ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.07.2016] Lost on you


[25.07.2016] Lost on you

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

LOST ON YOU
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://sd.uploads.ru/oUaLQ.jpg
Yelena Belova | Bobbi Morsehttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Что делать, когда скучаешь по человеку? Пригласить на встречу.
Что делать, если человек, по которому ты скучаешь, находится по ту сторону баррикад? Взять на встречу пистолет.

ВРЕМЯ
25.07.2016, вечер

МЕСТО
Нью-Йорк

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
без убийств, и на том спасибо

+4

2

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1507492274/04057f6c/18917948.gif[/AVA]Сколько они уже не виделись? Кажется, прошло больше года. Лена намеренно старалась потеряться во времени, чтобы отсчет, запустившийся с момента последней встречи с Барбарой Морс, стал предельно размытым, как будто давность их встречи не имела никакого значения. Как будто сама Барбара Морс не имела никакого значения. В некотором смысле, у Беловой даже получилось. Но стоило только задуматься, вспомнить детали того злополучного вечера, когда Пересмешница раскрыла себя и покинула Гидру, и дата всплывала перед глазами сама собой, высеченная чем-то красным на черном фоне. Белова не признавалась, но с легкостью могла бы назвать точное количество дней, которое прошло с тех пор. Зачем оно только всё, жизнь и без того сложная штука.

Лена врала себе не менее искусно, чем и другим, не без помощи сторонних событий, которые незапланировано вторгались в её жизнь и всячески отвлекали, но... Возможно, поэтому она так часто умела оставаться спокойной, когда весь мир вокруг нее в очередной раз рушился к чертовой матери. Белова просто обманывала себя, что это ее никак не коснется, что она в стороне, всего лишь наблюдает, а не в самом эпицентре нового кошмара. Путь обмана был гиблый, и она это понимала, но порой он действительно спасал.

Когда Бобби Морс ушла, кусочек её мира опять рухнул. Это было глупо, Белова винила не столько Барбару, сколько саму себя, за то, что позволила себе поверить в шанс существования чего-то большего, чем бесконечные убийства и обман, которые сплели вокруг Вдовы толстенный кокон. Потому как, все близкое на самом деле осталось там, в далеком советском прошлом, когда Лена была еще просто Леной. А потом её превратили в хищника, истребив все нормальное и человеческое и в ней, и вокруг неё. Однажды, во время одного из жестоких уроков, которые ей преподали на службе в Ветре, куратор сказал, что пауки ничего не чувствуют, что они созданы, чтобы охотиться и убивать. Это отпечаталось у Лены в сознании, и долгие годы после Белова на все сто оправдывала сказанное. Так действительно было проще. До тех пор, пока работа на Гидру не подкинула русской встречу с Барбарой Морс.

От Бобби повеяло… дружбой? Наверное, да. Чем-то давно потерянным и забытым. Странным родством, и Лена к этому опрометчиво потянулась, допустив роковую ошибку. Если бы она продолжила следовать своему принципу, то вычислила бы в Морс крота намного раньше, и не допустила всего того, что произошло после. Не последовало бы предательства, наплевать на которое, к удивлению самой Беловой, оказалось не так-то просто. Настолько не просто, что даже сейчас, спустя столько времени, в редкие минуты тишины и одиночества, внутри начинало покалывать, а мысли опять сворачивали куда-то не туда. Прискорбно было признавать, но Барбара Морс стала для Елены еще одной болевой точкой. Не самой главной, нет. Это сомнительное первенство никто и никогда не отберет у давно мертвого человека, но самой свежей. В последнюю встречу у них не вышло даже поговорить – только обменяться разочарованными взглядами. Может недосказанность больше всего и отравляла. Белова не решалась связаться с Бобби целый год, но сейчас, когда прошлое рухнуло, когда Пересмешница больше не агент Щита, а Адаптоид больше не наемник прежней Гидры, у них получится наконец-то расставить точки над «i», и периодически воспаляющаяся царапина перестанет сочиться.

Вычислить, где сейчас находится Бобби, не составило труда – «подруга» не пряталась, ведя вполне открытый образ жизни, насколько он возможен для того, чем она… все они тут вообще занимаются. Но приходить без приглашения к ней домой или караулить на одной из улиц, где Морс чаще всего проходит по утрам, Лена не собиралась. Вместо этого она просто отправила ей записку с приглашением в тот самый бар, куда бывшие напарницы пошли после своего первого совместного задания в Гидре. Тогда им здорово прилетело, но в конце почему-то потянуло на веселье. Если придет – хорошо. Если нет, что ж… тогда, как бы трудно это не было, Лена пошлет Бобби Морс к черту, похоронив её там же, где покоились и все остальные.

В восемь часов вечера Белова сидела на том же месте, что и полтора года назад, задумчиво болтая остатками виски на дне стакана. Пересмешница опаздывала, и это не самый хороший знак. Наверное, решила не приходить. Елена предполагала такое и уже собралась идти, когда услышала позади себя знакомые плавные шаги. Едва заметная улыбка тронула уголок губ блондинки.

- А я уже думала, что барбарисовый ликер достанется бармену в качестве чаевых. Здравствуй, Барбара.

+2

3

Больничные - это роскошь. В общем-то, Бобби давно знала это, но это не мешало ей хотеть прикинуться ветошью на собственной кровати, укрывшись головой, послав к чертям террористов, Гидру, не думать о том, что ей делать с драконом, и вообще...
Жизнь как-то стала бить ключом, да все по голове. И как подозревала агент Морс, ключ этот было вполне себе разводной. А потому ей приходилось выползать из кровати и тащиться на работу.

День перестал быть томным после первой чашки чая и записки, на которой и подпись была бы не нужна - Бобби не то что почерк узнала, такой же стремительный, как и его хозяйка, а просто почувствовала, заерзав на месте, уронив себя в сомнения, насколько она сошла с ума, и чего от нее может хотеть Белова. О своей работе под прикрытием в Гидре Морс упорно отказывалась говорить, хотя с того памятного разговора со Скай о Уорде, ей не давали покоя мысли, довольно беспокойные. Наивно было полагать, что сбежав из Гидры, она сможет с ней расстаться с концами. Но, видимо, разводы в жизни агента Морс не удавались никак, ни один, ни второй, чему было доказательством записка.
Чисто по-человечески Лена имела законное право чувствовать себя преданной. Сколько бы Бобби ни говорила, что это лишь задание, и именно в его рамках она сознательно шла на сближение со шпионкой, правда была гораздо сложнее - привязанности никогда не бывают простыми, ровными и спокойными.
Особенно, когда находишься с этим человеком по разные стороны баррикад.
Особенно, когда некоторые идеи Гидры находили отклики в душе Морс.

В этом не было ничего такого. Чтобы работать успешно, следовало не придумать историю, а стать частью истории. Что Бобби и делала, как всегда, виртуозно, без сомнений. Вжилась в образ, не играла, но чувствовала. Не было ничего в том удивительного, что Бобби прониклась кое-какими агитационными плакатами Гидры, но, благо, стоило вернуться домой, как мозги просветлели, туман прошел, но осталась глухая тоска.
С Гидрой расстаться не выходило, она плотно вцепилась в жизнь Барбары Морс, если не террористами, то Бартоном, то... Беловой.
Бобби погладила записку, откинулась на спинку кресла, позволив себе закинуть ноги на стол. Бок не болел, но ныл, дышать местами было тяжеловато - ушиб ребер не прошел даром. Мелкие повреждения организма уже не напоминали о том, как совсем не элегантно Морс улетела под парковку долбанного китайского супермаркета. Интересно, если предъявить счет Лене, что она скажет об этом?

Часы отбивали ритм, приближая время встречи и время выбора. Между очередными отчетами и совещаниями, Бобби возвращалась к любовно припрятанной между листами записке. Но до последнего она не была уверена, что пойдет. Ее тянуло, ее манило, она гадала, в каком настроении придет на встречу Лена, что ей нужно от нее, зачем вообще все это, но так и не поняла, любопытством ли ее привело к бару или ностальгия. В любом случае, через несколько минут после восьми, отличающаяся пунктуальностью Бобби Морс, переступила порог заведения. Лену она приметила издалека, не спеша подходит, замерла, рассматривая ту. Нужно было все-таки успокоиться, чтобы не накидываться на бывшую напарницу по Гидре с вопросом "вы там совсем охренели?".
- Здравствуй, Елена, - Бобби, чуть скованно, выдавая заживающие травмы, опустилась рядом. - Я так опоздала, что ты почти прикончила свою порцию виски? - Она кивнула на стакан в руке Лены, беря, в свою очередь, ликер. - Приятно, что ты помнишь, - в голос просочилась мягкость, но во взгляде все еще были заметны льдинки. - Итак, что мы тут делаем? - Уголки губ дрогнули, но улыбка не вышла.
Ликер нежно коснулся горла, вкус приятно ласкал рецепторы.
Наверное, это расточительство, пить практически из рук агента Гидры, ликер, но что-то подсказывало, что если бы Белова хотела избавиться от нее или поймать ее, она бы выбрала не такое людное место.

+2

4

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1507492274/04057f6c/18917948.gif[/AVA]Что они тут делают? Хороший вопрос, закономерный в какой-то степени. Ответов на него было несколько, и чем Лена дольше с ними медлила, тем больше их количество становилось, поэтому она просто пожала плечами и лучезарно улыбнулась, выбрав из них самый очевидный:
- Пьем?

Белова поманила рукой бармена, попросив его плеснуть ей еще, и отсалютовала Барбаре, пробуя новую порцию на вкус. Чистый виски приятно «опалил» гортань, оставив после себя на языке ощущение терпкости и уверенности, которой несколько поубавилось, когда Пересмешница оказалась не где-то там, на далеком расстоянии, а совсем рядом, в полуметре от Лены, если не еще ближе.

Эта близость вызывала противоречивые желания. С одной стороны хотелось рассмеяться и наконец-то откинуть назад весь ворох проблем и забот, что свалились на Белову в последнее время. В конце концов, напиться в знакомой компании. С другой… уязвленное самолюбие тоже не осталось в стороне, требуя как минимум хорошенько Барбаре вмазать. Алкоголь кое-как примирял между собой эти полярные состояния, акцентируя внимание на себе, но черт его знает, надолго ли, и что в итоге возьмет в нестабильных ощущениях Елены верх.

- Помню, конечно, до склероза пока еще далеко. Но мне настойчиво пытались втюхать какой-то эксклюзивный коктейль. Якобы шедевр сезона, новый рецепт и все такое. Называется «Укус вампира» или «Поцелуй вампира»… в общем, какая-то инфернальная ересь. Но я подумала, что ты предпочтешь классику, а с меня экспериментов и на работе хватит. Хотя здесь, наверное, будет весело на Хэллоуин. Почему мы никогда не приходили с тобой сюда на Хэллоуин?

Лена говорила непривычно много, и сама себе удивлялась. Дело было даже не в крепости напитков, непринужденная болтовня будто сглаживала десятки острых углов, что возникали между ними двумя. Словно ничего и не произошло. Словно они всего лишь разошлись по воле работы, как нормальные люди, а теперь вот решили встретиться, поностальгировать. Хотя отчасти ведь так и было, но только отчасти.

Реальность напомнила о себе, стоило только внимательному шпионскому глазу приметить скованность движений, не очень-то здоровую бледность лица и заживающие ссадины. Лена не отслеживала досконально всех передвижений Барбары с момента её камин аута, поэтому не знала, где это она так крупно влипла, но то, что её существенно потрепало, было заметно и так, никакая дополнительная информация не требовалась.
Белова хмыкнула, отобрав у бармена бутылку целиком, чтобы пополнить рюмку Морс самостоятельно. Надоело, что им мешает посторонний.

- Неважно выглядишь, опять разборки с бывшими мужьями? Давно пора гнать их от себя взашей. – Хмурость и некоторая холодность Пересмешницы раздражала, потому что Лена ведь правда старалась опустить в данную секунду весь негатив, вытаскивая на поверхность то хорошее, что между ними все-таки успело зародиться. – Ладно тебе, Барбс! Давай, соври, что не скучала и нашла себе собутыльника лучше, чем я.

Что они тут делают? Изначально Елена полагала, что она здесь ради того, чтобы посмотреть в глаза Барбары и разобраться с её предательством. Чтобы расставить все точки над «i» и разойтись по разным сторонам баррикад до нового столкновения. Чтобы напиться до чертиков и забыться на мгновение кто они такие и в чем варятся. Это ведь было не так сложно на самом деле, если постараться. Только все эти цели отошли на второй план, когда виски и долгожданная встреча прибавили смелости и вытащили на поверхность еще более глубинные мысли.

- Слушай, Барбс, возвращайся? – Неожиданно для себя обронила Лена и заговорила тише, с каждым словом понижая свой голос до заговорщической хрипоты. – Теперь всё по-другому. То есть, не всё конечно, нет, но цели другие. Зачем тебе этот загнивающий Щит или где ты теперь пытаешься геройствовать? Ты не герой. Но ты можешь стать частью чего-то значительного и нового. Перемены неизбежны, будь на моей стороне, когда они наступят.

+1

5

Ну раз пьют, то отставать от Беловой было как-то совсем неправильно. Бобби допила свой ликер и кивнула бармену, чтобы повторить.
Может, это именно то, что ей было нужно, а вечеринка с врагом хорошо прочищала мозги, водя по краю, приятно щекотала нервы, позволяя заигрывать с опасность. Впрочем, хотела бы Лена избавиться от Бобби, уже бы попыталась, и не в баре с выпивкой.

Бобби поморщилась:
- О, бога ради, неужели вампиры опять в моде? Как по мне, сейчас модные тенденции совсем не такой категории. - Бобби ополовинила рюмку, чувствуя, как градус делает свое дело, а боль, ненавязчиво донимавшая Морс весь день, отступает. - Не знаю. Может, потому, что у нас Хэллоуин был занят? Предлагаю, если доживем до праздника в этом году явиться и оценить. В костюмах, само собой.
Это было приятно.
Это, как ни странно, было спокойно.
Пить с Леной, говорить так, будто ничего вокруг не происходит и они не стоят на разных сторонах. Хотя, как подозревала Пересмешница, Лену жрет что-то вроде желания дать сдачи за то, что она считает предательством. С точки зрения работы это было совсем не предательство, с точки зрения лично - Белова была права, она ее кинула наедине с обидой. С подругами у Бобби было туго, на них ни хватало ни времени, ни умения строить отношения. Трудоголики, гении, герои - у них вечные проблемы с социализацией, а потому если что-то и выходит, то с коллегами по ремеслу, и тогда уже возникают проблемы совсем иного рода. Если бы хотела, то Морс могла написать книжку о взаимоотношениях подобного рода. Но проблемы этот шедевр не решил бы.
На самом деле Бобби дорожила тем, что связывало их с Леной, но как сказать той об этом, не знала. Пытаться переманить на сторону правды Белову казалось бессмысленной затеей, оставаться в Гидре не позволяла привычка бороться и вбитая под кожу идеология. Так что с этим всем было непросто, и как сделать это проще Морс так и не поняла.

Вторая рюмка опустела, а третью уже наливала лично Лена.
- Не поверишь, попала в завал в Пекине, там теракт был. Случайно не в курсе, кто виноват? А то говорят разное, слухами земля полнится.
О том, что ее бывший муж торчал в Ваканде, Морс предпочитала не распостраняться, утаивая факт общения с Клинтом, пусть и нечастого. Она не хотела подставлять его, лучше уж сделать вид, что ей все равно. Получалось это даже неплохо, просто проигнорировав... или нет?
- Ревнуешь, Лен? - В голубых глазах заплясали чертики, улыбка стала безбашенной. Она склонилась к Лене, вдохнув аромат ее туалетной воды: - Нет, врать не буду, я скучала и скучаю по тебе и времени с тобой, но вот что с этим делать, не скажешь, а?
Бобби запила признание, немного болезненное от того, что мир свернулся в колючего ежика, при попытке развернуть начинал колоть иголками, напоминая, что всегда будет что-то, что будет мешать дружбе, понимаю, чему-то еще. Они с Леной находились по разные стороны от того, что считали законом и справедливостью. И Пересмешница не раз и не два об этом жалела, но не могла ничего с этим поделать, была не в состоянии прогнуть под себя обстоятельства и Белову за компанию. Прогибаться сама она так же отказывалась.

От удивления и резкой смены темы - хотя разве смены? - разговора, Бобби даже вздрогнула, но затем с интересом посмотрела на Лену. Вербует ее, что ли? Вот уж интересно. Как, оказывается, легко можно друг друга простить, если доходит дело до личного.
- И какие у вас цели теперь? - Поинтересовалась она. Бар был не самым подходящим местом для такой беседы, шумно, много людей, толкаются, действуют на нервы. Но Бобби уже не могла вернуть вопрос, и не хотела. Ей, действительно, было это интересно знать, даже если она не рассматривала вариант принятия предложения Лены.
Или рассматривала все же?

+2

6

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1507492274/04057f6c/18917948.gif[/AVA]О теракте в Пекине Белова не знала ничего, и это ей не очень-то понравилось. Лена нахмурилась, еще раз внимательно изучив Барбару, теперь уже не из праздного любопытства, а чтобы дотошно понять, насколько та пострадала. Еще было бы неплохо понять, почему Бобби невзначай закинула камень в её огород. Там обнаружились следы Гидры? Невозможно. Ни Лена, ни Стив, ни кто-то еще из Совета не обговаривал планы на Пекин. Но мутить воду просто так Морс тоже бы не стала.

- Не в курсе, – пожала плечами женщина и ухмыльнулась. – Пока.

В копилку со множеством дел, список которых Лена держала у себя в голове, теперь полетело еще одно с происшествием в Поднебесной. Более того, Елена поставила его среди первых, мысленно помечая как крайне важное, потому что всё случившееся с Морс могло свидетельствовать о нехороших вещах. О чьей-то двойной игре, например. О назревающем мятеже или вообще являться прямым заявлением от старых приверженцев, которые отказались признать лидерство Стивена Роджерса. В любом случае, каждый из таких вариантов сейчас был крайне некстати, особенно накануне столь грандиозной и значимой операции как уничтожение Старк Тауэр. Слишком многое для Гидры зависело от её исхода, слишком многое они поставили на кон, поэтому нельзя, чтобы их с Роджерсом плану хоть как-нибудь помешали. И поэтому Белова так сильно захотела, чтобы Барбара вернулась на её сторону, встав рядом плечом к плечу. В глубине души русская понимала, что на добровольных началах это, конечно, практически невозможно. Но ведь не зря говорят, что надежда умирает последней.

- Тебе лучше всех известно, насколько я не люблю чего-то лишаться, поэтому да, в каком-то смысле ревную. И не только.

Лена замерла. Бобби вдруг стало слишком много вокруг неё, она будто бы заполнила собой всё пространство. Обоняние защекотал аромат шампуня, которым Морс всегда пользовалась. Осязание ловило волны тепла, исходящие от её кожи. Взгляд скользил по лицу, зацепившись за губы, а слух концентрировался на тембре родного голоса, распознавая в нем нотки лукавства и заинтересованности. Все чувства Беловой, словно радар, настроились на частоты Барбары Морс, и Лене с одной стороны это нравилось, но с другой тревожило. Такая близость и вызванные ею эмоции лишали Вдову ощущения контроля над ситуацией. А ведь именно Елена сегодня пригласила Бобби на встречу, не наоборот.

- К тому же, уж прости, но вкус на мужчин у тебя странный. Никогда не понимала, как ты могла польститься на такого кретина, как Бартон, - попыталась отшутиться она, делая глоток по-больше, чтобы немного прочистить затуманившиеся мозги.

Бартон, её чертово замужество, бесконечные обязательства и попытки быть той, кем Морс не является — всё это тянуло Барбару назад, прочь от своих желаний и мечт. Тянуло прочь от Беловой. Лена с удовольствием бы отсекла эту часть жизни Бобби, и тогда бы Птичка снова вернулась к ней, более не сдерживаемая оковами собственных предрассудков.

- Порядок, дорогая. Мы хотим добиться порядка, который вернет городу, стране, а затем и целому миру спокойствие, безопасность и процветание.

Женщина коснулась руки Морс, водя кончиками пальцев по её тыльной стороне. Промелькнувшая между ними искра перекинулась в прикосновение. И Лена использовала это, чтобы подвести Барбару к животрепещущей теме, не позволяя Пересмешнице сделать то же самое в свою пользу.

- Я помогаю достигнуть поставленных целей. Мне, правда, нет особого дела до благополучия масс, ты же понимаешь. Мой профит в том, что я больше не пешка, а полноценная единица с немаленьким весом во всём происходящем, да и дивиденды за работу довольно внушительные. Но вот тебе есть, я знаю. Пойдешь за мной, и сможешь получить свою нишу. Только представь, неограниченный доступ к научным разработкам, с полностью развязанными руками, а не как в Щите с их бесконечными регламентами. Ну а если заскучаешь или накатит приступ твоего слабоумного героизма, всегда сможешь поработать в поле.

+1

7

Барбара с некоторым разочарование вдруг осознала, что Лена и правда не в курсе событий в Пекине. А это значило, что Гидра ни при чем. С одной стороны, Морс очень хотелось навалить еще грешков в карму злодеям, с другой – есть еще на свете вполне себе обычные террористы, с которыми, кстати, и призвано бороться МКА.
- Ну коль что узнаешь, сообщи, - все же не преминула подвести черту под этой частью разговора. Так, на всякий случай. Каналы Беловой, определенно, работают эффективнее, чем каналы Бобби, а потому некоторые вещи она может узнать первее, чем сама Пересмешница. От сотрудничества на пользу своей работе Морс не привыкла отказываться.

Признание Лены коснулось души приятным теплом, напомнило о том, что и как было, почти потянуло камнем в прошлое. Не бывает бывших алкоголиков и наркоманов, время же, служба в Гидре, была для Барбары чем-то сродни наркотику, и сейчас она отчетливо ощущала первые признаки ломки, снова. А была уверена, что поборола, но нет. Это не вызывало восторга, это раздражало на интуитивном уровне, почти бесило, и в то же время делало совершенно живой, ощущавшей все так остро, что было почти невероятно. Бобби подавила судорожный вдох, вспоминая с трудом, что они находятся в баре, но не слышала ни музыки, ни бармена, никого, кроме Лены, а та сидела совсем рядом и одним своим присутствием выбивала инстинкты в ноль.
Или все же не совсем.
Даже при таком раскладе Барбара не могла забыть о том, что женщина рядом исключительно опасна, что доверять ей можно, но очень осторожно и далеко не во всем.

Барбара рассмеялась. Нет, Лену бесил не вкус на мужчин потому, что в момент увлеченности Пересмешницы Рамлоу, та ничего не имела против. Впрочем, то была странная увлеченность, она не угрожала Беловой ни с какой стороны.
- Нет, дорогая, - Бобби склонилась к подруге интимным жестом, - ты не понимала не вкусы мои на мужчин, ты просто боялась, что кто-то окажется более притягательным, чем ты. – Морс снова отстранилась, оставив Лену самой решать истинное положение вещей. Истина была в том, что в принципе Барбаре никогда еще не приходилось выбирать между Леной и потенциальным любовником, и проверять, как оно будет, ей совершенно не хотелось. Опыт, без которого Морс могла жить. – А Бартон меня просто веселил. И если ты забыла, он был до тебя.
А потом его не стало в жизни Бобби, и во избежание близких контактов по работе, она ушла под прикрытие в многоголовую.
Где, определенно, заигралась.
И сейчас ходит по самому краю.

Барбара слушала Лену, заворожено глядя, как кончики ее пальцев скользят по ее руке, пуская следом приятную легкую дрожь. Криво улыбнулась, когда Лена вещала о спокойствие для всего мира – ага, только сначала они ввергают этот чертов мир в хаос. А затем улыбка стала шире, когда Лена, наконец, коснулась главное темы – своей собственной выгода. Ну да, кем надо быть, чтобы считать Елену Белову альтруисткой? Бобби слишком хорошо знала, что Лене нет дела до судьбы вселенной, а вот власть – куда более желанная вещь.
Казалось, и сама Бобби не была лишена амбиций, иначе бы не получила свое агентство, но вот уж чего она не хотела, это полной власти. Потому, что та развращала, стирая границы дозволенного, когда уже не понимаешь, где правильно, а где нет. Морс упиралась от желания упасть в этот чан с разрешением творить полную херню, и сейчас внутренне пыталась отсечь ползущие ложноножки от предложения Лены, такого заманчивого, такого прекрасного.

Барбара всматривалась в глаза Лены, пытаясь стряхнуть сладостное оцепенение от ее прикосновения, оно отпускало медленно, неохотно. Она не хотела сейчас вступать в полемику на тему работы, понимая, что категорический отказ будет не убедителен, не для Лены. Лицемерно вещать про жертвы, которые в свое время не волновали Барбару… да, это было необходимостью, а сейчас придется закрывать глаза на многое, сейчас будет очень больно, но отказаться полноценно Бобби все еще не готова.
И эту мысль она предпочла запить очередной порцией ликера.
- Лена, зачем ты тут? Я знаю, что ты хочешь меня вернуть, но я не верю, что ты тут только ради этого. Дела в Нью-Йорке? Очередные планы? Мне придется убирать после вашего междусобойчика мусор?

Отредактировано Barbara Morse (2018-05-03 14:34:47)

+1

8

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1507492274/04057f6c/18917948.gif[/AVA]А Барбара молодец — научилась не вестись на уловки Беловой. По крайней мере, не так, как прежде. Хотя, может она никогда и не велась по-настоящему. Может, и не было между ними никакой химии, никакой привязанности и общей волны. Может, не было ничего вообще, и вся их гидровская история — не больше, чем прикрытие Пересмешницы, которое закончилось в тот самый момент, когда Бобби упорхнула прочь на джете Щита. Черт возьми, Морс ведь сумела втереться в доверие Елене настолько, что та даже не заметила намека на подвох. Она обвела Вдову вокруг пальца, убедила в своей верности Гидре и их работе, убедила в своей искренней заинтересованности. А Белова поверила, словно глупая курсистка, которая только-только вышла из застенок Красной комнаты. Смешно.
Смешно, и вполне может оказаться правдой.

Лена грустно усмехнулась собственным мыслям. Подперев голову ладонью, она с любопытством поглядывала на Бобби, пытаясь понять, о чем та думает, что замыслила. Ведь они обе сейчас играли. Обе пытались вытащить друг из друга информацию, перетянуть на свою сторону. Вместо того чтобы просто побыть вместе, они обе снова пытались как-то использовать своё сближение на пользу собственных дел. Нет, наверное, это не кончится никогда. В этом теперь заключалась суть обеих. В этом их суть заключалась всегда.

- Я так понимаю, твой ответ отрицательный?

Белова шумно выдохнула и убрала руку. Пальцы вновь сомкнулись на стакане, только виски больше не приносил удовольствие. Лена допила его механически, нужно было на что-то отвлечься в ожидании ответа подруги, хотя ответ её был известен еще в самом начале вопроса. Но надежда ведь та еще мразь, она действительно умирает последней, только делает это мучительно долго и болезненно. И Елене было досадно, что её надежда умерла бессмысленно, потому что не сорвет Барбаре крышу, не пересилит желание окунуться в очередную сомнительную авантюру. Она слишком прикипела за этот год к образу хорошей девочки, которая работает на благо своего правительства. Только недолго оно будет продолжаться, потому что Роджерс всё изменит, но Лена не могла ей об этом сказать.

- Не буду врать — мой отпуск подошел к концу. Впереди много дел, много свершений. Мир изменится, Бобби, хочется этого кому-нибудь или нет. Но раз ты не на моей стороне, ничего более я сказать тебе не могу.

Белова должна была бы сейчас встать и уйти, но продолжала, как пригвожденная сидеть на своем месте, уткнувшись в пустой бокал, и раздумывать. Нет, не было между ними всё ложью. Не было и всё тут. Другой вариант Елена принимать просто отказывалась. Не пришла бы сюда Барбара, если бы всего лишь претворялась, по крайней мере, не пришла бы одна. Эта мысль немного утешала и в то же время заставляла нервничать, ведь от того, что произойдет совсем скоро, Бобби тоже могла пострадать, но у Беловой не было права предупредить её, уберечь. А уберечь, несмотря на боль и злость от предательства, хотелось больше всего. Даже больше того, чтобы Морс вновь стала частью переродившейся Гидры.

- Знаешь, ты так подставила нас тогда. Меня подставила. За такое, обычно, получают пулю в лоб или умирают в пыточных. Примерно такой приказ мне, к слову, и дали. И всё же, как бы у меня самой не чесались руки немного подпортить твое идеальное личико в отместку за предательство, я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то действительно серьезное. Поэтому, если не собираешься присоединиться к нам, ко мне, не путайся под ногами, Барбара. Не играй в героя. Не мешай. Поезжай куда-нибудь, хоть в ту же командировку, главное подальше от Нью-Йорка. Подальше от Америки. Вернешься, когда всё утихнет и просто примешь новые правила игры.

Елене так хотелось рассказать ей о Старк Тауэр, но если она сделает это, то сама разрушит весь план, чьей подготовкой занимались не один день. Если скажет, то собственными руками похоронит все начинания Роджерса, частью которых Беловой так грезилось стать.

+1

9

Шпионаж въедается в кровь. Он проникает внутрь, меняя и делая совсем другим человека. Барбара уже не помнит, как жить без секретов, не уверена, что есть люди, которые знают о ней все. Она ступила на этот путь давно, и свернуть с него не представлялось возможным, сейчас так точно. Барбара смотрела на Лену и чувствовала ту чертову пропасть, что росла между ними, которую она пыталась заделать клеем, свести края друг с другом. Не выходило. С того момента, когда Пересмешница вышла из-под прикрытия ничего подобного не выходило.
Она колеблется считанные секунды перед ответом. Знает, что должна ответить, и все же колеблется. Сжимает крепче рюмку, думает о том, что это все очень не вовремя. Просто не вовремя.
- Это мой отрицательный ответ.

ЩИТ был ее семьей, очень давно. Ни много, ни мало, почти пятнадцать лет. Долгих пятнадцать лет. На его алтарь были принесены самые большие жертвы, но о них Барбара не жалела. Почти. Было кое-что, что она не хотела отдавать ЩИТу, но пришлось, но теперь об этом было поздно говорить. ЩИТ въелся в нее, в ее душу, в ее тело шрамами от пуль и ссадин. И каждый раз она снова и снова что-то отдавала ему, даже сейчас, не будучи его частью. Это поразительно, но уйдя из стен некогда родной организации, Морс продолжала быть его частью.
А Гидра... она стала временным приютом, посеяла ростки сомнения в душе Пересмешницы, но в конечном счете осталась лишь запретным плодом, не более. Бобби знала свое место, не стремилась ничего менять. И глядя сейчас на Лену чувствовала, как ее отказ все больше ломает то, что когда-то было между ними.
- Ах да, если я не с тобой, то я против тебя. Хотя ладно, я всегда была против тебя, как и ты - против меня. Прости, но с этим ничего не поделать, мы с тобой по разные стороны баррикад.

Гидра что-то задумала.
Лена что-то задумала.
Но не скажет ведь.
Можно было бы сыграть на привязанностях, можно было бы продавить вопросы, можно было бы изобразить верность этой женщине и ее идеологии, но черт всех дери, это будет фальшиво. А Бобби устала быть кем-то кроме самой себя.
- Что ж, не хочешь говорить о планах, скажи, хотя бы, как тебе удалось символ нации заполучить, а, Лен?
Может, она поймет загадку, над которой столько времени все вокруг бьются, не понимая, как кристально честный и чистый человек оказался на другой стороне. Барбара вот тоже не понимала, хотя и не пыталась, если честно, других мыслей было полно.
Признание Беловой заставляет усмехнуться. Бобби делает глоток ликера, затем пожимает плечами:
- Вот бы ты, наверное, обрадовалась, если бы Уорду удалось меня угробить. Пытки, сломанная в щепки нога, пуля. Он почти достиг цели, Хантер говорил, что мое сердце дважды давало остановку в джете по пути на базу. Спасло, видимо, чудо. Так что твой бывший коллега почти что сделал твою работу. Хотя, по большому счету, он просто хотел нагадить ЩИТу и показать своей зазнобе, что ради любви к ней он способен наказать ее обидчицу.

Бар полон людей вокруг, но Бобби не слышала, не видела их. Для нее существовала только заклятая подруга, сидящая рядом, так близко, что чувствовался аромат ее духов. Бобби на миг закрывает глаза, считая удары собственного сердца. Признания ей всегда давались не легко, мучительно не легко, утомительно и болезненно. С ними было сложно, это практически душевный стриптиз, равный тому, чтобы дать оружие против себя. Барбара стучит ноготками по столешнице барной стойки.
И решает:
- Что бы там ни было, Лен, я не лгала. Там, в Гидре, я не лгала, я правда была твоей напарницей, твоей подругой. И уходить мне было не просто. Но разная идеология, разное воспитание, все это ставит определенные преграды. Я не могу переступить через то, что вбили мне в голову, я не хочу переступать...
На этой стороне есть то, что держит ее крепче всего на свете. Держит крепкой хваткой признаний, чувств, заботы, понимания и верности. Не физической, но душевной. Бобби не может предать, она не хочет предавать, ей хватило этого опыта, больше не надо.

- Мне жаль, что мы по разные стороны этой жизни. Мне очень, очень жаль, так как никогда до того жаль не было. Но я не уеду.
Никуда не уедет. И в героя играть не будет. Просто будет выполнять свою работу. Мысль о том, что Лена что-то задумала, свербит у нее в голове, свербит до тошноты, но она не знает, что делать. Вытащить Белову в темный угол и бить ее головой о стенку, пока та не расскажет правду? Так не расскажет, они обе под это заточены. Лена слишком сильная, чтобы вывалить на Барбару поток информации. Надо будет что-то найти, что-то придумать, черт, надо будет.
- Тебе так нравится играть в эти игры? Бросать предупреждения перед тем, как нажмешь на красную кнопку? Лен, прекратите гробить людей. Просто прекратите. Ты же всегда была лучше этого. Вот и будь, Лен.

+1

10

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1507492274/04057f6c/18917948.gif[/AVA]Стало бы легче, скажи Барбара кое-что совершенно противоположное.

Стало бы легче, если бы сейчас, в эту минуту спонтанной откровенности, Барбара бы цинично рассмеялась Лене в лицо и развеяла всякие надежды совсем иной правдой. Правдой, где агент Морс всего лишь исполняла приказ, а вся её деятельность в Гидре, включая даже такие общечеловеческие моменты, как отношения с Беловой, не больше чем издержки её работы. Побочный эффект, от которого Пересмешница уже давным-давно избавилась, в отличие от потерявшей контроль Елены.

Легкость эта была бы, конечно, только технической, внешней, но её бы хватило, чтобы Белова сумела раз и навсегда отгородиться от Барбары Морс, оставив её жизнь в лучшем случае на волю судьбы. Следовало бы просто раздавить Елену морально, сравнять с землей все положительные чувства, что она испытывает к бывшей подруге, да подтвердить страх о бессмысленности произошедшего между ними, и тогда бы Лена вернулась к своей задаче по уничтожению Старк Тауэр с куда меньшим грузом на душе.

Но их встреча шла по другому сценарию, и вместо облегчения, вместо убивающего всё на своем пути холода, Белова ощутила внутри болезненное тепло. Пересмешница говорила об искренности всего, что между ними было в Гидре, но при этом всё равно выбирала другую сторону, заведомо проигрышную, вражескую. Сторону, которая в случае отказа подчиниться будущим правилам, подлежала полному уничтожению. И самое гадкое, что Лена понимала Бобби – не поддерживала, не одобряла – просто понимала, что именно движет Барбарой, где-то даже немного завидуя ей. Когда-то Белова тоже была такой, когда-то верила в существование принципов, в их важность, верила, что за них можно бороться и умереть. А потом её убеждения сгорели в треклятом пожаре окончательно, и важность потеряло почти всё, кроме собственной шкуры.

Белова мрачно уставилась перед собой, на автомате постукивая по пустому бокалу острыми ногтями, и смотрела на стену, смотрела куда-то сквозь нее, размышляя, что должно случиться с Барбарой, чтобы у той всё внутри тоже поменялось? Способна ли она потерять свои точки опоры? Способна ли Лена вернуть свои? Иногда, оставаясь с Роджерсом наедине, слушая его восторженные планы на будущее целого мира, видя, как он воодушевлен и делится этим с ней, Елене казалось, что и она может снова во что-то поверить, в кого-то. Возможно, она уже верит в Капитана и его мир, где для неё есть своя ниша, намного больше, чем сама себе признается.

Белова так задумалась обо всём этом, что чуть не пропустила слова Бобби мимо ушей, но как только их смысл дошел до неё, удивленно выгнула бровь и улыбнулась.

- С каких пор ты веришь слухам, дорогая? – Лена крутанулась на стуле, повернувшись к Морс всем телом, и развела руки в стороны. – Я довольно талантлива, но ты действительно считаешь, что в моих силах завербовать Капитана? Будь я на такое способна, весь мир уже давно бы лежал у моих ног.

Она тихонько рассмеялась. Ей стало смешно от мысли, насколько же все заблуждаются по поводу Стивена Роджерса. Никто не понимает, что волк всегда был перед их носом, прикрывшись овечьей шкурой. Но и с пеной у рта отстаивать непричастность Роджерса к творящимся вокруг переменам Лена тоже не стала. Не было смысла. В конце концов, слухи ползут давно, а через неделю Стив и сам выйдет из тени, чтобы всё объяснить.

- Не говори глупостей, – услышав про Уорда, Белова вздохнула и нахмурилась, чуть передернув плечами. Сделанное им не доставляло ей никакого удовольствия, пусть даже гнев и обида до сих пор периодически вызывали желание избить Барбару до кровавых соплей. Но это совсем из другой оперы, в конце концов, хорошая драка порой весьма полезна. Уорд же почти уничтожил Пересмешницу, почти растоптал, Елена вряд ли бы сумела повторить с ней такое, несмотря на все приказы и злость. С кем угодно, только не с ней.

- Если бы я действительно хотела причинить тебе серьезный вред, то сделала бы всё сама. С Уордом у вас произошли свои разборки, но узнай я о его планах заранее, никогда бы не позволила им сбыться.

А сейчас Беловой известно всё до мельчайших подробностей, но она снова почти что бессильна. Что ей сделать, чтобы уберечь Барбару от очередной угрозы жизни? Как поступить, чтобы ничего не испортить на обеих сторонах? Возможно, имело бы смысл просто Бобби вырубить, опоить чем-нибудь, запереть на пару недель в подвале, подальше от Нью-Йорка. Только тогда Елена могла бы ручаться за её безопасность, но поступи она так и Барбара навсегда её возненавидит. Белова даже не сомневалась в этом, потому что она бы точно возненавидела, а они не то чтобы сильно отличались друг от друга.

И эгоист победил.

Лена соскользнула со стула, поравнявшись с Бобби, коснулась её плеча.

- Я больше никогда не буду лучше, милая. И на людей мне уже очень давно плевать. Не плевать мне лишь на тебя. - Белова чуть сжала плечо Пересмешницы и, грустно усмехнувшись, направилась к выходу. Не оборачиваясь она добавила. - У тебя всё еще есть время подумать. Была рада увидеться, Барбс.

Что ж, возможно сегодня Лена поступила честнее всего — оставила Барбаре право выбора, которого у них не было в прежней Гидре.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.07.2016] Lost on you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно