ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » сгорел сарай - гори и хата


сгорел сарай - гори и хата

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[epi]СГОРЕЛ САРАЙ - ГОРИ И ХАТА
Сам сатана, сатанючий сын и егойная дочка
http://s8.uploads.ru/Wl3Gz.gif
Знаете, есть вещи, которые делать очень не хочется, но для собственного блага всё же стоит сделать самому и вовремя. Потому что нет такой тайны, которую бы не узнал Люцифер. И нет у Тео столько нервов, чтобы расхлёбывать самостоятельную деятельность отца. А что касается центровой фигуры интриги в лице Евы, то она бы не прочь проснуться в холодном поту в собственной кровати и осознать, что всё это было просто очень странным сном. Но, как водится, надежда  - глупое чувство.
Добро пожаловать в семью, солнышко. Всё только начинается.
NB! тролли со стеклом, ну вы поняли[/epi]

[NIC]Theodore Dickens[/NIC]
[STA]сатанючий сын[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/QrdlU.gif[/AVA]

+2

2

Если бы у Диккенса был выбор, он бы никогда в жизни не рискнул собственным здоровьем устраивать подобную семейную встречу. И всеми силами бы пытался не явиться на аналогичную, устроенную кем-то другим. Вот только выбора у него не было. Вернее был, но он слишком умён и дальновиден, чтобы не распознать его призрачность, неплохо так скрытую заманчивой возможностью избежать неприятного разговора, домыслов и бесконечных попыток что-то там кому-то и зачем-то доказать. Как говорится, если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо - сделай это сам, особенно когда дело достаточно деликатное, чтобы вообще кому-то о нём говорить - наличие у него взрослой дочери им никоим образом не афишировалось во избежание всякого рода неприятностей, по сути первым кому он собирался представить свою кровь от крови должен был стать его собственный отец и это было очень благоразумно, впрочем как и крайне похоже на маленькое самоубийство. Впрочем, Тео не привыкать.

Именно по причине всех вышеперечисленных пунктов Тео сегодня собственноручно играл роль личного водителя Евы Моралес, прикатив к её офису на дорогущем майбахе, вполне соответствуя своему транспорту, чтобы совершенно безаппеляционно сообщить ей по телефону, что он внизу и ждать её собирается не дольше десяти минут - после он явится в её офис и она об этом пожалеет. Все эти декорации, сопровождающие его до одури эффектное явление пред очи дочери, конечно же, не были обязательным пунктом программы - Люцу вообще без разницы как тот к нему явится, а Ева пережила бы и банальную телепортацию, но езда на хорошей тачке, да ещё и с нарушением всех возможных правил поднимала демону настроение, ну и помогала собраться с мыслями, а сейчас это было очень важно - впереди у него в самом деле тяжёлый вечер. С цирком, конями и набившим оскомину чувством, что он в очередной раз повёл себя совершенно недостойно для своего положения, интеллекта и могущества, при чём тут ведь совершенно неважно, что он сделал, зачем и почему - вердикт абсолютно предсказуем. И как махровый реалист Тео, конечно же, не питал особых иллюзий, что всё внимание Люца будет приковано к его, господи, прости нас за все наши грехи, внучке - любовь отца к сыну так сильна, что невозможно при встрече не проехаться бульдозером по всем его подвигам и  достижениям, равняя их с землёй, заодно поковырявшись серебряной ложечкой в незаживающих ранах, ну так, просто для галочки, вы же понимаете.

В общем, выруливая с парковки с Евой на соседнем сиденье, которая, кто бы мог вообще подумать, спустилась позже озвученного срока на две минуты, за которые Тео уже успел выйти из машины, закурить и даже немного посочувствовать всем, кому приходилось иметь с ним дело - выкрутасы то легко узнаваемые, если честно, мрачно разглядывая бизнес-центр, с ходу, немало раздражённый вынужденным ожиданием, совершил крутой манёвр, рискуя влететь в машины в потоке, возмущённо провожающие его громким гудением и визгом тормозов, продолжая с нехорошей улыбкой предвкушать. Он предвкушал многое. И в тоже время не спешил предупреждать Моралес и пытаться объяснить ей, что делать не стоит, а о чём вообще стоит забыть. Единственное его отцовское наставление звучало примерно так: молчи в тряпочку, пока я не уведомлю его величество главу нашего больного на голову семейства, кем ты ему приходишься, а дальше импровизируй. В общем-то, Тео скромно надеялся, что дочь его не подведёт и отимпровизирует так, что их обоих выставят за дверь раз и навсегда, но это всё розовые мечты, не имеющие ничего общего с реальностью. Если честно, демон в самом деле не знал, что может заставить Люцифера унять своё любопытство и решить, что их стоит выгнать до того, как он узнаёт всё, что его интересует. А знать он, вероятно, захочет всё - тут у них с Тео одинаковый подход к делу. В общем, единственное, что пока примиряло Диккенса с реальностью, так это то, что эффект неожиданности на его стороне. И нет не на их. У них с Евой пока нет общей стороны и не факт, что будет - Диккенс пока не решил, зачем ему его собственный ребёнок, поэтому ограничивался обучением азам и попыткам её случайно не убить, столкнув с крыши и не убедившись, что у неё в самом деле крылья шли в комплекте к прочим сомнительным достоинствам. А то острый язык - это, конечно, прекрасно, но от встречи с асфальтом ещё никого не уберёг.
В общем, доехали с ветерком и перепалкой без огонька - и рассказать то нечего.

-Здравствуй, папенька, давно не виделись. А я вот пришёл к тебе не с пустыми руками, а с благими вестями, представляешь?,- назвать Еву благой вестью - дело чести, просто потому что у неё от благости только имя, ах да, Тео совсем забыл, что ему ещё и это придётся озвучивать. Прекрасно. Великолепно. Может быть ему пора завести второго ребёнка и назвать его Адамом? Тогда его точно отправят на очередной круг вне очереди. С трудом удержавшись от нервного смешка, Диккенс нарисовал на лице привычную вежливую улыбку, не отражающей его внутреннего мира даже на пару процентов и продолжил, отойдя в сторонку, чтобы отцу было лучше видно, кого он ему привёз. В конце концов, какой смысл оттягивать неизбежное и скрывать столь прекрасную юную особу со взглядом фурии и вечными дедлайнами в голове? Лучше уж с разбегу и в пропасть с громким “эгегегей”. - Ты, в общем, внуков, конечно, не просил. А я как-то не жаждал иметь чести пообщаться с кем-то, кто на меня похож - к слову, я прям восхищён твоим терпением, но чудеса случаются. Знакомься, это Ева. Ева Моралес, если тебе интересно. Твоя ээ внучка. Имя выбирал не я, так что давай обойдёмся без этих вот твоих укоризненных взглядов. Как ты понимаешь, раз я привёл её к тебе знакомиться, то она прям моя дочка с целым перечнем диагнозов, лишающих её восхитительной возможности не иметь ничего с тобой, да и со мной, общего и дальше доживать свою скучную жизнь, пока её не настигнет сердечный приступ лет в сорок из-за её трудоголизма. Ева, помнишь, что я тебе говорил? Сперва я договорю, потом ты будешь возмущаться. Вот сбился. О чём я? Ах да, я решил, что вы просто обязаны пообщаться. Тебе понравится, я уверен.

Закончив свою вступительную речь, Тео благоразумно совершил тактическое отступление в сторону от обоих, заняв привычное место в давно ставшим его любимым кресле, в котором уже не раз думал о тщетности бытия и всерьёз не понимал, почему он всё-таки маленьким то не помер и зачем-то вечно боролся за собственное право дышать. В общем-то, в глубине души он всё ещё скромно надеялся, что ему во всём  этом шоу достанется роль симпатичного статиста, который просто будет иногда подавать голос, блокировать вспышки гнева своей новоявленной дочурки (хотя это совершенно опционально - в этой комнате никто не делал ему ничего хорошего в его понимании слова “хорошее”, чтобы так рисковать своим здоровьем) и изредка кивать, соглашаясь с отцом, хотя, конечно, это даже звучит как не жизнеспособный план, но всё же. Но всё же мозгом он, как существо далеко не глупое, на самом деле понимал, что надежды они, как обычно, тщетны. И что ему придётся отдуваться по полной и за имя, и за наличие у него ребёнка, и за то, что был всё это время не в курсе и даже за её сомнительные успехи в умении полноценно пользоваться силами, всё ещё дремлющими где-то внутри. Ну и ещё за десяток сомнительных моментов и фактов - мало ли, что он ещё сделал не так, он как-то стал отцом впервые в жизни (его бы воля и этого раза бы не было, но тут уже поздно пить боржоми, конечно) и в самом деле не в курсе, что следовало делать в подобной ситуации, действуя исключительно по ситуации и внемля своей деловой хватке вкупе со здравым смыслом. Впрочем, может быть он и в этих своих догадках ошибался. Если честно, за умение предугадывать реакцию и поведение Люцифера у него стояли твёрдые три балла, не подразумевающие десять попаданий в точку из десяти. Поэтому он просто сейчас старался дышать, улыбаться и беззвучно повторять себе, что нет смысла напрягаться, ведь, если изнасилования не избежать, нужно расслабиться и получать удовольствия.

[nic]Theodore Dickens[/nic]
[sta]сатанючий сын[/sta]
[ava]http://s8.uploads.ru/QrdlU.gif[/ava]

+2

3

С самого утра у Люцифера было не самое радужное настроение, сначала поставки в Африку его медикаментов все-таки запретили, под предлогом проверки на наркотики. Отец всемогущий, наркотики, как будто он ровно настолько далек от какой-либо логики и поставлял бы в Африку наркотики через медикаменты, между прочим нужные медикаменты, против ВИЧ, против туберкулеза, против прочих мерзких, но довольно ощутимых болезней.
На представителей правопорядка он спустил Фелю, девочка давно рвалась в бой, собирала материала и готова была отрывать головы, что ж, он не собирался ей мешать. Сделал только пару звонков, чтобы прикрыть это блондинистое чудовище в случае провала и со вздохом убрал мысли об этом деле в дальний ящик.

Но это был только первый звоночек в череде многих. Ему хотелось бы оказаться в клубе Лилит, обнимая ее колени, жаловаться на жизнь, слушать ее тихий голос, успокаиваться, стараясь дышать не через раз, а полной грудью. Но вместо этого он снова и снова разгребал какие-то мелкие дела, которые отвлекали его от главного.

А главным на данный момент было то, что мир менялся. И все эти неприятные мелочи, с которыми он сталкивался, все эти препоны и неприятности были верным признаком того, что он двигался в правильном направлении. И главное тут было – не сдаваться.

Итак, к моменту, когда на его пороге объявился Тео, Люц уже вполне осознавал, что день ничем хорошим для него не кончится. Потому, наверное, и на сына он смотрел без должного раздражения и снисхождения. Как-то не получалось на этот раз одним взглядом парня приструнить, осадить и выгнать, что было до обидного просто в обычных ситуациях.

Люцифер двери в собственной квартире запирал редко, на самом деле он даже приветствовал братьев и гостей, которые предпочитали останавливаться у него в апартаментах. Такие гости приносили ворох новостей, делали его жизнь на порядок интереснее и создавали в квартире видимости, что здесь кто-то живет.

Так вот, впервые, пожалуй, при виде сына он захотел закрыть дверь на замок и сделать вид, что не знает этого парня.

- И тебе день добрый, дорогой сын. Неожиданный визит, ты обычно не посещаешь меня, по крайней мере, добровольно. – Он со вздохом посторонился, обращая внимание и на девушку, которую Тео не слишком старательно пытался собой закрыть.

Дома он почему-то редко чувствовал себя в безопасности, наверное, это было связано с тем, что безопасность вообще отсутствовала в его понимании мира, и дело в том, что он спал не здесь? Или было что-то еще? Тео говорил много, этого с ним давно не случалось, кажется они последний раз и виделись-то в момент, когда Люц выиграл бой с собственным сыном за его мир.
Это ощущение победы осело внутри и согревало его в моменты, когда он думал, что у них ничего не получится. Все получится, особенно если Тео, наконец-то сообразил, в какую из сторон идти.

- Внучка? – Он проследил за Тео взглядом, за тем самым Тео, который ранее в его присутствии больше походил на испуганного паренька, нежели на человека, настолько уверенного в себе, что он позволял своему телу расслабляться в кресле, пока остальные двое попытаются создать беседу. – Не могу сказать, что новости меня слишком уж удивили. Мне не стоит спрашивать про Закари, я верно понимаю, вряд ли он при нынешней медицине мог помочь тебе в создании дочери. Прошу вас мисс, не стойте на пороге, я все еще хочу захлопнуть дверь и желательно не перед вашим, вполне очаровательным, носиком. Не обращайте на него внимания, боюсь Тео решил стравить нас и посмотреть, что будет.

Люцифер усмехнулся и все-так хлопнул дверью, даже на душе полегчало после того, как он это сделал. Итак, день у него не задался, про имя спрашивать было нельзя, хотя он очень хотел. Очень! Про имя, про место рождение, про смысл рождения этого ребенка?
Неужели Тео не понимал, что сделал? Неужели ему в голову, пока что еще пустую, судя по всему, не приходила мысль, на что он ее обрекает?
Люцифер со вздохом прислонился к столу, который занимал место посреди комнаты и вытянул босые ноги.

Итак, с чего бы начать.

Тео снова замкнется и начнет огрызаться?
Или Ева будет огрызаться вместо него? Насколько они стали близки?

- Что ж, Ева, давайте начнем с самого начала. – Он усмехнулся и со вздохом сложил руки на груди. – Как вас так угораздило и у кого было настолько плохое чувство юмора, что вас назвали Евой? Лилит умрет от ужаса, как только узнает, и эту новость, Теодор, ты понесешь ей самостоятельно. Не забудь это сделать в ближайшее время, иначе это сделаю я и кто знает, чем все закончится.

Тишина в его доме явлением была крайне редким, но сегодня, как он уже не раз успел подумать, все складывалось против него. В том числе и затишье, которое наступило между несколькими фразами. Тео пытался сделать вид, что его не существует в этом мире, оно и понятно, тут даже вопросов не возникало. Ему было слишком сложно переварить произошедшее и смириться с тем, что все получилось именно так, ну и дочь! О, эту тему Люцифер собирался препарировать пару столетий, не иначе, девочка наверняка получила от своего отца силу и часть крови ангелов, наверняка она уже проклята, и возможно, безумие, которое настигает демонов время от времени уже подбирается к ней.

Он только никак не мог понять, как? Как его сын это смог допустить? Как он позволил себе этот страшный шаг? Или по глупости? Если по глупости, то пара столетий, малая плата. Очень малая.

Но он ждал своих ответов, ласково улыбаясь обоим детям.
Как бы то ни было, они были очаровательны.
[NIC]Lucifer[/NIC][STA]сын зари[/STA][AVA]https://i.imgur.com/JF94xVQ.png[/AVA][SGN].[/SGN]

+2

4

Теодор Диккенс крайне хреново справлялся с ролью любимого папочки, но, впрочем, тут нужна была оговорка, что он и не пытался. Только делал вид, что он условно заинтересованный наставник, на которого скинули далекого родственника, а ему очень нужно из этого родственника выдрессировать что-то хорошее. Учитель, конечно, из ее папы был лучше, чем родитель, по крайней мере то свободное время, которое она могла ему уделять (а если точнее, которое заставляли находить в ультимативном порядке и торжественном восседании на ее кресле, когда Ева приезжала с работы) у них проходило в формате: я тебя учу и пытаюсь всковырнуть все твои глубинные мысли, а ты меньше огрызаешься, а больше учишься и слушаешь, что тебе говорят. С последним у них были определенные проблемы, все же Моралес не особо горела желанием вот так с ходу пускать отца к себе в душу, но за обучение она схватилось с той яростью, с которой всегда бралась за любую возможность получить новые знания. Ей даже хотелось сказать покойной матери спасибо за то, что она связалась с Диккенсом, поскольку сам факт того, что она родилась полукровкой именно благодаря ей, пускай это пока что и дико звучало, значил для Евы слишком много. Перед ней открывалось столько возможностей, сколько она не получила бы, живи жизнью обычного человека. Да и наличие скрытого от простого смертного мира не могло не радовать – ее всегда прельщало владеть уникальной по своей сути информации, а тут была не только собственная причастность к закрытому ранее миру, но и потенциальное наличие как-то особых способностей, которые пока что ими с Тео не были найдены. Ева понимала, что кроме потенциально новых возможностей в подарок шли проблемы, о которых она пока что не знала, но проблемы ее никогда не пугали, да и решать их лучше по мере поступления, так что пока что Моралес не пыталась забивать собственную голову тем, что лишь только маячило где-то на горизонте, а училась привыкать к мысли, что у нее теперь, звучит стремно, конечно, но есть отец, который требовал к себе постоянного внимания, и еще куча потенциальных родственников, о которых ее поставили в известность, но знакомить не спешили. В общем-то, поверхностному общению с отцом она особо даже и не противилась, только лишь попросив не дергать ее лишний раз, пока она работает. В отличие от родителя, за ее спиной еще не было кучи веков жизни, и пока что она не наигралась в карьеристку, а сделать себе головокружительную карьеру и имя хотелось слишком сильно, чтобы бросать это все вот так на полпути. Только вот когда дражайший папочка слушал хоть что-то, что она говорит?

Звонок от родителя настиг Еву в тот момент, когда она, покусывая кончик ручки, придумывала, что можно написать в новый номер журнала. Статью запросили едкую, такую, чтобы читательницы, ехидно потирая ручки, могли с восторгом обмусоливать свежую сплетню, тем самым повышая им просмотры и продажи. Когда завибрировал мобильный для личных звонков, Ева задумчиво на него посмотрела. Подумала, что ей будет, если она не ответит или вышвырнет телефон в окно?  Отец сразу спалит ее офис или подождет для приличия? На звонок она, впрочем, ответила, тут же выслушав в свой адрес пару ласковых и требование спускаться. Моралес посмотрела в окно, почесала кончик носа. Переобула тапочки, которые она тайком надевала, когда сидела в своем кабинете, заменяя их привычной шпилькой. Безболезненно отпросилась у начальства, которое всегда шло ей навстречу и даже предлагало организовать удаленную работу – все для удобства лучшей сотрудницы. Полила фикус, одиноко стоящий в горшочке у стола. Вышла покурить к коллегам. Флегматично глянула на часы, отметив, что идет уже одиннадцатая минута и она опаздывает. Не спеша закинула помаду, ручку и телефон в сумку. Дошла до лифта, предварительно попрощавшись с коллегами. И, наконец, спустилась вниз. Любимый папочка встретил ее с недовольным лицом, стоя у своей вычурно-пафосной машины – смех, да и только – курящим сигарету. Ева не стала делать вид, что безумно виновата в своем опоздании, как и не стала делать вид, что она спешила к нему, ломая ноги. Нет. Она просто откинула рыжие кудри за спину и, не здороваясь, залезла на переднее сиденье, сразу же пристегиваясь. Сдержала ругательство и откровенное недовольство тем фактом, что ее везут на первую встречу с дедом вот так, вырвав с работы, и да, ее приоритеты – отдельная тема, заслуживающая того, чтобы Ева выгнула недовольно бровь – а после уткнулась в телефон, не поведя и ухом на безумный стиль вождения Тео. Если он это делал с таким спокойным лицом, значит им ничего не грозит. Да и сложно как-то бояться аварий, когда знаешь, что рядом с тобой сидит демон, который в один момент способен телепортировать их куда-нибудь в Африку, просто если ему того захочется. А вот поругаться с бывшим, который решил вернуть их отношения, ей казалось куда более интересной задачей. В конце концов, расспрашивать Диккенса о главе семейства смысла не было – его внешний вид не располагал к разговорам, а у Евы интуиция работала достаточно хорошо, чтобы понимать, когда лучше не лезть. Вот она и не лезла, лишь только глянула косо, угукнув на выданную команду, да пару раз огрызнувшись на откровенно тупые комментарии в свой адрес.

Заходя след за отцом в дом ее деда, Ева лишь окинула критичным взглядом хоромы и, как потребовали, в кои-то веки держала язык за зубами, особо не пытаясь комментировать то, что говорил Тео. Лишь один раз попыталась вяло вякнуть на шпильку в адрес собственного трудоголизма, но, в целом, пристальное рассматривание самого Люцифера и его рубашки казалось делом куда более интересным. Она как-то сразу решила, что с этой семейкой выставлять себя скромной девочкой нет смысла, поэтому совершенно не стеснялась смотреть изучающе, словно препарируя на ходу – а что от нее еще ждали? Что она будет робко блеять, не зная, как себя вести с тем, кто старше? Увольте. Впрочем, она послушно отошла от двери, когда ее попросили, и даже села, не спрашивая, в кресло рядом с отцом, безмолвно говоря, что стоять на своих каблучищах посреди комнаты, словно экспонат в музее, она не намерена. И, конечно, что один, что второй проехался по ее имени. Славно. Дурная шутка, конечно, Ева могла их понять.

- С самого начала, так с самого начала, мне не сложно, дедуль. Ева, потому что так звали мою прабабку шаманку, которую моя покойная мать обожала, - она сказала это совершенно с безэмоциональным лицом, словно не придумывала сейчас на ходу, - понятия не имею, почему Ева. Мне никогда не было интересно, а мама не докладывала. И, предупреждая твои возможные комментарии в сторону твоего сына, который случайно стал мне папочкой, отвечу, что он не знал. Случайность, по которой один мой родитель счастливо свалил в закат, а вторая не додумалась сообщить первому о досадной случайности.
Моралес пожала плечами, словно ничего такого не случилось. Впрочем, не только у нее сегодня спрашивали. И не только ее огорошили новой информацией. Пока что она решила не допытывать Люцифера о том, кто он и что из себя представляет, поскольку он обронил одну занимательную фразу, которая срочно требовала отцовского уточнения.

- Закари? Итак, пап. Я так понимаю, в скором времени ты познакомишь меня со вторым моим… папой, верно? Или этот вопрос - запретная территория, на которую мне пока что лучше не ступать, потому что мы друг другу никто, а мне после на ушко шепнет дедуля?

Ситуация начала отдавать крайней степенью безумия, но Ева была мастером в том, чтобы, как говорится, делать вид, что ей норм сидеть на стуле вокруг горящей комнаты. Потому что на таких стульях, кажется, оказались все.

[NIC] Eva Morales[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/2TFrF.gif[/AVA]
[STA]сатанючая внучка[/STA]

+2

5

- Знаешь, добровольно приходить на пытки - это развлечения особо одарённых. Я к таким не отношусь.

Тео был с собой честен с самого начала. Никаких, ну, может всё пройдёт хорошо. Никаких надежд, что всё внимание достанется Еве, а он останется молчаливым зрителем. Нет, мечты то о подобном присутствовали, но веры в подобное не было ни грамма. Его семья - компания не для слабонервных, этакий бассейн с оголодавшими акулами, которые всё и всегда оправдывают желанием помочь и направить в нужную сторону. Да и сам он не лучше, пусть и привык вставать в защитную стойку сразу же, закрывая все свои слабые места толстыми пластинами выдуманных доспехов и преимущественно огрызаться в ответ - так безопаснее. Но всё же сам Диккенс не считал, что у него очень тонкая душевная организация, не способная выдержать попыток поковыряться в том, что болит или том, что на первый взгляд выглядело цельным, а на деле было всего лишь хрупкой корочкой, скрывающей нарыв. Такие плохо справляются с выживанием, а жить демону нравилось гораздо больше, чем умирать. Но всё же ему виделось происходящее немного иначе, когда он ждал свою несносную кровинушку, у него было достаточно времени, чтобы предположить, в какое русло пойдёт разговор и даже подготовить парочку красивых вариаций спасения утопающих руками самих утопающих. Но сейчас он в очередной раз, не показывая собственного недовольства лихими сюжетными поворотами никоим образом, убедился, что планы в вопросах, касающихся Люцифера - дохлый номер. Например, он совсем забыл о том, что отцу может показаться хорошей идеей упоминать Зака. Нет, определённо его не задевали подобные шпильки - раз уж скрыть ангела не получилось, то и продолжать играть в мальчика без привязанностей, всё ещё скорее пагубных, чем полезных, не было никакого смысла. О да, Олдридж не мог помочь ему стать отцом, более того, он вообще младше его ребёнка. Забавно, правда? (Нет, совсем не забавно). Вот только Зак совсем не относится к делу. И мнение Евы на этот счёт его не беспокоит. Наверное, ей кажется, что это была очень красивая шпилька, этакий способ пнуть и немножко насолить. А может быть просто к слову пришлось. Обидно ли Тео? Пожалуй, нет. Улыбка всё такая же аккуратная и вежливая, поза не менее расслабленная. И голос отвратительно елейный.

- Нет-нет, Закари здесь не при чём. Во-первых, он младше Евы. А во-вторых, всё же мужчина. Суррогатное материнство тоже не наш случай, я, в общем-то, вообще не фанат детей. Очень слабо верю, что детишки - цветы жизни, скорее уж сорняки на моей могиле. Сам понимаешь, детские травмы и всё такое,- пожать плечами и заулыбаться шире, чем того требует предмет разговора очень просто. Если с отцом всё понятно, к сожалению или к счастью, он был свидетелем слишком многих попыток его сына вытащить из себя всё, что его так пугало, то с Моралес было сложнее. Тео не желал обсуждать с ней ни свою условно личную ещё более условно жизнь, ни наличие в своём доме славной девочки Дебби, склонной к попыткам вскрыть себя за плохое поведение и умирать от голода из-за каких-то странных моральных диллем. Они не настолько близки, да и зачем ей это? Но. Но Ева та ещё акула. Немного слабости и она отгрызёт ему руку по локоть. Странная реакция на вопрос про личную жизнь и сожрёт с потрохами. Непозволительно. - Нет, солнышко, я не буду вас знакомить. Ты сожрёшь мальчика и не подавишься, а я эгоист и собственник, сам отлично с этим справляюсь, так что найди себе другого мальчика и жри его сколько душе угодно. Но, если тебе очень интересно, мы можем с тобой как лучшие подружки обсудить всё-всё-всё, что происходит у меня в личной жизни. Можем даже поговорить кто, кого и как часто, если для тебя это важно. Но не сегодня, ты уж прости. У нас всё-таки семейный вечер.  Папеньке, наверное, это совсем не интересно. Правда же?

Прабабка-шаманка. Тео очень хотелось приложить руку ко лбу и выпить. Час от часу не легче, да и Ева что-то не слишком говорлива. Всё как-то не по плану, а молчать резона нет - с одной стороны молчание, конечно, золото. С другой вопросы, которые может задать его отец ему заранее не нравятся, поэтому проще перетянуть одеяло разговора на себя и подложить немного сена на место своего будущего крушения. Ему было, мягко говоря, странно, что Люцифер задал так мало вопросов - ощущение, что к сыну у того своя особенная любовь по-прежнему не отпускало и совершенно не обнадёживало, ну а то, что к матери ему идти самому с вестью, что её внучку (всё ещё смешно) зовут Евой он и так знал. Есть вещи, которые стоит делать самому - так вероятность, что придушат, ниже.

- Как-то у вас разговор не в ту сторону ушёл. Если бы я хотел поболтать про себя, то я бы пошёл в бар, а не сюда. Думаю, что с моей личной жизнью мы разобрались. Возражения? Нет? Отлично. И раз толковых вопросов я пока не услышал, что меня страшно удивляет, отец, то возьму на себя роль непредвзятого рассказчика. Ева - ошибка моей молодости и результат не самых разумных решений, судя по всему. Это меня, конечно, не красит, но я в самом деле не знал. Сюрприз и всё такое. У малышки большой потенциал, пока правда не раскрыт до конца, но мы уверенно движемся вперёд, ей бы, конечно, учителя получше, но я что-то ещё помню из своего детства и методик своего наставника, так что на первое время хватит и меня, а дальше, если что разберётся сама - я  же в своё время справился, не думаю, что она не справится. Ещё у неё в голове много мусора из кинематогрофа, так что ты не удивляйся, но с этим мы боремся, да, Ева? Но хотя бы нет религиозного хлама. Горжусь ей даже немножко, чего и тебе желаю. Ещё она абсолютно невыносима, сразу видны гены, буквально кричат на любого, кто рискнёт подкатить к ней на кривой кобыле.

Признаваться в том, что настолько неаккуратен в своих поступках было неприятно. Может быть даже тревожно. Дети - это не то, чем стоит разбрасываться обладателям крыльев, пусть и не каких-нибудь там архангелов. Это вообще никогда ни к чему хорошему не приводило. И детям было как-то особенно не просто, посмотреть хотя бы на Закари. Но смысла скрывать тоже не было - не от отца, который всё равно узнает. Проще вот так показательно посыпать голову пеплом и продолжить улыбаться, размышляя, что неплохо было бы закурить. Тео ведь в самом деле не нервничал, просто выжидал момента, когда станет горячо и остро захочется выставить глухую оборону, показательно выставляя вперёд пешек на импровизированной шахматной доске. Ведь это просто факты, а всё, что касается его личных размышлений и планов по-прежнему скрыто. Никаких рассказов, что дальше, никаких забавных историй о том, что отпускать Еву в свободное плавание демон не планировал по многим причинам, никаких рассказов, а что собственно дальше и как он сам относится к происходящему. Всё в порядке, всё по плану.

- И, знаете, я оскорблён до глубины души. Я вообще-то не собирался вас стравливать, хотя могло бы получится забавно. Я вообще был бы не прочь закинуть сюда Еву и скрыться в тумане. Но подобного мне бы не простил никто из вас. А жаль.

И правда жаль.

[NIC]Theodore Dickens[/NIC]
[STA]сатанючий сын[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/QrdlU.gif[/AVA]

+1

6

Стоило, наверное, подождать и дать гостям шанс поприветствовать его с порога, а не вступать в конфронтации, которые привычно осложняли общение с Тео. С Чего Люцифер взял, что прошлая встреча что-то существенно между ними изменила? С чего он позволил себе предположить, что его сын рано или поздно поймет из чего состоит любовь его отца и воспользуется ею в полной мере?
Впрочем, он со вздохом вынужден был признать, что где-то тут замешана рука архангелов его собственного отца, рука братьев, которые умели сопереживать иначе, которые любили менее болезненно, которые хотели только лучшего для человечества, только чистого, только блаженного. Где-то тут исказилось восприятие истинной любви и так и осталось неразгаданной загадкой.

Почему такое всеобъемлющее чувство, созданное чтобы уничтожить род человеческий, люди начали воспринимать за благо? Почему они полагали, что любовь не принесет им ни страданий, ни разрушений, ни трагедий?

Но внучка?
Это было странное ощущение, он не мог воспринять себя отцом, потому что был слишком далек от этого понятия. Он был наставником, он был пастырем, он был учителем для Тео и, пожалуй, это был его крест. Он был старше, прозорливее, умнее и мудрее, он использовал мальчика в стольких конфликтах, что и не счесть. И теперь у мальчика, у того самого, который поклялся изменить мир для своего ангела, появилась дочь.

Сможет ли он?
Сможет ли она стать его силой? Или превратит его в слабости и тогда он вынужден будет отправить собственного ребенка на перерождение. Лилит будет не рада этому событию, его безумная подруга, его опора, его надежда, нет, она не будет рада происходящему.

- Ну что ж, твои детские травмы нам совершенно не мешают сейчас вежливо общаться с твоим ребенком, не так ли? – Люц пока не слишком хорошо понимает, что ему стоит озвучивать, что стоит оставить при себе и насколько эта девочка ориентируется в ситуации.

Они оказались в том месте и в то время, когда каждый из них должен был так или иначе вывести собственные методы борьбы с происходящим. То, что у Тео появился ребенок осложняло пока что только его собственную жизнь, как бы это ни было показательно или смешно.

- Прекрасное имя, дорогая, тем более перешедшее от шаманки. – Он кивнул, что ж, видимо дама которая рожала ее не знала о корнях мужчины, с которым она спала, либо она скрывала больше чем нужно. Интересно…

В этой истории вообще было бы интересно покопаться, судя по девочке, все события были недавними, происходили буквально у него под носом. В который раз Люцифер возмущенно посмотрел на сына, это же надо было оставаться таким безответственным несмотря на многие и долгие года жизни. Ведь с каждым витком, с каждым столетием они все должны были становится умнее, становится разумнее, становится вежливее и главное – осторожнее. Они все должны были быть осторожны, потому что закрытый Рай и закрытый Ад не предвещал ничего хорошего ни одному из них.

- Тео, твоя оправдательная речь про ошибку молодости и твое крайне беспечное поведение – это, откровенно говоря, запоздалый спич о происходящем. Мне больше интересно теперь, что вы планируете дальше? Прошлое – прошлому, это ни исправить, ни удалить уже не получится и пусть так и будет, Ева премилая девочка, которая может спокойно либо занять свое место в иерархии нашей семьи, либо отказаться от нас. – Он выразительно посмотрел на внучку. – Ну, не без потерь, конечно, я, к счастью, не обладаю огромным запасом жертвенности и толерантности, поэтому отказ от семьи выразится в печатях как молчания, так и силы. Вы не подумайте, не скажу, что это наказание для вас, это скорее то, что должно было быть сделано и неизбежно.

Рисковать собственными планами из-за того, что у его сына отсутствовали элементарные понятия о защите и способах контрацепции. Лилит, наверное, умрет со смеху, когда услышит эту информацию. Любимый и единственный ребенок женщины, которая способна править миром, если бы хотела конечно…

В который раз он задумался, а было ли правильным решением, стать родителем? Было ли это тем, что он действительно должен был выполнить вне программы своего отца? Может быть достаточно было падения?

- Боюсь просто скрыться в тумане у тебя не вышло бы, ты же понимаешь, не тот случай, не та концепция, не тот родитель. – Он пожал плечами. – Но ты продолжай, значит вы уже начали обучение, без привязки к семейным архивам и семейному древу? Это, как ты думаешь, помогает больше? Или больше мешает?

Люц усмехнулся, ну, Тео сам загнал себя в этот угол.
[NIC]Lucifer[/NIC][STA]сын зари[/STA][AVA]https://i.imgur.com/JF94xVQ.png[/AVA][SGN].[/SGN]

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » сгорел сарай - гори и хата


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC