ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Есть такие дороги - назад не ведут


Есть такие дороги - назад не ведут

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

[epi]Есть такие дороги - назад не ведут 2020 г.
Беверли Хэнском, Бен Хэнском
https://www.mirf.ru/wp-content/uploads/2017/09/3BwpIoQR0Lg-600x400.jpg
Бен и Беверли спустя несколько лет после победы над Пеннивайзом успешно женаты. Казалось бы, жизнь беззаботна, но Дерри продолжает манить, только теперь уже в опасности их собственные дети
NB! мы просто в кино вместе сходили[/epi]
[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

2

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

Жар твоих волос — угли в январском костре.
Я в нём сгораю.

Память. Такое простое и могущественное слово, одновременно. Она избирательна на моменты, требовательная и беспощадна по отношению к нам. Мы хотели бы помнить та много (детство, свою первую неудачу, первую победу), но по итогу в голове плавают лишь какие-то обрывки давно минувших дней. И в наших силах сделать так, чтобы это были только хорошие воспоминания, особенно, если есть клятвенное обещание. Обещание никогда не забывать друг друга, не забывать тех неудачников, которыми они были.

Ричи, Билл, Бэф, Стэнли, Майк, Эдди, Бэн.

Их связало нечто большее, чем обычное детство  маленьком городишке. О таком обычно не говорят, таким обычно не хвастают, но он  бы с гордостью рассказал обо всем кому угодно, и пусть даже в ответ получил удивленные и косые взгляды. А дело было не в том проклятом клоуне, что не одну ночь возвращался кошмарными воспоминаниями, а после эмоции выливались на белоснежные листы бумаги. Давно он не брал в руки дневники, давно не записывал свои мысли или какие-то идеи. Его руки должны рисовать линии, но вместо этого выводят буквы. Его мысли должны крутиться вокруг последнего проекта, но на деле они ворочаются вокруг разрушенного Дерри.

Казалось бы, что может быть лучше?
Он востребованный архитектор, совета которого и отзыва ждет каждый в его компании.
Он любимых муж, прекрасный отец.
Его дочь, что увлекла за собою солнце и получила поцелуй, в дальнейшем раскрывшийся в пышных огненных локонах. Бэф. Его Бэф. Эту фразу он повторял вновь и вновь, пока не смог добиться желанного успокоения. Первая любовь всегда должна быть естока, несправедлива, опасна. Вот только тот толстый мальчишка не стал сдаваться, все питая надежды на что-либо. Ему хватало простого общения, что затыкало нудящую дыру в груди. Годы идут, и вот так, о которой он жаждал многие года, тонкими руками обхватывает его плечи, ласково шепчет слова о любви и целует в макушку. В такие моменты земля уходила из-под ног, проблемы забывались, а тело без особого сопротивления отдавалось на растерзание нахлынувшей эйфории. Она была для него спасательным кругом — она была для него всем. Бенджамин готов был часами говорить ей слова благодарности, признания в любви, но двое и так все знали. Иногда хватало лишь тишины. Той самой, которая отображает самую настоящую нежность, искренность и настоящую любовь.

— Ты, как всегда, вовремя, — приглушенно усмехается он, как только его жена обнимает его за плечи и вытаскивает из собственных мыслей. Слова, строчка за строчкой, выскакивало в его голове, но дневник лежал перед ним раскрытой книгой и... Пустой. Сегодня не шло ничего, что уж говорить про закрытые сбоку чертежи. Мужчина просто забыл о них, а после и о том, что хотел было написать.

Шариковая черная ручка летит в сторону, а широкие ладони накрывают женские пальцы. Его губы плавно украшают касаниями тонкое запястье. Брюнет прикрывает глаза и вдыхает родной запах, утыкаясь носом в раскрытую ладонь Беверли. Ему нужен был отпуск, ото всего. Слишком долго он пытался отвлечь себя ненужными конференциями, дурацкими совещаниями. Когда в последний раз он видел своего ребенка? Кажется, та росла мимо него каждую минуту.

— Клэм уже спит? —  интересуется он у любимой, приоткрывая глаза. Повернувшись лицом к той, он усадил девушку к себе на колени, а после так заботливо убрал непослушный локон с лица той. Им давно уже пятнадцать, но даже цифра в паспорте не мешает паре хотя бы на минуту почувствовать себя теми детьми, что раскатывали по городу на звонких байках, громко ругаясь друг с другом и выслушивая шутки от Ричи и Эдди.

Сколько лет назад это было?
Как будто бы еще вчера.

А после они расходятся, каждый по своим делам: кто-то утыкается с головой в очередную книгу, кто-то в ноутбук, по ту сторону которого крутится презентация будущего здания. Это должен быть очередной дурацкий особняк какого-то богатея. Проект на несколько дней, но сейчас он идет куда хуже.

Чертыхнувшись, Хэнском облокачивается на спинку кожаного кресла и мучает свое лицо. А дальше, уложив чуть ли не весь торс на сам письменный стол из красного дерева, он Бен начал просто листать новостную ленту. Должно быть что-то, что его отвлечет от этого напряжения.

Не думал он, что это будет ... Дерри.

Одно только название вызвало дикое жжение в ладони, словно ее только что обожгли раскалённым металлом. От этого внезапного чувства он аж дернулся, резко пожимая ко своей груди руку, что так неистово ныла. А где-то сбоку зазвонил телефон. На экране мобильного появилось знакомое имя своего координатора, но даже это не успокоило колотившееся сердце.

— Да, алло? —  хмуро произносит он, посматривая на начатую бутылку виски. У всех бывают триггерные моменты, и это был как раз именно он, — Мне нужно несколько дней, —  отвечает он после долгого молчания своему собеседнику, а глаза, словно специально, снова натыкаются на новостную сводку о Дерри. Послышался хлопок —  то был нещадно закрыт ноут, — Разве он не может подождать? —  повышает тон Бэн, поднимаясь со своего места.

Отредактировано Kaine Parker (2019-09-15 20:40:58)

+1

3

Первое время, когда они еще не поженились, а ее бракоразводный процесс с первым мужем был в самом разгаре, Беверли приходилось привыкать к тому, что она находится рядом с любящим мужчиной. Воспитание тирана-отца, а затем издевательства тирана-мужа наложили на нее отпечаток незаживающих шрамов и неизгладимой грусти во взгляде. С Беном было легко - он беззаветно любил ее, относился к ней с той же трепетной нежностью, что пронеслась между ними через годы с той самой детской дружбы. Они были схожи во взглядах к искусству - он творил архитектурные шедевры, она засиживалась над эскизами новой коллекции, во взглядах на жизнь и были абсолютным дополнением друг для друга. Пусть Бев смогла ответить ему взаимностью не сразу, но присутствие Бена исцеляло ее от старых ран и она смогла полюбить его в ответ так же крепко. Старые шрамы от ударов исчезали в водовороте поцелуев, а сердце раскрывалось по-новой перед тем, кто действительно был этого достоин. Дочь Клементина была настоящим подарком  для них обоих, а Беверли поверила в то, что жизнь может быть прекрасна.
Но так продолжалось не всегда.

Она не могла не замечать, что с Беном в последнее время творится что-то странное, как он словно отключается от всего мира, как начинает словно бредить, задумывается о чем-то.. И нет, это не имело никакого отношения к творчеству, все это казалось каким-то неправильным и неприемлемым. Бев старалась вытаскивать его из этого состояния, могла одним прикосновением привлечь к себе и увести, но в последнее время это ее пугало. Вот и сейчас она на мгновение замерла в дверях, прежде чем приблизиться и обхватить его нежными ладонями со спины.
- Хэй, о чем задумался? - она оказывается у него на коленях и касается пальцами щеки. Глаза в глаза, губы в губы, ладонь к ладони.
- Да, заснула только недавно, - Беверли теснее прижимается к мужу, чтобы насладиться этим моментом единения, когда ничего не должно помешать. Наверное только тот факт, что ему нужно вернуться к работе, заставляет ее со вздохом остановиться. Они еще успеют, впереди у них целая жизнь.

Бен снова возвращается к работе, а Бев какое-то время сидит на диване, забравшись на него с ногами, с интересом перебирая страницы новой книги Билла Денбро. Сейчас он стал писать совсем по-другому, его книги вновь приобретали популярность и вызывали новую волну восторга благодарных читателей. Когда зазвонил телефон, она решила подняться и проведать дочь в детской.
Ее громкий крик разнесся по дому, а спустя несколько минут она прибежала в кабинет Бена с перепуганным лицом.
- Бен! Бен! Клэм нет в кровати! - в голове возникали самые ужасные мысли, от лунатизма до похищения или до... Перед ее лицом возникло белое лицо с жутким красным гримом и она почувствовала себя дурно.
- Нам надо ее поискать, ее нет в доме! Бен! - она бежит к входной двери, хватает легкий плащ и выбегает на улицу, где начинает накрапывать холодный дождь. От дома идут детские следы и она бездумно бежит по этому же направлению.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

4

Разговор закончился так же внезапно, как и начался. А мужчина еще некоторое время прикладывал трубку сотового телефона к своим губам и приходил в чувства. Он пытался избавиться от того дурного присутствия, что накрыло его с головой. От того странного холода, что обхватил его горло громоздкими щупальцами и не давало нормально вдохнуть полной грудью. Как он сейчас хотел избавиться от дурных воспоминаний, связанные с местом его рождения. Забыть так же, как сделал это в первый раз. Но на этот раз магия не работала, оставляя внутри него того жирного мальчишку, перепуганного до усрачки. Это было их личное проклятье, словно какая-то незаживающая рана, что каждый раз пытается жжением напомнить о себе.

Но после было только хуже.
Женский крик разнесся по всей квартире, эхом прошелся по каждой комнате, кажется, даже заставил содрогнуться стены.
То был истерический вопль родителя, потерявшего своего ребенка.  Такое Бэн слышал только несколько раз, и каждый раз, когда Бев подобное вытворяла, ее глаза видели по-настоящему ужасающие вещи.

На ней не было лица, а губы не естественно дрожали. Она даже не дала толком ничего уточнить, как унеслась на этаж ниже, чтобы накинуть что-то на свои плечи и выбежать из дома. Их маленькое чудо пропало, во что Бен просто не мог поверить. Как такое могло произойти? И в этот момент, словно аккомпанируя мыслям мужчины, на улице прогремел торжественно раскат грома. Искры от этого озарили комнату блеклым светом. И когда так стало темно?

Ругаясь всеми возможными заклятьям, архитектор бегом направился в детскую комнатку. Все лежала на обычный местах, словно и не было тронуто. Хотя не ему говорить о порядке: Бенджамин был редким гостем в покоях дочери. Сердце кажется вот-вот вырвется из груди, а голос сорвано взывает по имени к дочери. Просит выйти ее на свет, умоляет. Еще чуть-чуть и он встанет на колени.

Папа? — откуда-то со спины отзывается тоненький колосок. То стояла его дочка, потирающая глазки и держащая в руках пачку печенья.

В этот момент Хэнском, кажется, даже забыл как дышать. Подлетев к ногам своей малютки, он крепко ее заобмнимал, осыпал поцелуями. Его руки были ледяными, не могли даже толком сцепиться в замок. Она тут. Она жива.

Что случилось, папа? Почему мама кричала? — спрашивает ребенок, отступая от своего предка на шаг, — Я испугалась грома и решила сходить за печеньем. Прости меня, я больше так не буду.

— Глупенькая, — шепчет мужчина в ответ, убирая длинные взъерошенные локоны с лица дочурки. А после просит ее в кроватку и держать плюшевого медведя на стороже, так как тот защитит малютку ото всех бед, — Обещаешь? И помни. Все страхи проходят, если ты не будешь в них верить. Хорошо?

И как только девочка кивнула и укуталась в одеяла, отец семейства сразу же покинул детскую комнату. Следующим же шагом он направился на выход, а сотовый телефон на повторе звонил жене. Но не было ответа, как и не было никаких следов пути той. Куда она убежала, чего испугалась? А ливень на улице не проходил, а лишь усиливался, делая видимость практически нулевую.

— БЕВ! — кричит он, крутясь на одном месте. Но тишина была ему ответом.

И, кажется, что-то мелькнуло в кустах. И именно туда он направился, ссылаясь на то, что это очень походило на красный плащ его жены. А в голове на повторе играют слова Клэм о том, что перед уходом ее на кухню в окна она увидела прекрасный красный шарик.

Красный.
Шарик.

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

Отредактировано Kaine Parker (2019-09-23 13:17:05)

+1

5

Страх за своего ребенка гнал Беверли вперед, туда, где раздавались раскаты грома и жутко мелькали молнии между деревьями. Дождь смывает следы и она уже не может различить их в вечернем полумраке. Она останавливается и пытается понять, куда бежать дальше, но ливень хлещет так, что невозможно просто ориентироваться в пространстве. Зловещий шепот откуда-то со стороны заставляет ее несколько раз повернуться в поисках источника звука, но она так ничего и не находит.
- Клэм! КЛЭМ!!! - ей казалось, что сердце сейчас просто разорвется от одной мысли о том, что что-то случилось, что с ее девочкой произошло страшное, так же, как и с Джорджи и с другими детьми, которые пропали. Дети пропадали. Но Клэм не должна была потеряться. а Бев должна была успеть найти ее. Но куда бежать, если ты не понимаешь, что происходит и как это преодолеть?
Беверли чувствует, как по ее щекам текут истерические слезы, панический страх сковывает движения, а дождь хлещет не переставая и словно хочет вбить несчастную мать в землю.
Чьи-то руки обхватывают ее и Беверли кричит, стараясь вырваться из хватки, убежать от кошмара и как можно скорее избавиться от того, кто пытается ей что-то сказать. Только потом она чувствует тепло, слышит знакомый голос и понимает, что Бен нашел ее и теперь старался спрятать от этого кошмара.
- Бен... Я потеряла ее, я не могу ее найти... Клэм... Где она? Бен, я не могу найти.. Не могу... - она начинает рыдать, держится за мужа и обмякает в его объятиях, продолжает бессвязно бормотать, чтобы он попытался найти их дочь, чтобы попробовал хоть что-то сделать, потому что у нее внезапно кончились силы и она не может сдвинуться с места. Кажется, они вместе идут обратно по направлению к дому, промокшие и продрогшие, Беверли уже ничего не понимает, ее состояние похоже на сомнабулизм и как выйти из него не представляется ясным, но звонкий голос дочери словно заставляет несчастную мать "ожить" и броситься вперед. в дом, где она буквально падает на колени и крепко обнимает Клэм. Она еще не может осознать, что произошло и как произошло, прижимает девочку к себе и гладит по волосам, поднимает взгляд.... И снова кричит, когда видит в мелькнувшем свете молнии что-то за стеклом. То, что мелькает и тут же пропадает во тьме.
Красный шарик.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

6

Он просто крепко держал свою жену и никуда не отпускал. Раскат грома оглушал, но даже на его фоне мужчин слышал то, как истерически всхлипывает девушка около его уха. Его плечи дрожат, как и само тело в целом, после каждого вдоха. То, что она увидела, заставило совершить подобный поступок, даже не задумываясь о последствиях. В этом чертовом лесу она могла встретить кого угодно, но слепая паника, что стерла все границы разумного, простелила этот странный путь прямо в самую глушь. Благо, Бен смог ее разглядеть сквозь проливной дождь, услышать через перекаты и игру гроз. А слова утешения ласкова летят в висок, в то время как рука аккуратно гладит ту по спине сквозь полностью мокрую футболку.

— Все хорошо, все хорошо, —  шепчет мужчина, медленно подводя жену к самому дому. Их ребенок все еще не спал, крепко обнимая мягкую игрушку и спрятавшись под одеялом.  Той было страшно, но и родителям не меньше. Всех их связывало одно семейное проклятье, избавиться от которого они не смогли даже спустя такое долгое время.

Второй крик был словно выстрел, анимированный яркой вспышкой. Что именно увидела Бев, что услышала —  никто не знал. Но именно с этим криком, она проснулась ранним утром. И именно в состоянии дичайшей паники Бенжамин увидел свою жену, когда она подскочила с кровати и крепко сжимала пальцами локоны своих огненных волос.

— Что случилось? —  сонно произносит он, одним глазом смотря на источник шума. Он еще полностью не проснулся и слабо соображал, а картинка перед глазами немного плыла. Ему снился удивительно прекрасный сон, а потому подушка так сильно манила обратно. Вот только ему все равно пришлось усесться на кровати для того, чтобы быть ближе к Беверли, — Снова приснился кошмар?

В последнее время это случается все чаще и чаще. ТО, что случилось прошлым вечером не выходило из головы Бэна. Что-то нужно было делать со всем этим, но он просто не знал что именно. И эта собственная бесполезность просто убивала его изнутри. Злила, раздражала по мере своей возможности. Уже где-то через час они оба находились на кухне, пребывая в гробовом молчании. Каждый по-своему переваривал события, случившиеся с ними за последние сутки. Они понимали оба, что дела обстоят плохо, но ссылались на собственное разыгравшееся воображение. А красный шарик был заключительной частью, из-за которой дикий озноб пробивал все тело и заставлял сердце замереть на несколько секунд.

— Я видел шарик, — стоя спиной к своей собеседнице и размешивая растворимый кофе в своей стакане, наконец-то произнес он. А после убрал руку с кружки и поставил ладони на столешницу. Голова опускается вниз, а из груди раздается тяжелый выдох. Стало легче? Немного. И только всего на каких-то несколько секунд, — А в новостях снова говорят про Дерри. Думаешь, это просто травма?

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

7

Несколько десятков секунд приходится переживать тот ужас, который Беверли испытывала во сне, прежде чем она поняла, что все это происходит не на самом деле. Женщина разжимает пальцы и отпускает свои волосы, постепенно приходя в себя, когда слышит голос Бена, который возвращает ее к этой чертовой реальности. Она медленно переводит взгляд на мужа и встает с постели, переводя дыхание.
- Да, мне снова снилось... То, что было с нами. тогда. Мне казалось, что я все забыла, но видимо нет, - ладонь начинает ныть и Бев непроизвольно сжимает пальцы, чтобы не чувствовать боли в старом шраме, который словно снова начинает кровоточить.
Она помнит, что они тогда победили. Но тогда не было новых страхов потери. Не было Клементины. Да и их с Беном не было друг у друга, только в борьбе они поняли, что вместе победят того паршивого клоуна.
В глубокой задумчивости женщина уходит на кухню, чтобы сварить себе кофе. Солнечные лучи еще только-только начинают пробиваться сквозь оконные стекла и это ощущение отступления мрака немного успокаивает, однако разговаривать все еще не хочется. Спустя какое-то время к ней присоединяется Бен и Беверли задумчиво смотрит на свою чашку с остывшим напитком. К кофе она так и не притронулась.
Женщина вздрагивает, когда слышит о красном шарике и Дерри. Она словно заново переживает события тех прошедших лет. Будто бы все это случилось вчера, настолько ярко все происходило в ее памяти.
- Я тоже видела его. Дважды. Если все начинается заново, то... Почему так рано, Бен? Ведь двадцати семи лет не прошло в этот раз, - вопросов было больше, чем ответов, но на этот раз возникал закономерный контраргумент. В прошлые разы, когда Оно возвращалось, его никто не мог победить. Только у них получилось это сделать. Так, может быть, и цикл возвращений поменялся?
Но как, если Оно уже мертво?
- Чертов клоун сдох тогда у нас на глазах. Все было хорошо, Бен, мы должны были жить спокойно. Так почему это повторяется снова? Как этой твари удалось выжить? - Беверли трет покрасневшие от недосыпа глаза и выдыхает. Почему это все случается с ними снова, за что им дается это испытание?
- Я думаю, если мы хотим узнать о том, что происходит, нам нужно вернуться. Всем. Потому что только в чертовом Дерри можно узнать что-то обо всем происходящем, - а значит придется вновь пройти все ужасы, что они испытали, но теперь не ради друг друга, а еще и ради собственных детей.
- Что говорили в новостях? - Беверил не уверена, что хочет знать об этом и потому крепче стискивает чашку в руках, так, что она начинает потрескивать в ладонях, будто бы сейчас разобьется.
- Там снова начали пропадать дети? - первый признак того, что Пеннивайз вернулся - череда кровавых убийств. Второй - видения, которые уже являлись им обоим. Все это походило на смехотворный сиквел какого-нибудь слэшера, но отчего-то вовсе не хотелось смеяться.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

8

У них должно было быть долгое прекрасное, после всего произошедшего с ними. После всех ступеней, которые они горло переступили. И то была лестница с уровнями олицетворяющее нечто возвышенное: первая школа, первые драки, первые достижения и далее. Был там и тот чёртов клоун, которого дети успешно перепрыгнули с помощью друг друга. Но сейчас все летит крахом. Строение рушится, раскидывая вокруг себя разноцветные щепки воспоминаний. И хаос этот, что наступает позже, уже с радостью готов ворваться в жизни молодой семьи. Он уже предвкушает то, как жестоко и беспощадно будет разрывать все, что двое строили эти несколько лет.

— Там говорили многое, но многое из этого полнейший бред, — он отводит взгляд в сторону, ругая себя за то, что не поделился с женой своими мыслями до всего произошедшего прошлой ночью. Своеобразный эгоизм погубил Бена, и теперь неприятное чувство вины начало грызть где-то под лопатками, — Но так или иначе, люди снова ходят в этот чёртов город.

И стакан громко опускается на стол, а после мужчина уходит в свой офис для того, чтобы принести ноутбук. Уже будучи на кухне, архитектор поставил устройство рядом с собеседницей и начал быстро скрывать с рабочего стола ненужные на данный момент программы и сканеры каких-то чертежей. Браузер будто бы специально долго грузился, раздражая анимированным значком. Пару кликов и вот перед ними открывается информационный портал. То были сводки самых интересных новостей за последние несколько суток: тут была и политика и погода, спорт и кино — для любого читателя на их извращённый вкус.

— Тут было не так уж и много с того момента, как город рухнул, — приглашено произносит Хэнском, пока сам тем временни вводит в поисковую строчку название нужного ему место. Когда его пальцы набирали эти несколько букв, казалось, что весь мир начал давить на него. А по пальцам гуляла странная дрожь. Иногда... незнание лучше всего остального. Лучше жить будучи бесполезным в каком-то деле, чем иначе, обладая всеми ресурсами, мучаться от бессонницы.

Дерри.
Количество страниц, который выдал запрос, просто ужаснуло Бенджамина. Ещё месяц назад, когда соблазн прикоснуться хоть кончиком пальца к месту, где родился, победил, мужчине попадались какие-то старые новостные сводки о том что проходили какие-то праздники или где-то сгорел дом. Сейчас же... десятки. Быстро перейдя на вторую страницу, им сразу же попалась ссылка на обзор какого экстремала с кричащем названием «я и Дерри».
Листаем дальше.
«В Дерри хотят построить цирк»
«Факт или вымысел? Вся правда о Дерри»
«В мире кино: интервью с режиссёром /имя зачеркнуто/ и его идеи о месте съёмок»
«Все больше подростков бегут в Дерри»
«В Дерри поймали пьяную подростков»
«В Дерри нашли кучу мертвых собак»

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

Кажется, каждая новая статья просто вытаскивала из него силы. Когда они подошли к более свежим выпускам, то они оставляли делать только лучшего.  Но нигде не было ни одного упоминания про детей. Слишком много черт проходящих на него, и нет самого главного. Этот урод  показывал им то, что исправился и теперь хороший малый.
Если он остался жить по какой-то причине, ведь его сердце они разорвали в клочья, пустив по ветру остатки.

— Мы  можем посмотреть сами, — произносит он, ищя утешение в рыжих копнах ее волос. Лицо мужа зарывается в чужие волосы и сразу как-то становится легло и способно. Глаза больше не видят эти ужасные статьи, а рука обнимает девушку за плечи, — А дочку отвезём моим родителям, — продолжает он шептать, но уже в висок, при этом переводя взгляд на настенные часы.

+1

9

Напряжение все сильнее. Беверли понимает, что повторение прошлых ошибок будет стоить им не только спокойствия, но и какой-то части жизни и здоровья, но нельзя бесконечно прятаться от этого. Потому она разжимает пальцы и оставляет чашку в покое, ждет, пока супруг ответит ей и выдыхает сквозь зубы.
- Значит, все повторяется, - констатирует факт Бев, провожая Бена взглядом, когда он ненадолго покидает ее. Чувство тоски и страха снова ледяной лапой сжимает внутри и она с трудом дожидается, пока муж вернется.
В прошлую их поездку в Дерри они потеряли двоих своих друзей.
Смогут ли они пережить потерю остальных? И потерю Клем? Ведь чертов клоун никого не оставляет, когда дело касается убийств.
Когда Беверли смотрит на новости, то чувствует, как ей становится физически плохо от того, что она видит. Кажется, там нет ничего страшного, но для тех, кто лично сталкивался с Пеннивайзом, каждое слово - это определенный знак. Бев до онемения закусывает губу и только прикосновение Бена заставляет ее очнуться и начать шумно дышать - оказывается, все это время она задерживала собственное дыхание.
Она почти не слышит мужа и не чувствует его привычных успокаивающих прикосновений, она продолжает так же беспокойно смотреть в экран, выискивая там знакомые лица и внезапно издает неясный звук, когда видит кого-то, кто напугал ее в прошлую встречу почти до смерти.
- Бен... Эта старуха... - женщина с белыми волосами и странной улыбкой на фото представлена как жительница Дерри, которая спонсирует строительство нового цирка. Беверли слишком хорошо помнила этот застывший взгляд, который, казалось бы, преследует ее даже со снимка.
- Я видела ее. Это дочь Пеннивайза. Они... Они и правда могли вернуться, - головокружение настолько сильное, что она вынуждена вцепиться в плечи Бена, чтобы удержаться на месте. Теперь его слова полностью доходят до ее слегка воспаленного разума и она поворачивает обеспокоенное лицо к мужу.
- Да. Пожалуйста. Мы должны поехать туда. Мы должны убедиться, что все в порядке и что чертов клоун мертв. Надо позвонить Майку, - шепот Беверли кажется бессвязным, ее лихорадит и только посмотрев в глаза Бену она чувствует волну уверенности и спокойствия. Они есть друг у друга, они все еще рядом. Тогда их спасла любовь, они смогли вместе выкарабкаться из кошмаров и если он будет рядом - она выдержит.
- Да. Отправим Клем к твоим родителям, пусть присмотрят за ней. А мы поедем. Найдем Майка и поймем, что бояться нечего. Может быть на город просто обратили внимание власти, а мы... А мы просто сходим с ума. Все должно быть нормально. Должно же? - сердце с силой ударило в грудную клетку и остановилось, чтобы позднее начать биться с новой силой. Беверли закрывает глаза и утыкается лицом в плечо мужа, чувствуя его успокаивающее тепло, любимый запах его одеколона после бритья и напрягающиеся мышцы, которые способны своей силой защитить ее от всего мира.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

10

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

А время будто бы замерло на этот момент. Оно как-будто бы специально остановилось на этот момент, пока мужчина неотрывно глядел на стрелки. Механизм изображал движение, но даже секундная не хотела двигаться со своего места. И это ужасало. Зажмурившись, он снова открыл глаза, но на этот раз все встало на свои места. До его слуха донеслось легкое тиканье настенных часов, до нюха коснулся мягкий аромат шампуня и  одеколона девушки. А после он аккуратно приподнимает лицо той за подбородок и целует. Аккуратно, нежно, словно ничего не происходило. Он был недолгим, но этого хватило чтобы сам Бен немного пришел в себя после пережитого.

— Мы справимся, слышишь? — произносит он, касаясь своим лбом до чужого. Они справятся с этим монстром в очередной раз, чего бы им этого не стоило. Одолеют ужасного клоуна, даже если тот и превратился в какое-то подобие свой собственной дочери. И чего именно? Непонятно, — Мы же неудачники. Помнишь?

На следующий день они уже оказались в доме матери Бенджамина. Пожилая женщина была очень счастлива увидеть свою маленькую внучку, но не смогла не заметить обеспокоенные лица своего сына и его жены. Вот только она была слишком умна, чтобы задавать лишние вопросы. А потому просто пожелала удачи, обещав присматривать за испуганным ребенком. "Только возвращайтесь целыми" — попросила та, крепко обняв двоих.

Всю дорогу до Дерри они провели в гробовом молчании. Только радио играло заунывные песни, попутно мешая исполнителей с очередными вставками радио ведущих и прочей рекламы. Дороги было идеально пустыми, а потому путь занимал не так много времени, как мог бы изначально. Время тем временем приближалось к вечернему,  организм требовал пищи, а тело — прохладного душа и кровати. Остановившись у одного из придорожных отелей какого-то маленького городка под названием Олдтаун. Это место находилось по юго-западной стороне от Дерри, если ехать все время по 95-ой трассе.

— Тут мы и остановимся, согласна? — наконец-то он разрывает тишину, нависшую над ними. А после кладет ладонь на колено Бев. Та даже вздрагивает, вырванная из собственных мыслей, и что-то отвечает непонятное. Хэнском так и не разобрал ее лепетания, но по глазам понял что его затею полностью поддерживают.

Отель был маленьким, но внутри все было идеально. Путников встретила широкая гостиная, что украшало красное дерево — довольно дорого для такого городишка,  особенно рассчитывая стоимость данного материала в тех размерах, что он использовался в данных зданиях.

— Прекрасный дизайн, — приветствует он администратора за стойкой и протягивает свою банковскую карточку, заказывая номер на двоих на две ночи, — Дорого обошелся дизайн?

Девушка в ответ лишь широко улыбнулась, своевременно протягивая чек и ключ от номера своим гостям. А после встала со своего места и прошептала, якобы, боясь, потерять удачу. Ее слова прозвучали как выстрел, что роняет улыбку на лице архитектора. А дело в том, что владельцы рассчитывают на огромный спрос из-за рядом строящего грандиозного цирка.

— Ну что ж, — нервно сглатывая, мужчина поправляет свои волосы и берет дорожную сумку, — Удачи вам в этом деле.

Их номер был на третьем этаже. Номер 1408.

+1

11

Поездка проходила словно в полусне. Беверли ехала в машине, погруженная в свои мысли, словно не замечая мелькающих мимо домов и деревьев. Клементину она оставила свекрови скрепя сердце и теперь все ее мысли были о том, как же они переживут все это. Смогут ли, справятся ли? Да, пока рядом находится Бен ей не должно быть страшно, но ощущение какой-то сосущей тоски не пропадает даже когда он касается ее колена.
- Что? Да, конечно, - Бев очнулась от собственных мыслей и через силу кивнула, соглашаясь с мужем, что им нужна остановка в поездке. Сама она в своем состоянии точно не смогла бы повести машину, так что придорожный отель был как раз кстати. Беверли почти не слушает, о чем муж говорить с девушкой-администратором и снова рассеянно погружается в собственные мысли. Только когда приходит время подниматься в их комнату она снова словно выныривает из собственных мыслей и поднимается наверх вместе с мужем. 
Внутри была довольно приятная обстановка, здесь действительно хотелось бы остаться, но Бев все равно мучает какой-то странное чувство и она никак не может расслабиться. Остановка все замедляет и отдаляет их от разгадки тайны, но Беверли изо всех сил старается переубедить себя, что это необходимо и нельзя мчаться на всех порах сломя голову, им нужно подготовиться.
- Что-то меня все еще потряхивает от всего этого, - это звучит как жалоба, но что делать, если все так и есть на самом деле. Женщина выдыхает и шагает ближе к мужу, прижимаясь к нему и рассеянно оглаживает ладонью сильное плечо, ведет пальчиками по груди и останавливается. Нет, сейчас совсем не время для близости, которая позволит понять, что они еще живы и до сих пор связаны друг с другом так сильно, что никакому Пеннивайзу не разорвать этого.
- Слушай, давай позвоним остальным? Думаю, их стоит предупредить о том, что происходит. Особенно Майк. Он точно должен знать, что там творится, - Беверли хмурится и отстраняется от мужа в поисках телефона. Она даже не понмти, когда они с неудачниками созванивались последний раз и что именно говорили друг другу. Кажется, это было Рождество? Или какой-то еще праздник? Помнилось смутно, как и год, во время которого они совершали звонки. Кажется, ребята поздравляли ее и Бена сначала со свадьбой, потом с рождением Клементины, а дальше уже все было как в тумане. Правильно ли то, что они снова начали друг друга забывать вне Дерри? В прошлый раз происходило то же самое и это пугало до одури.
И все же первый, чей номер набрала Беверли, был Билл. И он не взял трубку, из-за чего сердце женщины нехорошо екнуло.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

12

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

Просторный номер встретил их запахом только что постиранного белья и вымотого пола. Вся обстановка в комнате была слишком неестественной. Словно специально кто-то показывал этот мир совершенно не под тем углом, каким он должен быть. И это отвращало мужчину. Одного только взгляда хватило ему, чтобы понять, как эти стены вокруг него давят, как становится непонятно и тошно. А ещё, самое отвратительное чувство — усталость. Как только его сумки коснулись пола, а сам мужчина аккуратно обнял девушку, его мысли были далеко не тут. В голове ещё блестели фотографии с рекламой того самого цирка, что хотят построить на обломках Дерри.

Никто не уходит из Дерри. Этот город живет до тех пор, пока о не  принят.

Девушка отошла, чтобы сделать звонок. Почему-то Бен уже заранее знал, что на том конце провода далеко не Майк. Не нужно быть волшебником, чтобы предугадать чей номер был набран в первую очередь. Билл. Их связь с Бев была чём-то непонятным. Каждый раз этих двоих тянуто к друг другом, словно магниты. В самом начале за это архитектор даже ругался на самого себя, пережёвывая разжигавшуюся ревность в грудной клетке. Но после пришло принятия этой непорочной связи как должное. Мужчина верил ей, как никому другому, он доверял своей любимой больше, чем самому себе.

— Ответил? — но в ответ девушки получил лишь качание головы, — Перезвоним позже. Майкл ответил мне, но сказал, что не приедет. Он физически не может подняться — авария. Такое ощущение... будто бы нас специально разъединили, чтобы на этот раз победа была не на нашей стороне, — а после он прижимаете телефон к своему лбу и тихо смеётся. Этот переход был для него странным, а потому в ход пошли объяснения на тему того, что слишком уж сильно разыгралось у него воображение.

Потом его взгляд упало на прикроватное меню, что украшало тумбочку. Это был список блюд и напитков, котловые можно заказать прямо в номер, никуда не выходя из того. Взяв эту карту, Ханском присел на край кровати и начал внимательно изучать список. Тут были разного сорта вина, были более строгие напитки, были и соки. Из еды какие-то фрукты и салаты, закуски на один зуб.

— Ты не против, если я закажу выпить? — подняв глаза с картонки, он потянутся за трубкой телефона. У того на быстром наборе уже было назначено специальные комбинации быстрого набора. На трезвую голову вся эта ситуация казалась бредом сумасшедшего, вот поэтому Бенджамин сделал заказал на охлаждённое Бренди с лимоном, а после в ожидании начал смотреть на супругу.

+1

13

Беверли чувствует какую-то неясную тревогу. Что-то внутри буквально кричит о том, что все не в порядке, что даже не доезжая до Дерри произошла какая-то неприятность. Она никак не может это объяснить, может быть снова срабатывает предчувствие как тогда, в детстве, когда она видела всех взрослыми? Но тогда картинка ясно вставала перед глазами, теперь же она не видела совсем ничего. Потому женщина только выдыхает, нервно теребит свои рыжие волосы и поворачивается к мужу.
- В самом деле? Мне казалось, что Майк никогда не покидал Дерри... - это довольно странно, потому что он действительно всегда оставался в этом городе и знал больше всех, никого не забывал и мог пересказать все события. Ведь именно он собрал их тогда, а теперь попал в катастрофу и не находится в городе?
Может ли случиться так, что кто-то специально сделал что-то, чтобы парень из библиотеки не смог бы им помочь?
- Ужасно, - Бев обхватывает плечи руками и чувствует, что ей холодно. На вопрос мужа она утвердительно кивает и пока он делает заказ, решает сделать еще пару звонков. Первый - матери Бена, чтобы спросить, как там Клементина. Прошло мало времени, а она уже скучает по своей девочке и очень хочет, чтобы она была рядом. Этот звонок успокаивает ее и миссис Хэнском набирает последний номер. Ричи Тоизер.
- Бип-бип, Ричи, - эта фраза вылетает сама собой вместо приветствия, когда знакомый голос отвечает на звонок. Беверли даже невольно улыбается, когда слышит известного комика, но неожиданно улыбка сползает с ее лица.
- Ричи, это Беверли. Что произошло? Что-то случилось? - судя по его голосу, старый друг едва ли не рыдал навзрыд, и действительно был не совсем в своем уме. Бев сжимает трубку телефона чуть сильнее, решив, что ей нужно приготовиться к чему угодно.
Но то, что она услышала, оказалось слишком страшным.
Трубка невольно выпадает из ее пальцев. Кажется, Ричи пытается еще что-то сказать, позвать ее, но Бев будто ничего не слышит. Кровь шумит в ушах, горло перехватывает, дыхание запирается внутри и она с трудом может сделать очередной вздох. Боль сжимает в груди железной лапой и словно на мгновение останавливает сердце, в которое только что нанесли страшный удар.
- Бен, - голос Беверли звучит бесцветно, будто бы у нее забрали все эмоции в один момент.
- Билл мертв, - она не запомнила мгновения, в которое начала кричать, плакать и биться в истерике.
Этого не может быть, этого не может быть, этого не может быть...

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

14

Когда это началось он не смог понять. Он услышал только крик в соседней комнате, услышал как что-то падает на землю тяжелым грузом и отскакивает от деревянного паркета. В ту же минуту мужчина подскакивает со своего места и летит в сторону шума. В голове мысли сменяются другими, а переживание за родного человека отбивают напрочь все остальные потребности. И больше он не чувствовал голода, страха, жажды.  Сейчас он лишь держит за руки девушку, что сейчас билась в истерике, стоя на коленях. Он хватается за ее руки, пытается унять дрожь, пытается понять трепет ее губ. Но вместо этого слова лишь переплетаются с громкими и болезненными всхлипами, а слова в какую-то кашу.

— Тише, тише, — шепчет он, целуя ее руки, а после крепко обхватывает ее плечи и прижимает к себе. А сам тем временем скрывает то, как боится сам. Их друг умер. [погиб в беззвучной битве и не удостоился чести упокоиться вечностью]

А из трубки, что валялась у стены, все еще раздавались обеспокоенные вопросы человека, с которым девушка говорила до этого. На мобильном экране было высечено имя человека и фотография известного комика. А после и тот перестал держать какие-либо попытки связаться с потерявшейся от этого мира девушкой, закончив беседу входящим смс-сообщением. В нем он попросил написать после, просто сказать что все хорошо.

— Беф, ты тут, ты со мной? — поднимает он голову девушки за щеки, вытирая большими пальцами стекающие слезы по белоснежным щекам, — Это все клоун, чертов клоун. Он хочет нас слабее тут, слышишь? Мы не можем сдаться, не сможет показаться слабыми. Ради Клэм, ради себя. Ради... Били, Ричи, остальных ребят. Ради всех. Слышишь?

Бен и сам не верил в то, что говорил. По крайней мере не так сильно, как желал это делать. В его груди из-за известия уже ныла дыра, сознание не могла поверить в то, что их негласный лидер погиб. Именно в нем Бенджамин видел настоящего героя, всегда стремился быть как он еще будучи ребенком. Именно благодаря Денбро он стал тем, кем является на данный момент.

Стук в дверь заставил мужчину вздрогнуть. Всем сердцем он не хотел покидать свою жену в таком шатком состоянии, но гость был настойчив и неприятный стук продолжился вновь. Выглянув из-за дверного косяка, архитектор увидел у своей двери горничную, что пришла принести им заказ. Хенском изо всех сил пытался улыбнуться, но этот оскал больше пугал, нежели вызывал доверие. Забрав все продукты, он вернулся в комнату, где находилась Беверли. Звонкий вой боли заменился на тишину и только редкие всхлипы напоминали о случившемся.

— Нам нужно делать первые шаги, — хрипло произносит отец, падая на пол у стенки. До этого он налил крепкого напитка в стакан и поставил рядом с девушкой, сам же остался с бутылкой, — Нельзя допустить разрастания этой болезни, как бы все остальное не душило бы нас.

А после он снова поднимается с места, чтобы достать свой ноутбук. Мужчина хотел снова открыть ту ужасную новостную сводку, которая и заставила пару посетить этот город. У них есть всего несколько суток на придумывания плана, ведь до открытия гребанного цирка осталось всего ничего.

— Тут есть какая-то экскурсия на стройку, — спустя некоторое время сообщает Бен, снова отпивая из бутылки. На двоих алкоголь разошелся довольно быстро, а мысли градус смог направить в нужное русло, — Что думаешь?

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

15

В моменты, когда тебе плохо, алкоголь идет просто как вода. Беверли не помнила, после какого стакана она смогла хоть как-то прийти в себя от шока и истерики, когда почувствовала горький вкус алкоголя и наконец-то смогла остановиться. Стало ли ей лучше? Нет, было все так же погано, настолько погано, что просто хотелось бросить эту затею, но Бен был прав - они должны одолеть гребанного клоуна, который забрал жизнь еще одного дорогого для них человека. Это не должно продолжаться, пора было остановить все окончательно. Только вот смогут ли они сделать это без поддержки и без друзей, которые точно понимали их?
Но более или менее мысли в голове начинают проясняться и спустя какое-то время Беверли садится рядом с мужем и смотрит уже сухими, но покрасневшими глазами в экран ноутбука. Идей толком нет, в голове совершенно пусто и даже представления о том, что будет дальше, довольно смутные, но что-то все равно вспоминается.
- Жаль, что Майк не сможет нам помочь. Он больше всего знал о Дерри и о том, что смогло победить в прошлый раз. Мы перестали бояться Пеннивайза и смогли выстоять, но... Что изменилось сейчас? - она нахмурилась, пытаясь понять, отчего нокаутированный клон вернулся снова. В их жизни появилась Клементина и теперь и Бен и Бев испытывали страх за дочь, так же как раньше испытывали страх друг за друга.
Не потому ли умер Эдди тогда?
Как выяснилось позднее, он был тайным объектом воздыхания Ричи и потому на нем потеря сказалась больше всех. Бев и Бен тоже должны были потерять друг друга тогда, но смогли это преодолеть. Смогут ли сейчас пережить смерть еще и Билла? Или... Одного из их семьи?
Беверли слишком сильно сжимает стакан и он едва ли не лопается, но слышится треск и женщина тут же расслабляет руку, поняв, что едва только что не порезалась. Нехорошо. Нужно пытаться сдерживать себя, в противном случае сил на борьбу уже не останется.
- Он стал сильнее еще в прошлый раз. Ты помнишь, что только в его доме мы могли испытывать страх все одновременно? Жо этого времени Пеннивайз приходил к нам по очереди. Ну или направлял своих марионеток, - Бев поежилась, вспоминая, как Генри пришел наброситься на них с ножом, а старуха в ее бывшей квартире пыталась угнаться за непрошеной гостьей.
- Если строится цирк - значит сейчас он сильнее и вполне возможно, что не один. Что, если у него появились последователи? Или какие-нибудь загипнотизированные помощники? - все это выглядело как какая-то очень фантастическая идея, но других не было и коим образом решать эти проблемы - женщина тоже пока не представляла возможным.
- Мы должны поехать на стройку и узнать. Наверняка он еще помнит нас и проявит себя. Или его помощники это сделают. Но это может быть опасно, нам нужно или не разлучаться или же придумать способ, как действовать, если мы попадемся, - Беверли поджимает губы и обхватывает плечи ладонями, словно уходя мыслями глубоко внутрь себя. С каждой секундой она словно теряла уверенность в том, что они должны идти туда и что-то делать, смерть Билла не прошла для нее так просто.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

16

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

Пока девушка говорила на фоне, он задумчиво пролистывал красочную презентацию того, как все будет выглядеть. На самом деле все было себя показывало действительно впечатляюще: зрителям обещали красивые люстры, огромные сидения, массу аттракционов для детей и их родителей. Будь он ребёнком, то обязательно стал бы плакаться своим родителям, чтобы те отвезли его в удивительный парк, где каждое второе сооружение несло в себе заряд позитива и приключений. Вот только когда понимаешь, что за каждым углом может стоять дух злого клоуна, что готов выгрызти испуганное сердце прямо из грудной клетки — улыбка пропадает моментально. И все яркие красные цвета превращаются в одно черно-белое полотно.

Это не развлечение. Это гладиаторская арена, на которой самая главная задача — выжить. Вот только организаторы никому не сказали, что сделать это практически невозможно.

На следующее утро, как только на часах пробило около девяти утра, двое снова сели за руль автомобиля. На лице Бена не было живого места, ибо все место занимали огромные мешки под глазами. Последнее время он слишком плохо спал, а заряд энергии искал на дне бутылки как алкоголя, так и энергетиков. Иногда даже смешивал две эти части своей ипостаси, дабы добиться большего эффекта. Скажем сразу — не помогло.

— Эта экскурсия предполагает  собой свободное посещение всей площадки, — играясь пальцами по кожаной окантовке руля, начал архитектор, не отводя взгляда с бесконечно долгого светофора. Казалось, будто бы механизм специально отговаривал парочку от своего безумного поступка. Они оба летят в пасть чудовищу, при этом совершенно не оборачиваясь назад и не ища других путей решения, — Так что днем у нас куда больше возможностей, чем ночью.

На место они прибыли через несколько часов. Затем потратили кучу времени на то, чтобы припарковать свою машину, для того чтобы пробить билет на кассе для входа, чтобы осмотреться на первой красочно встречающей всех арке. Какая-то магия действительно работала в этом месте, а потому когда пара наконец-то попала на тропинку для экскурсионной прогулки без гида, часы показывали пятый час вечера.

В руках у Хенскома находилась обширная карта, на которой отображался план по заполнению свободной территории. Казалось бы, что это всего лишь огромная поляна, некогда ранее бывшая улицей в городе. Но странное чувство дежавю охватывалось мужчину раз за разом, стоило только ногам коснуться земли, что он родился и вырос.

— Странно тут быть после стольких лет, — рассматривая американскую горку, на вершине которой возились рабочие на довольно внушительных креплениях, произнёс брюнет, а после неуверенно касается взглядом собственных носок ботинок, — А ещё странно то, что теперь это поле. Словно никакого города и не было, а только эта огромная незаросшая ничем, кроме травы, гладь. Словно... отравленная.

+1

17

Накануне поездки Беверли спала плохо. ей казалось, что они обязательно опоздают, что они зря теряют время и отправится нужно прямо сейчас. Вместе с тем она понимала, что ночью у Пеннивайза сил будет куда больше, да к тому же если они тронутся прямо сейчас - то обязательно попадут в какую-нибудь переделку, а вероятность, что им ночью кто-нибудь сможет помочь, куда ниже, чем днем. Потому она просто ворочалась в постели практически до утра, а днем чувствовала, что ее клонит в сон. И это притом, что спать ей точно нельзя было, но и такое сонное состояние рисковала обернуться галлюцинацией.
И все же если они будут тормозить из-за такого состояния - то рискуют умереть. Нужно было со всем разобраться.
Экскурсия оказалась не такой уж и примечательной и здорово утомляющей, потому к ее окончанию Беверли едва держалась на ногах. Плохо. Усталость - это всегда плохо, потому что нет сил сопротивляться. Но она заставила себя потереть пальцами покрасневшие глаза и перевести взгляд на карту, которая была в руках у мужа.
- Дерри все равно бы умер сам по себе. Даже когда мы были тут последний раз - он уже умирал. Так что... Здесь теперь даже воспоминаний не осталось, - тогда, в последний раз, они могли ходить по улицам города и смотреть на то, что им было раньше дорого, вспоминать какие-то места. посещать закрытые и заброшенные магазины. А что теперь? Всего этого как будто не было. Как будто это был один давний ночной кошмар.
Вот только друзья были настоящими. И умирали тоже по настоящему, а не в порождениях ослабевшего сознания.
- Я думаю что детьми мы думали о том, что жизнь на самом деле лучше, чем она есть. Ну то есть нам хватало того бункера под землей, который ты построил. Хватало улицы и старых великов, чтобы веселиться. А Дерри... Он всегда был таким. Просто мы увидели это уже потом, - женщина выдыхает и проводит ладонью по рыжим волосам, золотом блестящим в лучах вечернего солнца.
- Нам нужно найти какое-нибудь памятное место, - вряд ли где-то здесь можно найти вход в колодец, который ведет в канализацию, скорее нужно искать за пределами строительной площадки, но может быть какой-нибудь аттракцион или же место, похожее на то, которое они посещали в детстве и во взрослом возрасте, натолкнет их на мысль?
Будущая комната страха? Банально. Американские горки? Им туда даже не взобраться. Какие-нибудь закрытые территории? Их туда вряд ли пропустят, а Пеннивайз вряд ли сделал бы все настолько сложно. Беверли задумчиво смотрит на карту и взгляд ее падает на один объект, от которого по спине пробегает прохлада.
- Мне кажется, нам нужно посетить вот это место, - палец указывает на место на карте, которое находится относительно неподалеку. Они переглядываются с Беном и идут в сторону Зеркального лабиринта.
В этом павильоне все еще идет строительство, не все зеркала поставлены на места, часть из них и вовсе закрыта, чтобы туда не попадал строительный мусор, но место все равно навевает жути. Тусклое освещение заставляет Бев нервно закусить губу и прижаться поближе к мужу.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

18

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

Сила клоуна в том, что он потрясающих охотник. Он заманивает жертв в нужные для него места, специально подстраивая вокруг все словно заманивающие указатели. И люди ведутся на этот тихий зов, сами того не подозревая, какой ужас их ждёт на том конце. Шаг за шагом они проделывают по этому пути, одновременно с этим наполняясь страхом. А это самое великолепное блюдо для мерзкого монстра. Чем больше ужаса в крови, тем слаще будет человечина. И все равно, будь то дети, будь то взрослые люди. Это чувство, что сковывает ноги огромными невидимыми цепями, для всех одинаково. Хотя есть тут одна маленькая деталь, которую убийца установил своеобразную градацию: чем меньше возраст потенциальной жертвы, тем быстрее он насытится. Вот почему именно маленькие дети стали фокусом в его походах за легкой наживой.

- Я все равно многое помню, после нашей последней встречи тут, - отвечает мужчина, переваривая в голове нахлынувшие воспоминания. Только тут он может полной грудью насытиться этой гаммой. Картинки расплывчато перекрывают другие, а от слов Бев их становиться ещё больше. Кажется, на его губах даже появилась улыбка, как только в разговоре упомянулся его маленький рай.

И тут его охватило желание вернуться в тот самый лес, узнать живой ли ещё тот маленьких домик, что он вырыл под землей. Конечно, вероятность была малой, но иногда так хочется окунуться, коснуться до воспоминания детство. В этот момент его словно сжало что-то грустное, накрыло покрывалом с головой и начало немного душить. Не каждый может расстаться с чем-то столь ценным, особенно после всего пережитого. Кажется, что именно в тот момент, когда ещё будучи пухлым пареньком из Дерри, Бен почувствовал себя по-настоящему героем в глазах собственных друзей. И даже уродливый шрам на боку больше его не беспокоил.

-  Я помню, что Билл, - его голос запнулся, стоило только произнести имя умершего друга. В этот момент его что-то коснулось холодным поцелуем по шее, - Говорил что-то про лабиринт. Про ребёнка. Но тогда мы слишком мало времени уделили этому моменту. К сожалению, слишком...

И теперь им придётся расплачиваться за это собственными шкурами. Этот аттракцион ещё не был построен: об этом говорила прикрытая плотной тканью вывеска с названием, непорядки фонарики, рабочие и запах только что открытой краски. Но благодаря покупному билету на экскурсию, им позволено было пройти по определенному маршруту, чтобы оценить масштабы и красоту творения механиков. Это было действительно огромное строение, усыпанное тысячью огоньками. От одного вида сразу навевало на торжественную атмосферу праздника, но было тут и что-то... страшное. Особенно в тот момент, когда нога Хенскома коснулась порога входа.

[тысяча огней сразу же приветливо загорелась в одночасье, а изнутри начала раздаваться задорная клоунская музыка в сопровождении зловещего смеха. как только это закончилось // словно под чье-то дирежерство / аттракцион приветливо обратился к своим посетителям, приглашая их зайти внутрь] Не понятно было - ошибка это была техников или чья-то магия}

Он не испугался этого вызова. И, крепче сжимая ладонь жены, двинулся дальше. Они шли по указанному маршруту шаг за шагом, будто бы их что-то вело. На каком-то моменте, архитектор отпускает руку девушки, чтобы коснуться до пространства перед собой. Зеркало. Прохода нет.

- Возвращаемся, тут ничего нет, - пожимает плечами брюнет, понимая что дальше аттракцион ещё не построен, но тут он понимает, что находится совершенно один. Ещё секунду назад рядом с ним стояла супруга, но теперь его окружает только собственное отражение. Поворот, затем второй - никого. И только громкая музыка на фоне заглушает крик «БЕВЕРЛИ!».

Отредактировано Kaine Parker (2019-12-07 14:48:45)

+1

19

Тысячи огней внутри манили так же, как тысячи летающих детей в канализации.
..мы все летаем там внизу...
Странная музыка до ужаса напоминала ту какофонию звуков, что звучала при безумном танце клоуна. Что-то родом из детства, зловещая музыка из фильмов ужасов. В таком месте должно быть страшно, но они же уже взрослые, им не нужно бояться чего-то.
... приди, приди, Беверли, приди к сверкающим огням...
Только теплая рука Бена оставалась для нее связью с реальностью, она даже не замечала, как шла вперед, будто бы все происходящее гипнотизировало ее. Беверли не понимала, что происходит, но и не могла этому сопротивляться. В каждом отражении, которое она видела здесь, отражалась она сама, но какая-то... Другая? Та Беверли, которая жила с первым мужем, мудаком, избивающим ее и получающим удовольствие от извращенного секса, когда она полностью в его власти. Запуганная своим же отцом и думающая, что все так и должно быть. Тогда Бену удалось своей любовью и теплом переубедить ее и показать, что существует что-то теплое, что-то другое. Что любовь действительно существует в ее первоначальном значении.
Но сейчас воспоминания об этом словно отрезало. Беверли почувствовала холод рядом с ладонью и поняла, что муж отпустил ее. Она хотела закричать, чтобы он не совершал ошибки, чтобы держал ее рядом с собой, но горло сдавило и голос словно не слушался ее. Ноги самопроизвольно сделали несколько шагов - и она оказалась в зеркальной ловушке.
Беверли тут же почувствовала, что она словно очнулась от какого то кошмарного сна. Женщина вздрогнула и коснулась пальцами стекла. Вокруг были зеркала и она принялась лихорадочно искать выход. Быстрыми шагами она пошла вперед, но снова наткнулась на зеркало. Тупик. Откуда-то послышался приглушенный голос мужа, но из-за шума в ушах она слышала его нечетко, будто бы он был ужасно далеко.
А затем раздался смех. Жуткий смех клоуна, который появился в зеркале прямо перед ней.
- Бен! - ее вопль отразился от поверхности зеркал и истошно полетел куда-то в пространство. Продолжая звать мужа, Беверли побежала, натыкаясь на тупики, периодически сталкиваясь с отражением клоуна, каждая секунда заставляла ее испытывать столько страха, сколько она не испытывала за всю свою жизнь. И когда ее руки коснулось что-то и крепко сжало, она закричала так, что кажется, должен был услышать весь бывший Дерри.
- БЕН! ПОМОГИ МНЕ!

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

20

В этот момент он даже забыл то, как дышать. Сердце разгонялось до невероятного такта, словно пыталось разорвать грудную клетку изнутри. Ему нужно было срочно на воздух, срочно глотнуть хотя бы немного свежего воздуха, иначе с ним произойдёт не пойми откуда взявшийся приступ клаустрофобии. Дрожащая рука касается стёкла. Его поверхность идеально гладкая, лосниться к коже, одаривая ту пленительной прохладой. Казалось, что это была какая-то грань между настоящим и нереальным миром. Бен приближается к источнику живительно прохлады и касается лбом до самого зеркала. На него в ответ смотрели собственные глаза, что наполнены дикой усталостью. В них не читался испуг, в них горела молча прекратить все это. Но ничего не помогало: лицо оставалось все так же рядом, а глаза бездушно смотрели в ответ, указывая на безграничное безразличие ко всему.

- Надо идти, дружище, - говорит он самому себе или отражению [ понятно не было, кому именно отправлялось послание // за доставку денег не взяли, подплели тарифный план, но значок «доставлено и прочитано» уже горел // ему никто не ответил]. Корпус тут же выпрямляется, а из горла раздуется тяжкий выдох. Перевёл дыхание, взбодрился и громко выругался своему же положению. Он в дерьме. В самом настоящем дерьме  утонул по колено и продолжает медленно ползти вниз, пока горло не наполниться этими сточными отходами, - Блядь, что мы наделали.

Бенджамин делает шаг навстречу потенциальному пути к своей жене. Он начинает ходить кругами, то и дело ударяясь разными частями тела об идеально вымытые зеркала. Их было слишком много, и все они улавливали болезненные и гневные выражения лица заблудившегося человека. Но кроме собственных шагов и музыки он ничего не слышал. Казалось, что это какая-то злостная шутка, по сценарию которой Бев выпрыгнет из первого попавшего угла: но не выпрыгнула. Е е вообще нигде н е  б ы л о. девушка словно развопилась  между тонкими изгородями, между пластинами этого аттракциона. Кажется, они должны были приносить счастье, но кроме раздражения мужчина на чувствовал ничего.

Он просто бежал, выкрикивал имя, но ничего не происходило. Его глаза встречались с такими же, как у него. Никто не попадался ему так же по пути, кроме родного отражения. Это было ужасно. До дрожи в коленях, до боли из-за прикусанных губ. По итогу.... он оказался на улице. Вокруг мирно гуляли туристы, где-то спал на лавочке охранник. Все было так, как и должно было быть: спокойно, свойственно обычному маленькому парку развлечений. Бегло осматриваясь вокруг себя, архитектор хотел было бежать дальше. Но встал как вкопанный, обнаружив практически у своих ног красный шарик.

Ебанный.
Красный. Шарик.

- извините, сэр. мы нашли ее в центре нашего лабиринта. кажется девушка очень напугана, советуем дать ей чай. принести? - это говорила на вид очень милая бабушка, на голове у которой красовался пучок из седых волос. На ней была накинута старая одежда с потертостями, но все таяло из-за широчайшей улыбки на ее лице. Хенском хотел было сказать что-то в ответ, слова благодарности или ещё что-то, но вместо этого увидел то, как исказилось в ужасной гримасе это пристанодержатель лицо, а рука, что держало его Беверли, резким рывком пронзила грудь девушки, доставая оттуда сердце.

- КАК ЖЕ Я ЖДАЛ ВАС!!!! КАК ДЕ Я ХОТЕЛ ВКУСИТЬ ЭТОТ ЛАКОМЫЙ КУСОЧЕК!!! ВЫ ОТНЯЛИ ЕЕ У МЕНЯ: ТУ ЧТО ПРЯМО ВОНЯЕТ СТРАХОМ!

Запах крови, онемевшее тело, головокружение. Бен видел то, как падает тело его жены. Видел то, как хохочет этот монстр и пожирает все ещё бьющееся сердце из порванной грудной клетки.

Неужели это конец пути?
И колени падают на землю, пока сам мужчина безмолвно смотрит на все происходящее.
Он смирился, он проиграл.
И закрывает глаза, принимает поражение.

Но тут до его слуха доносится ещё что-то. Кто-то его дергает за руку. Очень настойчиво. Он умер? Нет. Это был персонал, действительно тот самый, что мог работать в этом строящемся парке. Человек обеспокоенно осматривает другого, что все это время стоял на коленях прямо перед самим входом. И... плакал.

- Со мной все хорошо, - вытирает он тыльной стороной слёзы, кивая головой, - Я просто узнал плохую новость. А вы случаем не видели тут девушку? Рыжую?

На его счастье та уже сидела и ждала его на скамейке, в руках держа чашку с чём-то горячим. Ее руки тряслись, а лицо было невыносимо бледным. Видимо, в этой схватке пострадали не только нервны брюнета.

- Тоже? - только этот вопрос смог он произнести вслух, стоило только  ему подойти как можно ближе. Одного только взгляда хватило, чтобы понять.

Клоун здесь. И он хочет именно и х.

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

21

Беверли была готова оттолкнуть руку, которая ее схватила, прежде чем поняла, что эта ладонь - теплая, да и тут же испуганно отдернулась после ее вопля. На Пеннивайза совсем непохоже. Женщина подняла глаза и увидела такого же испуганного работника, который только хотел ее успокоить, а получил такую вот реакцию.
- Ох, я... Пожалуйста, извините, я заблудилась и никак не могла найти выход... - извиняющимся тоном забормотала Беверли, пока рабочий выводил ее из парковой зоны. Ее руки тряслись, колени подкашивались, а голос от истошного вопля и вовсе сел. Только когда слабый дневной свет ударил в глаза, женщина наконец-то почувствовала себя в относительной безопасности. По крайней мере здесь, на открытой местности, никто не будет на нее нападать. В руки всунули бумажный стаканчик с кофе из автомата и Беверли постепенно чувствовала, как его тепло проникает внутрь и она перестает трястись. Смертельная бледность еще не сошла со щек, но она почувствовала себя немного лучше. Откуда-то послышался голос Бена и женщина повернулась в сторону мужа, но тут же вскрикнула, когда увидела его. Окровавленное лицо, с которого были вырваны глаза, оставляя после себя на щеках кровавые дорожки. Рука вздрогнула, кофе плеснул ей на руку, приводя в чувство, и лицо Бена стало нормальным. Беверли выронила стаканчик и бросилась к мужу, ощущая его тепло рядом, настоящее, живое.
- Да. Я тоже... Там... В лабиринте... Он был там, внутри, - дрожь снова прошла по телу, но женщина постаралась унять ее, сейчас нужно было мыслить трезво и рационально. Что теперь делать?
- Теперь мы точно знаем, что он здесь, - Беверли выдыхает, но не отпускает руку мужа. Кажется, если они разлучатся, то второй раз не смогут встретиться снова. Что это было? Показательное "выступление" или попытка начать питаться их страхом?
- Он еще слишком слаб, чтобы противостоять нам обоим, поэтому нас разделил. Наверное это тварь хочет для начала напитаться страхом, чтобы попробовать напасть на нас двоих. Мы можем уничтожить его, пока он не возродился полностью. Только как? - Беверли пытается мыслить разумно, но пока в голову ничего не приходит. Паническое чувство страха отступило и теперь оставалось только успокоиться окончательно и продумать план действий. И не дергаться каждый раз, когда слышишь подозрительный звук. Откуда-то послышались слова о том, что территория скоро закрывается. Им следовало бы поторопиться и принять решение сейчас. Либо приехать сюда завтра и точно вычислить место обитания Пеннивайза, либо спрятаться и расправиться с ним ночью, пока этот гаденыш еще слаб и не может толком пугать большие группы людей.
- Если люди пропадали поодиночке, то он уже начал охоту. Может быть начать спрашивать работников или... - она не могла принимать такие решения в одиночку.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

22

Его губы потрескались, болели при улыбки, орошаемые стекающими по щекам слезами. То был страх вкупе с радостью и облегчением, что все наконец-то закончилось. Маленькое путешествие по вечному лабиринту из стёкл, где каждое второе отражение смеётся над твоим играющим, пляшущем на лице страхе. А этот танец был не только гримасой. Его острые каблучки выжимали из сердца последние рывки, оставляя болезненные дыры от каждого уверенного шажочка. Какой же он слабый, когда рядом не было Бев. Но сейчас все хорошо, все нормализовалось.  Как говорили они, будучи ещё маленькими: это все в твоей голове - ничего этого нет, лишь разыгравшееся воображение. И клоун пользовался этим, насыщался, питался этими эмоциями, при этом радостно хлопая в ладоши и скалясь.

- В прошлый раз, - не охото начал он говорил, не успев переварить пережитое. Моменты из недавних событий яркими кадрами появлялись перед глазами, ужасая своей жестокостью. Этот крик, лицо родное боли и глаза насыщенные стразом - все Бен помнил, боялся забыть, словно от этого мог потерять что-то слишком важное, - Мы победили его же правилами. Страх побороли бесстрашием, а сердце разорвали на кусочки. Возможно... Что воды вынесли что-то оттуда: один из осколков этого мерзкого органа , кусочки вазы, что-то ещё?

Эти слова казались ему бредом, так как мысли цеплялись за подобие идей. Сложно было плавать в тех местах, где ты не знаешь направление течения.

- Должно быть что-то, что является... Подобием артефакта, что привязал этого монстра к данному месту. Что-то дало ему свободу, новую жизнь. Но что?

Их снова окликают недовольными возгласами, аргументируя свои претензии слишком поздним часом. Покорно кивнув, Бенджамин извинился перед охраной и направился в сторону входа, попутно не отпуская руку своей жены. Но стоило только работникам доверчиво отвернуться, как архитектор ловко ныряет в сторону за какой-то стеллаж, тем самым сковываясь с поля зрения. Он прижимается в довольно тесном промежутке к Беверли, попутно прикладывая палец к ее губам. Нужно помолчать, пока их не заметили. А дальше, когда все стихнет, выбраться на свободу.

Так они простояли недолго. Либо в обязанности охраны не входило полный обход территории из-за отсутствия необходимости - кому нужны были недостроенные фасады зданий и аттракционов - либо все шло по идеально прописанному сценарию. Повсюду начали автоматически выключаться фонари, а шум каждую минуту стихал, оставляя лишь легкое жужжание погасшего по мощности электричества и природы.

- Пошли, - шепчет Бен, осторожно ступая на открытую территорию. Все его тело затекло от долгого нахождения в одной позе (около тридцати минут им пришлось ютиться в том уголке), от чего каждый кусочек тела радостно запел от движения. Он даже потянулся во весь рост, как только вышел из укрытия.

- Куда теперь? - свет от мобильного телефона послужил им фонариком, а мертвая тишина вокруг - верным другом. У них было несколько путей: здание администрации и кассы, в которой должна храниться вся документация и может что-то ценное, маленький музей городка, что был похоронен водой, и тот ужасный лабиринт, ранее в котором они видели монстра. Об этих трёх местах Хенском сказал последующим предложением, после чего в ожидании начал смотреть на ту, которую так сильно любил.

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

23

Беверли качнула головой и огненные локоны качнулись вместе с ней. Конечно, был вариант того, что монстр действительно привязан к месту каким-нибудь артефактом воскрешения или еще чем-то подобным, но она совершенно в этом не разбиралась. Сейчас бы пригодился Майк с его огромным знанием местной истории, но ведь и Бен в школьном возрасте пропадал в библиотеке и должен знать что-нибудь обо всем этом?  Правда, библиотеки больше нет. Ничего не осталось, кроме этого глобального строительства цирка. Город их детства стерт с лица земли.
Женщина не успевает сказать что-то, потому что им необходимо покинуть территорию, но Бен быстро соображает и они вдвоем оказываются в тесном пространстве, чтобы дождаться конца обхода. Рядом с мужем так хорошо и спокойно, что если бы не неудобная поза, в которой нельзя пошевелиться, то Беверли даже нашла бы в этом какую-то степень удовольствия. Однако уже через пятнадцать минут она почувствовала, как заныли мышцы, а через полчаса буквально выпала следом за Беном, с наслаждением растирая руки и ноги. Темнота обволакивала стройку, а повисшая тишина делала все еще немного страшнее. Ведь они действительно понимали, какие монстры могут прийти ночью. И эти монстры никак не похожи на сказки или детские выдумки.
- Если искать артефакты, то для начала стоит посмотреть, что там в музее. Хотя если строительство затеялось с подачи Пеннивайза, то нужно смотреть документы в администрации. Касса, хм... Не думаю, что мы найдем там что-то полезное, так что давай заглянем туда в последнюю очередь, - Беверли двигается по дорожкам по направлению к музею и пугливо вжимает голову в плечи, когда недалеко от них каркает ворона. Откуда она вообще взялась ночью? Женщина снова держится за руку мужа и старается не отпускать ее, только это дает ощущение связи с реальностью.
Здание музея, удивительно неплохо сохранившееся, естественно было закрыто, но Беверли еще со школы умела пользоваться отмычками и смогла вскрыть дверь. Видимо вероятность того, что здание находится посередине стройки, автоматически делала его недоступным для посетителей и сигнализация здесь отсутствовала, как и электричество в принципе. Пахло пылью и каким-то порошком. Беверли чуть было не чихнула, но удержалась.
- Ну что, пойдем смотреть? - было бы быстрее, если они разделились, но после лабиринта она так и не решилась отпустить мужа куда-то одного.
- Думаю, стоит начать с зала истории коренных жителей. В прошлый раз Майк принес артефакт именно оттуда.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

0

24

Он лишь покорно шёл следом, даже не смея как либо возникнуть по поводу всего происходящего. Да, эта история походила на очередной бред какого-то сумасшедшего старикана, который вместе с цветом своих волос потерял и глас разума. И вот поэтому этот незнакомец пишет по ночам столь душещипательные истории, упиваясь собственной безжалостностью к созданным «детям» - персонажам, что сейчас скитаются по лабиринтам его сознания и не поймут одного. Того, за что с ними поступают так непростительно жестоко. И оттого возникает неприятный осадок покинутого всеми ребёнка, что истязает себя рыданиями.
Так и тут. Так и тут есть две заблудшие фигуры, которые пытаются побороть то, чего сами не понимают. Те, кому словно сама судьба благоволит и открывает все двери. На этот огонёк двое путников ползут, забыв обо всех возможных опасностях. Куда им, смертным, тягаться с силами куда выше их понимания. Но они летят, подставляя себя и все что имеют. Ярость пеленой накрыла им глаза, тем самым отдавая сознание на растерзание самым первобытным порывам.

- За что нам это, - одними губами шепчет он, прикрывая глаза в молитве одними губами. Он не был вербующим, давно забыл, что означало божественное снисхождение. Человек, косого касание обошло стороной, оставляя на темной части этой вселенной. Но именно в час нужды, когда некому больше обратиться, его душа летит именно к Нему. И вот в чем ирония… Он не помнит ни одного чертового слова из тех заповедей, что ему говорила мать. Бен изображает призыв, а на деле ему хотелось смеяться. И благо его жена не понимает, о чем он говорит. Все происходит словно на выключенной частоте, словно без звука передача – угадывай по губам, но те слишком быстро шевелятся. Бог давно устал нас любить.

Когда Бев выбрала направление из предложенный, он немного замялся. Его взгляд скакал по окружению: словно живое, и в тот же момент нет – Бенджамин готов был поклясться, что чувствовал дыхание этого цирка, что ощущал на себе его тяжёлый взгляд. Это существо, что из себя представляло елозь с аттракционными, словно приглашало зайти свои поздних гостей, умиляясь проворностью тех. И он молча кивает, соглашаясь с направлением. А в голове звучит тревога.

Дверь перед ними открылась практически сразу, несмотря на то, что девушка ковырялась с замком. Ещё будучи деться он восхищался этими навыками своей первой любви: то, как ловко ее тонкие пальцы бегали по скважине, то, как короткие локоны ниспадали на немного сморщенный лоб из-за серьёзного выражения лица. Бац. Щеколда открывается, а сама дверь приветливо скрипит своим посетителям. Пройдя вовнутрь, неприятные запахи сразу полетели в лицо, возвращая Хенскома из мира собственных грёз:

- Надеюсь, - неуверенно усмехается он, подсвечивая фонариком сотового телефона дорогу под ногами, - Что нас там не встретят ожившие мертвецы, как в том забавном фильме про «Ночь в Музее».

Шутки, шутки, но чувство юмора все равно улетучивается, стоит только серьезно посмотреть на все происходящее.  Так или иначе, они пока живы, рядом и держаться за руку. Хотя они все равно дергались от каждого неприятного скрипа или шороха, что раздавались со всех сторон. Здание будто бы специально издевалось над ними, то и дело пуская в ход устрашающие звуки и тени. Но ничего, они уже взрослые, чтобы попадаться на такие ловушки.

Им нужен был стенд, связанный с историей давно погибшего города, на руинах которого двое как раз находились, в истории которого приложили не мало усилий. Но тут все словно было... не то. Не те фотографии украшали стены, не те выпуски из новостей. Пробегаясь по стеллажам, что были увешаны сотней различных исторических артефактов, Бен себя ловил на мысли о том, что это все подделка. Фальшь, чтобы скрыть настоящее зло. Не эти факт он читал, засиживаясь часами в библиотеке. Но никто ему не поверит. Уезжая из Дерри, ты оставляешь всю память о нем за стенами города.

- Проклятье, - шепчет архитектор, пролистывая какой-то старый альбом. А со снимков смотрят счастливые люди, не знающие ничего о тех страшных убийствах. Тут не было пропавших детей, не было сгоревших темнокожих, не было ничего, что должно было быть. Словно... Стерто, для нового начала.

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

25

Беверли идет рядом, осторожно осматриваясь и стараясь не дергаться каждый раз, когда она слышит скрип половиц или какой-то шорох. Рядом с Беном ей практически не страшно, ведь вместе они действительно что-то могут сделать. Она не побоялась вскрыть дверь старого музея, не побоялась остаться с мужем на стройке ночью и не испугалась угрозы полиции. Взрослые страхи куда сильнее детских, как счета за ипотеку, так почему сейчас она должна в страхе убегать куда-то и расстраиваться непонятно из-за чего?
- Все будет хорошо, - бормочет она больше для себя, нежели чем для мужа и идет вместе с ним к стенду, рассматривая фотографии, но и ей что-то не нравится. Последний раз она была тут, кажется, вместе со школьной экскурсией, и то ей было не особенно интересно все рассматривать. Но даже Бев помнила, что фотографии не отличались такой жизнерадостностью. Что было не так?
- Такое ощущение, что они наклеили новые обои на неочищенные стены. Ну то есть, под ними все еще есть гниль и грязь, но выглядит красиво. Ты так не думаешь? - судя по всему, Бену пришла та же мысль в голову, потому что он отвлекся от стенда и стал смотреть какой-то старый альбом. А может тогда все это было иллюзией?
Нет.
Они прямо сейчас находятся в какой-то иллюзии, из которой не могут найти выхода и топчутся, как слепые котята.
- Надо зайти в архив или какое-нибудь помещение, где хранятся старые экспонаты. Тут все... Как будто не то, - в отличие от мужа, который просто сомневается, но не выражает свои мысли, Беверли предпочитает сказать все сразу. Потому она аккуратно потянула Бена за руку и вместе с ним отправилась искать нужное помещение на плане. Им пришлось поплутать, но в конце-концов искомая дверь нашлась. Бев вскрыла и ее и нерешительно замерла на пороге. В помещении не было окон и казалось, что чернота просто засасывает и оседает на коже, заставляя ту покрываться противными мурашками.
- Наверное здесь, - неуверенно произносит Беверли и шагает внутрь, сразу натыкаясь на какую-то коробку. Открыв ее, она находит внутри какие-то старые фотографии, которые потерпались и выцвели, однако же на них можно еще было что-то разглядеть.
- Вот это больше похоже на то, что нам надо. Только бы найти нужное, - Бев кладет телефон на полку, чтобы было удобнее светить, и начинает шарить руками по коробкам в поисках хоть какой-нибудь подсказки.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

0

26

А часики тикали, своим монотонным тактом вводя в какой-то транс. Они были повсюду и, одновременно с этим - нигде. Но больше всего они выделялись на запястье мужчины. Маленькие механизмы словно выжигали на запястье какие-то узоры, постоянно двигаясь в заложенном направлении. И, казалось, беззвучная ранее маленькая секундная стрелочка теперь грохотом раздается среди всего остального. Секунды приближают их к неизбежному: там за поворотом из ожидает смерть.

- Не нравится мне тут, - наконец-то поделился мужчина своими ощущениями, бегло оглядываясь вокруг. Темная комната словно какой-то хищник, притаилась, чтобы с головой накрыть двух "злодеев". Эта клиника, что крадется с самого детства, зародила в голове неизлечимую патологию. И вот он уже видит в оттенках серебрённого на полу отблики в виде контура клоунской головы, - Давай хоть немного пошустрее.

Испугался ли он? Нет. Но тело холодело, а по спине шел легкий холодок. Именно такими питался монстров здешних краев, именно на таких он был падок как никогда. Бен молил его, чтобы его не было. Но что-то подсказывало... бесполезно. Краем глаза он так же видел и то, какие снимки находились в изучаемой коробке. Там были изображены неизвестные ему люди, какие-то места. Да что угодно, от чего едет крыша. Но только один кадр яркой вспышкой озарил какой-то момент из прошлого. Того самого, где он вырезал обрывки газет и прикреплял в свой собственный дневник. Ему казалось, что все как часть какого-то гениального детектива что таким образом он сможет разгадать тайну старого города. Вот только вместо этого находил лишь еще больше вопросов. Это его просто сводило с ума, но в тот период, будучи еще ребенком, такой круговорот лишь увлекал. Погружал в себя без право на возврат.

- Подожди, - задумчиво произносит он, подходя в плотную, в то время как сам отошел на несколько шагов от Бев, задумчиво бегая  по неразборчивому пейзажу, - Дай посмотреть этот снимок.

То была карточка в желтисто-серых тонах, явно снятая на доисторическую пленку. Она была прикреплена к каким-то такого же столетия бумагам, под кучей непонятных оставшихся без должного внимания фотокарточек. В архиве была целая кипа таких коробок, но именно в первых они нашли то, что нужно было. Будучи свидетелем, можно задуматься о подозрительности простоты. Но когда ты являешься участником, а волнение со страхом дуэтом играются с тобой, забываешь обо всем абсолютно.

Изображение дома с названием улицы. Память начала машинально изображать перед глазами карту старого Дерри, по кусочкам которую он складывал в своей комнате. Все было смутно, но именно этого дома он не помнил. И казалось, что из окошка на него кто-то смотрел, от чего вдоль позвоночника снова табуном прошлось неприятное ощущение. Рука от злости на себя самого сжимает листок, комкая чужую собственность. Если она вообще... была.

- Ты нашла еще что-нибудь странное? - спрашивает Хенском, не желая делиться странной идеей навестить останки или, по-крайней мере то, что на данный момент находиться рядом с предполагаемой паранойей. А его жена тем временем утопала уже в очередном контейнере.

Архив. Царство бумаг и пыли, где ты можешь найти документы на челюсть своей прабабки. Особенно, если тут, как говорили на самом информационном портале, можно отыскать информацию практически обо всем, что только смогли достать из погибшего города. Но этот дом... И стук железной двери раздается где-то на фоне. Охрана?

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

27

Кажется, в этом помещении им все же можно найти что-то интересное. Бен начал просматривать содержимое коробок, чтобы найти какую-нибудь зацепку, Беверли не отставала от него. Но все, что ей попадалось, не вызывало какого-то отклика внутри, не вызывало чувства страха или смутной тревоги.
- Что там, Бен? - она почти физически ощущает какое-то странное замешательство мужа. Может быть, у него что-то обнаружилось? Тогда и самой Бев нельзя было отставать, чтобы хоть как-то помочь продвинуться с расследованием их обстановки.
- Нет, пока ничего... Хотя постой, - откуда-то из коробки она извлекает странный артефакт, больше всего похожий на посох с особенными узорами, украшенный какими-то непонятными кистями и издающий глухой звук, если по нему стукнуть. Судя по всему, он был вылеплен из глины. Непонятно почему, но это вызвало какой-то трепет. Беверли вытащила карточку с описанием и начала было читать, но шум откуда-то со стороны заставил ее резко выпрямиться и посмотреть в сторону коридора.
- Кажется, тут кто-то есть - все же было довольно опрометчиво врываться сюда со взломом. Свет фонарика заставил женщину чертыхнуться и выключить подсветку на собственном телефоне, чтобы не запалиться так глупо. Она хотела было прикрыть дверь и остаться в темноте архива, однако даже сейчас, в этом мраке, Бев почувствовала какой-то странный холодок, который пробежался по спине и схватила Бена за теплую руку, чтобы успокоиться.
Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста...
Послышались два голоса. Один говорил о том, что забыл запереть здание, второй утверждал, что это его косяк. Два охранника, переругиваясь, стали искать ключи среди связки собственных, нашли, посветили в коридоре и закрыли входную дверь. Сигнализацию, судя по всему, так и не поставили, в противном случае об этом бы уже знали. Беверли выдохнула, прислушиваясь к уходящим шагам и когда все затихло, шепнула Бену.
- Ну что, пойдем дальше?
Свет загорелся между ними и это был вовсе не свет фонарика от телефонов. В темноте появились две руки, которые хлопнули в ладоши аккурат между их головами, заставляя Беверли закричать и рвануться вперед, в коридор, который хоть как-то был освещен из окон, но дверь в архив захлопнулась прямо перед ними. Они оказались словно заперты в ловушке.
- Вы слишком близко подобрались, противные детки, вас надо наказать, - змеиный шепот заставил женщину еще яростнее броситься на дверь в попытке открыть ее, но ничего не выходило. Нужно было всего лишь нашарить ручку и нажать ее, чтобы выйти, но в приступе паники Беверли этого не понимала. Отчаянно защищаясь, она выставила вперед непонятный посох и кажется, кого-то им стукнула. В то же мгновение наступила тишина.

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

28

Ему нужно было сконцентрироваться на  происходящем за стенкой, но мысли все равно уползали куда не в том направлении. Фото в его руке обжигало кожу, но сам он не мог ничего противопоставить в ответ. Словно беспомощный, он терпел этот натиск, попутно испытывая дискомфорт из-за появившихся людей. Фонарики у обоих были выключены, стоило только шагам оказаться практически на уровне их двери. Да, их не заметили, но зато внимание из-за их присутствия привлекло более могущественные силы. Ту мощь, что не поддавалась никаким законам. То зло, что породило столько смертей в их маленьком городке. По запаху она напомнила прогнившее меся, но звукам нечто змеиное и щекотавшее между лопатками чувство.

Бен чувствовал на своей шее это мерзкое дыхание, слышал своеобразное прихрюкивание, которое издавал монстр завидя желанные тела. И сразу все замолкло, оставляя помехой на заднем плане. И только учащенное биение собственного сердца с бол отдавало в виски. А на пусковой кнопке срабатывал режим самовыживания. Либо, либо ты. Либо его смерть, либо твоя собственная душа. Что ценнее было для него? Что важнее для тебя, Бен?

- Бежим! - кричит он в унисон с криком девушки, бросая под ноги клоуну найденные коробки. Но что они для того, кто мог перекроить и создать заново целую вселенную, для того, что пожирал огромные миры без права на повторную попытку. Конечно, пользы это не принесло, так как двое столкнулись с запертой перед ними дверью.

Хенском даже не заметил то, что в руках у Бев был какой-то посох. Но эта палка как-то действовала, вызывая какое-то гортанное шипение как раз из той стороны, где в каком-то отличие змеи выползал из темного угла хозяин этого цирка. Его желтый взгляд так трепетно пробегался по артефакту, но после выражения лица хмурилось и вот существо уже отползает обратно. Оно боялось? Или играло с ними? Чувства сарказма у этого убийцы было отменным, а потому архитектор не хотел в очередной раз попадаться на эту уловку. Один раз они попались и сильно расплатились за это.

- Открой дверь! - кричит он охране по ту сторону, которая возможно ещё не ушла. Его тяжёлый стук плечом в дерево эхом раздавался по комнатам, а с петель уже начинала сыпаться крошка от покрытия стен, - Помогите!

Ему сейчас было все равно на то, что скажут после. Главное - выбраться из этой клетки, в которой их посадили на пропитания хищника. Главное побороть эту маленькую преграду, от которой у него будет на костяжках не один синяк. По ту сторону слышался быстрый топот ног, слышались неодобрительные возгласы людей. А вдруг, это всего лишь иллюзия. Вдруг этот все подстановка. Бенджамина начало ломать от одной теории к другой, а на висках проступать капельки пота. Тело немного дрожала от резкой боли, а дверь все равно не поддавалась натиску. Той нужно было ещё немного и тогда, они точно выберутся на свободу.

- В чЕм де~ло, Бен? Неужели ис~пугался? - обращается змей к мужчине, хитро улыбаясь. На лице бизнесмена все было написано как на чистом листе. И на бледном лице появилась ужасающая гримаса скорби из-за сказанного. Да, он держался на расстоянии, но все равно пытался залечит в самые потаенные уголки души своих потенциальных жертв.

И тут дверь открывается, а на пороге появляются двое охранников. Их вопль хором озвученный из-за увиденного присек все попытки выяснений отношений. Именно этим и воспользовались оставшиеся из неудачников, бегом выскакивая из комнаты и направляясь к выходу. Сейчас было все равно, что стало с теми охранниками. Главное - выйти из этой ловушки с артефактом как можно скорее.

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1

29

Неизвестно, что именно помогло Беверли и Бену противостоять чудовищу – непонятный артефакт или брошенные под ноги коробки, но они смогли на какое-то мгновение задержать монстра. Оно реагировало и эта штука действительно пугала его. Или он просто притворялся? Во всяком случае, пока чета Хэнском была еще жива и пыталась яростно противостоять тому, кто их преследовал. Где-то за дверью слышны голоса охраны и Бен пытается до них дозваться, пока уродливый клоун снова пытается броситься на них. Бев чувствует не страх, нет. Она ощущает ярость и кричит прямо в темноту.
- Да когда ты сдохнешь уже, тварь! – судя по всему, это в какой-то степени работает, потому что Пеннивайз внезапно замедляется и его власть ослабевает. Этого времени хватает на то, чтобы охрана смогла открыть дверь, а Бен – вытащить свою жену и побежать по коридору. За их спинами слышатся крики и отвратительный хруст – кажется это существо нашло замену супругам и теперь отвратительное чавкание и булькающие звуки говорили о том, что двое охранников буквально отдали за них жизнь. Беверли хочет остановиться и помочь, но понимает, что уже слишком поздно. Они буквально выносят хлипкие входные двери музея и выбегают на улицу. Пробежав еще какое-то количество метров, Бев спотыкается и падает на колени, отставляя в сторону руку с непонятным посохом.
Им удалось сбежать.
Ценой жизни других людей им удалось сбежать.
Беверли чувствует, что ее трясет и мутит и может стошнить в любой момент, однако она держится и крепко сжимает зубы. Эта тварь обязательно поплатится! Женщина нервно оглянулась, но их никто не преследовал. Кое-как отдышавшись, она поднесла посох ближе к глазам и принялась лихорадочно осматривать его, но в полутьме было ничего непонятно. Бев сжала зубы и поднялась с земли.
- Бен, нам надо идти дальше. Эта тварь не остановится, он снова начал убивать людей. Мы должны его остановить, - в ее глазах пылает самый настоящий огонь, она всей душой ненавидит гребанного клоуна и готова засунуть глиняный посох прямо ему в глотку, да так, чтобы он вышел через анус и Пеннивайз оказался буквально бабочкой, пришпиленной к полу.
Беверли полна решимости и идет по направлению к зданию администрации, когда внезапно слышит голос откуда-то изнутри.
Этот голос.
Он зовет ее.
Голос Клементины.
Внутри все словно переворачивается, Бев чувствует, как ее начинает трясти и она срывается с места, бежит вперед, прямо к административному зданию. Страх за жизнь дочери, которая просто не могла быть здесь, заставил ее буквально потерять голову. Она даже не подумала о том, что Пеннивайз мог устроить иллюзию, сам превратиться в Клем, как раньше превращался в маленького Джорджи. Она рвалась спасти своего ребенка, даже если это будет стоит ей жизни.
Она д о л ж н а убедиться в том, что это не Клем и ей ничего не угрожает.
- Клем!!!

[NIC]Beverly Henskom[/NIC][AVA]https://avt-10.foto.mail.ru/mail/helen552/_avatar180?[/AVA][SGN].[/SGN][STA]Оно приходит ночью[/STA]

+1

30

Их сила заключается в том, что они всегда вместе: одно сердце на всех, одно дыхание на всех. Их отряд был не сокрушим, но что осталось сейчас? Ничего. Лишь жалкое напоминание о том, что когда-то три были вместе. Дети из ниоткуда - прекрасное название истории их жизни. Кем они были и кем стали по итогу? Да много кем. Популярность, власть, деньги, влияние. Много чего появилось в их руках за эти долгие годы, но на самом деле каждый из них был пуст по-своему. И эта пустота проецировалась каким-то странным образом в возможности, а то в чувство собственного бесстрашия. Теперь они слабы, как никто другой в этом мире. И пусть в их глазах пляшет ярость, обжигающим языком пламени что ласкает уста. Это все бесполезная трата времени на все остальное.

Это проскочило в глазах Бена, когда они на некоторое время остановились. Холодная ночь обожгла распаренное лицо, отволокла то мягкой дымкой собственного дыхания. Легкие жгло из-за недавней пробежки, а сердце казалось хочет вырваться из костной клетки на свободу. Мысли перемешались в непонятную массу и яркими вспышками появлялись в голове. А после, стоило только ногам немного задрожать от резкой смены обстановки, в голове воцарила пустота. Это была какая-то пауза, минута спокойствия. Как же она была прекрасна. Волнительна.

- Ненавижу его, - шепчет мужчина самому себе, аккуратно, словно боясь кого-то ненароком обидеть, сжимает пальцы в кулаки. Конечно, до этого слуха доносятся проклятья девушки, что сейчас пала на землю. К ней он возвращается позже, переварив всю ярость в своей груди. На слуху все ещё танцует хруст чужих костей и жидкое чавканье, что присуще далеко не человеку, - Бев?

Но его не слышат. Да и вряд ли вообще хотят слышать: аккуратные плечи содрогаются в порыве каких-то эмоций, что с головой накрыли Беверли. Впервые за долгое время Бенджамин просто не узнавал ее - пытался прочитать, но вместо букв видел лишь какие-то непонятные закорючки, символы: никогда ранее он не видел такой ненависти к чему-то, кому-то, такого желания... отнять жизнь, что исказило родное лицо ужасной гримасой.

Архитектору говорят идти дальше, но он не двигается. Понурый взгляд провожают отдаляющуюся от него спину, а в голове собственный голос шепчет о бесполезности содеянного. Этот клоун не даст так просто себя найти: двое гуляют по его игральной карте, а значит и сами правила придумывает этот ужасный монстр. Ни страха, ни жалости - ничего, пустота. И только звон собственных мыслей оглушает, не давая остаться в тишине.

А затем ноги всё-таки слушаются, позволяя ему пройти дальше. Шаги его были неспешны по сравнению с женой [та в свою очередь обгоняла все облака, с жжением в груди несясь в здание администрации]. И пусть Бог его проклянет, если сам Хенском ошибётся насчёт заполни в этом проклятом здании.

А кажется ещё совсем недавно тут были улицы, жилые дома со счастливыми ребятишками. Праздничные ярмарки и школы. Под ногами что-то хрустнуло, больше напоминая какую-то тоненькую дощечку. В густой траве легко было не заметить что-то под ногами, но тут - на тропинках между собой зданиями самого парка - словно специально о чём-то говоря. На табличке была отчётливо отображена простая надпись всего из одного слова. «Конец» - звучала односложное предложение, чуть блестя под светил уличных фонарей на домах вокруг.

Действительно. Конец. Пора давно отбросить все эти скучные фразы о справедливости, забыть обо всем. Им не победить, пока в сердцах людей все ещё присутствует страх. Им не победить, пока вокруг так много боли и страданий. Ведь монстр питается именно этим чувством, торжественно ликуя в честь своих маленьких побед. И, сжав сорвавшийся указатель, он побежал в ту сторону, где скрылась его жена. Ему хотелось изо всех сил остановить беглянку, попытаться ее образумить. И предложить к чертовой матери сжечь все. До тла.

[ava]http://s3.uploads.ru/t/btRmh.gif[/ava][nic]Ben Hanscom[/nic]

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Есть такие дороги - назад не ведут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC