ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [30.06.2017] Everything is grey


[30.06.2017] Everything is grey

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[epi]EVERYTHING IS GREY 30 июня 2017
Tony Stark || Peter Parker-Stark
http://ipic.su/img/img7/fs/2W92d.1568740390.gif http://ipic.su/img/img7/fs/2W911.1568740419.gif
http://ipic.su/img/img7/fs/2W8ZZ.1568740446.gif http://ipic.su/img/img7/fs/2W92c.1568740465.gif
Плохие ребята не гнушаются пользоваться нечестными приёмами, особенно когда в их руках сосредоточена мощная мозгопрочищательная сила, которую запросто можно использовать и на людях. На них ведь у героев рука не поднимется.
А что, если можно пойти дальше, останавливаясь не только на случайных прохожих?
NB! так хрустят старческие суставы на битом стекле[/epi]

+2

2

Орден уже какое-то время пытался действовать не стандартными методами, силовая мощь, которую они применяли в самом начале, теперь была заменена на хитрость и влияние на разум людей. В какой-то момент разрушения города прекратились, но начались новые неприятности. Люди в тех районах, где не происходила эвакуация тоже оказались в опасности, но только другой.

Они начали выступать против своих героев, против того, что было свойственно им ранее – защиты самих себя. Они подверглись какому-то внушению или подвергались ему на протяжении длительного времени. Тони отслеживал ситуацию, старательно игнорируя ростки паники, которая нет-нет, да пробивалась через идею того, что все можно решить простыми методами.

Он уже поселился в библиотеке, пытаясь достать те старые книжки, в которых есть упоминание о чем-то таком, либо действенный метод от этого излечится. Нет-нет, библиотека научная его в данный момент мало интересовала, с точки зрения психологии тут все было понятно, ничерта помочь не могло.
С точки зрения магии или какой-то штуковины, подходящей на место магии – еще были шансы.

Тони уже какое-то время занимался поисками ответов, иногда один, иногда к нему присоединялся Питер и тогда обсуждение магии переходило в насмешки и изучение способов обойти ее с научной точки зрения. Такие поиски затягивались, но это не расстраивало, а скорее давало толчок к изучению нового, к выводам, которые могли быть сделаны и в одиночестве, да, только не так талантливо и быстро.

Какое-то время назад они получили доступ к информации о камнях, об их истинном воздействии на людей и не только людей. И Тони содрогнулся от той мощи, которая была заключена в этих стекляшках, не представляющих особого интереса для ювелиров. Забавно, что самые ценные из вещей в итоге оказываются самыми невзрачными в его жизни. Тони оставалось только поддаваться собственным демонам и перебирать информацию снова и снова.

- Смотри-ка, камень Души и вовсе не камень, господи, как они провернули это? Ты видишь? Видишь, что он творит с теми, кто попадается на удочку и начинает таскать его при себе. Это не массовый геноцид даже, что-то гораздо страшнее, а выглядит простенько.

Тони привычно проводит рукой по волосам, взъерошивая их все больше и устало вздыхает. Нет ничего о воздействии, нет ничего о противодействии ему, нет ничего, что могло бы быть полезным им с Питером. Они потратили так много времени на то, чтобы спасать людей от монстров, но когда люди стали монстрами, они оказались бессильны.

Сгребать всех и кидать в тюрьмы, нет столько камер и тюрьм. Сгребать всех и где-то закрыть, нет такого места, безопасного места для них. Проще всего постараться вывести эту заразу каким-то массовым способом, которого они тоже никак не найдут, вот уже которые день или неделю?

- Чертов Орден, чертовы монстры, когда они крушили вокруг себя мир, было как-то проще с ними сражаться. – Тони вышел из себя, швырнув очередной экран в стену, голо-экран, естественно не разбился, рассыпался искрами и пересобрался в другом месте.

Легче не стало.

+1

3

Это длилось очень долго. Нет, в самом деле, прошёл уже целый месяц, даже больше, а на отдельных улицах города продолжало твориться чёрти что. Кажется, до этого самой долгоиграющей проблемой было то паучье заражение, которое в итоге продлилось ровно полмесяца и было удачно ликвидировано. Но вот с пришельцами всё оказалось куда сложнее, покидать планету они не планировали даже после вежливого и не очень «ну пожалуйста». Питер сам не раз сталкивался с этой проблемой и каждый раз повторял сам себе, что больше не хочет. Гады с клацающими острыми зубами были не подарок, учитывая, что они оказались быстрыми, изворотливыми, да и просто достаточно сильными. Кисть руки уже успела зажить, этому потребовалось дня три-четыре, но после пришла новая беда в виде нового массового нападения, которое удалось отразить, лишь собравшись в импровизированную команду тех, кто успел и смог прибыть на место. Питер потёр нос костяшкой указательного пальца, недовольно сопя, пялясь в какую-то книгу, которую умыкнул с собой после очередной посиделки в библиотеке с отцом. Книга — хороший друг человека, пускай и не лучший из-за отсутствия функции быстрого поиска, что в некоторых ситуациях могла сильно пригодиться, экономя кучу времени.

Проблемы всегда появлялись тогда, когда их меньше всего ждут. Это было настолько постоянным и неизменным явлением, что, казалось бы, давно пора привыкнуть и начать готовиться, но.. нет, из раза в раз это получалось неожиданно, зачастую неприятно. Как в этот раз с проблемой людей. Хотя люди тут на самом деле не были ни в чём виноваты. Не понятно, как именно колдовали эти пришельцы, но результат налицо — люди, оказавшись под властью этого «чего-то» будто с ума сходили и делали то, что им было совершенно не свойственно. Они сами подставлялись, могли пораниться в любой момент, их инстинкт самосохранения будто бы напрочь отключался, они ничего не боялись, не думали, не планировали, просто делали то, что им сказали. А вот что это было — вопрос. И сейчас, восседая где-то на более-менее целой крыше здания в районе Манхеттена, сравнительно недалеко от особняка Мстителей, Питер всматривался вперёд. Он несколько дней почти не выбирался из дома, отвёл собаку тёте, дабы та снова подержала её у себя некоторое время, потому что так будет лучше. Честное слово, ещё немного и начнёт чувствовать полноценную вину за это, мол, животное-то взял, а уже в который раз просит Мэй о помощи из-за того, что вокруг царила полная неразбериха.
Подозрительное шевеление получается заметить сразу. Синие линзы маски сужаются, а сам Питер, не очень задумываясь, начинает движение, дабы пройти немного вперёд, сначала просто перескакивая на соседнее здание. В последнее время к помощи брони прибегал всё чаще и чаще, хотя до этого условился с самим собой, что она должна быть тогда, когда в этом будет настоящая необходимость. Впрочем, разве сейчас не достаточно опасно?
Небольшая горстка людей бросается в глаза слишком сильно. Продолжая щуриться, Питер шипит что-то сквозь зубы и просит наладить по-быстрому связь, дабы сразу передать информацию. Он ведь именно ради этого вообще и выбрался на улицу, засидевшись среди книг.

Собственно, именно на этом воспоминание как-то странно обрывается, становится куда более туманным, а некоторые обрывки пропадают и вовсе. Последнее, за что можно было бы уцепиться, это звучание собственного голоса, сообщающего о том, что тут снова люди и снова «какие-то заколдованные» (к слову, определение «магия» использовал не только хохмы ради, но ещё и потому, что так проще всего охарактеризовать непонятное происшествие), но они не торопились приближаться к стоящему поодаль белому дому.

Тони наверняка получил это скромное сообщение, заканчивающееся шелестением и лёгким скрежетом, завершающееся слишком резко, будто бы по принуждению. И Тони наверняка знал, что Питер сразу после его отправления отправился обратно, возвращаясь в особняк, но не в библиотеку, ни в общую, ни в личную комнату он так и не пошёл. Наоборот. Может ли быть такое, что он вдруг в один момент решил первостепенно слазить вниз, на один подземный этаж, хотя ранее никогда туда даже не совался банально из-за отсутствия такой необходимости? Вдруг?
Красно-синий поблёскивающий силуэт копошился около металлического выступа. Снова скрежет, снова шуршание и шелестение. Одна механическая лапа словно «обхватывает» этот самый выступ, в то время как вторая отпинывает в сторону коробку, что, прокатившись, замирает. Линзы с всё таким же прищуром всматриваются в темноту, ибо включать свет не торопился, а корпус был наклонён немного вперёд, словно в попытках играть с самим собой в «крокодила», а это импровизированный динозавр, который что-то усиленно выискивал, только, разве что, носом по воздуху не водил.

+1

4

Тони все еще пытался найти хоть что-то полезное среди собственных заметок. Его нервные движения порой обрывались спонтанно, когда он задумывался или сильно погружался в какой-то вопрос, на который не мог найти ответа. Он сильно наклонился вперед, пытаясь разобрать какой-то мелкий текст. Господи, кто его просил вообще писать от руки при такой-то коллекции гаджетов? Что вот это он тут имел ввиду? Что за производная? От какого черта и куда?

Скрипнув зубами, он завис, все еще изучая перспективу происходящего кошмара на улицах и вздохнул. Сначала вздохнул, а потом и вздрогнул, потому что голос Питера ворвался во все эти происки и поиски очень внезапно. Как будто оборвалась одна из ниточек.

Тони кинул Фрайдей голосовое сообщение Питера, которое подозрительно начало хрипеть в конце и постарался не паниковать.

- Хэй, парень, что за люди? Как много? Видишь их в каком месте города? Ты где? – Он пытался запеленговать парня, но чертовы спутники в последнее время все чаще и чаще сбоили при передаче данных, что только добавляло ему градуса дискомфорта.

Фрайдей оцифровала слова парня, выделила посторонние шумы, отделила все, что можно было отделить, но Тони это не слишком помогло. Он сосредоточился на том, чтобы найти парня. Выцепить знакомый сигнал получилось не сразу, экстремис, несмотря на то что был с ним уже больше полугода, все еще слушался его внутренних приказов плохо. Иногда Тони ощущал себя плохо смазанной машиной, которая не выдержит еще одного потока данных и информации. И он когда-нибудь ослабнет настолько, что сломается.

- Питер?

Он произносил слова вслух, несмотря на то, что кажется был тут один. Один, не так ли?

Фрайдей доложила, что парень появился в особняке и отправился вниз, в подвальные, самые защищенные помещения. Что он собирался там найти? Что там можно было найти? Какого черта происходило?

Тони Старк, в очередной раз задавал себе вопросы без ответов, не зная, как помочь с их решениями. Оставалось только спуститься вниз и расспросить о том, что там происходило? Что с людьми? Почему Питер вернулся домой? Почему все происходит не так, как обычно? Стоит ли вызывать команду? Или они вдвоем все еще справляются с происходящим?

В помещении было тихо и не было света. Тони удивленно замер на самом краю, на границе между помещением и коридором, пытаясь понять куда двигаться дальше.

- Пит? В чем дело? Почему ты сидишь в темноте? – Отчаянно захотелось отмотать время назад и сделать так, чтобы все происходящее было сном. Потому что, кажется, ничего хорошего ждать не приходилось. – Люди, Питер, что с людьми?

+1

5

Телодвижения всё ещё были резкими, дёргаными, словно тело внутри костюма не могло привычно функционировать самостоятельно, совершая необходимые действия, потому броне самовольно приходилось использовать этот приём с короткими электрическими разрядами, из-за чего любые движения были обрывистые и словно против воли. Несмотря на темноту вокруг, Питер мог хорошо ориентироваться в пространстве, никогда не было такого, чтобы он вдруг внезапно задел каменную колонну боком или хохмы ради влетел в стену, не заметив ту прямо перед своим носом, мог запросто обходиться и без дополнительного освещения. Но, видимо, не в этот раз. Хотя сегодняшний день с самого начала не должен был становиться «днём исключений». Несколько поваленных металлических чего бы то ни было, за этой парой последовала другая, издавая характерные неприятные звуки.

Некоторые элементы брони всегда выделялись, а в темноте это было заметно лучше всего. Сначала просто отдельные мелкие детали на уровне плеч и запястий. Но как только послышался голос, сигнализирующий о присутствии кого-то ещё, кого-то постороннего, Паук мгновенно реагирует и тут же разворачивается. Округлые до этого линзы маски заметно сужаются в недобром прищуре, в то время как корпус наклоняется вперёд только сильнее. Можно было сделать так ещё раз и оказаться на четвереньках, но от этого удерживала пара механических конечностей, что служили надёжной опорой.

Он ничего не говорит, даже не пытается, вместо этого может только чувствовать, чувствовать, что ему необходимо делать в дальнейшем. Ступает вперёд, неловко оступается, не замечая какую-то деталь прямо под ногами, снова звякнув чем-то металлическим, неровно покачивается, возвращая на секунду потерянное равновесие. Больше не стараясь найти для себя удобное и оптимальное положение, Питер выпрямляется, становясь куда ровнее, замирая прямо напротив Тони, которого в кромешной тьме почти ничего не выделяло. Или это проблема странно замыленого взгляда? Вероятно. Но кому какое дело?

Тишина, разбавляемая только слабыми сторонними звуками, висела ещё какое-то время. Склонив голову сначала к одному плечу, затем другому, Питер делает несколько шагов вперёд по направлению. Осторожно так, словно проверяя, а не провалится ли под ногами твёрдый пол. И как только появилась уверенность в том, что такого не произойдёт, он повторяет то же самое, но куда более резко, снова дёрнувшись, буквально бросившись вперёд, но не протягивая ладонь для рукопожатия и не раскидывая руки в стороны для объятий. Явно враждебный выпад подтверждал ещё и цвет. Цвет линз, что за какую-то пару секунд с привычного синего сменяется на красный, а две механические лапки дополняются оставшимися двумя. Он будет делает всё по наитию, без какого-либо плана действия, просто делает и всё, потому что так нужно, потому что так.. хочет?
— Люди? Здесь нет никаких людей, — голос звучал так же, как и должен был, как это и было обычно — в принципе, спокойно, срываясь в некоторые моменты на чуть более высокие ноты, словно именно на этом месте и делал ударения, обращая внимание на то или иное слово. Проблема только в том, что в этом не было никакого смысла. — Здесь нет никого, — дополнительная лапа как-то особенно злостно впивается острым концом в твёрдый пол, кажется, совсем рядом с Тони, в темноте всё ещё было ничего не разобрать, даже Карен подозрительно молчала.

+1

6

Что-то внутри подсказывало Тони, что дела у них плохи. Но это что-то так давно уже подсказывало о смерти, что он научился игнорировать внутренний голос в пользу больших событий и больших препятствий. Тони вообще талантливо умел отрицать очевидные вещи, предательство кэпа в свое время, потом Нат, потом Феникс и собственные изменения. Он всегда находил причины, отговорки, оправдания поступкам, которые нельзя было оправдать.

Так что нельзя было ожидать что в темном помещении, в котором он находился, все будет так хорошо и радужно, как ему хотелось бы. И Питер. Питер, который должен был вывести людей, который был глазами и ушами на улицах города, который не спал дома потому что кто-то был в опасности постоянно… Тот самый Питер один в темноте.

Где-то сбоку раздается шарканье, шум, катится делать по полу, металл по камню. Такие знакомые звуки, такие изученные самим Тони, такие персонально-ужасные, потому что в тишине они больно режут по взвинченным нервам. И Тони, конечно же, идет чуть вперед, на шум, на предполагаемое движение. Он даже готов протянуть вперед руку, чтобы схватить парня за плечо, он готов встряхнуть его, спросить еще раз, задавать тысячи вопросов, но почему-то молчит.

- Я вижу, что здесь нет людей. Ну, точнее, Фрайдей видит по тепловым датчикам, какого черта? Что происходит, Пит? Что-то случилось? Почему ты в темноте? – Тони делает еще один мини-шажок вперед и замирает, пытаясь определить откуда идет голос парня.

Нет, всегда можно включить свет, зажечь все лампы разом, сделать так, чтобы у него было преимущество. Но это же Питер! Он не враг!
Почему же внутри все заходится от опасности? От ощущения, что он проиграл, что они опять проиграли у Тони, сводит пальцы.

- Питер, давай включим свет и со всем разберемся. Я обещаю, что мы во всем разберемся, мы справимся, что бы там не случилось. Что бы с тобой не случилось.

Он готов приложить все усилия, чтобы решить вопрос, он готов не только пожертвовать собой, но и теми, кто ему доверял, только бы все было как прежде. Только бы мир был таким, как прежде.

- Фрайдей, свет.

И он замирает, рассматривая паучью лапу, которая впивается в пол рядом с его ногой. Что-то не так во всей этой картинке, что-то тут определенно не так, он только никак не может увидеть всю картинку целиком, чтобы понять что именно. Тони смотрит на Питера, пытаясь зрительно обнаружить повреждения, какие-то сколы в броне, царапины, что-то, что даст ему понять о случившемся чуть больше.

И ничего.

+1

7

Он мог мыслить, причём, как оказалось, не только узконаправленно. Он словно знал, что происходило вокруг, там, за стенами, пускай это были лишь невесть откуда взявшиеся догадки, но они отчего-то быстро принимали облик истины. Людей было много и все они сейчас находились там, на улице. Только они не могли думать сами, они лишь подчинялись. Они только думали, что это их воля, не подозревая о том, что просто ведутся на поводу у незваных космических гостей. Как и он. Хотя ему-то точно повезло больше, потому что он делал это сам, не по чьей-то прихоти.
Тони тоже был здесь, потому что он не мог обойти это стороной, было бы странно, реши он пустить всё на самотёк в собственном доме. Нет, в собственной крепости, потому как особняк Мстителей вполне заслуживал такое определение, тут было так много всего не только для защиты, но и для нападения. И это самое «что-то» совершенно точно должно находиться здесь. Он уже и не знал, отчего так решил, но навязчивая мысль появилась, цепко ухватилась и теперь не отпускала.

На какое-то мгновение Питер замирает на одном месте, а линзы снова округляются. Он издаёт какой-то хрипящий звук, медленно проводя остриём механической лапы рядом с собой по каменному полу, создавая почти тот же эффект, если пытаться вести чем-то острым по письменной доске, которую обычно использовали в школах и колледжах.
— Разберёмся? Справимся? — он снова издаёт скомканный звук, чем-то походящий на лёгкий смех, которому мешает першащее горло, из-за которого приходится срываться на приглушённое покашливание. — Не-ет, мы не справимся и не разберёмся. Хотя. Правильно говорить «мы», если я не имею к этому никакого отношения? — для того, чьи движения были резкими и дёргаными, говорил он ровно и чётко, пускай и с той же заметной хрипотцой. Ох и где же заботливая тётушка с репликами в духе «ты что, куришь»? Возможно, это было бы даже забавно, но только не сегодня. Питер делает ещё несколько приставных шагов навстречу, останавливаясь, когда резко включается свет. Он держится почти прямо, но замирает на месте, практически не шевелясь. И пускай лицо было скрыто под плотной маской, всё равно можно было понять, что он смотрел ровно, прямо, на стоящего напротив Тони, который всем своим видом показывал, что не понимает происходящего.

— Как можно помочь тем, кто в помощи не нуждается? Мистер Старк, Вы правда думаете, что кому-либо здесь нужна помощь? Мне? Им? — жестом указывая в сторону стены, после поворачивая и голову, слегка щурясь, словно он отсюда и прямо так мог видеть людей, что остались на улице. — А может, она нужна кому-то ещё? Тебе? — резко перескакивая в тональности обращения, да и голос срывается на более звучный и будто бы требовательный, правда, это был лишь секундный порыв, потому как после всё возвращается на прежние места. — Каково это? Знать, что в конечном итоге все старания ни к чему не приведут? — железная лапа, застывшая рядом с самим Тони, «отползает» назад, снова царапая поверхность камня с тем же характерным звуком. Правая рука приподнимается, сгибается в локте, а пальцы касаются эмблемы паука на груди.
— Мне здесь кое-что нужно и я не хочу, чтобы мне мешали, — хрипотца сменяется шипением, а линзы вновь щурясь. При всём этом Питер за всё время ни разу не посмотрел в сторону, ни разу не повернул голову в сторону и не отступил, орудуя лишь руками и лапами. А Тони пока ещё молчал. Хотя что он мог сказать? «Питер, это на тебя не похоже»? Или что-то вроде «нужно проверить что случилось и тогда мы сможем это исправить»? Жаль, что проблема кроется в чём-то настолько очевидном — исправлять нечего. — Они ведь должны быть тут, да? Хотя бы один? — в очередной раз дёрнувшись, содрогнувшись почти всем телом, Паук разворачивается, возвращаясь к своему первоначальному занятию, будто бы вновь забывая о том, что находится тут не один, отпинывая в сторону ещё какую-то металлическую цилиндрическую деталь. Но это, кажется, просто та, что по инерции прикатилась обратно.

+1

8

Есть что-то страшное во всем происходящем, но Тони пока не оцифровал что именно. Он пытается найти Питера за стеклами маски, он пытается понять, что случилось, ему нужно понять, что случилось, потому что в любом другом случае ему придется воевать в собственном доме. И пусть особняк видел уже много дерьма, пусть здесь прошло его детство, не сказать, что оно было хорошее и не сказать, что оно было удивительное…
Но это же Пит.
Паренек, который носился по городу, сбрасывал себя с небоскрёбов, заставлял Тони подумывать о краске для волос и неизменно оставался собой. Тони давно любил парня, несмотря на то что придушить его хотелось гораздо чаще. Тони вообще талантливо умел обходить стороной первые порывы иначе он бы давно лишился всех друзей. Впрочем, он и без того каждый раз порывался лишить себя всех друзей, несмотря на то что он вроде как до сих пор являлся супергероем и действующим спасителем мира.

- Питер? – Он еще раз пробует дозваться до человека, который стоит перед ним.

Мурашки бегут по коже, пробираясь куда-то глубже, внутрь, к самому сердцу. Он вздыхает, надеясь, что вот-вот справится, надеясь, что вот-вот ему подсказку дадут и он рассмеется вместе с парнем. Потому что они же не могут сражаться тут взаправду? Они же … семья.

Тони сглатывает и отступает на шаг, стараясь выстроить дистанцию, стараясь дать себе шанс на что-то другое, на что-то не такое кардинальное как вызов брони.

- Это не ты, Питер. – Тони упрямо качает головой. – Не ты и не твои слова, черт побери малыш, куда ты вляпался? Что бы это не было, как бы оно не действовало, мы разберемся. Мы – это ты и я, парень, ты и я, тебе никуда не деться.

Он вздрагивает, когда железо скребет бетон. То такой показательный жест насилия, показательный, хотя бы потому что там на месте бетона могла бы быть голова Тони и ничего бы не изменилось. Ничего бы не стало прежним. Ничего бы не случилось, даже вентиля со стоп-краном тут не было. Тони сглотнул и сделал еще один шаг назад.

- Если тебе не нужна помощь, чего ты хочешь? Что тебе нужно? Зачем ты вернулся? Или пришел?
Кто они? Кого ты ищешь, Пит, я мог бы помочь? – Тони действует с ним осторожно, как будто перед ним опасный маньяк.

Может быть так оно и есть? Пора ли ему сходить с ума, если он пытается помочь парню стереть весь мир, сдать его к чужим ногам, забыть, как страшны сон? Может ли он надеяться на то, что они справятся? Что они изменятся? Что им будет зачем приходить сюда?

Тони пытается не паниковать, слыша звуки разрушения. Ему нужно вытащить оттуда Питера, ему нужно вернуть сын туда, где ему самое место – домой. Он не может бросить его здесь. Он не может прекратить беспокоится о нем, он даже не может не шутить по этому поводу. Тони скрипит зубами и кивает сам себе, вызывая броню.

- Давай еще разок приятель, нам надо поговорить.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [30.06.2017] Everything is grey


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC