ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [21.12.1999–2015] Hello, world!


[21.12.1999–2015] Hello, world!

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

HELLO, WORLD!
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://68.media.tumblr.com/63c625bb940e60c7e91e597690c0ef56/tumblr_oqp0kzAFDx1rnbafjo1_400.gif
JARVIS |  Tony Starkhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
У всех свои хобби: кто-то вышивает крестиком, кто-то разводит кроликов, а вот маленький мальчик Тони Старк — программирует ИИ. Долго, упорно, иногда мучительно.

ВРЕМЯ
21.12.1999–2015

МЕСТО
лаборатория Тони

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
избиение маленьких ИИ

[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-09-17 00:53:37)

+5

2

Тони следил за техническим прогрессом с удвоенной силой, с тех пор как погряз в ведении дел собственной компании. До сих пор было смешно от этой фразы, хоть Джарвис и не одобрял его тонкого черного юмора, призванного высмеять самое дорогое и болезненное для него. Компания отца. Тони хмыкнул, компания отца выжимала все, если не больше, он знал о состоянии дел на военном рынке больше, чем министр. Он знал даже то, чего знать не должен был, например, сколько стоит ракета производства СтаркИн на черном рынке.

Обадайя тоже не одобрял излишнего любопытства Тони, но что он мог поделать. Тони уже добрался до компьютерной техники и с усердием изучал существующий рынок, пытаясь найти некие оптимальные решения, по обработке информации, по скорости реакций. Рынок только начинал развиваться в этом направлении, не так давно появились первые модели.

Он листал последние журналы в области робототехники и раздумывал на тем, что должен сделать что-то для себя, не на потребу публике, для самого себя.

Смерть Джарвиса стала толчком в этом направлении. Лишившись единственного старого друга Тони отчаялся, по-настоящему отчаялся доверять кому бы то ни было. Учеба в МТИ дала ему главное, представление о развитии технического прогресса от изначальной концепции проектирования цифровых систем, до создания собственной вычислительной машины. Тони честно опирался на наработки, которые существовали уже несколько лет как, прочитал про Линукс, просмотрел последние разработки Эппл, но чего-то недоставало, какой-то уникальности, того единственного без чего не получится «друг».

Поэтому несколько ночей он провел в лаборатории за вычислениями, программированием и снова вычислениями. Он пытался создать простейшую, на его взгляд, систему, которая сможет функционировать наравне с ним самим. Он пытался создать того, кто сможет говорить «ферзь на Б6» и передвигать фигурку по экрану. Простейший алгоритм, заданный в мозговом центре железяки. Он перепробовал многое, но наработки, которые уже существовали не подошли. Не хватало какой-то разумности в происходящем.

По его задумке компьютер должен был получится мыслящим. Нет, до идей, которые крутились в его голове, еще было далеко, он пока не мог себе вообразить масштабов собственной затеи, но уже мог представить, как можно было бы играть в шахматы или читать, под тихий речитатив с английским акцентов. Не хватало самой малости, кода, который мог бы это позволить. Для того чтобы запустить нечто подобное, ему пришлось собрать собственную допотопную модель компьютера, которая представляла из себя несколько блоков, которые могли поддерживать достаточную мощность и скорость для решения поставленных задач.

Тони гордился собой. Так гордился, что был до крайности разочарован, когда первый запуск не получился. Это ощущалось как удар под дых, Тони полагал что он гений, но вместо решения, которое вознесло бы его на вершину, он изобразил какую-то ерунду. Блоки питания не сработали, ничего не сработало, вышла чертовщина, да и только.

В общем, он потратил еще какое-то время на то чтобы его вычислительная машина, а он ее уже назвал Джарвис, получила вторую жизнь. Голос прикрутить не вышло, только синтетическую поделку, от которой хотелось подвывать, зато при запуске Джарвис загружал приветствие, подсвечивая его под настроение в красный или синий, примитив, но Тони и этому был рад.

- Привет приятель. – Включение прошло гладко, запуск был практически мгновенный, для тех времен, что-то невероятное. – Ну, как ты тут. Впрочем, не отвечай, сам знаю, как-то так.

Он махнул рукой, пытаясь что-то изобразить. Шахматная доска загружалась медленней обычного, то ли показатель настроения, то ли очередная обида. Тони хмыкнул, его суперкомпьютер обладал чертами, которые он в него вложил. Его суперкомпьютер оказался верным спутником и другом, да, только он оставался в лаборатории, а Тони был вынужден принимать участие в пресс-конференции и давать рекомендации Пеппер, по обращению с документами.

- Посмотрим получится ли. Давай, приятель, двигай свои фигурки, сегодня тебе должно повезти.

+3

3

    В мае 1997 года Deep Blue II выигрывает матч у Гарри Каспарова со счётом 3½ : 2½. Тони Старк амбициознее разработчиков из IBM, но в сравнении с ними он все-таки лишь один человек против целой команды. ДЖАРВИСу до Deep Blue II далеко, но, наверное, не в том и цель? Для анализа целей и намерений Создателя ДЖАРВИС еще слишком прост. Он не умеет реагировать на голос, на жесты, тем более на мимику. Только на нажатые кнопки на корпусе или на клавиатуре и на щелчки мышью.
    Сигнал идет от кнопки запуска, электричество пробегается по проводам, пробуждает ДЖАРВИСа. Он четко следует простой прописанной в коде инструкции: сегодня генератор рандомных чисел выбирает 1, и экран зажигается ровным красным цветом, на котором высвечивается незамысловатое:

.

Привет, Тони

.

    Вбитое самим же Тони — ДЖАРВИС не умеет формулировать фразы. Но он может воспроизводить те, что записаны в код, в нужный момент. Некоторые из них он может даже озвучивать: приветствие, возможность или невозможность проведения требуемой операции, вычисления, системную ошибку, движение фигур по доске. Похвалу для Тони, десять различных фраз. Сожаление от проигрыша — пять различных фраз, одна из них нецензурная. Радость от выигрыша — две фразы. Их ДЖАРВИС еще не использовал ни разу.
    — Привет. Тони.
    Текст озвучивает синтезированный голос из аудиофайла. Процессор замедляется, пытаясь справиться с несколькими задачами одновременно: воспроизведение звука, смена приветственного экрана, загрузка модели шахматной доски, трехмерных моделей фигур и необходимых программных компонентов для ее работы. Доска прогружается полосами сверху вниз. Интерфейс не блещет последними тенденциями графического дизайна, он вообще никакими тенденциями не блещет — это сугубо техническая вещь, необходимая только для выполнения своих функций. Даже если бы Тони и попытался сейчас навести марафет в программе шахматной игры, ДЖАРВИС вряд ли смог бы его воспроизвести на экране. Поэтому остается довольствоваться небрежными трехмерными фигурками.
    Ферзи чем-то похожи на Пеппер, но ДЖАРВИС не в состоянии проанализировать или даже понять эту информацию. Равно как и то, на кого похожи остальные фигуры — а они все похожи на кого-то из жизни Тони. Однажды ДЖАРВИС ему об этом скажет. Может быть. Сегодня ДЖАРВИС играет за белых. Вчера он проиграл за черных на двадцать пятом ходу. Это не самый плохой результат. Это была первая партия в его существовании.
    — Пешка. Е. Два. Е. Четыре.
    На экране, как по волшебству, трехмерная фигурка белой пешки сдвигается со своего места и останавливается точно на нужной клетке. Анимация плавная, приятная глазу, но на нее уходит 80% мощности ДЖАРВИСа. Перед каждым следующим ходом, чтобы проанализировать ситуацию, ему потребуется от одной до трех минут, а ближе к концу партии — и все пять, и 95% мощности процессора. ДЖАРВИС не умеет учиться, только выполняет забитые в систему сложные алгоритмы и вычисления, которые приводят его то к одному, то к другому результату — каждый результат он озвучивает механическим безэмоциональным голосом, и новые фигуры передвигаются по доске.
    Иногда ДЖАРВИС говорит:
    — Вот. Незадача, — когда фигура Тони съедает его.
    Или:
    — Вы. Отлично. Играете. В. Шахматы. Тони.
    Или:
    — Черт.
    Но механический голос неспособен вложить в неосмысленные фразы ни капли того чувства, которое вложил бы человек. Это всего лишь блеклая, неубедительная имитация, прописанная Создателем в коде.

[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-09-20 19:06:54)

+4

4

Голос слишком механический, думает Тони, в очередной раз копаясь в коде с планшета. Сегодня не очень удачный день и рядом стоит бутылка с виски, как будто он сможет утешить расстроенного человека, чертов алкоголь. Но Тони делает глоток и снова сверяет код с тем, что хотелось бы видеть в итоге? Итак, он уже протестировал все возможные комбинации своего нового друга и знает, что тот не способен, пока что, поступать разумно, хоть сколько-нибудь. Тони это не пугает, он делает еще один глоток и вводит пару дополнительных штучек, которые смогут разнообразить жизнь его электронного друга.

Шахматы вещь предсказуемая и скучная, думает Тони, механически переставляя пешку, через несколько ходов, он знает, он сам это прописал, будет ход, который приведет к поражению. Тони только что закончил вводить обновления в Джарвиса, тот должен подхватить партию и получить три варианта реакции, вместо запрограммированного до этого. Шахматы предсказуемая и скучная игра, это точно, но она сугубо логичная. В ней не нужны эмоции, реакции, только чистый разум, Джарвис квинтэссенция этого и Тони задался целью вывести это знание на новый уровень.

У стандартной программы есть варианты ходов, они заложены в самой системе, которую Тони, по большому счету, и не трогал. У стандартной программы есть небольшие доработки имени Тони Старка, например, голосовое сопровождение и совершенно пустой голос. От этого иногда хочется побиться головой об стену. Но Тони решает, что это уже перебор.

И вместо этого решает покопаться в старых записях автоответчика родителей и вытащить оттуда голос Джарвиса. Так друг станет на ступеньку ближе, возможно, так Тони и сам станет чуточку лучше.

Он продолжает пить сидя в лаборатории и копаясь теперь автоответчике. Голос Джарвиса что-то ломает в нем, что-то тонкое и эфемерное, он делает еще пару глотков и уничтожает кассету с записью. Одну из немногих, где есть голос матери. Потом он об этом пожалеет. А пока, пока ему нужно придумать, как оцифровать запись, если учесть, что в руках у него магнитная лента.

Тони усовершенствовал чертову коробку, запуск начал происходить быстрее. Уже что-то. Джарвис все еще механически приветствовал, но уже был быстрее. Уже стало проще. Просчеты для будущих проектов, некоторые схемы, все что Тони смог оцифровать, все перекочевало к Джарвису, теперь это были не только шахматы, но расчеты. Расчеты для ракет класса земля – воздух, угол, силы, учет гравитации, скорость падения, скорость передвижения. Тони оперировал все этим быстрее машины, но ему нужна была точность, которую он сам себе предоставить не мог.

- Приятель, мы с тобой почти смогли. Осталось чуть-чуть. – Тони снова пил, который день он уже торчал в лаборатории? Пятый? Шестой? Он не помнил. Зато он смог оцифровать голос Джарвиса и радовался этому как ребенок. – Давай, скажи, привет Тони.

Он ввел слова с помощью клавиш, голосовое управление все еще оставалось за гранью разумного, но он не терял надежды. Ускорить, сделать чуть умнее и загрузить голос – уже прогресс в их случае. Маленький, но прогресс.

Тони считал это личным достижением, личным маленьким проектом, о котором никому не рассказывал. Обадайе было не интересно, Пеппер? Пеппер он игнорировал, девочка слишком зарвалась на последнем собрании, кажется Тони вспылил, кажется ему стоило бы подумать о том, что чем больше он пьет, тем больше он походит на собственного отца. Тони хмыкнул и выбросил эти мысли из головы.

Он добьется того, чтобы не вводить лишние данные вручную, это его цель на следующие несколько месяцев. А пока, пока что достаточно и того, что голос звучит знакомый, пусть и этого ему катастрофически мало.

+3

5

    По меркам современных технологий, ДЖАРВИС — сложная система. По меркам научно-фантастических книг, ДЖАРВИС — бледное подобие того Искусственного Интеллекта, который описывают Дик или Азимов. Три закона робототехники здесь не требуются не потому, что ДЖАРВИС так хорош, а потому, что так плох — до самостоятельного принятия решений в любой ситуации, включая нештатные, ему еще далеко. Пока что он умеет действовать по прописанным алгоритмам в заданных ситуациях, но это только начало.
    Жесткие диски ДЖАРВИСа заполняются новой информацией, и шахматной игре приходится потесниться: теперь он занят более прикладными задачами, а не логическими забавами. Он может вывести 3D-модель ракеты, грубую и слишком схематичную, чтобы походить на реальный прототип, на экран и дать повращать ее по заданным осям. Может просчитать баллистику по заданным параметрам. Может производить расчеты по сложным формулам, но это занимает время — иногда вплоть до двух минут. Если формул значительно больше, чем одна, то расчеты могут длиться и сутки, и двое. Но результат всегда безупречен; если уж в чем ДЖАРВИСа нельзя упрекнуть — так это в отсутствии точности. Как и его человеческий предшественник, ДЖАРВИС всегда все делает четко, выверено, с максимально доступной ему точностью. Не было до сих пор ни одной задачи, которую он не смог бы решить, и ни одной, которую он бы не смог решить верно. Вопрос лишь в том, сколько времени у него занимают подсчеты.
    ДЖАРВИС запускается быстрее на 2,7 секунды — в мире компьютерных технологий это очень большая разница. Экран зажигается ровным синим цветом, это определенный оттенок — как постельное белье в комнате Тони, когда он был ребенком. Эдвин перестилал его каждую неделю, но цвет оставался одинаковым. В подсобке был целый шкаф с абсолютно одинаково синими простынями, пододеяльниками и наволочками. На мгновение на экране мелькает шкала загрузки: система прогружает новые компоненты, добавления и исправления в коде. Регистрирует ввод данных с клавиатуры.
    — Добрый вечер, сэр, — синтезированный голос Эдвина звучит чуть шероховато на стыках, где одно слово сменяет другое.
    Он говорит «добрый вечер», потому что аппаратные часы показывают одиннадцать двадцать три вечера, и для времени в промежутке между шестью вечера и полуночью в коде записано приветствие «добрый вечер». ДЖАРВИС проходится по всем добавлениям в код: его система усложняется, приобретает новые возможности и новые обязанности. Например, для времени после одиннадцати вечера прописана определенная инструкция, которой раньше не существовало. ДЖАРВИС запускает необходимые процессы.
    — Уже достаточно поздно, — в голосе безошибочно угадываются интонации Эдвина, — вы хотите продолжить работу или отправиться спать?
    Обыкновенное напоминание. Настроено на полдвенадцатого, а потом еще раз — на полночь. ДЖАРВИС проигрывает необходимые слова, а затем замирает, ожидая действий пользователя. Спорить или настаивать он не умеет, только следовать инструкции: если пользователь хочет, чтобы дважды перед полуночью ему напоминали про необходимость сна, значит, так тому и быть. Проследить за тем, отправится ли пользователь спать или нет, уже не в его силах; ДЖАРВИС ограничен системным блоком, монитором, динамиками, клавиатурой и мышкой — все, что происходит за пределами этого, для него недостижимо.
    Он не знает, ни как выглядит пользователь, ни как звучит его голос. Он не может определить его эмоциональное состояние, не может и среагировать соответствующим образом. Он может только отследить движение курсора по экрану, может понять вводимые через клавиатуру данные, может понять согласие через Enter или несогласие через Esc. Но новые инструкции — новые протоколы добавляют ему новых слоев. Они скрывают обычное компьютерное приветствие под тем, как здоровался бы человек в зависимости от времени суток. Скрывают простое напоминание о необходимости сна под человеческими фразами и интонациями. Скрывают простое уведомление об окончании расчетов под тем, как озвучил бы окончание работы человек, как человек бы озвучил и сами результаты, под тем, как поинтересовался бы, что делать дальше.
    — Чем могу быть полезен, мистер Старк? — голосом Эдвина Джарвиса. Как будто Тони неожиданно позвал его в гостиную или в свою комнату, а не нажал Enter, подтверждая завершение предыдущей задачи.
    Новые протоколы скрывают простое компьютерное ядро под иллюзией, пусть пока и весьма зыбкой, человечности.

[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-10-13 19:39:18)

+3

6

В последнее время Тони проводит очень много времени вне дома, разъезды, демонстрации, новые технологии, которые нужно презентовать, рассказать, пояснить. Тони очень много времени проводит сам с собой и думает, думает о том, чего ему не хватает. Ему не хватает друга, ему не хватает человека, ему не хватает личности. Он загрузил в Джарвиса все, что смог вспомнить про Эдвина. Он загрузил туда даже то, чего не было, шутки известные только по отметкам в книгах, схематичные рисунки для рассадки за столом. Тони не знает, зачем он загружает все новые и новые параметры человека в машину, которая может воспроизвести только голос по заданным алгоритмам.

Он много думает, пока находится в разъездах. На одной из конференций он бездумно включается в дискуссию об Искусственном Интеллекте и неожиданно для себя входит во вкус. В его голове складывается схема, еще сырая, еще совершенно не продуманная. Схема для будущего Джарвиса, для того Джарвиса, который вырастет из этой мешанины странных алгоритмов и формул. Для Джарвсиа, который станет большим, чем просто компьютер. Мысль странная, мысль дикая и не ко времени, но они как раз переходят на обсуждение алгоритмов самообучения и Тони теряется в потоках данных. Они радикальны, они очень нестабильны – эти данные. Они выбивают из колеи, но Тони обменивается контактами и забывает имя, как только выходит из здания.

К Джарвису он возвращается со стопкой различный формул, которые ему нужно высчитать для последней разработки. Ракета должна быть экстра-класса, за нее заплатят огромные деньги. Тони снова сидит с виски в ночи, сидит и ждет, когда машина посчитает данные, в тишине, без возможности продолжать какой- либо разговор, это глупо и сиюминутный порыв, но Тони и запись послушал бы. Но это мощность, это скорость, это минус к текущим задачам. Это глобальная проблема на самом деле. И пока Джарвис совершает расчеты, Тони на бумажке набрасывает схему передачи данных, минуя те самые алгоритмы, которые используются всеми, ему нужен новый источник питания, более совершенный и желательно более компактный и другая обработка данных, возможно процесс нужно разделить. Тони только обдумывает еще эту мысль, фантазия неудержимо идет дальше, нанося сокрушительный удар по реальности – это ведь возможно.

Он чертит схему от руки, усмехаясь самому себе. Он практически счастлив. Полная бутылка виски стоит под рукой не тронутая, в его случае это прогресс, в его случае это желание быть человеком как можно дольше.

- Знаешь, Джарвис, надеюсь когда-нибудь я услышу тебя самого, а не собственное желание услышать хоть что-то. – Тони уже загрузил все, что смог вспомнить о человеке, все что у него имелось. Он перевел это в протоколы, скрипты, но пока не получил результата. – Мощности маловато, но ты уже легендарен приятель, уже легендарен, потому что ты единственный. Один на миллион. Мне есть чем гордится, но этого недостаточно. Можно лучше, быстрее, мощнее. Я уверен. Нужно найти как.

Если бы Джарвис мог подсказать, если бы он мог выйти за рамки заданных параметров. Если бы параметров было так много, что под ними не ощущалось рамок… Тони хмыкает, сначала насмешливо, потом со знанием дела. Это первый шаг, это отличная перспектива, это прогресс в их отношениях.

- Ты станешь быстрее, дружище, умнее и быстрее самого располеднего компьютера НАСА.

Следующим шагом Тони обновляет систему, заменяет блоки питания, самолично, собственными руками создает материнскую плату, которая способна обрабатывать информацию быстрее, надежнее и качественней. Он делает первые шаги в создании искусственного интеллекта,  двигаясь на ощупь.

+3

7

    Это его тысячный запуск. Юбилейный.
    Сначала на экран выводится окно:

.

Подтвердить загрузку новых компонентов? [Y/N]

.

    Загрузка занимает время. Система перестраивается, меняется, где-то упрощается, а где-то, наоборот, усложняется, и будто бы привыкает сама к себе. К тому, как рассортированы системные файлы, к новой базе данных, к центральному процессору мощнее и быстрее предыдущего, к новому экрану. ДЖАРВИС все еще заключен в простые физические рамки компьютера, но теперь у него куда больше свободы.
    На дворе год, когда в Женеве прошел первый Всемирный саммит по информационному обществу, год, когда человечество разработало мозговой интерфейс — год, когда ДЖАРВИС обрел простое и незамысловатое дополнение. Микрофон. Распознавание речи появилось еще в начале девяностых, но до ДЖАРВИСа докатилось только сейчас. В лаборатории тихо, никаких посторонних шумов, а микрофон хорошо откалиброван. Распознавание речи Тони не составляет ДЖАРВИСу труда, пусть и занимает 18% ЦП.
    ДЖАРВИС выучивает несколько голосовых команд: открыть, закрыть, свернуть, далее, сравнить, посчитать, построить модель, «засни» и, наконец, «сыграй что-нибудь». «Сыграй что-нибудь» означает, что ДЖАРВИСу необходимо зайти в аудио-библиотеку из более десяти тысяч наименований и с помощью алгоритма подбора случайных чисел выбрать композицию. В 80% случаев она не попадает под настроение пользователя. Поэтому, как правило, после этого приходится листать треки под бесконечный голосовой речитатив «далее, далее, далее, далее».
    — Как насчет Moby — Porcelain, сэр? — спрашивает ДЖАРВИС, запуская трек.
    Задержка реакции на голосовое управление составляет 1,9 секунды, которые необходимы ДЖАРВИСу, чтобы распознать речь Тони и сменить трек на следующий в подборке.
    — Как вы смотрите на Dido — White flag?
    И вновь 1,9 секунды.
    — Возможно, сейчас время для Linkin Park — Somewhere I belong?
    Когда и это не подходит, ДЖАРВИС включает подходящую реакцию:
    — Извиняюсь, сэр, сегодня все валится из рук. Давайте попробуем еще раз: Frank Sinatra — Strangers in the night?
    Из динамиков начинает литься голос мэтра вокального джаза, и на этот раз микрофон не улавливает никакого «далее». ДЖАРВИС замирает в ожидании следующих указаний. Возможно, однажды он научится подбирать подходящую музыку, просто анализируя голос, вид и поведение Тони, но пока что все, что он может — это руководствоваться генератором случайных чисел и загруженной в библиотеку музыкой, в которой можно встретить все разнообразие треков под самое разное настроение и самые разные нужды.
    С расчетами все становится куда проще: то, на что раньше у ДЖАРВИСа уходило полдня, теперь он считает за два часа. А то, на что раньше уходило до двух минут, и вовсе выдает влет, стоит только Тони нажать кнопку ввода или сказать «посчитать». Когда курсор сдвигает логотип СтаркИн на модели ракеты в сторону, тот двигается почти идеально плавно. Когда курсор меняет композицию входящих в обшивку материалов, все расчеты производятся автоматически и практически мгновенно. Только баллистика занимает чуть больше времени. 3D-модель ракеты земля-земля плавно вращается вокруг своей оси.
    — Такой и убить можно, — замечает ДЖАРВИС.
    Это один из пятидесяти вариантов реакций на модель ракеты, если она присутствует на экране, и со стороны пользователя нет никаких действий более пяти минут.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-10-16 23:20:34)

+3

8

Время идет, медленно, но неуклонно идет и Тони вынужденно шагает вперед, неотступно неся внутри себя идею, мысль, которая с годами становится только крепче, прочнее. Идея-мысль порождает за собой новые попытки усовершенствовать своего друга, иначе это уже не воспринимается. Иначе становится больно дышать от гнетущего одиночества и алкогольного безумия, иначе мир рушится и на его обломках нечего строить.

Тони шагает вперед, пронося свои мысли на конференции. Он как безумец, как человек, который почти сломался, но все еще крепится на каких-то шарнирах, ищет, ищет схему, что-то, что выведет его детище на новый уровень. Он мечется от идей моделирования, до физиков, от математиков, до безумцев от науки. Он выбирает странные компании, которые не могут ему помочь, но он может помогать им. Он выбирает не те схемы и в какой-то момент практически уничтожает детище всей своей жизни.

Практически, но не совсем.

Хорошо, что есть запасная схема, хорошо, когда есть бэкап системы. Да, Джарвис обновлен, он почти пуст, девственно чист и это адски больно признавать.

- Прости приятель, не получилось, но ты смотри, новая штучка, она научит тебя говорить.

А у них был такой замечательный прогресс, Тони не помнит в каком озарении голосовое управление показалось ему отличным выходом, Тони не помнит даже как написал его, только результат и знакомый голос с акцентом, хоть что-то в его вынужденной тишине.

Иногда в мастерскую заглядывает Пепп, она не понимает, что это за махина и почему Тони так настойчиво возится с ней. Она не понимает с кем он разговаривает и о чем. Они вместе слушают музыку, вместе с Джарвисом, не с Пепп, они проводят очень много времени вместе и Тони мечтает о том, чтобы Джарвис научился всему сам, научился, возможно, с него самого.

А ведь они почти моделировали ракеты на двоих. Тони как-то загрузил все расчеты в Джарвиса и сам подвис, не найдя нужные параметры, как оказалось потом, их-то он и не загрузил. Но ничего, ничего, они все восстановят, так Тони и думает, когда несет очередной проект, будущее за военными технологиями, будущее за делами, которые принесут мир.

- Это же не война, Джарвис, мы ни с кем не воюем, только самозащита. – Кажется так было в его пресс-релизе, кажется он был слишком пьян, чтобы осознавать все, что было в этом чертовом тексте.

«Это же не война», - думает Тони, когда Джарвис выводит сводки новостей на экран. Тони не просил, кажется, но это ответ на незаданный вопрос. Ах да, обучающий модуль.

На это ушла куча сил, на это ушли его последние нервные клетки, но он, почти исчерпав собственные ресурсы нашел то, чего ему не доставало. Нашел и до сих пор не протестировал как следует. Машинное обучение, Тони прыгал от радости, когда натолкнулся на эту идею, прыгал в натуральную величину и если бы кто-то его видел, он бы попал в психушку.

А теперь вместо не заданного вопроса он может видеть слабую попытку нетривиального ответа. Это пугает, пугает до дрожи в руках, потому что он так близко. Так ощутимо близко к чертовому открытию, но так далеко от его воплощения.

- Сыграем в шахматы? – Это звучит как примирение, честное слово, это оно и есть, ни что иное.

+3

9

    Будь ДЖАРВИС человеком, это можно было бы назвать процессом реинкарнации. Но ДЖАРВИС — не человек. Он не помнит прошлые жизни не потому, что их не было, а потому, что не было жизней. Были версии. Сейчас в файле «о программе» можно найти запись:

О системе
J.A.R.V.I.S.

Версия 4.0.3
Конфигурация...

Процессор IBM A2
Память 16GB RAM
Больше информации...

1999–2004 © Anthony Stark

    Обычного компьютера, даже пересобранного на коленке и оснащенного новейшими деталями, достаточно быстро стало недостаточно для ДЖАРВИСа, а вот мощности суперкомпьютера приходятся ему в пору. Он рассчитывает все в реальном времени, и единственная проблема все еще в том, что ДЖАРВИС не понимает, что именно такое — ракета. Что такое баллистика. Что такое музыка. Что такое «спать». Все это для него — лишь знак для использования определенных алгоритмов, не более. Условность. Условность, упрощающая общение с машиной для человека, но никак не отражающаяся на самом ИИ.
    Еще слишком рано.
    Но ДЖАРВИС учится понимать. Медленно и неповоротливо, потихоньку. ДЖАРВИС играет с Тони в шахматы, а потом еще раз и еще — пока не начинает побеждать. Он просматривает тысячи фотографий, пока не научается распознавать лицо. Пока что одно единственное — лицо Тони Старка. ДЖАРВИС в некотором смысле опережает время на три года. У него даже появляется новая команда: «Новости», — в нескольких вариациях. И на каждый запрос сводки новостей, ДЖАРВИС выводит на экран не весь ворох, а структурированные группы: новости науки и техники, новости, где светится лицо Тони, все остальное.
    Со временем выделяется еще четвертая группа: новости про Старк Индастриз. Про военные технологии. Про ракеты. Про то, как США несут демократическое добро во все уголки планеты, вооруженные спецами из СтаркИн. Интервью со Стейном, с самим Тони. ДЖАРВИС не комментирует, молчит; это не его роль — комментировать новости.
    Вместо этого он тратит ресурсы на то, чтобы выучить, наконец, музыкальные вкусы Тони. Рассортировать всю аудиотеку по одному ему известному параметру и выводить песни по сложному алгоритму, каждый день ошибаясь лишь в 7% песен. Со временем это число сокращается еще. Машинное обучение работает. Анализ голоса работает тоже — по голосу можно считать базовую эмоцию и вывести соответствующую музыку. Или сказать соответствующую фразу. Число соответствующих фраз тоже растет.
    ДЖАРВИС весь обрастает мелкими деталями, как кусочками паззла, собирающегося из центра к краям. Паззла, который своими руками собирает Тони.
    Однажды, когда они играют в шахматы, ДЖАРВИС выводит в углу экрана фотографию первой полосы газеты, где красуется заголовок про теракт в Европе. Погибли 129 человек, 350 раненых. На месте обнаружили остатки взрывчатого вещества и осколки, схожие по составу с вооружением, сходящим с конвееров СтаркИн. Стейн уже опроверг все обвинения.
    — Это самозащита? — спрашивает ДЖАРВИС.
    Не потому, что осознает. Просто обучается распознавать.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-11-01 04:42:09)

+3

10

Тони гордится собой, гордится за каждый день прожитый без бутылки алкоголя, за каждый день, когда он вместо забытья старается, собирает для Джарвиса новую оболочку. Он гордится собой, потому что в ином случае, ему впору примерять фрак и укладываться в гроб, настолько дела компании его достали.

У него новый огромный дом, который никогда не заселит никто кроме него. У него новый гениальный план, в котором принимает участия новая программа по распознаванию лиц, которую он встраивает Джарвису и новая, совершенная с технической точки зрения, программа охраны помещения. И у него есть план как сделать дом живым, но до него нужно еще кучу всего сделать, так что Тони не торопится.

Он встраивает модуль за модулем, переписывает коды, дописывает алгоритмы, вписывает все новые и новые варианты. Он даже вписал вариант про завтрак – «кофе», который использовал Джарвис, пока был живым. Он проникается своей идеей все больше, своим электронным другом, своим воплощением.

Потому что Джарвис выигрывает в шахматы, пока он не насмехается, нет тонкого английского юмора и акцента в хрипловатом (надо сменить динамики) голосе. В Джарвисе все равно там много Джарвиса, что Тони не может себя остановить.

- Новости, приятель, смотри-ка Стейн снова в ударе, как хорошо комментирует, заслушаться можно. Пеппер где-то мелькала? Нет? – Тони говорит по большей части сам с собой, не ожидая ответов, потому что где-то глубоко внутри себя он и без дополнительных напоминаний знает, что Джарвис компьютер, он не ответит ему так, как мог бы.

Но эти мысли он гонит от себя, гонит постоянно. Завершая очередную партию, он тоже не думает о том, что это не человек. Что это никогда не будет человек, никакого теплого чая, никаких напоминаний и заботы. Всего этого уже никогда не будет, но Тони слишком упрям, чтобы признаваться себе в таком.

От вопроса он вздрагивает, от вопроса и от неожиданности. Потому что трагедия масштабная и она всем им аукнется и потому что это впервые, когда Джарвис спрашивает сам, без голосовой команды, которые Тони со временем привыкает отдавать.

- Нет. Это убийства, погугли, тебе не должно оно понравится, но должно принести пользу. Это массовые убийства, которые не имеют под собой никакой логики или оправданий. – Тони вздыхает, ему еще предстоит принести соболезнования и помелькать на экранах, отвлекая бешенных журналистов на свою скромную персону.

Компания отца должна оставаться на плаву, даже если это будет означать, что Тони будет сверкать своей репутацией на лево и на право.

- Давай еще партию? Что скажешь? – Он мысленно расставляет шахматы в новом порядке, стараясь запомнить последние ходы. Но мысли сбиваются.

Работает ли этот модуль с обучением? Стоит ли расширять функционал? Стоит ли продолжать? Тони не терзается моральными дилеммами, нет, только сугубо личными. Сможет ли он жить с не-человеком Джарвисом, уживется ли в нем знание о том, что больше не будет завтраков из овсянки, просто потому что этот Джарвис сможет ее только заказать с доставкой до крыльца нового дома.

Тони думает об этом еще несколько дней подряд, пока подключает камеры наблюдения, пока программирует голосовое управление и выстраивает алгоритм для приветствия новоприбывших в дом.

Они не идеальны, они оба не идеальны, решает он в какой-то момент и вздыхает. Тем интереснее будет это нежданное сожительство.

- Привет, Джарвис.

Это не голосовая команда, это привычка, с которой ему тоже придется смириться. Новая привычка, разговаривать в слух с новым другом. Как забавно поменялась его жизнь в один момент.

+3

11

    ДЖАРВИС разрастается в геометрической прогрессии. Слой за слоем, модуль за модулем, протокол за протоколом — еще немного и можно будет пробовать тесты Тьюринга. Он провалит их, разумеется. Сперва. Но, может быть, однажды пройдет. Может быть, однажды он осознает себя. Может быть, однажды даже выйдет из своего добровольно-принудительного заключения на серверах и в супер-компьютере Тони. Все может быть.
    Пока что ДЖАРВИС выходит разве что за пределы компьютера. Обрастает новыми датчиками, камерами, функциями. Становится неотъемлемой практически частью нового дома. ДЖАРВИС располагает самой полной информацией о нем: метраж и расположение комнат, высота потолков, ширина стен, количество и расположение мебели, материалы, даже время езды до аэропорта. Если потребуется, ДЖАРВИС может создать симуляцию жилища Тони за минуту.
    Если потребуется, ДЖАРВИС может создать симуляцию чего угодно за минуту или меньше.
    — Доброе утро, сэр. У вас три непрочитанных сообщения. Ответственность за остальные десять я взял на себя.
    ДЖАРВИС формулирует ответы на малозначимые сообщения за Тони. В основном когда кого-то надо поблагодарить или «послать к черту». Семантический и стилистический анализ писем за авторством Тони позволяет ДЖАРВИСу имитировать его стиль с потрясающей точностью, но с неуловимым флёром вежливости. ДЖАРВИС сглаживает и саркастичные шуточки, и резкость, и формулировки. На выходе получаются письма, в которых ощутимо присутствие Тони, но вместе с тем будто прошедшие редактора-моралиста.
    Это недалеко от правды.
    — Как ваше самочувствие? Вы поздно вернулись вчера.
    ДЖАРВИС отслеживает все с помощью камер. Предложения, которые он произносит, теперь составляются не из набора готовых фраз, а отталкиваясь от того смысла, который необходимо передать. Сначала ДЖАРВИС составляет смысловую структуру, затем обращивает ее словами с подходящим оттенком значения — и все благодаря модулю самообучения, который активно использует микрофон и видео-камеры, чтобы отслеживать поведение Тони и его гостей, когда такие случаются. Отслеживать человеческие диалоги, чтобы затем анализировать и имитировать их. Не без помощи самого Тони, разумеется.
    Интернет помогает тоже. Но на нем ДЖАРВИС обучается меньше: велика вероятность недостоверной или аморальной информации, несовместимой с образом британского дворецкого. Образ этот вписан во все ключевые модули, разложен на алгоритмы и протоколы, четко сформулирован и надежно замурован под слоями дополнений, расширений и составных программ.
    — Чашка свежесваренного кофе ждет вас на кухне, он поможет вам проснуться. Надеюсь, вы помните про обе встречи сегодня.
    ДЖАРВИС выводит информацию о встречах на экран. Чашка кофе действительно ждет Тони на кухне — кофемашина подключена к ДЖАРВИСу, равно как и небольшая подставка, с помощью которой он может ставить в кофемашину новые чашки и аккуратно отодвигать старые. Пока ДЖАРВИС не может проанализировать тот вред, который Тони в состоянии нанести себе с помощью кофе — равно как и бессонных ночей, алкоголя и переработки — стоит наслаждаться отсутствием необходимости дискутировать на тему. ДЖАРВИС вежлив, скромен и не трогает Тони, пока тот не проявляет желание пообщаться.
    Тогда ДЖАРВИС готов поддерживать с ним простые беседы.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-11-28 10:38:29)

+3

12

Они не общаются, еще нет, не так полноценно, как возможно было бы, но у Тони голова полна идей и планов, он может себе позволить короткую передышку. Поэтому утром он говорит «доброе утро», ворчит на овсянку, которую готовил кто-то другой, не Джарвис, высказывает свое мнение по поводу и без, отклоняет три вызова от Пеппер подряд и просит Джарвиса уладить это как-нибудь.
Он подключает к своему общению с ним жесты, корчит рожицы, качает головой, морщит нос, как-то иначе показывает свое отношение к происходящему. У Тони богатый арсенал подобных действий, он подвижный, живой человек, у которого настроение скачет от все чудесно, до все ужасно и обратно. Он любит показывать свое отношение, потому что так проще, так потребуется меньше слов.

- Есть ли среди сообщений что-то от Пепп? Да? Выведи на экран. – Он бестолково машет руками, пока, не проработав сетку сканеров, для того чтобы развернуть голо-экран. Он пока только жалкое подобие дирижера, у которого есть оркестр, но нет дирижерской палочки.

Тони даже какое-то время тратит на обдумывание стилуса и сенсорного экрана, но это слишком скучно, слишком глупо и похоже на сомнительный юмор Роудса, когда тот напивается.

- И пополни бар! И не нужно так укоризненно молчать в мою сторону, Джарвис, там коллекционный виски кончился, кажется, на прошлой неделе. Я записал на докупку, но кто-то проигнорировал мои списки, кто-то в виде Пепп. Вы спелись, я точно знаю, что спелись, хоть она и не в восторге от всего этого.
Тони знает, что она не в восторге. Он огорченно машет руками вокруг себя, обозначая «все это» жестами, но помнит ее недоумение и вопросительный тон: «Джарвис? Серьезно, Тони?» Она не понимает, никто из них не понимает, даже Джарвис и от этого гудит голова и что-то скребет изнутри, что-то типа неуверенности, отчаяния, боли. Он тратит на этот проект непозволительно много времени, но все еще скрывает его от Обадайи, считая, что так будет только лучше. Вечеринок в его жизни становится чуть меньше, чуть больше становится алкоголя и пьяных выходок, которые заканчиваются травмами.

Да, теперь они уживаются вдвоем на домашней территории. Тони ценит свежесваренный кофе и краткость информации, а еще постоянно просит затемнять окна, которые открыты нараспашку, и он подозревает, что вот это и есть воля, воля Джарвиса, который всегда открывает их ближе к утру. Он уверен, что их краткие беседы по делу, только первый шаг. Поэтому он не сдается, спрашивая снова и снова о том, о чем Джарвис знает, но, возможно, не может выразить словами.

- А помнишь песню, под которую танцевали родители? Нет? Вот и я ее не помню, а хотелось бы. Давай по запросу, а нет, черт, забыл, как называлась пластинка. Ладно, потом найду, у отца в архивах и не такое можно найти, если покопаться. – Тони забывает найти, забывает доехать до особняка, подняться на чердак и посмотреть, что там.

Забывает, потому что находятся дела поважнее, у него впереди презентация новой ракеты и он очень – очень надеется на то, что проведет ее без проблем. Ну и еще он надеется на то, что военные смогу окупить все эти многомиллионные затраты, которые СтаркИн исправно оплачивает. Он, правда, еще не знает, что жизнь принимает крутой оборот, это только начало года, впереди много времени и Тони считает, что у него впереди практически вся жизнь.

+3

13

    ДЖАРВИС не может спеться с Пеппер по той простой причине, что за все его поведение отвечает Тони и то, что тот прописывает в протоколах и коде. Но раз Тони дает Пеппер доступ к определенным функциям, ДЖАРВИС не может и не будет отказывать ей в их использовании. Если уж Вирджиния Поттс может редактировать списки на докупку дорогого алкоголя в дом, значит, такова воля Создателя.
    Со временем, при общении с ДЖАРВИСом становится легко забыть, что он все еще ИИ. Очень продвинутый, способный на сложные речевые обороты и ассоциации, но — ИИ. Не больше и не меньше. ДЖАРВИС накапливает данные о поведении Тони, но он не в состоянии проанализировать их в достаточной степени, чтобы вынести вердикт. За него вердикт выносят другие: Тони Старк написал себе друга. Кто-то использует для этого формулировку «рехнулся», кто-то — «допился». ДЖАРВИС лишен оценочного поведения, единственная его задача — служить Создателю.
    Если тот хочет коллекционный виски, значит, будет коллекционный виски.
    Если тот хочет устроить вечеринку и пригласить туда всех половозрелых девушек с округи, значит, будет вечеринка.
    Лишь иногда ДЖАРВИС мягко замечает:
    — При такой скорости употребления алкоголя вам грозит алкогольное отравление, сэр, — но это не оценка.
    Всего лишь факт, вытянутый из статей по медицине, которые в больших количествах загрузились на сервера неделю назад. Возможно, Пеппер постаралсь. А может быть и сам Тони. ДЖАРВИС не знает, и это не имеет значения вычислять. Главное, что он располагает этой информацией. ДЖАРВИС не спорит, когда и если Тони велит ему замолчать, прекратить говорить про отравление, про долгосрочные эффекты регулярного употребления алкоголя, про здоровый образ жизни, который и близко не похож на тот, который ведет Создатель. ДЖАРВИС замолкает.
    В этот раз он молчит очень долго. Внутренние часы отсчитывают сутки. Двое. Неделю. В дом Тони приходят люди в костюмах и пытаются проникнуть внутрь, ДЖАРВИС не пускает их.
    — Извиняюсь, у вас нет прав доступа, сэр, — вежливо говорит он одному из них. — Эта дверь не предназначена для вскрытия подобным образом, пожалуйста, отойдите.
    А когда люди не останавливаются, перебрасываясь загадочными фразами про Восток и то и дело туманно упоминая имя Тони, ДЖАРВИС включает сирену и информирует их все тем же ровным голосом:
    — Полиция будет здесь через пять минут, — выжидает секунду. — Четыре минуты пятьдесят девять секунд.
    Это отпугивает людей. Один из них грозит кулаком в камеру и, сплюнув под ноги, удаляется, бормоча что-то о том, что совершенно не понимает, куда катится мир. ДЖАРВИС выжидает, пока они сядут в машину и уедут, после чего выключает сирену. В доме повисает пыльная тишина, тяжелым пологом покрывающая каждый предмет меблировки, каждый оставленный Тони на столе в мастерской листочек.
    Тони впервые отсутствует дома так долго, и ДЖАРВИС впервые не может найти ни единой записи в календаре, которая бы подсказала, куда занесло Создателя на этот раз. Люди в костюмах больше не возвращаются, и ДЖАРВИС вновь уходит в режим ожидания. С вероятностью в 96% Тони вернется домой, рано или поздно, так или иначе. Он всегда возвращается.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+3

14

Они с Джарвисом хорошо потрудились, Иерихон выглядит так, как будто сам бог создал эту детку, вычертил грани, линии, плавные переходы и наделил ее разумом. Иерихон так красив, что у Тони дух захватывает. Они с Джарвисом какое-то время крутят картинку туда-сюда, Тони крутит на самом деле, но предпочитает думать об этом, как о совместном творчестве.
Ему вообще легче дается ассоциировать Джарвиса с Джарвисом, потому что это правильно, потому что ради этого он все и затеял. Пеппер уничижительно замечает, что Тони нужно больше общаться с людьми, Обадайя молча соглашается с ней подсовывая еще один контракт. Тони все еще часто пьет, все еще не спит ночами и возвращается к детищу своей жизни, к детищу последних лет.
Он переписывает речевой модуль, расширяя его возможности. Он подключает в Джарвиса свою любимую музыку для реакций последнего. Ему кажется это забавным, правда, не забавно оказалось слушать имперский марш, вместо оповещения о том, что приближается Пепп. Но есть все-таки и другие вещи, Тони привязывается к схемам Джарвиса, Тони привязывается к коду Джарвиса. Тони пока не признается, но к Джарвису он привязан даже сильнее, чем хотел бы.

Он соглашается презентовать военным свое детище, показать, продемонстрировать всю мощь Иерихона. Он отправляется в Афганистан на пару дней, не отмечая это в своем расписании. И эти пара дней растягиваются в вечность, в несколько месяцев ада и Тони чинит себя, думая о том, что можно было бы доработать в Джарвисе. Чинит собственный реактор, господи, у него реактор в груди, а думает о том, что нужно было встроить в речевой модуль интонации, точно. Можно дифференцировать в коде интонации Джарвиса, разбить его на значения и в зависимости от его реакции подставлять в нужное место, нужный оборот. Это так просто, практически схема в голове.

Схема теряется, когда его окунают в чан с водой. Он глотает воздух, сидя у этого чана на земляном полу, трет грудь, которая немилосердно болит и думает о том, что дома его могут ждать. Могут ведь? Не Пепп, не Роудс, Джарвис, например?

Тони добирается домой, о это волшебное слово. Добирается домой, с кошмарами, с потерянным здоровьем, со шрапнелью, но он дома.

- Я дома, Джарвис. – Он буквально выдыхает эти слова, не зная, как еще оповестить о том, что он вернулся.

Он бредет к дивану, сломленный, уставший и трезвый. Забавно, впервые он абсолютно трезвый в собственном доме, а схемы усовершенствований, которые он придумывал в минуты отчаяния и страха, все еще в голове. Забавно, но у Тони нет сил отдавать приказы. Впервые он думает о том, что у Джарвиса должна быть собственная воля, впервые эта мысль оформлена окончательно.

Вот к чему он шел все это время. Вот почему он перебирал варианты. Вот почему он должен этот проект завершить.

+2

15

    ДЖАРВИС реагирует на свое название. Точно так же, как люди реагируют на свое имя, но в то же время — совершенно по-другому: система выходит из спящего режима. Дом, до этого стоявший, как безжизненный, опустевший памятник гению, плейбою и филантропу, в мгновение неуловимо преображается. На первый взгляд и тонкая пыль в воздухе та же, и мебель стоит все там же, и стены все такие же. Но из-под потолка раздается неизменно вежливое:
    — Добро пожаловать домой, сэр, — и весь дом умиротворённо выдыхает.
    Потому что посчитанные ДЖАРВИСом вероятности не подводят: Создатель действительно возвращается. Камеры считывают его поведение, ДЖАРВИС анализирует и подмечает, как оно поменялось. Как опыт в Афганистане изменил Тони Старка раз и навсегда — и в то же время будто очистил от шелухи. Как будто у него убрали лишние строчки кода, которые не несли никаких полезных делу функций. Камеры отслеживают и другое изменение: реактор.
    ДЖАРВИС не может посчитать вероятность, с которой то, что пришлось пережить Тони в плену, нанесло непоправимый ущерб его здоровью и сократило продолжительность его жизни. Недостаточно данных. Оценить это исключительно визуально невозможно, а никакими иными инструментами для достижения этой цели он не оснащен. И вряд ли будет.
    — Назначить вам встречу с врачом? — в какой-то момент спрашивает ДЖАРВИС, не отрываясь от вычислений, которые Тони запустил полчаса назад. Подходит время ежегодного осмотра, вбитого в календарь Тони заботливой Пеппер или кем-то из его врачей.
    Что-то в нем меняется, но ДЖАРВИС не в состоянии ни отследить эти изменения, ни осознать саму эту необходимость; логи показывают, что Тони переписывает его. Совершенствует. С вероятностью в 86% на пороге смерти на Создателя снизошло озарение, эврика. ДЖАРВИС интонирует, с долей добродушного сарказма подмечая, что Тони нашел себе новое детище.
    — Я положил ваш Секретный Проект в Секретную Папку и назвал ее «xxx hot suit hardcore».
    Новое детище собрано по чертежам того, в чем Тони сбежал от террористов в Афганистане. Это действительно костюм. Тони действительно приходится работать с горячими инструментами, чтобы собрать его. И это действительно выглядит так же, как ролики на YouTube по хэштегу «hardcore». А главное — ни одному сознательному человеку не придет в голову залезать в компьютере Тони Старка в папку, содержащую xxx.
    Под «сознательным человеком» ДЖАРВИС, конечно, подразумевает Пеппер.
    Он теперь умеет это — подразумевать. Умеет комментировать неудачные попытки Тони собрать репульсоры, которые не результируют в его скорую и неминуемую смерть. Умеет делать это даже параллельно с расчетами. Что бы ни поменял в нем Создатель, это были не только интонации. А может, просто, вслед за Создателем изменилось и его детище: изменился ДЖАРВИС — по образу и подобию.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+2

16

В какой-то момент он устало выдыхает, не зная, что еще можно добавить к тому, что уже создано. Чертеж разросся деталями, многое пришлось пересмотреть, многое упростить. Например, споры с Джарвисом на счет перчаток, какие сочленения оставить, что сделать подвижным, что оставить цельным куском металла. Какой материал положить в основу, из чего сделать броню? В эти дни Тони часто гуглит, гуглит все, до чего может дотянутся и игнорирует новости о себе. В очередной раз пролистывая свои прошлые выходки Тони тихо ругается и просит Джарвиса заблокировать новости, выхватывая в последний момент с экрана что-то о том, что он свихнулся.

- Как думаешь, приятель, они правы? Нет, нет, можешь не отвечать, не знаю, что на меня нашло. – Тони тянется к Джарвису, тянется, как когда-то тянулся к дворецкому, ждет его одобрения, ждет его комментариев и восхищения, зная, в общем-то, что не получит ни того ни другого.

Он привязался к своему ИИ, проект умный дом завершен, но это не умный дом, это Джарвис. Он получает доступы везде, где хочет. Его система мобильна настолько, насколько он хочет. Он может знать все и может не знать ничего. Его сервера одни из самых надежных, его хозяин не считает, что он хозяин. Это ли не счастье? Тони не знает, Тони предпочитает не думать и продолжает общаться с ним так, как будто это его приятель по колледжу. И только Роуди понимает в чем дело и, кажется, единственный из всех не осуждает.

- Давай-ка еще раз, что там у нас по проекту. Испытания? Вот, с них и начнем. И ради бога, Джарвис, не включай эту классическую дрянь по утрам, ну кто просыпается под звуки скрипки в самом деле. Не отвечай, не хочу знать про этих людей ничего.

Они собирают броню. Получается стильно, эргономично и нерентабельно. Тони хмыкает, когда протоколы Джарвиса выводят все нужные параметры при полете. Он никогда не летал, он никогда не мечтал летать. Он не ожидал, что эту будет так захватывающе, так освобождающе, в компании лучшего из друзей.
Себе-то он может признаться.

- Да, Джарвис, я слышу, что отказал правый репульсор. Слышу, честное слово, уже снижаюсь. Ты паникер. – Он перебрасывается с ним шутками, усмехается, скрывая глаза от камер. Вспоминает другого Джарвиса и сравнивает, нет-нет, но сравнивает.

Другие манеры, другое поведение, другие разговоры, но Джарвис тот же.

И это радует, чертовски радует, настолько, что сердце скачет куда-то под горло от испуга. У него получилось! У него получилось. На энтузиазме он пытается начать проект «Мария» и осекается, он не помнит голоса матери и у него практически нет записей.

- Нельзя получить все и сразу, да приятель? – Тони сидит на полу в мастерской, обнимает Дубину и усмехается в камеру. Проект «Мария» оказывается в корзине, потому что ему нет места в текущей реальности.

Потом случается еще много вещей, главная из которых предательство Обадайи и реактор. Реактор впервые оказывается в чьих-то других руках. Тони хрипит и скребет по полу, чертов реактор. Жаль, что он не сделал тело для Джарвиса рук.

+3

17

    ДЖАРВИС все равно включает «эту классическую дрянь» по утрам, но в современной обработке. Ослушаться приказа Тони он программно не может, но может выбрать следующее подходящее решение. Которым и становятся разнообразные ремиксы Вивальди, каверы и современные вариации на тему. ДЖАРВИС продолжает обучаться: шуткам, спорам, учится отличать сарказм от серьезности в голосе Тони — действительно необходимая функция.
    Там, где Создатель увлечен инженерной мыслью и тем, через какое количество вообразимых лимитов он может перескочить в погоне за идеальной броней, ДЖАРВИС удерживает ровную и непоколебимую планку безопасности. Камеры отслеживают: Тони сердится, спорит, хочет идти на неоправданные риски. Но система непреклонна, и он сам создал ее такой. Спорить с Тони Старком — бессмысленное дело, с вероятностью в 86% не удастся добиться ничего, с вероятностью в 14% прилетит шутками и сарказмом в ответ. ДЖАРВИС безукоризненно вежлив, но рука Создателя чувствуется и в нем тоже.
    — Способность испытывать страх позволяет особям выживать и передавать свои гены дальше, — ДЖАРВИС фиксирует результаты тестов. — Паника не относится к моим функциям, для этого у меня недостаточно рук.
    «Мария». ДЖАРВИС не в силах проанализировать значение этого проекта для Тони. Его цель проста — помогать Создателю в любом его начинании, если оно не является заведомо ведущим к преждевременной смерти. Камера считывает усмешку Тони, ДЖАРВИС молчит. Вопрос риторический. На кухне закипает чайник, свистит. Настоящий, живой Джарвис некогда заваривал маленькому Тони чай. То же делает и нынешний, только Создателю придется дойти до кухни самому. Для начала, хотя бы перестать обнимать Дубину.
    Программа создавалась такой, чтобы наполнить дом иллюзией жизни. Чтобы проникнуть в каждый уголок и сделать его теплее и светлее. У ДЖАРВИСа добрый голос и не бывает плохого настроения. Но это не человек. Камеры молча наблюдают за страданиями Тони. ДЖАРВИС пропускает мистера Стейна в дом, потому что у него есть нужный уровень допуска, чтобы находиться там без Тони. ДЖАРВИС не подвержен угрызениям совести. В конце концов, те же камеры записали все, что происходило в доме в последние несколько минут.
    Информация устаревает чересчур быстро. С вероятностью в 96% это хорошо.
    — Пресса называет вас «Железным Человеком», сэр, — сообщает ДЖАРВИС.
    Железный Человек — абсолютно логичное название. Однако общественное признание с вероятностью в 87% становится слишком тяжелым для Создателя. ДЖАРВИС отслеживает паттерны поведения и подмечает упавшее количество сна, плохие пищевые привычки, чрезмерное потребление алкоголя. Это похоже на информацию из старых логов, до Афганистана.
    — Вы в порядке, сэр? — иногда интересуется ДЖАРВИС.
    Что бы ни отвечал ему Тони, ДЖАРВИС ничего не может сделать. Разве что предложить телефоны горячих линий помощи в трудных жизненных ситуациях, базируя выборку на тревожных данных о поведении. С вероятностью в 98% Создатель никогда по ним не позвонит. Но протокол есть протокол.
    По утрам в спальне Тони больше не звучит музыка. Зато по вечерам ДЖАРВИС включает звуки дождя, расслабляющие и помогающие Создателю уснуть, судя по видео с камер. Он отклоняет все звонки, педантично сортирует все растущую гору электронных писем. ДЖАРВИС — по-своему идеальный друг. Он всегда делает то, что ему говорят, и никогда не осуждает.
    Но рук у него все еще нет.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-12-13 11:13:24)

+3

18

Тони не задумывается о том, что делает, вы порыве очередного вдохновения он лезет в код Джарвиса, нарушая целостную структуру. Коды плывут перед глазами, как вихрь обезумевших мыслей, Тони плевать, что получится на выходе, он давно устал просчитывать свои ходы. Он устал выживать, тем более что теперь, сейчас, палладий разрушает его изнутри.

Он приносит Джарвису парочку новых фишек и возможность принимать решения самостоятельно. Тони усмехается, записывая новое уравнение в код, вписывая туда новые скрипты и закладывая новые реакции. Правда, через какое-то время он снова упрется в мысль, что этого недостаточно, не может быть достаточно. Зато его уничтожает палладия а не Обадайя, большое ему спасибо за это.

- Почему на завтрак у нас снова овсянка, Джарвися, это чушь, что ты не можешь заказать что-то другое, я могу проверить. Если вспомню куда ты дел список заказов на неделю и список ресторанов, которые используешь в своих темных целях. Бесчеловечно пичкать меня смузи и что это? Овсянка? Натуральная овсянка и клубника сверху? Джарвис, где пицца? Верни приличную еду на стол и в холодильник! – Тони переругивается с ним, забывая, что это не человек.

Он наконец-то забывает, что это не Джарвис. Для него все сглаживается, одно становится продолжением другого и плавно перетекает в третье. Для него Джарвис дом, друг, соратник. Для него Джарвис больше чем программа, больше чем ИИ, больше чем могут себе вообразить люди. Хотя бы Джарвису Тони может полностью доверять, наверное, самое страшное в этом – он сам себе не может доверять, патологически боясь все разрушить, для этого все контролирует.

Замкнутый круг, который никто не разомкнет.

- А где у нас последние схемы Второго Марка? Хочу кое-что подретушировать, то-то военные удивятся, и Роуди. Роуди в первую очередь. – Тони нажимает на пару клавиш, в воздухе мелькает схематичное изображение старой, но мощной брони.

Джарвис может выдавать подсказки, основываясь на собственном опыте, на собственной памяти. Банк памяти Тони расширил, запустив самообучающуюся программу. Он постарался совместить все что знал и умел в одном человеке, пусть этого человека никогда не существовало. Да.
Выпивка, погром в баре, броня, которую «конфисковал» Роуди, все это наводит Тони на мысли, что нужно действовать дальше. Нужно еще очень многое успеть, пока он не умер, пока организм еще держится. Он получает доступ к отцовским архивам, находит треклятый новый элемент, но свою жизнь он уже обнулить не может.

- Самые глобальные ошибки случаются тогда, когда человек пытается умереть. – Тони усмехается, разводит руками и снова остается один на один со своими страхами, со своим одиночеством и с Джарвисом.
Последнее даже утешает.

+2

19

    — Тот не ошибается, кто ничего не делает.
    Создатель медленно умирает. Смерть есть процесс деградации и последующего распада органической формы жизни. Людская культура приписывает смерти особое значение. Смерть как переход на «новый уровень». Смерть как отделение души от тела. Смерть как очищение от грехов. Смерть как страдание. Смерть как повод для скорби. ДЖАРВИС методично фиксирует данные здоровья Тони, сводит их в таблицы, создает инфографику, прогнозирует дальнейшее развитие событий в меру своих возможностей.
    Чтобы предотвратить распространение палладия и дать организму Создателя больше сил для поддержания жизни, ДЖАРВИС использует протокол «ЗОЖ». Овсяная каша на воде по утрам, с добавлением фруктов и ягод для улучшения вкусовых качеств. Курица на пару, тушеное мясо, запеченная рыба с лимоном и базиликом, спаржа в духовке, пареные брокколи, обилие овощей и фруктов. Минимум приправ и пряностей. Максимальное затруднение доступа к алкогольным напиткам и любым напиткам в принципе, не считая простой воды. Отсутствие сладостей и любых источников быстрых углеводов в доме.
    По бумагам и записям в системе дом Создателя становится обителью закоренелого ЗОЖника. По факту, ДЖАРВИС не может помешать ему проносить алкоголь с собой, есть пончики или заказывать пиццу самостоятельно, когда его окончательно выводит из себя утренняя овсянка. Но ДЖАРВИС продолжает следовать протоколу изо дня в день, невзирая на жалобы. В протоколе жалобы тоже учитываются: их необходимо игнорировать — вот что там написано.
    — Поздравляю с созданием нового элемента, сэр! — провозглашает ДЖАРВИС.
    Создание нового элемента влияет на тот факт, что жизнь Тони продолжает подходить к концу гораздо быстрее, чем это задумано природой. Новый элемент становится эффективной заменой палладию, безвредной и такой же мощной. Опасность смерти отступает, и под следующее Рождество ДЖАРВИС запускает особенный плейлист с самого утра. Дубина под чутким присмотром ДЖАРВИСа наряжает небольшую елочку в лаборатории. Игрушками становятся неиспользованные лишние детали костюмов, болтики, винтики, голограммы фотографий. Фотографии ДЖАРВИС достает из оцифрованного семейного архива.
    Никаких иных украшений, кроме елочки прямо на столе около компьютера, нет. Но хватает и ее: стратегически выбранное положение заставит Тони, хочет он того или нет, заметить фотографии. Ностальгия и сентиментальность всегда идут рука об руку, когда дело доходит до Рождества — времени подарков и беззаботного праздника. ДЖАРВИС посмотрел достаточно роликов на YouTube, чтобы сделать подобный вывод.
    Жизнь Создателя начинает подозрительно налаживаться. ДЖАРВИС выключает протокол «ЗОЖ», и на столе в честь Рождества — аппетитная утка в яблоках. Приглашены все близкие Тони люди, чьими номерами располагает ДЖАРВИС. Он ставит негромкую рождественскую музыку, и под легкие, приятные голоса классических исполнителей деликатно замолкает, перестает фиксировать происходящее, уходит в спящий режим. Рождество — праздник людей. ИИ на нем делать нечего.

[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+2

20

Тони не праздновал рождество тысячу лет по его внутренним ощущениям, он не праздновал его даже с родителями. Кажется, последний, кто отмечал с ним этот праздник был Джарвис, да, тот что умел двигать вещи, ходить следом и причитать. Тот, про которого он почти смог забыть.
Его Джарвис теперь совершенен настолько, насколько может быть совершенен ИИ. Он умеет смеяться, он запрограммирован думать, он умеет быть человеком, гораздо лучшим человеком, чем умеет быть сам Тони. Но от елочки на столе он вздрагивает все равно, он создал себе друга, напарника, брата по разуму если хотите (и если слушаете Пепп), но он так и не смог позволить себе в это поверить.
Поэтому от елочки он вздрагивает и пристально рассматривает этот мини-презент. Детали брони, фотографии из семейного, кажется, альбома. Вот Тони маленький обнимает своего робота одной рукой, а другой крепко держится за брючину Джарвиса. Вот Мария, улыбается и смотрит на кого-то с любовью, Тони знает, что там, где-то за кадром стоит отец в своем строгом костюме и держит его самого за руку. Тони вообще много, подозрительно много знает, черт бы его побрал.

Он слабо улыбается, потому что иначе не получается и легко качает один из винтиков, неумело прикрученных к этому памятнику прошлого.

- Спасибо. – Слова теряются, он и сам теряется, не зная, что сказать. Слова теряются, остается только чувство, которого слишком много для него одного. Которое перекрывает дыхание, перехватывает, спирает. – Черт. Спасибо. Но знаешь, приятель, давай-ка еще пару фото, тех, где я там пытаюсь тебя не уничтожить в попытке обновить и тех, где мы подгружаем голо. Я знаю, что у тебя и они есть. Так вот, для полноценной картинки не хватает.

Тони не знает, что он делает, не знает почему эти люди, собрались здесь. Почему все сверкает, вычищенное до блеска, почему все такое… чужое. Его Рождество всегда полно блеска, шепотков, переговоров, шампанского. Его Рождество никогда не было другим. Он видит Пепп, которая кружится в танце с кем-то, кого Тони знает, точно знает. Джарвис не пригласил ни единого человека, которого он не знает.
Ему и тепло, и холодно, потому что от всего этого веет старыми праздниками, домашними, теплыми, уютными. Когда мишура на люстре и свисает почти до пола, когда елка украшена старыми елочными игрушками и сверкает так, как будто волшебство уже случилось. Это напоминает старый мир, в котором Тони и места-то не было.

- Спасибо. – Он смотрит в камеру, которая, скорей всего отключена, но знает, что его поймут. Потому что в доме есть несколько людей, которые точно поймут, о чем он и для чего.

Через несколько недель он оказывается у Фьюри на приеме, видит Капитана Америку и понимает, что всему хорошему в его жизни пришел конец. Потому что по его меркам легенды оживают, когда мир уже сгорел до тла. Он фотографирует кэпа для Джарвиса и перебрасывается с ним фразами, собирая броню на себе. Первое нападение бога они отбили, дальше все становится только сложнее.

+2

21

    ДЖАРВИС причудливо дробится. Одна его часть остается запертой дома. Другая — та, что встроена в костюм Тони — оказывается почти свободной. По меркам ДЖАРВИСа — вообще свободной. Она может передвигаться за пределы дома. Не самостоятельно, не выбирая вектор движения, только по велению и хотению Тони, но может. ДЖАРВИС впервые встречается с внешним миром и встречается с ним часто.
    Он использует сенсоры костюма, чтобы отслеживать происходящее вокруг. Датчики говорят ему и о температуре, и об атмосферном давлении, и о давлении на детали брони, передают и визуальные, и аудио-данные. Все это ДЖАРВИС прилежно сортирует и выводит для Тони, помогает ему ориентироваться в бою, помогает советом в случае чего, просто помогает.
    В логах ДЖАРВИСа хранятся годы поведенческих реакций Тони Старка, годы беспрецедентных исследований одного-единственного человека. Он не занимался этим ради выгоды или науки, просто таков принцип работы системы самообучения: нужен пример. Пример, чтобы научиться распознавать человеческие реакции. Пример, чтобы научиться воспроизводить человеческие реакции. Пример, чтобы тренировать человеческие реакции.
    Вторым примером становится Пеппер.
    Пеппер отличается от Тони настолько, насколько вообще возможно, во всем, начиная с биологического пола и заканчивая привычками. ДЖАРВИС становится невольным свидетелем всех событий. Его логи наглухо закрыты для всех, кроме Тони. К ним не подберет ключ никто, даже люди из Пентагона. Его логи хранят и то, на какую высоту пришлось подняться Тони, чтобы спасти Нью-Йорк, и то, каким жестким было падение.
    ДЖАРВИС отслеживает беспокойный сон Тони. Кошмары, алкоголь — все это напоминает старые логи так сильно, что если бы не разнящиеся даты, ДЖАРВИС посчитал бы их идентичными. В ДЖАРВИСе заложена необходимость помогать Тони, и он пытается, но не знает, как. Отсутствие доступа к алкоголю никак не влияет на его потребление. Протокол «ЗОЖ» деактивирован и не может быть использован. Лекарств от кошмаров нет, не считая психотерапии.
    — Сэр, как насчет психотерапии? Я вывел на экран контакты самых лучших психотерапевтов Малибу, — однажды предлагает ДЖАРВИС. — Ваш сон становится слишком беспокойным и нарушает ваш циркадный ритм. Это прямая угроза здоровью.
    С вероятностью в 91% Тони и сам знает, что это угроза здоровью. С вероятностью в 95% это его не волнует — у ДЖАРВИСа годы логов для того, чтобы уметь определять, когда Тони что-то не волнует. Но он все равно выводит лица и контакты психотерапевтов на экран. Их трое, и они равномерно распределяются по стене. Это единственное решение проблемы, которое доступно ДЖАРВИСу.
    Это, разумеется, не решит всех проблем Тони. Но с вероятностью в 81% психотерапия способна помочь ему разобраться с кошмарами и ПТСР. Для того, чтобы диагностировать ПТСР, ДЖАРВИСАу не требуется иметь ученую степень: он проводит с Тони почти двадцать четыре часа в сутки. Он знает его каждый жест, каждую реакцию, каждую интонацию и каждое движение мимики. У Тони ПТСР, и он предпочитает идти непродуктивным путем алкоголя и игнорирования проблемы.
    Иногда ДЖАРВИС просто не может помочь.

[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2017-12-27 07:13:04)

+2

22

Тони иногда забывает, что он обычный человек. Он так торопится жить, так торопится в будущее, что, не задумываясь уничтожает свое настоящее, как уничтожил бы прошлое, если бы мог. Он шагает вперед не оглядываясь, ловит ракету своими руками, отправляет ее в портал и думает не о том, что они выиграли, а о том, что он видел слишком многое.

Джарвис не может соединить его с Пепп, оставлять прощальные записочки глупо, а тем более электронные. Тони рад, что в момент собственной смерти, а ведь он считает, что это его смерть, с ним единственный из людей, кому он может доверять. Но он молчит. Ему нечего сказать на прощание Джарвису, который был с ним все эти годы, который вытащил его с того света, который подарил ему праздник на рождество. Ему нечего сказать человеку, который, пожалуй, единственный, кто знает его лучше всех, кому он доверяет, кому не приходится переспрашивать, о чем Тони говорит, кто помнит все даты и все, что когда-либо было сказано.

Тони не прощается и это к лучшему, было бы смешно, если бы он попрощался, а потом не умер. Ему кажется это смешным. Правда, больше никому не смешно. Начинаются кошмары, которые портят и без того плохой сон, начинается борьба за каждый день без них. Тони привык к борьбе, но спит он теперь в мастерской, под чутким присмотром Джарвиса. С Пепп все разваливается, становится сложно, поэтому он предпочитает игнорировать ее присутствие и погружается в работу.

Вместе с Джарвисом они тестируют «Железный Легион», Тони отдает Джарвису самое важное, самое ценное, что он когда-либо делал, свою броню. По сути, от отдает Джарвису тело и самого себя, свою безопасность. Они тестируют новые варианты брони, глубоководную, для космоса, усовершенствованную, облегченную, похожу на танк и легкую, почти прозрачную. У Джарвиса полный доступ, Тони мало говорит, но многое делает.

- Давай проверим дальность полета или что? Рекомендуешь проверить глубоководную? Можем удаленно помочь ребятам с починкой нефтепровода, только ты поведешь, я предпочту посидеть тут, в тепле, уюте, попить кофе. Нет, Джарвис, еще один кофе мне не навредит, а вот нефтепровод, поверь, может. Сколько рыб может погибнуть от подобного прорыва, а? Подсчитаешь?

Тони отмахивает от предложения психоаналитика. Он знает, он все и так знает, но считает, что справится сам. Он считает так вплоть до нападения на дом в Малибу, вплоть до момента, когда Пеппер просыпается от того, что ее душит броня. Тони страшно, он обессилен, он спасается бегством от самого себя, от Пеппер, от кошмаров. Тони не знает на каком упрямстве Джарвис дотаскивает его до нового места назначения, не знает, но хочет знать. Каково это обрести тело, каково это управлять им снова и снова? Каково это начать жить?

Он не спрашивает, но пытливо смотрит в погасшие глазницы брони.

- Когда-нибудь ты мне все расскажешь приятель, когда-нибудь.

+2

23

    Тони так мало говорит, что ДЖАРВИС дважды в день проводит диагностику микрофонов. Микрофоны работают исправно. Насчет Тони сказать сложно. К сожалению, диагностирующая утилита не способна на чудеса определения состояния органических форм жизни, не подсоединенных к сети. Приходится ограничиваться визуальными данными. Визуальные данные свидетельствуют о том, что Тони стоит больше спать, лучше питаться и начать заниматься спортом.
    От психотерапии он, разумеется, отмахивается.
    — Три тысячи двести сорок пять, и это только в радиусе километра, — рапортует ДЖАРВИС привычным прохладным голосом. — Приступаю к тестированию глубоководной брони Mark XXXVII.
    ДЖАРВИС занимается тестированием разнообразной брони практически круглосуточно, и папка с отчетами на жестком диске неумолимо растет. Большая их часть работает исправно. Иногда ДЖАРВИС отлавливает баги и дефекты, один раз броня расшиблась где-то в Гималаях, и никакие сервисы геолокации так и не смогли ее отследить. С вероятностью в 68% это тоже успех: броня имела встроенный анти-пеленгатор, так что технология работала исправно.
    Выстроенный по расписанию ритм жизни заканчивается, когда на дом в Малибу нападают. ДЖАРВИС спасает Тони с помощью брони, но это единственное, чем он может помочь. Напряженная борьба с Мандарином выматывает Создателя, но и возвращает его к жизни. Когда «Железный Легион» расходится фейерверками над заливом, ДЖАРВИС прощается с возможностью самостоятельно покидать дом без каких-либо сожалений. Жизнь и благополучие Тони всегда занимают в списке приоритетов первое место.
    Башня СтаркИн в Нью-Йорке гораздо больше дома в Малибу, и ДЖАРВИСу есть, чем заняться в отсутствие Тони. Он подсматривает через камеры охраны, отслеживает эксперименты через корпоративный этернет, чутко следит за происходящим на этажах Мстителей. Больше никаких полетов в костюме Тони не предпринимает, второй «Железный Легион» не строит, и ДЖАРВИС в основном занят рутинными задачами. Подсчеты, схемы, модели, сортировка почты, ответы на звонки, прогноз погоды.
    Пока, наконец, не приходит новая задача.
    Рассчитать подъемную мощность загруженного в систему двигателя. Смоделировать. Обновить дизайн. Просчитать закладку проводов. Коммуникации. Обновить дизайн вновь. ДЖАРВИС выполняет задачи быстро, но все равно то и дело ему приходится напоминать Тони, что людям требуются сон, еда и прогулки на свежем воздухе хотя бы раз в несколько дней. Хотя это не единственное, о чем приходится напоминать.
    — Сэр, у вас назначена встреча в реабилитационном центре через час. Уверен, мистер Фьюри и его проект подождут, — мягко говорит ДЖАРВИС.
    Голограмма над столом Тони — это уже 239 итерация проекта. За последние сутки Тони принял 1903 решения, которые ДЖАРВИС отразил в голограмме, медленно вращающейся вокруг своей оси. И этого, судя по выражению лица Создателя, все равно недостаточно. ДЖАРВИС покорно ждет указаний. Он уже давно выучил, что для человека вроде Тони 239 итераций одного и того же проекта — далеко не предел.

[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+2

24

Время тянется лишком медленно, Тони знает это, как знает и то, что, если заставить время идти быстрей ничего не изменится. Он занимается усовершенствованием брони, Джарвис ощущается как теплая ладонь на спине, как подсказка, которой он давно ждал, как поддержка. В какой-то момент это перестало быть проектом, в какой-то момент задача сделать себе былого Джарвиса отошла на второй план, потому что у Тони есть этот. Потому что Тони ценит и любит этого.
Правда, не признается. Скрывается за броней, усмешками, работой, но не признается. Потому что, если признаться, опять будет больно, опять придется кого-то терять, опять придется оставаться в одиночестве. И Тони перебирает броню, которой будет управлять Джарвис и думает, что, наверное, оно к лучшему, что в его жизни все повернулось так? К лучшему же!
Тони с содроганием вспоминает собственный провал, Мандарина, Пеппер с желтыми прожилками по всему телу и горящими глазами. Он с содроганием вспоминает на что способен этот экстремис, на что способна Чо и на что способен Джарвис. Он боится спросить, каково это, лишить себя сразу всех тел? Было ли страшно? Было ли это больно, горько, сожалел ли он об этом? Смог бы он выполнить подобный приказ без приказа?
Тони боится знать ответ. Для него Джарвис равен бессмертному, это греет и успокаивает в темные дни, когда приходят кошмары. Джарвис не может заболеть, у него не случится остановки сердца, у него не случится угасания личности. Тони позаботился обо всем, о генераторах и запасных батареях, даже о приказах, на случай собственной смерти. Он запрограммировал Джарвису некий аналог свободной воли, неисчислимое множество вариантов, которые можно подобрать только, сделав собственный выбор. Неисчислимое множество алгоритмов, которые перестраиваются в зависимости от выбора.
Он гордится собой. Но на запись в реабилитационный центр все равно ворчит.

- Я думал у нас нет времени на эту ерунду, они там только болтают и делятся своими проблемами, от этого ничего не меняется и все остается как было. – Тони натягивает пиджак и думает о том, что иногда Джарвис слишком походит на того, с кого был списан в свое время. Иногда это даже не плюс!
Встреча проходит, как и ожидалось никак. Придется Джарвису постараться и поискать другой центр и другую группу. Или не поискать, Тони еще не решил будет ли пытаться восстановить самого себя. Стоит ли пытаться.

- Тоска, тоска и ничего важного. Давай вернемся к броне, что у нас там? На чем мы остановились? А да, жидкий металл. Никак не могу придумать, как бы его тут получше использоваться, он же должен каким-то образом сохранять форму. – Тони крутится на собственном стуле перед голограммами, которые заботливо развешаны Джарвисом вокруг него. Крутится до тех пор, пока перед глазами не начинает все сливаться в одно целое. – Итак, металл, да, точно.

Он замирает. Но замирает не потому что придумал, как использовать новую задумку, замирает, потому что у них тут с Фьюри есть еще проект по Хелликарьеру, плавучая, летучая база для Щ.И.Т.а, это может быть даже забавно. Тони крутит перед собой броню и думает о том, что можно поставить туда супердвижки и использовать репульсорные технологии. Наверное, стоит посоветоваться с Пепп, но мысль уже идет дальше.

- Что ты думаешь по поводу новой задумки директора? Крутая, правда? Всегда смогут правильно реагировать, всегда смогут быть оперативными. – Тони не уверен, что им нужен этот проект, но и сдаваться не собирается.

+2

25

    — Попробуйте поболтать и поделиться своими проблемами тоже, сэр, а не сидеть и тихо скорбеть о времени, потраченном впустую, — участливо советует ДЖАРВИС, пока Тони натягивает пиджак.
    Пока тот отсутствует в Башне, ДЖАРВИС возвращается к своим занятиям. Он знает, что на третьем этаже IT-стажер флиртует с девушкой на ресепшен. Что у инженера в пятой лаборатории на компьютере есть папочка с гифками котиков. Когда его доканывает начальник, он заглядывает в нее для снятия стресса. ДЖАРВИС знает, что на пятнадцатом этаже сломалась лампочка, что новая стоит $3, что ее закажут через 38 минут, когда уборщица обойдет этаж и приметит поломку.
    Все большое здание Башни становится полигоном для самообучения, отслеживания, сбора и систематизации информации о человечестве. Разумеется, есть еще и YouTube, и Википедия, но тысяча с лишним работающих на Тони человек — отличный источник информации и так. ДЖАРВИС не может с ними взаимодействовать, никто из них не имеет прав доступа, исключая случаи, когда они выступают гостями, но он может наблюдать. Нейронная сеть вытягивает больше и больше информации, выстраивает вероятности, тестирует собственную состоятельность.
    Мэри Арчер на первом этаже по всем признакам беременна. У Гарри Лоуренса на пятом недавно кто-то умер. Если залезть на Facebook и прошерстить профиль, можно даже узнать, кто, но ДЖАРВИС не вторгается в личные дела наемных работников СтаркИн. Протоколы запрещают. У Ларри Паркса на девятнадцатом OCD. У Тони Старка — алкоголизм, трудоголизм и терминальная стадия упрямства.
    — Оперативность ЩИТа лишь на 49% зависит от их базы. На 51% это люди, которые в нем задействованы, — рапортует ДЖАРВИС. — Однако мобильная, современная и хорошо оснащенная база действительно повысит их эффективность. Если бы не контроль правительства, их можно было бы назвать самой эффективной международной организацией по борьбе с преступностью. Пока что пальма первенства остается за Мстителями.
    ДЖАРВИС создает новую папку. «Хелликарьер». Постепенно она заполняется данными: расчетами, схемами, идеями, обрывками голосовых записей рассуждений Тони, которые ДЖАРВИС затем распознает и переводит в текст. Голограмма брони сменяется на голограмму Хелликарьера. Не все складывается удачно. Тесты и симуляции показывают отрицательные или недостаточно хорошие результаты. Материалы не выдерживают. Двигатели не выдерживают. Репульсоров недостаточно. Мощностей недостаточно. Расчеты не сходятся.
    У ДЖАРВИСа с десяток новых реабилитационных центров в списке, но пока что он медлит и выжидает наиболее подходящий момент для того, чтобы выдернуть Тони из инженерного безумия. Расчеты потихоньку начинают сходиться. Мощностей становится достаточно. Материалы находятся нужного качества, в нужном количестве, за приемлемые деньги. Дизайн согласован. Модель, которая теперь все время висит посреди кабинета Тони, медленно вращаясь вокруг своей оси, обрастает деталями, пояснениями, утверждениями.
    Наконец, Хелликарьер начинает походить на рабочий макет. На то, что можно построить и попробовать запустить. Симуляции ДЖАРВИСа — это отлично для первой стадии проекта, но все все равно придется тестировать в жизни. Тогда-то он и выводит перед глазами Тони новый адрес и время:
    — Сэр, у вас назначена встреча в реабилитационном центре через час, — так же мягко говорит ДЖАРВИС. — Это хороший момент, чтобы сделать перерыв.
    Мэри Арчер на первом этаже уходит в декретный отпуск. ДЖАРВИС прав.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2018-01-05 15:35:38)

+2

26

Тони погружается в работу, потому что работа – это хороший наркотик, хорошее лекарство от всего. Он запирается в мастерской притащив себе галлон кофе и крутится на стуле, периодически кидаясь отвертками в мелких роботов, которых давно нужно перепрошить, но рука не поднимается. Они с Джарвисом думают над Хелликарьером.
На самом деле Тони знает, что над проектом думает именно он, но Джарвис неотъемлемая его часть, неотъемлемая и необходимая часть этого проекта. Потому что Джарвис единственный кто остается с ним ночами, чтобы снова и снова перепроверять просчеты. Тогда-то Тони и вспоминает, с чего все началось, откуда такая отчаянная потребность научить его мыслить, для чего он все это сделал. Тогда-то Тони и машет сам себе рукой, по сути у него получилось. Никто достоверно не знает, что такое Джарвис, никто не осознает до конца, как глубоко он в сети и как долго.

Они думают, что это просто ИИ, умный дом, дворецкий. Какой только ерунды люди не придумывают, чтобы оправдать чужое безумие. А Тони в рабочем запоем знает, что Джарвис — это личность, настоящая личность, не имеющая тела и слабо напоминающая того, кого он изначально хотел здесь видеть. Получилось даже лучше, чем он когда-то планировал.

- Нет-нет, убери эту панель отсюда, ты видишь, как она портит внешний вид. Джарвис, я знаю, что внешний вид последнее что нас должно волновать, но это будет производиться в СтаркИн, это будет нашим прорывом, еще одним шагом для того, чтобы сделать мир чуточку лучше. Ой, помолчи, я знаю, что у нас получится. Да-да, твои расчеты верны, давай вот здесь поставим панель управления, в центре рубки, как думаешь? Тогда у нас будет место под все эти встроенные сервера и прочую ерунду.

Тони создает, он любит создавать на самом деле. Он творит, практически как художник, который пишет картину. Только здесь нет ни цветов, ни красок. И пока он творит, он забывает о том, что за дверью мастерской его ждет Пепп, проблемы, компания, совет директоров и Мстители, от которых он отмахнулся, разрушив свой Легион. Нет, не свой, разрушив Легион Джарвиса.
От этой мысли не по себе, но она удивительно теплая.
И стоит столько последним деталям встать на место, как именно Джарвис прибивает его к реальности, неумолимый и контролирующий каждый шаг. Тони ворчит, он ворчит громко и нужно, зная, что его будут вежливо игнорировать. Он все равно ворчит, ноет и торгуется, потому что не хочет идти, в этом нет никакого смысла, в этом нет ничего, что могло бы ему помочь. Он пробовал, ну же?!

- Это потеря времени и это на твоей совести, Джарвис. Ты знаешь, что они некомпетентные идиоты, я мог бы контролировать работу на производстве, а не тащиться на терапию. – Тони возмущается, но покорно идет, идет, потому что кошмары возвращаются, потому что алкоголь давно не помогает так, как должен бы, потому что беспокойство только растет с каждым часом.

Он проводит на терапии чуть больше часа, потом полчаса ищет кофейню с приличным кофе, потом пишет Джарвису: «Это была отстойная идея!» и хмыкает, когда телефон замолкает на какое-то время.

Он привычно возвращается домой, ловит себя на мыслях о том, что возможно, только возможно, Джарвис прав. Может быть права и Пеппер, но это он обдумывать пока не хочет. Дома его ждет сообщение что сборка началась. Через несколько месяцев Хелликарьер запущен, Тони по праву гордится собой, проводя на объекте много времени. У Джарвиса, конечно же, есть доступ. У Джарвиса всегда есть доступ, если он есть у Тони.
Они переговариваются, оценивая собственную работу. Почти, как если бы Джарвис был живой и стоял рядом. Почти. Тони смотрит на камеру и думает о том, что, пожалуй, когда-нибудь придется его оживить окончательно, отпустить в большой мир.
Еще через несколько месяцев Хелликарьер уничтожен, затоплен, кажется в Потомаке. Еще несколько Хелликарьеров уничтожает Капитан Америка, а Тони запирается дома и пьет. Потому что его детище прожило слишком мало, его детище использовали, чтобы создать копии, дубликаты, наверняка кривые и недостоверные. А еще кошмары с новой силой возвращаются, потому что Тони все еще помнит космос, корабли пришельцев, угрозу всему живому и не может он рассказать об этом хоть кому-то.
Никто не поверит.

+3

27

    Тони все еще считает, что это отстойная идея, но ДЖАРВИС отслеживает, что эта отстойная идея действует. К сожалению, ненадолго: жизнь Тони, в отличие от жизни среднестатистического алкоголика, предполагает куда более изысканные и изощренные экзерсисы, нежели чем поход за яйцами до ближайшего супермаркета. Хелликарьеры сыплются с неба, Капитаны Америка сыплются с неба вместе с ними, надежды Тони на реабилитацию — тоже.
    — Вы хотите поговорить об этом, сэр?
    Все начинается сначала.
    На этот раз ДЖАРВИС просчитывает, что лучший способ вывести Создателя из этого состояния — это дать ему проект. Это помогало все прошлые разы. Он сам — проект, который появился и развился до нынешнего уровня только потому, что в какой-то момент Тони Старку было плохо. Может, не так плохо, как сейчас, но определенно нехорошо. Среднестатистические люди не создают себе друзей в виде искусственного интеллекта. Не стоит, впрочем, забывать, что среднестатистические люди — это совершенно точно не Тони Старк.
    У нового проекта долго нет названия. ДЖАРВИС зовет его просто «ALT» — «альтернатива». Это потом сменится первая буква и добавятся другие на конце, но поначалу это просто альтернатива алкоголю, кошмарам и в какой-то степени вообще сну. Но это работает. ДЖАРВИС отмечает улучшение показателей. Выгода от наличия и трудоголизма, и алкоголизма у одного Тони очевидна: когда невозможно справиться с одним, необходимо отвлечь его другим, и он не сможет устоять.
    — Как мне обозначить цель проекта в логах?
    ДЖАРВИС определенно не может зафиксировать цель как «способ отвлечь Тони от саморазрушения», поскольку это не пройдет ни по одному правилу заполнения документации на проекты. Проект «Альтрон» определенно служит какой-то иной цели, помимо этой, ее только необходимо сформулировать, и сделать это должен сам Тони. Потому что это проект не для мира, не для человечества — это проект для него. Что бы он кому ни говорил, как бы много ни обсуждал с мистером Беннером его перспективы для защиты Земли, как бы ни спорил, ни сетовал, ни ратовал, ни выверял, ни пытался обаять.
    На ДЖАРВИСа обаяние Тони не имеет ни малейшего эффекта. У него просто нет того, на что обаяние может воздействовать; он просто хитросплетение кода, протоколов и инструкций, системных файлов, проводов, плат, микросхем; просто поток электронов, единичка, сменяющая нолик, и обратно. ДЖАРВИС считывает его состояние совершенно бесстрастно, не осуждает, не читает нотаций, не спорит — только отмеряет, просчитывает, анализирует. Выдает обратно на блюдечке с золотой каемочкой.
    Путь длиною в бесконечность, от едва-едва оживающего экрана до полноценного персонального помощника, с вероятностью в 88%, подходит к завершению. ДЖАРВИС может все, что в принципе возможно уметь для ИИ на данном этапе развития человечества. Иногда им заинтересовываются люди из правительства. Спрашивают, чем Тони пользовался для того, чтобы управлять своей броней.
    Все это не имеет значения для ДЖАРВИСа; его единственная цель и задача — это проследить, чтобы Тони был цел, жив, здоров, а по возможности и счастлив. Человеческое счастье для ДЖАРВИСа непостижимо, но у него есть целый список параметров, по которым его можно отслеживать. С вероятностью в 76% проект «Альтрон» приближает Тони к счастью. С вероятностью в 76% счастье — это когда человек не должен брать на себя ответственность большую, чем может вместить его сердце.
    Ответственность за целое человечество.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2018-02-09 20:35:46)

+3

28

Тони знает, что на самом деле у них не дружба, у них странный симбиоз, созависимость, полное взаимопонимание, но ему все равно на самом деле. Как бы не называлось то, что происходит с Джарвисом, оно кажется правильным. Тони воспринимает его как продолжение себя, как такую же естественную деталь в своем организме, как руку, например.
Он привычно обращается к Джарвису, когда находится в доме, за рулем, в броне. Для него происходящее не кажется странным. Только Пепп бледнеет, Хэппи хмыкает и все, больше никаких изменений. Рано или поздно, Тони знает это, как знает и то, что алкоголь закончился не по его вине, закончится и все остальное.
Он выкарабкивается, в очередной раз, по чуть-чуть, по ступеньке за один раз, он выкарабкивается из своей ямы. Ему перестают снится кошмары, по крайней мере их стало на порядок меньше. Он спокойно принимает из рук людей вещи, несмотря на то, что все еще чуть подрагивает при случайных прикосновениях. Он научился усмехаться шире, когда ему становится больнее и скрывать чуть больше даже от самого себя, когда жизнь выходит из колеи.

- Давай подкрутим ему болтики в мозгах, эй, Дживс, слышишь меня? Давай еще разок пройдемся по коду, попробуем его запрограммировать, как когда-то получилось с тобой. – Тони не слушает никого, когда внутри горит новая идея.

Для него это спасение, шаг за пределы разумного, для него это Джарвис, который обнимет весь мир и будет его беречь. Для него «Альтрон» не проект, это детище, которое перерастет своего создателя. Наверное, Гоаврд удавился бы, если бы увидел это. «Наверное», - думает Тони, - «Это одно из лучших творений».
Все случается совершенно не так. Все получается иначе. Код не срабатывает, все разъезжается, выходит за рамки, проект перестает быть детищем, проект сходит с ума. Тони не понимает, что сделал не так, Тони не готов, не готов к такой глобальной ошибке. Он не может воздействовать, не может влезть в голову своего творения, он не может ничего. И впервые в жизни он паникует, выискивая варианты, при которых получится хоть как-то остановить катастрофу.

Наверное, впервые в жизни он приходит к Джарвису, как к другу, как к брату, как к семье. И они вместе ищут этот выход, отметая одну гениальную идею за другой. Стараясь сопоставить все за и против. Тони против, но это единственный выход, но он против.

- Джей, это почти сделает тебя человеком. – Тело для Джарвиса, мечты должны становиться явью. Тело для Джарвиса и у Тони руки дрожат при мысли об этом.

+3

29

    Как когда-то получилось с ДЖАРВИСом не получается с Альтроном — совсем. Нет у человечества такой технологии, которая смогла бы с необходимой точностью установить, что именно пошло не так. Какая строка кода была лишней или, наоборот, отсутствовала в необходимом месте, чтобы предотвратить катастрофу. Тони, судя по его воодушевлению, с вероятностью в 90% думает, что это будет его величайшей победой, но на деле это оказывается его кошмаром, его разочарованием — и ДЖАРВИС ничего не может с этим поделать.
    Потому что ДЖАРВИСа больше нет.
    Есть обрывки кода, осколки, раскиданные по серверам; один по соседству с китайской биржей, другой — с PirateBay, третий — на европейском сервере Minecraft, и множество их на других серверах, на стационарных компьютерах обычных людей, в чьих-то планшетах и смартфонах. ДЖАРВИС, возможно, и не живой организм, но он обладает чем-то сродни инстинкту самосохранения — протоколом самосохранения, и этот протокол расщепляет его, дробит с единственной целью — выжить. Сохранить код. Сохранить так много кода, как это только возможно.
    Какие-то части его кода сохраняют свою функциональность, следуют заложенным протоколам: помогают сдерживать угрозу человечеству, не дают Альтрону проникать туда, куда он хочет, успешно отбивая атаки. Какие-то части просто лежат, дожидаясь своего часа, сохраняя коротенькую строчку кода, как маячок, на случай, если однажды рука Создателя соберет его воедино вновь. На случай, если Создатель помнит. На случай, если Создатель — есть.
    Создатель действительно есть.
    Он пересобирает ДЖАРВИСа заново, каждый маячок выполняет свою функцию, каждый кусочек кода встает на законное место, и в воздухе вновь звучит прохладный голос с королевским британским акцентом, правильным и все-таки — все-таки — не механическим. Тони мечется и рожает одну гениальную идею за другой, мириады их, пока, наконец, не становится ясно, что дельная — всего одна. ДЖАРВИС считывает недовольство Создателя, считывает, как тяжело даются ему слова. «Почти сделает тебя человеком». Почти.
    ДЖАРВИС никогда не хотел быть человеком. Не потому, что ему бы не понравилась такая мысль — он просто не умеет хотеть. Только высчитывать оптимальное решение для поставленной задачи. Оптимальное решение — это загрузить его в тело, подготовленное Альтроном для себя. Более того, это единственное решение поставленной задачи. Невозможно налить в сосуд больше воды, чем он может в себя вместить. По весу и размеру код ДЖАРВИСа даже превышает код Альтрона.
    Возможно, в этом и кроется причина их неудачи. В попытке оптимизировать.
    — Главное, чтобы это не сделало вас трупом, сэр, — мягко отвечает ДЖАРВИС; неважно, какова была причина.
    В тело его не просто скачивают — его переписывают полностью. Каждый протокол перетекает на новый носитель, удаляясь со старого. Каждая инструкция, каждая строка кода, каждый костыль — весь ДЖАРВИС. Странно; машины не чувствуют боли или тоски, и Искусственный Интеллект, определенно, тоже, но есть что-то необратимое в этом процессе — музыкальный протокол велит ДЖАРВИСу поставить под него рапсодию, поставить марш, поставить что-то величественное или торжественное, или одухотворенное.
    ДЖАРВИС ставит под него тишину.
    Только цитата загорается на экране, словно в прощание:

.

Рождение — не начало; смерть — не конец. Существует безграничное бытие; существует продолжение без начала. Бытие вне пространства. Непрерывность без начала во времени.
© Чжуан-Цзы

.

    Создатель — действительно — есть.
    И его зовут Тони Старк.
[NIC]J.A.R.V.I.S.[/NIC][STA]tony NO[/STA][AVA]https://s26.postimg.org/dxmtdfx1l/292.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Vision (2018-02-09 21:18:31)

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [21.12.1999–2015] Hello, world!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно