ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [28.07.2016] Тони Старк сильно изменился за лето


[28.07.2016] Тони Старк сильно изменился за лето

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ТОНИ СТАРК СИЛЬНО ИЗМЕНИЛСЯ ЗА ЛЕТО
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://media.giphy.com/media/AXZkbQ1pP6OFG/giphy.gif
Clint Barton | Visionhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Наконец-то добравшийся до Нью-Йорка Клинт Бартон отправляет сообщение Тони Старку, спеша поделиться новой информацией, но на встречу почему-то приходит совсем не Тони.

ВРЕМЯ
28 июля 2016 года

МЕСТО
Нью-Йорк

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
гуманизм и прочие ценности

Отредактировано Vision (2017-10-02 23:37:07)

+3

2

Сконцентрируйся. От этого зависит не только твоя жизнь. Дыши размеренно, тебе сейчас нельзя нервничать настолько сильно. Нельзя, чтобы раны вновь открылись и ты истек кровью на улице пока не сообщил того, что собирался. А после...
После хоть потоп, мать его. Прав был там какой-то французский что ли король. Не важно что после. Всегда важен тот самый момент, в котором ты имеешь несчастье пребывать, Бартон.
  Не было больше того страха перед смертью, что раньше. Он просто улетучивается стоит вспомнить.
Воспоминания... Страшная вещь, если ты когда-нибудь достаточно долго и упорно будешь задумываться над этим. Но теперь, теперь Бартон точно знал, что память - это то, что делает человека человеком. Он буквально видел это.
   Проблемы начинались в том, что он помнит эти глаза, что смотрят на него с этим непониманием и узнавание еле проскальзывает в кратком взмахе этих пушистых ресниц, а губы, которые ему доводилось когда-то целовать, раскрывшиеся чтобы обнажить звериный оскал - смыкаются. Она не может сказать ему ни слова. Она не понимает. На самом деле не понимает что творится. Что она творит своими руками. А он даже не успевает прошептать своё запоздалое "прости" прежде чем наносит удар.
   Вопрос жизни и смерти для него - проще простого. Его жизнь в данном случае равна жизни еще какого-то количества людей.
Но это только если сейчас, когда он наконец выбрался из этого адского круга, этого невыносимого лживого места, которое отобрало у него теперь все, что когда-либо было ему дорого - сделает все правильно. Если он будет достаточно убедителен.
  Мышцы все еще ныли, хотя прошло уже достаточно времени. Непозволительное количество, если вы спросите его. Он слишком долго приходил в себя. Слишком долго добирался до Нью Йорка.
  Теперь оставалось надеяться на то, что он не опоздает со своими новостями окончательно.
Оставались кое-какие вещи, которые принадлежали его прошлому. Его прошлому, связанному со Мстителями. Та тонкая ниточка, за которую ему оставалось потянуть. Единственный канал связи, за который он не беспокоился. Может, конечно, зря. Но выбора у него не было. Долго ли он протянет? Насколько хватит той легенды, что сложилась вокруг его побега? Будут ли его вообще искать?
  Клинт не знал и не мог знать наверняка. Не хотел, если быть еще честнее, откровеннее и серьезнее. Ему становилось плевать. Все то, что произошло высосало все силы, вскрыло кости и выскребло костный мозг. Он - пустая оболочка из-под того, кем он когда-то являлся. 
Все, во что он верил, все, кого он знал - все это стало настолько зыбким и не важным... Нет, оно было и есть важное, Бартон. Просто тебе невыразимо больно от того, что ты знаешь, а потому - проще сбросить все с пьедесталов. Разворотить все алтари и стать безбожником, который плюет на все заветы и суеверия.
   Это все, что ты себе позволяешь. Отречься. Не любить. Не помнить. Не верить никому.
Словно какая-то мантра это крутится в блондинистой башке, не давая ему почувствовать боль своих конечностей в полной мере когда он идет по парку. Самое прозаичное, многолюдное и одновременно пустынное место. Паранойя это то, что загоняет его в рамки, одновременно с этим принося в дар способы выживания.
  Как бы глупо это не было - а жить ему все-таки хочется. Хотя он и отрицает это уже почти целую неделю.
Старый добрый планшет с кипой наворотов. Подарок от Старка. То, чем Бартон перестал пользоваться как только услышал вести о расколе в команде. То, что является его последней надеждой сейчас.
  Он не знает писать ли. Звонить ли. Руки предательски дрогнули, когда он увидел дурацкую общую фотку команды, которую сам сделал и поставил на рабочий стол.
У него была семья, верно?
- Тони, это... Клинт. Я знаю, что ты знаешь. И я знаю что ты обо мне думаешь. Но... У меня есть кое-что для тебя. Это важно и серьезно. Если ты сможешь... Семь. Восточный парк. Отследишь по планшету, - если я еще буду жив к этому времени - бежит в голове, но он не озвучивает. Это не то, что нужно, это давление на жалость. Это манипулирование. Он не хочет этого, он хочет наконец правды, мать её. Он так жаждет её, будто верит, что это отмоет его собственные руки. Будто это как-то почистит его карму и снимет с него все обвинения.
  Но он слишком долго во всем этом варится, слишком долго делает то, что делает, чтобы понимать - этого не будет. Вина теперь навсегда с ним. Все, что он может сделать - это оставить это дурацкое голосовое сообщение для Тони и верить. Надеяться на то, что тому, кто носит имя Железного Человека, хватит разума чтобы встретиться со старым знакомым. Бывшим соратником.
Теперь у Клинта есть только это. А еще говенный кофе из забегаловки и головокружение, полученное в подарок от Наташи.

Отредактировано Clint Barton (2017-10-23 13:44:28)

+2

3

    — Одно новое голосовое сообщение, — вдруг говорит ФРАЙДЕЙ, прерываясь на полуслове. — От Клинта Бартона.
    Вижн замирает, услышав имя. Вся предыдущая беседа отходит на второй план. Клинт Бартон — человек, который освобождал Ванду из Башни. «Освобождал Ванду» — неточная формулировка. Точнее будет формулировка «помогал Ванде поставить собственные жизнь и благополучие под угрозу». Еще точнее формулировка будет «успешно помог Ванде поставить собственные жизнь и благополучие под угрозу». Клинт Бартон — человек, который сражался по ту сторону баррикад, ведомый ложной идеей свободы и ложным пониманием блага для всех. С точки зрения статуса, Клинт Бартон — все еще враг.
    Исходя из имеющихся у него фактов, Вижн оценивает вероятность того, что сообщение Клинта может служить приманкой, чтобы выманить Тони из Башни, в 61%. Вижн также оценивает вероятность того, что Тони купится на такую приманку, в 89%, что представляет собой куда большую проблему, чем сам Клинт. Следовательно, для всеобщей безопасности и безопасности лично Тони будет логичнее не допустить их друг до друга. Или по крайней мере сначала проверить данные.
    Вижн прослушивает сообщение три раза. Он различает в голосе Клинта боль и повышенный уровень стресса, чего вполне достаточно, чтобы Тони сорвался из Башни без всякой задней мысли. В конце концов, Вижн приходит к выводу, что ему следует сделать это за Тони. Сообщение он отмечает как непрочитанное, а логи ФРАЙДЕЙ стирает, эффективно устраняя всякую внешнюю запись их разговора. После кратких раздумий, Вижн также встраивает в аудиофайл сообщения ошибку. Сразу после слов «если ты сможешь». Убедившись, что сообщение договаривает последнее слово, а после голос Клинта искажается и прерывается, Вижн покидает Башню.
    Отследить Клинта по планшету оказывается удивительно просто: сигнал вайфая дает Вижну четкое представление о перемещениях Клинта. Он прибывает в парк в полном облачении, с плащом и готовый к бою, но парк лишен видео-камер, которые могли бы считать наличие возможных противников. Визуальный анализ самого Вижна тоже не дает никаких результатов. С вероятностью в 77% парк чист от вражеских единиц или же эти вражеские единицы незнакомы Вижну.
    Неслышно опустившись прямо сквозь крону и ступив под полог деревьев на одной из аллей, Вижн останавливается, возвращает себе нормальную плотность и оглядывается. Пока, наконец, не замечает Клинта. Памятуя об их столкновении в Башне, Вижн проводит быстрый визуальный анализ, но единственное, что обнаруживает с почти стопроцентной точностью — это то, что Клинту требуется медицинская помощь. И пластырь на носу — явно недостаточная мера в его случае.
    — Здравствуй, — голос Вижна звучит настолько абсолютно ровно, что становится понятно: людские голоса так не звучат. Так звучат голоса синтезоидов, которые не решаются определить, какую эмоцию им предписывается чувствовать сейчас. — Ты искал встречи с Тони. Я надеюсь, это не ловушка, было бы подло с твоей стороны выманивать товарища под ложным предлогом. Это настоящие раны?
    Вижн знает, что настоящие.

+2

4

Клинт, как какой-то невротик каждый свой шаг отмеряет по часам, то и дело доставая планшет и проверяя, не ответил ли Старк, не дал ли знать о чем-либо? Еще не семь, он знает, еще где-то час до этого времени, но в голове что-то щелкает, как будто бомба отмеряет свой ход. Он больше не может усидеть на месте, главный шаг еще не сделан, но уже близко та самая развязка, которую от затеял. Он шагает взад вперед распугивая других гуляющих своим нервным и невротическим передвижением.
  Бартон дергается, слыша позади себя голос. Это не Старк, это то, что ему известно на всю тысячу с лишним процентов. Но что-то в этом голосе было знакомое, отдаленно, так как мозг отказывался сейчас давать хоть какие-то подсказки, хоть какую-то посильную помощь выдавать. Осторожно, будто к его голове уже приставили пушку, Клинт повернулся на пятках, и, удивленно поднял бровь. Вижн. Не тот, абсолютно не тот человек, которого он ожидал тут увидеть, но... Не Елена Белова, и на том спасибо, верно?
  Вижн задает вопросы, а Бартон прокручивает в голове их последнюю встречу тет-а-тет, ну или близко к тому... Ванда тогда вогнала беднягу в пол, а затем и на несколько этажей ниже, чем здание. Неловко, но внезапно воспоминание об этом вызвало у бывшего циркача смешок. Тогда всё казалось простым как дважды два - Капитан был за правое дело, а Ванду держали как птицу в золотой клетке. Дело Клинта было простым - забрать принцессу из замка с драконом и отдать рыцарю в сияющих доспехах.
  Вот только теперь... Теперь понятия смылись, и ощущение того, что он забрал принцессу из родительского замка и отдал прямиком в лапы дракона, душило его изнутри.
  Вижн, пускай и не человек в привычном для Бартона понятии, но заглядывать в его глаза все еще тяжело. Он молчит, тянет, не отвечает на поставленный вопрос, понимая, что следом за этим последуют другие, более сложные. Еще более болезненные. Отвечать станет еще сложнее.
- Неудачно встал с кровати, - лучник махнул рукой, присаживаясь на ближайшую лавочку. Не удачно появился на свет - вот это уда вернее, но уже не до острот. - Я не в состоянии в одиночку захватывать в ловушки кого-либо, Вижн. Тем более - Тони и его железную армаду. - глубокий вдох, потереть осторожно переносицу, и нужно делать дела. Важные дела. - Тони придет или он делегировал тебя? У меня для него на самом деле большие новости. Важные большие новости.
  Бартон сам не знает зачем тянет кота за хвост. Не знает почему не хочет рассказать все сразу самому Вижну. Все, что его теперь волнует - это как объяснить синтезоиду, что он не хотел такой жизни для Ванды. И что он не знал, к чему приведет выполнение приказа Стивена. Правда не знал. 
- Я... Я должен перед тобой извиниться. - Клинт делает паузы, в поисках нужных слов, но какие тут могут быть нужные слова? Прости, я не подумав затащил Максимофф обратно к террористам, от которых мы её с братом забирали? Извини, Вижн, моя ошибка, я дурной? Что? Какие такие слова вообще смогут загладить то, что они все натворили? Лучник не знал. И вряд ли когда-нибудь будет близок к этому знанию. - Но она бы ушла. Она бы ушла и без меня, Вижн. Ты же... Ты же видел её.
Сильная, сияющая как какая-то яркая вспышка - Ванда Максимофф производила впечатление обыкновенной молодой девушки, но когда вы видели её в деле - мнение о ней могло совершенно измениться. Бартон был счастлив, что она была на их стороне в битве против Альтрона, но потом.. Он видел, читал отчеты о Салеме. Наткнулся абсолютно случайно. Еще более случайно до него дошла информация о том, что случилось на Манхеттене.
  И в этом всем была его вина.
Не прямая. Не он проводил те эксперименты. Не он вывозил Ванду на те операции.
Но он привел её туда, где все это сделали.
И теперь всё это, все эти жертвы, разрушения... Это просто ужасно. Буквально пара километров от того места, где они сейчас с Вижном встречаются - и там, на Мантхеттене, столько разрушений, столько жертв. И теперь это все припишут в список ошибок Ванды. Выдержит ли она еще один такой удар по себе? Вынесет ли?
  Клинт не знал. Он знал лишь то, что не видел её с тех пор, как Стивен вытащил его из тюрьмы. Что с ней на самом деле для него загадка.
- Если тебе так станет проще - можешь даже сдать меня в тюрьму, - произносит Клинт почти сразу, - Не факт, правда, что я задержусь там на дольше, чем в прошлый раз. Но в этот раз по немного другой причине. - вздох, и еще раз потереть виски. Головокружение отступило, но легче не становилось. Поганый день, поганый выбор. Поганая жизнь. А он в центре всего этого и у него даже нет с собой лука со стрелами. Ни пистолета.
Да даже выпивки, мать его.

+1

5

    Вижн отвык от стиля и манеры общения Клинта. Не то чтобы у него было время собрать много данных о нем, но какие-то имеются: Клинт шутит в ответ на все, Клинт — лучник, Клинт — враг. Вижн молча смотрит на то, как он опускается на скамейку. В этом есть то, что люди называют иронией — что Клинт выбрал именно это место для встречи. Восемнадцать дней назад именно здесь они с Тони спасали Ванду от ее же собственных кошмаров. Вижн остается стоять.
    — Я не могу полагаться на достоверность предоставляемой тобой информации, — он переходит на сухие, канцелярские формулировки. Даже не пытается имитировать человечность. — И не могу свободно предоставлять тебе информацию о решениях Тони.
    Вероятно, что-то в его ответах побуждает Клинта к извинениям. Вижн наблюдает за ним с нечеловеческим спокойствием, абсолютно неживым. Психология человека такова, что андроиды, похожие на людей внешне, будут нервировать его. Об этом легко забыть, когда Вижн имитирует человеческие эмоции и реакции, пытается хотя бы подражать, и так же легко вспомнить, когда он перестает это делать.
    Вижн оценивает аргумент Клинта: ушла бы и так. Прогоняет с десяток симуляций разных сценариев и ситуаций. В каких-то Ванда действительно уходила. Отрицать то, что ее угнетало ее добровольно-принудительное заключение, сложно. Но в каких-то Ванда оставалась. Да, не без долгих споров и череды переговоров, но — оставалась. Такая вероятность существует. Существовала. Если бы не Клинт.
    — Я не вижу, как твои извинения могут помочь в нынешней ситуации, — тем же ровным тоном говорит Вижн.
    Это не обида, он не умеет обижаться и сердиться. Это констатация факта. «Нынешнюю ситуацию» можно наблюдать вокруг: Манхэттен даже спустя полмесяца едва-едва оправился от разрушений, но Вижн полагает, что Клинт в состоянии увидеть все и сам, без дополнительной помощи. Извинения призваны подействовать на эмоциональное состояние человека. Но Вижн — не человек. Для него они не имеют ценности.
    — Точно так же, как и твое заключение, если, разумеется, оно не будет в стенах Башни. Однако я сомневаюсь, что твое предложение подразумевало именно это, — то, что Вижн расценивает Клинта как врага, можно понять уже хотя бы по тому, как намертво к нему прикован его взгляд. Мысленно Вижн просчитывает вероятность того, что пока его отвлекают здесь, на Башню нападает кто-то другой. — В таком случае, что стало причиной твоего сообщения?
    Он замолкает, быстро пробегается взглядом по ранениям Клинта, складывает это, его сообщение, его тон, его общую нервозность, его удивление — каков его статус?
    — Ты упомянул важную информацию. Я передам Тони в точности то, что ты скажешь мне сейчас, — Вижн склоняет голову чуть набок, смотрит на Клинта сверху вниз спокойно и бесстрастно: — Если информация пройдет проверку на достоверность.

Отредактировано Vision (2017-11-04 02:32:45)

+2

6

- Да, извинения никому никогда не помогали. Тем людям, - он кивнул куда-то не определенно в сторону, намекая на все те разрушения на острове. - Уж точно не до моих или чьих-то извинений. - Клинт чувствует себя как какая-то сопливая школьница - ком в горле больше не хочет проглатываться, а в груди ноет то ли от ушибов, то ли от того, что его сердце больше не чувствует себя единой субстанцией. Сопли, сопли... Да кому они сдались? Кому сдались его извинения на самом деле? Он должен их Ванде. Даже не Вижну, уж тем более не Тони. Ванде.
  Решимость неясной волной охватывает его, и он смотрит Вижну прямо в глаза. Подозревает, что тот сканирует его от и до. И этому есть предпосылки - Бартон из враждебного лагеря и...
- Ты не дал Тони услышать сообщение, не так ли? - ядовитая ухмылка как-то сама появляется на его лице. Он не хочет конфронтации, он максимально заебался от происходящего. Это защитный механизм, наверное. Или же - уязвленное эго. Он рискует всем, он собирается открыть то, что просто перевернет ход событий, а какая-то жестянка решает, что разрулит этот вопрос лучше, чем Тони, с которым Клинт провел бок о бок уже больше трех лет, наверное. - Это твои личные вычисления? Посчитал, что я опасен и нужно спасти папочку Старка? - если бы это было возможно - яд бы капал у него с клыков, приземляясь в траву и шипел бы, как кислота. Его самого разъедало изнутри. Все сомнения, все те слова, это гложет, это уничтожает его и без всяких Вижнов.
  Ему нужен был даже не Тони Старк - глава Мстителей. Ему нужен был Тони Старк - его друг. Соратник. Человек, который от этой вынужденной войны точно так же как и он теряет друзей и веру в то, что они делают.
- Достоверность, хорошее слово. Когда с моим разумом игралась та штука, которая у тебя сейчас сияет во лбу - я знал так много.. Видел всё, что мне требовалось, чувствовал истину и ложь. - он помнил, помнил это ощущение. Будто его самого заперли на задворках, но при этом открыли те комнаты, которые были ему ранее недоступны. Клинт помнил, да и вряд ли сможет забыть, на самом деле. Он тогда спасся только благодаря Нат. И... Ему бы вернуть услугу. Лучник все еще не верит, что она была в своем уме. Не верит, что это все взаправду. Хотя синяки и вопят ему со всех частей тела - это истина, единственная, которая тебе доступна.
А из данных у него шифры, коды, да парочка баз, которые уже давно наверное зачистили. Это и не пахнет достоверностью. Даже близко.
  Но когда ты крутишься во всем этом - вырабатывается интуиция, вырабатывается чутье, и ты ему начинаешь верить. Редко когда оно подводит, и потому - ты держишься за него еще крепче. Клинта чутье привело к самой драматичной развязке на данный период его жизни. Хотя казалось бы - ему уже некуда было падать после заключения в бывшей тюрьме ЩИТа для суперзлодеев. Лучник - в камере для особо опасных преступников. Прекрасно. А Стив как рыцарь на белом коне - прискакал и забрал их.
  Только для того, чтобы они на самом деле стали этими пресловутыми суперзлодеями.
  Бартон сжал кулаки, усмехнувшись в пустоту вокруг себя.
- Стивен Роджерс - работает с ГИДРой. - наконец он выдает, смотрит на Вижна, будто все еще надеясь поймать у него хоть какую-то эмоцию, что-то что определенно свойственно людям, а не андроидам.

+2

7

    Клинт пытается развести его на эмоцию, и это так по-человечески. Если бы эмоции были неотъемлемой частью Вижна — как у Тони, у Наташи, у Ванды, у любого человека — ему бы, безусловно, удалось. Биохимия сделала бы всю работу за него, Клинту даже не пришлось бы особо напрягаться. «Спасти папочку Старка». Вижн не отвечает, только смотрит прямо. Ждет.
    Ждет ценной информации, а не ужимок.
    Прогоняет в голове симуляцию того, как луч из Камня ударяет по Клинту и разъедает его тело, расщепляет на атомы и распыляет их в разные стороны мелкой крошкой. Был Клинт Бартон — и нет Клинта Бартона. Нет угрозы. Симуляция не приносит никаких практических плодов. Вероятность того, что уничтожение Клинта принесет Мстителям или лично Вижну какую-либо выгоду, равна 0,6%. В конце концов, Вижн все еще на стороне жизни. А люди все еще склонны ошибаться.
    Если ждать достаточно долго, то даже у Клинта закончатся ехидные комментарии. Если ждать достаточно долго, то даже Клинт выдаст ценную информацию. Ту самую, ради которой позвал сюда Тони. Лицо Вижна все так же неподвижно. Несколько томительно долгих секунд он просчитывает вероятности, но у него катастрофически мало данных для того, чтобы прийти к какому-то однозначному заключению или хотя бы выборке наиболее вероятных результатов. Клинт может лгать. Но зачем? Клинт может не лгать. Но почему?
    Вижн двигается вперед неестественно резко. Подчеркнуто сняв с себя все человеческое, от эмоций до плавности движений, он будто использует свою настоящую природу как щит. Щит защищает его от ехидства. Но не может защитить от удивления. Вижн замирает напротив Клинта так же резко, как сдвинулся с места, и даже его синтетический плащ на этот раз игнорирует инерцию и законы физики. Вижн тянется рукой к шее Клинта — почти так же, как потянулся бы, чтобы придушить, но всего лишь хочет нащупать артерию и измерить пульс.
    Простейший детектор лжи.
    — Я не причиню тебе вреда, — подтверждение информации подобного рода важно как никогда. Вижн просчитывает, какие слова помогут ему достичь необходимой цели. — Я не сержусь на тебя за Ванду. Ты делал то, что считал нужным, исходя из имевшейся у тебя информации. Ты воспользовался своим положением члена команды, отвлек и обманул меня. А теперь пытаешься заставить меня рассердиться на тебя, когда не удалось извиниться. Не нужно, — подсчеты подсказывают, что стоит показать какую-то эмоцию, и Вижн позволяет печали показаться на лице. — Да, это мои личные вычисления. Не из-за Ванды. На ее месте мог быть кто угодно. Из-за обмана.
    Вижн не говорит, что прощает Клинта, но его тон заметно смягчается. Ему нужно проверить информацию. То, что он для этого излагает, действительно так. Ванда — лишь дополнительный фактор, но никак не основной. Основной — обман, предательство. Именно поэтому Вижн не хочет подпускать к Клинту никого, кроме себя. Потому что он в курсе о том, на что способен Клинт. И он не поддастся на эмоции, как может тот же Тони. Не простит, просто потому что они столько лет вместе защищали людей от разнообразных напастей. Клинту придется заслужить прощение Вижна поступками. Этот может стать первым.
    — Я не причиню тебе вреда. Дай мне проверить информацию, — и после краткого молчания поясняет: — Пульс.

Отредактировано Vision (2017-11-28 10:39:19)

+2

8

Резкое движение Вижна заставляет вздрогнуть. Не то, чтобы Бартон не понимал - тот способен был убить его не приближаясь. С расстояния не то, что вытянутой руки, но километров двух точно.
Он помнил как видел падающего Родни. Не понимал, правда, как Тони вообще мог отдать такой приказ - ведь точно так же мог падать Сэм, если бы он не увернулся, но это был уже другой вопрос и точно не к Вижну.
   Ощущение того, что Вижн что-то затеял, а он не понимает что именно - давило на Клинта, и его природное упрямство от этого разрождалось новыми внутренними тирадами ненависти к происходящему. Ведь, как ни крути, а от Бартона больше ничего не зависело. 
Слова Вижна не делали не холодно, ни жарко. Терперамент у Бартона, конечно, был взрывной, но благоразумия на отсутствие какого-либо сопротивления хватало. Ему все еще хотелось брызгать во все стороны ядом, заливаться с упоением ненавистью к миру, ситуации и себе, но осознание того, что в первую очередь он пришел сюда не за этим - отрезвляло и заставляло держать язык за зубами.
  Да и усталость брала свое. Последние несколько дней выжали из мужчины все соки, которые только могли. У него болели новые травмы, во всю давали о себе знать старые травмы. Клинт ощущал себя развалиной, старой машиной, которую выкинули, когда она пришла в негодность, а потом ей выбили все стекла, разукрасили подростки, вытащили все, что можно продать бомжи - и все что осталось бедной колымаге - догнивать свой век под пронизывающими ветрами и ржаветь под дождями, которые совсем не редкость в этом регионе.
Так не хотелось. Так было противно. Не для того он выбивался в люди из циркачей и детей бухающего фермера. Но, кажется, жизнь не оставляет ему других шансов.
  Синтетические пальцы, чье прикосновение одновременно напоминает человеческое, но именно мысленно Клинт старается дистанцировать его от такового, без труда находят его артерию.
- Стивен Роджерс, так же известный как Капитан Америка, связан с ГИДРой. Он чуть ли не их новый руководитель. - Без просьб Вижна Клинт проговаривает то, для чего он сюда и пришел. - Я знаю, что у меня нет никаких доказательств, а у тебя - никаких поводов мне доверять. Но это то, что мне известно. Это то, что я видел своими глазами.
  Бартон, наверное, уже смирился с мыслью, что эта информация так и не дойдет до Тони. Но ничего, Старк же гений. И при том, с какой скоростью Стив набирает обороты в своем "покорении" вершин подполья - рано или поздно это все начнет всплывать на поверхность. А уж там знаменитый Железный Человек сложит как-нибудь два и два.
- Ты можешь не говорить Тони, если ты так уж не веришь мне. Только не давай ему верить Стивену на слово. Старк этого слишком хотел бы. Он, как и я, рос на этих идеалах. Даже больше меня, наверное. Не дай ему попасть в ту ловушку, которая захлопнулась, поломав мне хребет, Вижн. - Клинт обхватил лицо андроида своими руками, заставляя того посмотреть ему в глаза. - Не дай.
  Лучнику было плевать на то, как Вижн, самый новый член их теперь уже канувшей в лету команды, к нему относится на самом деле. Ему было важно то, что  Вижн, если потребуется, будет единственным, кто способен без какого-либо пиетета отсечь Роджерса от остальных. Именно Вижн на это способен, и, наверное, стоит быть благодарным ему за это. Но когда-нибудь потом.
  Еще, наверное, стоило принести и тут флэшку с информацией, но Бартон не мог. У него на это дело были свои планы. Если, выживет, конечно.
  Так что - может все-таки то, что на встречу пришел Вижн - не самое плохое на сегодня, а наоборот?

+2

9

    Перед тем, как проверять на ложь, стоит установить так называемый бэйзлайн — то состояние, когда человек называет очевидную правду: свое имя, например. Или свой возраст. Цвет глаз. Что-то такое, по поводу чего врать бессмысленно. Клинт не делает этого, он просто проговаривает информацию еще раз, и Вижн слушает его, внимательно вглядываясь в лицо. Отсчитывает удары сердца, но куда больше — отслеживает, куда Клинт смотрит, как ведет себя.
    Вот Клинт смотрит чуть вбок, туда, куда обычно смотрят те, кто вспоминает информацию. Вот возвращается взглядом к его лицу, смотрит прямо в глаза, обхватывает лицо руками. Пульс у него чуть учащенный, но Вижн подозревает, что главная тому причина — это то, насколько чудовищно звучит эта информация. Возможно, какие-то ранения, которые причиняют Клинту боль и повышают уровень адреналина и кортизола в крови. Стресс, с вероятностью в 78% — еще одна причина. Поведение — тоже немаловажный маркер; если верить исключительно имеющимся у Вижна данным, то с вероятностью в 81% Клинт не врет.
    С другой стороны, Клинт был правительственным агентом. Правительственных агентов учат лгать и скрывать информацию так виртуозно, что не отличит и детектор лжи. Вижн чуть более продвинут, чем обычный детектор лжи, и считывает информацию на многих уровнях, от вербального до невербального, до причинно-следственного. Пока Клинт говорит, он успевает прогнать две симуляции: того, что Клинт лжет, и того, что Клинт не лжет, потому что бежал от Стивена, как только понял, что к чему.
    Вижн убирает руку, отступает назад, бесстрастно смотрит на Клинта. Решение принято, но нет никакого смысла озвучивать его вслух.
    — А ты сам? — вместо этого спрашивает он. — Тебе необходима медицинская помощь. Что будешь делать ты?
    Вижн оценивает вероятность того, что у Клинта действительно сломан хребет — позвоночник — в 9%, но не уточнить не может. Скорее всего, это просто метафора, люди их любят. Придает драматизма словам. Однако тот факт, что Клинту не помешало бы оказаться там, где о нем позаботятся квалифицированные профессионалы, неоспорим, и хотя Вижн не питает — как их называет Тони, тёплых — чувств к Клинту, и не питает вообще никаких, он не может позволить, чтобы тот погиб или травмировался из чистого упрямства. Его неопределенный статус не то друга, не то врага позволяет Вижну некую свободу маневра.
    — Я могу помочь тебе, если хочешь. Если тебе что-то нужно, какие-то медикаменты, я могу принести из Башни, — он замолкает, моргает несколько раз, будто вспомнив, что люди это делают. — В благодарность.
    Правдива информация или нет, если бы это была засада, с вероятностью в 75% Вижн уже бы это понял или узнал на собственной шкуре. Но Клинт все еще перед ним один, все еще не в лучшем состоянии, все еще поделился совершенно невероятной, но информацией, которая может как оказаться правдой, так и не оказаться. Это Вижну придется подтвердить уже самостоятельно.

+1

10

- Медицинская помощь, ха, - Клинт усмехается, но не так, чтобы рассмеяться, а хотелось бы, но больно. Все тело от усталости и перенапряжения, - потому, что кто знает какое задание сам себе выдаст Вижн? - казалось, напоминало огромный пульсирующий синяк. Чего не коснись - больно, о чем не подумай - тоже. Значит выход один - терпеть и ни о чем не думать. Ну, с этим он наверное справится, верно? Он никогда не был гением, никогда никем не считался умнейшим в комнате, как гласила поговорка, уж тем более - куда ему тягаться с искусственным интеллектом. Но тут как раз и таилась та спасительная соломинка, за которую он ухватится. Выкинуть из головы все, что там только могло быть, все переживания выставить за дверь, не оставляя им шанса пробраться обратно к сердцу. Сейчас его должно волновать его собственное выживание, его будущее, а не какие-то там условные стороны, в этой новой войне. В нее он не должен ввязываться. Там, где теперь новые бойцы, каждый из которых может в десять, а то и в сто, раз больше чем он - ему делать-то больше и нечего. Вышел из обоймы, частично цел, частично здоров - на том и кланяйся в ноги со своими кривыми спасибо.
- Обойдусь пока без таблеток, есть вещи, которые мне сейчас помогут куда больше. - глоточек свежего свинца, например, но это слишком радикально на сегодня, пожалуй - пронеслось в голове, и Клинт от этой же мысли поморщился. Он не привык сдаваться. Этого не было в его генетическом коде, так о нем отзывался по юности Фьюри. Поэтому позорный уход бил сильнее, чем Наташа, по самолюбию, по остаткам гордости и гордыни. Он ничего никому не доказал, он сдался и опустил руки, хотя всегда клялся, что этого не будет. Но мог ли он знать, что жизнь сделает перед ним настолько крутой поворот?
  Да, ему уже было чего гордиться - бывший циркач, сын алкоголика и тирана, а посмотрите где он, чего он добился и кто его друзья? То-то же.
  Посмотрите на него сейчас, посмотрите где его друзья, посмотрите где он.
До этого дна больше не доходят лучи его былой славы, и вряд ли когда-нибудь дойдут. Тут только падения, промахи и ошибки. Клинт неопрятен, непримирим с той истиной, что сам себе открыл, и ему просто некуда идти дальше.
Он всегда видел цель раньше, сквозь туманы, проблемы и ошибки он все равно находил свою цель.
Теперь ощущение такое, что лук на месте, тетива, стрелы. Мишени нет. Он в тугой и плотной повязке, которая закрывает глаза, а помещение такое маленькое, что даже не встанешь в стойку, чтобы выстрелить на удачу - авось повезет. Не повезет.
И с этим предстояло как-то жить дальше. 
- Не переживай, даже не смотря на то, что тебе,  - лучник хмыкнул, тут же пародируя голос Вижна, насколько у него это вообще могло бы выйти, - "Чужда сама концепция человеческого переживания, Клинт".  - Бартон занес руку, чтобы потрепать андроида по плечу, но передумал, просто отсалютовав ему.  - Наша нигде не пропадет, пока счастливая звезда еще сияет где-то там. Если она все еще сияет, конечно, потому что у меня уже есть некоторые сомнения.
  Стемнело, и, развернувшись на пятках в своих потрепанных кедах, Бартон наконец ощутил всеми костями ту промозглую сырость, которая была не совсем типична для этого времени года. А может, его просто уже пробирал жар, и вокруг для него все было слишком холодным. Он не знал, да и не горел желанием узнавать прямо сейчас. Не о том, не для того. Все еще хотелось вернуться в прошлое и сломать все то, что привело его к этой развязке. Но он не мог. Не знал даже где именно свернул не туда. А, значит, лишний раз накручивать себя - это ошибка. Одна из множества, но её хотя бы можно себе простить.. Наверное.
  Прощупав хотя бы какую-то наличность в кармане, Клинт решительно направился в ближайший магазин, чтобы прикупить себе немного выпивки. Все равно день покатился в тартарары. Как, впрочем, и всегда.

Отредактировано Clint Barton (2018-03-09 09:38:40)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [28.07.2016] Тони Старк сильно изменился за лето


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно