ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [08.07.2016] Будущего нет, страхов тоже нет


[08.07.2016] Будущего нет, страхов тоже нет

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

БУДУЩЕГО НЕТ, СТРАХОВ ТОЖЕ НЕТ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://68.media.tumblr.com/1b99c0e3bb50d5f39a2dc7bb66ef6275/tumblr_or70y2kSLt1urv7fzo1_540.gif
Charles Xavier | Tony Stark | Visionhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Квест: "Багровый пик".
Тони вынужден в третий раз отправится на испытания собственных страхов, но уже в компании телепата. Возможно, так они найдут хоть какую-то информацию, как уничтожить купол изнутри. А возможно, просто сгинут. Потому что способности, помноженные на страхи ни к чему хорошему не приведут.

ВРЕМЯ
08.7.16. день

МЕСТО
Манхэттен

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
мозгослом

+5

2

Отправляясь под аномальный купол вместе с Тони, Чарльз чувствует себя на удивление уверенным в собственном контроле. Он спокоен, собран, не срывался. Проработал в своей голове последние события, от теракта до встречи с родным сыном. Ни в какой особенной психотерапии не нуждается. Чарльз давно не был настолько уверен в себе. Однако, он понимает, что под таким куполом возможно абсолютно всё, что угодно. И без такой уверенности просто не сунулся бы.
Чарльз считает, что он слишком хорошо знает свои страхи, чтобы бояться столкнуться с ними лицом к лицу. Сталкивался. Кажется, что самое страшное уже осталось позади. Что-то в детстве, что-то в набитых шишках молодости, что-то в потерях зрелости. Со вторым шансом оборачиваться некуда.
Казалось бы.

Он шагает под купол вместе со Старком. И чувствует, как лёгкие наполняет спёртый тяжёлый воздух. Как давит атмосфера. Как тут же пытается разболеться голова. И для него проблема сейчас далеко не в потенциальных собственных демонах. А в том, сколько здесь и сейчас других людей борется со своими страхами. Чарльз сглатывает, поводит плечами. Он чувствует все эти чужие ужасы. Ощущает, как в голову пытаются пробиться не свои панические мысли.
Но в том, что сдержится, Чарльз всё ещё уверен. Он осматривается по сторонам.
И видит Мойру Мактаггерт.
Она идёт вместе с Шоном по гравийной дорожке. Они улыбаются друг другу, о чём-то переговариваясь.
Здесь не может быть Мойры. Она не может быть такой же молодой и дышащей жизнью, как в те дни, когда Чарльз со своей самой первой командой был в Вестчестере.
А Шон так и вовсе мёртв.
Чарльз застывает на месте, смотрит на призраков своего прошлого. Он не ожидал, что так сходу провалится в собственный кошмар. Увидит тех, кого когда-то подвёл и не смог спасти.
К Шону и Мойре присоединяется Дарвин.

Чарльз моргает и оборачивается на Старка.
— Ты видишь их? — спрашивает он, коротко кивая головой в сторону двоих мутантов и одной женщины, всё приближающихся к ним. Ему нужно убедиться в том, что это галлюцинация, которую видит только он. Что это сознание играет с ним злую шутку.
И что на призраков можно не обращать внимания, а заняться тем, зачем они сюда и прибыли — прощупывать купол, пытаясь понять, как именно его разрушить. Искать слабые точки, разбираться с причиной, а не последствиями. Не с собственными проблемами, которые казались уже проработанными.
Чарльз снова смотрит на них. На свои проблемы. Они всё ближе. И он понимает, что вместо лиц у них безжизненные маски, словно слепленные из глины.

+4

3

Возвращаться обратно с каждым разом все сложнее и сложнее, купол растет над собой и вытаскивает все новые и новые страхи. Тони остается только смириться с собственными скелетами, не сопротивляясь ни их появлению, ни их уходу в тень снова. Купол сияет, сверкает, неприлично красивый, яркий, вызывающий. За пару дней по эту сторону, все что смог понять о нем Тони, так это то, что он магический. Связь со Стрэнджем оборвана, других магов, кроме Ванды Тони и вовсе не помнит, но Ванда давно растворилась в толпе, скрылась с его горизонта. Тони ничего не знает о девочке, с тех пор как ее вызволил из тюрьмы Стивен.

Поэтому шаг вперед дается ему сложнее, чем в предыдущий раз. Он притащил Ксавье, потому что купол нужно понять, гибель людей остановить, может быть им удастся кого-то спасти? Тони вдыхает воздух, где-то на периферии светится очередная пустыня, как он устал от нее, устал бояться проснуться среди барханов, даже по эту сторону купола, по ту сторону пустыня снова будет неотъемлемой частью его реальности.

- Вижу. Кто они? Твои знакомые? Давние друзья? – Тони смотрит на женщину, которая кажется ему полупрозрачной, призрачной, кошмары других только набирают силы, только пытаются воплотиться полностью. – Здесь лучше не расслабляться, опыт предыдущих походов сюда подсказывает мне, что это только начало.

Тони почти чувствует, как песок оседает на коже и старательно пытается отмахнуться от этого ощущения и от зуда, где-то в подкорке, что на этот раз будет страшнее. Купол изгаляется над путниками, вытаскивая страхи, кошмары, ужасы из людей, что он сможет сделать с телепатом?

- Я думал у тебя защита от телепатии? Или это не совсем телепатия? – Тони смотрит как толпа начинает расходится, рассасываться, видит в отдалении усмешку отца, силуэт матери, которые тают и на месте их возникает изуродованный труп Пеппер. Тони вздрагивает, ничего нового, пока что. Ничего особенного. Только старые застарелые ужастики. – В общем-то нам нужно прогуляться по периметру, предлагаю далеко от этого чертового купола не отходить, границы здесь размываются моментально, стоит только чуть засмотреться, к тому же, обратно мы сможем выйти только после того, как эта штука вдоволь наиграется.

Он говорит устало, махнув рукой на попытки подойти к изучению вопроса научно. Какая наука, когда под ногами шелестит песок и все тело сковывает ледяной пустотой. Тони сжимает зубы, а вот и новенькое, старый добрый кошмар, которого не было тысячу лет, о котором он забыл. Как он мог забыть, Тони поднимает голову вверх и до рези в глазах всматривается в застывший корабль.

- Нужно найти укрытие, черт, нужно найти укрытие оно вытащило бомбу, Чарльз. Бомбу, чтоб тебя стремная красная штука, чтоб тебя. – Тони взъерошивает волосы и пытается найти убежище, где можно будет переждать, чуть-чуть передохнуть. Но замирает, мир стремительно меняется под чей-то еще кошмар, под чужие ощущения и все становится похоже на свалку из торчащих обломков.

+4

4

— Ученики, — отвечает Чарльз, не переставая смотреть на своих призраков прошлого. — И давняя возлюбленная. Один погиб в шестьдесят втором году. Второй — уже в семидесятых. А ей я стёр память о мутантах. И о себе, в том числе.
Чарльз прекрасно понимает, какой страх символизируют Мойра, Шон и Дарвин для него. Это не тот страх, который может затянуть во что-то опасное. Только причинить дополнительную боль, разворошив старые воспоминания. Не хватает только Рейвен и Эрика, чтобы дополнить картину и попробовать заставить увязнуть в болезненной памяти.
Он понимает, что это — только начало. Страх потери — один из основных. О нём Чарльз уведомлён. Но вдруг раскопается что-то, о чём он не подозревал?
Этого допустить нельзя. Нужно сконцентрироваться на куполе, а не на бездушном пустом лице Мойры.

Чарльз выдыхает. Закрывает глаза. Их тут быть не может. Вреда они ему не причинят. Физического, во всяком случае, точно. А купол нужно прощупать.
— Он держится не только на телепатии, — говорит Чарльз. — Возможно, какие-то магические примеси, но я точно сказать не могу. Здесь бы привлечь Стрейнджа, это его территория.
Но и его — тоже. Потому что и телепатия тут точно замешана. Найти бы Стефана. Объединить силы, понять, что происходит точно. И разобраться, а затем разрушить купол. Величайший маг Земли и сильнейший телепат — даже не в самой лучшей своей форме — наверняка смогли бы.
Только со Стрейнджем связи нет. Именно тогда, когда он нужен им больше всего.

Чарльз пытается найти какие-то телепатические точки давления на купол. За что-то зацепиться, выйти на "виновника торжества". Он идёт по периметру, не косясь в сторону преследующих его призраков прошлого. Старательно не косясь, но зная, что они всё ещё рядом. Стоит только расслабиться, как затянут к себе, заглушат болью от потерь, привлекая к себе и других потерянных.
Купол — чьё-то творение. Ему нужно найти, чьё конкретно, чтобы попробовать воздействовать напрямую.
Вот только Тони говорит о бомбе. Чарльз опускает руку, смотрит туда же, куда и Старк. Видит пресловутую красную точку. Которая расходится на несколько. А потом — на множество.
Инстинкт самосохранения взрывается требованием бежать. Чарльз дёргается к Тони, но небо под куполом темнеет, точки пропадают, а в нос ударяет запах гари.

Чарльз оглядывается. Он видит разрушенные стены, обломанные балки, наглухо проржавевшую огромную железную голову, похожую на маску футуристического робота. Видит провода, тянущиеся червями от того места, где когда-то должна была быть шея.
Видит мёртвый мир. Где нет надежды на что-то живое. Где даже травинки не пробивается.
Но при этом он осознаёт, что быть этого не может. Не здесь, не сейчас. Он был выбит из колеи, но ненадолго. Он может взять себя в руки, собраться и продолжить миссию, не оборачиваясь на иллюзорные ужасы. И Старк тоже сможет.
— Тони, — обращается он к Старку. — Не забывай, что ничего этого нет. Если чувствуешь, что соскальзываешь — сразу же дай мне знать.
Он попробует успокоить чужое сознание, ведущееся на образы. И будет надеяться, что магическая составляющая этого места никак не перебьёт его телепатию. Очень надеяться.

+3

5

Все эти кошмары порядком его измотали, держать себя в руках постоянно невозможно, тем более, когда это чудовище в виде купола вытаскивает самое страшное, самое потаенное, выворачивает изнутри. Тони хмурится, но старается держать в голове, что это не настоящее, что это пройдет, кончится, завтра будет еще день и бомбы здесь нет. Нет чертового портала далеко в небе, нет корабля пришельцев, который до сих пор вызывает внутренний трепет. Ничего нет.

Он отвлекается на Чарльза, спрашивает, что-то малозначительное, чего и сам не помнит. А потом приходит новая мысль, идея, прорыв, что, если это дело рук нескольких людей. Тони цепляется за нее, удерживает в голове, стараясь придать своей теории стройность. Они очнулись в Башне, им пришлось из нее выбираться, потом реальность съехала на кошмары и это была одна из самых запоминающихся эпопей в его жизни. Потому что выстрел в кэпа – это не каждый раз дано. Ну и еще потому что было дико страшно, путанно и не понятно вообще ничего. Сейчас он почти подготовленный, почти осмотрительный.

Бомба медленно тает, пока Тони берет себя в руки.

- Ты знаешь, это не первая и не последняя бомба в моей голове, поэтому я предпочел бы как можно быстрей разгрести причину, постараться ее устранить или просто свалить отсюда. Впрочем, просто тут не получится. – Тони смотрит на учеников Чарльза. – Они мертвы, не так ли? Тебе нужно подумать о чем-то другом. Или не подумать, представить, что если этой штукой можно управлять силой мысли и она воплотит тебе мечту? Нет?

Тони гадает, черт его знает, как работает эта херня, но раз они здесь, раз здесь телепат, они должны попробовать! Они должны все попробовать.
Он изо всех пытался представить что-то позитивное, но пока только холод внутри и ощущал, холод и космос, безвоздушное пространство, полное звуков, которых тоже нет.

Купол не дрогнул, ничего не происходило, недвижимая мощь оставалась на месте, как будто ничего и не было. Как будто их двоих тут тоже не было. Он непроизвольно оглянулся, разыскивая взглядом фигуру отца или матери, первые страхи давали о себе знать. Что приготовил ему пик на этот раз? Бомба растворилась, но корабль пришельцев оставался на самом виду, видимо доступный для просмотра только Тони, или реальный только для него.

- Интересно, если из этой штуки попрыгают сюда зеленые человечки, сколько вреда они нанесут, прежде, чем мы сможем их остановить? – На самом деле не интересно, просто любопытно, любопытство как известно сгубило не одного человека.

Только вместо зеленых монстров, в воздухе теперь зависали пять мистических фигур, крылатые, огненные, ветренные, забавная штука чья-то фантазия. С Тони корабль, с кого-то еще новые ужастики. И эти фигуры действовали, не ждали команды, не просили участия – били на поражение. Парень упал, женщина с пустыми глазами горела и так жутко кричала, что Тони порывался заткнуть уши. Что-то было во всем этом не правильное, кто-то был еще, в тени в отдалении!

- А увечья, хочу тебе сказать сразу, останутся с нами, несмотря на то, что этих парней вроде как не существует. – Тони сосредоточился на том, чтобы проверить реакцию купола – ничего. Совсем ничего, с места не стронулся. – Он хотя бы стабилен.

+4

6

— А это — не последние мёртвые ученики в моей, — мрачно отзывается Чарльз. — Для управления этой штукой сначала нужно понять общий механизм её работы. Простого позитивного мышления тут будет не достаточно.
Позитивное мышление в менее опасных ситуациях в кабинете психотерапевта-то работать не будет без детальной проработки проблем и страхов. Нужно быть откровенным фанатиком позитивного мышления и твёрдо верить в то, что оно заработает, чтобы, собственно, заработало. И то это получится натягиванием не натягиваемого.
— Полагаю, что обернуть такое влияние против кошмаров получится разве что у слабоумного, не обременённого страхами, — Чарльз стучит себя двумя пальцами по виску. — Эта штука играется с нашим подсознанием, Тони. И если бы на него можно было так просто влиять, в мире давно не осталось бы большой части душевнобольных.
У них просто нет времени на то, чтобы радикально переработать себя для переворота под нагоняющим кошмаров куполом. И, показавшаяся воплощённой, мечта, может оказаться не менее ужасной, стоит только ей поддаться. Абстрагироваться — единственный возможный вариант.
Если бы только это было так просто.

Чарльз шагает к Старку.
— Успокойся, — говорит он ему. — Абстрагируйся и не задерживайся на месте.
Стоя на одном месте, не шевелясь, они точно окажутся под обстрелом. И точно погрузятся в самую пучину кошмаров. А допустить этого нельзя. Сейчас они — исследователи, а не участники происходящего.
Мёртвая земля под ногами говорит о другом. А инопланетный корабль — деформируется под несколько иную форму. Под корабль Ши-Ар.
Этого только не хватало. У всех, кажется, свои проблемы с инопланетянами. Свои истории, вникать в которые тоже — нет времени и ресурсов. Не психоанализа ради они сюда пришли.
— Двигаемся по периметру, — добавляет Чарльз, повторяя, собственно, ранее высказанную "стратегию".

А вот с увечьями Чарльзу всё кажется более-менее понятным. Однако, предположения нужно как-то проверить. Но сначала — высказать их. Потому что разговоры должны отвлекать от всего, происходящего вокруг.
— Навскидку могу предположить два варианта, — говорит он. — Увечья могут наноситься неким магическим путём. Парней не существует, но существует сила, поддерживающая купол. Она же и наносит повреждения. Если это так, то нам с тобой тут делать вообще нечего. Но есть и другой вариант. Всё может вытекать из подсознания. Хоть ты и знаешь, что это всё нереально, но воздействие на подсознание не даёт тебе поверить окончательно. И если повреждения наносятся, ты веришь в то, что они есть. Реагируешь на это. Получаешь настоящее повреждение. С этим уже можно работать.
Чарльз смотрит на землю перед собой. Абстрагируется как может. Старается не реагировать на окружение. Концентрируется на проработке теорий.
Подсознание способно на многое. На обман своего хозяина под определённым влиянием — тоже. Чарльз понимает, как это может работать, но голые теории остаются теориями.
— Однако, проверить это мы можем только одним путём. Но для этого мне придётся покопаться в твоём, Тони, подсознании. Если ты позволишь. Я могу попробовать заблокировать ту часть, что отвечает за нанесение потенциальных повреждений. Поставить своеобразный щит. Заставить тебя поверить в собственную неуязвимость.
И быстро. Чужие кошмары им тоже покоя не дадут.
— Но проверить, насколько это работает, — продолжает Чарльз, — мы сможем только если ты получишь повреждение.
Опасно, рискованно. И при этом бросить на амбразуры самого себя он не сможет. Для этого потребовался бы ещё один телепат. Манипулировать собственным подсознанием бывает сложнее и опаснее, чем чужим. Потеряться в дебрях собственного подсознания без возможности себя же вытащить — непозволительная здесь и сейчас роскошь.

+3

7

Тони слушал профессора, разглядывая мертвых учеников, ну да, что-то в этом всем было неизменное. Не хватало только его собственных кошмаров, про мертвых друзей, которые на самом деле еще живы. Не хватало образов, сил, действий и знаний. Вот чего отчаянно не хватало, проклятых знаний, потому что о куполе было известно ничего, Тони до сих пор не понимал, как он выбрался из башни, с Менхэттена, да еще и компании Барнса, живым. Как они смогли сломать систему и оказаться по ту сторону купола?

Таких счастливцев, к слову, было не так много. Люди не выбирались, герои пытались сломать купол снаружи, кто-то шел внутрь, чтобы вернуться ни с чем. Тони шел внутрь, чтобы знать больше, чтобы хоть как-то постараться решить этот вопрос. Он шел внутрь, зная наперед, что не справится, что не сможет повлиять на свой разум так, чтобы тот прекратил агонизировать. ОН не сможет, но и не должен не так ли.

Улыбка вышла слабая.

- Если бы все было так просто, я бы был самым здоровым человеком на этой планете. – Смешок получился суховатым, но и тем была, скажем, так себе. – Впрочем, подсознание – это не телепатия не так ли? То есть вся эта шутка основана на чем-то другом. Как думаешь, это может быть машина? Или другой способ воздействия?

Он слушал Чарльза, мягкий успокаивающий тон, ни у одного психолога лучше не получалось поработать с Тони, он слушал и в общем-то был согласен. Нужен небольшой опыт, нужно как-то провернуть все это и выжить.
Мир менялся, менялся вокруг них, Тони не успевал отслеживать, дорога уходила все дальше, потом терялась в туманах, которые были не свойственны этой местности, они медленно брели вперед, медленно, потому что он сам не мог бы точно сказать, в какой момент потеряет концентрацию и все полетит к чертям.

У каждого свои страхи не так ли? Купол вытаскивал самые жуткие из них? И Тони только что понял, что, возможно, Чарльза нет. Не существует. Что он такой же морок, как все предыдущие, что он исчезнет, растворится в пустоте, как только Тони коснется его. Чарльза нет и ничего этого нет, потому что пускать кого-то к своим демонам, пускать кого-то в голову добровольно? Увольте.

И с одной стороны понятно не желание профессора копаться в собственной голове, там намешано ничуть не меньше, тем более возраст. Возраст позволял вспомнить даже то, чего уже не может быть по давности лет. С другой стороны Тони и его внутренние, тайные, сомнения, желания, страхи, показанные кому-то, вынутые на обозрение, и распотрошенные…

Он так задумался, что откровенно говоря не обратил внимания на то, что дорога под ногами, уже какое-то время выглядит совершенно нормально. Одна из автомагистралей на Манхэттоне, а купол остается где-то позади, и они идут не вдоль, а удаляются от него. Тони и дальше размышлял бы «против» или «за»?

- Это несколько странно, не могу сказать точно, на мгновение мне показалось, что вас нет профессор, вы морок, который пришел воплощать мои кошмары про людей, способных залезть ко мне в голову. – Дорога закончилась, Тони остановился, рассматривая обрыв в несколько метров.

И если быть честным, то Вижна он заметил не первый. Первый его заметил Чарльз, который поднял голову вверх и перестал успокаивать, отвлекать. Вижна Тони не видел и ничего не слышал о нем, с того дня как проснулся в башне с мертвыми, но живыми родителями, с того времени, как это все началось. И если парень все это время был здесь? Если он все это время собирал информацию, сопоставлял и анализировал ее, скорей всего у этой экспедиции есть шанс. Не плохой такой шанс!

- Вижн. – Тони даже завис на минутку сопоставляя собственные ощущения и то, что видели его глаза. – Вижн, рад видеть еще одно знакомое лицо в этом жутком месте. Ты провел здесь все это время? Или оказался в поле действия купола случайно? Удалось ли тебе определить его природу? Что-то конкретное?

Тони сыпал вопросами, переступая с ноги на ногу и пытался не размахивать руками. Взбудораженный, обнадеженный, он ждал какого-то чуда, свершения, и совершенно не был готов к тому, что позади что-то рванет и его опрокинет навзничь лицом в асфальт.

- Просто прекрасно.

+4

8

— Почему не телепатия? — отзывается Чарльз. — Она. Одна из разновидностей. Очень тонко вытягивающая наружу то, что в подсознании спрятано. Повлиять на него полноценно — сложно. Слишком непредсказуемая материя. Но можно запереть там какие-то воспоминания, можно наоборот извлечь что-то потаённое. Может и машина, но завязано всё именно на таком телепатическом принципе. Однако, это только не подкреплённая ничем теория.
Купол кажется практически живым. Пульсирует, реагирует на каждого, меняет свой цвет. Сложно представить, что он мог бы оказаться техническим порождением.
С другой стороны, синтезированная органическая жизнь за всё время достигла горизонтов, которые раньше казались чем-то из области фантастики. Технология забегает настолько вперёд, что возможно абсолютно всё.
В том числе и синтетическая телепатия.
Когорта погибших учеников пополняется братьями Саммерсами. Чарльз, впрочем, уже не может сказать, кто из них может быть жив в действительности, а кто — нет.
Нельзя реагировать. Опасно.

Чарльз останавливается, оборачивается на чуть отставшего Старка.
— Полагаю, что раз здесь возможно всё, то и это тоже, — говорит он. — Но мне не кажется, что ты успел бы себе внушить, что приходил сюда вместе со мной. Мы были на той стороне, помнишь? Вместе были.
С другой стороны, кошмар говорил бы точно так же. Упоминать об этом Чарльз не собирается. Старку сейчас лишний раз заморачивать голову не стоит. Благо, сам он пока в состоянии отличать действительность от иллюзий.
А способен ли?
Нет, допускать такие размышления тоже не стоит, как и реагировать. Где одно сомнение в собственной способности отличать, там и целый ворох.

Чарльз поднимает голову. И видит нечто, что не вписывается в его кошмарную картину точно. К ним приближается человек — на первый взгляд. По факту — не человек, определённо точно. Сам он с ним не сталкивался — не его галлюцинация, его сознание не породило бы что-то синтетическое. Просто потому, что он уверен — технологии не боится. Наоборот только ратует за развитие, в том числе синтетических форм жизни.
Если они не направлены на целенаправленное уничтожение мутантов.
Для чужого кошмара приближающийся не-человек выглядит слишком реальным. Чарльз напрягается, в отличие от Старка. Тот, заметив приближение, наоборот обращается к незнакомцу — для Ксавье — по имени.
Всё-таки, за три года в небытии он пропустил многое.

+3

9

    Кошмары известны человечеству издревле. Человечество олицетворяло их в божествах и духах, в бесах, в образах дьявола, преисподней и вечных мук на протяжении тысячелетий. Вижну кошмары незнакомы. Все его мышление выстроено по четкой логической схеме, где нет места воображению и фантазиям, только бесконечному и чрезвычайно быстрому сопоставлению фактов и поиску логических цепочек, высчитыванию вероятностей.
    Багровый купол не действует на Вижна никак. Не напрямую во всяком случае.
    Вижн висит в воздухе над Манхэттеном уже второй день. Просто парит, неподвижный, лишь плащ колышется. Парит и наблюдает, изредка поворачиваясь вокруг своей оси. Сначала он пытался подключаться ко всем городским камерам, экранам, взламывать и считывать информацию со всего, до чего может дотянуться: телефоны, ноутбуки, планшеты — но КПД оказалось равно нулю. Связь не работает с самого начала. Сам Вижн тоже ощущает странные помехи. Полагаться ему приходится только на аудио-визуальные наблюдения; ЦП иногда оказывается перегружен, и тогда Вижн теряет в высоте, проваливается вниз, словно оступился, но быстро приходит в себя и взлетает вновь.
    Люди умирают. Люди умирают в огромных количествах, везде, куда ни брось взгляд с этой высоты — всюду будут трупы. Сумасшествие, эти странные, причудливые кошмары никого не щадят. Вижн пытался помочь. К несчастью, его лишь принимали за еще одно порождение купола; протестантский священник пытался зачитать текст экзорцизма, люди отстреливались, кто-то просто бежал. К середине третьего дня Вижн перестал пытаться помочь тем, кто в центре, и отправился к краю. Но и там в большинстве случаев люди были неспособны принять его помощь, в какой бы форме она ни исходила, какие бы слова он ни подбирал. К исходу дня Вижн оценил свои попытки как бесполезные в масштабах катастрофы и перестал тратить ресурсы.
    С вероятностью в 67% существует что-то, что он способен предпринять для спасения людей. Последние два дня он был занят попыткой собрать информацию и проанализировать, что именно это может быть. Возможно, кто-то уже что-то предпринимает. В мешанине из смерти, чужого страха, порожденных куполом кошмаров и собственной удивительной ему беспомощности Вижн совсем утерял связь со своими. За отсутствием интернета он оказался неожиданно заперт внутри своего тела. Как люди справляются с этим ощущением? Как не тесно им в своих физических оболочках без всякой возможности припасть к огромным запасам информации, петабайтам интернета?
    Собственное тело Вижна тоже барахлит, периодами перегреваясь, перегружаясь. На мгновение он вновь отключается, перестает контролировать плотность своего тела, падает, проваливаясь сквозь неспособный больше поддерживать его воздух. А потом вновь приходит в себя, уже привычный, отмечает пропущенное время — 3,56 секунды, на 0,46 секунды короче, чем предыдущий промежуток — и моментально останавливает падение. Зависает метрах в пяти над дорогой. В поле зрения попадает знакомое лицо, но Вижн уже так перегружен информацией, что у него занимает некоторое время обработать полученные визуальные данные.
    — Тони, — утвердительно произносит он и переводит взгляд на второго человека, спускаясь ниже, пока, наконец, не оказывается на земле, на одном с ними уровне. — Здравствуйте.
    Обычно ему свойственны лишь неуловимо механические движения, теперь, в силу перегруженности, Вижн двигается чересчур четко, начисто лишенный всякой плавности и инерции. С вероятностью в 89% купол оказывает на него приблизительно то же действие, что и на остальную технику Манхэттена, но в меньшей степени. Спустя несколько мгновений ЦП разгружается достаточно, чтобы Вижн смог проанализировать и ответить на вопросы Тони, которые тот вывалил с чересчур большой скоростью. Хорошо, что Вижн не умеет забывать.
    Вместо ответов он считывает взрыв впереди — в отличие от Тони, он видит, что там, и двигается в сторону, закрывая второго человека, незнакомца, от ударной волны, пыли, асфальтового крошева и осколков разнообразного происхождения. Расчеты заранее подсказали ему, что закрыть Тони он успеет с вероятностью в 15% против 82% в случае со вторым человеком. Те же расчеты спустя секунду подсказывают ему, что ранения, которые получит Тони, вполне совместимы с жизнью. О том же свидетельствует немедленный комментарий самого Тони, который Вижн идентифицирует как саркастичный.
    — Вы в порядке? — обернувшись через плечо, первым делом уточняет Вижн, а затем двигается к Тони, чтобы помочь ему подняться: — Пять дней, один час, двенадцать минут, сорок шесть секунд.
    Он протягивает Тони руку, сканируя окружающую действительность на предмет новых взрывоопасных предметов, живых или порожденных человеческим разумом. За пять дней, один час, двенадцать минут, пятьдесят пять секунд, включая последние девять, Вижн успел обработать 1,6 петабайта разнообразных данных: визуальных, аудиальных, физических. В том числе случившееся только что с Тони.
    — Бомбы, — констатирует он, на мгновение замолкает и продолжает: — Читаури? СтаркИн? — и кидает взгляд на другого человека: — Что купол диктует вам, какой страх? Простите, не знаю вашего имени.
    В его голове анализ данных запускается по новой. Если Тони и его спутник подтвердят теорию, Вижн сможет, наконец, сделать окончательные выводы по целому ряду гипотез, в данный момент находящихся в подвешенном состоянии из-за недостатка данных от очевидцев и непосредственных участников происходящего.

Отредактировано Vision (2017-09-21 23:14:43)

+4

10

Он и рад, и не рад своей неожиданной компании, с одной стороны, если он отвлечётся достаточно, кошмары не успеют сформироваться. Как доказал Ксавье, необязательно позволить им принять нужную форму, главное не углубляться в собственные ужасы и не пытаться построить мир в своей голове. Не замыкаться в себе.
С другой стороны, Вижн и Ксавье, более странных спутников он даже если хотел бы, не смог выбрать. Интересно, как будет взаимодействовать телепат с электронным мозгом, перегруженным информацией и данными. Возможно ли подобное взаимодействие в принципе или это только сказки, что андроиды равны людям. Тони старается не думать об этом слишком часто, потому что Альтрон все еще отдается внутри болью и вопросами, на которые он так и не ответил для себя.
А было ли это правильным решением? А смог бы он его пережить, это правильное решение и нужно ли это было?

- Всю жизнь мечтал обнять дорогу именно в этом месте, спасибо, что прикрыл. – Тони отряхивается, мучительно раздумывая, что спросить в первую очередь? Что сейчас самое важное? – А, да, это Чарльз Ксавье, если бы тут был интернет, он бы тебе подсказал, что это имя старика лет под девяносто. Но интернет тут откровенно дерьмовые, поэтому я тебе сам расскажу. Мутант, профессор, телепат и так далее. Прости Чарльз, но так будет быстрее. Это Вижн, один из Мстителей, которые проживают со мной в Башне.

Тони не знает, как представить их друг другу иначе. Невозможно передать всю радость и всю трагедию рождения такого чуда. Невозможно рассказать собственные выпестованные ощущения от зарождения чужой жизни на обломках двух надежд. Поэтому он молча кивает, надеясь, что оно разрешится как-то само и ему удастся избежать неловкости, присущей таким моментам.

Вижн задает уместные и очень точные вопросы. Хороший способ собраться и перестать надеяться на лучшее, время еще не пришло, как говорится. Лучшее еще не случилось. Тони оборачивается назад, стараясь разглядеть что именно там взрывается, его бомбы, собранные руками, которые собирали потом броню и защищали мир или кто-то другой.

- Нет понимания, страхи разные, мы люди не самые логичные существа. Читаури были в начале пути, потом профессор любезно переключил меня с одной мысли на другую и страх ослабил давление, потом практически растворился. Возможно, сила эмоции? Или что-то такое. Черт, данных недостаточно, не смотря на количество проведенного здесь времени, несмотря на то, что периодически удается отдохнуть, этого слишком мало.

Тони разводит руками и смотрит на Ксавье, в надежде что у него чуть больше идей. Может быть он уже догадался какого черта и что и с чем взаимодействует? Возможно, у него есть план и удастся его воплотить? Что-то там о поломке, чтобы восстановить все как было. Что-то про усугубить травму, чтобы излечится от нее. Тони вздыхает и думает о том, что до Башни за все время приключений он так и не добрался. Он не добрался домой, из страха встретить там первый кошмар? Или что-то другое не дает ему туда дойти?

Им нужно двигаться, по идее, в сторону купола, в сторону, где он соприкасается с землей. Им нужно что-то делать, только Тони чувствует себя потерянным и беспомощным, таким безнадежно отсталым, что у него не поднимается рука, махнуть на все это.

- Я полагаю, что у нас есть несколько минут прежде чем эта красная материя выдернет из моей головы еще что-то интересное. Там остались корабли читаури, космос, вакуум, и знаете, что, я пока не готов смотреть свои кошмары в вашей компании на повторе, даже если в конце концов мне это поможет крепче спать. Честно слово, должен быть где-то предел, и мы должны его найти. Вводной не будет. – Тони развел руками. - Ничего не будет.

+2

11

Чарльз коротко кивает, оставляя краткий пересказ своей биографии на Старка. Отвечает только про страхи:
— Поверхностное, — говорит он. — Мёртвые ученики, живые близкие. Боязнь потери.
Он всё ещё считает, что имеет место быть проникновение непосредственно в подсознание и бессознательное с прямым влиянием на сознание. Вытаскивание образов, чем дальше, тем глубже. И то, как бледнеют призраки прошлого и нынешнего, когда Чарльз отвлекается от них, только подтверждает теорию. Пока оно не становится осязаемым — сознательным — оно не становится полностью реальным.

— Сейчас оно порождает достаточно логичные образы, — возражает Чарльз. — Мы не можем их полностью контролировать, но всё-таки они объяснимы и понятны. Не думаю, что дело в силе эмоций. Скорее в перестройке сознательного мышления. Вера в реальность образов и делает их настоящими. Но — опять же — проверить это сейчас мы никак не можем.
И углубляться, исследуя непосредственно страхи, ему совершенно не хочется. Что-то, что не поддаётся логике, будет скрываться уже в бессознательном. Чарльзу не нужен такой психоанализ. Старку, который тут уже не в первый раз — тем более.

— Вы не человек и не мутант, — обращается он к Вижну. — Так почему вы здесь? Также не можете выбраться?
Ситуацию это, очевидно, осложняет ещё больше. Воздействие на синтетический разум объяснить проблематичнее, чем на человеческий или мутантский.
Это важно. Но важно и не стоять на месте. Не останавливаться в принципе там, где может снова прилететь ещё одной взрывной волной.

— Нужно двигаться, — добавляет Чарльз. — Если ни у кого больше нет других идей. Продвигаться дальше по периметру, искать слабые места купола или источник.
Пока не задело ещё кого-то. Да и выбора другого у них сейчас в принципе нет. Становится ясно, что на его собственное телепатическое вмешательство в голову Старка для проверки теории защиты, просто нет времени. Этим если и заниматься, то уже снаружи. Когда они выберутся.
Значит, нужно подходить к вопросу более инженерно, а не играться с тонкими психическими материями, рискуя оказаться размазанными очередной бомбой или шальной пулей.
И двигаться. Двигаться.

+2

12

    Чарльз Ксавье тут же раскладывается в голове Вижна по полочкам. Будь у него интернет, он бы успел сделать это за 6-7 секунд — среднее время на то, чтобы обзавестись полноценным психологическим портретом среднестатистического человека, но вместо этого приходится ориентироваться исключительно на характеристику Тони и собственные сенсоры. Составив портрет и сохранив его в памяти, Вижн возвращается к анализу полученных данных. Его мысли — сухие, четкие, прямолинейные, без какой-либо эмоциональной окраски — и сами похожи на код. Или на формальную логику, даже на выкладки почти прямиком из учебника по символьной логике.
    Вижн укладывает мистера Ксавье с его страхом и свежесоставленным психологическим портретом в одно уравнение, а в другое, с похожими переменными, помещает Тони и его страхи. Пока они размышляют вслух, Вижн занят составлением сложных дедуктивных цепочек — его разум стремительно прописывает один вывод за другим, одно следствие за другим, анализируя происходящее на манер решения простой математической задачи, где есть «дано» и единственно верный ответ.
    Услышав свое имя, Вижн поворачивает голову к мистеру Ксавье.
    — Нет, — просто отвечает он. — Я не могу покинуть Манхэттен, пока разрушения не закончатся. Как я могу оставить всех этих людей умирать?
    Вижн смотрит на мистера Ксавье, чуть склонив голову к плечу, и недоуменно хмурит брови, как будто тот спросил о чем-то настолько очевидном, что это почти стыдно. А после, ничего не говоря, разворачивается и шагает туда, где виднеется кромка купола. До вопроса мистера Ксавье ему и в голову не приходило, что он мог просто покинуть Манхэттен. Но обдумывать это сейчас будет непродуктивной тратой ресурса, поэтому Вижн продолжает решать свои уравнения, стремительно приближаясь к выводу, который с вероятностью в 81% будет верным.
    Окружающую разруху он будто и не замечает, как не замечает и чужие кошмары, воющие, смеющиеся, даже говорящие что-то вдали. Купол утыкается в землю посередине дороги, две столкнувшиеся машины стоят рядом, словно памятник или метка. Вижн разворачивается, чтобы проверить, как дела у его спутников и не вылезло ли из головы Тони новых бомб или чего похуже.
    — Обе ваши теории верны, — утвердительно произносит он. — Частично. Согласно моим наблюдениям, купол действительно порождает образы, вызывающие страх у реципиента. Если это что-то физическое: ограбление, динозавры, бугимен, бомбы, бывшие ученики — страх воплощается в эту форму. Если же нет, то здесь мне сложно сказать: недостаточно данных. В любом случае, чем больше человек реагирует на происходящее, тем больше силы обретает страх. Биохимические процессы в человеческом мозгу играют против вас, — Вижн неожиданно громко хлопает в ладоши несколько раз, будто кусочек какой-то мелодии: — Простите — поэтому вам необходимо отвлекаться, но это не может продолжаться бесконечно. Рано или поздно уровень кортизола поднимется чересчур высоко, потому что ваш мозг не видит разницы между реальностью и выдумкой. Точно так же, как ваш мозг реагирует на картинку по телевизору: вы умом понимаете, что это не реальность, но ваше тело другого мнения. Поэтому люди способны возбуждаться за просмотром порно или пугаться, смотря ужастики. Только здесь, — Вижн качает головой, — чем больше вы верите в свой кошмар, тем действительно материальнее он становится. Что бы это ни было, оно подпитывается вашими эмоциями. Работает по принципу простой рекурсии. Оно считывает немного вашего страха — вы реагируете — оно усиливает картинку — вы реагируете — и так до бесконечности.
    Вижн замолкает на мгновение.
    — Я лишен страхов и лишен эмоций, — он говорит об этом твердо, хотя это и не является правдой. Он не лишен эмоций. Он просто не умеет их распознавать. — Поэтому купол никак не может на меня по... — Вижн неожиданно прерывается на полуслове, будто его выключили, и начинает оседать на землю.

+3

13

У Тони пока что есть только теории, которые ни к чему его не привели, возможно Чарльз прав, высказывая свою мысль вслух, возможно, именно так они придут к какому-то общему знаменателю. Но что-то в этом есть, что-то еще, что-то чего они не учитывают и Тони мучительно пытается нащупать эту мысль.
Мучительно, потому что вся эта психология, все эти догадки, для него как для инженера, равны мифам и шуткам. Он привык к материальным вещам, к чему-то что можно ощупать, построить логическую цепочку, быть уверенным, что сработает так, а не иначе. Он привык что его окружают материальные вещи, не кошмары, роботы в мастерской или Вижн, если говорить об окружении в Башне. Вижн, Тони и рад его видеть и боится, потому что здесь происходит что-то страшное, что-то от чего все они сходят с ума, а некоторые умирают.
Здесь происходит чертовщина какая-то, и никто не знает ни масштабов, ни параметров.

- Чарльз в чем-то безусловно прав, это подсознательные вещи, которые были подавлены, чтобы жизнь была приемлемой. Как вариант. Не понятно только, как эта штука усиливает их от фантомов, до вполне реальных вещей и я сейчас говорю про то, что все это материально, ну то есть если мой мертвый друг попытается прострелить мне голову я умру. Только не могу понять пока, погибну я от страха или от пули, которая будет в моей голове. Какие-то парадоксы на парадоксах. – Тони смотрит на своих напарников по несчастью и не понимает пока что, куда двигаться дальше, куда им нужно попасть.

Возможно, вариант с постепенным исследованием самый верный, чем быстрее они поймут всю эту схему, тем быстрее они смогут ею управлять, так думает Тони, считая, что все здесь легко и просто. Так думает Тони, пока не отвлекается на еще одну мысль, а что если они не смогут выйти обратно, что если без победы над страхами хода обратно нет? Они с Чарльзом, пока что, удачно избегали возможности влипнуть во что-то грандиозное, они обходили стороной страхи других людей, у них получалось отвлекаться, что если это не вариант? Что если не отдав ничего, они ничего не получат.
Эта мысль тоже пугает, как и сама возможность оставаться здесь бесконечно долго.

- Вижн, а ты уже пытался выйти с этой чертовщины? – Тони интересно, потому что первое, что он сам сделал – это выбрался наружу, туда где небо не затянуто красным. – В любом случае, полагаю, прислушаться к Чарльзу будет правильным, нам нужно изучить, собрать материалы об этом куполе и вернуться назад, чтобы постараться закончить эти кошмары снаружи.

Тони двигается следом за Вижном, подмечая для себя детали пейзажа, сдвинутые вместе блоки разрушенных зданий. Кто знает, является ли это очередным кошмаром о разрушении мира или действительностью. Он боится думать о том, что ждет их, когда купол будет снят. Он боится подсчитывать жертв, потому что количество может быть колоссальным, катастрофичным и он не справится с ним. Не сможет. В очередной раз подведет тех, кого хотел защитить.
Вижн двигается, говорит о том, что у него нет эмоций, что у него нет страхов и Тони почти кивает в ответ. Почти…
- Постой, а Ванда? Как же Ванда? Как же те «теплые чувства», что мы обсуждали? Вижн? – Тони пытается догнать андроида, остановить, но замирает в недоумении, когда тот просто оседает на землю. – Чарльз, у тебя есть идеи, чтобы это могло значить? Что может значить Вижн в обмороке?
Он пугается того, чего не знает. Больше нельзя отвлечься и в голову лезут разные мысли о смерти друзей, о разрушениях, о катаклизмах. Тони накрывает волной ужаса, он же простой человек, у него нет защиты от самого себя, у него вообще нет никакой защиты, он практически обнажен под этим куполом, практически сломан и сломлен.

- Это когда-то да закончится. Вижн, ты слышишь меня? Мы можем что-то для тебя сделать? – Тони прикасается к нему, но так осторожно, аккуратно, как будто боится, что это разрушится. Что Вижн превратится в видение, которое и подразумевает под собой, видение будущего. Но под рукой обычная, чуть теплая кожа, синтетика, поправляет он сам себя и замирает в очередной раз.

+2

14

Вот что значит синтетический человек, искусственный интеллект — Вижн чётко высказал свою теорию (подтверждений-то всё ещё не было), которая вполне себе совпадала с мнением Чарльза о механизме создания слишком материальных фантомов. Всё отлично, кроме того, что они находились не в чьём-нибудь исследовательском кабинете, а в опасной — для людей и мутантов с настоящей биохимией — зоне. По-хорошему, разговоры их только тормозили. Следовало по максимуму изучить купол и явления, происходящие под ним. Затем оперативно выбраться и анализировать уже снаружи.
Потому что стоило быть реалистами — справиться сейчас с куполом, нет имея понятия о том, что он собой представляет, у них не получится. Даже при участии Вижна, не подвластного куполу.
Видимо, теоретически не подвластного. Потому что сваливается он резко. Как-то подозрительно резко. Разрядиться-то ведь он не мог? Хотя, Чарльз же точно не знает, каким образом он работает. Источник питания какой-то должен быть. Мотор, аккумулятор, вечный двигатель?
Не вечный.

— Я не имею ни малейшего представления, — честно признаётся Чарльз, — что это может значить. Тони, ты здесь инженер, не я.

Почему искусственный интеллект может упасть в обморок под полным кошмаров куполом? Причина может быть вообще какой угодно. Не всё всегда и сразу поддаётся рациональному объяснению. И искать его, это объяснение, сейчас — не лучшее время. Потом уже разбираться нужно. Если они выберутся в целости и сохранности.
Ракеты снова начинают подниматься. А с ними вместе открываются чёрные дыры в пространстве, то засасывающие что-то, то выпускающие наружу нечто совершенно неописуемое, потому что не имеющее адекватного аналога в человеческом мире.
Вот тебе и самая глубина подсознаний. Бесформенные, но кошмарные создания. Ничего оформленного, но много пугающего. Того, от чего стоит отвлечься как можно скорее.
Чарльз шагает к Старку и Вижну. Закидывает на плечо одну руку синтезоида. Не важно, почему Вижн отключился. Важно другое.

— Двигаемся, двигаемся, — подгоняет он Старка.
И не обращаем внимания на то, что позади. Впереди, впрочем, тоже.

+2

15

    Понять, что Вижн окончательно отключается, можно по тому, как сильно тяжелеет его тело. Без чуткого контроля, плотность синтетического материала обретает свой истинный вес — и он во много раз превосходит вес среднестатистического человека. Целых 3,56 секунды Вижн не регистрирует происходящее вокруг. А когда приходит в себя, первым делом уменьшает плотность тела, чтобы Тони и мистер Ксавье не сломали себе что-нибудь под таким весом.
    Они куда-то идут.
    — Это не действие купола, — быстро поясняет Вижн. — Перегрузка центрального процессора. Слишком много данных. Собирал, пока висел над Манхэттеном. Спасибо, дальше я сам.
    Вижн не может быть стопроцентно уверен, что это не действие купола. Возможно, купол и воздействует на него, но не так, как на людей. К сожалению, они не в лаборатории, чтобы у него была возможность провести тесты и установить, что происходит, с минимальной погрешностью. Поэтому он только фиксирует интервалы.
    Звук сзади такой, как будто что-то взорвалось.
    Сняв руки с плечей Создателя и мистера Ксавье, Вижн лишь на мгновение задерживает взгляд на лице Тони, прежде чем повернуться и пустить разрушительный луч в летящие в их сторону ошметки фонарного столба. Это не единственное, что в них летит. С вероятностью в 69% это порождения разума Тони: ракеты выглядят знакомо. А вот то, что стремится из темных порталов к ним — этого Вижн никогда прежде не видел.
    — В укрытие!
    Он просчитывает максимально надежное укрытие достаточно быстро и указывает мистеру Ксавье, как более дееспособному сейчас, в нужную сторону: вход в метро может послужить им временным бомбоубежищем. Главное доставить туда Тони и заставить его выйти из состояния испуга. Вижн просчитывает, что послужило триггером, но отключение мешает ему сделать четкие выводы — часть данных просто отсутствует.
    — Мистер Ксавье, вы можете ему помочь? — он не тратит времени на то, чтобы констатировать очевидное. — Ваша телепатия?

+1

16

Тони пугается по-настоящему, когда Вижн оседает на землю, Тони помнит точный вес этого тела поэтому никаких иллюзий у него нет, неподъемный Вижн оттягивает руки и нестерпимо хочется прекратить эту пытку и его и себя. Но Чарльз прав, пора убираться.

Они ничего не узнали, эта мысль бьется в голове Тони, пока они ползут, как медленно они ползут, в направлении выхода. Они ничего не узнали. Как действует, с чем связан, откуда столько магии и сил, кто способен на это. Они ничего не узнали, кроме того, что Вижн оставался здесь все это время.

Тони пугается и теряет контроль над своей головой. Что-то тут же меняется вокруг них, и он пугается еще больше. Чертов купол, круг ада, да и только. Все кошмары, которые Тони до поры до времени носил в себе, вся история его жизни, то и дело тут прорывается. И стыдно, и смешно, и страшно.

Вижн приходит в себя и неожиданно все налаживается. Нет, Тони не может остановить себя, его разум уже разворачивает картину их смерти, уже выкручивает на полную мощность мысли о мощном оружии, об инопланетном воздействии. Но они бегут в укрытие, хотя бы так.

Правда, выстрел по ракетам не помогает, но Тони вспоминает, что это первый раз за последнее время, когда он снова видит Вижна в действии. Забавно, уверенности в целом это не придает, становится все только хуже, потому что за воспоминаниями о ракетах лезут и остальные, которые ведут совершенно не туда. Роуди, падающий с неба, Сокол, приземляющийся рядом. Тони хмыкает.

- Замечательно, Чарльз, сделай милость, заблокируй уже что-то в моей голове, чтобы новых идей она этому месту не подавала, хотя бы пока, хотя бы временно. – Вижн в одном прав, сейчас нужны крайние меры. – Что показывает твой анализ?

У них все еще нет данных, ради которых они сюда прибыли. У них все еще чертовски мало информации!

- За всем этим кто-то стоит, кто-то у кого хватило сил.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » [08.07.2016] Будущего нет, страхов тоже нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно