ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [2025г.] PACIFIC RIM: Coastal Wall


[2025г.] PACIFIC RIM: Coastal Wall

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[epi]PACIFIC RIM: Coastal Wall март 2025г.
Grant Morrison (Stryfe), Jake Olsen (Thor), Erika Carsters (lady Sif), Phillip Van Coast (Kitty Pryde)
https://www.firstcomicsnews.com/wp-content/uploads/2018/04/Pacific-Rim-Logo-600x257.png
... К 2025 году Егери начали терять свою былую оборонную эффективность и в связи с этим, главами государств Тихоокеанского кольца, было решено сменить тактику - сделать ставку на строительство Береговой Стены. Программа Егерь была закрыта, а ее участникам было предложено перебросить свои ресурсы в Гонконг. (c)
Однако всегда были и останутся люди, которые не согласны с мнением большинства...
[/epi]
[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/33138.gif[/icon]

+3

2

Владивосток. Береговая Стена.

Словно памятник на могиле, массивный, уродливый, слепленный из холодной стали и серого бетона с использованием всех современнейших достижений черной металлургии и инженерной мысли. Памятник на могиле ни в чем не повинных миллиардов долларов, которые явно не заслужили подобной судьбы – превратиться в громоздкую бесполезную конструкцию, до неузнаваемости исказившую прибрежную линию некогда оживленного города, живущего морем. Открытки отсюда уже будут совсем не те.

Именно так, бесполезную.

Маршал Грант Моррисон не постеснялся бы использовать это слово в разговоре с теми, кто затеял эту безумную строительную какофонию, да к счастью, шанса пока не выдалось. Возможно, он слишком крепко держался за старое и никак не поспевал за современными веяниями, и его закостенелость ещё выйдет ему боком, но глядя масштабную стройку, он испытывал только разочарование.
Возможно, это был памятник надежде.       

Вертолет приземлился прямо у основания фрагмента стены, к постройке которого только приступили и из земли выпирал лишь нагой металлический каркас. Сквозь него всё ещё дул свежий морской ветер, принося запах соли, водорослей и расплавленного металла. Бескрайняя голубая даль Японского моря играла с солнечными бликами позади зарождающейся стены. По правую руку водная гладь уже была отрезана высоченным бетонным массивом.
Какая ересь, честное слово.

Наверное, Стена не раздражала бы так сильно, ну или раздражала бы только с эстетической точки зрения, если бы её ценой не была практически свёрнута показывавшая себя успешной последние пять лет программа «Егерь». Зачем чинить то, что работает? Но какой-то умник решил, что легче отсечь от себя проблему, чем решать её. И финансирование успешно развернули в направлении нового перспективного проекта. Мол, куда лучше, если Кайдзю не будут драться с гигантскими роботами на улицах городов, совместно нанося огромный финансовый ущерб, а начнут безнадежно стучаться в огромную стену. А потом что? Заплачут от отчаяния? Соберут вещи и уйдут обратно в океан?

Но итог есть итог – программа «Егерь» практически свернута, едиственный функциональный Шаттердом в Гон-Конге, многие пилоты в разочаровании бросили дело, ради которого готовились и сражались годы. И никто не мог их осудить. Они имели полное право. За угасающий проект держались только самые убежденные. Те, кто не мог представить другую жизнь. И те, кто как Моррисон, считал закрытие «Егеря» большой ошибкой. Поэтому маршал держался за всех, кто ещё верил в проект. Поэтому сегодня он искал напарника для одного из своих опытных и увлеченных идеей пилотов – Джейка Олсена. Партнер Олсена поступил, как и многие – покинул бесперспективную программу, ни на какие уговоры не поддавался и под конец и вовсе решил исчезнуть со всех радаров. Возможно, тут имела место и личная обида к не отстоявшему проект командованию, но Моррисон не разбирался. Слово «нет» он хоть и не с первого раза, но всё же понимал. А ещё не собирался отступать.

Руководство стройки, конечно, он прибытия высокопоставленных гостей в восторг не пришло. Да ни кто бы не пришёл. Мешаете. Отвлекаете. Деморализуете. Что там ещё довелось услышать за последнее время на трёх участках?
А дело в том, что Береговая Стена подарила десятки тысяч рабочих мест по всему Тихоокеанскому побережью, мест для сильных, выносливых людей. И некоторые бывшие пилоты егерей подались на строительство. Гарантированная оплачиваемая работа в охваченном кризисом мире ценилась высоко. Маршал не осуждал.

Пятеро парней, собравшиеся вокруг офицера, были ещё совсем молоды даже по меркам программы «Егерь», но имели определенное представление о проекте. И что ещё важнее - перспективны. Даже растеряв большую часть персонала, Моррисон не хватался за каждую соломинку. Хотя иногда и хотелось. Иногда хотелось и всё бросить, пустив ситуацию на самотек и доверив оборону той самой Стене, будь она неладна. Но эмоциональные порывы не должны определять поступки. Только взвешенные решения.
- Я – маршал Грант Моррисон. – Представился высокий мужчина в армейской форме. Строгий, но живой взгляд, жесткие черты волевого лица, легкая небритость и короткая стрижка. Внешность солдата, а не офисного сотрудника, и уж точно не мальчика на побегушках. Маршал занимался людьми сам, не посылая кого-то вместо себя.
И Моррисон мог с уверенностью утверждать, что именно солдатом в полном понимании этого слова его сделала именно программа «Егерь».

- Для чего вы нас собрали? – Не удержался от нетерпеливого вопроса один из парней, окинув офицера оценивающим взглядом и сложив руки на груди.
Маршал обернулся к своему спутнику, взглядом предлагая тому присоединиться к разговору с молодыми людьми.
[NIC]Grant Morrison[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/eVMPRry.png[/AVA][STA]Bastion[/STA]

Отредактировано Stryfe (2019-08-17 16:12:46)

+3

3

Говорят, крайности сходятся - и сейчас у любого, кто сравнил бы двоих мужчин, были бы абсолютно все поводы лишний раз убедиться в правоте этого утверждения. Рядом с подтянутым, статным маршаллом его боевой товарищ выглядел, словно фермер рядом с закованным в сияющую броню рыцарем. Причем фермера можно было бы искренне заподозрить в том, что он последние две недели не вылезал из портового кабака.
В некотором смысле так оно и было.

Джека Олсена пейзаж за окном волновал ровно так же, как фермера радуют или волнуют леса, на границе которых ему по наследству достался участок с зеленой травой, на которой ему предстояло всю жизнь, до скончания века, выпасать отощавших кургузых овечек. От красоты зеленоватых волн, что колышатся от горизонта до горизонта, замирает сердце; свежий морской ветер, тот самый, которого не бывает в больших городах, влажный соленый ветер сбивает дыхание, треплет отросшие волосы. Хочется скинуть грубый бушлат, поднять руки, позволяя шепоту океана проникнуть, прильнуть к коже... Так мальчишкой, выезжая куда-нибудь в Европу, он любовался на густые дубравы, и казалось, что стоит распахнуть дверь дорого авто, шагнуть туда, и вот - ты уже герой сказок, и стоишь рука об руку с Робин Ггудом и королем Артуром.
Здесь и сейчас он ощущал что-то подобное. Как это место непохоже на дикие пляжи и благоустроенные курорты близ Мельбурна и Сиднея, пестреющие досками серферов и пестрыми купальниками красавиц, усиженные лотками с поп-корном и пепси-колой! Дикая, почти первозданная красота; тяжкая мощь, наводившая мысли о древних богах, что поднимались из глубины, чтобы обрушить ярость на замерших в ужасе туземцев. Собиравшиеся тучи казались нахмуренными бровями, молнии прорезали воздух как гневные взгляды; отдаленный гром был как сонное бормотание.
Тогда.
Сейчас осталась пустота, похожая на выжженную землю.
Сейчас там была только смерть.

- Для чего вы собрали нас, сэр,- довольно резко осек он, бросив короткий и колкий взгляд на заговорившего. И, шагнув вперед, одернул куртку.- Мое имя Джейк Олсен, и я готов ответить на ваши вопросы. Если кто-то из вас вдруг забыл, то напомню,- новый, не менее колкий взгляд на кадета,- что здесь, на территории России, находится... находилась одна из баз егерей, которые более чем шесть лет обеспечивали безопасность северной части Стены... пока политики из ООН согревали свои задницы в мягких креслах. Также напоминаю, что именно их мудрым решением программа "Егерь" сегодня закрыта, так что у вас есть блестящие перспективы: свернуть и засунуть в задницу свои нашивки и стать в очередь за пайку хлеба прямо здесь, на Стене. Или... послать в задницу ООН с их политикой и взглянуть правде в лицо.

Порыв ветра отбросил отросшие, спутанные волосы ему в лицо. Отведя их ладонью, Олсен взглянул на маршалла, словно сомневаясь, не слишком ли затянулась "тронная речь", и не следует ли уже перейти к главному, зачем их собрали.
Но у того на лице можно было разобрать не больше, чем на манускрипте Войнича, поэтому, повернувшись к кадетам, он продолжал, поведя плечами и стряхивая с них бушлат:
- Раздевайтесь.

- Что?
- Что???
Несколько человек переглянулись, затем ошеломленно воззрились на маршалла. Не то чтобы люди, пришедшие благородно умереть за благо матери земли, чего-то стеснялись или страшились, но...
- Что, прямо до трусов?
Джейк не ответил; в эту минуту он как раз заканчивал распускать шнурки на армейских ботинках - и, сдернул их вниз вместе с носками и брюками. Белья, и всех прочих радостей, некогда подаренных человечеству сытой комфортной жизнью, под зеленоватой тканью не наблюдалось.
Чуть дрогнув плечами на холодном ветру, он, как учитель, направился между кадетами, слегка монотонным голосом продолжая:
- В Академии вам должны были объяснить, что такое дрифт. В нем нет возможности спрятаться, утаить что-то от своего напарника. То, чего вы боитесь больше всего; то, чего жаждете; ваши тайные надежды и грязные желания - все это вам придется разделить с кем-то еще. В дрифте нет слов, чтобы объясниться. Нет уловок. Ваша первая девушка, то, как вы ходите в туалет; сколько раз вы не смогли - или как вы бросили в беде друга: все это вам придется отдать, разделить с кем-то другим. Ты и ты,- ледяные глаза уперлись по очереди в двоих, все еще возившихся с одеждой.- Свободны. Пошли отсюда.

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon][nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status]

+3

4

– Но, сэр... – промямлил один из замешкавшихся бедолаг, белобрысый, долговязый и худой, как водоросль. – Холодно же!

– Чушь! – подал голос второй, низкорослый и щуплый, чье смуглое лицо затенял козырек потрепанной кепки, оставляя на виду лишь сжатый в упрямую линию рот и гладкую линию подбородка, свидетельствующего о крайней молодости. Однако дерзкий уверенный тон мало вязался с угадываемым возрастом юнца.

Скрестив на груди руки и широко расставив ноги в грубых армейских ботинках, он стоял, как по замыслу строителей, должна была стоять береговая стена. Молния на холщовой куртке с эмблемой стройки на рукаве была застегнута до самого горла.

– Чушь! Я знаю, что такое дрифт. И знаю, как берут на слабо новичков, – из-под козырька блеснул насмешливый взгляд. – Я не новичок.

– Рик... – прошипел за спиной смутьяна белобрысый. – Заткнись.

– А ты вали, вали, – дружески посоветовал Рик приятелю. – Он прав в одном: ты или подчиняешься, или нет, а не болтаешься, как г... в проруби.

– Ну, твой дрянной характер вряд ли поможет пройти отбор, Эрика, – процедил белобрысый, прежде чем сердито потопать прочь.

На смуглых щеках юнца разлился густой румянец, и он – или точнее она с вызовом взглянула на гостей.

– Предваряя вопросы, сообщаю, что меня не вышибли из академии только потому, что ее успели прикрыть раньше.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

Отредактировано Sif (2019-08-18 19:45:54)

+3

5

[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]

-Эй, Чудила, - мужик с сальными волосами подошел ближе, когда парень не отреагировал на его появление, - тебя бригадир вызывает.
Филлип даже с такого расстояния видел его желтые, кривые зубы, невпопад посаженные в полость рта, но оторвать взгляд от этой неприятной картины не мог. Он молча продолжал незатейливо накручивать килограммовую гайку на проржавевший, от долгого пребывания на влажном морском воздухе, болт. 
- Я вообще с кем разговариваю, идиот, - мужчина театрально огляделся по сторонам и развел руками, аки Моисей у берегов Красного моря, - с этой стеной?
Уродливое, серое строение возвышалось на южной стороне берега, вплотную прилегая к острову Русский, которым пришлось пожертвовать ради экономии денег и материалов.
- Как знаешь, но я бы на твоем месте поднял свою худую задницу и помчался в штаб. Говорят, сюда направляются какие-то шишки из военных и им по какой-то причине понадобилась такая никчемная сопля как ты.
Смачный бурый плевок приземлился в нескольких сантиметрах от парня и тот тут же одернул руку, словно это была серная кислота. Такая реакция вызвала у работяги в форменной спецовке с нашивкой «Стена Жизни» только приступ хохота. Он развернулся и двинулся к выходу из ангара, оставив после себя только запах кислого пота, дешевого табака и железа.

Фил не верил в судьбу, удачу и прочую метафорическую ересь, о которой ежедневно судачили парни в прокуренной общаге. Это не судьба управляла рукой отца, когда он вымещал на отпрыске свою агрессию. Это не она сжимала мальчику горло до багровых синяков, а потом засовывала под струю ледяной воды. Это не она закрывала парню глаза, когда в академии его высмеивали за боязнь оголиться в душевой и хлестали мокрыми полотенцами по бледным ягодицам. Это не она поставила красную печать «дрифт непригоден» в его личном деле, после десятка провальных попыток. Совсем не она сейчас вывела его на импровизированный плац с еще несколькими избранными.
- Что?
- Что???
Фил перевел взгляд с Джейка Олсена на ребят, возмутившихся странной просьбе, но очень быстро вновь сфокусировался на последнем.
Страх и смущение. Потерять еще один шанс попасть в программу «Егерь» было сильнее, чем страх, что его наряд отдадут кому-то другому. Поэтому Кост дрожащими пальцами схватился за пуговицы на грязной робе и начал ее расстегивать. Даже если бы он поспешил, ему не удалось бы опередить более опытного в раздевании Олсена. Но уже спустя минуту, Филлип вспотевшими ладонями прикрывал то, что осталось от его достоинства, подрагивая и сутулясь на холодном морском бризе.
Эрика-  девушка из его бригады, была единственной, кто кроме маршала остался в штанах. Она с вызовом смотрела на гостей, а Фил, сгорая от смущения закрыл глаза.

Отредактировано Kitty Pryde (2019-08-23 16:51:00)

+3

6

- …сэр.
Маршал бросил короткий одобрительный взгляд на стоявшего рядом с ним человека, отреагировав на стальные нотки в голосе своего спутника. Лишнее доказательство того как обманчива бывает внешность. Приятное доказательство.
Моррисон первое время беспокоился за Олсена. Тот был одним из его лучших пилотов, да и не только. Грант вполне мог назвать австралийца в какой-то степени другом.
Когда напарник Олсена покинул проект, маршал беспокоился именно о том, как Джейк отнесется к поступку человека, с которым сражался плечом к плечу на протяжении нескольких лет. Не просто сражался, дрифт подразумевал единение разумов, и пилоты были уже не просто товарищами по оружию. Они знали друг о друге практически всё, у них не было тайн или домыслов, не было страха обмана или подставы.

Маршал Моррисон знал, о чем идёт речь. Он ведь не сразу занял свой высокий пост. За спиной были и дрифт, и настоящие сражения.
Захочет ли Олсен снова пускать кого-то в свою голову? Испытывать впервые то самое объединения двух сознаний, которое давал дрифт? Олсен был нужен Моррисону, нужен в кабине Егеря, в отличной физической и моральной форме. За первой маршал не слишком волновался, а вот то, что творилось на душе австралийца, беспокоило его больше. Закрытие программы ударило по каждому из них.
И пусть Олсен действительно несколько расклеился, внутри него по-прежнему жил тот самый воин, который без страха и сомнения крушил хребты Кайдзю.
По крайней пере, именно это услышал Моррисон в короткой фразе, обращенной к потенциальным рекрутам. И пусть Олсен не давал причин сомневаться в себе, лишнее подтверждение только радовало.

Маршал ответил на взгляд товарища коротким кивком. Олсен не соврал ни в одном слове, не приукрасил сложившуюся ситуацию, которую уже даже неприятной называть стало бы сильным преуменьшением. То, что осталось от программы «Егерь» держалось именно на таких энтузиастах. Оставалась надежда, что кто-то среди молодых людей перед ними разделит этот боевой задор и веру в единственное оружие, доказавшее свою эффективность против Кайдзю на практике.

И когда Олсен отдал свою не совсем однозначную команду, ни один мускул не дрогнул на лице главнокомандующего. Молодежь, конечно, не слабо так смутилась. А вот Джейк ничуть – австралийский пилот уже довольно демонстрировал собственный пример собравшимся.
Меньше чем через минуту Моррисон среди присутствующих одним из немногих, кто мог похвастаться наличием такой роскоши, как одежда.
Двоих Джейк отсеял сразу. Те то ли боялись, что для пилота Егеря неприемлемо, то ли считали свои тайны, начиная с голого тела, слишком личными, чтобы безбоязненно открыться перед кем-то другим, что ещё страшнее.

- Обнаженное тело – это самое невинное и простое, что можно открыть перед напарником. Обнажить свои мысли и воспоминания будет гораздо тяжелее и болезненнее.
Моррисон несколько секунд молчал, наградив своим лучшим воинским взглядом одного из юнцов.
- Здесь никому не надо ваше «слабо». На поле боя – тем более.
Молодая девушка, к которой были обращены эти слова, тоже осталась при штанах, и сложно сказать, это было сильным или слабым решением в сложившейся ситуации. Второй «уцелевший» претендент продемонстрировал завидную прыть в избавлении в своей экипировки, хотя, похоже, теперь в какой-то мере жалел о произошедшем. И всё же решительность и целеустремленность на лицо.
Моррисон же ждал следующего решения Олсена. В конце концов, именно он выбирал себе напарника.         
[NIC]Grant Morrison[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/eVMPRry.png[/AVA][STA]Bastion[/STA]

Отредактировано Stryfe (2019-08-20 16:17:35)

+3

7

- Дисциплина - первое, что вам надлежит усвоить, вступив в ряды егерей,- казалось, вопиющее непослушение, допущенное кадетом, прошло мимо внимания Олсена. Он продолжал прохаживаться между слушателями, словно все происходило в учебном классе, а сам он был лектором, туго затянутым в отутюженную форму.- Слово вашего командира для вас - альфа и омега, и, хотя вы мните себя гениями, тактиками и стратегами, свыкнетесь с мыслью, что он видит дальше вас, слышит лучше вас, и тем более, знает что делать, и что делают остальные. Становись!- взмахом руки проводи невидимую черту, рявкнул он на кадетов, которые, похватав одежду, поспешно бросились выполнять приказ.
Все, кроме одного.

Рука Олсена, опустившись, намертво ухватила поднятый воротник куртки ослушницы. Даже не пытаясь разглядеть ее, и вообще, кажется, не интересуясь причиной, побудившей ее нарушить распоряжение старшего, он вытолкнул ее за спину, между собою и недостроенным краем стены.
- Помимо неукоснительного выполнения приказов,- продолжал пилот-ветеран тем же учительским, не терпящим возражения тоном,- вам следует помнить, что физическая подготовка и ваш боевой дух - вторая из составляющих успеха. Не знаю, кого поразила гениальная мысль завязать действия и движения егеря на физику его пилота - но я приветствую это! Борьба с кайдзю не игры для умников; принимая удар, вы будете ощущать его на себе. Ваша слабость - слабость партнера, а значит, и слабость меха; слабость меха - пораженье в бою. Пораженье в бою - гибель ваших товарищей, сотен и сотен мирных людей, как здесь, на Стене, так и в городах на побережье. Отбросам, хилятикам, барышням, что боятся поломать ноготки, здесь не место. Курсант!- разворачиваясь и принимая правостороннюю стойку.
На мгновение. В следующую минуту его правая правый кулак впечатался в подреберье девушки, нанеся той не сильный, но весьма чувствительный удар. Чтоб выполнить его, высокому, под два метра ростом Олсену пришлось изогнуться и даже присесть, но эффект был достигнут: противница поперхнулась вздохом и переступила с ноги на ногу, чтоб сохранить равновесие.
Олсен отпрыгнул назад.

Казалось его совсем не волнует, что он стоит босиком на цементном полу, что его обнаженное тело обдувает ветер, что взгляды строителей чаще и чаще задерживаются на этом странном собрании, изучая его сильное тело со смесью зависти и недоумения. Даже то, что он только что нанес удар женщине, заведомо менее сильной чем сам, не ожидавшей этого и способной ответить, вообще никак не отразилось ни на его лице, ни в поведении.
- Кадеты, упор лежа. Жим от пола на кулаках. Выполнять.
- Как долго, сэр?- раздался неосторожный вопрос, на который Джейк среагировал новым ударом по корпусу противницы.
- Пока не будет приказа. Кто сдохнет - отправится к маме.

Следующая серия ударов, нанесенных курсанту Карстерс, отличалась такой методичностью, будто Олсен тренировался с кожаной макиварой в зале. Куртка, неплохо защищавшая от штормового ветра, была слабым спасением от его кулаков, похожих на кофры для забивания свай; впрочем, опытный глаз бы заметил, что эта атака, при всей ее ярости, больше была призвана напугать молодую женщину, нежели покалечить.
В финале он вдруг поменял саму стойку, и, резко присев, подсек противницу под ноги.
- Курсант! Пошла вон.
[nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon]

+3

8

Эрика мрачно улыбнулась кривоватой ухмылкой, подымаясь на ноги и сплевывая на бетон слюну, пузырившуюся розовым. В ее черных глазах была непроницаемая темнота, за которой невозможно было прочесть ни чувств, ни мыслей. Что ж, демонстрация была впечатляющей, но предназначалась не для нее, а скорее для остальных. Что до нее – ничего нового Джейк Олсен ей не открыл.

Никто и не понял, как главным словом в нынешнем мире стал «страх». Страх перед кайдзю, перед океаном, перед будущим, которого может и не быть. И поглядите, каким управляемыми становятся люди перед лицом страха. Шишки любого уровня – будь то город, целая страна или небольшой отряд – используют страх, чтобы контролировать и направлять. А люди все больше и больше адаптируются к жизни в постоянном страхе, переставая замечать, как гнилостный запах мертвых водорослей и рыбы здесь, на стене. Даже придуманный для борьбы с главным ужасом века дрифт был обратным лицом страха.

– Хорошая реакция, – буднично сказала Эрика. Ребра болели, но показывать это или жаловаться она не собиралась. – Теперь тест на выносливость?

Не дожидаясь ответа, Эрика скинула куртку, оставшись в великоватой, на пару размеров больше, футболке, и принялась отжиматься, коротко и зло выдыхая холодный воздух сквозь сжатые зубы. Иллюзий Эрика не питала: пройти отбор у нее шансов нет и не было (не сойдутся они с Олсеном в дрифте – ей и тесты не нужны, и так все понятно), но прогнать себя, как побитую собачонку она не позволит.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

+3

9

[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]
Олсен был прав. Во время нейронной синхронизации с егерем, физические данные пилота имели большое значение. Будь ты хоть трижды совместим в дрифте и способен поддерживать неразрывную связь с партнером длительное время, если у тебя недостаточно сил и выносливости, то твоего меха разорвут на части в первом же бою.

До попадания в академию, в один из Шаттердомов, потенциальные курсанты проходят строгий отбор. Парней и девушек проверяют как будущих космонавтов на выносливость, физическую подготовку, боевые и технические навыки, а также психологически тестируют. Судя по тому, что сказал в начале встречи маршал Моррисон, все присутствующие уже проходили вступительные испытания и были в рядах одной из академий. Тогда зачем это повторять еще раз?

- Остановитесь, - выдыхает Филлип, но недостаточно громко, чтобы парня услышал хоть кто-нибудь, кроме него самого.
Филу казалось, что это не Карстерс сейчас получала удары по корпусу и шумно втягивала воздух, даже не пытаясь уклониться от Олсена. Это будущее всей сходящей на нет программы «Егерь», которая по вине политиканов испускала последние вздохи. Все, кто когда-то был причастен к этому, были «избиты» недостаточным финансированием программы, глупыми решениями ООН и трусами, наводнившими дрожащий от страха мир.

– Хватит, - уже громче продолжает парень, забыв, что продрогшие конечности начали неконтролируемо трястись от холода, и не думая о том, что неминуемо привлечет внимание Джейка к своей персоне. Эрика была единственным человеком в его бригаде, кто хоть как-то общался с парнем. Она одна не пересаживалась за другой стол, когда для парня не оказывалось отдельного места в столовой.

- Ты как? В порядке? - Произносит Кост, касаясь обнаженной грудью холодного бетона, когда девушка присоединяется к коллективном отжиманиям рядом с ним.
За полгода работы на стене, Фил едва ли произнес больше нескольких десятков предложений, а с Эрикой и того меньше. Чаще они просто обменивались короткими кивками и молча шли по своим делам, но сейчас парню захотелось чтобы она прошла отбор вместе с ним.

Отредактировано Kitty Pryde (2019-08-23 16:50:22)

+3

10

На сей раз не вмешивается уже Олсен. Не вмешивается, хотя у него на глазах кадет явно не подчиняется приказу. Игнорирует все, что ей было сказано. Что ж, с этим можно бороться - своим же оружием.
В начале их было пятеро. Теперь, стало быть, на одного меньше.

- Кадеты, вольно. Встали, разбились попарно. Вы двое вместе, третий - ко мне,- командует он, подходя к самому краю стены и останавливаясь у колонны, точнее, у металлической балки, тянущейся откуда-то сверху, с незавершенного верха Стены. Ее красный цвет горит сейчас в солнечных лучах так, что даже странно, как на него, как бык на давно забытую мулету тореро, не бросаются еще один кайдзю за другим.
- Если хотите, можете натянуть штаны,- небрежно замечает он, через плечо бросая короткий взгляд на своих испытуемых. Или правильнее сказать - пытаемых. Это не первая группа, которую он доводит на тестах; увольнения и угрозы, истерики и даже попытки вцепиться в глотку,- всего этот Олсен навидался уже предостаточно.
Пусть ненавидят - лишь бы служили. Пока еще никто из тех, с кем он входил в дрифт, не пожаловался, и не ударил в спину.

Кроме одного.

- Последнее,- объявляет он, когда четверо (кто б сомневался; липкая, словно клещ) полуодетых кадетов снова вытягиваются перед ним.- Ваше последнее испытание на сегодня, после которого маршалл объявит, прошли ли вы тест, и пригодны ли для службы в шаттердоме. Остальным либо придется пытать счастье где-то еще, либо...- он делает паузу, давая им время решить, так ли нужны новые страдания, время еще, как они думают, посмотреть в лицо бездне.
У них будет возможность. Это уж он гарантирует.

Один из курсантов колеблется. То ли боится высоты (хотя им должны были делать тесты), либо уже задумался о смене службы. Видя это, Олсен еще медлит, позволяя решению вызреть.
- Либо... сэр?
Вместо ответа Джейк быстро делает пару шагов, наклоняется и, подобрав его куртку, просто швыряет парню в лицо.
- На втором уровне сегодня освободилось два рабочих места,- говорит он жестко, и ясно, что разговор на этом, как и тесты курсанта, уже окончены. Юноша сдергивает промокшую, напитавшуюся водной пылью куртку с головы, и взвивается; но в глазах его даже ненаблюдательный человек различил бы облегчение.

- Курсанты, к стене. На край. Спиной вперед. Вы двое - сесть,- он толкает в плечо темноволосого парня, вид которого никаким местом не вяжется с отважным рэйнджером, крушащим пришельцев. Скорее уж с колледж-боем, при виде которого все девчонки начинают хихикать. Поэтому и записался? Решил самоуверенность подкачать?
Второй парень, к которому он прикоснулся, тут же выполняет приказ, очевидно уже ощущая себя победителем. Что же, он, может и прав. Выправка, мускулы, даже белокурые волосы - все это делает его похожим на самого Джейка. Насколько сильно похожим? Сейчас разберемся.
- Ближе к краю. Ближе!- Олсен толкает того в бедро ботинком, и когда тот придвигается, по его мнению, достаточно близко, садится, почти падает ему на ноги. Прижимает их к цементному полу своим весом.
Сейчас парень сидит на самом краю стены, спиной к синей бездне, и у него нет никакой точки опоры, кроме самого Джейка.

- Что стоишь, особое приглашение? Или ты не та девочка, что сразу прыгает на коленки к парням?- голубые глаза смотрят безжалостно. Мисс Карстерс, двадцать пять лет, уроженка Латинской Америки (даже если и родилась на Аляске, о ее крови кричит весь ее внешний вид). Ты что, тупая? Оглохла? Тебе уже отдан приказ - и, клянусь, все дальнейшее тебе очень понравится.
- Качаем пресс. Начали!

Блондин тут же повинуется. Он точно считает, что выбор уже сделан. Мускулы на его обнаженном животе играют и переливаются так, что у женщин от этого зрелища должно тяжелеть под сердцем. Но Олсен сразу же подмечает, что раскрывается он не полностью, и с силой хлопает того по красивым кубикам, заставляя того потерять дыхание.
- Раскрывайся! Полностью! Дальше откидывайся. Вдоль стены!
Парень борется. Джейк видит это. Видит, как крупные капли пота вздуваются и катятся у него по виску. Как поджимается подбородок. Как он прикрывает глаза, откидываясь назад, вниз головой, как неохота ему видеть перед собой перевернутое небо и безду.
Где ты, восточный ветер? Здесь кто-то мерз еще пару минут назад.

Когда оба курсанта: блондин и этот заучка,- находятся на подъеме, Джейк вдруг приподнимается, давая партнеру почувствовать исчезающую опору. И, сильно рванув за локоть, вынуждает сделать то же сопротивляющуюся Эрику.
Конечно же, они оба справляются. Да и цель Олсена вовсе не в том, чтоб потерять двух бойцов, дав им вот так сверзиться со стены. Даже не в том, чтоб увидеть, как, оказавшись вновь в безопасности, блондин прожигает его ненавидящими глазами. Он улыбается и негромко командует:
- Поменялись.

И сам ложится на стену, отдавая свою жизнь во власть возможному товарищу.
Он уже видит, как мстительно блестят глаза блондина от столь внезапно полученной власти.
[nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon]

+3

11

Когда безжалостный истязатель сам сел на край, в темных глазах Эрики мелькнули понимание и отблеск одобрения, тут же притушенные напускным безразличием. Олсену не нужно ее одобрение, только безоговорочное подчинение. Ему наплевать и на нее, и на самодовольного блондина, и на... как там его? Эрика не без труда выудила из памяти имя Фила, поскольку при ней к парню в лучшем случае обращались «Эй, ты!», время от времени добавляя прозвища разной степени оскорбительности. Она удивлялась, что Фил безропотно терпит, лишь иногда вздрагивая и вжимая голову в плечи, но вместо жалости испытывала раздражение: иногда ей хотелось хорошенько встряхнуть его за шиворот и заставить поднять вечно потупленный взгляд.

Ветер рванул слишком свободную футболку, и Эрика, представив, как влажная от пота ткань залепит ей лицо, когда она будет свешиваться вниз, стянула ее через голову, без всякого стеснения оставшись в старом спортивном бюстгалтере. Села на край, кивнула Филу, давая знак, что готова, и, почувствовав, что ее ступни крепко удерживаются товарищем, откинулась вниз, начав методичный отсчет. Один, два, три...

Страха не было.

Страх давно остался где-то там, в прошлой жизни; там, где смерть Эрики для кого-то что-то значила. Ведь рискуя жизнью, играешь не со своей смертью, а с горем близких людей. Это в их жизни образуется кровоточащая незаживающая дыра, полная острых осколков, а тебе, со сломанной шеей или разорванной грудной клеткой, будет тихо и покойно.

Четыре, пять, шесть...

Вот только вышло совсем не так, не спокойно Эрике, и это у нее вместо жизни кровоточащая дыра. Поэтому и нет страха.

Семь, восемь, девять...

На очередном подъеме Эрика встретилась взглядом с Филом и чуть сбилась с уверенного размеренного ритма. Всё же есть один человек, которому будет не безразлично, если она сорвется вниз, который будет винить себя, что не удержал. Эрика вздохнула, вспомнив его тихое «Ты как? В порядке?», и как сама она, едва Джейк Олсен отпустил ее, поспешила вновь прижать ноги Фила к бетону. Потому что и она не простила бы себе, если бы не удержала.

Десять, одиннадцать, двенадцать...
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

Отредактировано Sif (2019-08-25 23:49:00)

+3

12

[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]
Как только позволили, Филлип сразу натянул на себя штаны. Руки подрагивали после долгого напряжения, поэтому пуговица на замасленных шароварах поддалась не сразу. Парень не ждал, что Олсен закончит на этом, слишком уж он рьяно относился к проверке «будущего напарника». Как следствие стена, с высоты которой теперь свисает полуобнаженное тело Коста, выжимая из себя остатки сил, чтобы не отстать от парня рядом.
В пару ему досталась Эрика. Девушка крепко держала его ноги во время сокращений корпуса, что позволяло выполнять упражнение на максимальной амплитуде. Может парень и не создавал впечатление культуриста, который дни напролет проводит в тренажерном зале качая мускулы, но у него было что-то покруче кубиков на животе. Упорство, выдержка и выносливость.

Отец, уволенный в запас после смерти матери не выказывал удовольствия сыном-заморышем. То, что мальчишка не пищал от восторга при виде боксерской груши, в отличие от новой книги или компьютерной программы, раздражало Ван Коста старшего. Вскоре это переросло в семейные потасовки, где грушей выступал маленький Филлип. Ничто не могло остановить ярость родителя: ни плачь, ни уговоры и мольбы, ни полиция, которая приезжала на их адрес после жалоб соседей на шум. Он останавливался только тогда, когда заканчивались силы или ему надоедал детский плачь.

Парень не жаловался. Он просто стискивал зубы и шел вперед. Он не обращал внимания на жжение в рвущихся от нагрузки мышцах или на капли пота, попадающие в глаза или уши. Он дал себе установку пройти это испытание и попробовать еще раз воплотить в жизнь свою мечту, пусть даже для этого нужно рискнуть шкурой, свесившись с этой проклятой стены.

Внезапная потеря опоры заставила Фила дернуться вверх, инстинктивно пытаясь ухватиться за серый бетонный край стены, но Олсен не намерен был их убивать, они нужны были ему для других целей.

- Поменялись.
Ксот даже не успел восстановить дыхание, а напарница уже уверенно устроилась на краю. Мурашки волнения грядой рассыпались вдоль позвоночника и парень садится, удерживая ноги Эрики. Внезапно появился страх. Не за себя. Единственное чего боялся Филлип – это возвращения домой после потери работы. Он боялся за нее.
Их взгляды встретились когда девушка была в подъеме и Фил покрепче прижал ее ноги к холодному бетону, давая понять, что он ее не отпустит.

+2

13

Проводив взглядом выбывшего, маршал Моррисон утратил всякий интерес к отсеявшемуся кандидату. Не первый, вполне вероятно, что и не последний. Не все могли согласиться на то, что представлял из себя дрифт. Не все соглашались на те требования, которые предъявлял Джейк Олсен. Но Маршал не собирался бросаться на выручку обалдевшим от неожиданного подхода молодым людям. Если те не способны разобраться со своими чувствами и решениями в отношении резковатого и требовательного потенциального пилота-напарника, то разве они осилят дрифт с ним? Для дрифта нужно не только быть готовым открыться перед другим человеком, но и осознавать, перед кем ты открываешься.

Тем более, что Моррисон отлично понимал – Олсен не поставит жизнь и здоровье этих юнцов под реальную угрозу. От неожиданного раздевания пострадает только гордость, да и со стены опытный пилот никому не даст навернуться. Если маршал переживал, то только за то, какое будущее ждёт этих молодых людей, когда они окажутся в кабине Егеря. Если окажутся.

Моррисон поднимает взгляд вверх, на недостроенный каркас стены, новой надежды, чтоб её. Из-за этой самой «надежды» они были вынуждены проводить эти не слишком адекватно выглядящие со стороны тесты среди холодного бетона и порывов свежего соленого ветра, а не в обустроенной академии. Маршал вздохнул, но не с горечью, с упорством.

Всё так же молча офицер смотрит как с сомнением, страхом и недоверием выполняют рискованное упражнение. Смотрит и уже делает выводы. Упражнения, придуманные Олсеном не бессмысленная жестокость пополам с демонстрацией своего превосходства. Всё гораздо глубже.
И когда всё закончилось, маршал подходит к блондину, который составлял пару австралийцу. Окидывает того оценивающим взглядом. Да, пацан неплох, чертовски неплох. Прекрасная физическая форма, волевой взгляд, уверенность в себе просто хлещет через край. Он бы мог стать прекрасным бойцом. Если бы сражался один.
- Ты знаешь, для чего всё это было? Не для того, чтобы оскорбить тебя. Не для того, чтобы продемонстрировать своё превосходство. Всё ради одного – доверия. Так вот. – Моррисон сложил руки на груди. – Я не увидел в тебе не капли доверия. Ни капли желания доверять.
Восторг от власти и возможности отомстить обидчику, ненависть за причиненные оскорбления. Вот что видел маршал, и, нет, он не испытывал ни раздражения, ни злости. Просто смотрел на взбалмошного эгоистичного юнца.
- Ты не можешь принимать людей такими, какие они есть.
Он мог бы сказать гораздо больше. Не держать зла. Терпеть. Отступать.             
- Ты не сможешь сражаться в паре.
Широкий жест рукой означал лишь одно – испытание провалено.

Подождав с полминуты, когда оскорбленный блондин скроется из поля видимости, Моррисон подозвал к себе Олсена. Подозвал и тихо вынес своё вердикт.
- Я не собираюсь решать за тебя. Но не кажется ли тебе, что эти двое совместимы не с тобой. А… - Офицер потер подбородок, бросив взгляд на дерзкую девушку и молчаливого парня. Они справились. Нет, действительно справились.
- А друг с другом.
[NIC]Grant Morrison[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/eVMPRry.png[/AVA][STA]Bastion[/STA]

Отредактировано Stryfe (2019-08-29 01:58:03)

+2

14

Казалось, решение маршалла не вызвало у безжалостного испытателя ни удивления, ни досады. Возможно, он даже почувствовал тайное облегченье от мысли, что придется разделить свою память не с сочувственными юнцами, но с человеком, чье прошлое таило в себе столько же запятых и темных пятен. Или же, вспомнив знаменитую балладу Стивенсона, этот не знающий колебаний человек вдруг засомневался, как старый пивовар, в том, что цветущая юность способна, готова потратить себя, отдать свою жизнь - за других.
Сам Джейк столкнулся с кайдзю намного позднее этих детей. И намного позднее, чем они утянули на дно все, ради чего он жил.

Сухо кивнув на решение Моррисона, мужчина подобрал свои брюки и быстро привел себя в минимально пристойный вид. Затем, подойдя к аккуратно сложенным рядам арматуры и рейлинга, с невозмутимым видом выбрал два, как казалось, отрезка трубы длиной примерно в пять футов.
- Что ж, господа,- с некоторой торжественностью объявил он, с легкостью взмахивая импровизированным оружием. То, что один из курсантов был молодой девушкой, и ему это название не подходило вовсе, смущало тренера так же мало, как собственная нагота.
- Как вы слышали, мистер Моррисон вынес решение. Вы можете считать себя зачисленными в программу "Егерь", при условии, что докажете свою совместимость и способность к дрифту друг с другом. Со мной, а потом между собой,- с этими словами он швырнул одну палку Эрике, тут же вставая в миги ханми; затем коротким движением очертил перед собою в пыли дугу, обозначая полукруг.
Легкий замах - и он шагнул вперед, делая шубури и норовя достать противницу кончиком оружия по запястьям.

Само собой, импровизированное оружие, что он держал в руках, не было ни арматурой, ни случайно подобранным осколком строительного мусора. Еще с довоенных времен - а происходящее невозможно, недопустимо было считать чем-то иным, кроме войны, и считать иначе могли либо слепцы либо лживые политиканы - да, еще со времен, когда на набережных Сиднея собирались компании на барбекю, а не военные с бесполезными пушками; когда доктора в больницах лечили солнечные ожоги, а не кислотные брызги и "залипшие" в дрифте головы - он ходил тренироваться. Модная вещь - восточные единоборства. Все еще модная: не столь силовая, как бокс (впрочем, он занимался и боксом), и не столь требовательная как живопись. Два этих боккена были тем, что он забрал с собой в тот последний день.
Последний день старой жизни.

2:18.
Белые цифры на черном прямоугольнике.

... Он стремительно атакует, переступая черту: на его стороне преимущество в росте и опыте, и очень возможно, что девушка в первый раз держит в руках тренировочное оружие. Хотя не должна: в академии кадетам должны были преподавать основы вхождения в дрифт, и пояснить, почему для тестов используется именно этот вид поединка.
Взаимодействие.
Предугадание.
А еще, разумеется, дань традиции, ведь японское слово "кайдзю" красовалось на старых плакатах с Годзиллой задолго до дней, когда эти чудовища стали реальностью.
Снова ей стали.

Он продолжает теснить Эрику - но в тот самый момент, когда, кажется, вот-вот нападет, перебрасывает боккен второму курсанту.
- Продолжать.
[nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon]

+3

15

[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]
От неожиданности Фил чуть не роняет брошенный Олсеном деревянный меч.
Ясно. Самое сложное. Проверка на их совместимость в дрифте.
Когда Кост поступил в академию в первый раз, то подобные спарринги были привычным делом. Они не только прокачивали скил физической формы, но и наилучшим образом показывали потенциал будущей синхронизации с напарником. Такие бои не направлены на получение увечий и травм, они наглядно иллюстрировали поведение пилотов в реальном бою.

Филлип покрепче перехватывает боккен и принимает стойку Waki kamae. Выглядело со стороны это довольно нелепо. Полуголый парень с оружием поднимает взгляд на возможную напарницу в боях против кайдзю и делает поклон, как принято в восточных единоборствах. Скулы напряжены, взгляд направлен как бы сквозь Эрику, чтобы не упустить ни одного минимального движения ее рук, ног и тела.

Они прошли по дуге, словно изучая друг друга и выжидая, кто первый сделает шаг. Кто пойдет в атаку. Оказавшись спиной к бухте парень выступает вперед и делает резкий замах сверху. Такое очевидное нападения оборачивается для него ударом в живот и подсечкой боккеном под колени. Кост оказывается на бетоне, но тут же встает, не давая Карстерс возможности расслабиться.

Следующий маневр вдоль кромки стены и обманный выпад дает свои результаты. Теперь лицом вверх на пыльной крошке оказалась девушка.
- Один – один, - Фил протягивает ей руку, чтобы помочь подняться и, неожиданно для себя его губ касается улыбка.

Отредактировано Kitty Pryde (2019-08-30 16:52:12)

+3

16

Эрика пристально посмотрела на Фила, впервые «видя» именно его, вихрастого мальчишку, едва перешагнувшего порог совершеннолетия, а не некое условное двуногое без перьев. Помедлив, девушка крепко ухватилась за протянутую руку, нарочно перенося на нее вес своего тела. А парень – ничего, даже не поморщился.

Боккен в ладони Эрики тут же качнулся, совершая обманный маневр для нового удара, однако, встретившись с глухим деревянным стуком со своим близнецом, не достиг цели. Эрика раздосадованно нахмурилась: она настолько предсказуема? Да, она помнила, что такой бой ведется не для выигрыша, он должен выявить совместимость – ее противник должен предугадывать ее движения, в этом и смысл. Но где грань между слабой подготовкой и случайно пойманной слаженностью двоих незнакомцев?

Усилия Эрики были вознаграждены новой маленькой победой – боккен коснулся уязвимой точки в мягком подбрюшье, обозначая удар, который в настоящей драке стал бы весьма болезненным. Впрочем, Фил не остался в долгу, и счет вновь сравнялся – Эрике оставалось только стиснуть зубы. Или рассмеяться.

Она выбрала второе.

– Наверное, ты и танцуешь неплохо, а?

Поскольку приказа остановиться не было, девушка снова ринулась в атаку. Она не забыла, что за ними наблюдали маршал и Олсен, от которых нельзя было ждать ни снисхождения, ни второго шанса. Проклятье, у нее и первого шанса не было, разве что четвертушка, огрызок, тень от него. Но Эрика была твердо намерена впиться в него, как клещ.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

+3

17

Их бои проходили ровно.
Ни одному из бойцов не удавалось вырваться вперед, хотя бы на несколько касаний. Наверняка это был хороший знак, но что ожидать от своенравного и охотливого на выдумки Олсена было не понятно.
Боккены, при ударе друг об друга, с глухим стуком отталкивались и мелкой дрожью расходились по рукам. Косту было приятно осознавать, что он, оказывается, не так уж и плох в спарринге, а возможно в каких-то моментах даже превосходит свою соперницу. Скорости и силы ей, конечно, было не занимать. Чувствовалось, что Эрика была не из робкого десятка и, как правило, шла напролом, часто оставляя открытыми уязвимые участки.
Филлип, в отличие от девушки, был более последователен в атаках, делал выверенные шаги и наносил удары с меньшей скоростью.
Что им удавалось обоим, так это предугадывать действия соперника. Чем больше проходило раундов и, чем дольше длился бой, тем более предсказуемыми казались их действия друг другу.

- Танцую?- вопрос Карстерс отвлек Филлипа своей неожиданностью и неуместностью в данной ситуации. Боккен девушки тут же настигает Ван Коста где-то в правом подреберье.
Фил разжимает руку и деревянный меч падает на бетонную площадку.

Взгляд кадетов тут же устремляется к наблюдавшему за тестом маршалу Моррисону  и Джейку Олсену.
[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]

+3

18

2:21. Шаттердом

Когда-то он был на их месте. Не столь юный, само собой, для него эта война началась далеко за порогом того юного и наивного возраста, когда ты ещё не знаешь своего места в мире и рассчитываешь на куда большее, чем этот самый мир может тебе подарить.
О, он был другим. С нескрываемым раздражением смотрел на своих партнеров по спаррингу, с ещё большим – на тренера.
Грант Моррисон родился в мире, который кайдзю ещё не успели изменить до неузнаваемости. Родился, вырос и выбрал работу всей жизни. И был уверен, что никто и ничего не изменит его отношения к жизни.
Разлом изменил. Что не смогли сделать земляне, удалось инопланетянам. Кем бы ни были гигантские монстры из-за той стороны, они показали прожженному цинику и материалисту другую сторону его родной стихии - войны. Войны ради победы, а не ради денег.

Теперь маршал Моррисон смотрел на новичков с интересом и вниманием, безо всяких следов былого раздражения. Он оставил прошлое позади, стараясь не распространяться о том, что было раньше. Они выросли в совсем другом мире. И они - его будущее.
А заодно и будущее программы Егерь. Точнее того, что от неё осталось.

Бывалый солдат подошёл к Олсену, сложив руки на груди. На обветренном лице играла легкая улыбка.
- Хорошо двигаются.
То, что ни старательный юноша, ни его бойкая напарница не ленились и поддерживали себя в завидной форме, стало ясно сразу.
- Понимают друг друга.
Их битва походила на танец. Возможно даже больше, чем если бы они действительно танцевали.
- Не совсем то, на что я рассчитывал.
Моррисон был твёрдо настроен найти напарника именно для Джейка Олсена. Но вышло иначе.
- Но я ими доволен. 
Вышло не хуже, что важнее.
- Что ты скажешь?

Всё было хорошо, но вопрос со вторым пилотом для Олсена всё ещё оставался открытым.
[NIC]Grant Morrison[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/eVMPRry.png[/AVA][STA]Bastion[/STA]

Отредактировано Stryfe (2019-09-19 23:51:08)

+2

19

Одобрительный отзыв маршалла заставил Олсена лишь едва заметно дернуть бровями. Само собой, совместимость,умение даже без дрифта понимать намеренье напарника, предугадывать его, действовать как единое целое,- все это было хорошим прогнозом. Но не гарантией.
Иногда после первого дрифта вчерашний курсант едва не бегом покидал шаттердом.
Иногда это происходило после того как пилоты хорошо узнавали друг друга. После того, как открылся кому-то со всеми своими бедами, страхами и желаниями. Эдакий душевный стриптиз. Все равно, что пустить абсолютного чужого человека жить к себе в голову.
Когда к вам в квартиру - или же в ту клетушку, что вы занимаете здесь - неожиданно сваливаются гости, нормальный порыв человека хотя бы кинуть нижнее белье в свою тумбочку. Или отправить в мусорку недоеденный позавчера ужин.
В дрифте такое не прокатывает. Ты фактически выдаешь неизвестному человеку ключи и все коды от собственной души.
Некоторым от такого срывает крышу.

- Если доволен, то в чем вопрос?
А вопрос, разумеется, в мехе. Дрифт, совместимость и прочее - это все хорошо, но навыки работы в егере с потолка не свалятся. А свободным, в связи с сокращением финансированья, оставался только один, да и тот, все по той же причину, допиливался и доделывался на энтузиазме уже месяца три. Что ж, не у всех был богатый папаша, и не каждый может явиться к стенам Академии со словами: у меня есть большой боевой робот, только дайте мне перегрызть глотку хотя бы парочке тварей.
- Ладно, я посмотрю, что можно сделать.

В конце концов, у него еще оставался участок земли на Байрон-бэй.

Маршалл доверял ему право вынести решение. Что ж, в конце концов, именно ему и подтирать попки этим едва рожденным солдатам. Олсен не торопился. Он знал, что эта беседа вполголоса бьет по нервам сильнее, чем весь предыдущий тест. Потому что, как бы она они не были хороши, стать его напарником мог только один.
Что ж, если гора не идет к Магомету...
- Почту за честь служить с вами, сэр,- фраза вызывала ассоциации с предложением руки и сердца, которое, изверясь дождаться, делает сама девушка после пяти-десяти лет гражданского брата. Тем более, что в задачу маршалла ни патрулирование, ни ведение боевых действий непосредственно не входили. Грубо говоря, десять детей - еще не повод идти в мэрию.

- Господа?
Он делает паузу, позволяя разгоряченным бойцам остановиться и сделать пару глубоких вдохов.
- Вы приняты.

Эпизод завершен

[nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon]

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [2025г.] PACIFIC RIM: Coastal Wall


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно