ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [Long long time ago] Long as my exile, as sweet as my revenge


[Long long time ago] Long as my exile, as sweet as my revenge

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

[epi]Long as my exile, as sweet as my revenge давно
братья
http://ipic.su/img/img7/fs/maze01.1554663970.png
будет позже
[/epi]
[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/33138.gif[/icon]

+1

2

- ... Попалась!
Ойкнув, юная дева в его руках почти сразу же перестала трепыхаться. Еще бы! Не каждый же день играешь в жмурки с принцем асгардским, и не каждый же день удается так ловко отстать от товарок, чтоб заблудиться, утратить их след в лабиринте из благоухающих трав, из высоких переплетенных ветвей, чтобы... чтобы...
Цель явилась весьма споро в виде крепких рук юноши, острого запаха пота, всплеска золотистых волос - и вот уже поцелуй обжег щеку, совсем рядом с рдеющими устами.
Вскрикнув от ожидаемой неожиданности, дева тотчас умчалась прочь скорым топотком. Еще какое-то время она слышала за собою шаги юноши, но то ли пути лабиринта развели их, то ли преследователь затаился, решив дождаться очередной жертвы.

По вскрикам и вздохам, раздававшимся то с одной, то с другой стороны, по смеху и звукам поцелуев было понятно, что ждать придется не слишком долго.

... На этот раз удалось уговорить даже Хогуна, равнодушного к развлечениям и забавам царевича. Иногда равнодушного до того, что сам Тор начинал сомневаться, испытывает ли тот влечение и желание плоти, и, если да, направлено ли оно на юных дев, или, как то часто случалось у ванов, ограничивается одними лишь мальчиками. Дольше же всех пришлось, как обычно, уламывать Локи, сопротивленье которого заставило Фандрала с улыбкой предположить, что младший принц опасается, что его самого примут за деву.

Они начали игру в жмурки из сада, что примыкал к материнским покоям - но вскорости повязка с глаз ловца полетела в траву, и играющие разбрелись, а точней, разбежались по лабиринту, скорей привлекая, чем отстраняя друг друга испуганными или торжествующими вскриками и сопротивлением.
Казалось, сама весна заблудилась сейчас вместе с ними, и, всех и каждого, осыпала беспечных асов своими дарами.

... Тор повернул раз и другой, силясь понять, куда дальше направить путь средь высоких зеленых стен. Он повернул один раз, и другой, следуя правилу, хорошо известному путникам: всегда сворачивать только в коридоры по одну руку. Но то ли он сбился с пути, то ли проскочил поворот, но просвета между сплетенными ветвями и зелеными травами не заметил. Само собою, про лабиринт ходили различные слухи: о признаках, вызванных колдовством, о затерявшихся душах; о том, что если явиться туда в красную луну, можно попасть в нижние царства, или переместиться в иные миры. Но в эту минуту, залитый солнцем, клонившимся к закату, путаница зеленых коридоров не казалась ни зловещей, ни опасной.

Впереди мелькнуло светлое платье.
Не долго думая, Тор со всех ног припустил за ним.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

3

Локи давно уже ненавидел привычки и забавы брата. Очень давно,в  самом раннем их совместном детстве, всё, что делалось принцами, делалось и придумывалось вместе. Вдвоём они находили себе забавы и игрища, придумывали совершенно безумные планы и развлечения. И всегда сходились в своих желаниях. Когда же между ними пробежала эта чёрная кошка? Может быть, когда к играм присоединилась юная Сиф? Девочка тянулась за мальчишками, смотрела с восторгом на старшего принца и охотно предлагала всё новые и новые идеи, которые захватывали Тора больше, чем идеи его младшего брата. Ещё бы, они росли и интересы их, всё чаще, расходились. Один любил оружие и драки, весёлые скачки и спарринги, второй же предпочитал участие интеллекта в играх, хитрые и сложно-построенные схемы. В то время, как Сиф поддерживала и разделяла идеи будущего Громовержца.
Или, быть может, это случилось тогда, когда в окружении Тора появилось его золотое воинское трио? Всё чаще они втягивали старшего брата в простые, грубые и силовые развлечения, всё чаще он, Локи, становился пятым колесом в телеге, мешающим им всем развлекаться и получать удовольствие.
А может,в сё дело было и вовсе в нём? В его желаниях и чувствах,в  его непохожести на остальных, в его скучности. Вот уж точно, развлекаться в его компании было, наверное, до отвратительного скучно.
На самом деле, он и в этот раз ушёл бы от участия в этой дурацкой идее. Вот уж развлечение для мужланов - девок хватать за мягкое. Да и девки хороши, сами и подставляются, чтобы потом хвастаться по всему Асгарду синяками, оставленными рукой наследника.
Он бы не стал, если бы проклятый Фандрал не намекнул на его женоподобность. Сам себя он таковым не считал никогда, но всё чаще получал в спину подобные плевки от тех груд мышц, что мнили себя истинной надеждой Асгарда. Ну и ещё, пожалуй, потому, что тут не было Сиф, при которой Тор ни за что не посмел бы развлекаться подобным образом. Дева меча укатила куда-то по своим делам, оставив этих четверых развлекаться "холостяцкими" играми. Должен же был хоть кто-то это пресечь, в конце концов.
И вот, Локи вошёл в лабиринт, с глазами, лично завязанными Тором. Впрочем, это было ненадолго. В конце концов, он не собирался гоняться за девками. Стянув ленту, младший Одинсон осмотрелся и, через мгновение, благополучно растворился с глаз долой, неуловимой тенью скользя по лабиринту в поисках брата. Но даже его магического таланта было недостаточно (пока ещё), чтобы обмануть магию лабиринта, лично созданную их матерью, так что, прежде, чем ему удалось разыскать наследника, тот успел вволю нарезвиться.
Очередная дворцовая выскочка с визгом и хохотом унеслась в кусты и Тор завертелся на месте в поисках пути. Локи нахмурился, наблюдая за ним, незримый, лениво шевельнул рукой, создавая морок, лисьим хвостом махнувший из-за очередного поворота юбкой. Стоило брату рвануть следом и морок, серебристо смеясь, пропал и возник на другом конце недлинного зелёного коридора, снова, позволив заметить лишь край платья да всплеск волос. Он заводил Громовержца вглубь, подальше от его друзей и стайки девчонок, рыщущих в надежде быть "случайно" пойманными наследником.

+1

4

Нет, не то чтобы Тор был совсем деревянным и не понимал и причины запрета, и того, сколь опасным может оказаться путешествие незваного гостя через лабиринт. Но, скажите на милость, как можно устоять, уклониться, если рядом, в двух шагах от тебя, дразнит и грозит ускользнуть из рук непойманая добыча? Стоило неуловимой тени мелькнуть среди зелени - и он он, как спущенный сокол, бросился следом, силясь нагнать ее. Для чего? Зачем? Не имело значения. Пожалуй, не имели значения даже те самые поцелуи, которыми девы награждали его с охотой - лишь бы быть первым, лишь бы зайти дальше всех и иметь что ответить на хвастовство Фандрала, душеполезные речи Хогуна, или насмешливый взгляд младшего брата.

Никто не умел смотреть так, как он.

Один этот взгляд был как сотня кинжалов, и проникал глубже них; не нужно было ни слов, ни насмешек, чтоб щеки старшего заливал болезненный, злой румянец. Одного его хватало с избытком, чтоб Тор, сын Одина, юный Громовержец, сломя голову, несся совершать сотню глупостей, назло или на спор, подсказанные, подсунутые, любовно приготовленные для него хитроумным Локи.
Вот и сегодня он посмотрел так.
Словно все они - просто прах у его ног.

С какого мгновения их пути разошлись?
С какого дня, часа, мгновения его брат, так часто прибегавший к нему, старшему, во время ночных гроз, вдруг решил, что остаться в тени - лучше, чем рука об руку мчаться навстречу солнцу? С какого слова предпочел ледяное молчание? От кого в толпе почитателей и друзей укрывался столь упорно, что отвернулся от собственного брата?
А может, всё дело было и вовсе в нём? В его желаниях и чувствах, в его непохожести на остальных, в его волшебности? Вот уж точно, ему развлекаться в их компании было до отвратительного скучно.
И он снова, опять смотрел.

На самом деле, он планировал сегодня уйти от участия в этой дурацкой затее. Лезть в колдовской лабиринт без особой надобности, ради забавы, которой хватило бы двух столбов, да трех стогов сена возле конюшни - воистину, дело не умное. Но стоило Локи с привычной надменностью поджать губы, как все было кончено.
Он даже сам завязал брату глаза. Игнорируя этот взгляд.

... Ускользающий смех заставил его очнуться от грезы. Край платья мелькнул, растворяясь среди зелени стен, словно морок, и сгинул, заставляя кровь юноши вспыхнуть от лютой досады. Ну уж нет. Никто не похвастается сегодня, что наследник престола испугался зайти слишком далеко по колдовским тропам!
Но... может быть, стоит сменить тактику?

Стараясь ступать незаметно, бесшумно - мягкий ковер травы и шорох ветра в ветвях были ему помощниками - Тор двинулся следом за исчезнувшей девой; и замер возле развилки, осторожно выглянув и прислушиваясь.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

5

Наконец, эта идиотская затея начала приобретать в глазах Локи некоторую забавность. По крайней мере, дразнить брата и портить ему малину было куда приятнее, чем гоняться за визгливыми фрейлинами, глупо кидающимися на грудь своих преследователей, в надежде отхватить свой поцелуй. Его мало интересовали глупые девчонки, не представляющие собой ровным счётом никакой ценности. Да все они вместе взятые не шли ни в какое сравнение с одной Аморой, к примеру. Вот уж сочетание ума, таланта и красоты. Сия волшебница уж точно не стала бы забавляться столь глупым образом. И, даже, согласившись на подобную игру, превратила бы её в искусство, а не в позорное и глупое попадание в руки преследователей. Да и Сиф, при всей нелюбви к ней младшего принца, не мог не признавать того, что она разительно отличалась от большинства придворных дам и имела гордость, талант и ум, невольно вынуждавшие уважать её.
Возвращаясь к Тору, можно было сказать, что заманивание драгоценного старшего брата в колдовской лабиринт забавляло Локи, явно, много больше. Он, незамеченный, устроился на верхушке одной из зелёных стен, спрятавшись за иллюзиями, и вёл Громовержца, подобно кукловоду, управляя своей марионеткой-девчонкой. Для разнообразия, она была рыжей, как легендарная белка, носила волосы заплетёнными в тугую тяжёлую косу, её глаза были зелёными, как молодая листва Иггдрасиля, кожа бела, а платье почти сливалось цветом с окружающим их лабиринтом. Впору было, и вовсе, потерять её из вида.
На самом деле, пожелай Локи спрятать марионетку, и Тор вовек не нашёл бы свою жертву. Но цель его была в другом, а потому, девушка неловко высунулась из-за левого поворота развилки, сверкнув медной косой и звякнув вплетённым в неё колокольчиком, ойкнула и поспешила прочь, надеясь ещё успеть укрыться от бойкого наследника, совершенно точно видевшего её, а значит, кинувшегося в погоню. В отличии от других, она, действительно, убегала и пряталась, а не спешила удачно столкнуться.
Сам Локи неторопливо поднялся, прошёлся по стене, наблюдая и беззвучно следуя за обоими. В тонких его пальцах покачивалась повязка, подобранная там, где его старший брат сбросил её. Принц раздумывал, покусывая нижнюю губу, будто решал, позволить Тору поцеловать его иллюзию и дать ей лопнуть, чтобы после посмеяться? Или погонять его по лабиринту,в  конце концов, заведя в самое его сердце и бросив. Вот будет умора посмотреть после, как старший Громовержец будет воевать с колдовством лабиринта и какой злой, уставший и потрёпанный, в конце концов, выберется из него. Или... Локи остановился на полушаге, едва занесённая для шага нога, так и замерла в воздухе. Сам он, казалось, даже дыхание задержал, побледнел, а следом вспыхнул до самых кончиков ушей, кинул вороватый взгляд на повязку в руке и медленно перевёл его на Тора, судорожно вздохнув.
Идея была слишком опасной.
Слишком сумасшедшей.
Слишком заманчивой.
Морок, потерявший внимание своего хозяина, замедлился, будто растерялся на полпути к бегству.

+1

6

... Рыжая коса мелькнула - и Тор, как пущенная стрела, припустил следом за убегающей прочь девушкой. В отличие от остальных, она вправду пряталась, заставляя и без того горячую кровь наследника закипать весельем и жаждой победы. Срывать поцелуи с горячих губ - сладко, а девы Асгарда их дарят наследнику, не скупясь; но разве не слаще, разве не больше заслуга перед товарищами - добыть то, что не удается другим?
Разве не потому он бросался вниз головой в грозные воды Тунд? Разве не шел во главе армии, увлекая за собой закованных в золоченые латы героев? Разве не должен он, принц, быть первым во всем? И пусть сегодня Фандрал растрезвонит на весь Асгард, что сорвал сотню поцелуев: он, как дурной садовник, лишь подберет опадыши возле яблони.

Он пробежал несколько поворотов, не слыша ничего, кроме громко стучащего сердца, смеха и прерывистого дребезжания колокольчика где-то впереди. Жал заливал щеки, а ветерок, прохладный, словно налетавший с вершин гор, трепал золотые волосы. Пару раз казалось: вот-вот, еще немного, еще мгновение, несколько гулких шагов - и цель окажется в крепких объятиях. Но каждый раз девушка ускользала прочь, словно тень, слишком быстро, слишком проворно... слишком упорно для той, что желает быть пойманной.
Может быть, дело в другом?

Юноша остановился, задрав голову, озираясь, пытаясь понять по положению солнца, где находится, и как ему выбраться из лабиринта. Нет, понятно, что стоило призвать молот - и тот вынесет прочь, как уже выносил сотни раз... Но сколько поводов для насмешек это даст острым на язык приятелям, и особенно брату! Тор-громовержец испугался девчонки в кустах, отступил, сбежал! Ну уж нет!
Ему кажется, или зеленые стены поднимаются выше? Лабиринт уже не залит ласковым светом, он темнеет на глазах, и дыхание ветра становится все холодней и опасней. Да и трава под ногами: разве это зеленый ковер, устилающий земли Асгарда? Или это просто иллюзии?

Тор озирается, уже не столько желая настичь незнакомку, сколько встревоженный тем, что она могла потеряться в бесчисленных переходах.
И - видит край зеленого платья.

- Эй? Эй! Слушай, давай выбираться!- негромко окликает он, неторопливо пускаясь в сторону медлящей девушки. Наверняка она тоже слегка растерялась, и теперь рада-радешенька будет вернуться обратно. С его помощью, разумеется.
Голос наследника приглушенно звучит в зелени лабиринта. Новый порыв ветра подхватывает его, и уносит прочь сорванным листком.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

7

Девушка, и правда, больше не убегает. Но это не мешает ей вести себя странно. Она заторможено оборачивается, смотрит, вроде бы, на Тора, но абсолютно сквозь него. Будто и нет перед ней никакого наследного принца, а раскинулся зелёный лабиринт, в котором она пребывает в гордом одиночестве. И не понять, то - иллюзия колдовского лабиринта или что-то произошло с самой девчонкой.
В то время, Локи, как в тумане, медленно опускает взгляд на повязку, садится на край, свесив ноги, долго рассматривает тонкую полоску ткани, вертя её в ловких пальцах. Идея, всплывшая в его сознании, цепляется, как репей, когтит сердце и разум кошачьими коготками, впивается, требуя осуществления, вызывая там, за грудиной, ноющую боль, наполовину сладкую, наполовину же - болезненно-горькую. Он смотрит слепо и не видит, весь погружённый в себя. Его мысли бродят, создают мысленный образ того, что так внезапно одолело его фантазии, рисуют картинку ярко, красочно, так правдоподобно, что он почти верит в то, что видит перед внутренним взором. И, впервые за годы, острый и жёсткий разум юноши уступает эмоциям, позволяя им брать верх, руководить его действиями. Поднявшийся ветер треплет волосы, портит идеальную причёску. Но, вместе с тем, доносит до ослепшего и оглохшего принца звон серебряного колокольчика.
Локи вздрагивает, моргает, возвращаясь к реальности, с усилием вырываясь из фантазий, чтобы с ужасом осознать к чему привела его невнимательность. Пока он фантазировал, строил планы, готовый их осуществить, они едва не были разрушены им же самим. Ещё пара шагов, и Тор коснётся рыжей девы, а та, будто мыльный пузырь, лопнет, рассыпаясь разноцветными искрами магии. А дальше...
Дальше Громовержец в один миг догадается, кто был автором столь наглой шутки. И тогда, он, Локи, может распрощаться и с внезапной идеей, и с весельем от забавы и, заодно, с покоем на пару недель, потому что, его драгоценный брат не успокоится, пока не накажет его за насмешку.
Проворно вскочив, младший принц вернул себе контроль над марионеткой, заставив её моргнуть и в притворном ужасе уставиться на Громовержца. Мгновение и она, со смешком увернувшись от крепких рук, проскальзывает мимо Тора в обратном направлении, серебристый звон колокольчика смешивается со смехом девчонки, когда она скрывается за поворотом.
Впрочем, стоит Тору рвануть следом и девчонка, как сквозь землю проваливается. Только колокольчик звенит где-то, дразнимый ветром. Вскоре, и он затихает, будто девчонка, поняв, что её выдаёт, перехватывает его.
Мысль, что не даёт покоя Локи, вот уже несколько минут, оформляется окончательно. И он спешит развеять морок рыжей "белки", вдруг, начавшей его раздражать ровно настолько же, насколько она сама привлекала внимание его брата. И, пока старший принц кружит по лабиринту в поисках запропавшей девчонки, младший крутит странную идею так и этак, ищет в ней подвох, но с каждым вздохом всё больше понимает, что уже не сможет отказаться от этого риска.
И вот, уже он сам неслышно скользит по лабиринту, котом соскользнув с вершины одной из стен. Возникает за спиной Громовержца, не потревожив ни одной травинки, вскидывает руки с лентой и молча набрасывает её на глаза брата, спеша затянуть, пока тот не сорвал и не обернулся. Движения его легки, проворны, их впору принять за женскую ловкость, тем более, когда сам Локи молчит, словно в рот воды набрал.

+1

8

Юный чародей ошибается. Тор даже не думает сбрасывать лоскуток, внезапно лишившие его драгоценного зрения. Он слишком хорошо знает правила игр, а, главное, слишком твердо уверен, чьими руками повязка возвращена на свое место. Все очевидно: лукавая недотрога решила хранить свою тайну до самого конца. Решила смутить его разум.
И преуспела в этом.

Сердце юноши бьется в груди, грозя вот-вот вырваться, заливая лицо румянцем. Замерев, трепеща, забывая, как дышать, странно, непостижимо взволнованный ожиданием, он пытается поймать, уловить малейшее движение: шорох одежд, звон серебра, может быть, легкий смешок. Запах волос, знакомый и незнакомый, подхваченный, принесенный ветром, брошенный в лицо, дурманит ему разум.
Ладони юноши взлетают, пытаясь догнать, прикоснуться, соблазнить на неуловимую ласку пальцы, стремительно стягивающие узелок у него на затылке.

Он наклоняет голову к плечу, поворачивает, подставляя под ласку - в то время как полуоткрытые губы жадно вбирают воздух. Едва заметная улыбка скользит по ним, искушая, лукаво дразня.
Чего она ждет? Почему медлит?
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

9

Руки, завязывающие ленту, нежны, их прикосновения мягкие и воздушные, кожа на пальцах шёлковая. Повязка затягивается и тонкие пальцы вплетаются в волосы, скользят по скулам Тора, гладят его шею сзади. Все прикосновения мимолётны, призрачные руки невозможно поймать, они ускользают из-под широких ладоней Громовержца.
Локи молчит, будто воды в рот набрал. Он не использует магию и не принимает женского обличья, позволяя себе редкое удовольствие - оставаться собой. Единственное, чего он опасается - это руки брата, слишком сильные, слишком порывистые и живущие отдельно от его разума. Чуть не доглядишь, и вот уже, тебя схватят и сожмут в объятиях, приняв за девчонку. А дальше... Дальше Тор догадается, что в руках его не хрупкая дева. Вздрогнув от этой мысли, младший принц передёргивает плечами и тянется к уху брата, шёпотом таким тихим, что и не разобрать кому принадлежит голос, мужчине или девушке, шепчет:
- Руки. Спрячь из за спину. Позволь мне всё сделать. - Этот выдох на грани слуха, обдаёт ухо Громовержца тёплым дыханием, а пальцы уже пробегают по краю ворота, гладят тонкую кожу над ключицами. Он не спешит исполнять то, чего так жаждет старший Одинсон, давая себе время осознать собственный поступок и передумать.
Осознать получается.
Передумать - не очень.
Сердце гулко бьётся о клетку рёбер, рвётся прочь из груди, пытается выскочить в глотку, ища выход из ловушки глупого тела. Локи не позволяет ему отдаться в лапы страха полностью, не даёт себе отступить, понимая, что начатое необходимо закончить.

+1

10

Странная просьба - настолько, что на мгновение в душе Громовержца вспыхивает искорка подозрения. Уж не решили ли дорогие друзья подстроить ему ловушку? То-то Фандрал будет веселиться, когда Тор послушается, оставшись стоять со связанными руками, в ожидании поцелуя.
Он хмурится, поворачиваясь, наклоняя голову с упрямством, как жеребец, которого пытается в первый раз взнуздать слишком неопытная рука. Но не успевает.
От жаркого дыхания на щеке, от пальцев, скользящих по шее, его бросает в дрожь. Как непохоже все это на неуклюжие, простодушные ласки асгардских дев, что наследник привык срывать походя, словно яблоки в саду матери! Стук сердца в груди делается еще сильней, хотя это кажется невозможным; оно грозится вот-вот захлебнуться напором крови, сбивается с такта.
И если бы дело было лишь в одном сердце!

- Я увижу тебя еще?- шепчет он, силясь повернуться, распахнутыми губами ловя ускользающие тонкие пальцы. "Увижу" воистину странное слово для того, кто стоит с завязанными глазами, ловя каждый вздох, каждое движение юной девы. Но Тору сейчас все равно, лишь бы поймать, услышать еще этот тихий голос, ощутить этот сладкий жар. Ноги не держат - и он не подчиняется приказанию, но вместо этого медленно опускается наземь, садится в густую траву, ковром устилающую лабиринт.
Грудь высоко подымается под простой белой рубахой -  и видно, как, трепеща, движутся, подергиваются веки, слепо ища свою цель. Вытянувшись в струну, голодным птенцом тянется он навстречу легчайшему шуму, стуку чужого сердца, вздоху, сорвавшемуся с чужих губ.
Рука, протянутая вперед, тщится коснуться, поймать неуловимый призрак - и в конце концов обессиленно опускается.

- Иди ко мне.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

11

В ответ на его наивный вопрос, откуда-то сбоку раздаётся тихий смешок. Слишком тихий, чтобы определить по нему голос.
Локи ещё опасается, он держится на расстоянии вытянутой руки, выдерживает дистанцию, чтобы не оказаться пойманным в кольцо рук. Иначе...
Иначе всё его притворство будет раскрыто. Он мог бы обернуться рыжей девой, что увлекла Громовержца в лабиринт, но н6е хочет. Всё ещё, он хочет оставаться собой, когда делает эти рискованные шаги. А брат всё никак не выполняет его просьбу, вместо того, он садится и тянет к нему руки.
Ускользнув от кончиков пальцев, младший принц оказывается за спиной Тора, наклоняется, касается губами макушки, спускается к уху и со смешком шепчет:
- Руки. Я не хочу, чтобы ты меня трогал, принц. Только поцелуй. Без объятий. Иначе я уйду. - В шёпоте его мёд и шантаж смешиваются в горько-сладкое ароматное обещание, текут в уши, обвивают, опутывают колдовской негой. Что уж врать? Локи, и правда, позволяет себе немного магии, которой научился у Аморы. Магии обольщения, когда уже поддавшийся противник просто не может противостоять голосу, аромату, близости колдуна. Если бы Громовержец сопротивлялся, если бы не желал продолжения, магия не сработала бы, рассыпавшись кругом пустыми искрами. Но он сам жаждет этих поцелуев, а потому, опутать его медовыми нитями оказывается не сложно, подчиняя его упрямство, гася подозрительность и недоверчивость. Мягкие губы касаются горячей шеи под ухом. Это прикосновение мимолётно, как взмах крыльев бабочки, оно, даже, может показаться миражом, просто тёплым вздохом на коже.

+1

12

Сердце принца бьется в горле с такой невиданной силой, что кажется: еще немного, и оно вырвется прочь, упадет в густую траву, прямо к ногам неизвестной, зачарованное, сманенное из груди лукавым шепотом. Пламя нетерпения бушует в нем, горячит юную кровь, гонит ее по венам, заставляя румянец рдеть ярче, а полураскрытые губы, дрожащие ноздри вбирать в себя запах и дыхание с неуемной жадностью. Но в этом пожаре есть и нотка досады. Как смеет кто-то указывать ему, принцу, наследнику трона?
Его план донельзя прост: убедить деву в покорности, перебороть ее робость, увлечь в объятия, а уж потом... потом...
Никто из них не жаловался. Во всяком случае.

Но что-то идет не так. От ее слов, от прикосновения, от шепота в ухо пламя вдруг гаснет, меняется, разливаясь невиданной негой, нежданной истомой, столь сильной, как будто все это происходит во сне. Он хочет, и не в состоянии шелохнуться, подняться с колен; руки, недавно так жадно искавшие неуловимую тень, падают на колени. Он и сам клонится, готовый припасть к земле, как молодой клен, сникший под тяжестью собственной кроны - но, упершись ладонями, поднимает голову, вскидывает лицо навстречу обещанной награде с каким-то блаженным отчаяньем.
Без магии здесь не обошлось.

Но кто, кто дерзнул заколдовать, навести чары едва ли не в самом сердце дворца, под носом у Фригги-матери; кто столь желает украдкой сорванных ласк? Кто поставил на карту столь многое ради короткого мига: без объятия, в неизвестности, без надежды на будущее?

Даже под повязкой видно, как он смыкает веки - и так замирает: на коленях, с открытым лицом, с приоткрытыми в немом ожиданьи устами, не похожий сам на себя.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

13

Его визави никуда не девается. Слышно, как кружит рядом, пальцы касаются щеки,в едут по ней подушечками, очерчивают линию скулы, челюсти, нос и, наконец, касаются губ. "Девушка" обходит принца, встаёт перед ним, склоняется. Дыхание касается волос, скользит по лбу и переносице, когда она склоняется ниже.
- Извини, принц, ты слишком непослушный. Это была крайняя мера. - Шепчет она у самого его лица.

Локи кажется, что его нервы натянуты до предела, что они звенят, как струны арфы, на которой музыкант играет слишком напряжённую мелодию. Он, всегда взвешенный и невозмутимый, всегда, до зубного скрежета, правильный и гармоничный, сейчас почти трясётся от ужаса перед собственным решением. Если бы где-то за его спиной хрустнула даже тонкая ветка, он бы, наверное, умер от разрыва сердца прямо тут. Или бежал без оглядки, растеряв всю свою власть над магией. Последняя, кстати, клокочет в нём набегающими штормовыми волнами, едва-едва удерживаемая в узде. Он талантлив, как говорит Амора, но ещё не настолько хорошо держит в узде свои силы и, в момент яростного напряжения или страха, теряет над ней контроль. Сейчас же лишь страх быть раскрытым ещё помогает ему удерживать целыми стенки тонкого мыльного пузыря своей власти над внутренней силой.
Младший принц ведёт пальцами по приоткрытым губам брата, кусает собственные, окончательно растеряв решимость. Но, бежать поздно, зайдя так далеко, натворив дел, развернуться на полпути он уже не может. Какая, теперь, разница, заколдовал он Громовержца просто так, заманив в опасный лабиринт или заманил, заколдовал, да ещё и...
Локи вдруг решается, одним махом, будто опрокидывает в себя горькое лекарство, втягивает воздух сквозь зубы, зажмуривается, ловит Тора ладонью за затылок и прижимается губами к губам.
Момент.
И ничего не происходит.
Его не испепеляет молния, не раздаётся за спиной хохота или проклятий торовых дружков, не свистит меч Сиф, напоенный дикой женской ревностью. Не раздаётся, даже, голос матери, решившей проверить, кто колдует в её саду. Небо остаётся над головой, всё такое же, голубое и ясное. И вокруг царит тишина, разбавляемая лишь их дыханием и шелестом ветра в зарослях зелёных стен.
Губы младшего вздрагивают, он расслабляется и приоткрывает глаза, осторожно ведёт пальцами от затылка, по шее к загривку, смягчает первое  неумелое прикосновение. Губы его вздрагивают, приоткрываются, ловят нижнюю губу Громовержца, робко и неумело постигают искусство поцелуя.

+1

14

Ничего не происходит.
Ничего не происходит так долго, что Тор уже начинает сомневаться: не оказалось ли все дурной шуткой приятелей, давящихся смехом где-нибудь в укрытии,- или же Локи, зловредного брата, вознамерившегося отомстить ему за успех у девчонок. О, еще мгновение, еще пара ударов сердца, и он бы вскочил, срывая повязку, медленно наливаясь пунцовым гневом и прожигая глазами заросли. О, шутникам бы не поздоровилось! И пусть бы Фандрал прятался за широкую спину Вольштагга, или цеплял равнодушные локти их ванского друга; пусть бы младший принц смотрел на него непонимающим взглядом, словно брат его спятил с ума - их бы не спасло ни притворство, ни уговоры, ни даже вмешательство матери.
Но в тот момент, когда он уже готов вспыхнуть, как трут, подожженный колючей искрой, тонкие пальцы вплетаются в его волосы, а на губах расцветает горячий цветок - поцелуй.

Захлебнувшись вздохом, Тор столбенеет, медлит - а затем выдыхает, вернее, вздыхает от неожиданности, будто его, тонущего, только что вынули из толщи воды.
И вновь застывает, с непонятной робостью, еще с недоверием ощущая, как медленно раскрывается, сливается с его собственным, прерывается, ускользает, и постепенно крепнет чужое дыхание на губах.
Один удар сердца.
Два.
Три...

Его губы пересыхают и принц облизывает их, воровато касаясь, задевая, прочерчивая контур чужого рта. Сердце взрывается грохотом, когда в ответ руки скользят по его плечам и шее, гладят, готовые, как две птицы, в любой момент сорваться и упорхнуть. А потом... потом...

Потом их уста сливаются. По-настоящему.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

15

Чужой язык, воровато скользнувший по его губам, пугает Локи. Он дёргается и разрывает поцелуй, отпрянув. Несколько мгновений, он пытается совладать с сердцем, бьющимся перепуганной птицей в глотке, загипнотизировано смотрит на алый рот брата, облизывается сам, нервно переводя дыхание. Его ладонь, всё ещё, гладит загривок Громовержца. Он вплетает пальцы в волосы, сжимает их, чтобы предотвратить слишком ретивое поведение и, вновь, склоняется к губам. Кончик языка очерчивает контур губ, соскальзывает внутрь, лижет, изучая рот и Локи прижимается, вновь, губами к губам, смелея, пьянея от собственной смелости, обращая робкое прикосновение в настоящий, "взрослый" поцелуй.
Сердце, вновь, испуганно врывается в глотку, желая вырваться прочь, сбежать от него в ужасе. Тело, никогда не подводившее его глупостями, будто отравленное, вспыхивает внутренним жаром, тянущим, болезненным чувством в мышцах, тугим ядовитым комком в животе. Младший принц выдыхает, жмурится, испуганный своей яростной реакцией, силится отстраниться. И не может. Губы Тора, будто намазаны нектаром, не пускают его, дыхание обжигает и привязывает. Локи чувствует, как предательски дрожат колени, как становятся ватными мышцы. Сорви Громовержец, сейчас, повязку и он не успеет сбежать, не успеет надеть личину, прячась за женской маской. Только пожелай Тор проявить своеволие и глупый маленький Локи попадётся с потрохами, потому что, даже его верная подруга - магия, сейчас, будто из ревности, отворачивается, не желая подчиняться.
Вторая рука младшего из братьев, стискивает рубаху на груди старшего, сминает её в судорожно сжатых пальцах. Он, будто по-живому, отрывается от чужих губ, дышит близко, горячо, облизывается.

+1

16

Того, что так боится, и, может быть, втайне желает младший принц, не случается. Тор, укрощенный поцелуем, присмиревший от прикосновения рук, отравленный ядом, просочившимся под его кожу: с ногтей ли, царапающих затылок, с кончика бархатного языка,- Тор не шевелится и не противится, когда та, что дразнит его, сперва отстраняется, а потом приникает к губам. Только вздыхает прерывисто, слушая торопливый стук сердца в чужой груди - и понимает, как вторит тому его собственное.

Поцелуй крепнет, становится слаще, и уже не походи на вороватые и жеманные касания, простодушные ласки асгардских дев. Влажные губы соприкасаются и наглаживают, языки сплетаются и скользят друг по другу, делясь опаляющим жаром и влагой. Кажется, что он весь, целиком, всем собой растворяется, плавится, выливается в поцелуй - так же, как уже готов вылиться, задыхаясь и изнемогая, из горячих и напряженных бедер.

Словно почувствовав это, девушка отстраняется с прерывистым томным вздохом - но, словно привязанный, околдованный, принц приподнимается к ней.
- Еще!- не то умоляет, не то, задыхаясь, требует он. И повторяет, ловя воздух, смелея от страха, что неизвестная ускользнет, и он никогда не узнает, кто это был. Никогда не почувствует снова...
- Еще...

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

17

Жадная просьба, даже, скорее, мольба, срывается с губ Тора и, подобно бурному потоку, смывающему плотину, срывает остатки здравого смысла в сознании Локи. Он задыхается от этого шёпота, тяжело сглатывает и приникает к чужим губам вновь. Он пьёт дыхание, с трудом сдерживает  жадные порывы, разжимает пальцы на вороте рубахи, узкой горячей ладонью гладит Громовержца по груди. Рука соскальзывает, проходится по животу и натыкается на... Будто ошпаренный, он отрывается от губ, отшатывается назад и опускает неверящий взгляд вниз, глядя на пах собственного брата.
Взгляд младшего в ужасе мечется между собственной ладонью, лицом Тора и его пахом. Осознание того, что он смог довести Тора до такого, заставляет Локи вспыхнуть, покраснеть до самых кончиков ушей. Он впивается взглядом в лицо старшего, смотрит на его припухшие потемневшие губы, ещё влажные от поцелуя. Понимание, что надо бежать, уносить ноги, пока разбуженное им, не взяло верх над Громовержцем и его обещаниями. Иначе, ничто не спасёт Локи от расправы, когда, распалённый желанием братец сорвёт повязку и увидит, кого именно пытается склонить к жаркому удовольствию.
Локи молча смотрит, собираясь с духом, чтобы скрыться прочь. Почти встаёт с коленей. И подаётся вперёд, ловит губами чужую нижнюю губу.
- Замри. Не смей меня касаться. - Выдыхает он в приоткрытый рот, пока рука, осмелев, ложится на пах, оглаживает, проходится с нажимом.

+1

18

Тот только непонимающе вскидывает светлые брови и изумленно вздыхает, слыша требованье, на которое уже ответил. Но в следующий миг принц захлебывается дыханием и, глухо вскрикнув, выгибается, запрокидывается назад, поднимая бедра, широко раскрыв рот. Пальцы взрывают дерн, клочьями вырывают из земли смятые побеги травы.
Мгновение кажется, что он вот-вот упадет.

На его лице, на щеках, на шее, на груди под задранной рубахой словно распустилось целое поле алых маков. Онемевший, оглохший, потерявший зрение от прикосновения бесстыдных пальцев к животу, он не увидел бы ничего, даже если бы совратитель сорвал с его глаз повязку.

Перепачканная землей и травою рука взлетает, ловя, прижимая запястье, понуждая продолжать начатое. Довести до конца.

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

19

Подобная реакция неожиданна для Локи. Он вздрагивает и напряжённо замирает, силясь вырвать руку из сильного захвата. Подобное обещает ему красочный синяк на запястье, который придётся прятать. Потому что, даже туповатый Тор, увидев его, сможет сложить факты и сделать выводы.
Испуганный, недовольный сильной болезненной хваткой, младший принц больно кусает брата за губу.
- Отпусти. Ты же обещал. Чего ты хочешь? - Шепчет он, сцепив зубы, чтобы не сорваться и не начать вырываться. Последовав за сиюминутным желанием, теперь, он глубоко сожалеет, что решился, рискнул, позволил Тору думать, что девушка готова на всё. Теперь, выкрутиться будет куда сложнее и то, что начиналось, как игра, как острое рискованное удовольствие, как попытка украсть себе каплю недоступного, превращается в какое-то извращённое действо.
И виной тому сам Локи.
Его язык скользит по прикушенной губе Громовержца, ныряет ему в рот, проходясь по его языку и ускользает прежде, чем это можно будет назвать поцелуем. Пальцы захваченной руки расслабляются, поглаживают внушительный бугор на штанах, но ласку не усиливают.

+1

20

Словно убаюканные, успокоенные этой покорностью, пальцы на его запястье ослабляют хватку. Поцелуй довершает дело - и юноша, только что, кажется, готовый броситься в бой, снова покорно сдается горячим губам и украденным, спрятанным в темноте Лабиринта ласкам.
Снова откинув голову, опираясь о землю ладонями, чтоб не упасть, он кажется, расплывается в мареве пробужденного желания, слишком стыдливый, чтоб дать ему немедленный выход, слишком неопытный, чтобы отсрочить его. Он словно разрывается между двумя желаниями: целовать разжигающий его рот, и отдаться руке, каждое прикосновенье которой его обжигает огнем; его вены наполнены лавой, жаждущей выйти наружу - и заморожены страхом быть пойманным и застигнутым.
И все же страшнее всего - расстаться, не повторить то, что творится, не почувствовать вновь. Потому, задыхаясь, целуя, снимая губами кипящую в поцелуе влагу, он шепчет, а может быть стонет, так жарко, что от этих звуков волосы становятся дыбом на руках и загривке:

- Ты придешь... придешь снова?
Поцелуи. Приподнятые в слепых поисках ласки бедра. Даже через повязку видно, как у него начинают закатываться глаза. Не в силах удержаться, юноша со стоном роняет голову своей мучительнице на плечо, горячо шепчет, глотая слова, прерываясь, из последних сил сдерживаясь, чтобы все немедленно не закончилось.
- Сад у пристани... в полночь... клянусь, я не трону тебя! Если нет, я... я буду искать... я найду тебя... все равно найду... ты... одна... еще... прошу тебя... еще! умоляю... Ах!
Этот возглас срывается с воспаленных, багровых губ, подхватывается и тут же уносится ветром, чтоб замереть, словно быть запечатанным в сердце дворцового лабиринта. Сам же Тор снова вскидывается, и, окончательно осмелев, приникает ртом к опрометчиво близкой шее, чуть выше ворота.

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1

21

Хватка на его запястье слабеет и Локи украдкой выдыхает, отпуская скопившийся бешеным напряжением во всём теле страх. Он готов сорваться и сбежать прочь, как дикий зверь. Но медлит. Что-то внутри подсказывает - сбеги он и это будет огромной ошибкой, а затянувшаяся шутка, подобно снежной лавине в горах, стремительно обрастающая новыми событиями, сорвётся и сметёт его самого, и Тора.
Пальцы слабеют, поглаживают почти невесомо, младший собирается с духом, чтобы сказать, что не будет продолжать и не придёт на свидание. Но брат решает за них обоих. Засос обжигает, заставляет содрогнуться его всем телом. В мыслях расплывается чернильным пятном паника, расплёскивается, тёмными пятнами пачкая сознание, топит здравый смысл и самообладание. Локи охает и дёргается, отпрянув. Его пальцы, на мгновение, от испуга, надавливают чуть сильнее, а потом ускользают. Сам он всем телом подаётся назад, крупно дрожа, в ужасе озираясь и собираясь бежать. Рукой он трёт наливающийся след на шее, смотрит на старшего в панике.
Дыхание срывается вслед за частящим в глотке сердцем. Несколько мгновений он в ужасе смотрит на Громовержца, пытаясь успокоиться. Собственное тело - предатель. Оно горит огнём и требует ближе, сильнее, откровеннее. Локи до хруста сжимает зубы, заставляя себя успокоиться и подаётся ближе.
- Не умеешь вовремя остановиться. Не держишь слово. Эта игра только в поцелуи, принц. Мы и так перестарались. И окончится эта игра на выходе из лабиринта. Я не приду ночью. Но спасибо за поцелуй. У тебя сладкие губы. - Он склоняется близко-близко, целует коротко и шепчет в самые губы с улыбкой, быстро, даже торопливо. А потом, со смешком, отстраняется и слышно только шелест быстрых шагов по траве, стихающий вдали.

+1

22

Ему удается сбежать только лишь потому, что старший брат оглушен, опьянен водоворотом чувств, буйством и яростью крови; потому, что ему требуется несколько минут - воистину бесконечных - чтоб осознать, что все кончилось. Но и потом он не верит, и с возгласом протеста тянется вслед за неизвестной, не допуская и мысли, что нашлась хоть одна дева в Асгарде, способная отказать ему в ласках и в просьбе, сулившей столь много.
Он даже не сознает, что повязка все еще на глазах, и споткнувшись, зацепившись за плети травы, падает ниц.

... - Поглядите, кто это к нам пришел,- насмешливый голос Фандрала, в расслабленной позе возлежавшего на коленях сразу у двух красоток и поедавшего веточку винограда, заставил Тора поднять голову. Удивленье приятеля было более чем обосновано: юноша отсутствовал уже достаточно долго, чтобы начать волноваться о том, что могло с ним стрястись в колдовском лабиринте. Впрочем, растрепаный вид и блуждающий взгляд навели товарищей на мысль, что причина отсутствия была куда менее магической, и несравненно более... приятной.
- Вы только посмотрите на него,- продолжал блондинчик, приподнимая брови.- Судя по всему, принц умудрился урвать кое-что получше простых поцелуев. Поведай, кто она была? Благородная дева? Служанка? Или тебя одарила любовью одна из дриад, что, как говорят, водятся в этом месте?
- Ступай в Бездну,- отмахиваясь от балагура, пробормотал Тор. Несмотря на отказ и очевидное понимание того, что чудесная встреча не повторится, он, обернувшись, вновь устремил полный желания взор к темным аллеям, не в силах так просто забыть случившееся.
Но ничто и никто не явился из зарослей зеленый ветвей, и наследник с тяжелым вздохом опустил голову, пытаясь заставить себя примириться с мыслью о том, что неизвестная дева, воспламенившая его кровь, растаяла без следа.
Или... нет?

- Я отыщу ее,- сжимая руку, и словно сам себе (или зачарованному месту) давая горячее обещание, проговорил он.- Я отыщу и узнаю, что заставило ее отвергнуть мою любовь. Так и будет.
- Один раз по...целовались - и уже полюбил?- заметил было Фандрал, но его спутницы, то ли задетые этими словами, то ли охваченные сочувствием, разом, не сговариваясь, наградили шутника шлепками, заставив умолкнуть.
Впрочем, Тор все равно его не слыхал. Раз увидев цель, он привык идти к ней, не отворачивая с дороги, не считаясь со средствами - и теперь точно знал, кто поможет ему в решении этой загадки.

- Где Локи?- оглянувшись, кусая губы от нетерпения в поисках младшего брата, не найдя его, он стремительным шагом направился в сторону замка.
Уговорить юного колдуна было задачей едва ли не столь же сложной. Но Тор точно знал, что получится.

Рано или поздно он снова почувствует тот поцелуй. Даже если поиск займет тысячу лет.

Эпизод завершен
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/26516.png[/icon]

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [Long long time ago] Long as my exile, as sweet as my revenge


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно