происходит во внешнем мире, - вымученно давит Стив. Смотрит себе под ноги, будто провинившийся подросток. Не нужно быть великим психологом, чтобы понять - он подавлен и расстроен.
- Раз я не могу участвовать, имею право хотя бы знать.
На секунду он меняется. Расправляет плечи и горделиво вскидывает лицо, ведь обожает говорить об американских правах и регалиях. Но почти тут же сникает вновь и досадливо морщится себе под нос. Старк всегда одет с иголочки и полон боевого задора, и на его фоне Роджерс ощущает себя мусором, полусгнившим отбросом. Но не может ему это сказать, потому что не хочет вступать в очередной спор о том, кто и зачем и почему. Плавали, проходили.
- Я в норме, - упрямо бормочет себе под нос и с видом барана закусывает губу в жесте "ничего не скажу, все это весьма невовремя!". Ему хочется вернуться к приемнику и провести подле него остаток дня, а возможно и ночи, скрючившись в знак вопроса и накручивая колёсико онемевшими пальцами.
Впрочем, одёргивает он себя, это работа Говарда. Хоть кто-то здесь занят делом. Старк так активен и бодр оттого, что на своём месте, что занимается полезным делом. Стив же лишён смысла, директив и направлений, а потому заживо разлагается от нереализованные амбиций.
- Может, мне можно хотя бы собаку завести? Знаешь. Ответственность.
Стив зол где-то внутри себя. Не на Говарда, а на правительство, пожалуй. На всех этих чиновников, обрекающий его на простой. И Старк тут ни в чем не виноват, так что Роджерс корит себя за грубость и бестактность. Без своего надзирателя он бы уже точно поехал крышей, но Говард умеет подбадривать.
- Прости, - виновато бормочет и выдыхает, стараясь вернуться к нормальному диалогу. - Давай пропустим ту часть, где ты копаешься в моих мозгах, а я изображаю послушную мышь из лаборатории.
В его глазах медленно зажигается проблеск надежды. Стив поднимает лицо и смотрит на Говарда взглядом побитого пса.
- Есть новости из верхов? Меня скоро направят на фронт?
Он спрашивает это всякий раз, лишь стоит Старку переступить порог квартиры. И всякий раз надеется услышать что-то отличающееся от обычного "нет, не сейчас, нужно ещё подождать".

+3

4

Вот уже Бог знает сколько времени Говард играет со Стивеном в игру "подбери синоним к слову "не сейчас" и надейся, что следующим не станет слово "никогда".
Хотя это вряд ли.
Игра в равной степени раздражает их обоих, но высокое начальство она совершенно не утомила. Старк подозревает, что правительству игра даже нравится, оно получает свой жуткий профит: на супероружии ни царапины, Говард бесится. А то, что фронт чего-то недополучает...так им вчера винтовки послали.
-Нет, Стивен, именно эту часть мы пропускать не будем. Избавь меня от инвентаризации лесного хозяйства с воздуха.  Если посреди боя пойдет что-то не так, я должен быть либо рядом, либо предотвратить это здесь и сейчас. Давай придерживаться оптимистичного сценария, тем более, что мне запретили летать над линией фронта на моих самолётах.
Ему там вообще летать запретили, но Говард не считает нужным заострять внимание на подобной мелочи. И злиться на Роджерса он тоже не может. Стив как тиграша, запертый в клетке. Идейный, честный, патриотично настроенный тиграша
И хотя в клетке, простите, в квартире царский метраж,  для его обитателя жизнь сосредоточена на том маленьком пространстве, где угнездился радиоприемник.
Крошечное окошко в родной ему мир.
-Выше нос, солдат... держи градусник. Так о чем я? Да, там пока тишина. Ты кофе сегодня не пил? Страааано, второй день не пойми что с давлением. Короче, давай пропустим часть, где ты рассуждаешь о предотвращении множества жертв...а вот температура нормальная. Кажется. Напомни, она ведь у тебя по жизни чуть выше нормы? В общем, сразу перейдем к той части, где тебя выпускают на волю, как только начнет припекать. И не смотри на меня, как апостол Петр на земного грешника, ты знаешь, что я на твоей стороне.
Говард ненадолго замолк, от руки расчерчивая в блокноте слегка кривоватую таблицу, спешно внося туда данные. Он что-то ещё хотел сказать. Мысль, мысль, мысль... что-то здравое мелькнуло в раздражённом пассаж о собаке.
Говард потрясенно уставился на Стивена.
-Ответственность... Роджерс, а ведь ты прав! Ты чертовски прав! Черт! Нет, собаку я тебе завести не дам, даже на хомячка не надейся. Но...тебя повысят. Однажды вылепят из тебя икону, а божество не может быть солдатом. Роджерсом...генералом Роджерсом...ммм... тоже не сделают, но команду дадут. Быть может позволят собрать самому...
Старк стремительно поднялся со стула, и начал нервно мерять шагами гостиную. Он сегодня ругался и возмущённо махал крыльями, требуя отправить парня туда, где ему самое место?
Старк, ты на все звёзды больной
-Ты когда-нибудь командовал людьми? Опыт есть? Нет, парень, теперь  ты не исполнитель, в смысле, приказы исполняешь по прежнему, но, в конце концов, у нас даже президент соблюдает заповеди. Наверное. Не уверен. К чему это я, мы все в той или иной степени соблюдаем правила, вопрос только в том, как много нам их навяжут и какова будет степень свободы внутри них. Но думай, Стивен, мысли критически, правила могут упростить тебе жизнь, а могут превратить в чудовище, которое лишь выполняло законы. И в том, и в другом случае, ответственность будет лежать на тебе, вопрос только в ее обширности, будет ли это твоя индивидуальная или за всю команду. Стоп. Не слушай. Забудь.
Говард задумался. У них в штате до столба специалистов, психологов, учёных, и все ведут себя так, словно пришли получить зарплату и уйти с миром. Почему о грядущих проблемах думает только Старк? Он что, главный воспитатель на районе? Для него термины "подотчетность" и "дисциплина" просто слова на множество слогов и ничего более, а в армии есть приказ и святая обязанность его выполнять.
Научит парня думать, а потом он жить не сможет в своём прекрасном мире.
-Значит так. Обнулили информацию, проехали, забыли все, что злобный Говард, похититель ответственных и послушных солдатов, втирал пять минут назад. Слушаем план мероприятий на ближайшие будущее. Я смотрю тебе масштабно делать нечего? Завтра это комната превратиться в читальню, во вторник поедешь на старковскую стреляльню. Ты должен будешь прочитать, запомнить и осмыслить весь список предложенной литературы, уметь пользоваться всем, что выпускает моя компания, от утюга до танка, и летать на всем, что я смогу тебе предложить. Давай, Золушка, вопреки всем домыслам, бал наступит раньше, чем мы думаем. Но злобной мачехе ни слова, тебе по-прежнему скучно, тоскливо, одиноко. Делаешь скорбную мину и воешь от безделья, а Старк  у тебя  гоняет исключительно в  в целях изучения. Интеллектуальные способности  и физические показатели. Изверг, короче, суда на него нет. Не спрашивай, по какой причине тебя ничему не учат. Не знаю  Точнее знаю, но тебе не скажу. Сам сообразишь.
Они думают, что смогут отсидеться. Зажать элитную боевую единицу, раскрыть секрет доктора и все будет хорошо. Только вот хорошо не будет. Говард видел, на что способны немцы, что они умеют и как они действуют. И в день, когда фронт нервно будут забрасывать всем, что осталось, искать идеалы вдохновения смертельно уставших от мясорубки солдат, уже не верящих никому и ни во что, выгоревших до донца, эти гении предвиденья погубят Роджерса.
Это сейчас любая попытка его натаскать будет воспринята как саботаж и ходьба вперёд паровоза. Но потом у них просто не будет времени.
Он создан быть лучшим. Он не может не выделяется. И он не будет готов.
Повезет, если его просто убьют и не вспомнят. Хочет Старк такого будущего для своего... подопечного? друга? брата? Не важно. Этого с Роджерсом не случиться, потому что Старку не будет ни секунды за него стыдно.
-Советую очень бояться моего завтрашнего визита. Серьезно. Ещё не поздно послать меня на фиг с моими грандиозными идеями и заявить , что сидельцу в четырех стенах эти навыки никогда не пригодятся.

Отредактировано Howard Stark (2017-08-07 16:08:43)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [лето 1942] Во имя науки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно