ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [03.07.2017] Кто друг, кто враг, кто так...


[03.07.2017] Кто друг, кто враг, кто так...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[epi]Кто друг, кто враг, кто так... 03.07.2017
Джессика Джонс, Реми Лебо (Гамбит)
https://b.radikal.ru/b42/2003/bc/733efec834f8.gif
После тяжелого дня, когда хочется забыться и найти покой на дне стакана, даже в баре не дают расслабиться. И такой случай произошел с Джонс, Джессикой Джонс, оказавшейся в баре, где только что кто-то был недоволен проигрышем в покер, в то время, как мужчина с французским акцентом вышел победителем. Что могло пойти не так? Оказывается, что вечер явно не пошел так, как запланировано...
NB! кто зайдет в бар, может получить бутылкой по голове[/epi]

+1

2

Порой случаются события в жизни уважающего себя мутанта, когда хочется действительно отдохнуть от того безумия, что творится вокруг. И дело было вовсе не во всех этих ужасных злодеях, правительстве, которое гонялось за любым, кто не был похож на среднестатистического человека, - все было гораздо банальнее. Порой просто хотелось отдохнуть от своей семейки - и Лебо некоторые уже настолько засели в горле, что он дернул через всю Америку, переехав с западного побережья на восточное, а именно из Сан-Франциско, в Нью-Йорк. Этот переезд занял несколько дней, но Гамбит считал, что заслужил отпуск, и нет, дело было не в динозавре, и конечно же не в Шельме.
Но как бы там ни было, он уже переехал сюда на некоторое время. Возможно, стоит заехать в Новый Орлеан, но вообще, туда тянуло не слишком сильно. Достаточно было отдохнуть, развеяться и остыть, пока не наломал дров. Нельзя сказать, что Гамбиту это доставило удовольствие, однако, после некоторых событий в Сан-Франциско хотелось просто бросить это все дело на какое-то время. Это чувство свободы было крайне приятно и сладко, и в то же время горько и печально, так как взять с собой Анну возможности не было - а так хотелось бы, но увы...
С другой стороны, Нью-Йорк имел также много и своих проблем, в которых Гамбит мог помочь, приняв непосредственное участие в их решении. Но эта история совершенно о другом. Сегодняшний рассказ полон иного смысла, вовсе не зацикленного на противостоянии добра со злом, мутантов и злых мутантов или людей, а о том, как порой жизнь сводит людей, не подозревающих о существовании друг друга, не связанных между собой, казалось, вроде бы ничем, но оказавшихся в обстоятельствах, при которых знакомство неизбежно, и неважно приятное оно или нет.
Прошло несколько дней с тех пор, как креол переехал в Нью-Йорк. Он снял одну из квартир в городе без всяких трудов и последние несколько дней просто развлекался, тыняясь по городу, подзарабатывая денег за счет человеческих слабостей - азарта, алчности, жадности и глупости. В общем, ничего сверхобычного для Гамбита не происходило. Он просто зашел в бар с неоновой вывеской, на которой рисовался револьвер и название заведения "Пиф-паф". Довольно прикольное название, да и сам бар был изнутри похож на дико-западный салун, чем на стандартный и нейтральный кабак. Жаль только официантки тут не носили одежду ковбоек, а так, антураж был весьма и весьма забавным. На стенах висела атрибутика Дикого Запада - рога буйволов, лассо, макеты револьверов, звездочки шерифа и прочая ерунда. Не хватало ещё только пианино, за которым должен играть музыкант. Ну и естественно покрытые деревом пол и стены.
Лебо сидел за одним из столиков, за которым собралась группа из четырех парней. Трое крутых чуваков и один толстосум, который только и умел, что набивать свое брюхо жратвой. Все они впятером играли в покер, естественно, на деньги. Гамбит, как это было ему свойственно, устраивал красивенные трюки во время тасования карт и пытался держать баланс между победами и поражениями, но в сторону, естественно наживы и выигрыша. На столе возле креола стоял стакан со все ещё недопитым бурбоном, да и другие игроки выпивали заказанные ими напитки. В целом ничего не предвещало ни беды, никакого либо эксцесса, если бы не напряженность, с которой к этому времени сидели соперники Лебо.
- Да что ж за чертовщина! Ты уже третий раз выигрываешь подряд! - выкрикнул один из соперников.
- Подряд только лишь второй, mon ami, - спокойно ответил ему Гамбит, - но не волнуйся ты так. Удача приходит к тем, кто не сжимает её в кулаках, а тем, кто держит руку открытой.
- Реально говорю вам: он жульничает! Это же очевидно!
Другие игроки тоже были не совсем довольны - их досаде была причина. В конце концов, наибольшая часть выигрыша была на той части стола, у которой сидел Реми.
- Я разве дал хоть один повод усомниться в том, что играю честно? Знаешь, если уж кого-то хочешь уличить в жульничестве, garcon, то надо ловить на горячем, иначе это клевета. Там откуда я родом за такое серьезно наказывали. Так что, либо ты играешь дальше, либо тебя тут никто не держит, - ответил уже чуть обиженно креол, насупив брови.
Обиду он попытался смыть небольшим глотком бурбона. Он все-таки наслаждался игрой, вопреки недовольству его соперников. Собственно, ему было чему радоваться - победа была у него в кармане.

Отредактировано Remy LeBeau (2020-05-11 23:19:58)

+1

3

Джессика обвела недостаточно пьяным взглядом копию дешевого вестерна и с ожидаемым порывом решительности опрокинула в себя остатки виски. Явно не дешевая смесь спирта с красителем, которую она обычно пила, обожгла приятным касанием першащее горло и прокатилась вниз. Однако для ее тела этого все равно было мало: голова оставалась чудовищно ясной, кости еще не превратились в желе, а пальцы продолжало покалывать холодом от толстого стекла стакана.
Мало этого было и для факта, что Джессика сидела рядом с рогами буйвола и коллекцией звездочек шерифа. Кем бы ни был тот, кто придумал сделать бар в стилистике Дикого Запада посреди Адской кухни, ему требовалось надеть на шею одно из висящих на стене лассо и затянуть петлю. Или сделать то же самое с ней, пока бряцание пианино из колонок не заставило разнести эти самые колонки и не платить потом за них с процентами.
- Тебе еще? - спросила барменша. Женщина средних лет в белой футболке и клетчатой рубашке уже держала в руке бутылку.
Джессика оперлась о стойку локтем и дернула запястьем. Ее бровь дернулась вверх вместе с уголком сухих губ. Барменша усмехнулась и покачала головой в ложном недовольстве.
- Ты выпьешь все бутылки по акции, - произнесла она.
- Но ты все равно наливаешь, - хмыкнула Джессика. Насыщенного цвета жидкость растеклась по дну стакана и начала топить под собой подтаявшие кубики льда.
- Ты все равно платишь. Какая мне разница, будешь платить одна ты или кто-то еще? - пожала плечом женщина. Затем она подняла бутылку и спрятала ее под стойку. Джессика подняла стакан, отдавая тост, и опрокинула в себя часть виски. Она и в самом деле собиралась выпить здесь все, что только можно и по цене не выше пятнадцати баксов за бутылку.
Не то, чтобы у Джессики были какие-то особые причины именно в этот конкретный день. Ей заплатили за работу — очередная слежка за неверным мужем, который совал свой инструмент, куда не следует — не прислали счета за оплату всего на свете и не звонили с просьбами о спасении. Но ее причины пить в принципе были достаточно серьезными, чтобы не пропускать и вечера без возможности залечь в ближайший мусорный контейнер или разнести в очередной раз замок своей двери.
Да и, в конце концов, разве вообще нужны причины, чтобы пойти и нажраться в старый добрый хлам? Америка — страна свободная, пусть даже ты и попадаешь в парочку меньшинств, о которых не особо хотелось говорить. Уж точно не после того, как каждая собака Адской кухни начала считать ее чуть ли не героиней из Людей Икс.
Нет, у Джессики не должно было быть никаких особых причин. Она не собиралась топить в алкоголе воспоминания о вкрадчивом голосе и отсутствии воли, о чувстве вины, о широко раскрытых глазах Триш, послушно шагнувшей в объятия монстра — вовсе нет, ничего такого. Абсолютно ничего.
Она развернулась на стуле и закинула ногу на ногу, сжимая в руке стакан. Общаться ни с кем ей хотелось не меньше, чем обычно, но упираться коленками в стойку изрядно надоело. Равно как и пялиться в ровные ряды с выпивкой, которую она все равно не собиралась себе брать. В конце концов, это всегда можно было засчитать за фитнес и с чистой совестью сказать интересующимся — Триш, Малкольму — что она занимается физической активностью.
Джессика усмехнулась себе под нос и схватила стакан. Нос уже начали жечь знакомые нотки виски, как в нее совсем неожиданно что-то врезалось. Холодная жидкость растеклась темными пятнами по джинсам и рукаву свитера; капли осели точкой лужи на темном дереве и начали стекать вниз через край стойки. Женщина какое-то мгновение проследила за их захватывающим путешествием к полу взглядом и повернулась.
Картина маслом, которая открылась перед ней, ничуть не отличалась от других таких же, что разворачивались перед ней в Адской кухне. Парочка весьма солидных и уважаемых в каких-то кругах людей активно занималась не особо успешным физическим воспитанием какого-то мужчины — судя по внешнему виду, жизненному опыту и разбросанным картам, мошенника средней руки. Массивный полный мужчина в темной рубашке сверкал крайне злыми, оскорбленными и довольно пьяными глазами из-под нависшего лба и густых бровей. Последний участник стоял, скрестив руки на груди, и с самым серьезным лицом наблюдал за посетителями бара: немое предупреждение не лезть можно было прочитать так же ясно, как и крупные буквы неоновых вывесок ночью.
Не то, чтобы это когда-либо останавливало Джессику. Ей, в принципе, было глубоко плевать на разборки шулеров и внутренних дела местный преступности — для этого у Адской кухни имелся Дьявольский мальчик — однако ей было совсем не наплевать на то, что ее спокойный вечер решила прервать какая-то шушера.
Не говоря уже о том, что из-за нее Джессика пролила весьма неплохой виски.
- Эй, - сказала она низким голосом. - Может, вы на улицу выйдете и там продолжите? Здесь вам не площадка для бокса. Да и копы не будут в восторге.
Толстый мужчина, скорее всего, и управлявший всей этой могучей кучкой, повернулся к ней и усмехнулся. Будь на его месте обычная девушка, она бы явно пожалела, что открыла рот, но вместо этого Джессика без особого восторга уставилась на него и подняла бровь.
- Не лезь не в свое дело. Ему нужно выучить свой урок, - мрачно произнес он.
Джессика подняла бровь еще выше. Клише, которое повеяло от этих слов, было куда старее, чем ее давно покойная бабушка. Да и причиной крушить бар оно все еще не являлось, как и причиной, по которой должен был пострадать ее виски.
Ее неплохой, дешевый, прекрасный виски, которому бы оказаться сейчас в ее горле, а не на ее одежде. Черт.
Она соскочила со стула и подошла к одному из типов как раз в тот момент, когда он думал заносить удар. Ее рука легла на запястье и крепко его сжала. Конечно, спасение мошеннику не особо-то и требовалось — он умел за себя постоять, и на том спасибо — но это было весьма эффективным способом привлечения внимания.
- Я сказала, чтобы вы вышли на улицу. Мне пофиг на то, что вы с ним хотите сделать, но делайте это подальше отсюда.

+1

4

Да, подобные вечера порой случались и причиной тому было явно не то, что Гамбит где-то промахнулся или не так двинул картой, и не потому, что кто-то что-то заметил. Его тонкую игру мало кому удавалось прощелкать. В основном драки, потасовки и грубости возникали от тех, кто не умел проигрывать. Так и что прикажете делать, если кто-то одерживает над такими товарищами верх?
Лебо поначалу не желал никак реагировать и продолжать игру, однако, настойчивость одного из парней начала переваливать через край - а к нему присоседились ещё несколько, что уже создавало явную проблему и мешало игре.
- Ну что ж такое, джентльмены? Возмутительно, ей богу!
А дальше пошло поехало. Толкотня, пинки, угрозы. Кажется посетителей, чуждых к этому всему, толкали. И Гамбит не особо обращал сам внимания на то, что тут толкали третьих лиц, пока одна из них не вмешалась, требуя продолжать разборки на улице. Подобное заявление отчасти даже заставило креола обратить внимание на говорившую девицу. Неужто ей будет все равно? Неужели за Гамбита никто не заступится?
Креол явно понимал, что пытаться окликнуть её, было бы глупой затеей, да и времени на это сейчас явно не было.
- Если игры не будет, то тогда я пойду отсюда, а то тут другие люди тоже есть..! - пытался выйти Реми.
Естественно, что полагаться на девушку, было вообще последней затеей, которая могла придти в голову Реми. Тем более, он не был в курсе о том, кто она, да и не должен был, возможно, быть в курсе.
- Нет, здесь и сейчас ты вытащишь все, что припрятал.
Подобное заявление как нельзя было неуместно. Карманы Гамбита и правда были забиты картами, правда, причина тому была совсем иная, а не шулерство.
- Не буду я ничего вытаскивать. Убери руки, свинья!
Опять началась толкучка, через которую Гамбита уже буквально никто выпускать не собирался.
- Вы, правда, хотите разбираться прямо здесь? - переспросил громко Реми.
- Да!
- И вернуть наши деньги!
В ответ уже начались удары, от которых Лебо буквально на основе своей ловкости начал уклоняться.
- Точно? Уверены? - все ещё уточнил креол, отступая назад, где ещё было место.
- Нас много, а ты - один!
- Сейчас научим, что значит играть честно!
- Запоешь так, что больше болтать не будешь!
Лебо кивнул раз, два, три, после чего произнес несколько слов: "I Wanna Party! I Wanna Samba! And fly". Взмахнув своей тростью, он тут же врезал её концом прямо в лицо одному из мужланов, отступая назад, а затем запрыгнул на игральный стол. Это уже вконец, похоже, всех начало злить. Одно легкое, но точное движение ногой и стаканы полетели со стола, прямо в окруживших его толпу ребят. Все ещё держа в руках трость и ускоряя собственную энергию внутри, Гамбит отбивался и наносил удары то одному, то второму сопернику - налетай, прям, сколько влезет.
Сердцебиение - учащено, в голове ускорена реакция, а тело двигается под быстрый ритм музыки, которую Гамбит вспомнил. Не хватало только наушников.
Что может остановить мутанта? Обычно для этого требовался либо другой мутант, либо сверхчеловек, либо какое-то значительное преимущество. Но против Гамбита? Акулы игровых заведений? Мастера воров? Когда в его руках трость, в карманах ещё и карты припрятаны, а в голове играет музыка и настроение никому не удастся испоганить? Пожалуй, для этого требовалось уже точно что-то серьезное. И кто ж знал, что Гамбит это делал ещё и играючи, не прибегая к главному своему оружию. Хотя это, конечно, относительно - он ведь все-таки перевел свою собственную энергию на более высокий уровень, что и позволяло ему довольно уверенно отбиваться и держаться "на плаву", а если быть более точным на.. столе?
Стол оказался явно первым, но не последним местом, где оказались сапоги Лебо. перескакивая на стулья, он медленно передвинулся уже и на барную стойку - ту самую, длинную и продольную, чем заслужил ещё и гнев бармена - он-то уже понимал, что под раздачу сейчас пойдут далеко не стаканы с напитками, а сами бутылки. Собственно разъяренные мужики повытаскивали кто части сломанных бутылок, кто ножи, кто взялся за стулья, пытаясь догнать и завалить Гамбита.
- Эй! А платить кто будет за ущерб?! - крикнул бармен дерущимся.

Отредактировано Remy LeBeau (2020-05-11 23:19:00)

+1

5

Посетители бара сделали именно то, что сделали бы в данной ситуации любые благоразумные жители Адской кухни, а именно — собрали в кучку кошельки, банковские карты, хлебные палочки, луковые кольца, сумки, свои собственные не совсем трезвые тела и направились в сторону выхода, черного выхода или туалетов с сомнительной степенью успеха.
- Эй, пусти меня, я сейчас!.. - прорычал невнятно, словно мешая звуки в кашу, мужской голос за спиной Джессики.
- Хрен тебе, а не сейчас! - возразил ему раздраженный женский.

Джессика сдержала вздох. Хорошо, не любые жители Адской кухни, а только те, чьи мозги не настолько погрузились в спиртовые ванны, чтобы совсем потерять связь с реальностью. И ей правда было все равно — до зеленой фени, до чертиков, до самых пяток или другого объекта, который подвергают сравнениям в таком ситуации — на то, уйдет ли кто-то из алкоголиков с набитой рожей, однако женщина все равно развернула голову и рявкнула:
- Вон!

- А ты что, себя героиней тут мнишь? - тут же усмехнулся стоящий перед ней тип.
Женщина сильнее сжала пальцы на его руке и резко развернулась к нему. Темные пряди коснулись ее лица, пряча насмешливую рожу отброса преступного мира. Но Джессике и не нужно было видеть этот самодовольный вид, чтобы испытать привычную волну эмоций: злость, раздражение, протест — все, что поднималось каждый раз, стоило кому-то упомянуть это чертово слово на букву «г».
- Нет, - произнесла она жестко. Ладонь свободной руки небрежно смахнула волосы в сторону. - Герои не делают так.
Джессика дернула типа на себя и толкнула его в грудь, разжимая пальцы. Не сдерживаемое ничем тело отлетело в стену и врезалось туда, где красиво висела коллекция якобы старых лассо, испачканных и истертых где-то в подсобке за пару часов. Горе-король преступности сполз на пол, однако ухитрился не потерять сознание и даже хватал ртом воздух.

- Твою мать… - выдохнул кто-то. Возможно, из посетителей, возможно, из дружков парня — черт его знал. - Ты та самая баба из новостей!..
На столь лестное высказывание о своей персоне Джессика не отозвалась. Она следила за типом, пока тот, наконец, не выровнял дыхание и не начал кашлять, прижимая ладонь к груди и матерясь себе под нос.
Значит, был жив. Отлично. На кладбище ее имени, пусть и скромном, не прибавилось нового имени.

Джессика повернулась к говорящему. Тот выглядел единственным из них, кто выглядел хоть сколько озабоченным грохотом. Остальные же были слишком заняты тем, что пытались давить на шулера, обещая ему уроки по честной игре, раздачи пизды и прочие увлекательные вещи. Внимания к себе женщина нисколько не жаждала, однако тот факт, что все они даже не заметили грохота от падения вызывало ряд вопросов — в частности, когда в последний раз они проверяли слух и сколько же до этого они выпили.
Говорящий уставился на нее круглыми от шока глазами и медленно перевел взгляд на своего товарища.
- Уходи-ка отсюда на пару с ним, - сказала Джессика. - И вызови скорую для него и остальных. Чую, им понадобится.

Она не стала дожидаться, пока он сообразит, что надо делать, и вернулась к месту действия. Пока шли беседы по душам и проверки здоровья, мошенник уже успел откуда-то раздобыть трость, запрыгнуть на игральный стол и начать второй раунд драки. На скромный взгляд Джессики, у него даже неплохо получалось — получалось бы, если бы его противники хоть сколько-нибудь успокаивались после полученных тычков тростью.
Однако они все продолжали подниматься, шипя ругательства, все из которых женщина уже слышала, и отвечать на атаки. Иллюстрация спокойствия, невозмутимости и наслаждения относительно халявным виски в чистом виде, чем и планировала заняться Джессика этим вечером.

Три раза ха, конечно же. Когда вообще с ее дерьмовой жизнью что-то шло по плану?

Она быстрыми шагами подошла к одному из бандитов и схватила его за ворот. Вторая рука уперлась ему в спину. Одного толчка вперед оказалось достаточно, чтобы он красиво бухнулся на игральный стол лицом. Под весом и двухметровым ростом громилы несчастный предмет мебели не выдержал: ножки надломились, отчего и столешница, и тип рухнули на пол. Прощай, часть платы за работу, тебя будет очень сильно не хватать в неделю оплаты счетов.

Остальные, впрочем, от подобного нисколько не пострадали. Виновник всего торжества уже успел подозрительно быстро перескочить со стула на стул — очень быстро, подозрительно быстро и подозрительно ловко, что Джессике ну вот нисколько не нравилось — оттуда на стол и начать продвижение к стойке. Подливающая алкоголь женщина успела испариться, оставив вместо себя своего крайне недовольного коллегу.
Который ожидаемо уставился на стол с недовольным взглядом.
- Я плачу, - крикнула Джессика. - Но только за этот стол. Остальное спрашивай с них.

Оставшиеся они развернулись если не на грохот, то на крик. Особо горячие парни, которые схватились за стулья, от неожиданности даже разжали хватку на спинках. Женщина усмехнулась.
- Так что? Может, все-таки уже свалите на улицу, а? Или так же, как он, хотите? - она дернула головой в сторону распластанного бандита, который медленно вставал на четвереньки. Джессика без особой силы толкнула его вниз, опустив ступню на спину — тушка тут же рухнула, словно от сильного удара, заставляя дерево затрещать, а типа — вскрикнуть и закашляться, хватая воздух.

Отредактировано Jessica Jones (2020-04-05 10:18:00)

+1

6

Как-то само собой все получалось не совсем так, как представлял себе изначально Гамбит. Мало того, что изначально с ним не захотели играть по-хорошему, так теперь ещё во время драки переключились на девушку. Это уже совсем не лезло ни в какие ворота. Хотя стоит отдать ей должное - она сумела отвлечь на себя часть вурдалаков, пока Гамбит занимался другой частью. За это время, конечно, можно было что-то сворганить, но стоило ли? Не лучше ли было просто вывести эту толпу драчунов прочь из бара? В целом этого-то и просила девушка, правда, теперь на неё саму уже бросались гневные взгляды, а во всеобщем хаосе был слышен и крик о том, что она была в новостях.
Да, пожалуй, Реми Лебо не особо успевал следить за такими тонкостями, хотя тот факт, что ей не просто удавалось сдерживать агрессивных ублюдков, она ещё и успевала стоять на их раздаче, заваливая сначала одного, затем другого. "Неудивительно, что ей удалось как-то пролезть в выпуск новостей..." - подумал про себя креол.
Ответить бармену он явно не успел, а лишь отчаянно пытался отбиваться, то и дело размахивая кием, тупой край которого либо сваливал двух кретинов ударом по голове, либо ударами ноги в грудь отталкивал этих взбесившихся скотов назад.
Где-то краем уха он услышал даже, что мадмуазель была готова рассчитаться за свой столик и только лишь успела ретироваться назад от барной стойки, на которой все ещё "вытанцовывал" Гамбит. Хотелось уже просто и тупо заканчивать с этим всем делом, достав карты, хотя это уже будет совсем плохо. Потом получать лекцию в Школе? Да ещё от трижды пытающегося забухать Росомахи? Нет уж, извольте!
Уроки фехтования кием должны были не только сосредотачиваться на ударах и блоках, так ещё и правильно передвижении. Лебо начал отступать назад вдоль стойки, правда, и тут ему решили подстроить засаду, пихая стул ему под ноги. Ничего не оставалось, кроме как сделать резкое колесо, минуя эту "подсечку" и тут же врезать негодяю тростью со всей дури по морде.
Шаг за шагом, Лебо приближался к выходу, по крайней мере, двигался в том направлении. А бортик стойки уже уходил за угол, поэтому пришлось спрыгнуть вниз.
- Эй там! Может вместо того, что б к леди приставать, будете мужиками и померяетесь силой со мной? - подозвал к себе отвлеченных на незнакомку мужланов.
Путь к выходу, прямо у дверей, заслоняли двое бугаев, а впереди ещё была целая свора ребят в основном чуть поменьше. Надо было как-то пробить себе путь. И опять без карт, черт возьми, ведь!
Лебо взмахнул своей тростью-кием в руках на все 360 градусов, пытаясь оттолкнуть стоящих впереди драчунов, и резким движением отскочил к выходу, ещё один прыжок и он уже в полете летит прямиком на одного из тех верзил. Стоящий слева успевает поймать трость кия и та трескается в его руках, но чего он не успел остановить это физической инерции, потому что следом за тростью следовал удар с ноги прямо в висок, которым Лебо таки удается свалить одного и чуть толкнуть другого. Оставшись с треснутой палочкой, Гамбит приземляется на ноги и смотрит в лицо второму бугаю. Глянув с разочарованием на обломанный кусок кия, Гамбит ухватил его крепче, касаясь пальцами самого материала.
- Убери свою волшебную палочку в сторону, пока я...
Кий как раз начал светиться и блестеть, словно это и правда была какая-то волшебная палочка, а не просто кусок дерева.
- Лови! - перебил его Гамбит, кидая кий прямо в руки мужика, пока его напарник слева поднимался.
Заряд был не слишком сильный - только что б стукнуло хорошенько и оглушило, как раз должно было хватить. Кусок кия начал пурпурно сверкать и издавать не сильно приятный скрежет по нарастающей, прежде чем рвануть прямо в руках чувака, не понимающего что происходит.
Гамбит развернулся назад - в центр бара, откуда к нему приближалась основная часть хлопцев. "Ну и что с вами делать?" - думал про себя Лебо, уклоняясь и пропуская к двум бугаям ещё одного побежавшего с криком чувака, чуть не вломившегося в поднимающегося мужика. Следом следовали другие, но тут позади прозвенел взрыв. Небольшой, но достаточный, чтобы свалить сразу трое мужиков. И розово-фиолетовая дымка охватила место возле двери. Как раз туда и юркнул Гамбит, выходя на улицу. Пользуясь замешательством толпы внутри и дымкой, которая перекрывала видимость, Лебо тут же вытащил сразу шесть карт из своего кармана внутри, ехидно улыбаясь. "Уж я вас встречу ароматом роял флэша!" - подумал про себя креол, заряжая все карты в двух руках, в каждой по три, и сбрасывая прямо на асфальт чуть поодаль от входа.
- Вы там заснули или что?! - крикнул Реми, отступая назад на улицу, - я сейчас свалю и оставлю вас с носом!
Дымка как раз рассеивалась, а изнутри начали выскакивать один за другим драчуны, которым ещё хотелось получить по полной. "Ну, сейчас им влетит по самое первое число..." - подумал Гамбит, подманивая их к себе рукой наружу и отступая назад, - "четыре, три... два..."

Отредактировано Remy LeBeau (2020-05-11 23:17:36)

+1

7

Не сказать, что Джессика рассчитывала на социальную ответственность, благородство и хорошее воспитание этих ребят, когда предложила им — в очередной раз, между прочим, что говорило об ее простом желании жить в относительном мире, как бы там ни думали — но такого единения душ в направлении активных физических действий не ожидала. Она куда больше рассчитывала на то, что любезные господа сообразят, какой плохой идеей было злить человека, способного одним ударом перелить хребет, однако не сложилось.
- Да что она нам сделает, парни? - фыркнул один. Бритая черепушка отражала тусклый свет бара словно полированная столешница.
- Так она же, вроде, того…. Ну… из этих, - неуверенно протянул другой господин, вертя запястьем с разбитой бутылкой.
- Да гонишь-то зачем? Ты каждую похожую девку будешь за бабу из новостей принимать?

Джессика закатила глаза. Она никогда не хотела быть известной и презирала свое звание героини больше всего на свете, но пресвятые виски, как бы ей хотелось, чтобы в этот раз слава сработала в ее пользу и тонко намекнула о том, что пора бы вернуть свои задницы на стулья и продолжить пить!..

Видимо, ее выражение лица стало последней каплей, убившей слона терпения. Джентльмены чего угодно, но явно не прерий и не удачи, потопали к ней со всей решимостью стада носорогов. Один из них, не теряя времени, решил замахнуться стулом. Джессика резко присела и резко подняла кулак — костяшки оцарапало торчащим гвоздем, нервы под тонкой кожей возмущенно отозвались болью, но сам стул поднялся под самый потолок.
Она отскочила назад, упираясь в тяжело дышащую тушку за собой. Стул ударился о потолок и полетел обратно. Как раз на голову местного варвара.
- Твою… - вскрикнул он. Колени типа уперлись в пол, руки уперлись в пол. Джессика быстрым шагом оказалась перед ним, схватила стул за спинку и врезала им со всей силы по выгнутой спине. Благородный господин согнулся еще сильнее и выругался потоком нецензурной брани.
- Лучше бы ты тоже принял, - сказала Джессика и пнула его в сторону. - Кто еще хочет?

На удивление, захотела добрая половина тех, которая не была занята фехтовальщиком на стойке. Вторая половина благоразумно изобразила очень важные дела и отошла подальше. Краем глаза Джессика заметила, как они подхватили всех, кто успел попасть под ее удар, и потащить их в сторону дверей.
Но долго смотреть ей не дали все равно. Особо смелые — или нетрезвые, что в этой ситуации было одним и тем же — уже кинулись вперед. Первого Джессика схватила за грудки, сжала футболку на зарождающемся пузе, развернулась и швырнула в сторону, где еще недавно лежал его коллега. Следующий получил удар в солнечное сплетение — не особо сильный, но достаточный, чтобы отлететь на пару шагов назад, закашляться и упасть на колени, хватая губами воздух.

Джессика уже готовилась врезать третьему типу, как виновник всего этого безобразия спрыгнул со стойки и решил поиграть в защитника.
- Ты здесь видишь леди? - фыркнула громко Джессика. - Лучше бы видел мирный выход из ситуации!
Она без особого угрызения совести схватила за руку решившего ее ударить типа и толкнула его в сторону. Стулья разлетелись во все стороны, дрогнула стойка, но остальное осталось в целости и сохранности. В этот раз Джессика старалась не особо свирепствовать — ей все еще хотелось иметь место, куда ее пускают выпить, а не закрывают двери, стоит ей только показаться рядом.

Пока она занималась гуманной версией физического воспитания — ради будущего виски, разумеется — мошенник не терял времени зря. Он успел в лучшем подражании акробатам оказаться у дверей, что, по мнению женщины, ему следовало сделать еще в самом начале, и…

Твою мать! Это, что, светящаяся палка?

О нет. Нет, нет, нет и еще раз нет. С мутантами Джессика не связывалась. Она не горела желанием становиться частью клуба под предводительством лысого деда, быть борцом за что-то там как будто бы очень важное и вообще сражаться на какой-либо стороне в местных специальных Олимпиадах. Ее жизнь, пусть и была тем еще дерьмом, устраивала женщину полностью — абсолютно нормальная, относительно спокойная и не приносящая проблем, кроме дохлого сукиного сына и злых клиентов.
Внезапная помощь мутантам в это расписание совершенно не входила. От слова совсем не входила.

- А ну прочь со своими штучками! - заорал неожиданно бармен, когда чудо-палочка взорвалась. - Устраивайте этот цирк в другом месте!
Бугаи особо не прониклись суровым взглядом тощего пацана в клетчатой рубашке, но желание отомстить сыграло в них злую шутку и заставило мчаться сквозь розово-фиолетовый дым. Джессика посмотрела им вслед и оглядела бар. Прижавшиеся к стенам посетители, которым не повезло выбраться, посмотрели на нее в ответ.
- И это… - уже чуть спокойнее сказал бармен. - Вам тоже лучше уйти. Сами понимаете, ваше присутствие…
- Тебе потом придет счет за ущерб, - прозвучал знакомый женский голос. - Без обид, но ты тоже устроила тут погром.

Джессика чертыхнулась себе под нос и направилась к выходу. Судя по громкому грохоту за дверями, последние жертвы как раз упали на асфальт и растеряли последний боевой дух. Возле входа она сняла с вешалки кожаную куртку, надела ее и спрятала руки в карманы.
- Да уж, спасибо, - с мрачным сарказмом заметила Джессика. - Как бы я жила без штрафа и разборок с полицией и страховыми - даже не знаю.

+1

8

Когда двери открылись, а Гамбит был занят обтряхиванием куртки от пыли и в частности с плеч, наружу вышла девушка. Нельзя сказать, что он не был ей благодарен, так как она все-таки приняла участие по большей части на его стороне, нежели против. В конце концов, она могла не вмешиваться вообще и тихонько стоять в сторонке, вместо этого она выступила. Была ли такая у неё черта характера или же она просто так выражала свой образ - это было не так уж существенно. Лебо выпрямился, осматривая её и пытаясь вспомнить её из тех кусочков новостей, которые попадались ему в глаза. В отличие от более сознательных Людей Икс, креол был несколько менее серьезен в вопросах политики и не рылся глубоко в том, чтобы разобраться в том, о чем говорили по телевизору. В основном если ему нужна была информация, то он больше полагался на людей, которым мог доверять, нежели СМИ, зная более чем достаточно, что там информация часто искажается, не говоря о том, что та информация что дается - это именно то, что нужно, чтобы люди воспринимали, не более и не менее.
Ну а пока ему более чем хватало ощущения того, что леди, которая не желала называться леди, была не в духе. И этого было уже более, чем достаточно, чтобы поджать хвост.
- Pardon, mademoiselle, - ответил своей новой знакомой Гамбит, переступая через тела лишенных без сознания мужчин, - за причиненные неудобства.
Он не стал говорить ту мысль, которая ему лезла в голову прямо сейчас - она могла не вмешиваться, и все было бы для неё спокойно. Ему казалось, что если бы она не хотела конфликта, то и не напоролась на него. По крайней мере, она-то была уж точно в этой всей ссоре третьим лицом, а следовательно ей было необязательно вмешиваться. Однако её колкая реплика то раз, то два видимо выбесили гостей заведения, и она уже просто попалась под горячую руку. Хотя по итогу это было ошибкой с их стороны.
- Могу ли я как-то сгладить свою вину? В конце концов, насчет штрафа можете не беспокоиться. Я все-таки виновник этого дела, так что вашу часть штрафа на себя.
На деле это было явно хитростью, потому что он более чем знал, что на него лично никакая полиция не выйдет. А если даже и выйдет, то это будет тоже ошибкой с их стороны. А вот девушке - девушке мог и прилететь штраф, так что если она как минимум законопослушная, то явно проблемы будут точно.
- Ну, или хотя бы могу угостить в другом баре, oui?
Креол оглянулся ещё раз на лежавших уже позади него ребят, и на лице возникла легкая ухмылка - он подумал, что мог положить на них куртку и таким образом позволить девушке перейти через них. Прям как в рыцарские времена. От того и была ухмылка - это был бы уже явный перебор, хотя тогда он точно бы заставил её усомниться либо в своей адекватности, либо же в том, что он был из настоящего времени. Но скорее, первое. А когда-то подобный жест был просто признаком хорошего тона! Ну, почти подобный - тогда это касалось переходов через лужи и грязь, хотя этих мордоворотов можно было счесть грязью, да.
- Не все так уж плохо, в конце концов. Во всем есть свой просвет - бар все равно не стоил того, чтобы там сидеть. И публика там - настоящее сборище грязных ублюдков. Не стоит того, да...
Гамбит наклонил голову чуть на бок, вспоминая, что он все ещё не представился, хотя уже сказал столько лишнего, что вряд ли уже был контекст, под который можно было впихнуть свое имя где-то теперь. Все же придется постараться, тем более, надо убедить девушку сменить гнев на милость.
- Так что, может быть, мсье Реми Лебо может что-то предложить стоящее, нежели подобное заведение? У меня найдется парочка вариантов, в зависимости от того, что нужно. В конце концов у меня только две руки, но от маленького волшебства ещё мало, кто отказывался.
Он приподнял обе руки вверх, подергивая своими пальцами. Заметила ли девушка, что он сделал с тем кием или нет, надо было выкручиваться уже как-нибудь. Мало ли, кем она была, поскольку Гамбит был явно не в курсе.

Отредактировано Remy LeBeau (2020-05-11 23:16:18)

0

9

Джессика, возможно, была бы впечатлена набором джентльмена для бедных, но она была не в настроении изображать любезность. Злость от потери потенциального местечка для пятничных — и субботних, и воскресных, и прочих дней недели — попыток утопиться в алкоголе жгла похлеще, чем какая-то из пролитых на уроке химии кислот.

Она наклонила голову в сторону и прищурилась, вглядываясь в лицо мошенника. Повидать разных по степени подлости типов ей в Адской кухне удалось, и хотя по ряду критериев он подходил под некоторых их классификации, в данном конкретном случае никакого подвоха Джессика не видела. Ее и в самом деле хотели пригласить в бар — не для того, чтобы нанять на работу, предложить сомнительное дело, уложить в постель или раскрутить на выпивку.

Ладно, последнее можно было оспорить, но в первых трех пунктах женщина была уверена. Однако она не была уверена в том, пользоваться ли таким щедрым предложением. В том, что мошенник — мутант, Джессика нисколько не сомневалась — она же не слепая, в самом деле, да и не склонна к галлюцинациям на фоне пары стаканов виски — а с мутантами у нее был разговор короткий. Если точнее, то совсем никакого разговора не было.

Женщина предпочитала не особо вмешиваться в дела всяких героев, объединений, организаций и всей прочей шушеры. В ее жизни и без того хватало проблем, чтобы потом разбираться с грызней этих товарищей.
- Не пудри мне мозги. Единственное, как ты можешь заплатить мой штраф — это передать мне сумму налом. Но я сомневаюсь, что ты решишь мне оставить свой номер телефона, - усмехнулась Джессика. Сама она не особо скрывала свои способности и свою личность, но знала, что другие относились к этому вопросу куда трепетнее.
И правильно делали. Однако выплате штрафов за других это нисколько не способствовало.

- Как мило побеспокоиться о моем окружении… - продолжила она все тем же тоном. Как будто сама Джессика не принадлежала к этому сборищу ублюдков, право: посмотреть только на то, что она делала в своей погоне за этих ублюдков; учесть, сколько жизней погубила, исполняя его приказы; а ведь до этого отнюдь не отличалась характером Матери Терезы, которая, кстати, была той еще тварью.

Отрубленная голова  Рубена и призрак Хоуп Шлоттман прекрасно доказывают сей простой факт.

Так что здесь мошенник ошибался. Джессике было самое место среди контингента бара и в нем самом, пусть даже от тематики вестерна и тянуло блевать в их же туалете. Хотя что ожидать от двух минут знакомства, если не вежливых плясок ни о чем?
Она фыркнула и закатила глаза, выпрямляя голову. То, что ее скромная тушка нисколько не волновала нового знакомого, было очевидно. Однако делать различные намеки явно вошло у него в привычку или просто являлось пунктом внутреннего списка по бытию джентльменом — какой именно из двух вариантов, Джессику не особо интересовало.

Что ее интересовало, так это вопрос, стоило ли куда-то идти с этим типом — конечно же, нет — и какие рекомендации у него имелись.
- Тогда расскажи, куда же мне стоит зайти выпить, по твоему мнению. А я тебе скажу, из скольки мест из тобой предложенных меня еще не выпнули, - чуть веселее, но не менее раздраженно произнесла женщина и начала отходить дальше от выхода, перешагивая через тела. Наверное, перед уходом придется вызвать им скорую. Добавлять новый рефрен к голосам совести, стоящим на повторе, не особо-то и хотелось.

+1

10

Спорить с дамой - это нонсенс. Реми малость загрустил, слушая, как она просто разбивает все его попытки как-то сгладить свою вину перед ней - так что уже и улыбка куда-то мимолетная прошла. Что ж, телепатией он не обладал, чтобы убедить бармена, что девушка тут ни при чем и её следует оставить в покое.
- Лет двадцать назад я бы даже чек выписал, но это уже не в моде... Я работаю в серьезной конторе, так что мы перебросить можем необходимую сумму в два счета, - ответил Гамбит, потянувшись в карман своей куртки и доставая карту.
Нет, это была не игральная карта, а визитка, которую он зажимал двумя пальцами в своей манере. На карточке было написано красивым курсивом «Школа для одаренных детей» с телефонами и адресом в Сан-Франциско, а от руки уже был дописан прямой телефон Лебо.
- Что, все настолько плохо? - спросил Гамбит по поводу заведения, куда он мог её пригласить, чуть даже прищурившись.
Девушка не создавала впечатление чисто внешне какой-то мега-крутой боксерши, хотя судя по её возмущенному настроению и тому, как ей все-таки удалось выйти из бара невредимой говорило об обратном. Кажется, что она не шутила. И Гамбит даже немного ощутил какую-то жалость, но тут же возник вопрос, что если это было её последнее место, где она могла расслабиться и так дорожила этим, то почему она вмешалась в конфликт?
- Хорошо, я сейчас попробую что-то выдумать... Я быстро.
Лебо чуть поправил свою шляпу на голове и двинулся обратно в бар. Это было, конечно, не самой лучшей идеей, потому что он понимал, что ему-то там точно не будут рады - гораздо больше, чем девушке, оставшейся снаружи. Но он уговаривал себя тем, что это не займет много времени. Впрочем, у него был некоторый план, раз уж на то пошло.
Стоило ему приоткрыть двери, как он оказался вновь всеобщим центром внимания. Кроме того, что оставшиеся гости бара чуть сжались, увидев его, а ряд других уже даже поднялся, вновь готовый броситься в драку, бармен и вовсе завопил:
- Что, мало?! Ещё решил добавить бардака?!
Стоило ли говорить, что служащие тоже были не особо рады возвращению картежника? Они сейчас вовсю были заняты уборкой.
- Non, - приподняв обе руки, произнес креол, - я вернулся, чтобы выплатить часть штрафа. Правда, не за себя, а за мадмуазель. Она тут ни причем и просто получилось дурное стечение обстоятельств.
Он не особо тянул и сразу вытащил из кармана куртки кошелек, вытаскивая оттуда триста долларов, передав их бармену.
- Это за бардак. Так что надеюсь, с ней вопрос будет решен и забыт. А за себя... Я вообще не здешний, поэтому запишите адрес и имя, что б выписать потом штраф.
Бармен немного остепенился, выдохнул, хоть и выглядел грозно, вытащив телефон и начал записывать под диктовку адрес Сан-Франциско, правда, имя Реми назвал совсем не свое, а Логана. Пусть сам выкручивается, что тут делал директор Школы в Нью-Йорке третьего июля накануне праздника Дня Независимости.
- Merci, все, ухожу-ухожу! - сказал Лебо, поторапливаясь к выходу и думая над альтернативным вариантом для незнакомки.
Выдохнув, он направился к девушке и добавил:
- Я выплатил часть штрафа уже, так что... надеюсь, что вас впустят в следующий раз. Насчет альтернативы... Ривер-Кафэ? Там просто нереально потрясающие лимонные мадлены.
Он решил, что если уж её прям выталкивали, то вряд ли бы она пробовала зайти в слишком уж престижные места? Ресторан находился у Бруклинского моста с прекрасным видом на Манхэттан. Как говорится, если уж рискнуть чем-то, то идти до конца и играть по-крупному. Чего мелочиться? Правда, почему-то ему казалось, что незнакомка не особо была настроена на светский элитный ужин в конце дня.
- Либо, если мадмуазель не против чего-то экстравагантного, то можно даже сходить в Боулуд? Это возле Центрального парка...
В этот раз речь шла о французском ресторане, но это уже было на любителя кухни или тех, кто был готов попробовать что-то новое и необычное.
Почему Лебо не стал предлагать низкопробные бары - потому, что он и не хотел метить туда, где девушка была уверена, что её выпихивают. Зачем стрелять мимо туда, где знаешь, что промахнешься? Тогда уж бить лучше твердо-гнездовым да покрупнее.

Отредактировано Remy LeBeau (2020-05-11 23:15:30)

0

11

Джессика подозревала, о какой именно серьезной организации шла речь и поэтому — равно как и по сотне других причин — не собиралась давать никаких своих личных данных. Или, по крайней мере, сразу же после перевода закрыть счет в своем банке и перевести все деньги на другой или открыть чисто для перевода отдельный счет. Сотня-другая долларов в хозяйстве была весьма полезна, деньги не пахнут, виски не продают за красивые глаза, хроническая жадность, отсутствие совести — это можно называть по-разному, но результат оставался один.
- Скажем так: я люблю выпить и очень не люблю, когда мне как-либо мешают это сделать. С учетом того, что придурков в Адской кухне водится достаточно, результат немного предсказуем, - усмехнулась Джессика, забирая карточку. Ее глаза скользнули по номерам телефона с адресом перед тем, как женщина отложила в список дел их поиск по базам данных.

Видимо, джентльменство в крови мошенника все еще не думало сбавлять обороты: он невозмутимо отправился обратно, не забыв добавить, что все уладит. И Джессике следовало бы воспользоваться этим шансом, но она посмотрела на раскинувшихся под ночным небом Нью-Йорка людей и вздохнула, после чего задумчиво уставилась куда-то перед собой и вздохнула еще раз.
Триш ни за что ей не простит, если она оставит на произвол судьбы людей, которые нуждаются в помощи. Малкольм обязательно будет смотреть укоризненными глазами побитого щенка каждые пять минут и вспоминать в любой ситуации про кинутых бандитов. Вместо же они обязательно начнут говорить про какие-нибудь курсы управления гневом, вспоминать это ваше слово на букву «г», напишут о случившемся в газету, начнут обсуждение на радио...

На такое испытание Джессика была совсем не готова.
- Да пофиг, - пробурчала женщина себе под нос и потянулась за телефоном.

Она провела пальцем, торчащим из обрезанной перчатки, по экрану, набрала знакомый номер больницы и поднесла трубку к уху. Ждать не пришлось особо долго: спустя пару длинных гудков на другом конце раздался усталый женский голос.
- Скорая. Чем могу помочь?
- Была драка на на сорок четвертой улице. Бар… - Джессика сделала пару шагов вперед, переступая через чью-то руку, и подняла голову по направлению к вывеске. - Бар «Пиф-паф». Напротив… - она повернулась и посмотрела по сторонам в поисках… Ага! - Напротив того самого ресторана вокруг дерева.
- «Лето»? - переспросил голос.
- Да, - кивнула Джессика, хотя ее все равно бы никто, кроме лежащих звезд преступного мира не увидел. - Тут человек где-то семья точно, я думаю.
- Думаете? - в уставшем голосе появились ноты раздражения.
- Я не уверена, что некоторые не уползли куда-нибудь. Вижу я человек семь.
В трубке кто-то обреченно вздохнул. Послышался стук клавиш, резкий хлопок двери и отголоски сирен от карет скорой помощи.
- Ждите. Мы скоро будем.

Джессика выдавила вежливое — по своей версии — прощание и отбилась. После чего спрятала руку с телефоном в карман и застегнула молнию выше. На улицу не было холодно, но прохладный ветер забирался во все свободные щели и касался горячей после разминки кожи. Сколько еще ждать скорой оставалось неизвестным, поэтому стоять и мерзнуть женщина не собиралась.
Она перешагнула через руку обратно ко входу и оперлась о столб, который держал на себе крышу козырька над дверью. Сзади послышались шаги, а затем и начинающий становится знакомым голос мошенника.
- Ты уверен, что нас туда пустят без брони на столик, фокусник? - спросила Джессика насмешливо, но уже чуть мягче прежнего. Отсутствие убытков всегда приводило ее в более миролюбивое расположение духа. А предложение поесть за чужой счет — тем более. - Места-то дико популярные. Да и свалить мы пока не можем. За этими, - женщина кивнула в сторону лежащих тел, - должна скоро приехать скорая.

Джессика помолчала пару мгновений и спрятала вторую руку в карман.
- И спасибо за долг. Хотя это все равно частично твоя вина, но все равно ты бы мог свалить и спихнуть все на меня, так что... - она неловко пожала плечом. Даже до смерти своих родителей и брата у нее не получалось нормально благодарить. - Спасибо.
Джессика снова замолчала. От мутантов и в самом деле была целая куча проблем — она от этого не отказывалась и не собиралась ради одного исключения нарушать свое правило. Но если этот умник еще не догадался о том, что ее сила не относится к разряду обычных, то, возможно, стоит поберечь свой кошелек. Знает кто угодно всевидящий, что в нем слишком внезапно становится совсем негусто: настолько, что остается жить только на запасах лапши быстрого приготовления и паленом спирте, залитом в бутылки виски.

Наверное, ей следовало сказать еще что-то — что-то вроде предложения сходить в менее пафосное французское место возле Центрального парка — но вскоре послышались сирены скорой помощи. Джессика отлипла от столба и повела плечами.
- Осталось сдать их и можем пойти. Все еще уверен, что идти в дорогие рестораны — хорошая идея и не хочешь попытаться в более дешевую адаптацию?

+1

12

Вопрос девушки несколько озадачил Реми. Без брони пустят ли? Что ж, завтра бы точно не пустили, а вот сегодня вполне возможно. Гамбит задумался все же. Стоило ли позвонить?
- Ну, можно и забронировать сейчас или же положиться на мою удачу. Она меня ещё ни разу... - произнес Лебо, пока не услышал о словах про скорую, - не подводила.
Он озадачено теперь смотрел на семерых сваленных им ребят. По его предположениям болезненные эффекты пройдут через минут пятнадцать-двадцать, хотя если они хорошенько выпили, то может и больше. Создавалось ощущение, что девушка хоть и была малость грубой и резкой, но в ней таилась и хорошая сторона. Совесть? Жалость? К тем, помешал выпить сегодня.
Гамбит вздохнул - неужели стоило все так осложнять? Впрочем она уже казалась несколько мягче прежнего и поблагодарила за то, что он урегулировал ситуацию. Впрочем, говорить, что он спихнул все на Росомаху не стоило.
- Хм, да проехали. Не из-за тебя ж ведь драка началась. Ты-то тут при чем?
Вопрос был естественно риторическим. Гамбит не особо хотел мелькать перед скорой, хотя хорошо, что девушка не вызвала полицию - точно пришлось бы делать ноги. Но вообще, он хотел предложить ей прямо сейчас сбежать - пусть медики сами займутся делом и заберут этих отбросов. Ну ради чего за них так волноваться? Ну не умрут же, ну!
- Слушай, а давай просто оставим их, а скорая заберет и... - Реми не успел договорить, как услышал сирены, от чего аж закатил глаза, - ладно... В дешевые заведения? Ты хочешь, чтобы тебе опять помешали? Если да, то милости прошу, но мое предложение в силе. Ну и если в Боулуд не сильно хочется, то Ривер-Кафе откроет перед нами двери. Я там знаю администратора, столик нам найдут, гарантирую.
Машины скорой помощи подъехали довольно оперативно. Даже слишком уж, Лебо даже удивился, что не пришлось долго ждать их приезда. Машин было несколько, видимо девушка предупредила о количестве "пациентов" их госпиталя. Что ж, пожалуй, она поступила правильно, хотя сам бы Гамбит не заморачивался на этот счет. Медики вышли довольно быстро из своих машин и приступили к быстрому осмотру раненных. Они заметили Гамбита и его спутницу, но пока не особо придавали им значения, так как в первую очередь они приехали за другими.
- Что тут произошло? - спросил один из медиков, пока остальные готовили каталки, чтобы забрать людей.
Лебо чуть помялся, но быстро взял инициативу в свои руки, нагло приобняв свою спутницу за талию с боку и произнес:
- Я со своей девушкой отправились на свидание и заметили невероятное. Тут пробегал какой-то парень. Он выбежал из кафе, как смерч, а за ним выскочили вот эти вот les gars. Он выхватил какую-то пушку и выстрелил в их направлении. Только это было какое-то необычное ружье, он, кажется... Стрелял какой-то энергией что ли... Не знаю... Все было очень быстро. Он их завалил с нескольких выстрелов и убежал. Мы шли вон там, - сказал Гамбит, указывая в сторону перекрестка, видели со стороны все, но я сказал, что слишком опасно и лучше не идти сюда, - но ma cherie не удержалась - сказала, что люди, возможно, умирают и вызвала вас.
- А как он выглядел? Вы вызывали полицию?
- Ну, было темно, мы четко не разглядели... Кажется, он был низкого роста такой с необычной какой-то стрижкой. Но пушка была гигантская. Полицию мы пока не вызывали, так как он уже свалил, но я думаю, что Габи сделала верно позвонив вам.
- Хорошо. Мы свяжемся с полицией тогда сами. Как вас зовут? Они, возможно, захотят встретиться с вами.
- О, конечно. Одну минутку... - ответил Реми, доставая ещё одну визитку, правда, в этот раз другую и девушка могла это заметить, - Жан Бераж. Тут мой телефон и адрес в Новом Орлеане.
- Отлично. Спасибо, что позвонили, - сказал доктор, прежде чем развернулся и пошел помогать другим медикам погружать раненных.
- Да это все моя дорогая... Ну что, идем?
Ему так и хотелось сейчас задать ей вопрос "Ну что? Я крут, правда?", но пока не торопился с подобными комментариями по поводу ситуации.
- Так что? Ривер Кафе или Боулуд? Я думаю, нас там примут без проблем. И заведение престижнее, гораздо лучше, чем какой-то там Пиф-Паф!
В любом случае, надо было идти прочь, но к счастью пока они могли идти в том направлении, которое было в сторону обоих ресторанов. И Гамбит медленно отпустил девушку, убрав руку с её талии. Он надеялся, что это как-то было бы более правдоподобно с учетом всей легенды, которую он выдумал на ходу - добавляло какой-то небольшой акцент и подлинность всему сказанному.
- Да и... Как тебя зовут? - чуть шепотом произнес Лебо, - а то явно тебя зовут не Габриэлла, правда ведь?
Имя-легенду он тоже придумал на ходу, хотя сложностей это у Гамбита не вызывало вовсе. Для Гамбита обман был его если не вторым, то третьим именем, поэтому он наловчился убедительно нести всякую чепуху и вызывать какой-то непревзойденный "аромат" человека, которого хотелось слушать, и которому можно было даже верить.

Отредактировано Remy LeBeau (2020-05-11 23:14:03)

+1

13

Джессика посмотрела на своего нового знакомого без особо восторга и вздохнула. Она привыкла быть человеком без совести и стыда, однако в роли ответственной сознательной гражданки еще никогда не была — и не могла сказать, что ей это нравилось. Ответственность и ее персона шли параллельными путями и было бы неплохо, если бы так и оставалось. 

Она собиралась отделаться от медиков быстрыми объяснениями и приступить к куда более важным вопросам, но совершенно неожиданно обнаружила чужую ладонь на своей талии. И сразу же — как и всегда, как и везде…

- Улыбнись, Джессика, - прозвучал в ушах британский акцент.
Потертые стены, блестящие стены карет скорой помощи и даже лица врачей приобрели фиолетовый оттенок.
По телу прошлась ледяная волна оцепенения.
Влажные от пота холодные пальцы задрожали.
В ушах загудела кровь.
В груди застучало часто, отдавая в горло и разбивая ребра, сердце.
За рестораном она могла увидеть знакомую худощавую фигуру в темном пальто.

Джессика снова была в плену. Как была до этого в плену чужих команд, только вместо голоса, похожего на хрип постоянно простуженного, мучителем была ее собственная голова. Ее собственная тупая голова — она знала, что в этом не вины ее головы, это всего лишь продукт эволюции — с ее собственными тупыми воспоминаниями, которые один сеанс за пятьдесят баксов; но легче от этого ей нисколько не становилось.

Она хотела оказаться одной. Она хотела убраться отсюда как можно быстрее. Она хотела чертов виски, спирт, выдаваемый за виски или даже блядскую незамерзайку. Но вместо всего этого продолжала стоять, как вкопанная — выдернутая из мира, омываемая неразличимыми словами и смутными силуэтами вокруг.

Как именно среди них получилось сдержаться — не сорваться, не заорать, не сжаться в комок, перечисляя улицы, которые уже все равно не спасали — Джессика не знала. Она чувствовала, как ее ноги касались земли, как натягивались на коленках джинсы и как ветер забирался в прорези рукавов, однако все отказывалось по-прежнему складываться в единую картинку.

Худощавая фигура в пальто шла шаг в шаг с ней по параллельной улице и скалит желтоватые зубы.
- Ну же, - протянул все тот британский акцент. - Улыбнись. Тебе очень идет, ты знаешь?
Фиолетовая тень на мире становилась все гуще. Чернота неба над головой наливалась густым пурпурным заревом.

Джессика остановилась. Она сделала глубокий вдох и медленный выход, повторила их пару раз. Дрожащая рука потянулась к внутреннему карму куртки, где лежала запасная фляга с виски: алкоголь всегда ей помогал в подобных случаях и поэтому женщина взяла за привычку носить его с собой; в конце концов, кто-то таскает с собой таблетки от тревожности, а кто-то потребляет лекарство с высоким содержанием спирта в жидкой форме.
Глоток ободрал горло и язык дешевым вкусом. Этого ощущения оказалось достаточно, чтобы обратную сторону глаз обожгло колким жаром. Выступившие на глаза слезы начали смывать фиолетовую дымку — худощавая фигура превратилась в мутное пятно и растаяла, словно ее ноги никогда не касались асфальта.

Джессика с облегчением выдохнула и посмотрела по сторонам. Она знала эту дорогу — она вела к перекрестку, где открывала свой рот станция метро и постоянно сновали таксисты. Новый знакомый все еще был неподалеку, то ли обеспокоенный ее состоянием, то ли не заметивший ничего необычного, то ли вовсе собирающийся поступить как последний мудак и…

Она сжала пальцы на стали фляги. Стенка тут же начала сгибаться, оставляя вмятины.
Нет. Больше никаких мыслей об этом. Никаких.

- Не трогай меня без предупреждения, - больше с усталостью, чем злобой, произнесла Джессика. - Не смей никогда этого делать, иначе сам отправишься на скорой вместе с теми идиотами. И поверь мне, я не шучу.
Она вдохнула воздух еще раз, ощущая запахи смога и летнего тепла. Дрожь с каждой новой дозой кислорода вибрировала все сильнее. Но сердце начинало потихоньку усмирять свой ритм, а ледяной холод оцепенения медленно уходил из ее костей. Сквозь обрывки прошлого Джессика смогла уловить голоса с вопросами.
- Мне все равно, как ты будешь меня звать. Если нравится Габи, то зови Габи, - она старалась пожать плечом безразлично, однако вышло у нее слишком нервно. Что ж, по крайне мере, была сделана хоть какая-то попытка. - Можешь выбрать любое, даже самое тупое имя, если быстрее отведешь меня в свое хорошее место и закажешь ужин. Сейчас я очень и очень голодна.

Отредактировано Jessica Jones (2020-05-11 18:41:47)

+1

14

Зато трудности по сближению и налаживанию контактов вызывали у Гамбита некоторый ступор - привыкший к тому, что перед ним обычно все двери открыты, он не понимал порой, почему у него не получается наладить общение. А если речь шла о лицах женского пола - то тем паче. Так и сейчас он оказался в некотором ступоре. Это произошло уже под самый финал. Пока он нес всякую чушь медикам, то заметил какую-то скованность и напряжение девушки. Ну, кроме того, что она ему не подыгрывала практически никак. Ну а резкое условие не прикасаться к ней вызвало у него целый букет и эмоций, и воспоминаний.
Лебо не привык вообще к отказам - это, пожалуй, было сродни удару между ног в причинное место. Только удар приходился не по болевой точке, а по эго что ли, как и мужскому достоинству. Возмущение? Да, возмущение, даже некоторая оскорбленность. Было просто очень неприятно знать, что ты не нравишься ну или хотя бы не вызываешь малейшей симпатии. Хоть он и считал, что все-таки виноват перед незнакомкой, он не считал, что прям вот стоило аж терпеть грубость. Было не очень приятно.
Но всему была и обратная сторона. Бывали разные обстоятельства у разных людей. У каждого были свои мухи в голове и одному Ксавьеру известно, что испытывает человек в тех или иных условиях. Кто-то боится темноты, кто-то боится насекомых, кого-то пугают какие-то звуки... А кого-то пугают и напрягают прикосновения. Говоря о прикосновениях нельзя было не упомянуть Шельму, которая действительно не могла позволять ни себе к кому-либо прикасаться, ни другим трогать её... Злиться за это на неё он же не будет? Нет, конечно. Да и на людей, которые чего-то боялись или что-то переживали тяжелое - тоже. Хотя могло быть и другое объяснение - она знала о мутантах, то может она относилась к тем, кто их недолюбливает? Возможно. Но тогда бы не соглашалась на ресторан.
Как бы там ни было, Лебо чуть ли не среагировал на её слова, словно ошпарился об горячую плиту, отступая на шаг в сторону.
- Ладно-ладно..! Mon Dieu... Я ж вообще это ради правдоподобности сделал, - начал объясняться Реми, посматривая краем глаза то на неё, то на флягу в её руке, - я надеялся, что подыграешь...
Завершающий аккорд с именем был, правда, уже добивающим точно. Он не считал, что вопросом о том, как её зовут, мог обидеть или как-то задеть. Неподалеку от кафе "пиф-паф" в пределах квартала стала его машина, но он уже даже боялся предложить вариант подвезти её до ресторана - вдруг она и на это как-то среагирует слишком уж агрессивно? Поэтому он уже и не стал ничего на тему имени. Но больше всего его ставило в тупик то, что ему не только то, что ни одна женщина не отказывала в том, чтобы представиться в ответ, ему не представлялся ни один случай, в котором бы мужчина давал такой суровый отпор. Ну, кроме разве что Логана и Крида. С остальными как-то удавалось установить цивильный контакт. А здесь - хоть тресни, а ни в какую.
Короче говоря, Лебо шел всю оставшуюся дорогу молча, не став уже третий раз спрашивать, какой ресторан или кухню предпочтет незнакомка. Раз не желает ни на что отвечать, то выберет сам, в надежде что это не вызовет отпора. Выбор Реми остановился на Боулуде - чисто из соображений удобства и легкого выхода на тот случай, если что-то пойдет не так. С Ривер Кафе придется выходить по трапу, потому что сам ресторан был на корабле. Особо крутым пловцом Лебо себя не считал, так что лучше ощущать под ногами твердую землю, а точнее покрытие.
Они прошли несколько ускоренным шагом в сторону ресторана, и уже даже издалека можно было заметить вывеску «Cafe Boulud». Вся летняя веранда была занята посетителями, а снаружи уже расхаживали официанты, разнося блюда на подносах, накрытые клошами. Даже с улицы слышны были ароматные запахи французской кухни. Дверь перед парой открыл дворецкий, стоящий снаружи, а Реми пропустил вперед девушку, а затем зашел и сам.
Сразу на входе их ожидал официант со списком, который располагался на тоненькой подставке. Все официанты были одеты в летние бело-черные костюмы, но внутри был очень красивый яркий зал мягких бежевых цветов. Столики с белыми скатертями были украшены букетами цветов в центре, стулья были черными с красными сидениями. Первый зал напоминал зал в зале, так как посредине были красивые колонны, формирующие арки, проходя под которыми по двум ступенькам вниз оказываешься в самом центре зала. В арках располагались белые букеты цветов, а в углах пышные зеленые растения. Сверху свисали круглые люстры, а вдоль стен висели красивые желтые лампочки. Также на стенах висели картины. Впрочем, большая часть столиков были на четверых и лишь несколько столиков вдоль внешнего зала были двухместными.
Официант-юноша, заприметив первой даму, сразу обратился к ней:
- Bonjour. Свободных мест нет. У вас заказано, мадмуазель..?
Его строгий и почтенный вид тут же сменился широкой улыбкой, когда он увидел Реми Лебо, следующего за девушкой.
- Monsieur LeBeau, bon retour!
- Bonjour, Michel. Y a-t-il des places gratuites?
Мишель тут же сконфузился, но улыбка с лица не пропала.
- Pardon, mademoiselle, я не знал, что вы с Лебо. Monsieur наш постоянный посетитель. Для вас мы обязательно найдем место. Etes-vous deux?
- Oui, где-нибудь, что б не сильно жарко только.
Мишель понимающе кивнул, оглядываясь вокруг, после чего повел пару за собой. Впрочем, в ресторане было довольно приятно прохладно - не то, что снаружи посреди лета. Кондиционеры успешно охлаждали помещение. Внутри играла музыка из известного фильма «Шембургские зонтики» - классика одним словом. А Мишель продолжал идти впереди Реми и его новой знакомой, заводя их во второй зал.
Второй зал освещался не таким ярким светом, а более тусклым, создавая цвет более пастельных тонов. Кроме круглых люстр и небольших ламп вдоль стен, здесь тоже свисали картины, а вдоль краев располагались диваны для гостей, у которых стояли столики. Также столики находились и в центре зала. Большая часть столиков и тут были заняты, кроме буквально считанных мест. Здесь букеты были были не с белыми цветами, а красными розами. Мишель провел пару к столику, который находился возле окна, за которым открывался красивый вид на Верхний Ист Сайд. Таких мест в зале было немного вообще, а это было ещё и свободным.
Реми не стал говорить, что по большей части всегда занимал этот столик - так уж сложилось у него. Мишель тут же положил паре меню и карту вин.
- Merci, Michel, - поблагодарил парня Реми, после чего тот удалился.
Сам Реми глянул на меню одним глазком, ради того, чтобы убедиться, что с последнего его визита ничего не поменялось существенно, кроме сезонного блюда и блюда от шэфа. Сам же креол закинул ногу на ногу, а руку - на спинку своего стула, шевеля губами под такт песни и слегка покачивая головой. Песня была действительно очень красивой - в ней речь шла естественно о любви. Если даже пройдет лето тысячу раз, она будет ждать, пока он не вернется, пока не обнимет, пока не услышит его вдох, где бы он ни был, куда бы ни шел, каждый день он будет помнить, как она любит его, а в сердце будет верить, что она знает сердцем, что будет вечность будет ждать его. Если, конечно, не брать в учет печаль из фильма-мюзикла, то музыка и слова были очень чувственными и трогали Реми за душу.
В меню было много разных блюд – салаты и овощные блюда (нисуаз, рататуй, касуле), супы (жульен, луковый суп), мясные блюда (петух в вине, утиные рийеты), пироги и запеканки (киш Лорен, тартифлет), десерты (клафути, блинчики Сюзетт, безе) и многое другого.
Через несколько минут к их столику подошла официанта с золотистыми локонами, которые ниспадали на её костюм и, приготовив свой блокнот, приготовилась записывать закат.
- Добрый вечер. Готовы сделать заказ?
Лебо не знал готова ли его спутница, но развернул руку в её направлении, как бы намекая, что она может заказывать, а сам будет вторым.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [03.07.2017] Кто друг, кто враг, кто так...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC