ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [20.08.2016] Будет немножко больно


[20.08.2016] Будет немножко больно

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[epi]БУДЕТ НЕМНОЖКО БОЛЬНО 20.08.2016
Эмма Фрост, Чарльз Ксавье
https://media.giphy.com/media/bVoflcc4kidaM/giphy.gif
Эмма помогает Чарли восстановить стабильность способностей. Потребуется ментальная когнитивная рекалибровка.
NB! церебральный секс - наш выбор[/epi]

+4

2

Были и другие пути, другие варианты взять свои силы под контроль. Но у Чарльза не было времени ждать, ситуация накалялась, и он нужен был во всеоружии, которого сейчас в нем попросту не было.

Обратиться к Белой королеве было сложным решением. Он долго искал другие варианты, другие пути, других людей, но так и не смог ничего из этого найти. Ничего из того, что ему нужно было. Техники медитации тибетские монахи, мантры о терпении – ничего не помогало. Пробудившийся телекинез, который почти не беспокоил его в прошлой жизни, в этой начал активно проявляться в самые не подходящие моменты. И если свои перемещения он еще мог как-то списать на то, что просто путешествовал налегке, то приподнятые предметы вокруг него вызывали вопросы, на которые не так-то просто было найти ответы.

- Мисс Фрост, добрый день. – О встрече они договорились заранее, он прибыл в школу с Аляски и проскользнул сюда, в кабинет Эммы, почти не замеченным.

Было немного стыдно предавать доверие Джин, немного совестно оставлять детей, пусть и на минутку, но без присмотра. Но у Чарльза начиналась мигрень при одной мысли о том, чтобы доверить свою голову Джин. Почему-то это больше не казалось отличной идеей, несмотря на доверие между ними.

Может так работало личное пространство?
Может именно так и было правильно, так и никак иначе?

Может стоило чуть-чуть повременить и сделать себе подарок позднее? Он бы справился, удержал бы себя на грани, перестал бы действовать людям на нервы. Он бы смог, в самом деле.
Смог бы.

А потом все разрушилось бы. Тем более что ему грозил скорый отъезд в Англию, который вот-вот должен был принять более серьезный оборот из-за конфликтов по ту сторону океана. Чарльз не любил думать об этом, не хотел гадать и планировать, для начала ему нужно было просто стабилизировать самого себя.

Кабинет встретил его тишиной и прохладой. Несмотря на происходящее вокруг, Эмма все еще казалась оплотом стабильности школы и ее нерушимости. Одна из немногих, кто располагал силами и временем заниматься детьми сейчас. Тем более когда начались повсеместные гонения на мутантов.

Чарльз вынужден был признать, что эта женщина восхищала его в той же мере, что и пугала. Холодная, прекрасная и совершенно не понятная. Зачем он здесь? Стоит ли оно того? Стоит ли она такого риска?

- Боюсь я к вам не со стандартной проблемой, как вы уже успели догадаться. – Он со вздохом опустился в кресло напротив нее и замер, не зная, как продолжать. – И мне понадобятся все ваши умения, чтобы разобраться в причинах.

+1

3

Дверь отворилась, и Эмма подняла взгляд, рассматривая вошедшего мужчину. Ксавье вот уже какое-то время как был снова молод, ходяч, энергичен, и так походил на того самого мужчину, которого она знала ещё до попадания в лаборатории Траска.. Правда, в разы опытнее и, что заставляло Эмму чувствовать себя особенно неловко, сильнее.

В кои-то веки кабинет Эммы перестал быть местом комфорта. Фрост поднялась с кресла за массивным столом, на котором ожидала гостя, и приветственно кивнула, с тонкой улыбкой. В выражении её лица, изгибе губ было ровно выверенное количество внимательности, дружелюбия и интереса к чужим проблемам. Впрочем, последнее изображать не приходилось. Прежде у Ксавье не было никаких причин обращаться к ней, фактически, с любыми вопросами. И они деликатно держались друг от друга в стороне, этакий молчаливый и взаимный нейтралитет двух телепатов, которые прекрасно знают подоплеку своих способностей.

- Здравствуйте, профессор, - Фрост жестом предложила ему сесть напротив, и опустилась в своё кресло.

Ей было неуютно, почти физически некомфортно находиться рядом с ним на близком расстоянии. Эмма машинально выстраивала защиту, прекрасно зная, что в ней могут быть бреши, а еще, любая неосторожно оброненная мысль может быть подслушана - невзначай, случайно.. Ей нравилось слушать самой, пусть и не всегда, но сама идея, что кто-то может копаться в её голове, обволакивала липкой волной раздражения, и не в присутствии Джин, нет, рыжей она почему-то никогда не боялась. Но вот Ксавье, этот старый хитрец, который теперь выглядит почти что мальчишкой, с яркими, пронзительно-голубыми глазами.. Она ему не верила ни на цент.

- Я вас слушаю, - Эмма придвинулась поближе к столу, чуть склонив голову к плечу.

От её внимательного взгляда не ускользнула некоторая нервозность жестов Ксавье. А ещё, как она не пыталась быть верной своему профессионализму и не читать хотя бы того, кто это наверняка заметит, вместе с Чарльзом в комнату буквально вплыло облако тревоги, словно гудящий рой противоречивых мыслей, из которого Эмма, к счастью, пока не могла разгадать ни слова.

- Все мои способности в вашем распоряжении, Чарльз. Если, разумеется, вы позволите мне их применить.

+1

4

Белая королева. Он так и не понял, как реагировать на нее? Уважать? Любить? Восхищаться? Опасаться? Что будет правильным? Что она позволит ему?
Эмма Фрост никогда не была открытой книгой и из-за опасений, а может из-за прошлого, которое у каждого из них было своеобразным, она никогда не раскрывалась до конца. Никто не знал, как она получила свои способности, как они пробудились? Что было с девочкой, когда эти способности только начали проявляться? Что было с девочкой, когда они стали сильнее?

Она была Белой Королевой КАП, Чарльз это помнил, Чарльза это восхищало в ней и пугало. Такая власть, такая сила, заключенная, в, казалось бы, хрупком теле.

Напряжение между ними можно было пощупать руками, Чарльз не ожидал, что он будет опасаться ее в равной степени, как и она его. Он от себя не ожидал такого напряжения, сцепления рук, позы с вызовом. Как есть мальчишка, пусть время и не пощадило ни его, ни его психику.

Оставалось надеяться на то, что они разберутся, смогут преодолеть происходящее между ними, смогут сделать так, чтобы все закончилось без потерь.

- Ради ваших способностей я здесь и оказался. – Он кивнул, устраиваясь напротив нее.

Сесть в кресло и перестать метаться из угла в угол, пожалуй, было самым верным решением. Ему было слишком сильно не по себе, его слишком сильно дергала мысль, что она узнает что-то о нем, про него, за него. Ему было слишком не комфортно работать с этим.

Чарльз собирался сломать паттерны.

- Итак, сила. Да. – Он вздохнул. – Какое-то время назад я обнаружил зачаточный телекинез, который решительно не желает подчиняться никаким правилам и, по большей части мешает, а не помогает справляться с проблемами.

Он со вздохом всматривается в женщину, которая перед ним. Понимает ли она, о чем идет речь? Понимает ли, что стихийные способности опасны, тем более для мутанта, который уже научился использовать основные из своих способностей. Скорей всего – да, понимает.

Но всматривается он не поэтому. Есть какое-то внутреннее желание рассмотреть поближе, понять, подпустить, научиться уживаться с ней. Есть желание любоваться правильными и плавными чертами лица, которые так или иначе, он будет видеть еще какое-то время возле себя.

- И мне нужна помощь в их стабилизации.

+1

5

Ни у кого ещё не удавалось упрекнуть Эмму в трусости. Да и сейчас свой тщательно упрятанный под ментальными щитами страх Фрост считала скорее справедливыми опасениями. Когда-то давно она вместе с Шоу была одурманена идеями превосходства мутантов над всеми остальными, а вместе с этим и властью, но сейчас её амбиции полностью сосредоточились на школе для особенных детей. Сладить с подростками бывало ой как непросто, и, хотя чаще всего у Эммы это получалось, она прекрасно знала, чего это стоит, и какими навыками надо обладать.

Чарльз же в этом отношении давал ей фору, и порой ей казалось, что этот скромный на вид человек с иисусьими замашками (точнее, их видимостью), на самом деле обладает характером укротителя опасных животных. Ему удавалось держать на поводке внутренних демонов Джин Грей десятки лет, и даже этот злобный старый еврей, Эрик, питал к нему определённую слабость, вовсе не нужно быть телепатом, чтобы об этом догадаться.

Чего же опасалась Фрост? Конечно же, тоже попасть на поводок к этому милому джентльмену, который, безусловно, желает им всем добра. Пиар-кампания, а вместе с ней и репутация почти легендарного профессора выглядела именно так и была настолько безупречной, что это почти вызывало почечные колики. А Эмма не была склонна обманываться в чём либо, о нет, она давно усвоила одну простую истину.

Будучи телепатом, любить людей практически невозможно.

А, значит, мужчина напротив неё - искусный лжец. Или всё же Эмма напрасно строит теории, и нет за этим примерно-улыбчивым фасадом никакой ловушки?.. Ей хочется разгадать эту загадку, раскусить его, пусть это и рисково.

- Телекинез, как интересно, - Эмма поднялась с кресла, обойдя стол, она двигалась плавно и неторопливо, словно опасаясь, что резкий жест может спугнуть уникальную подвернувшуюся возможность покопаться в мозгах одного из самых сильных телепатов планеты. А, может, и больше. - Думаю, лекция о природе способностей вам не нужна, но вы и знаете, как тесно связаны телекинетические способности с телепатией. Как акт чистой мысли, который начинает влиять не только на материальные процессы в серых клеточках, но и на материальные предметы окружающего мира.. Я сталкивалась с вашей проблемой, мой друг, можно сказать, сталкиваюсь до сих пор, но мой телекинетический потенциал настолько ничтожен, а также изучен мною - вдоль и поперек, что он совершенно неопасен. Тем не менее, это невероятно раздражающая вещь - в моменты, когда всё валится и без того валится из рук, начинают дрожать ещё и мелкие предметы вокруг меня. Правда, это не длится долго, не более половины минуты в самые кризисные из моментов.

Эмма замерла рядом с Чарли, на расстоянии локтя, пожалуй, присев на стол. Она задумчиво рассматривала своего гостя, настраиваясь на работу, выстраивая щиты: ей казалось, как только они начнут, Ксавье будет сопротивляться, неосознанно, конечно же, но очень больно. Эмма не боялась боли, напротив, она была слишком хорошо с ней знакома, чтобы лишний раз подставляться.

- Обратитесь мыслями к моменту, когда вы впервые заметили проявление своих способностей, я постараюсь помочь вам определить, что сработало триггером, - Эмма усмехнулась, - и обещаю не лезть глубоко.

Она почувствовала себя намного комфортнее сейчас, дело было вовсе не в том, что он пришел за помощью, и её помощь была нужна ей, а не наоборот. Это было банальнейшее, и к тому же ложное, ощущение контроля. Почти подростковый паттерн, вся эта чушь о позах силы, порой Эмма корила себя в том, что это по-прежнему срабатывает и на ней, но сейчас ей очень нравилось смотреть на Ксавье сверху вниз.

+1

6

Он долгие годы порывался искоренить в себе этот всепрощающий тон, этот нежнейший шелк слов, которые он говорил то одному, то другому человеку. Он долгие годы клялся себе, что будет жестче, упрямее, даст Эрику то, что тот всегда хотел видеть в нем – жестокость. И каждый раз ошибался, не находя в себе их. Каждый раз он мирно раскачивался в кресле, улыбался и был милым, несмотря на внутренних демонов.

А демоны были, Чарльз знал об этом. Он сознательно создал для них загон, когда-то давно, когда родился, убив сестру близнеца. Он создал загон для демонов, чтобы они не вырвались, он оградил их, он сжал все свои страшные, чумные эмоции в кулак и выслал их туда, где они не могли его достать.

Вот чего он боялся.

Эмма могла их увидеть. Эмма могла с ними познакомиться ближе. Эмме не будет безопасно в его голове, как и ему в ее. Но Эмме все равно на это, ей плевать как, она сделает то, что нужно, не так ли?
А Джин переживала бы за него, волновалась, опасалась навредить, возможно, что не справилась бы.

Пожалуй, вот она причина того, почему он был здесь сегодня.

Он со вздохом кивнул, конечно он знал, чем грозит ему это участие, что происходит в моменты, когда они открываются друг перед другом. И он знал о телекинезе достаточно, чтобы прийти сюда за помощью. Знал и все равно до сих пор сопротивлялся даже мыслям о том, что кто-то другой будет управлять им.
Впрочем, Эмма была лучшим выбором из возможных.

- Сложно такое забыть. – Чарльз улыбается, вспоминая первый момент, когда вокруг него мир начал чуть-чуть подрагивать.

Он вспоминал как его вывел из себя Эрик, как все, что их окружало стало зыбким, как эмоции взяли верх, как соскользнул контроль, оседая к ногам смятой тканью. Он помнил и ощущение собственного бессилия, и происходящее потом, даже слова, которые ему говорили, которые били в самое сердце.

Чарльз со вздохом отметил, что как только он вспомнил, мир снова начал подрагивать и ручка на столе Эммы шевелиться.

Он был близко к состоянию, когда контроль снова может быть утерян и держался из последних сил, старательно пытаясь не прокручивать в голове картинку скандала в парке, который вылился во все это.

Чарльз так сосредоточился на себе, что и не заметил, как его контроль над другой частью себя чуть-чуть ослаб, ослаб настолько, чтобы оттуда оскалились его демоны.

+1

7

Эмма почти улыбалась внутренне, аккуратно так, тихо и очень скромно, пряча радость в уголках губ. Не то чтобы ей было настолько приятно осознавать, что легенда среди мутантов, вездесущий и всемогущий Чарльз Ксавье был не безупречен... Это было чертовски приятно, даже больше, чем просто приятно, и Эмма не собиралась отказывать себе в небольшой радости от этого осознания. Её мало волновало, что могли бы подумать о ней другие, она не блюла что-то вроде "чистоты помыслов", какие только клички не доводилось слышать в свой адрес Белой Королеве... Стерва и белая сука были ещё почти лестными отзывами о Фрост, но всё это, все испытания, через которые ей довелось пройти, нарастили ей прекрасную шкуру. Можно сказать, алмазную. Эмма была практически лишена таких эмоций, как стыд, вина. И дьявольски гордилась этим своим достижением. Это ей ну очень дорогого стоило.

- Сконцентрируйтесь на воспоминании, Чарльз, и расслабьтесь. Как бы глупо это не звучало... Не думайте о моём присутствии. Я клянусь, что не стану вам вредить, могу даже открыться в ответ, если это сделает сеанс для вас более комфортным. Я знаю, как сложно может быть пустить кого-то в свой рассудок, когда ты прекрасно осознаёшь, как именно всё это происходит... Хорошо, значит, приступим.

Эмма прикрыла глаза, сконцентрировавшись на сознании человека рядом, и наблюдая за ним из-под полуопущеных век. Всё выглядело довольно безопасно. Эмма действовала настолько мягко, насколько вообще могла. Ей удалось обойти защиту, крадучись по-кошачьи мягко, не наступив ни на одну из расставленных ловушек в сознании телепата, которые, она уверена, у него были в количестве. И о некоторых он даже не подозревал. Эмме удалось поймать волну его мыслей, захватить воспоминание, просмотреть и прочувствовать его вместе с Чарли. Она стала свидетелем одной из сцен извечного конфликта между двумя самыми яркими представителями мутантского общества современности. Конечно же, Чарльз вздорил с Эриком, однако Эмма не просто могла смотреть, как они обмениваются колкостями. Она полностью мониторила происходящее с колокольни Ксавье, и её практически поразил эмоциональный спектр реакций на слова Леншерра. Что тут скажешь, такой горючий коктейль из злости и обиды совсем не был к лицу иисусоподобному Профессору Икс. И Эмма лишь тихо вздохнула, инстинктивно ухватившись за это сочетание эмоций, бурлящую смесь, потянувшись чуть дальше, пытаясь отыскать её первопричины, её более раннее проявления - осторожно, мягко.. На ощупь.

- Чарли, - тихо позвала Эмма, раскрыв глаза шире, чем ей хотелось бы. Она почти физически ощущала какое-то странное... Удушение, будто кто-то пытается ухватить её за руку, поймать на горячем, только не за запястье, а за шею. Именно этого Фрост и опасалась, когда Ксавье озвучил свою просьбу. А ещё дрожащая ручка на столе добавляла происходящему градуса остроты. Эмма испытала желание взять её в руки, прекратив тряску, но это означало бы признать, что происходит что-то необычное, или как минимум некомфортное. Потому она воздержалась. - Я хочу понять, как ваша психика дотянула до такого градуса напряжения, чтобы способности начали срабатывать стихийно. Вы сможете мне позволить? Сможете вспомнить, что было раньше? Часто вы испытываете эмоции такого же... накала?

0

8

Она говорила легко о правильных вещах, о том, что нужно сконцентрироваться, поймать в себе эту память, этот момент, окунуться в него. И пережить снова.
Пережить снова свою ярость, боль, разочарование! Пережить и постараться преуспеть в том, чтобы контролировать происходящее.
Чарльз не был знатоком собственных эмоций, как бы глупо это не звучало, контролировал он их только на уровне подавления. И это была глобальная ошибка, которая тянулась за ним уже очень много лет, несмотря на то, что он вроде как должен был выступать знатоком собственной жизни и головы.

Он со вздохом постарался найти в себе силы и сосредоточился. Сильнейший телепат в мире, который не смог совладать с детскими страхами и вынужден теперь разгребать это, почти девяносто лет спустя, не так ли?

Впустить Эмму в свою голову сознательно пустив свои щиты – вот вторая сложность, с которой он работал сейчас. Первое и инстинктивное желание было – запереться, вышвырнуть ее вон, не пустить. Он с трудом, но справился со своими страхами, с ужасом того, что кто-то, возможно, не менее сильный нежели он сам, коснется самый страшных тайн, коснется самых первых, самых нестабильных эмоций, с которыми он до сих пор не мог ужиться до конца.

- Я бы не хотел в это углубляться, если это возможно. – Вот оно, ручка на столе подпрыгнула и зависла, готовая атаковать Эмму. Даже смешно, как легко оказалось вскрыть его, добраться до тайны, которой он стыдился, которой боялся, которую оберегал долгие годы.

Демоны изнутри проглядывали сквозь решетку, проглядывали, изучая маленького Ксавье, который стоял рядом с клеткой. Демоны, которых он знал, которых боялся. Маленький Ксавье боялся быть страшным, поэтому проще было оставить все негативные эмоции вне себя, запереть их, не дать им выхода. Маленький Ксавье должен был выживать в мире, где мутантов ненавидели, боялись, не знали о них.

Он вынужден был читать мысли своей матери, ведь проявление его способностей началось еще в ее утробе.

И да, он был убийцей. Убийцей с рождения и это все никак не укладывалось в образ милого и презентабельного профессора, который намерено низводил себя и свои способности до уровня, который могли бы понять люди. И все эти хитросплетения, весь этот внутренний ад он должен был показать Эмме.

Проработать.

- Слишком много событий, где эмоции превосходили по накалу этот небольшой инцидент. – Он улыбается, мягко, привычно, удобно.

И только в голове все ощетинивается, скалится и просыпается давнишняя ярость.

+1

9

- Это возможно, разумеется, - пожала узкими плечами Эмма, усмехнувшись Ксавье, аккуратно, тонко так, осторожно... Словно намекая, что если хочешь выхлоп, золотой мой, изволь тоже потрудиться.

У неё уже была некоторая практика в качестве психотерапевта, а в особенности изучить паттерны действия человеческого мозга ей помогла телепатия... И Эмма могла знать один факт наверняка: пока пациент не готов до конца открыться, до конца осознать спектр своих проблем, он точно так же готов и противиться исцелению. А, значит, даже если она сейчас искусственно - телепатическим воздействием - попробует исправить триггеры в мозгу Чарльза... Во-первых, её ждёт безумно болезненный трип по внутренним защитным механизмам Ксавье, а, во вторых, это будет на редкость безрезультатная дрянь.

Она передёрнула плечами, словно смахивая липко-холодное ощущение хватки на собственной шее. Эмма не была поклонницей ни асфиксии, ни садо-мазо игрищ, потому подобные игрища ни в какой форме её не радовали. Ну а Чарльз... Он даже не извинился, верно? Ослабил хватку, и промолчал, словно само собой разумеется, что она попадает в весьма болезненные капканы, по его же просьбе, в его психике... Этот мутант вызывал у неё много чувств именно сейчас, пожалуй, только сейчас. Раньше он был для Эммы чем-то вроде призрака, легенды, тот самый Ксавье, с которым она нос к носу столкнулась несколько десятков лет назад, ну а потом... А потом он постарел. Сперва телом, потом - только душой.

И вот, юный Ксавье жалится ей на приступы гнева. На такую концентрацию эмоций, что несознательно направляет телекинетически мелкие предметы на обидчика так, чтобы нанести ему максимальный ущерб.. И всё это предельно неосознанно, и всё это - максимально соответствует пусть неосознанным, но запредельно желанным стремлениям Ксавье.

Это было так мило, что Эмма была готова расхохотаться. Громко, глубоким грудным смехом, приговаривая при этом, что она же говорила, Иисусов не бывает, хороших тоже не бывает, бывают с психологическими травмами, бывают те, кто сдерживает себя максимально, верно?
А ведь Чарльз прекрасно понимает это и сам.
Лучше неё, пожалуй... Сколько у него стаж? Скоро будет под сотку лет. Может, чуть меньше. Но никак не двадцать-пятнадцать, как у Эммы. Хоть и у телепатов идёт год за десять, помним - Ксавье тоже телепат..

- Ох, вы ведь всё понимаете, мой дорогой, - усмехнулась Эмма. - Вам следовало бы отслеживать каждый такой случай, и прорабатывать - почему вы почувствовали себя именно так. Правда?.. Не обессудьте, Чарльз, - Эмма неторопливо стягивает перчатку, стаскивает её пальцами с руки, укладывая на стол. И касается запястья Чарли, ласково обхватывая его пальцами.

Это ощущение обжигает.
Эмма держится, не делая ничего.
Выдерживает накал, пока он не идёт на спад, пока не выравнивается дыхание, сердцебиение...
И снова прикрывает глаза.

- Почему? Почему вы так злились на Эрика тогда? И на Эрика ли?..

Эмма готовится к сокрушительному ответу. К лавине.
Ведь именно таким ей кажется сейчас Эрик, за семью замками, семью печатями. Тщательно заблокированный, зашпатлёванный со всех сторон активный вулкан.. Жуткое дело, такой потенциал, и такое варварство!.. Эмма почти возмущена, она и будет возмущаться. Ровно тогда, когда Ксавье закроет дверь с той стороны, пройдёт несколько часов, и она сможет переварить тот факт, что божественный идол в белых одеждах мира мутантов - Профессор Ксавье - на самом деле обычный человек.
Настолько обычный, что от этого больно.

+1

10

Чарльз напряженно ждал чего-то. Атаки может быть? Или какого-то еще варианта, при котором он надломится и все что копилось внутри столько лет вырвется на свободу. Он ждал ее противостояния ему, или противопоставления, ведь Эмма Фрост никогда не была подвержена идолам и всегда презирала его этот «белый плащ», который он вынужденно носил на себе много лет.
И не смел снять, это тоже надо запомнить, зарубить себе на носу.

Он не может стать человеком, отпустить себя, прекратить быть милым и добрым. Это только привнесет боль и разочарование в круги мутантов и страх, будет так много страха среди людей, которые вдруг поймут, что остались без защиты, которую он им столько лет демонстрировал.

Чарльз ждал ее атаки, жестоких слов. Не ждал он только какой-то вежливости, настороженности и даже пиетета, который Эмма внезапно для всех решила проявить. Не ждал он от нее столь скудной реакции, рассчитывал видимо, что придется бить словами, готовил линию защиты и не был готов к тому, что его примут.

Не просто примут, нет, но так или иначе, воспримут его как должное.

Пусть и не без осуждения и легкой насмешки. Впрочем, к этому он готов был, насколько можно было быть готовым к тому, что он окажется телекинетиком, пусть слабым, пусть необученным, но телекинетиком. Повторная мутация в его возрасте – это миф. Обычно оно должно было бы проявится раньше, гораздо раньше, но кажется Чарльз сам не дал развития этой силе и теперь вот он, здесь, в кабинете Фрост, пытается найти в себе рычаги, которые сбросят все его напряжение до приемлемого уровня.

- Не могу сказать, что не понимал этого ранее и не пытался прорабатывать, но вы знаете, Эмма, боюсь в моей жизни слишком мало было времени, которое я мог бы посвятить занятиям с собой. А медитации мне всегда удавались с большим трудом, слишком много затрат на то, чтобы попытаться не уснуть в то время, как разум должен обрабатывать сам себя.

Чарльз улыбнулся, хоть и вздрогнул при ее касании. Как будто лед к запястью приложили и по венам потекло что-то еще, не кровь, нет, что-то холодное, что-то несопоставимое с текущим положением, что-то страшное. Он вздрогнул еще раз и с удивлением посмотрел на мисс Фрост.

- Мне казалась ваша телепатия будет похожа на кристаллы, возможно на бриллианты, но лед? Это ваша ассоциация или моя? – Чарльз постарался улыбнуться и содрогнулся изнутри, когда тема коснулась Эрика.

Воспоминания не хлынули потоком, нет, картинки он оставил при себе. Но весь гнев, разочарование, обида, стремительно обрушились на него, поглощая все, чем был Чарльз Ксавье и выпуская, собственно ту тварь, которая была натренирована на Эрика. Которая, готова была изничтожить его или наоборот, возвести в ранг спасителя.

Он со вздохом подался вперед, заглядывая в глаза женщине, которая пыталась ему помочь сейчас.

- Как видите, этого слишком много, чтобы проработать, полагаю, проще будет контролировать издалека и по чуть-чуть прорабатывать, оставляя небольшие зазоры в происходящем.

+1

11

Эмма улыбнулась и покивала, расхожее выражение "нет времени" для неё было сущей отговоркой, на самом деле. У Чарльза находилось время на всех: на бесконечных детей в школе, на великовозрастных детей вне школы, на Эрика, причём с последним у них были такие отношения, что Эмма бы не удивилась, если бы узнала, что они давно женаты, ну или собираются пожениться. Ксавье был таким же человеком, точнее, мутантом, как и те, кому он помогал, а ещё - степень его осознанности и квалификация просто не могли позволить ему не заметить всё происходящее. Так что Фрост прекрасно знала, что на самом деле Чарльз ей врал сейчас, у него вовсе не не было времени этим заниматься.
Он просто не хотел.
Как не хочется прикасаться к вечно болящей ране..

- Понимаю, дорогой, но вам придётся. Не всё сразу, без лишней одержимости процессов, впрочем, её у вас и не наблюдается, что хорошо. По чуть-чуть, по немножко, просто замечайте за собой и пытайтесь тушить такие пожары сразу, а не через пару десятков лет, - Эмма усмехнулась и чуть крепче сжала чужое запястье. Словно руку пожала в попытке ободрить своего коллегу.

Не то чтобы Эмме льстило знакомство с персональными демонами Ксавье, но она была довольна, что он обратился именно к ней. Для неё это была тоже своего рода терапия, потому что можно было поговорить начистоту с кем-то, одарённым телепатией. Как минимум возможность посмотреть на себя со стороны, и, хотя Эмма никогда не жалела времени на себя и была убеждённой эгоисткой, почти противоположностью Чарльза, у неё были свои тараканы. Например, нежелание прикасаться к кому-либо, вплоть до настоящей фобии.

- Значит, на лёд, - хмыкнула Эмма, - это потому что вы, золотой мой, практически горите. Так ощущается разительный контраст. Ну а мне свойственны совсем другие состояния.

Отчуждение, холодность - из них Фрост выстраивала высокую стену между собой и внешним миром. Той девочки, неуверенной в себе и неуклюжей, давно не было, она больше не плакала и не просила внимания, но Эмма её помнила, точно так же как и помнила, какими жестокими бывают люди. И прекрасно изучила, насколько жестокой может быть сама.

- Я помогу вам? - Эмма спросила, но ответа не ждала.

Она потянула за нить, выдёргивая всё разом - гнев, раздражение, обиду - не причины этих эмоций, но большую часть того, что накопилось, и несоразмерно глодало Чарльза сегодня. Со временем, возможно, очень скоро, всё вернётся на круги своя, но пока что Ксавье хоть на какое-то время сможет отдохнуть.
Эмма точно так же знает, как это ощущается. Больно. Но потом - очень приятно.. Словно выдернуть из-под кожи растревоженную занозу.

- Вы же знаете, это ненадолго, - Эмма отняла руку от чужого запястья и не спеша снова натянула на неё перчатку. - И делать так часто нельзя, иначе это может привести к расстройству похуже вашего. Но сегодня вы будете спать спокойно, вы это заслужили, дорогой. В дальнейшем, если всё это будет вас тревожить, мы можем создать план побега из таких состояний, но я думаю, вам это не нужно. Приходите поговорить, вам просто нужно, чтобы кто-то вас выслушал... И не удивился тому, что он услышит.

Эмма поднялась со стола, и обогнула его, снова вернувшись в кресло. Она ничуть не кривила душой: пороками её было не удивить, и не испугать. И сегодняшняя встреча - ещё одно подтверждение тому, что святые существуют лишь в книгах.

+1

12

Чарльз смотрел на нее, пытаясь угадать, что там за ее щитами. Какие мысли бродят в ее голове, насколько сильно она жалеет его? И жалеет ли? Или внутри там только насмешка, готовая сорваться с губ и принести глобальные неприятности для него и…для нее тоже. Ведь он сейчас ходит по тонкому весеннему льду, который хрустит под ногами, и она стоит рядом, в безвыходном для обоих положении.
Он мог бы пробиться за чужие щиты, но так ли хотел? Так ли важно было ему ее мнение?

Да, он выйдет отсюда играть свою роль дальше. Он уже не сможет от нее отказаться, прошло больше полувека, как он в белом плаще спасет мутантов от самих себя. Его исходная точка слишком далеко от реальности, от текущих событий, его исходный код давно переписан им самим.
И все что он сделал с собой, все что он сделал с ними – было осознанно.

И жалкая отговорка тем печальнее выглядела. Впрочем, стыд он умел подавлять ничуть не хуже, чем некогда гнев и ярость.

- Да, небольшими шагами в новое светлое будущее, я вашу мысль, дорогая, ухватил. – Он кивнул, опасаясь ее воздействия все еще.

Эмма Фрост была Белой королевой при Шоу, была его правой рукой, женщиной, которая подавляла бунт в рядах приверженцев Шоу. Он ничего не знал о ней до сих пор. Ничем она жила, ни чем заслужила свое звание, ни что сделала, чтобы выжить так долго или не так. Что она сделала, чтобы ее разбили на кристаллы и оставили одну на долгие годы? Было ли что-то в ней самой, старое, страшное, спрятанное?

Чарльз подавил в себе желание впиться в нее в ответ. Сегодня он был просителем, не она, не стоило распространять свой гнев на ту, кто его и не вызывал. Гнев его вызывался простым страхом, что все пойдет не так, что все разрушится, что мир будет сметен реакциями и волнениями.

Он все еще дрожал от ее прикосновения, кажется, начиная понимать в чем причина перчаток и попыток уклониться от других мутантов. Он почти кивнул, отвечая на свой собственный не заданный вслух вопрос. Но в последний момент одернул себя. Не стоило строить догадки, когда в твоей голове буквально копался другой телепат, преодолевая твое собственное сопротивление.

Лавина чувств ринулась на него слишком быстро, он не сразу смог подхватить ее, остановить, замереть на самом краю обрыва. Лед под ногами еще раз хрустнул, а потом провалился и холодные воды собственного, скрытого я, качнулись, облизывая ботинки Чарльза.
Он смиренно вздохнул, вот он и он, против самого себя, против собственных страхов, расстройств, ужаса и боли, переполненный гневом.

Вот он, такой как есть. Не идол, не икона, не святой. К черту, он даже не ангел, пусть его иной раз и считали таковым. Нет-нет.

Он обычный, простой, свой среди тех, кто пытается уйти от себя. Потому что он пытается уже долгие годы и все никак не сделает даже шагу назад. Что ж…

- Спасибо, Эмма, это было… освежающе. – Он кивнул, поднимаясь со стула и намереваясь покинуть ее кабинет как можно скорее, но замер у порога, оглядываясь на нее. – Если вам потребуется разговор о вас, я буду готов ничему не удивляться и не судить.

Пожалуй, вот она, тонкая звонкая нить первого взаимопонимания. Первой версии доверия, от которой можно будет оттолкнуться в процессе и свернуть в любую из сторон.
Чарльз и сам удивился, что он нащупал ее, прокинул к Эмме и ждал, что она примет. Нет, ждал – это глупости, все это глупости. Но надеялся. Вот это было точное определение его ситуации.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [20.08.2016] Будет немножко больно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно