ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [15.07.19] The one, who is worthy... or not


[15.07.19] The one, who is worthy... or not

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[epi]The one, who is worthy... or not 15.07.19
Виктор фон Дум, Тор
https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/5ce3ac15-5d11-4196-84d7-6a83825f20ee/da8qocl-7570d5c2-022e-45cc-8fd4-ed7e2b64101b.png?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7InBhdGgiOiJcL2ZcLzVjZTNhYzE1LTVkMTEtNDE5Ni04NGQ3LTZhODM4MjVmMjBlZVwvZGE4cW9jbC03NTcwZDVjMi0wMjJlLTQ1Y2MtOGZkNC1lZDdlMmI2NDEwMWIucG5nIn1dXSwiYXVkIjpbInVybjpzZXJ2aWNlOmZpbGUuZG93bmxvYWQiXX0.Rw_qBEeDdkON9UDiB9GkYmopPy4X5mxHBHsccpxfWWY
Казалось, уязвить самолюбие Тора почти невозможно. Но нужно всего лишь найти то, что якобы считается давно потерянным....
NB! Тут Молот уводят. СТРАШНА, ВЫРУБАЙ![/epi]

Отредактировано Victor von Doom (2019-10-28 22:43:11)

+2

2

С тех пор как Тор занял то положение, к которому стремился, множество опасностей предостерегало всех, кто был с ним связан. Но еще больше приходило просьб о помощи. Слишком быстро многие люди прогнулись и вместо Мстителей стали сразу обращаться к тому, кто теперь явно или неявно главенствовал.
С одной стороны их привлекало то, что даже проблемы целых государств можно решить с помощью необычных способностей. С другой им нравилось появление третейского судьи, к чьему слову прислушиваются. И пусть пока власть асов ограничивал только на США, это не значило, что другие не понимали, к чему все идет, и не стремились занять нужное место в будущем новом мире.
Экономику же лихорадило. Нашествия Черного Ордена, замена воспоминаний людей... и появление асов. Тору еще предстояло столкнуться не только с меркантильностью людей, но и с тем, что  понимание лучшего блага для всех и каждого у каждого свое. Никто и пальцем не пошевелит за бесплатно, даже если мир в следующую секунду обрушится. И так будет еще очень долго.
Поэтому пробиться к Тору, привлечь его внимание было весьма непростой задачей, особенно никак не контактируя с другими Мстителями и прочим окружением.
Тем не менее, сообщение от магической проекции Доктора Стренджа было достаточным поводом, чтобы отвлечься от навалившихся повседневных забот.
Прерывающаяся и нечеткая, она показывала, что дело крайне срочное, и если не сам Стрендж во что-то вляпался, то есть опасность, которая грозит всему миру.
Единственное, что в сбивчивом сообщение четко можно было уловить, это слова "молот" и "Мьёльнир". Казалось, скрытый ото всех, считай потерянный. Но что-то произошло... и вряд ли это можно просто так игнорировать.
Санктум в Нью-Йоре был открыт для Тора в связи с последними событиями и доверительными отношениями между главой Асгарда и магистром всех волшебников. Дождливый Нью-Йоркский вечер нисколько не радовал, равно как и новости, с которыми Тор пришел сюда.
Внутри Санктума мало что изменилось. Внутри остались лишь помощники низшего звена, старшие куда-то подевались. Казалось, выбран идеальный момент.
- Мы попробуем связаться с Доктором Стренджем, - пообещал один из аколитов. - Прошу, подождите в одной из комнат.
Тора провели в один из залов, в одном из которых, как и во многих других, хранились различные магические реликвии, что не должны попасть к обычным людям.
Стоило аколиту исчезнуть, как двери заволок странный черный туман, не давая никуда выйти.
И из-за спины Тора возник никто иной, как Виктор фон Дум, до этого полностью сливавшийся с окружением, и чьих шагов было неслышно.
- Благодарю тебя, Громовержец, что провел меня в святая святых. Больше этот трюк у меня не выйдет, но вот с твоей легковерностью я смогу играть на постоянной основе.
С разумной осторожностью отойдя чуть назад, зная буйные викинговые вспышки Тора, Дум не атаковал, а решил продолжать играть на чувствах противника, словно лишний раз испытывая.
- Энергия твоего нового молота позволила настроиться под его паттерны и замаскироваться, Можно сказать, ты пронес меня внутрь. Там, где есть трудности с магией, всегда поможет технология. Но, пожалуй, наш дорогой доктор, - при этом словом "доктор" произносилось с откровенным сарказмом, - будет не очень доволен тобой...
Пусть и без видимой насмешки, но Виктор без прикрас издевался над Тором, которому не удалось выбрать поле битвы. Казалось, к играм исподтишка от Локи он мог привыкнуть, но одно дело, когда враг просто принимает чужой облик. Совсем другое, когда враг использует все законы, магические и физические, что может даровать эта Вселенная.

Отредактировано Victor von Doom (2019-10-30 10:59:41)

+2

3

Однако, именного многовековой опыт общения с братом - а теперь еще с бывшими союзниками, коих собственный иллюзии превратили во врагов - на сей раз сослужил Громовержцу хорошую службу. Он не стал подскакивать на месте, рвать на себе волосы, восклицая что-нибудь вроде: "Горе мне грешному, увы, окаянному".
Некогда Локи в порыве откровенности рассказал ему о потаенных амбициях чародеев и том, что каждый из них втайне ревнует к другому, пусть самому бесталанному.
Это лишь утвердило в душе сына Одина непонимание и даже толику недоумения к этому роду людей.
Истинный воин не станет красться, как тать, прячась по темным углам, не захочет остаться неузнанным. Смело и прямо выйдет он перед противником, чтобы померяться силами: победа прославит его, а свой проигрыш герой примет достойно, не ища оправданий, не плача и не заливая слух близких потоком жалоб.

Что ж... корить в том, что хитрец провел его, Тор себя не стал. Но и оставить без ответа не мог.
- Не благодари,- казалось, острый клинок в словах незнакомца мог бы разбиться о непробиваемое спокойствие аса. Переступив в ноги на ногу, словно утомленный коротким путешествием в Санктум, он оглянулся, ища кресло. И чего-нибудь выпить, пока верная прислуга мечется по огромному дому во всех измерениях, ища Верховного мага.
Который, возможно, вообще потерял память, и подвизается где-нибудь на детских утренниках, восхищая детишек снопами искр из пальцев, и тревожа пожарную службу.

Хлопнув несколькими дверцами старых тумб (и шарахнувшись от какой-то не то твари, не то сущности, что уставилась на него изнутри одной из них), Тор ощутил прилив благоразумия и предпочел шлепнуться в кресло.
- Ох уж эти мне чаро... Слушай!- внезапно воспрянув и прояснившись лицом, обратился он к своему новому незнакомцу.- А ты не можешь тут... подшаманить, и отыскать что-нибудь промочить горла. Хорошо бы пива. Тут у них, куда ни сунься, какая-нибудь тварь сидит. На это-то у тебя силенок хватит?- ухмыльнувшись в бороду, поинтересовался он с видом чистейшей невинности.

+2

4

Дум не тешил себя ожиданиями на бурную реакцию. В конце концов, он имел дело  с существом, что по меркам людей живет очень долго. К тому же последние события его закалили. Да и сам Виктор предпочел бы видеть перед собой спокойного и рассудительного противника. Хотя битву умов с ним не устроить, поскольку большая часть материй была для него недоступна. Не потому что Громовержец глуп, нет, ему нет в этом надобности. Особенно, когда проблемы умеет решать и без этого могущественное оружие. Может, не так изящно, но все же действенно.
Правитель Латверии терпеливо ждал, пока тот не плюхнется в кресло и одарит просьбой, которую более напыщенный счел оскорблением и потребовал бы, чтобы его воспринимали всерьез.
Но нет, просто так игнорировать эту угрозу Тор не будет. Особенно, когда, по сути, враг проник в святая святых к его союзнику.
- Боюсь, придется отложить до следующего раза милые посиделки с прохладительными напитками, - хотя, есть яды, которые не выдержит даже метаболизм асов, но такими низкими путями Виктор не пользовался, особенно когда противник был прямо перед ним. -  В конце концов, мне еще нужно выиграть войну против тебя и изгнать всех тех, кто вздумал править этой планетой, прочь. Надеюсь, ты понимаешь..
Дум мог бы прихватить пару артефактов отсюда, все-таки они представляли ценность. Но он пришел далеко не за этим.
- Поэтому придется сменить место действия...
Несколько быстрых круговых пассов руками, и все окружение вокруг потеряло старую форму, принимая более причудливую. Под звук бьющегося стекла оба соперника оказались в зеркальном мире, постоянным меняющем форму, каждый раз искаженное представление о мире реальном.
- Ты когда-нибудь бывал здесь, Громовержец? Это может быть поначалу непривычно.
Тут Виктор исчез, растворившись в зеркалах. И появился позади Тора в мгновение ока.
- А если ты не маг, то не привыкнешь никогда.
Снова исчезновение, но в этот раз правитель Латверии возник с большим полуторным мечом в руке. Тот горел магическими рунами и светился, отражаясь от множество зеркал, создавая неприятный контраст, почти слепящий.
- Я мог покинуть тебя прямо здесь, все-таки ты исполнил свое предназначение. Несомненно, Стрендж запечатал эту часть подпространства, чтобы в нее можно было попасть только из Санктума. Но еще и в твоем присутствии, поскольку здесь хранится то, что ценно для тебя.
Взмахнув клинком, что скорее рассекал пространство, нежели воздух, при этом совершенно бесшумно, Дум приготовился к битве.
- Но я проявлю к тебе уважение как к воину и сойдусь с тобой в поединке. Ты можешь уйти, но тогда я точно получу то, зачем пришел. Найти его займет немного времени, я уже его чувствую, Эти... эманации больше нигде не фиксируются, только здесь. Это означает, что моя догадка вновь оказалась верной.
Дум начал медленно обходить противника, ступая по этому месту, будто находился в родной стихии. Собственно, так оно и было.
- Так что это будет, Громовержец? Будешь ли ты драться за свое наследие? Или же уйдешь*
Он проверял противника, хотел вывести его из себя.

+2

5

Маги. Громовержец выругался про себя, скользнув взглядом по странному то ли пространству, то ли месту, которое поглотило их, словно окутывающий в сказках под водой волшебный пузырь. Зеркальную комнату. Мир, разрозненный и разбитый на сотню хрустальных кусков, каждый из которых был то ли отражением, то ли обманным путем, вел в сторону и к себе самому.
Что-то похожее... что-то похожее, он пережил раньше - давно, когда призрак брата плакал и звал к нему из потухшего окна. Когда вонзил и пророс сквозь него стеблями или копьями.
Непривычно? Да. Пугающе? Может быть. Но разве в первый раз ему, сыну Одина, ступать на тропы, где он не был? И разве асу бояться дорог, по которым могут ходит и простые смертные?
Появленье противника с пламенным мечом заставило его оторваться от созерцания. С другой стороны... не думал же он, что противник - а что чародея стоит именовать противником, не было сомнений - зазвал его не на экскурсию? Сияющие руны царапнули по его разуму, словно острые когти. О чем вещали они, какие беды сулили?

Единственное, о чем он, пожалуй, не гадал, была причина. Да и что тут гадать, когда та была названа вслух. Наследие асов - не мышцы и гордое имя царевича, а его товарищ, Верховный маг, схоронил от людских глаз в этих зеркалах не шпильку из пышных кудрей златовласой Фрейи. Речь о Молоте богов, и утративший его, недостойный, не может рассчитывать на его мощь в предстоящей схватке.
Но значит ли это, что схватка решит, кто достоин?

... Никто из живых, смертных, асов и магов, не смог бы сказать, что за чары наложил Всеотец Один на могучий молот, что откован был в сердце звезды и с малолетства обещан любимому сыну. Ни доблесть, ни смелость в бою не давали власти над оружием, ни победы; литые мускулы и хитроумные машины Старка не помогли никому завладеть артефактом. Значили ли слова, что мидгардец разгадал сокровенную тайну? Или, как Локи однажды, обманом внушил Молоту богов, что достоин? Или же дерзко лгал, желая вызнать слабость противника, привести того в ярость, уязвив потерей того, что всегда было неотъемлемой частью бога Грома?

- ... Что ж, Меднолицый, как видно, ты решил взяться за дело всерьез?- Одинсон усмехнулся, выпрямляясь, и слегка отводя левую руку, почти тем же жестом, каким некогда призывал Мьёльнир. Могло показаться, что он забылся, или же снова пытается вернуть контроль над оружием.
Что ж... может быть, его новая секира не откована в центре звезды, зато у нее есть полезное качество: раскрывать порталы. В том числе - на пути к своему владельцу. Мгновенье - и узловатая рукоять легла прямо ему в ладонь, появившись внезапно и будто разрезав переливающиеся границы Зеркального измерения.
- Знаешь, что говорил мой отец, ведя скучные беседы о том, каким должен быть царь. Он говорил: мудрый никогда не будет стремиться к войне. Но всегда к ней готов.

Разряд молнии вырвался из ладони аса, ударив в стальное лицо ослепительно-ярким потоком.

+2

6

Дум располагал достаточной информацией о том, на что способен Тор. Все-таки он наблюдал за ним со времени первого появления Молота на Земле, впрочем, как и за остальными Мстителями и другими сверхлюдьми. Его машины фиксировали каждое значимое событие, суперкомпьютеры проводили анализ возможностей, слабостей. Медленно, но верно и броня Дума вместе с магическими артефактами обрастала наворотами, дабы противостоять каждому из них, а то и всем одновременно. Медленно, но верно, на каждое преимущество находилось противодействие.
Но Громовержец был из них самым опасным. Сам, возможно, до конца не понимал собственных возможностей. Обладает выдающимися по меркам асов возможностями организма. И к тому же сила молний, заключенная, как оказалось, далеко не в Молоте.
- Мое предупреждение говорило о серьезности моих намерений более чем красноречиво, Громовержец. Но в своей гордости, уверенности в собственном расовом превосходстве, вы, асы, делаете ошибки не хуже наших земных лидеров.
Появление чужеродного портала нарушило хрупкую экосистему, что существовало в этой части Зеркального мира. Зеркала вокруг начали трескаться и разрушаться, некоторые осколки падали вокруг них, разбиваясь о выставленное Думом защитное поле.
- Видишь? Ты даже не знаешь, с чем имеешь дело здесь, обрекаешь на гибель себя и это пространство. Также будет и с Землей под твоим командованием.
При лекции от Всеотца Дум чуть склонил голову на бок на пару секунд.
- Один был мудр. Жаль, что ты его не послушал. Ты спровоцировал войну, и оказался к ней не готов.
Силы магического клинка не хватило бы ,чтобы отразить или впитать столь мощную молнию. Равно как и от нее было не увернуться. Падающие осколки не давали нормально телепортироваться. Поэтому ничего не оставалось, как подключить броню. Выставив клинок вперед, перехватывая им основной удар молнии, он пропустил всю энергию через себя. Равно как и броня Старка, его собственная впитывала энергию, но ее было слишком много, и чтобы не сгореть в собственных доспехах, пришлось передавать энергию в окружающее пространство. Еще больше зеркальных отражений попросту испарялось, прочие трескались и разваливались.
Это не значило, что урон ничего не сделал. Когда все закончилось, от плаща Дума шел густой дым, а в броне появились подпалины. И все же он уцелел, пережил то, что способно испепелять небольшие армии.
- Очень хорошо. Как раз то, что я ожидал... - прокомментировал Дум атаку, его металлический голос звучал чуть устало.
Что неудивительно, учитывая невероятную концентрацию. но вскоре все вернулось на круги своя.
- Моя очередь.
Волна демонической энергии разошлась кольцом, не причиняя вреда пространству, только органике, которой несомненно обладал Тор. Но даже так это была не единственная атака. Телепортировавшись ровно следом за волной, Виктор атаковал, стараясь не дать противнику опомниться. Наверняка Тор сражался с искусными мечниками, но комбинации силы и ловкости, несмотря на громоздкую на вид броню, сочеталось с мастерством и неожиданным атаками. Правитель Латверии то атаковал полуторным мечом, держа рукоять обеими руками. В следующее мгновение в левой. Потом в правой. А то и вовсе клинок, словно обладая собственным разумом, начинал летать в пространстве, стараясь атаковать со спины. Пользуясь этим, Дум не стеснялся атаковать врукопашную, один раз даже перехватив секиру Тора, чтобы отвести в сторону, ударив того железным лбом прямо в лицо, а потом ногой отправив в небольшой полет.
Поправив зеленый капюшон на голове, Виктор призвал летающий меч обратно.

+2

7

Мидгардский колдун был силен. Его темная силы вскипала в пространстве, невидимая, но хорошо ощутимая, как ощущается в глубине давление вод; как кружатся в вихре, таща за собой упирающиеся миры, жернова спиральных галактик.
Атакующая магия хлынула из него волной - и разбилась, как разлетается темная, вспенившаяся от ярости волна, налетев на утес со стоящим на нем маяком. Ее удар заставил Одинсона пошатнуться, и, потеряв равновесие, переступить с ноги на ногу - и тут же противник обрушился на него с неожиданным для подобным габаритов проворством. От каждого из его выпадов сама твердь, кажется, сотрясалась, пространство расходилось сияющими волнами; вспышки магии рвали одежду и секли по лицу, впивались в плоть подобно когтям тысяч огненных демонов.
Металл завизжал по металлу.
Мускулы затрещали под нажимом стальных мускулов.
А потом прилете удар - да такой, что аса отбросило прочь на пару шагов и швырнуло на засыпанную тающими осколками реальности землю.
Но боль, словно удар хлыста, заставила сын Одина вскинуть голову.

- Неплохо для колдуна,- вскинув лицо и сплевывая то ли осколки стекла, то ли зубов, прорычал он. Удар, что простому смертному вбил бы нос в затылок, вызвал у него лишь саднящую боль. Теплая струйка побежала из носа, но Громовержец стряхнул ее тыльной стороной кисти, оросив край одежды и матовую, побледневшую от жажды и нетерпения сталь.

Его удар был наполнен яростью, сжатой, как сердце звезды. Тор не хитрил, не пытался обманом заставить соперника раскрыться, не делал обманных движений; лезвие рассекло и прозрачную плоть зеркал, и самый воздух, очерчивая полукруг, ища свою цель - пока, наконец, натолкнулась на огненный меч.
Казалось, между противниками взорвалось солнце. Сотни лет света, спрессованные до поры, утрамбованные в точку не больше мяча, хлынули во все стороны, ослепляя, опаляя, вылизывая белоснежным светом все живое. Ударив по хрупким остаткам зеркал, она проломила пространство, едва не вышвырнув сражающихся в земной мир.
Следом за лезвием, оглушенного врага нашел дюжий кулак.

Тор прыгнул на нового врага, бездумно, как делает это опьяненный раной и собственной кровью зверь, зная, что враг сильнее его, или чувствуя, как уходят последние силы, и тот, чью жизнь он желает забрать, может ускользнуть, стать недосягаемым для его зубок и когтей. Под рубахой его могучие мускулы вздулись, когда ас вцепился в край маски, второй рукой выворачивая запястье, сжимающее оружие.
Его глаза вспыхнули электрическим светом. Рагнарёк, белый демон, вновь пробудился, почуяв охоту, и рвался на волю, грозя смести с пути не только весь дом, город, но и дерзкого смертного колдуна.

+2

8

Если Халк был просто тупым животным, лишь с небольшими намеками на интеллект, то Тор в сочетал в себе силу, ум и опыт хорошего воина. Такие наиболее опасны, их тяжелее обвести вокруг пальца, заставить драться с воздухом. Но Дум сам знал, на что шел, и знал, что сам выбрал честный поединок.
Поэтому ответный удар на такое вероломство не заставил себя ждать. Уклонившись пару раз, Виктор все же решился отразить секиру своим клинком. Энергии слились, образуя невероятный по силе тепловой взрыв, который был способен испепелить обычных людей. И если сам Тор привык к подобному воздействую, то броня Дума показала едва едва заметные следы плавления на поверхности. несмотря на выставленную защиту. А огнеупорная зеленая мантия превратилась в черную и поистлела, но все еще держалась на правители Латверии. и даже от чего-то защищала. А потом действия Громовержца перестали быть предсказуемыми, с берсерками вечно такие проблемы...
Удары болезненно отдавались по телу даже сквозь броню. Стоило Тору уцепиться за край маски, как защитные системы включили электрический разряд, но для разъяренного противника это вообще ничего не значило. Не только металл на схваченном запястье натужно скрипел, но и, казалось, громко захрустела вывернутая кость.
- So be it...- под маской, казалось, Дум улыбнулся и выпустил клинок. Тот, не достигнув земли, сам поп себе рванул вперед и проткнул Тору колено насквозь, войдя по самую рукоять и в землю, если в этом мире хоть какую-то горизонтальную поверхность можно считать землей.
Небольшого замешательства хватило, чтобы свободной рукой оторваться руку Громовержца от маски и на ракетных двигателей, встроенных в ступнях доспеха как у Железного человека, отлететь назад и вверх, при этом опалив золотые кудри Тора.
- Неплохо... - Дум помассировал запястье.  - Признаюсь, я ошибался в тебе... -он говорил, пока тот был прикован мечом к земле, но это было лишь временно. - У тебя есть темная сторона, и она сильна, жаждет вырваться наружу. Сколько ты ее сдерживаешь? Все полторы тысячи лет? Ужасно. Но весь мир пострадает, если это случится, поэтому я этого не допущу. И это не поможет тебе быть лучшим правителем Земли, чем я. Силен тот, кто умеет это по-настоящему использовать в своих целях.
Мир уже просто коллапсировал. Стоит им уйти, как начнется восстановление, вселенная зеркального мира склонна к саморепродукции. Но оставаться здесь нельзя. А стоит одному магу уйти, как другой не маг просто вернется обратно, по крайней мере, эта часть пространства была такой, поэтому оставить Тора здесь умирать не получится.
И хватит игр, Виктор уже получил все нужные данные, поучаствовав этой битве. Пора было заняться главным делом...
Две руны на мече погасли и рядом с Тором появилось два трехметровых красных демона, что когда-то были заточены Думом в мече. До сих пор к нему привязанные, они вынуждены были подчиняться. Один даже притянул к себе меч прямо из раны Громоверждца и кинулся на него с ревом. Второй же прыгнул, орудуя просто когтями.
И все это, пока сам Виктор шептал заклинания на доступном мало какому магу языке, творя невероятно сложный аркан, на который нужна была предельная концентрация.

+2

9

Рык, вырвавшийся из груди Громовержца, был не столь вызван болью, сколько порывом ярости. Досады. Что бы не говорили враги, но асы тоже чувствуют боль, пусть их тело твердо, как гранит, в сравнении с плотью мидгардцев. Но теперь удар был нанесен не простой сталью, и даже не острым кинжалом, каким младший брат множество раз пробовал на прочность его шкуру: оружие нынешнего противника, верно, прошло бы насквозь и через золотой панцирь Хэймдалля.
Ответным ударом Ярнбьёрн в его руке описал сломанную дугу и рванулся вперед, словно жало змеи, силясь достать противника. Но, то ли по наитию, то ли из страха как раз в этот миг чародей подался назад,- и секира лишь прочертила воздух, задев край панциря, на котором остался искрящийся след.

На мгновение Тор ощутил себя бабочкой, нанизанной на булавку - и тотчас же по обе стороны плеч сына Одина распахнулись и вспыхнули синие молнии-крылья. Развернулись и ударились в землю, силясь сорвать его с чародейской "булавки" - или вырвать ее из сверкающей тверди.
Сотня крошечных языков, тысячи острых когтей тут же впились в его ногу в ответ на это движение.

Вспышка боли заставила Громовержца стиснуть зубы - и рассмеяться.
- Правителем?- переспросил ас, вперяя в противника взгляд, в котором не было ничего, кроме света молний, каким он пронзает набрякшие тучным дождем облака, срывает их с мест, как цветы пионов. В голосе Тора звучала издевка и острая жалость. О, он недавно знал одного, кто лелеял подобные планы, кто жаждал власти над Мидгардом, не гнушаясь ничем - и в итоге вместо власти ставшего рабом. Выходит, вся чародейская сила, весь этот бой, все, что замыслил противник, было не ради чести, не ради желания найти себе равного силами, а лишь ради... ради...
Ради короны?
Мускулы на его руке натянулись, породив новый вспышки молний, тут же обвившиеся вокруг плеч и скользнувшие вниз по клинку; мощным движением Одинсон вырвал меч из зияющей раны и до половины вытащил его. Но колдун не дал ему довершить начатое. Знаки на клинке вспыхнули и двумя искрами слетели на землю; а через миг и без того полуразрушенную реальность вокруг потряс рев, от которого звезды грозили сорваться со своих мест, а самое храброе сердце должно было вздрогнуть от ужаса.
Любое. Но не его.
Демон выхватил зачарованное оружие, оросив теплой кровью дрожащую и вот-вот готовую развалиться твердь. Освободив своего противника.
Напрасно. Это он сделал напрасно.
Дум и его демоны полагали, что, искалечив бога, нанесут ему ущерб. Ослабят. Заставят почувствовать себя побежденным. Вот только им было неведомо, что смертный Дон Блэйк жил с этой болью полвека своего жалкого существования. Он свыкся с ней, принял ее, почти перестал замечать. Можно сказать, она стала его неотъемлемой частью. Источником силы.

... Взмах секиры снес с плеч и отбросил рогатую голову; вспышки пламени на ее месте цепи молний тотчас же прижгли, не давая ранам затянуться, а отделенной части - вновь угнездиться между широких плеч. Следующим отмахом рукоять приняла на себя удар колдовского клинка; на обоих остались глубокие выщербины. Тор рванул оружие на себя, пятка зацепилась за лезвие: утратив заточенные в нем существа, лишилось и части силы. Длинные руки чудовища вытянулись еще больше, но затем сила, разлитая в мышцах и в синем пламени, окружающем Бога грома, притянула его к противнику.
Близко.
Глаза в глаза.
И эти багровые глаза с вертикальным зрачком вдруг расширились, стали почти человеческими, когда с хирургической точностью (Дональд Блэйк не даром ел свой хлеб) выгнутый гребень Ярнбьёрна вошел в его грудь, рассекая ее, проходя сквозь кость, открывая доступ к пылающему, словно Муспельхейм, сердцу.

Волосы Тора горели - но могло ли сравниться это пламя с огнем, что наслал на него разрушающий миры Феникс? Дыхание твари опаляло лицо - но что оно было в сравнении с ветром, бушующим на пустынных равнинах Свартальфхейма? Перехватив клинок, что посланец лимба сжимал в когтях, Громовержец со всей силы ударил того прямо в центр раны.
Рука до локтя вошла в огненную плоть. И вырвалась из нее, сжимая стремительно умирающий сгусток пламени.

Стряхнув демона, словно падаль, к залитым кровью ногам, Одинсон повернулся к врагу.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/58036.png[/icon][nick]Thor[/nick][status]god that failed[/status]

+3

10

Ответная атака была ожидаема, хотя Дум признавал, что с такого угла увернулся исключительно чудом. Иначе бы лишился целого сочленения брони. Пожалуй, теперь на вид после битвы оба противника выглядели паршиво, хотя Виктор все еще не показывал признаков усталости или боли. Но будь все так радужно, разве он не погасил бы все правление Тора в зародыше?..
На самом деле делать из него мученика было бы крайне опрометчиво. Асгардца упрямы, приди правитель в Латверии в их столицу и брось поверженного Громовержца к его трону - это бы только их разозлило. Нет ,это все глупость. Планы Доктора простирались гораздо, гораздо дальше.
- Ты можешь смеяться над этим, Громовержец. Может, тебе и пересказывала наш разговор Квазар, но, похоже, ты так и не понял, что мои планы простираются дальше какого-то желания владеть всей Землей. Я не собираюсь просто уютно устроиться на троне и упиваться властью. Я собираюсь вести за собой. Ты же просто за все хорошее против всего плохого. Ты заведешь всех только в тупик. Как уже бывало не раз...
Дум знал, что демоны надолго не задержат Тора. Но все-таки это был их шанс себя проявить, они даже могли бы заслужить свободу. Может быть. Но оказались быстро разорваны разгневанным противником, пока их хозяин продолжал плести сложный аркан. Мир тем временем, коллапсировал, и был готов выкинуть обоих обратно в нетронутый битвой Санктум. Что в планы Виктора совсем не входило, лишь разрушение препятствовало аколитам проникнуть сюда. А то, что они их ждут снаружи, сомневаться не приходится.
Да, разгневанный Тор наверняка не будет смотреть на тех, кто рядом, а кинется исключительно на Дума, но все равно с поддержкой с ним точно будет не совладать.
- Будь свидетелем. Вот это - Сила!
Поэтому, когда заклинание было закончено, Виктор выкинул руку в сторону врага. Фиолетовая магическая цепь как щупальце оплелась вокруг его шеи. А вторая цепь, со второй руки, улетела куда-то в черную пустоту пространства. Следом открылся портал, который мгновенно затянул в себя Дума, следом Тора... и еще что-то очень знакомое.
На первый взгляд было непонятно, куда их закинуло. Куда-то, где летнее солнце ослепило в первые мгновение. Вокруг кричали и начали разбегаться люди.
Когда оба пришли в себя, то Дум мгновенно, без того, чтобы оглянуться, понял, что их вынесло не куда-нибудь, а на Красную Площадь в Москве, государства Российская Федерация.
Тор был в каки-то пятнадцати метрах, а между ними на вымощенной площади лежал, как ни в чем ни бывало,  Мьёльнир.
- Немного ошибся в расчетах, - голос Дума звучал достаточно громко для противника. - Но у меня отношения с Кремлем намного лучше, чем у тебя.
Все-таки Латверия была хорошим аванпостом в Восточной Европе, лучше чем Сербия с ее либеральным проевропейским правительством.
К ним начали подбегать полицейские, но Дум одной волной усыпил всю десятку. Первый раз долгие годы выспятся на те же долгие годы вперед.
- Что? Неужели ты думаешь, что я затеял все это, чтобы попытаться забрать молот? Неужели ты думаешь, что он сочтет меня достойным?
Было непонятно, издевался ли Виктор над противником, или это был какой-то долгоиграющий блеф после того как попытка разобраться с Тором в честном бою оставила обоих в честной ничьей.
- Может, проверим?
Телепортация вперед ,и латная перчатка Виктора обхватила рукоять молот. Столп электричества ударил вверх, разбивая все стекла в ГУМе, все лампы вокруг и выводя из строя всю электронику. Охранники могли поклясться, что Ленин в Мавзолее открыл и закрыл глаза, а под его сложенными руками пару раз стукнуло сердце, и эти рассказы могли вселить в современных монархистов истинный, первобытный ужас...
Раздался гортанный вопль, будто Дум просто жарился внутри своих доспехов. Но вместо этого едва черный узнаваемый силуэт в вихре молний начал менять свои очертания. Молот.... поднялся!
Когда вихрь исчез, остался лишь правитель Латверии,  от которого исходили электрические разряды, выжигающие причудливые узоры на кирпичах. Его глаза исчезли в голубом свете, что исходил из прорезей его маски.
В руке же он поигрывал Мьёлниром, будто тот был простым оружием.
- Балансировка требует доработки. Да и практичности не хватает, - голос Дума звучал как никогда бодро. Энергия буквально распирала его.

+2

11

В который раз.
В который раз уже Тор неожиданно для себя понимал, что суровые наказания Одина, слишком жестокие для его, тогдашнего, для самонадеянного мальчишки, которым он был всего лишь десяток земных лет назад, несли в себе вечную мудрость. Нацелены были на то, чтоб спасти его, указав путь - тогда уже, когда кажется нет, и не будет пути среди тьмы. Язык этих уроков был причудлив, он резал и жалил, как старые руны. Его надо было научиться читать. До крови из пальцев, до слезящихся глаз очерчивать, впитывать, вглядываться в разбитые очертания, отряхивать сор потерь, выскребать грязь наговоров - и, главное, верить.
Верить в то, что отец любил его. Желал ему добра.

Ему случалось терять Молот и раньше. Всеотец лишал его права носить Мьёльнир несколько раз - но всегда возвращал, пока не уверился, что опала, так пугавшая мальчика, перестала уже действовать на юнца. Затем Тьяццы, выкравшись Мьёльнир, изрядно напугал не только самого Тора, но и всех асов, заставил его задуматься и о том, что оружие это не просто кусок редкого металла на рукояти. Что это наследие. Память. Что оно, в конце концов, не награда, а такая же часть него, как магия для его матери, или одинов утраченный глаз.
Затем... затем он был изгнан и стал смертным. И вынужден был смириться, но жил надеждой, что будет день, и он вернет себе право зваться асом и сыном Одина.
Потом он убил собственного брата.

... Одним словом, эффекта, которого пытался достичь противник, не было. Не было ни падения на колени, ни криков, ни раздирающей боли, какая сковала его тогда, ночью, когда он лежал в грязи, а широкоплечие парни, который недавно он бодро расшвыривал по сторонам, вязали его как ребенка. Не было и обиды на то, что недоступный ныне, Молот сыскал себе нового хозяина.
Ничего этого.
Много хуже.

В этот раз не было ни усмешки, ни речей. Выпрямившись, не сводя глаз с противника, Одинсон смотрел, как все то, что принадлежало ему одному, впитывается и поглощается другим. Недостойный. Пожалуй вот только сейчас он сполна осознал, ощутил кожей, впитал то, что случилось, чем обернулся его проступок - не для него одного, но для всего царства асгардского.
Неважно, ложью или колдовством. Неважно, была ли это иллюзия. Не сейчас, но завтра Мьёльнир нашел бы себе другого владельца, и повинен был в этом один только он.
На мгновенье ему показалось, что сердце внутри оборвалось и остановилось.

Вот так же ты смотришь утром на одинокую постель, не понимая, не желая верить, что любовь у кого-то другого прошла, и ее больше нет. Не остановить. И не восстановишь.
И так же в этот момент принимаешь решение, жить дальше или же нет.

Дрогнувшая было рука крепче сжала секиру. Взгляд Громовержца вспыхнул - но то был не электрический свет, и не отсвет зарницы, а обычное, человеческое упрямство. Пусть, хитростью или силой, враг завладел сокровищем - дело не в нем. Сила не в молоте, много раз говорил ему Всеотец, и он, Тор - не бог молотов. Сила в нем одном. В его мышцах, в его упорстве, в том, что он рожден асом и останется асом, даже если утратит и силу, и молот, и свое имя.
Он сын Одина.
Сын Ёрд.
Сын Всематери Фригги.
Брат Тюра, Бальдра и Локи.
Защитник Асгарда.

... От крика, что вырвался из его груди, вздрогнули стены. Стекла на башнях и в близлежащих строениях с треском осыпались на мощеную мостовую. Под его ногами красноватая плитка ломалась и уходила в землю; капли крови, упав на нее, начинали шипеть. В два прыжка Одинсон сократил расстояние между собой и противником,- и подпрыгнув, оказался в воздухе, подхваченный толстыми, рухнувшими с небес, как огромные столбы, струями молний. Потоками. Стенами. Ярбьёрн в ладони стонал и рвался, искря от разрывающей его силы.
И вся она рухнула вниз, прямо на голову самозванца, заключая того в непроходимый кокон. Твердь под ним взорвалась, песок вспучился, мгновенно покрываясь коркой фульгуритов. А следом за огнем на меднолицую голову обрушились удары секиры.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/58036.png[/icon][nick]Thor[/nick][status]god that failed[/status]

+3

12

Виктор вновь не ждал бурной реакции и не проявлял ее сам. Не хохотал как ненормальный, не пытался глупыми усмешками деморализовать противника. Все это было ни к чему. Наоборот, показное равнодушие действовало порой куда лучше, особенно, если бы Тор не был так разъярен. 
По сути Дум получил что хотел, и можно было уходить. Не стоило так рисковать, все-таки иначе война будет попросту выиграна, все остальные рано или поздно прогнутся. Лишь сам правитель Латверии никогда не сдастся, чего бы ни стоило.
- Наконец-то. Именно с таким Громоверждем я желал схлестнуться... - сказал скорее себе Виктор, когда противник бушующей стихией кинулся на него.
Энергия обвила Виктора, системы брони истошно завопили, а секира с такой мощью норовила попросту перерубить его пополам.  Но вовремя выставленный Мьелнир отразил удар. И еще один. И еще. В руке Виктора появился знакомый меч, ослабший после убийства двух демонов, но все еще способный досадить. Но вместо этого Дум просто отражал атаку за атакой, редко контратакуя.
Мьелнир позволял поглощать энергию и преобразовывать ее с помощью заклинаний на доспехах и внутренний систем в усилении энергии для удара. Но никакой аккумулятор, даже его собственной разработки не выдержит столь долго. Равно как и это невероятно изматывало. В битве на выносливость Громовержец несомненно одержит вверх из-за своих способностей и невероятной физиологии.
С трудом развеяв конон энергии, перенаправив тот в землю, отчего подземные коммуникации и ближайшие станции метро хорошо так потрясло, Дум получил нужное пространство для маневра.  Фехтуя двумя оружиями, он пользовался преимуществом обоих, даже несколько раз смог садануть Тора и, похоже, оставить трещину на локте молотом. Что, впрочем, с его яростью как слону дробина. На самом же Викторе остались следы от лезвия секиры, особенно в груди, где сама броня не просто вмялась внутрь, а была пробита, лишь поддоспешная защита спасть от тяжелой раны.
Во время поединка в голове Тора начали всплывать страдания людей, которые падали вокруг и под землей от каскадов энергии, что тот истончал.
- Видишь? Ты убиваешь людей вокруг. Ты не в состоянии контролировать эту силу, а без контроля ты слаб, - Дум продолжал подначивать противника.
Действительно ли люди постепенно умирали, или это была лишь иллюзия, сейчас сказать было сложно. Для окружающих же поле битвы было просто ослепительно ярким шаром, где оглушительно гремел металл и раздавался рев Громоверждца. Никто не мог понять, что происходит, и кто был внутри.
В конце концов даже с этой игрой все становилось слишком опасным. А Виктор не собирался здесь погибать, он умел выбирать сражения. Главным был опыт, который будет учтен при следующей встрече.
- Enough! - в следующее мгновение Тора прижала к себе гравитация от едва разрядившейся брони Виктора.
Где-то около 100g, но этого было достаточно, чтобы замедлить  Тора, позволяя правителю Латверии выйти из боя. Давление усилилось еще и заклинанием, делая каждый шаг невероятно тяжелым. Но подходить к противнику было нельзя, иначе также можно попасть под действие.
- Это было потрясающе, давно я не встречал противника, который смог меня развлечь. Но пока стоит остановиться, иначе ты и без моей помощи угробишь весь свой имидж, перебив тучу народу. А я не хочу легкой победы.
Дум вновь поиграл с молотов в руке, пока за его спиной формировался портал.
- Я заберу это с собой, ты ведь не против? В конце концов, судьбу этого оружия определяешь не ты, у него самого есть право выбирать. Теперь ты воспримешь мой ультиматум всерьез, Громовержец. Но ты не отступишь. Что ж, тогда я буду ждать тебя. И всю твою шайку. Я вымощу вашими телами все улицы вашего прекрасного нового города, если потребуется. До встречи, - картинно поклонившись в знак уважения, Виктор освободил Тора.
Но прежде чем тот был успел что-то сделать, тот мгновенно исчез в портале.
А полицейские вокруг тем временем начали просыпаться и наставлять на пришельца оружие. Разумеется некоторые из них слышали о Торе, но его действия здесь на законные не смахивали. А с двух углов уже появились грузовики с ОМОНом, усугубляя положение.

+2

13

Когда сила сильней его собственной обрушилась на Громовержца, он издал лишь один звук. Крик ярости. О, никакие раны, никакие насмешки (после Локи?) не могли вывести его из себя так же, как это сделало оно. Бессилие. Ни даже понимание, яркое, наступившее как день, что колдун опять, снова провел его. Увлек за собой в мир, где нельзя было причинить вред живому - и так же вышвырнул из него. Чтоб во время боя прикрыться живым щитом, ударить по его любви к людям.
Честный поединок? Как же!
Он не мог двигаться, но мог хотя бы стоять. Не сгибаясь и глядя прямо в глаза врагу. Хотя бы запомнить тщеславный блеск глаз в прорезях маски. Запомнить каждое слово. И задать вопрос: от кого, откуда тварь знает, чем можно его уязвить и ранить.
До того мига, как тот, кто украл Мьёльнир, словно водой, был поглощен тканью другого пространства.
Но и тогда Тор продолжал видеть.

Гравитация ослабла так же внезапно, как и появилась. А вместе с ней порвалась невидимая цепь. Раненая нога подогнулась и Тор, покачнувшись, опустился на одно колено. Секира с тяжелым звоном упала на разоренную, стоящую торчком мостовую.

... Он пришел в себя лишь когда в лицо ударил луч света. И порыв ветра, подняты зависшей в воздухе машиной. Вертолетом. Снова как десять лет назад, снова в Мидгарде. И снова...
- Я хочу говорить с вашим лидером,- память никак не желала подсказывать ему странные здешние имена. Странные эти люди из Мидгарда: их прозвание часто случайное слово, не имя отца, и даже не имя рода. Может быть, потому они не дорожат своим домом, своими людьми. Своем прошлым.
И будущим.

- Я хочу его видеть,- раненая нога разогнулась с трудом, и кровь заструилась из раны, впитываясь в землю, окрашивая камни в красное.

Эпизод завершен
[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/58036.png[/icon][nick]Thor[/nick][status]god that failed[/status]

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [15.07.19] The one, who is worthy... or not


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно