ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [05.06.2012] протяни руку помощи


[05.06.2012] протяни руку помощи

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[epi]ПРОТЯНИ РУКУ ПОМОЩИ 5.06.2012
Maria Hill and Alexey Shostakov
http://forumuploads.ru/uploads/0018/aa/28/768/t65298.gif http://forumuploads.ru/uploads/0018/aa/28/768/t39291.gif

Агент Хилл отправляется в Мадрипур по делам службы. По данным разведки, в Мадрипуре скрывается враг государства. Операция по поимке преступника срывается и Мария попадает в плен к террористам. Последние же применяют жёсткие методы пыток, что бы расколоть агента Щит и выведать нужную информацию.
Шостаков  находившись так же в Мадрипуре по заданию Дарк Рум, через свои источники узнает о поимке американского шпиона и решает выяснить, кто же это.
NB! Кровь и мясо[/epi]

Отредактировано Alexey Shostakov (2020-01-16 15:17:48)

+1

2

Она не знала, какое сейчас время суток, день недели, тем более, час. Всё это перемешалось и растянулось в нечто абсолютно однотонное. Менялись лишь места. Мелкая камера, вернее, сырой подвал сменялся каким-то кабинетом выше по коридору, затем обратно подвалом и так по замкнутому кругу.
Анализировать, как получилось, что отдел планирования специальных операций ЩИТа сел в лужу, не получалось, да и не являлось первоочередной задачей. Куда важнее было выжить, разумеется, не выдав всех познаний в области политики безопасности страны, что являлось крайне трудно.
Террористы были весьма изобретательны  и в то же время до ужаса предсказуемы, впрочем, на эффективности это никак не отражалось, а пытки по сути своей из века в век не сильно-то менялись. Так что время для Хилл превратилось в вязкую субстанцию, а сознание болталось где-то поодаль.
Физической боли она уже не чувствовала, да и, что говорить, болевой порог у неё и до этого был высок, а навыки, полученные ещё в КМП на первых парах помогали. По крайней мере, уходить в подсознание, или путешествовать по воображению, забивать мозг чем угодно и абстрагироваться от банальных избиений это помогало, пока к ним не добавили воздействие на психику. И нет, дело даже не во всяких разномастных препаратах, а в самом банальном: не давай человеку спать, загони либо во мрак, либо в яркий свет, либо заставь принять неудобную позу и со временем это возымеет эффект. Потому что здесь упор на длительность.
Сколько длилось её заточение она уже не понимала, да и сориентироваться как-то по природным явлениям тоже не получалось, коридоры были мрачные, помещения не лучше, да стены всё привычнее отчеканивались на боках. По привычке Хилл лишь отмечала обозначенные для себя циклы: допрос-камера, правда, после пятого такого цикла, или десятого сбилась со счёта, слишком хаотично они длились.
А потом, в какой-то момент монотонные избиения и попытки покалечить прекратились, правда, уже до этого после первых допросов ей успешно сломали палец, и на смену им пришли более незаметные с виду. Утопление, удушение, электрошок… Да даже простая плеть, при должном умении заплечных дел мастера, следов практически не оставляла. Словом, на сей раз Хилл не только наблюдала, а ведь приходилось присутствовать за стеклом при допросах в ЦРУ и наблюдать, как там «кололи» террористов, но и на своей шкуре ощущала весь ассортимент способов добычи данных. И прекрасно понимала, что если скажет, станет трупом, а так хоть есть шанс, что её могут обменять, или выкупить.
Всё же правительство не сотрудничало с террористами официально, всем видом показывая, что с таким гадами договориться ни за какие деньги не получится. За кадром же, в кулуарах, проще было как раз пойти на переговоры. Да и сейчас… Хилл надеялась на Фьюри, больше по сути не на кого. Этот старый лис мог многое, порой казалось что он сам ничем не хуже того же Старка, или Кэпа, со своим козырем, или тузом в рукаве, а порой и с несколькими…
Только вот время шло, а ничего не менялось. Усталость брала своё, боль пробивала все выстроенные барьеры, психика начинала трещать по швам, казалось, ещё пара таких «продуктивных сессий», после которых Хилл волокли в подвал полуживую, и она расколется, но нет, зам. Фьюри держалась, цеплялась за пустоту и сама прекрасно понимала, долго это продлиться не может.
Да и не только она это понимала. Террористы тоже были не идиотами, видели состояние и, возможно, потирали ручки. По крайней мере, истязания усилились, перерывы между ними уменьшились. И всё равно результата не было. Разве что боль уже успела поселиться не только в мозгу, но и на подкорке этого самого мозга, она не давала спать, не давала перемещаться, не давала думать, заставляла бредить, выть, кусать губы и чуть ли не биться о стену.
– И что мы возимся? Правительство… не обменяет. Заявили… что такую не знают и что она не их.
– Ага не их… Американская сучка.
Диалог долетает обрывками, не сулит ничего хорошего. Очередной допрос продолжается какое-то время… На сей раз более жёсткий, с привычными избиениями, выбиваниями табурета, пинаниями.
Собственно, и фразы она слышит, лежа на полу, как после очередного еле слышного «нет» один из громил выбил табурет, а затем смачно заехал по рёбрам.
– Встать. – Рявкает вернувшийся, усаживается за стол, не видя никакой реакции, кивает громилам и те рывком поднимают Хилл.
Правда ноги не держат и стоит принять относительно вертикальное положение, тело начинает стремиться к горизонтальному и Мария буквально повисает, подхваченная под вывернутые и застёгнутые сзади наручниками руки. Плечо, успешно выбитое ещё даже до плена, когда она дралась в надежде вырваться из того, что может быть, отдаёт резкой болью, проходящей по всему позвоночнику, заставляющей буквально в неведомую букву изогнуться.
– Сколько её мурыжить, босс? Можем вновь дыхательную гимнастику устроить.
– В ближайшие пару часов не стоит. Нашёлся на неё желающий. Не свои, так чужие заберут с руками и ногами, верно, агент Хилл?
Ответом служил лишь стон и хриплый кашель после очередного удара под рёбра. По крайней мере, какие-то там часы будут передышкой.
Дальше Хилл помнит лишь, как её втолкнули на лестницу и в свою камеру она буквально скатилась куборем под конец долбанувшись головой о стену и вроде как её разбив. Когда голоса удаляются, Хилл проваливается в беспамятство.

Отредактировано Maria Hill (2020-01-17 13:37:16)

+1

3

2012 год.  Мир уже перевернулся с ног на голову после загадочных событий,  произошедших в Нью-Йорке. Атака из космоса,  нападение инопланетян,  вторжение в Нью-Йорк - и много других заголовок в мировых новостях и местных газетах не оставляли равнодушными каждого жителя Земли.  Серьезно?  Как такое может быть?  Да это всего лишь сказки!  Очередная американская чушь. Русские снова взялись за свое.  Много было разных,  противоречивые мнений и вопросы, ответы на которые люди искали где только угодно.  За то появились защитники Земли.  Мутант,  скандинавский полубог,  человек с большими деньгами и дорогими игрушками,  пара агентов из лучших спецслужб и многие другие,  что остались в тени.  Мир принял это и продолжил жить дальше,  затягивай старые раны.  Все таки время лечит,  пусть и не очень быстро.
Алексей уже начал привыкать к своей жизни в качестве сотрудника Темной Комнаты.  Он не сидел на одном месте (что в го возрасте противопоказано!),  и ему не то,  что бы нравилось,  но не давало уйти в депрессию,  а вместе с ней и в долгий запой.  Он не смог бы все время находиться в учебном центре Дарк Рум,  а бесконечные тренировки юных вдов в четырех стенах и вся эта колючая,  темная,  негативная атмосфера  секретного советского проекта быстро сведет с ума.  Поэтому задания,  на которые Леша часто выбирался 6а другой конец света,  были для него глотком свежего воздуха свободы.
Сереж тем,  как поспешить убить на очередную миссию,  полученную у Березиной, Шостаков всегда заглядывал на тренировку к Аве Орловой, несколько минут наблюдал за ней не своя глаз,  словно продался с ней,  по настоящнму,  каждый раз,  пытаясь запомнить ее как можно лучше.  На задано. С ним могло случиться всякое,  он это осознавал,  поэтому он так и делал.  Но наврядли Ава это замечала хоть раз.
     
Жаркий летний день в Марипуре означаллишь одно - кому то настучат по черепушке. Ничего удивительного для этого места, как и для местных обитателей. Шостаковича находился в стране преступности несколько дней. Его миссия заключалась в устранения одной преступности организации или скорее банды,  что мешала на деятельности Дарк Рум на мировом уровне.
Алексей был одет в белое поло с эмблемой слева на груди,  выполненой  в виде крокодила.  Джинсовые светлые шорты в объятьях стильного,  но не дорогого ремня и спортивные кроссовки марки Reebok, из под которых выглядывали белые носки. Неброзкий малоприметный летний гардероб позволял Леше бродить по улицам Мадрипура не привлекая особого внимания к своей персоне . На левой руке солидно смотрелись смарт часы,  которые по сути являлись замаскированным высокотехнологичным шпионским гаджетов,  всей функций которого Леша еще не знал. За этими  технологиями сложно было угнаться. Казалось,  еще вчера Гагарин полетел в космос,  а Армстронг сделал первый шаг на Луне; средствами массовой информации были газеты и радио.  Сейчас же Нью-Йорк атакуют инопланетяне,  про радио  и газеты почти забыли,  отдав предпочтение интернету и цветном ТВ.
Леша шел вдоль улицы,  пытаясь побороть жару палящего солнца. Не получилось.  От яркого света глаза защищали солнечные очки,  но вот в остальном солнце убивали своими лучами.  Сухой,  горячий воздух чуть ли не обжигал горло,  а капельки пота уверенно бежали струйками с вечера вниз по лицу.  Шостаков направлялся на площадь,  где была назначена встреча с его тнфориатоолм.  Все таки Дарк Рум не просто ЧОП,  а серьезна,  организация с глазами и ушами по всему миру. Преодолев пару кварталов,  в одном из которых Леша приобрел бутыль минеральной, до мурашек холодной  воды,  которая послов не надолго терпеть дарк, он вышел на улицу,  в конце которой видна та самая площадь.
"Наконец то", подумал про себя мужчина и тяжело выдохнул,  словно забрался на вершинеумогучий горы .вид площади вдали придал ё у 6овын силы и Леша не взирая,  на измученность жарой,  ускорит свой шаг,  устремившись к финишу. Начальство дало четкое представление об информаторе,  приложил его дело в папку с задантем.  Поэтому Шостаков, зная кого нужно искать, быстро пробежался глазами по всем людям и увидев нужного человека,  направился к нему. Это был мужчина в насквозь пропитанноц потом одежде и черным,  словно уголь лицом.  Настолько,  что в темноте его не сразу будет видно,  если только он не отходит свои белоснежные зубы в широкой улыбке Зовут его Люк.
- Есть еще кое-что,  - добавил Люк,  передавая папку с информацией Красному Стражу.
- Я слушаю.
- Есть здесь одна шайка террористов.  Фанатики.  Они тоже указаны в папке.  Так вот,  они искали клиента на экзотический товар.  О6и предлагают на продажу американскую шпионку.
- Шпионку?, - переспросила Леша.
- Да. Девку поймали около недели назад.  Если она еще жива,  то это не надолго. 
- Передай им,  что я хочу на нее взглянуть,  как покупатель.
Почему то Леша на ум приходила лишь одна америкснскся шпионка - Наталья Романова,  уроженка СССР.  Но вряд ли судьба решили свести их вновь таким образом. В любом случае эта информацию надлежало проверить.  Леша записал адрес и попрощался с Люком. 
     
    Солнце близилось к закатку.  После встречи с информатором,  Шостаков долго думал,  что же за девушка находилась в плену. Думал и вместе с этим готовился к встрече с террористами.  Обдумывал план действий,  готовил свое снаряжение.  Как только на улице начало смеркаться , Шостаков направился прямиком по адресу. Наряд Шостакова  изменился.  Тактические штаны,  больше похожи на армейские,  заправленные в высокие берцы. Черная майка и легкая свободная куртка,  под которой удобно прятать кобуру с пистолетом и парк метательных ножей.
Леша приехал пл адресу на арендованной машине.  Перед ним возвышалось двухэтажное здание. Мужчину уже ждали, поэтому после нажатием дверного звонка, его мгновенно пригласили внутрь и проводили в наблюдательный кабинет.
- Сколько вы хотите за неё?,- с ходу задаёт вопрос Леша, далеко не сразу, но все таки узнав в девушке знакомого человека. Знакомого не лично, но по информации, что была у Дарк Рум. Мария Хилл была не таким уж безизвестным человекам в их кругах.
- Сколько вы можете предложить?,- поинтересовался один из группировки.
Красный Страж не подает виду, что узнал в пленнице кого то ценного. Ибо в таком случае сделкам быстро станет тупиковой. Машу надлежало сейчас спасти. Будет очень жаль, если такой человек как она с широким спектром возможностей и огромным потенциалом (даже удивительно, почему штаты ну прислали за ней лучших спецов) сгинет с бренного мира таким жалким способом.
-Сколько…. Милая организация предлагает один миллион долларов переводом на банковский счёт. Это максимум за такой товар.
- И на что вам эта американская шлюха?
- Она будет отличной подопытной крысой, пока не сдохнет. Ей вроде не много осталось, - Леша остановил взгляд на экране, где транслировалась девушка, измученная, подавленная, в ранах и синяках. В душе появились сочувствие и тревога. Тревога за то, что вся эта затея обернётся ему неприятным местом или вовсе станет провальной и девушка умрет. Леша смотрел ещё немного на девушку и проговаривал по себя «Терпи. Ещё немного».

    На следующее утро Шостаков связывался со своим начальством и убедил дать в ссылку распоряжение один миллион долларов при условии, что в конце своего задания эта сумма увеличится раза в три. Березина доверяла Шостакову. Мужчина не бросался словами и давал свое слову лишь в том случае, если намеревается его сдержать. Березина понимала это и менее, чем через пол часа деньги поступили на счёт Лёши.
К полудню Шостаков уже совершил сделку. Его планом к камере девушки, находящееся в сыром подвале этого понимавшего здания. Террорист отворил амбарный замок на металлической двери и распахнув ее перед мужчиной, наигранным жестом пригласил Алексея внутрь. Нет после неодобрительного взгляда русского, ступил первым за порог сам. Все кандалы и оковы уже были сняты - риск пробега по обессилившей девушки стремился к нулю. Мужчина тихими шагами подкрался к будущей на холодном сыром полу Марии и присел на корточки.
- Я тебя вытащю отсюда, - он не знал наверняка, слышала его девушка или нет, но все равно решил ей шепнуть это у уха, после чего аккуратно взял ее на руки и пошел прочь.

    Довольно быстро Леша довёз шпионку до своей халупы - съемной квартире, в которой ок разместился. Расположив Машу на свой кровати, мужчины вернулся назад к выходу встречать "медсестру" -девушку, имеющую какие то представления о медицине, что могут сначала жизнь Маши, которую Леша нанял не без помощи все того же информатора. Далее все процедуры выполняла именно она - промыла также, раны, обработала и перебинтовала. Вводила об ее сболевающие, наркоз, витамины, все того, отчего Хилл должна проекта на поправку. Мария то и дело приходила в сознание и вновь отключалась от действия наркоза. Она была очень слабое и нуждалась в отдыхе. Приходя на некоторое время в сознание, она могла заметить Лешу, который всегда находился в стороне, и наблюдал, выпивая что то, либо аффективная сигарету.
В скором времени все процедуры закончились и оставалось только ждать поправки. Леша сидел возле кровати много часов, прежде чем Морфей настиг его и Алексей.

+1

4

Её куда-то везли, она слышала какие-то голоса и ровным счётом ничерта уже не понимала. Привычная за невесть сколько времени карусель избиений резко прекратилась, допросы закончились, но голоса остались, только не те, что были раньше. Да и место, как ей казалось, когда она умудрялась разлепить на пару секунд глаза, было уже не то.
Однако неизвестность больше не пугала. За всё время службы неизвестность стала обыденностью, приходилось засыпать и просыпаться с мыслью, что впереди может быть что угодно. Пугала лишь смена обстановки. Пессимистом Хилл не была, но почему-то ей казалось, что лучше вряд ли будет. Куда её могли сбаргить? Нет, вряд ли ЩИТ её вытащил, они действуют совсем не так, да и помещение, где она находилась не походил на лазарет. Тогда остаётся что, какой-то покупатель? Русские? Иран, Сирия, Израиль, Корея? Это только на дипломатических встречах все такие красивые, вылизанные и до скрежета в зубах милые, мол, союзники, особенно перед мировой угрозой неизвестного происхождения. А на самом деле… Чёрт его знает, что на самом деле.
Хилл в очередной раз приходит в себя. Полумрак помещения не раздражает, не заставляет жмуриться и искать укрытия. К удивлению, но боль доносится словно через закрытую дверь, нет, она никуда не делась, даже с передовыми методами Старка, Хилл сомневалась, что всё пройдёт за пару дней. Боль была, просто притуплена, возможно, ей колют анестетики, возможно, ещё что… А может и какие-то психотропы… Что и как Мария не знала, знала лишь, что даже сейчас, не чувствуя всю гамму болевых ощущений она ничего не сможет сделать, кто бы её не забрал и что бы не пытался с ней сотворить.
Пошевелиться, кстати, тоже не получалось. Хилл лишь с огромным трудом смогла повернуть голову и краем глаза взглянуть на руку. Катетер. Значит, что-то вкалывают, зачем, почему – чёрт его знает. Да и, по большей части, от неё сейчас ничего не зависит… С этой мыслью она вновь повалилась в беспамятство.
Очередной раз она пришла в себя, когда вокруг было тихо, голосов не было, шума улиц тоже не слышно, в помещение через прикрытые шторы норовил прорваться яркий солнечный луч, да и температура внутри говорила, что она где-то там, где жарко. Боль всё ещё не прошла. В области сломанного пальца и вывихнутого плеча возвращалась, не сразу, резко, а постепенно усиливаясь. Спина тоже начинала гореть огнём, но не так, как было там, в том подвале, хотя Хилл по прежнему чувствовала, насколько сильно повреждены мышцы и что восстанавливаться, это если ей повезло, придётся не день, или неделю, а месяц, а то и месяцы.
Прикрыв глаза и спустя пару секунд разлепив их вновь, Мария начала более внимательно осматриваться. Помещение представляло из себя халупу, которую ещё поискать надо, такой пережиток далёких пятидесятых в стране пятого мира, не больше, не меньше. Полупустое, лишь с самым необходимым для пребывания, а может, и, вероятнее всего, выживания. И с неизвестным, сидящим неподалёку.
Его силуэт Хилл замечала и ранее, когда приходила в себя на какие-то минуты, перед тем, как провалиться обратно в неизвестность, он постоянно находился рядом, на дистанции, лицо скрывал мрак помещения, но он наблюдал за ней. Ждал, когда отбросит копыта? Вряд ли. Ждал, пока придёт в себя? Более вероятно. Для чего? Хороший вопрос без ответа, а ответ узнать было крайне необходимо.
Впрочем, судя по тому, как мужчина пару раз помотал головой, он начинал просыпаться, значит, какие-то вопросы можно будет задать и что-то узнать.
– Кто ты?
Голос слабый, еле слышный, но мужчина, судя по его реакции, услышал.
Обычно Хилл задавала такие вопросы, держа в руках Глок как минимум, а обычно в начале стреляя, а потом уже спрашивая. Сейчас же всё слишком изменилось, да и кто бы это ни был перед ней, с ним она местами успешно поменялась.
– Назови себя.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [05.06.2012] протяни руку помощи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC