ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [15.07.2017] Her lips were the colour of the roses


[15.07.2017] Her lips were the colour of the roses

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[epi]They grew down the river, all bloody and wild 15 июля 2017
Наташа и Клинт
https://media.giphy.com/media/wNG3cDGUSTu3C/giphy.gif
Это было неразумно, показываться на глаза Клинту, но Наташа не лишена нездорового любопытства спросить у Бартона, жаль ли ему было ее хоронить. Можно умереть, можно ничего больше не чувствовать, но это не значит, что смерть в одиночестве простительна.
NB! шуршим стеклом[/epi]

+2

2

[indent] От нее пахнет порохом и кровью. Пусть никто другой не чувствовал этого запаха, но она точно его ощущала. Как и всегда после того, как убивала. Она не испытывала никакого удовольствия, она не испытывала ровным счетом ничего. Просто вошла, просто выполнила приказ на ликвидацию одного из тех, чьими деньгами пользовалась Кудрина, но когда срок годности у функционера выходил, Люда предпочитала избавлять от балласта. Мелковато для Романовой, но ей было все равно. Более крупные и сложные задания всегда были интереснее, но отказываться от выполнения банального убийства она не стала. Ей все равно, чем заниматься. Ей вообще все равно.
[indent] Только почему она в столь позднее время приходит в квартиру к Бартону. Его нет, а вскрыть дверь оказывается достаточно просто.
[indent] - Ты не изменяешь себе, Бартон, - фыркает Вдова, переступая порог, не находя ничего, чтобы ее могло остановить. Не слышно лая Лаки, видимо, в очередной раз сдан на поруки Бишоп. Что ж, меньше проблем, было бы жалко пристрелить ни в чем неповинную собак, если та кинется на Наташу. Хотя кинется ли? Лаки знал ее запах, наверняка не стал бы нападать, по крайней мере, в первые минуты.
[indent] Было поздно для визитов вежливости, особенно, когда хозяина не было дома. Но света от луны хватало, чтобы Наташа бесцеремонно включила кофе-машину, отыскала чашку, чтобы наполнить ее горячим напитком. Вела себя совсем не как в гостях. Она бросает взгляд на часы, стоит ли ждать прихода Клинта или в стиле фильмов о призраках оставить ему записку на кухонном столе рядом с чашкой недопитого кофе. Зачем ей вообще это нужно? Почему, несмотря на все старания Кудриной, она оказалась здесь? Ах да, убедиться, что ей, действительно, все равно. Невозможно быть уверенной в собственном пофигизме, пока он не пройдет проверку, экзамен. Экзамены Романова ненавидела, но этот было сдать необходимо. Можно было выбрать кого угодно, но Клинт был особенным. Клинт был тем, кто о ней знал слишком многое, кто был тем, кто прикрывал ее спину и был готов умереть, не столько за нее, сколько от ее руки. Они были странной командой, возможно, вообще ею не были, только воображали, в любом случае, это все стало прошлым. А сейчас ей просто нужно было убедиться, что в душе ничего не дрогнет ни при взгляде на Клинта, ни при разговоре о том, как прошли ее поминки. Прошли ли, вот в чем вопрос?
[indent] Ей не было дела до того, что асы сочли Землю своей. Ей не было дела до того, что там теперь происходило у Мстителей. Она собиралась получить ответы на свои вопросы, чтобы уйти и больше никогда не возвращаться. Ее мир изменился, как изменилась и она. Она умерла, умерла за победу, которой не случилось. Все зря. Они все потеряли, они проиграли, несмотря на то, что последствия были минимальными, если уж на то пошло. Она умерла, и теперь была мертва, на самом деле. Так было лучше. Потому, что те, кто говорят, что смерти не боятся, врут - было очень страшно и очень больно.
[indent] Замок щелкает, и Наташа поворачивает голову в сторону двери. Она все так же пьет кофе, как будто так и должно быть, так бывало раньше, правда, тогда она включала свет, позволяла себе пару шуток, а кухня наполнялась запахами не только кофе. Это было так давно, это было в прошлой жизни.
[indent] - А я думала, что придется писать записку, что я тут была, но тебя не застала. Что такое? Собрание Мстителей затянулось? Или ты собирал митинги против Тора?
[indent] Наверняка ему не нравится это все. Наташа уверена, что Клинт против вторжения асов на Землю. Но ей все равно. А ему нет.

+1

3

Дом всегда казался ему чем-то мифическим, чем-то чего у него никогда не было и уже не будет, поэтому Клинт не ставил защиту. Для него не было крепости в его квартире, она всегда была почти открыта, она всегда была просматриваемая с улицы, простреливая со всех мест. В безопасности он бывал только рядом с людьми, способными убивать скрепкой. И он привык держать это в себе, привык, что так или иначе они будут рядом, люди, которые умеют убивать крепкой. Он привык оставаться с ними до самого края.

Но потерял Нат.

Он ее потерял какое-то время назад. И если сначала это был толчок внутри, паника, небольшая но скорая реакция на то, что она исчезла и он перерыл город, перерыл всю страну так и не найдя ее следов. Он сделал все, чтобы всплыть над своей головой, чтобы предотвратить ее падение в бездну, чтобы найти ее до того, как ее не станет. Но не успел, потерял, упустил свой шанс. И Клинт глубоко переживал эту потерю.

Ему уже какое-то время мерещились рыжие всполохи волос, ее голос, спокойные интонации и рычащий русский язык, которым она пользовалась в минуты раздражения, либо полного спокойствия. Он уже какое-то время качественно сходил с ума, разрушая собственную жизнь, делая из себя мишень. Он потерял Нат и он потерял Баки.

В квартире уже какое-то время было пусто, он выдворил из своей жизни все кроме кофе и себя самого. Ему нужно было собраться, ему нужно было время, место, силы, чтобы двигаться дальше. Куда бы не вляпались его люди, его самые нужные люди, ему нужно было найти силы следовать за ними. Тем более если они не хотят, чтобы он следовал за ними. Тем более если они решат, что ему не нужно следовать за ними и им придется драться за право остановить его.

Клинт мрачно поднимается на свой этаж, перепрыгивая ступеньки, которые поскрипывают и скользя вдоль стен там, где это можно. Он поднимается на свой этаж так тихо, как умеет только он, потому что это привычка, потому что дома никто не ждет, потому что Кейт и Лаки подальше от него – в безопасности.

- Нат? – Он удивленно замирает на пороге, вцепившись в дверь с такой силой, что она начинает поскрипывать от тяжести его тела. – Я думал… Ты в порядке? Где ты пропадала? Как?

Он заикается, он старательно подбирает слова, пытаясь понять что происходит в ее голове, что происходит с ней, есть ли какие-то изменения? Есть ли что-то, что будет свидетельствовать о том, что она в порядке? Есть ли история за всем ее появлением?
Что она тут забыла он не спрашивает, потому что, наверное и сам бы пришел к ней первой.

+1

4

[indent] Барнс все перепутал. Его мозги не в порядке, и он придумал похороны, на которых нес ее гроб. Хочется расхохотаться при виде пораженного Клинта. Сломает дверной косяк, задушит ее в объятиях. Но пока стоит напротив, а Наташа пока сидит на стуле, закинув ногу на ногу, думая о том, что это все такое... сентиментальное, что тошнит. Боже, как тошнит.
[indent] - Значит, поминок не было, - буднично констатирует Наташа. О Барнсе она не говорит. Хотя этот козырь у нее в кармане. Но рано им пользоваться. Или не нужно, тоже вариант. Она смотрит на Бартона и ищет в себе крупицы чувств к нему. Тех самых, которыми она дорожила когда-то. Но их нет. Где-то есть воспоминания, но не чувства. Ее не трогает легкое, едва заметное подрагивание в голосе Клинта. Не трогает и то, как его взгляд жадно скользит по ней. Зато немного задевает тот факт, что Хоукай понятия не имеет - она умерла. Умерла ради них всех. Восстала ради жадности чертовой организации, которая появилась на костях Красной Комнаты. - Умерла.
[indent] Так буднично. Так обычно. Ей ведь все равно. Она будет умирать, ее будут возвращать, каждый новый раз она будет видеть того медведя и думать о том, что смерть обесценивается, что обидно. Нельзя так со смертью. Разовая акция, которая должна быть невозвратной, иначе перестаешь бояться ее. Наташа уже не боится. Сумрачно смотрит на Клинта. И задается вопросом вслух:
[indent] - Ты боишься смерти, Клинт?
[indent] Кофе остывает, недопитое. Наполнить чашку заново или просто продолжить разговор? Зачем она здесь? Чего хочет? Мести? Ударить того, кого любила? Напомнить ему, что он тоже смертен? Глумиться и сводить счеты никогда не было любимым занятием Наташи. Она либо убивала, либо уходила, но никогда не тратила время на бесполезные издевательства душевного толка в попытке уничтожить морально, если, конечно, это не было заданием. Но, как правило, ей ставили цели, а как их добиваться, решала сама Вдова.
[indent] Сейчас цели не было. Лишь чужая кухня, он и она. Скрестили взгляды, изучали друг друга, ждали ответов, вопросов, признаний. Наташа склоняет голову к плечу, позволяя себе принять искренне любопытный вид, чтобы подстегнуть Бартона. Она не помнит, умеет ли он злиться. В бешенстве его не видела. Шутит, смеется, огорчается. Но никогда на ее памяти не приходил в состояние, в котором мог сломать все. Абсолютно все. Можно ли его до этого довести? Где пределы Клинта Бартона?

+1

5

Его накрывает волной воспоминаний, волной от которой хочется выть. Вот она, на месте Наташа, та самая, которую он так давно потерял. Вот она здесь, живая, невредимая, дышащая, самая настоящая, не исчезнет как дымка по утру, не растворится в тумане, не схлопнется очередным магическим бумом.

Клинт хватает воздух губами и жмурится, крепко-крепко жмурится, потому что он может, потому что он хочет в нее верить, потому что он знает, что она пришла его уничтожить. Но он так отчаянно хочет ей верить, он так отчаянно по ней скучает, что может быть позволить ей? Один выстрел, это будет даже не так больно, это будет свободно, спокойно, выверено и ужасно удобно. Один выстрел и никакой борьбы, никаких воспоминаний, никакой вечности между ними.

Больше не будет зеленых глаз, мерцающих в темноте, больше не будет рук, обнимающих по ночам, больше не будет крепкой хватки на запястье, когда он будет в больнице. Ничего не будет и ее тоже не будет. А может быть не будет его? Клинт сглатывает и выдыхает, берет себя в руки, хотя это последнее что ему сейчас хочется и что от него требуется, это последнее, на что он способен.

Но он медленно входит в комнату, направляясь к собственной судьбе, которая все также холодна в этом кресле и выглядит так, как будто они никогда не знали друг друга.

- Нет, я не боюсь смерти, Нат. – Он хмыкает, исследуя ее глазами.

Она такая же как он запомнил ее, такие же глаза, улыбки, ужимки, она действует так же, как действовала на их заданиях. Она собирает каждого из них, по чуть-чуть, применяет найденные ошибки на себе, примеряет новые личины. Кто она теперь? Натали Рашман? Наталья? Наташа? Кто из ее личностей сейчас в деле? Чья ошибка будет последней?

- Если ты пытаешься меня убить, то ты медлишь, дорогая, сильно медлишь, потому что тебе надо было делать это еще в дверях, а теперь все сложнее.

Он не знает чего ждать, но точно не ждет того что она отступит. Наталья не из тех, кто будет уходить от опасности, она не тот человек, который будет кружить над жертвой, она не падальщик выводящий из себя и убивающий не продержавшихся.

- Зачем ты здесь? На кого ты теперь работаешь? – Это удар наугад, Клинт ничерта не знает о том, что происходит в ее голове, он даже не пытается угадать ее мысли ему все равно это никогда не удавалось.

Но что он знает наверняка, она тут не пришла к нему на кофе, она не та, кого он знал, но она все еще та, кому он безгранично верит, так что шансы что он умрет – процентов пятьдесят.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [15.07.2017] Her lips were the colour of the roses


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC