ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [866 год] Valhalla I am coming!


[866 год] Valhalla I am coming!

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

[epi]Valhalla I am coming! весна 866г.
Lady Sif, Stryfe, Thor Odinson
https://i.ibb.co/TgbdzH5/32443.png
Весной 866г. объединенному войску франков под командованием Роберта Сильного и герцога Аквитании Рамнульфа I удалось отрезать от кораблей отряд викингов, наводивших ужас на Нейстрию.
Истребленный практически до нуля, хирд укрывается в разграбленной цервки...
Время: после полудня
NB! Кровь, кишки, неуважение к христианским святыням[/epi]
[table layout=fixed width=100%][tr]

[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/33138.gif[/icon]

+2

2

... -... и дайте срок... господь мой, Иисус Христос, обрушит на вас гнев свой! Te Deum laudamus, Te Deum! В руки твои предаю теперь дух свой! Если пойду я долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что ты со мной! Твой жезл и посох успокаивают меня! Ты приготовил трапезу в виду врагов моих... чаша моя преисполнена!

Мужчина, склонившись, слушавший этот бессвязный поток слов, часть из которых была на латыни, часть - на ломаном греческом, а почти треть просто тонула в потоках кровавой слюны, струившейся у оратора изо рта.
Опрокинутый на спину, он лежал на каменных плитах, коими вымощен был двор и внутренний предел старого храма, ставшего пределом отряду воинов-северян на этой чужой земле.
Впрочем, сейчас дом божий мало был похож сам на себя, и, определенно, если бы и привлек какого-нибудь жильца, то разве что одинокого, позабытого всеми поганца, который обожает тащить в нору всякий мусор. Некогда освещенный множеством лампад и светильников, теперь он погружен был во мрак; выломанные витражи и опрокинутые скамьи довершали картину разгрома. Опрокинутые, обобранные статуи мужчин и женщин, сваленные в кучу у алтаря, облупленные, с отбитыми руками, напоминали покойницкую, куда свозили жертв чумы.
И у нее даже было имя.
Христианство.

- Что бормочет этот безумец?- презрительно надув губы и глядя на то, как по щекам умирающего катятся слезы, спросил высокий юноша. Прислонившись к колонне, он без участия наблюдал за тем, как тяжелораненый борется со смертью у его ног.
Тор, и правда, не испытывал жалости к поверженному противнику. Сутками раньше его соплеменники, приверженцы распятого бога, заманили в ловушку в деревне и живьем сожгли почти сотню воинов, лишив тех не только достойного погребения и тризны друзей, но и чертогов Вальхаллы.
А, значит, прощения и примирения не заслужил.

О, эти крики ярости, вырывавшиеся из обожженных, залитых горящей смолой ртов! Сын Одина видел на веку не одну сотню смертей - но никогда не забудет, с каким отчаяньем, умирая, его воины пытались вырваться из ловушки! Он видел отчаянье в их глазах, видел мольбу - если будет возможность, когда-нибудь, через тысячу лет, допустить их перед лицо Всеотца!
Он видел - но не мог сделать ничего.
Эти люди, что поклонялись доброму богу, что объявляли себя защитниками и поборниками мира, добра и истины, превратили его самого в запертого в ловушку, бессильно мечущегося раненого зверя.

А еще он видел...
Но о том его спутникам знать не полагалось.

- Прикончи падаль,- посоветовал кто-то из темноты; как видно, наскучив слезами христианина, кто-то из хирдманнов решился прервать столь недостойные мужчины мученья - но краткого жеста руки сына Одина оказалось достаточно, чтобы рука, потянувшаяся к ножу, остановилась.
Бросив на маркграфа быстрый взгляд, принц асгардский оттолкнулся от колонны, и, отвернувшись, направился вглубь храма.
- Пусть сдохнет, как жил.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon][status]son of Odin[/status]

+4

3

Гротескно копируя размашистую походку Громовержца, на стене оскверненного храма выросла сгорбленная черная тень, чтобы через мгновение скукожиться до черной точки. Никто из воинов не осмелился последовать за своим предводителем, хотя в сердцах суровых детей Севера не было места унынию, в них пылали свирепая жажда мести и звериное желание выжить.

Никто – кроме одного.

Такая же черная тень, но более тонкая и стройная, скользнула следом за сыном Одина, и мужчины, покрытые грязью и кровью, как доспехами, угрюмо переглянулись. Миловидного спутника Тора они поначалу приняли за безусого юнца, которому предстояло обагрить клинок первой кровью, но вскоре убедились в своей ошибке. Первому, кто выразил сомнение, леди Сиф легким небрежным ударом рукояти меча в солнечное сплетение вышибла дух, после чего викинги преисполнились к асгардской воительнице не меньшим почтением, чем к сыну Одина. И то верно, какая разница, косу или бороду носит воин, чей меч безжалостной сечей прокладывает дорогу среди вражьего воинства, и чья сила и ловкость сберегла не одну голову.

Только тех, кто сгорел, корчась в муках, в огне, воинское искусство леди Сиф и мощь Тора не спасли, и Сиф, как никто, понимала ярость и печаль сына Одина. Небожители, в чьих руках сосредоточена сила, способная стирать с лица земли города, не смогли уберечь жизни смертных, доверившихся им.

Но все же – Сиф чувствовала чутьем верного сердца, привыкшего биться в унисон с сердцем друга, – причина мрачности Громовержца крылась в другом.

Мелкие камешки заскрипели под сапогами воительницы, когда она подошла к Тору, намеренно давая знать шумом о своем приближении. Подбитый мехом куницы алый, цвета крови, плащ трепетал на холодном ветру Нейстрии.

– В чем дело? – напрямик спросила Сиф, не привыкшая искать обходные пути в разговоре. – Почему мы не выйдем за ворота и не вгоним в землю по шею дерзких псов, посмевших бросить вызов сыну Одина? Скажи лишь слово, – свирепая улыбка озарила лицо воительницы, – и все их вожди будут лежать, издыхая у твоих ног. И поглядим, станет ли им на защитой их бессильный распятый бог, о чем молит тот безумец.
[AVA]http://sg.uploads.ru/M0vBq.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-25 22:14:26)

+4

4

Пылкий призыв не нашел ответа. Одинсон лишь сильнее нахмурился, кивком головы приказывая верной спутнице следовать за собой, словно желая поведать ей нечто запретное для ушей простых смертных. Перешагивая через осколки статуй, отломанные благословляющие руки, крылья, кисти и даже головы некогда мнимо-божественных существ, он пересек поперечный неф, и остановился у пресвитерия, с явным неудовольствием разглядывая резной деревянный балдахин, возвышавшийся над невысоким столом, некогда уставленным драгоценной утварью, а теперь - залитым кровью священников и самих осажденных.
Даже сейчас северяне верны были своему обыкновению: выносить из богатых храмов Распятого бога все, представлявшее хоть малейшую ценность.

Впрочем, едва ли в душе сына Одина нашлась бы хоть капля осуждения за подобные дела. Золоченые статуи воинов и покрытый драгоценными щитами потолок Вальхаллы едва ли возникли из тьмы времен сами собой. Брать у побежденных было священным достоянием победителя, а защитить то, что считаешь по праву своим - долгом и честью мужчины.
Но все же сейчас вид опустевшего алтаря вызвал у него едкий смешок.

- Люди Мидгарда полны неразрешимых загадок,- проводя пальцем по длинной неровной трещине, расколовший мрамор, очевидно, от удара тяжелого топора, изрек он.- Те, кто спасается здесь, завтра могут отправиться к праотцам, но не удивлюсь, ежели каждый из них набил толстый мешок золотом и драгоценными ризами. Ты спрашиваешь, что мешает мне, сыну Одина, шагнуть за ворота этого дома божьего и одним ударом развеять в прах армию врагов? Ничего... если не считать тех, кто стоит за их спинами. Ты не заметила их?- повернувшись к дверям, заложенным сломанными скамьями и подпертым так, что сдвинуть их с места не смог бы даже Вольштагг, ухмыльнулся он. Поднял голову и огляделся, словно прикидывая, как можно и стоит ли пробраться на крышу, чтоб показать подруге и спутнице тех, чье присутствие ввергло его в столь несвойственной детям Асгарда сомнение.
Но, как видно, сочтя подобный поступок ненужным, качнул головой и негромко вымолвил:
- Ангелы...

... Заслышав такое, любой житель Мидгарда, в особенности христианин, впал в огромную радость, уповая на то, что если уж предводитель и бог язычников опасается посланцев господних, то сила и защита на их стороне. Вот только Тору была слишком уж хорошо известна история этих продажных тварей, наемников, что искали наживы, и продавались, как шлюхи, тому, кто дороже заплатит: королю йотунов, троллям, темным эльфам, и самым чудовищным тварям, не брезгуя ни похищениями, ни детоубийством, ни самым подлым предательством.
Именно за него ангелы и были изгнаны Всеотцом Одином Бёрсоном из Девяти миров, а их дом, некогда представлявший собою Десятое царство, развеян был им в пространстве, чтобы не дать чудовищам обрести свой приют.

Сузив глаза, Тор продолжал еще долго смотреть на закрытые двери, как будто бы различая сквозь них того, с кем даже он страшился схлестнуться. Но, в конце концов отведя глаза и потупившись, он произнес:
- Они здесь, я слышу трепет их крыльев. Они знают, что я видел их, и ждут. В одиночку... вдвоем с тобой, нам не одолеть их. Но я найду выход. Пусть мнят, что загнали нас в ловушку. Пока закатное солнце не коснулось земли - есть время ждать.
[status]son of Odin[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+4

5

Леди Сиф упрямо наклонила голову: в душе с превеликой неохотой признавая правоту Тора, на словах согласиться она с ним не могла. Пылкая воительница и слушать не желала о возможном поражении. Быть побежденной – не для нее. Если Сиф сбивали с ног, она всегда подымалась, смеясь над полученными ударами и ссадинами, даже сквозь боль и кровь.

– Эти твари трусливо спрятались за спинами смертных, не посмев показаться нам на глаза, – с презрением в голосе воскликнула Сиф и, усмехнувшись, положила ладонь на рукоять меча. – Они боятся асов, и на то есть причины. Один Всеотец разгромил их войско и развеял в пыль их царство, неужели мы..?

Она сразу поверила Тору. В упоении битвой воительница слышала лишь звон мечей и крики ярости, а следовало внимать и трепетанию крыльев бабочки на другом конце поля – так наставлял свою ученицу Хеймдалль. Подобного мастерства она пока не достигла.

– Вдвоем, возможно, – в задумчивости Сиф поддела носком сапога мелкий щебень, в который обратились разломанные части тел изуродованных статуй. – А впятером?

Взгляд воительницы устремился ввысь, к полукруглому своду святилища, словно в экзальтации вдохновенной молитвы, однако просветленным взором обращалась она к богу языческому, тому, кто соединял радужным мостом девять миров. Губы Сиф раскрылись, чтобы назвать было имя Хеймдалля, но тотчас же сомкнулись, и чело ее омрачилось.

– Постой. Не этого ли они добиваются? Вновь сойтись в битве с воинством асов? А эта жалкая кучка смертных – марионетки, приманка? И едва Страж откроет Биврёст... О-о-о-о...

Сиф в ярости сжала кулаки, негодуя, что коварные ангелы сумели обвести вокруг пальца детей Одина, и наверняка теперь гадко потешались над ними. Но они с Тором разгадали их замысел!
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:36:15)

+4

6

Недобрая ухмылка, мелькнувшая на губах юного Громовержца, показала воительнице, что она не ошиблась в своих подозрениях. Впрочем, сказать правду, до столь далеких выводов он не додумался, и прибегать к помощи из Асгарда не собирался вовсе не из-за тревоги о судьбе родины. Снова дать матери и отцу поводы для покоров в беспечности, а дворцовым насмешникам - для торжества? Вновь заслужить безмолвный взгляд Стража моста, проникающий, кажется, в самое сердце, в самые темные закоулки души? Не лучше ли бросить вызов судьбе, и, если придется, вступить в Чертог радости под песни валькирий и громкие крики героев, сложив голову в бою, но не сдаться могущественному противнику, что обарывает молодых и старых, опытных и юноцов, едва ступивших на поле брани - страху?
Теперь же, заслышав догадку подруги, юноша и вовсе предпочел промолчать, следуя старинной пословице, гласящей, что маломолвие в разговоре часто видится собеседнику признаком ума возвышенного, и помыслов и рассуждений серьезных.
Эту тактику молодой бог впоследствии неоднократно использовал в бытность свою в Мидгарде, с успехом водя за нос и Мстителей и даже Щ.И.Т.; теперь же, услышав догадки подруги, он лишь угрюмо кивнул, подтверждая, что все, произнесенное ей, пришло ему на ум еще в самом начале их разговора.

Падшие, отторгнутые, лишенные мира, Ангелы только и грезили о том, чтобы вернуться в Асгард с огнем и мечом, неся на широких крыльях погибель всеми живому - и хотя, по пророчеству вельвы, уничтожить Золотой город можно было только, убив сына Одина.
Не для того ли здесь и сейчас эти твари подстерегли их с Сиф? Не для того ли заманили в ловушку, чтобы заставить Всеотца в который раз прийти на выручке недалекому сыну, открыв древним врагам дорогу в самое сердце царства?

- Они ждут, что мы воззовем ко Всеотцу,- скупо обронил он, усаживаясь на алтарь и сложив на груди руки; в этой позе, освещенный неверным светом, со склоненной на грудь златоволосой головой Одинсон выглядел старше чем был. Теперь он уж не казался юнцом, ищущим только славы, но мудрым вождем, богом, которому ведомы тайны, недоступные человеческому уму. Хирдманы, глядя на эту картину, притихли, и даже раненый, все еще лежащий на каменных плитах, прекратил свои стоны, не то в самом деле отправившись к праотцам, не то лишившись чувств, не то погрузившись в немую молитву.

Несколько мгновений царило молчание. Затем тяжкий взгляд голубых глаз обратился к Сиф.
- Нам нужен верный союзник, но не из Асгарда, и не из Девяти миров. Тот, кто не побоится выступить один против многих. Тот, для кого битва и смерть - такие же братья и сестры, как для любого из асов; тот, кто не побоится швырнуть этих тварей на самое дно Бездны. Я знаю такого. Я призову его. А ты поможешь.

Легким движением соскочив с алтаря, Тор огляделся, как если бы выбирал место или искал чего-то, потребного для выполнения колдовства. Его внимание привлекла одна из поверженных статуй, лежащих в пыли: изображение темноволосого воина, сжимавшего в руке длинное копье. Последователи Распятого бога не поскупились на золотую отделку оружия, выглядевшего одновременно и угрожающим и игрушечным; впрочем, его пригодность для боя волновала сейчас Громовержца в последнюю очередь. Взявшись за древко, он легко вырвал оружие из каменных рук, и, повертев, удовлетворенно хмыкнул. Затем, выйдя в то место, где расколовшаяся плита обнажила промерзшую землю, воткнул наконечник в землю - и, не выпуская, склонил голову и закрыл глаза, бормоча про себя что-то неразборчивое.
Потом вдруг открыл их, и быстро взглянул на Сиф.

- Положи руку мне на руку. Тот человек далеко; чтобы пробиться к нему, потребуются все наши силы.
И, не дожидаясь, пока дева меча последует приказу, юноша в нетерпении сам схватил ее за запястье, укладывая тонкую кисть поверх своей, и накрывая другой ладонью. Затем снова замер, зажмурившись, прямой, напряженный, как если бы перед ним было не игрушечное оружие, а неподъемная скала, башня, которую он в детской своей самонадеянности собирался подвинуть.
Какое-то время казалось, что ничего не произойдет - и даже викинги, укрытые сумраком, обменялись взглядами. Но внезапно все древко оружие вспыхнуло голубым пламенем и задрожало; тонкий свет разлился по разгромленному пределу, разбегаясь, скользя по колоннам и балкам, забираясь под самую крышу.
Ни звука, ни дрожи земли - ничего. Лишь этот голубой свет.

Тор улыбнулся.
[status]son of Odin[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+4

7

Воительница не скрывала изумления: скрестив на груди руки и приподняв брови, она устремила на Тора вопросительный взгляд. Впрочем, взглядом дело не ограничилось.

– Союзник? И не из девяти миров? Тогда откуда ты его знаешь? И кто это? А Одину про него известно? А Троице? – выспрашивала Сиф с оттенком нетерпения и ревности в голосе, немного уязвленная тем, что Тор не доверился ей раньше. И если выяснится, что Хогуну, Вольштаггу или Фандралу он уже рассказал, она треснет его тем самым копьем, которое он с возгласом удовлетворения вытащил из кучи обломков.

– Ладно, ладно, – немного смягчилась Сиф, когда Громовержец попросил, точнее, потребовал помощи, дернув ее за руку и возложив ее ладонь поверх своей. – Призовем. Сильный союзник нам и впрямь не помешает. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – добавила она, когда мгновенного результата не последовало.

Закрыв глаза, Сиф сосредоточилась. Поначалу она ощущала лишь тепло ладоней Громовержца, отчего было довольно трудно думать о некой абстрактной далекой точке в пространстве, куда должен был быть послан сигнал и о которой воительница не имела ни малейшего представления. Но затем она расслабилась и освободила свой разум от всяких мыслей и просто представила себя с Тором единым целым – не она направляла зов, но они. Вместе.

Когда древко копья вспыхнуло синим пламенем, Сиф подавила желание издать торжествующий вопль «Получилось!» и инстинктивно отдернуть руку от огня. Получилось или нет, они поймут, когда их неведомый соратник даст о себе знать.

– Долго еще? – напряженным шепотом спросила Сиф сквозь сжатые зубы.
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:36:42)

+4

8

Медитация обостряет чувства. Помогает осознать собственный разум. Делает мысли ярче, а образы конкретнее. Телепат тренирует свой разум, так же как спортсмены – тело. Иначе можно просто не справиться со всей той энергией, которую являют собой мысли людей вокруг. И не только. На всей планете Земля.
И не только сейчас.
Некоторые считают путешествия во времени преступлением, способным разрушить само пространство-время. Вероятность есть. Но всё не так просто. Время слишком мощная сила, чтобы повредить её так просто. Есть всего одна сила, превосходящая его.
Разум. Разум способен преодолеть пространство и время. Ведь недаром некоторые мутанты могут видеть прошлое вещей, ещё не произошедшие события, а то и вовсе останавливать поток времени.

Когда яркая, но вовсе не слепящая вспышка пронзила сознание Страйфа, он не прервал медитации, а лишь сконцентрировался на ней, словно схватившись за конец веревки. Схватился, чтобы понять, кто на том конце. Кому хватило дерзости привлечь к себе внимание. И, поняв, не стал сопротивляться.
Ментальная связь с этим человеком стала результатом тяжелого, но достойного и равного боя. В глубине души мутант надеялся, что тогда, на руинах монастыря, в далеком прошлом, их встреча не была последней.
Тот юноша заставил путешественника во времени над многим задуматься. Похоже, его надежды оправдались.

***
Бледная синеватая вспышка на миг осветила внутренности полуразрушенное здание. Исчезнув, портал оставил на своём месте высокого воина, закованного в серебристые доспехи. Из-под украшенных шипами наплечников за спину почти до пола спускался алый плащ, выигрышно целый и чистый по сравнению с последствиями предыдущего сражения. В руке воин держал длинное, в свой рост, металлическое копьё.

Оказавшись на твердой земле, Страйф на секунду зажмурился, справляясь с ощущениями от временного перехода, а затем отодвинул ногой в сторону перевернутый обломок скамьи, мешавший пройти. Большую часть зала скрывал полумрак, но не надо видеть многое, чтобы понять – здесь отгремел тяжелый, кровопролитный бой.
Несущий Хаос наконец нашёл глазами того, кого искал. Остановившись в двух шагах от юного воителя и незнакомой ему девушки, несомненно, тоже не обделенной умением сражаться, мутант медленно кивнул в приветствии, а затем бегло огляделся по сторонам. Осколки витражного стекла, полуразрушенные статуи, тела и кровь.
- Некоторые вещи всё же не меняются, не так ли?
Мутант чуть улыбнулся уголками рта. Вид разрушений и смерти ничуть его не смущал.
- Возможно, для меня это прозвучит странно, но… я рад видеть тебя, Тор.
О, не просто странно. Это было на грани шока, но, побери Тьма, возможно, ни для кого не поздно ощутить нечто новое. Например, те чувства, которые испытывает человек, который рад кого-то видеть.
Страйф опустил взгляд на тело у ног воителей.
- Я опоздал?
То, что его присутствие здесь не было случайностью и он верно выбрал время и место, используя энергию разума своего бывшего противника в качестве маяка, Несущий Хаос даже не сомневался.

+4

9

Неестественное потустороннее сияние заставило отважных викингов замереть в благоговейном ужасе – открывшийся портал слишком походил на врата в зловещее царство Хельхейма, чтобы взирать на льющийся голубой свет бесстрастно и бестрепетно. Когда же свет погас, оставив на месте провала в иной мир закованного в броню воина, немногочисленный отряд уцелевших разразился такими яростными ликующими воплями, словно его издалавала добрая сотня глоток. Нечленораздельный рев, сопровождаемый грохотом ударов кулаков об обтянутые кожей щиты, постепенно сложился в одно короткое имя. Брошенное наугад, оно было подхвачено всеми и взлетело к каменному своду церкви, отражаясь многократным эхом.

– Тюр... Тюр! Тюр-р-р!!!

Ибо кого мог призвать Громовержец на помощь своим отчаянным, но не отчаявшимся соратникам, как не сильного и грозного воителя Асгарда. Воистину, те, кто переживут этот день и эту ночь, станут счастливейшими из смертных, поскольку смогут поведать детям и детям их детей, как сражались бок о бок с богами. И вдвойне счастливей те, кто сложит голову в грядущей славной битве.

Лишь одна леди Сиф хранила молчание посреди приветственных криков, пристально разглядывая чужеземного воина, откликнувшегося на зов. Мельком взглянув на огрубевший во множестве сражений суровый лик, воительница все внимание отдала странным доспехам и оружию. Настороженное выражение не покинуло лица Сиф, однако губы тронула тень удовлетворенной улыбки. Их новый союзник был достаточно силен, чтобы сразиться с ангелами.

– Ты вовремя, – возразила воительница и, обернувшись к Тору, спросила громким шепотом. – Ты призвал колдуна?
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:37:12)

+4

10

Ухмылка на лице Одинсона стала шире. Самоувереннее. Не выпуская из рук оружия, сослужившего ему столь добрую службу, юноша выдернул наконечник из земли и легко, как пушинку, повернул в руке.
А затем, швырнув в сторону, пересек разделяющее их со Страйфом пространство, и порывисто обнял его.
- Это не колдун. Это намного лучше.

...- Что же, придется тебе побыть моим братом, Тюром для всех, в том числе и для них,- кивок на хирдманов, в восхищеньи разглядывавших трех, как им казалось, богов, явившихся прямиком из Асгарда. Правда, суровому облику Несущего Хаос недоставало растительности на лице, да и рука у него имелась, но что стоят подобные мелкие нестыковки в сравнении с обещанием славного боя и сладкой, как поцелуй валькирьи, победой?
Короткий рассказ о причине и обстоятельствах знакомства с воителем из будущего, не менее краткое представление Сиф новому соратнику не отняли у него слишком много времени. После этого лицо юноши, прояснившееся при появлении Несущего Хаос, вновь омрачилось, словно мгновенная вспышка звездного пламени, озарившая его, растворилась во тьме.

- Там - наши враги,- сдвинув брови и поворачивая лицо к дверям, над которыми сиял прорубленный в камне знак креста, проговорил он.- Некогда Асгард был и их домом, но жажда власти с зависть иссушили сердца ангелов... По отдельности они слабее любого из воинов Золотого города, но, сплоченные яростью, жаждой наживы и местью, способны одолеть почти любого. Я призвал тебя потому...- он остановился, опуская взгляд долу и хмурясь сильнее,- потому, что не могу, не желаю призывать помощь отца моего и воинства родины, опасаюсь, что они вновь могут вторгнуться в Асгард. И потому, что любого из нас: меня, леди Сиф, Одина,- они знают, и могут предвидеть, как мы поведем битву. Но ты им не известен, и в этой неизвестности наше спасение. Твое копье,- потемневшие глаза юноши смотрели теперь на Страйфа, словно желая понять, зря ли когда-то сын Одина подверг себя гневу владыки, вернувшись с пустыми руками; пожелает ли воин теперь отдать этот долг, присоединив силы порождения Апокалипсиса в сражении против тех, кого в Мидгарде величали детьми божьими.- На что способно оно против несметного воинства?

Тор смолк, вновь отвернувшись от товарищей и устремляя взгляд на сияющий красками близящегося заката знак креста над головами. Пожалуй, впервые в его душе мысль о грядущей битве не вызывала привычного ликования. Но не потому, что сейчас рядом с ним была Сиф: жизнь девы-воительницы была полна опасностей, и ей не впервой было рисковать все ради славы и блага Асгарда. Но нынче сын Одина в первый раз прибег к чужой помощи, помощи смертного, словно признав, что впервые не готов выступить против всего мира.
Почему - он не знал.
Знал только, что это было правильно.

В наступившей тишине, словно подтверждение его слов, с губ умирающего сорвалось, чтобы затихнуть навечно:
-... И дано было ему вести войну со Святыми и победить их...
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+4

11

Несколько растерянно ответив на приветственное объятие, Страйф чуть повернул голову. Среди развалин сражались не только уже знакомый ему молодой Тор и его сестра по оружию, но и воины, схожие с теми, что когда-то пришли на штурм небольшого поселения в северной Англии. Достойная вышла история, пусть и пережили её, скажем так, не все.   

Имя, которым они звали Несущего Хаос, не было ему знакомо. Но прежде чем мутант успел задать неловкий вопрос, Тор подоспел с разъяснениями. Впрочем, вполне логично, что викинги ждали кого-то из своих богов. И внешний вид Несущего Хаос, который люди этого времени должны были бы счесть странным, ничуть их не смущал. Чему вообще можно удивляться, когда речь идет о богах, ведь на всё их воля, не говоря уже о внешнем виде. Тем более сияющие доспехи и не слишком футуристического вида оружия располагали.
Страйф взглянул на молодого воителя и улыбнулся.
- Если это не будет тебя смущать, пусть зовут меня именем твоего брата.
Несущего Хаос действительно не волновало, как его будут звать люди этого времени. Более того, маскировка под того, кто является обычной или хотя бы ожидаемой для этого времени личностью – прекрасный способ значительно уменьшить возможные последствия для временной линии. Так что Страйфа всё устраивало. Пусть будет Тюр.

Коротко представившись воительнице и вежливо кивнув, мутант довольно произнес:
- Я рад, что всё же пришёл вовремя.
Хотя развалины некогда величественного здания, окровавленные тела и раненые воины говорили о том, что битва, и битва вовсе не шуточная, уже отгремела. Но если Тор говорил, что впереди враги, значит, впереди были враги. В этом Страйф не сомневался ни на секунду.

Иногда мутант думал, удивить его уже невозможно. И каждый раз, когда в голову забредают подобные мысли, реальность решает исправить подобные нелепые домыслы.
Ангелы.
Несущий Хаос удивленно вскинул брови. При этом слове человек из двадцать первого века вспоминал мирные фигуры в церквях, умилительных младенцев с крылышками, которых там любят изображать символами любви и защиты, ну и, может быть, какие-то более серьёзные легенды.
Но точно не жадных до крови противников из другого мира, способных предсказывать действия своих врагов и некогда ведших полноценную войну с Асгардом.
И тень, павшая на лицо Тора, лучше всего свидетельствовала о серьёзности ситуации.
- Я никогда не сражался с… ангелами. – Выговорить это слово в подобном контексте было сложновато. – Поэтому – не знаю. Но выясню.
Страйф уткнул копьё тупым концом в землю и проследил за взглядом Тора. Странно, но страха не было. И пусть мрачное выражение лица молодого воина казалось ему противоестественным и сильно контрастировало с тем огнем в голубых глазах, который запомнился путешественнику во времени, Несущий Хаос не испытывал желания отступить, и уж тем более не сожалел о том, что пришёл сюда.
- Благодаря тебе я узнал, что значит сражаться с честью, сражаться, уважая своего врага. Теперь, похоже, мне предстоит узнать, что значит сражаться за кого-то кроме себя.
Мутант не знал, подбодрят ли такие слова его товарищей в предстоящем сражении, но это осознание словно снимало с души груз многих десятилетий ошибок.
А ангелы… Ну, пусть будут ангелы.

Отредактировано Stryfe (2019-04-02 02:55:11)

+3

12

Речи Несущего Хаос не отличались ни витиеватой красой, что возлюблена сладкоголосыми скальдами при асгардском дворе и чарует сердца гордых воителей; не было в ней ни похвальбы, ни обещаний, что звучат барабанным боем над землями, громогласные и пустые. Длилась она не столько, чтобы, подобно вину, размягчить сердце слушателей - зато тех немногих слов, что сложились в нее, оказалось довольно, чтоб разгорячить их. Во всяком случае, хирдманы, при появлении нового божества сгрудившиеся плечом к плечу и позволявшие себе до поры лишь взирать на троицу, содрогнулись единым телом, когда острие копья вошло между треснувших каменных плит. В эту минуту им было уже все равно, Тюр ли явился к ним в облике седовласого воина, или то был сам Всеотец: звук вдохновения вырвался разом у всех, отразившись от стен церкви, и заставляя взгляд юного Тора вспыхнуть.
И пламя это не сулило врагам ничего хорошего.

- Они ждут, что бы станем ждать ночи, и попытаемся сбежать, бросив смертных... так сделали бы они. Но не мы. Мы не будем прятаться в темноте и выйдем все вместе,- распорядился юноша, не слушая, да и не ожидая каких-либо возражений.- Я ударю первым, а остальные поддержат... Ты же должен таить свои силы до мига, пока они не будут уверены, что победа близка. Ангелы стремительны и быстры, но в их жилах течет эфир, не горячая кровь, как у асов. Они - следопыты, загонщики, но не воины. Стрелы и копья - вот их оружие; а пуще всего - стая, какой они травят ослабевших врагов, внушая ужас своими крыльями. Я хочу, чтоб ты сжег их!- побелевшие пальцы говорившего сжались в кулак.- Чтобы они горели живьем, познали ужас смерти, ощутили дыхание Хельхейма на своих лицах! Не будь я Тор Одинсон, если предатели, растоптавшие честь, узрят чертоги Вальхаллы! Ты сможешь? Ты сделаешь это?- вновь вскинув взгляд на Несущего хаос, не столько спросил, сколько приказал он. Нетерпеливая дрожь пробежала по плечам Громовержца - и, увлекаемый ей, не дождавшись, не дожидаясь ответа, он повернулся, впиваясь взглядом в медленно багровеющий в красках заката крест над входом в атриум.

- Время пришло! Хель содрогнется от криков и воя мертвых!- провозгласил Громовержец, вскидывая вверх руку, в которой короткими молниями сверкал Молот богов.- Стройтесь вместе. Сомкните щиты! Радуйтесь, дети Одина, скоро вы узрите златые чертоги Гладсхейма!
Призыв этот потонул уже не в рокоте, а воплях той дикой радости, что заставляла трепетать и обращала в ледышки души по всем побережьям, доступным для драконов моря. Одного лишь взгляда на изможденные, полные готовности лица воинов, чтобы понять нетерпение, с каким они ждут сигнала от предводителей, жадность, с какой их глаза вглядываются в небеса, стремясь различить в них летящих валькирий.

Тор больше не был мрачен. Когда алый свет солнца озарил храм, словно роняя на все алую мантию, он вдруг засмеялся, и, обхватив Сиф за плечи, на мгновение прильнул к ее устам с молодым жаром. Но, тут же прервав поцелуй, отскочил в сторону и ударом ноги опрокинул медный светильник, уцелевший, как видно, чудом, и еще ливший свой свет на опустевший атриум.
Тот упал; масло брызнуло на пол и тут же стремительно занялось.
Одним прыжком юноша оказался перед дверями, кивком головы призывая всех остальных сплотиться вокруг себя. Но, едва успел поредевший хирд последовать этому приказу, сверкнула молния - и вышибленные двери разлетелись на щепки, осыпав все вокруг жалящим дождем.

... Угадал ли Тор, или знал, что противник не отважится повторить схватку на стыке ночи и дня, но их появленья не ждали в уже готовившемся ко сну лагере противника. За ударом молнии и грохотом последовала тишина - а затем, как отдаленный гром, вокруг раскатился вопль ужаса. Бросив молитвы, трапезу, вскочив ото сна, люди хватали оружие, и принимались метаться, ища приказов, сбиваясь в толпы, не решаясь броситься в бой.
И лишь в отдалении, трепеща на ветру, вспыхнули в лучах солнца пернатые шлемы и крылья.

Новая вспышка молнии ударила прямо в них. Через мгновение Тор бросился вперед.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

13

Если дева войны помедлила, то лишь на ту долю мгновения, чтобы окинуть взглядом картину хаоса, представшую за разбитыми в щепы вратами. Воистину, смертные по ту сторону врат слишком полагались на своих небесных покровителей, воображаемых или реальных, как будто не в здешних краях родилась поговорка – помоги себе сам, и бог поможет.*

Леди Сиф надменно усмехнулась и, потянувшись с той упругой грацией, которую рождают сила и молодость, стремительно ринулась в гущу боя, сея смерть и мечом прокладывая дорогу к тем, кто затаился в тени напротив закатного солнца, к тем, чей трепет крыльев и злобный клекот она теперь слышала сквозь шум сражения. Не осталось ни времени, ни пространства, только пронзительный миг «здесь и сейчас», миг острого ощущения на краю между жизнью и смертью. Единственный ориентир – алый плащ и сияющая золотом голова Громовержца, чью жизнь Сиф поклялась охранять, и потому старалась не терять из виду.

– Их всего лишь жалкая горстка! – воскликнул один из франков, пытаясь возвратить мужество и рассудок своим соплеменникам, но тотчас упал с пронзенным горлом, захлебываясь кровавой слюной.

Впрочем, смерть его не осталась неотмщенной, и его убийца лег рядом, сраженный ударом в спину, однако ликующее свирепое выражение так и не покинуло его молодого лица.

Вдохновленные примером предводителя и вспыхнувшей надеждой отомстить за собратьев, преданных позорной смерти, хирдманы шли напролом, не щадя ни себя, ни врагов, рядом с богами сами чувствуя себя равными им в доблести, и превратившись для франков из людей в зловещее знамение из Писания. Ибо времена Всевышнего имеют начала, открывающиеся чудесами и силами, и окончания, являемые действиями и знамениями: какова нива, таковы и семена; каковы цветы, таковы и краски; каков делатель, таково и дело; каков земледелец, таково и возделывание.

Ангелы, посеявшие вражду меж людскими племенами, теперь собирали жатву; и плоть под острым железом падала на землю, как скошенная трава. Алые капли из ран поили почву кровавой тризной, и среди павших уже не оставалось разницы между христианами и язычниками. Гибнут стада, родня умирает, и смертен ты сам; но смерти не ведает громкая слава деяний достойных... Каждая из сторон сложит свою песнь об этом бое.

– Берегись! – крикнула Сиф, уловив даже не взглядом, а краем зрения, только потому что ждала, стремительный силуэт существа, похожего на огромную пикирующую птицу.

Внезапная атака начала клонить чашу весов в сторону нападавших, отчасти измотав силы асгардцев, и самое время было для божественного и ангельского вмешательства.
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

_____________________________________________
*«Aide-toi, et le ciel t'aidera» (фр.)

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:37:50)

+4

14

Было в истинной вере что-то завораживающее. Страйф ещё раз взглянул на людей, что собрались среди разрушенных святынь. Тех, что шли за Тором и Сиф. Их уже неслабо потрепала предыдущая битва, но боевого духа в каждом из них было на десятерых. Они верили. Всей душой верили в своих богов, в двоих воинов, которые стояли ближе всего к входу, не прячась за спинами простых бойцов, как порой поступают предводители, считавшие ведомых ими пушечным мясом. Если они потерпят поражение, то все вместе. И вместе будут праздновать триумф.
Их вера себя оправдывала, ведь верили они не в образы, не в истории, не в хоть и великую, но абстрактную силу.
Их боли шли рука об руку с ними, простыми смертными.

Когда-то Несущему Хаос уже доводилось вести за собой людей. Быть для тысяч недосягаемой силой, образом божества, закованного в холодный металл. Наследником и правителем Тёмной Эры. Они шли за ним, но далеко не все из них искренне верили. Шли, потому что привыкли, потому что боялись, потому что не могли даже постигнуть разумом могущество своего предводителя. Он не был богом. Он был тираном.

Тень сошла с лица молодого Тора, освобождая место жажде битвы. Пусть тяжелой, пусть кровопролитной, и пусть финал был неизвестен, самое главное знал каждый из присутствующих, включая путешественника во времени – пламя сражения уже готово разгореться и каждый из них был его искрой. И это пламя освобождало. От дурных мыслей, от страхов, от неуместных переживаний.
Страйф слушал каждое слово Тора, оценивая план и наслаждаясь ревущим в этих словах огнём.
- Сделаю.
Несущий Хаос чуть улыбнулся. Нужно признать, он никогда не сражался с ангелами. Да что там, до последних минут он даже не знал, что подобных существа имеют место быть где-то ещё помимо человеческих фантазий. Но страха не было. Страйф никогда не мог похвастаться какой-то глубокой, осмысленной храбростью или героизмом, да вот только сейчас действительно не было страшно. В нём бушевали любопытство и нетерпение, он желал проверить какие они, эти ангелы, в бою в самом деле. Ну где там найдешь место страху.
А ещё вера людей, которых не пугала ни усталость, ни раны, ни даже смерть. Сегодня они верили и в него. Пусть считая его не тем, кем он никогда не являлся и не зная истинной сути стоявшего перед ними человека в доспехах. Он вел их в бой, он будет сражаться с ними плечом к плечу. Этого было достаточно. В простоте своё очарование.
Как-то по другому сражались в этом времени. Без тяжелого молчания над трехмерным планом поля боя, без споров, без перечащих друг другу приказов, недоверия и тяжести мыслей о возможности собственных ошибок.

Страйф переступил через горящее масло и пересек то, что осталось от врат. Как и было сказано, он выждал несколько мгновений, а затем ринулся в бой следом за своими товарищами по оружию.
Первая стрела отскочила от отражавших закатное солнце доспехов, за ней вторая. Третью мутант сбил в воздухе псимитаром. А затем металлическое копьё нашло уже живую плоть. Второй противник получил в лицо мощный удар бронированного кулака. Несущий Хаос не увлекался битвой со смертными, которых буквально послали на убой, стараясь уделять больше внимания небу и невиданным ранее врагам.
Воздух давал этим удивительным крылатым существам преимущество, не настолько, чтобы оно стало переломным в битве. Наземные цели совершенно не собирались оставаться беззащитными.
- Берегись!
Несущий Хаос обернулся на крик, с нечеловеческой ловкостью перекатился в сторону. К счастью, псимитар создавался не только для того, чтобы красиво махать им в воздухе, перераспределяя псионическую энергию. Созданное в далеком будущем копьё было полноценным холодным оружием, способным при желании справиться даже с металлом, из которого были выкованы доспехи самого Страйфа.
Металл звякнул о металл, путешественник во времени и его крылатый враг скрестили клинки. Со стороны, наверное, это противостояние выглядело завораживающе. И все же противники будто прощупывали друг друга, стараясь понять, кто на что способен.
Но время настоящей битвы только наступало, и Несущий Хаос ещё не обращался к главному своему оружию.

Отредактировано Stryfe (2019-04-09 15:31:30)

+3

15

... Тор Одинсон, принц Асгарда, наследник трона, юный бог грома, смеялся, врубаясь в ряды противников. Однако, напрасно стоило бы искать в этом смехе злобного торжества, жажды крови, или бездумного, ребяческого упоения собственной силой.

Хорошо. Пусть. Упоение было. Оно пронзало его, обливало, как золотом, светом закатного солнца; оно ослепляло, накатывало волной вмиг пропитавшегося вонью пота и крови воздуха, заставляя часто дышать через ноздри, как зверя, которого держат на привязи. Хищника. Гончего пса. Искрами Мьёльнира осыпало оно, обжигало, кусало, впивалось, хлестало, наполняя восторгом, чистой, беспримесной яростью. Каково это: отпустить на волю юную удаль, заточенную в клетку под строгим вечным присмотром отца и брата? Каково это - встретить противников, что полны ненавистью, двойной ненавистью за то, что ты вывернулся из ловушки? Каково это - знать, чувствовать кожей, каждой клеткой, малейшим атомом, что рядом с тобой, за твоей спиной - товарищи и соратники: руки их тверды, и нет сомнений, нет страха в их душах даже в этот предсмертный миг?

... Крик заставил его обернуться: пока молот сверкающей плетью подсек, повергая наземь, добрый десяток смертных - и запутался, опаляя серые крылья. Зрелище твари, падающей на Несущего хаос, на миг заставило рот Одинсона приоткрыться в восторге; и тут же еще больший восторг вызвало зрелище того, как пришелец и его враг столкнулись в схватке, осыпая друг друга искрящейся сталью. Картина их битвы достойна была того, чтобы быть воспетой за длинным столом, в саге, что подхватили бы сотни голосов; а, воплощенная в золоте, украсила бы асгардский дворец. Но разве сыскался бы мастер, чтоб воплотить трепетание встопорщенных перьев и сверкание стали?
Христианин не помедлил прийти бы на помощь - но сын Одина счел, что вмешаться в подобную схватку значило бы выразить сомнение в силе товарища по оружию; потому, вместо того, чтобы броситься, раскручивая молот, на подмогу, он повернулся, ища глазами Сиф.

Отчаянный крик воительницы, как это часто бывает, сохранил жизнь другому - но навлек на ее голову ярость и гнев противника, тут же набросившегося на деву щита с удвоенной силой. Во всяком случае в миг, когда он повернулся, сразу две ангелицы спикировали на нее, занося клинки, сбагровые в истлевающих красках заката. На миг сердце Тора дало перебой; забыв обо всем, он рванулся навстречу подруге, на ходу раскручивая молот.
Но сила оружия, воистину, была хорошо известна противнику: несколько копий и стрел тут же вонзились в землю возле него, со щелчками ударившись в шлем и наплечники; один из дротиков, пущенный рукой более меткой или же более сильной, чем остальные, достиг своей цели и поразил плоть, оставив на бедре, не прикрытом кольчугой, длинный багровый разрез.

В ярости Тор обернулся - и на мгновение замер, как кролик, зачарованный гипнотическим покачиваньем змеи.
И правда, было чему поразиться: крылатое существо, что парило в пространстве над ним, казалось, сияло как солнце, затмевая крылами самый закат, разгоняя ночную тьму. Он весь состоял, казалось, из золота и багрянца: доспех, перевитый лентами, пламенеющие одежды, златые кудри, так похожие на волосы самого Тора. Сомнения не было, и пылающий гневом взгляд бога грома мгновенно узнал того, кто некогда служил трону Асгарда, а после возглавил отступников, погубив множество недавних товарищей.
- Уриэль!

Ответом была презрительная улыбка. Чудовище едва взглянуло на сына Одина, и, взмахнув крыльями, воспарило ввысь: в его руке уже сверкало новое копье. Не требовалось зорких глаз бога, чтоб различить, кого он наметил в жертвы; взмахнув рукой, анахорет, резко набрав высоту, камнем бросился вниз, выцеливая в сражающейся толпе сверкающий панцирь леди Сиф.

Молот взвился в воздух - и ударился в грудь ангела, заслонившего собой путь. Одного. Второго. Третьего...

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

16

Нескоро еще грядут времена, когда битвы будут разыгрываться, словно шахматные партии, без сердца, холодным рассудком и расчетом, и на полях сражений под стрекот радио-приказов станут передвигаться не люди, а пешки, и где отвага и доблесть одиночки ничего не будут стоить в безжалостном маховике Молоха технологических войн. Вот только алая кровь, обагряющая землю, останется той же, живой и человечьей. Ничего этого леди Сиф не знала, а вёльвы не напророчили.

Поэтому билась дева щита как в последний день Рагнарёка, без оглядки и осторожности, уверенная, как все асы, что храбрость – лучший оберег от смерти. С судьбой не поспоришь! Случится лишь то, что должно сбыться, и тщетны любые попытки судьбу обмануть. И лучшее, что можно сделать – встретить свой рок с открытым и ясным взглядом, без страха и трепета.

Нельзя было уловить то мгновение, когда неясные серые тени, парящие в сумраке, обрели плоть и силу, и обрушились вниз смертоносным дождем отточенных до тонкости волоса клинков. Сиф припала на колено, уходя от нацеленных на нее лезвий, и заслонилась щитом, принявшего на себя всю тяжесть удара разъяренных ангелов.

Вопли ужаса и восторга почти заглушали звон оружия – радость франков от явленного чуда господня быстро сменилась растерянностью, ибо ангелы, не церемонясь, равно разили и своих и чужих, ежели те путались под ногами. «Caedite eos. Novit enim Dominus qui sunt eius», – многим позже сказал жестокий христианский воитель, но не ему первому принадлежала идея и дело.

Ангелы издали пронзительный крик ярости, а Сиф отбросила щит и встряхнула кистью руки, разделяя свой меч на две обоюдострые половины. Теперь стремительное вращение двустороннего меча служило воительнице и защитой, и оружием. Сталь скрестилась со сталью, высекая искры, и резким движением Сиф отсекла ладонь противницы, что держала меч, другим выпадом она парировала удар второй ангелицы, разрубив наполовину крыло, и лишь потом поняла, что ангелов, атакующих ее, уже не двое.

– Не жаль будет умереть такой молодой? – ласково и почти нежно спросил Уриэль.

– Не жаль, если возьму тебя с собой, – дерзко ответила Сиф. – За Асгард!
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:34:38)

+3

17

Битва расставила всё на свои места. Её пламя очищающей, живительной волной смыло все сомнения, тревогу и мысли о будущем. Сражавшиеся жили только настоящим, жили и ощущали себя как никогда живыми. По крайней мере, так мог сказать о себе Страйф. Ловкий взмах копья и следом другой, стремительный, пробивший защиту противника.

Что ощутил Несущий Хаос впервые пролив кровь, подумать только, ангела? Ничего того, чего он не ощущал до этого. Триумф от победы над врагом, жар кипящей крови, жажду нового сражения.

Мутант обернулся, ища глазами твоих товарищей по оружию. И очередных противников. Сегодня темп битвы задавал не он, но это не мешало упиваться ей. Искры удивительного оружия молодого бога заметить было не сложно. Красивое зрелище. Руки не дрогнут. Взгляд полон решимости. Куда делась та тень, что легла на лицо юного Тора в том монастыре. Битва смыла её без следа, подняла выше всяких печалей. Страйф прекрасно понимал своего соратника. В такие моменты он сам забывал о своих тяготах, о терзавших его вопросах, ответов на которые даже не существовало, о своём темном и туманном прошлом. Как же удивительно прекрасно жить настоящим, одним текущим мгновением, быстрым, как росчерк клинка.

Новый враг не заставил себя ждать. Невероятный противник не стеснялся использовать своё количественное преимущество. Новая пара белых крыльев мелькнула в воздухе, её гордых владелец стремительно спикировал вниз, надеясь снести закованного в серебристые доспехи противника. Промахнулся. В последний момент Страйф бросился в сторону, отточенным кувырком уходя с линии атаки. В воздух брызнула пыль и клочки вырванной пожухлой прошлогодней травы. Сверкнул алый плащ. Они развернулись одновременно – ангел и путешественник во времени, предстали друг перед другом, и тут же бросились в атаку. Несущий Хаос ничего не знал о том, какие песни и легенды слагаются о подобных битвах, о том, что остается в памяти веков. Наверное, стоило бы.
Окропленные кровью перья легли на землю.

«Уриэль». Это имя не говорило Страйфу приблизительно ничего. А вот интонации были знакомы. Таким же голосом он кричал имя своего отца перед тем как ступить с ним в очередную схватку. Так произносят имя злейшего врага. Отбросив ещё одного противника, Несущий Хаос метнулся к асгардцам. Похоже, приближался тот самый момент, о котором говорил молодой воин. Момент, когда придётся вступить в бой в полную силу. Отдать огню войны всё, что у тебя есть. Возможно, ему недоставало чести и храбрости асгардцев, зато решимости и дерзости мог позавидовать любой. За несколько мгновений он оказался чуть позади Сиф, на пути отбрасывая ударом закованного в металл кулака одного из опрометчиво спустившихся на землю ангелов. Но он не прятался за спиной воительницы, скорее следил за развитием событий, выжидал нужный момент и готовился. Готовился к тому, что ход битвы мог измениться в любой момент. В конце концов, он не знал на что способен этот Уриэль. Как и тот не знал, на что способен воин в необычных доспехах. Небольшой паритет, который мог сыграть в любую сторону. Но разве это кого-то останавливало? 
«Интересно, как возраст для асгардцев считается молодостью?» - пронеслась в голове до любопытства неуместная мысль.       
На кончиках пальцев привычно покалывала скапливающаяся энергия, в любой момент готовая обратиться как в щит, так и в меч.

+3

18

Если б Несущий хаос все-таки задал вопрос... О, Тор не знал бы, что на это ответить: с тяжелой сталью и иглами молний, сшивающих землю с налитым свинцом хмурым небом он был куда дружней, чем со словами.
Может быть, дело и впрямь было в том, что жизнь аса намного длинней, чем у их побратимов - смертных, и в том возрасте, когда те хоронят родителей и поднимают детей, ни один житель Златого города даже не задумается о подобном? Может быть, юность кипит в их крови, покуда можно бросаться навстречу смерти, не попомнив, как будет рыдать поседевшая мать? Или причина в извечной, слепой вере в то, что Всеотец не оставит тебя, и товарищи вызволят из любой беды?
А, может, все проще: в отличие от людей, они каждый день долгой жизни стараются жить, как последний?

... Тор, действительно, дрался так, будто не чаял вернуться домой. Да и что было лучше, чем кончить дни в гуще боя, когда по одну твою руку - прекрасная дева, от вида которой готовы стереть свои зубы валькирьи, а по другую - воин, равного которого он не встречал в Мидгарде? Смерть - это только миг, а потом только сладкое, в вечном веселии и боях  воскрешение в светлом чертоге Вальхаллы!
Вот только...

Копье ангела вспыхнуло, словно кровавый закатный луч - и такой же кровавый свет на мгновенье зажегся в глазах Уриэля. Он не промахнется. Он никогда не промахивался. Даже теперь, читая в людских сердцах, он не случайно наметил жертву, и, подыхая, увлечет за собою ту, чья гибель оставит его противника на века безутешным.

Крик анахотера прозвучал, словно сигнал. В одно мгновение вся пернатая армия ангелов взмыла в воздух - а затем бесконечной лавиною хлынула вниз, грозя просто смести немногочисленных противников с лица земли. В глазах потемнело и зарябило от блеска доспехов, свист растопыренных крыльев резал слух. Но этого ангелам показалось мало - и общий крик, вырвавшийся разом из всех глоток, заставил и противников и их сторонников в ужасе припасть к земле.
Всех, кроме троих.

... Молот крушит черепа, и пройдут бесконечные доли секунда, покуда он ляжет в протянутую к нему руку. Еще много сотых секунды - пока он достигнет цели. Не успеть.
Судьба.

- Ну же, давай! Зажарь его! НУ!!!

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

19

Алый закат багровыми бликами ложился на лица сражающихся, и никто уже не знал, застилает ли взгляд пелена от лучей умирающего солнца, или же кровь, текущая из ран. Своя и чужая смешались в один ручей, сделав павших посмертными побратимами.

Трепетание кроваво-черных в красках заката крыльев Уриэля было почти завораживающе прекрасным, как и его золотой лик, и Сиф ощутила близкое дыхание смерти, уже готовой принять в свои ласковые объятия асгардскую воительницу и подарить последний поцелуй.

Но леди Сиф не была готова. Не так, не сразу, не раньше, чем она заберет проклятую жизнь Уриэля. Воздух вокруг стал обжигающе-горячим, словно в северный край ненароком занесло ядовитый ветер пустыни. Сиф задохнулась, прикрывая воротником плаща нос и рот, чтобы свыкнуться с саднящей болью в горле.

– Ты готов сразиться со мной? – срывая голос, закричала она. – Сражайся, или все увидят, что Уриэль не больше, чем жалкий трус, не способный к честному бою.

– Не асам говорить мне о чести, – расхохотался архангел. – Что мне свидетели? Прежде, чем взойдет новое солнце, все здесь будут мертвы. Как ты.

И сияющий крылатый силуэт ринулся вниз, целясь в сердце леди Сиф.

Первый удар Сиф отбила, срезав с крыла, почти коснувшегося ее лица, несколько перьев, острых, как кинжалы, и копье архангела лишь по касательной задело левое плечо, отдавшееся вспышкой туманящей разум боли во всем теле. Воительница стиснула зубы и взмахнула мечом, парируя второй удар. На этот раз копье вонзилось в плоть бедра, и Сиф пошатнулась, с яростью взглянув на Уриэля, прочитав в его взгляде алчное предвкушение. Он не промахнулся. Архангел никогда не промахивается. Его ненависть к асам слишком велика, и он играет с ней, чтобы потом добить, беспомощную, насладившись ее болью и позором.
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:34:09)

+3

20

Наверное, всё-таки такое понятие как «молодость» определялось не физическим состоянием тела, а тем, что творится с той сутью, которую именуют душой. Несущий Хаос благополучно разменял уже пятый десяток, хотя сколько именно ему лет он даже не мог бы и сказать. День рождения не тот праздник, который может отмечать клон, а постоянные путешествия во времени не позволяли отсчитывать прожитые годы должным образом, как это делают обычные люди. 
И вот несмотря совершенно седые волосы, хотя стоит отметить, что у Кейбла, что Страйфа волосы окрасились в белый очень рано, Несущий Хаос ощущал себя молодым и полным энергии. Конечно, щедрая рука Апокалипсиса, заботившегося о своём будущем теле, накинула ему пару десятков лет жизни, но юным его точно не назовёшь.
Но в битве, подобной этой, когда огнём пылала каждая капля крови в крепком, сильном теле, Страйф ощущал себя именно молодым.

Яркая алая вспышка лишь подстегивала к бою, в тон её сверкнули глаза мутанта. Пусть легкость победы над предыдущими противниками не создаёт ложных иллюзий, этого врага не стоило недооценивать. В отличие от Тора Страйф не совсем понимал логику выбора цели, воительницу точно нельзя было назвать слабым звеном среди них.

Пронзительный крик заставил и врагов, и союзников припасть к земле в ужасе. Резкий, но не больнее чужих мыслей и чужого же страха в голове телепата, этот крик оставил на ногах всего троих. Страйф поднял взгляд, следя за мельтешащими в воздухе белыми крыльями и сверкающими доспехами, лишь для того, чтобы убедиться, что не они сейчас были основными противниками. Несколько наиболее дерзких пали на землю сраженные псимитаром, они решили атаковать сзади. Не вышло, но несколько мгновений для своего предводителя их жертвы выиграли. Несколько мгновений, которых хватило, чтобы кровь воительницы окрасила оружие врага. Их битва не была молниеносной, Сиф противостояла крылатому противнику с достойной тех самых легенд стойкостью, но всё же этого не хватало. Возможно, совсем малость, на самом острие клинка, но не хватало.

Тор не успевал. В глазах Уриэля вспыхнул знакомый триумф ослепительной ненависти.
Страйф сжал зубы. Он прекрасно слышал крик своего необычного товарища по оружию. К сожалению, в буквальном смысле зажарить врага Несущий Хаос не мог.

«Тогда представь огонь».

Мощная телепатическая атака обрушилась на сознание архангела. Мутант не знал обладали ли эти самые ангелы какой-либо защитой от телепатии, поэтому ударил с душой, вынуждая противника поверить, что руки, которыми он держал оружие охватывает яростное пламя. На секунды, но этого достаточно, чтобы отвлечь. Следом Страйф вкидывает копьё, но не пытается им ударить. От закованной в металл руки мутанта по древку прокатывается волна телекинетической энергии, которая срывается с лезвия потоком голубого света, закручиваясь в плотный энергетический заряд, направленный в грудь крылатого врага.

+3

21

Тор Громовержец, сын Одина, защитника Девяти миров, за свою не столь долгую для асгардца жизнь уже успел повидать многое. Мальчишкой, почти младенцем он в первый раз видел, как застывают и превращаются в лед миры, пораженные чарами Ларца вечных зим. Глаза под сверкающей коркой льда жили еще несколько мгновений, моля о продолжении жизни, крича и плача - и затухали, стекленея, покрываясь инеем.
Он видел, как один удар Гунгнира выкашивает целые отряды и войска, погружая миры в бушующий пламенный хаос. Как высекает острие копья ослепительный свет такой силы, что все вокруг: человек или зверь, дерево, камень - превращается в горстку праха.
Он слышал рассказы о том, как под ударом богов целые планеты превращаются в груду осколков. И даже в том мире, где они были, доселе витала легенда о целой планете, уничтоженной его дедом Бёром, только за то что ее обитатели не пожелали склониться, пасть ниц перед асами, и осмелились восстать против них.
Он сам поднимал бури, возносившие до небес огромные скалы, зажигавшие целые леса, превращавшие небеса чужих миров в полотно для сверкающих рун.
Но норны свидетели - никогда, ни в одном из снов и преданий он не слыхал ни о чем подобном.

Вихрь голубого света срывается с того самого копья, за которое они некогда бились, и ударяет в грудь ангелу. А потом вспыхивает, брызжет, взрывается на кончиках перьев, на сверкающих латах. Уриэль вскидывается, забывая о своей жертве, о последнем ударе, который отправил бы светлую душу в обитель бессмертных; отталкивает раненую и взмывает, на ходу взмахами крыл пытаясь загасить непонятное пламя.
Тщетно.

Искры летят во все стороны - и от них в тот же миг так же вспыхивают, занимаются пестрые перья. Буквально нескольких взмахов достаточно, чтобы все окружающее вокруг было охвачено дивным огнем. Испуганые, охваченные паникой ангелы начинают сбиваться в кучи, крича и сталкиваясь,- и вот уже их строй поломан, а наместо торжественных кликов приходит время для воплей ужаса и отчаяния.
О смертных и говорить нечего: завидев поражение сверкающей армии, те бегут, побросав оружие, призывая всех известных им покровителей и богов, бегут, причитая, как скот, который стая волков гонит, куда захочет.

Но Тору не было дела до мести, до возможности насладиться победой. Нет дела до того, как викинги с яростным ревом устремились за беглецами, на ходу поражая любого, до кого могла дотянуться рука. Рядом с ним есть товарищ, который присмотрит, перехватит, если понадобится, твердой рукою направит лезвие битвы туда, где пульсирует сердце противника. Размахнувшись, он лишь послал молот вслед Уриэлю - но поразил ли тот цель, взгляд Громовержца уже не увидел. Оттолкнув замешкавшегося то ли товарища то ли противника, он уже через мгновение упал рядом с раненой, поднимая ее с земли, вглядываясь в лицо.
- Сиф, Сиф!
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

22

Сиф слабо улыбнулась, морщась от боли. Да, раны асов затягиваются быстро, однако это не означает, что они не способны страдать или погибнуть.

– Пустяки, царапина, – и на последнем вздохе она ответила бы так же. Под встревоженным взглядом светлых глаз Громовержца боль отступала, будто становилась неважной.

Ладонями, испачканными в грязи и крови, Сиф оперлась о руки Тора, обхватившие ее, и поднялась на ноги.

– Где он? – спросила воительница, окидывая взором потемневшее небо, неизвестно, имея в виду недавнего противника или ее спасителя.

А небо было темно не от туч – везде, где хватало взгляда, оно было заполнено беспорядочно мечущимися крылатыми созданиями, чьи пронзительные вопли скорее напоминали голоса гарпий, чем ангельские. Капли раскаленного огня падали вниз, на людей, живых и мертвых, словно в последний судный день. Кое-кто из христиан в страхе пал ничком, истово молясь богу о спасении души, не чая защититься от божия гнева. Другие, чья вера была слабее звериного желания выжить, укрывались, как могли, за телами павших или любой ветошью, которую могли подобрать с земли.

Викинги, страдая от огня не меньше своих врагов, тем не менее торжествующе орали во всю мощь своих глоток, приветствуя гнев Тюра. Маленький отряд хирдманов организованно собрался воедино и выстроил над головами импровизированную крышу из обтянутых буйволовой кожей щитов, зорко выжидая момент, когда и если настанет пора снова вступить в бой. Глаза их горели ярче бесовского пламени, поджегшего ангельские крылья. О, сколь много песен будет сложено об этом походе, даже если лишь одному из них суждено вернутся домой.

Меж тем ангельское войско, преодолев первоначальное замешательство от внезапности огненной атаки, полуослепнув от ярости и боли, устремились к источнику своих бед стремительной стаей, и в каждом взгляде, в каждом взмахе почерневших обуглившихся крыльев было лишь одно желание – убить наглого пришельца. И забрать мощный артефакт, который, без сомнения, давал ему всю силу.

– Мы должны помочь! Из слишком много! – крикнула Сиф, уже забыв о своих ранах. За тьмой черных крыльев она могла различить только вспышки света, свидетельствующие, что их друг сражается.
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:32:48)

+3

23

Неожиданность – лучшее оружие на поле боя. Одно дело, когда враг знает на что ты способен, каков твой арсенал, каковы твои самые опасные и свирепые атаки, сильные и слабые стороны. Другое – когда твой противник демонстрирует нечто, ранее невиданное.

Страйф любил такие моменты. Любил видеть в глазах врага искреннее изумление. И теперь с огоньками злорадства во взгляде наблюдал, как поднимаются в воздух мечущиеся ангелы. Они ожидали молнии Тора и воинское мастерство Сиф, но вряд ли когда-либо сражались с мутантом, тем более из будущего. 
И, нужно признать, Несущий Хаос постарался. Что именно заставило его вложить атаку такую силу сказать сложно – желание, чтобы тот самый первый и неожиданный удар был наиболее эффективен, возможность показать себя или же даже доля некоторого беспокойства за своих товарищей по оружию, в чем бы Страйф вряд ли так просто признался.

Удар достиг своей цели. Псимитар тонко и безошибочно отозвался на волю своего могущественного хозяина. Мощный удар отбрасывает противника назад, прочь от потенциальной и столь желанной жертвы, псионическая энергия бушующим пламенем охватывает фигуру врага.
Страйф тоже мог представить огонь. Уж очень часто он видел его в своей жизни.
Крылатое войско, трепеща и рассеивая перья, взмывает в воздух, то ли отступая, то ли решая перегруппироваться. Не важно, главное они дают им столь необходимую передышку. Над полем проносится триумфальный крик викингов и волна ужаса их врагов. Но всё это дальше, рядом двое союзников, один из которых вероятно нуждался в помощи.
Мимо словно одна из его же молний бросился к раненой Тор, Страйф благоразумно успел уйти в дороги чуть в сторону.

«Царапина». Страйф вскинул бровь. Леди умела приуменьшать. Не зная стоит ли столь бесстыдно таращиться на своих товарищей по оружию в подобный момент, Несущий Хаос делает несколько шагов в сторону и поднимает взгляд к небу, туда, где всё ещё безумствуют их враги.
Не зря. Ангелы довольно быстро разобрались кто их обидчик. И устремились вниз, к земле.
Мутант успевает принять боевую стойку и встретить первого нападавшего ударом копья, второго принять на телекинетический щит и отбросить в сторону – что уж теперь скрывать свои силы. Нескольких сбило в воздухе энергетическим зарядом, сорвавшимся с закованной в металл руки.
Но где не могло взять качество – брало количество. Один из крылатых успел приземлиться, рывком броситься к Страйфу и схватиться за копьё.
И тут же пронзительный крик прорезал поле боя. Несущему Хаос не надо было защищать своё оружие – псимитар прекрасно знал своего владельца и мог за себя постоять. Дело было, конечно, в защите по генетическому коду, но детали не столь важны.   
- Не так быстро.
Чей-то меч рванул по плащу, оставляя в алой ткани длинную прореху, чтобы затем серебряной рыбкой вылететь из руки хозяина прямо в грудь товарищу.
В голову пришли те самые викинги, что, будучи простыми людьми, с радостью и гордостью принимали смерть в бою, ни на мгновение не теряя самообладания.
Было во всём этом что-то по-своему вдохновляющее.

+3

24

На мгновение стыд за то, что он забыл обо всем, бросившись к девушке, бросил войско ради подруги, жгучим пламенем охватил Тора. О, каким гневом сверкнули бы глаза Всеотца, узнай он о проявленной слабости; сколько капель яда уронил бы в его душу острый язык Локи. Все они, каждый из них знали, на что идут, и никто не желал пощады в смертельной битве.
Или... желали?

Но сокрушению было не место, да и не время. Потом, оставшись наедине с собой возле пламени очага, он будет спрашивать и заглядывать себе в душу, вопрошая, что сильнее желанно его сердцу: увидеть Сиф входящей в чертоги Вальхаллы - или же каждый день смотреть на нее, улыбающуюся, неистовую, живую.
Потом он спросит себя - может быть.

Пока же юный бог вскидывает голову, ощущая как пламя колеблет и заставляет развеваться его золотые волосы. Слышит крики боя и ярости из уст врагов. Чувствует вздрагивающими ноздрями запах только что пролитой крови - еще несколько капель поверх тех багровых рек, что сегодня напитают промерзшую землю, дадут пищу грядущей траве и цветам.
Если что-то взойдет поверх трупов.

... Одним прыжком Громовержец оказался на ногах, призывая молот и начиная на ходу раскручивать его. Словно зверь, почуяв поживу, тот взвыл, разбрасывая вокруг колкие искры - а потом, выброшенный вверх сильной рукой, послал в небеса тонкую стрелу - белую молнию, от которой все глаза вокруг на мгновенье ослепли. В ответ где-то в ночной темноте, между начинавших мерцать одиноких звезд раздался густой звук; словно чудовищный зверь, медведь или дракон, заворочался в берлоге и зарычал, заслышав обиженный крик своего первенца.

Это оружие, этот знак слишком были знакомы крылатым бойцам - и ужас, отразившийся в и без того полных ярости и отчаяния глазах, выплеснулся наружу, мгновенно занимаясь сверкающим голубым пламенем.
Ужас и ожидание делали свое дело.
Ангелы сталкивались и падали, ломая блестящие крылья; те, кто оставался еще на крыле, бросились прочь. Но гудящее пламя, поднятое псимитаром, не нуждалось в источнике. Источником были они сами: страх бушевал в их душе, впервые заставив усомниться в неуязвимости собственной природы.
Охотников и загонщиков.

Но даже  сквозь непрерывные крики, через вой умирающих, через треск лат и перьев Тор, юный бог грома, уловил нарождающийся в высоких небесах звук. Вначале тот был как далеких свет звезды, тонкий и неуловимый - но, мгновенно разросшись, развернувшись, как ураган, он уже через несколько мгновений наполнил все небо, от края до края. И это было только началом.
Вновь вскинув руку, Одинсон, что было сил размахнулся и запустил молот вдогонку облаку вьющихся над ними существ. А затем повернулся к товарищам, крикнув:
- Пригнитесь!

... Темнота на мгновение стала светом. Грохот боя и непрерывный гул - тишиной. Каждый, кто был в этот миг возле церкви, почувствовал, как его подхватило и поволокло, как его швыряло оземь, обрушивая град камней и пучины морские. Космос обрушился, звезды попадали вниз со хрустальным звоном, на ходу раскалываясь на куски. Церковь за спинами рухнула, словно домик из лопухов, возведенный детьми в час досуга.
И только когда зрение и слух вернулись к ним, каждый понял, что стоит на том же месте. А впереди, насколько хватало глаз, чернеет огромное поле, усыпанное пеплом.

Простите, что-то меня тянет на трэшак.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

25

После яростных криков сражения, громогласного лязга оружия наступившая тишина оглушала, давила незримой тяжестью, не давая поднять головы от невыразимого ужаса. Воздух, земля, камни, деревья, трава, казалось, все еще вибрировали от грохота пронесшейся бури, сковав единой цепью страха и победителей, и побежденных из числа людей. Много столетий спустя люди откроют для себя силу немой музыки инфразвука и будут обращать ее против себе подобных, но сейчас в их суеверных душах жило и билось только одно объяснение. Покрытые пеплом и копотью лица, в эту минуту похожие друг на друга, как лица братьев, поворачивались, одно за другим, к троице богов.

Распрямившись во весь рост и тяжко опираясь на свой меч, леди Сиф смотрела без страха и трепета, которые испытывали смертные. Асы были сотворены Имиром из материала более крепкого и прочного, нежели слабая и нежная человеческая плоть, и воительница даже не понимала истинную природу охватившего людей ужаса и ощущала лишь снисходительную жалость. Ненависть свою она приберегла для истинного врага, который сейчас был рассеян в небе или лежал, распростертый, со сломанными, вывернутыми крыльями, на черной земле. Остатки растерзанного войска ангелов поодиночке кружили наверху, не смея приблизиться, но окончательно отступить им мешала лютая гордыня.

Сиф запрокинула голову, ища среди крылатых тварей Уриэля, но нигде не могла отыскать широкого размаха крыльев архангела. Были ли он среди тех, кого обрушила оземь свирепая буря, или он спасся бегством, знал один всевидящий Хеймдалль. Воительница глубоко вздохнула, не веря, что битва окончена, и вместо радости чувствуя только усталость и каплю сожаления, как всегда после сражения. Радость придет потом, когда обмоют ключевой водой полученные раны, погаснут погребальные костры, в чертоги Вальхаллы введут павших, и под песни скальдов рекой потечет хмельной мед на застолье.
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 19:30:58)

+3

26

«Пригнитесь!»
Что-то было в этом голосе, эхо приближающегося шторма, готового обрушиться на залитое кровью поле боя. Что-то, убедившее Страйфа отбросить в сторону ближайшего противника и пригнуться к земле, одновременно закрываясь мощным телекинетическим щитом. Он поверил. Не знал чему и как, но поверил.

А дальше небо раскололось, и ослепительная вспышка залила, казалось, абсолютно всё, каждый уголок. Страйф интуитивно закрыл глаза, но, к счастью, его враги были обречены сделать тоже самое. Вряд ли кто-то, кроме самого Тора, мог спокойно лицезреть происходящее.
Впрочем, для Несущего Хаос глаза никогда не были основным органом чувств. Телепатия позволяла видеть мир совсем по-другому, видеть чужие разумы, мысли и чувства. И сейчас, с закрытыми глазами, он отчетливо ощущал ужас, разлившийся по полю боя вместе с сиянием бури, ужас, недоумение, благоговение. И смерть. Их враги погибали, не все, не везде, но достаточно, чтобы переломить ход боя.

Воин в серебристых доспехах медленно выпрямился в полный рост, опустил руку с копьём. На выжженную траву, изломанные тела погибших людей и ангелов падали легкие хлопья черного пепла, смешиваясь с белизной перьев и алой кровью. Страйф сделал шаг вперед, безмятежно взглянул на лежавший перед ним труп ангела, которого он отбросил до атаки Тора, отряхнул плащ. А затем нашёл взглядом своего союзника и «виновника торжества».
- Недурно.
Действительно недурно. Страйф всегда считал себя мастером разрушений, и тут ему было чем восхититься со всей искренностью.

Высоко в небесах метались остатки крылатого воинства. Собирались ли они атаковать или это было хаотическое отступление – пока не ясно.

+2

27

Несущему Хаос было чем восхититься. И что похвалить. Тот, кто обрушил на поле боя мощь, невиданную доселе ни врагами, ни соратниками, стоял, замерев, словно превратившись в изваяние, в самом центре воронки - и во все стороны от него, словно скопища змей, расползались искристые фульгуриты.
Молот, почерневший, словно обугленный, лежал, глубоко уйдя в землю, в нескольких шагах.

Вся эта картина была слишком уж грандиозной, помпезной, слишком статичной для живого глаза. Могло даже показаться, что Одионсон ждет возгласов восхищения, аплодисментов, победного клича соратников, прославляющих его имя. Но по тому, с каким явным усилием распрямилась в конце концов его тело, тому, как прокатились по побледневшим щекам желваки, можно было понять, сколько усилий стоила беспечному сыну Одина эта - очередная - победа.
Он действительно выпрямился, и, пошатнувшись, сделал шаг к Мьёльнеру. Словно предвидя, что товарищи поспешат помочь, сделал отстраняющее движение. Тяжко ступая, так что следы глубоко отпечатывались в земле, юный бог приблизился к своему оружию, и протянув руку, одним кратким движением попытался призвать Молот богов.
И рухнул на колени, ощутив его тяжесть, почти сбитый ей с ног.

Но его гневная кровь, кровь принца асгардского, не спешила успокоиться.

- Уриэль!- то ли воззвал, то ли воскликнул он, обращаясь к соратникам. От этого слова, от этих звуков, больше напоминающих рев издыхающего зверя, все, кто остался в живых, содрогнулись; а те, кто был ближе к кругу смерти, очерченному огнем и пеплом, принялись озираться, со страхом или же в ярости ища того, к кому в этот миг были обращены все помыслы юноши.
- Уриэль!

Ответа пришлось ждать недолго. Груда искалеченных тел, пораженных в высоком небе и рухнувших наземь, зашевелилась - и в наступившей тишине стало слышно, как со стоном пытается из-под нее выбраться тот, кто дерзнул поднять руку, обнажить свой клинок против власти Всеотцов, кто преуспел в этом, подчинив своей власти и новой вере огромное множество стран и земель Мидгарда; кто, вместе с другими анахоретами, возвел на золоченый трон нового Творца, выдумав его и сделав для людских умов незримым и непостижимым. Ведь какая, в сущности разница, вправду ли сидит где-то в высоком небе мудрое божество - лишь бы его имя дарило им право и повод насаждать свою волю?
Подлинная природа всегда даст о себе знать. Сколько бы ангелы божьи не вели сладких речей и вещали о мире, в душе они навсегда оставались загонщиками и убийцами, одержимыми сражениями и войной.

И сейчас тот, кто некогда был Уриэлем, повелителем небесного огня, громом божьим,- обгоревший, сраженный, бессильный - выкарабкался из-под трупов тех, кого привел за собою на бойню.
Глаза его сверкали, как молнии.

Чего он ждал? Мщения или расправы?
Выпрямившись и встопорщив остатки перьев, архангел пронзительным взором оглядел троих воинов, что вдохновили немногочисленный отряд смертных людей, и сражались так, словно им не терпелось нынче же ночью ступить под высокие своды Вальхаллы.
- Ну же, чего же вы ждете?- воскликнул он, не ощущая ни боли, что зубами и когтями рвала его тело. Ангелы в небе, заслышав его, замерли в ожидании, ощутив новый прилив вдохновения. Но, не видя их, или презирая за нерешительность, он продолжал.- Что останавливает тебя от расправы, сын Одина? Вас трое, а я один! Ну же, иди ко мне, ударь меня своим молотом, принеси в жертву! Ваш век в этом мире отошел! Наше время грядет! Не вам, а мне, нашему повелителю править и повелевать этими народами в ближайшее тысячелетие! Не вам, а мне вдохновлять их умы на все то, чего они познают и добьются! Нам они будут молиться, в нашу честь возведут храмы; нам, под торжественные песнопения, принесут свои души и дары! Вы проиграли, асгардец! Вы изгнали нас прочь, лишили нас дома - но теперь этот мир, Срединный, который ты любишь, будет принадлежать нам!

Чем дольше он говорил, тем мрачнее, суровее делалось и без того потемневшее лицо Тора. Молот в руке, уже занесенный им для сокрушающего удара, дрогнул и опустился. С громким кряхтением потянувшись, он сделал еще несколько шагов, и, приблизившись к Страйфу, толкнул того локтем в бок.
- Что скажешь, свернуть ему шею, или пусть убирается, куда хочет? Или... спали ему крылья, да пусть живет в смертном теле. И сам молится этим новым богам.
Голос юноши дрогнул презрением.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon][status]young god[/status]

+2

28

Если бы молодой бог всё же ждал аплодисментов, то они были бы вполне заслужены.
Вокруг развернулся настоящий спектакль разрушения. Мутант стряхнул рукой с подбородка хлопья медленно оседающего пепла. Он не отрывал взгляд от своего товарища по оружию.

Совершенно явно, что победа эта далась Тору нелегко. Подобные победы и не должны быть легкими. Иначе они потеряют свою ценность. Страйф не устремился на помощь молодому воину, а лишь смотрел за тем, как тот вернул в руки свой молот. Псионик хорошо запомнил это необычное оружие. Компактный и практичный на вид, этот молот буквально невозможно было поднять. Никому, кроме его воинственного владельца. Удивительное оружие, чьи загадки так и останутся неразгаданными.

Если Тору понадобится помощь, он попросит её. Не раньше. Не стоит проявлять недоверие.
Крик прорезал воздух. Крик, оглашавший вызов, призывавший поставить точку в сегодняшней бойне. Всего одно имя, но сколько силы. Несущий Хаос пробежался глазами по растерянным людям. Будто носивший это имя мог оказаться среди них.

Впрочем, их враг сдаваться не собирался. Умереть в бою – вполне, но не сдаваться. Достойно. Смело. Отчаянно.
Но как же приторна его речь. Страйф поморщился как от зубной боли. Не то чтобы он сам не умел произносить вдохновляющие пафосные речи, да вот только это инструменты манипуляции, для них нужны слушатели. Те, кто испугается и отступит, или же пойдёт следом.
Треклятый ангел распинался перед тремя воинами, которые не собирались ни пугаться, ни обращаться в его веру.
- Занятная бравада. – Буркнул Несущий Хаос.

Страйф медленно подошёл к Тору и после нескольких секунд молчания всё-таки заговорил.     
- Это твоё решение. Можешь убить его. Я не против. Если бы это был мой приёмный отец, я бы убил его. Я убивал многих из тех, кто стоял на моём пути. Вот только…
Перед глазами разом всплыли самые яркие моменты прошлого. Как-то Кейбл сумел залезть к нему в голову и во всех красках заставил ощутить боль каждого, кому он в своей жизни причинил страдания. Такие вещи не забываются.
- Это будет с тобой до конца.
Ему, Несущему Хаос задумываться о таких вещах было уже бесполезно. На его руках была кровь его собственных учителей, просто людей, которые ему не понравились, тех, кто хотя бы на словах пытался сопротивляться, кто просто оказался не в том месте и не в то время, целых армий.
- Память о том, как ты казнил того, кто уже не может оказать тебе сопротивление.
Страйф поморщился.
- Оно тебе надо?
Отказался бы он от груза всех этих воспоминаний, если бы мог? От осознания скольких беспомощных убил, сколькие умерли из-за лжи его отца и безудержной жажды мести сына? Сложный вопрос.
Стоило ли Тору, молодому, доблестному воину, каждое действие которого было словно воплощением воинской чести и славы, начинать собирать на душе подобный груз? Это странно, но Страйф не желал для юного воителя такой судьбы.
- Цена высока, но решение только твоё.
Несущий Хаос бросил полный презрения взгляд на всё ещё распинавшегося сломленного противника. Он мог бы убить его. Одной жизнью на его совести больше, но хуже уже не станет.
Но Страйф не собирался поступать так с Тором. Принимать такие решения за своего товарища по оружию.
Наверное, это и называется доверием.

+2

29

Вероятно, именно в этом заключалось различие между богом из легенд прошлого и сверх-человеком из будущего, или попросту между юностью, не ведающей ни страха, ни сомнений, и умудренной опытом зрелостью – умение мыслить не в двух плоскостях миров первобытного человека, мира реальности и мира духов, принимать решения не в трех измерениях мира «здесь и сейчас» человека современного, но сразу в четырехмерном пространстве видеть те тени, которые отбросит совершенный поступок в будущее.

И враг был поражен едва ли не больше друзей.

Переведя пылающий алым взгляд на Страйфа, Уриэль разразился хриплым каркающим смехом, перешедшим в булькающий клекот.

– Прости долги наши, как мы прощаем должникам нашим, – захлебываясь и давясь словами в обожженном горле, проговорил он. – Наше Царство есть сила и слава во веки!

Сорванный голос взвился до пронзительной высшей ноты, и ангел снова торжествующе рассмеялся. Костлявый обугленный палец вытянулся, указуя на закованную в шипастую броню фигуру.

– Ты пришел из будущего, – без тени сомнения произнес Уриэль. К противнику, пришедшему из ниоткуда и нанесшему сокрушительный удар его воинству, он как будто не испытывал ни капли вражды или злобы, какие питал к старинным извечным врагам-асам. – Узри и услышь, сын Одина, благую весть грядущего. Милосердие, жалость к убогим, самоуничижение сильных – я узнаю все семена, что мы заронили в Срединный мир... Неужель они дали столь богатые всходы?

Багровая пелена слепого гнева застлала взор леди Сиф, и она вновь рванула меч из ножен.

– Позволь мне завершить поединок, Тор, – взмолилась она. – Он слаб, но и я достаточно ослабела, чтобы бой был честным. Клянусь, я вырву его ядовитый язык!
[AVA]https://i.yapx.ru/EX24O.png[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-20 21:45:22)

+3

30

Ответом был полный сомнения взгляд и нахмуренные брови. Не то чтобы Тор почитал леди Сиф недостойной прикончить их давнего общего врага. Кто, как не она, принявшая на себя всю ярость и ненависть крылатого ненавистника Асгарда, имела право сорвать с плеч его голову и вырвать язык, осмелившийся поносить недавних своих повелителей? И все же, все же...

Тор вовсе не был чужд мести, а слова ангела, даже сейчас оскорблявшего Всетцов, заставили его кровь вскипеть праведным, но от того не менее жестоким гневом. Противник хвалился тем новым царством, что дерзнул, в противовес благодетелям, насаждать в Мидгарде; он предрекал для Срединного царства новый порядок и новую власть, которая казалась сыну Одина, чьей колыбелью был тяжелый щит его деда, кому на девятилетие дарован был Молот богов, чем-то превратным и непонятным. И мало какая месть пришлась бы по сердцу юному богу более, чем отдать судьбу самозваного мессии в руки тому, кто был человеком.
Пусть необычным, но смертным. Сполна вкусившим плоды и побеги сей новой веры, и ставшего живым свидетелем ее смерти.

Он взглянул на Страйфа, то ли пытаясь разгадать, насколько тот движем желанием стать для Уриэля вестником смерти и палачом, то ли боясь увидеть в его лице отражение растлевающих слов ангела, движение жалости или сомнений.

- Это право принадлежит нашему товарищу,- сурово вымолвил юноша. Его брови надвинулись сильнее на потемневшие глаза, но больше ничем он не выдал своих сомнений.- Если он пожелает уступить тебе голову предателя - так тому и быть. Но, по закону, взамен ты должна будешь отдать ему то, что он сам пожелает. Меру за меру.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon][status]young god[/status]

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [866 год] Valhalla I am coming!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно