ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » Стреляй


Стреляй

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1505144301/6d3bfa6e/18564577.png[/AVA][NIC]Leonid Belov[/NIC]

стреляй
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s3.uploads.ru/64PY1.gif
Belov(a) | Romanovahttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
За все рано или поздно приходится платить.

ВРЕМЯ
январь 2015

МЕСТО
база Гидры, вечер-ночь

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
нет

[SGN]http://images.vfl.ru/ii/1505144586/c0190aed/18564688.gif[/SGN]

Отредактировано Yelena Belova (2017-08-08 22:28:57)

+2

2

Лезть в змеиное гнездо в одиночку – самоубийство, несомненно. Но Наташе не привыкать. Наташа только и делает, что играет со смертью, дразнит ее рыжим хвостом, убегая за считанные мгновения до гибели. Ей это нравится. С годами адреналин ощущается уже не так остро, требуется увеличивать и увеличивать дозу для того, чтобы кровь вновь вскипела, побежала по жилам горячим потоком, отдавая приятным покалыванием в кончиках пальцев. Наташа – чертов адреналиновый маньяк, охотник до опасности, осторожный и в то же время сумасшедший до безрассудства, как бы противоречиво это ни звучало. Наташа идет на огромный риск, сунувшись на тщательно охраняемую базу многоголовой без грамотной группы захвата или хотя бы Капитана, но ее это не слишком пугает. Она и раньше так делала. Справится и теперь.

Черная Вдова любит свою работу, потому что, наверное, это лучшее, что она умеет делать и что может дать человечеству - защиту. Она гребанный санитар этого прогнившего мира. Только ли? Раньше, пусть Нат и не хочет себе в этом признаваться, ей нравилась кровь на ее руках, которая теперь под влиянием изменившихся взглядов, окружения и некоторых воспоминаний шипела и пенилась, пожирая кожу, словно кислота.

Словно огонь.
Она как будто горела.

И все никак не могла дождаться момента, чтобы рассыпаться пеплом. Растягивала агонию день за днем, год за годом, откладывала встречу с тем, кого пожар давным-давно похоронил под обвалившимся потолком детской больницы. Не уберегла, не защитила, не спасла – и теперь расплачивается за это, понимая, что цена слишком высока и выплачена никогда не будет. Не в этой жизни, по крайней мере. Если за спасенную жизнь можно отблагодарить, то за отнятую никогда не извиниться. Не перед кем. А побыть на этом свете при всем снедающем душу чувстве вины все еще ой, как хотелось, и каждое мгновение Наташа цеплялась за соломинку и неблагодарно выживала, выбиралась из самого дна, потому что не умела по-другому. Попытки заключить сделку с совестью при этом оставались бесполезными.

Наташа иногда думает, что, наверное, поэтому она больше не убивает. Старается, по крайней мере. С должным терпением, неспешно перебирается за ограду, снимает охрану – вырубает одного за другим, ограничиваясь лишь болезненными, не смертельными укусами вдовы, уровень заряда давно не выставлялся на полную мощность. Фигуры пачками валятся с шахматной доски, шпионка и вспотеть не успевает к моменту, когда в нокаут отправляется последний гидровец на входе. Она использует его пропуск и бесшумно направляется вниз, в длинные и запутанные коридоры. Базы Гидры всегда отличались своей затейливостью в интерьере, эта больше напоминала кроличью нору. Или муравейник. Как посмотреть. Чем ниже – тем холоднее становится, и изо рта уже очень скоро начинает выходить белое облачко пара. Цель ожидает рыжую в какой-то из нижних камер – один из попавших в щупальца многоголовой одаренный. Завербовать или убить. Классика. Данные о проведенных опытах и прочая информация тоже не помешала бы, все, что можно выжать из этого темного и холодного филиала ада. Романова уже не прочь бы выбраться и поменяться с Бартоном, чтобы оказаться в месте потеплее.

Чертова работа.
Чертова Гидра.

Наташа спускается на несколько уровней ниже, удавкой избавляется от очередного охранника, когда вдруг вырубается электричество и становится настолько темно, что неважно – открыты глаза или закрыты, и без режима ночного видения уже совершенно точно не обойтись. Кажется, что-то она все-таки упустила. Или кого-то. Все в лучших традициях низкосортных ужастиков, что сказать. Вот только Романова не типичная главная героиня, и кричать «кто здесь?» никто не будет. Перезарядив пистолет, она выглядывает из-за угла и, не заметив ничего подозрительного, делает шаг вперед…

… а после получает удар под дых и в защищенное маской лицо – странно, что обошлось без пули в наглой рыжей голове, - и из глаз сыпется целое скопление звезд. Жаль только, что света от этого в норе больше не стало, но вышколенная Красными Комнатами Романова привычна к дракам и в условиях похуже, поэтому реагирует на угрозу рассерженной и очень гибкой кошкой, выворачивается из цепкой хватки противника и тянется за ножом. Потому что стиль ведения боя неожиданно оказывается давно выученным и удивительно – неприятно? – узнаваемым. Их «танец» - как почерк, который Наташа распознала в два счета.

И испугалась.
Он был мертв.
Был.

Тонко подмечено, Наташенька, ведь не труп же тебя мутузит.

Она отскакивает в сторону, старается увернуться и ответить какой-нибудь из своих припасенных шпионских примочек, но пропускает удар – и сама не смогла бы при всем желании понять, от шока или чего-то другого. Еще и еще. Одна плевая операция оборачивается для нее страшнейшим кошмаром наяву -  Белов внезапно жив, здоров и реален, а Романову, блядь, трясет.

- Я думала, ты мертв, - вместо приветствия сообщает ему Наташа, стараясь поверить в происходящее. Белов – не Роджерс. В огне нельзя выспаться и прийти через много лет за обещанным свиданием. Огонь убивает. Она сама видела, слышала, чудом выбралась оттуда – буквально за секунду до того, как все кончилось. Знала, что Лен не смог.

И жила с этим.

+2

3

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1505144301/6d3bfa6e/18564577.png[/AVA][NIC]Leonid Belov[/NIC]Время для него превратилось в вязкую, едва колышущуюся жижу. Леонид его пленник, утопленный бедолага, для которого череда дней, месяцев, лет не различается ничем, кроме погоды и мелькающей на фоне массовки. И всё потому, что Леонид Белов давно мертв: сгорел при страшном пожаре, провалив миссию. То, что осталось от него после – всего лишь жизнеспособная копия. Она изуродована, да, увы, не внешне.

Теперь Леонид старается спать не больше трех-четырех часов в сутки, а если бы мог – не спал вовсе. Каждый раз, закрывая глаза и позволяя себе отключиться, он вновь и вновь видит языки пламени пожарища в той проклятой больнице.
Языки пламени её волос.
Леонид чувствует жар огня, что разъедает кожу и глаза.
Он чувствует жар её прикосновений и игривого шепота, когда она ласково зовет его кратко по имени.
Каждый раз её дыхание нежно щекочет шею, и Леонида пробивает дрожь. Пожалуй, это единственное, что сейчас еще способно заставить его так дрожать. Он просыпается с легкой испариной, сжимает зубы, постель, безмолвно рычит от злости. В нём клокочет отчаянное благоговение и не менее отчаянная ненависть. Последняя дает Лену силы, чтобы продолжать барахтаться в своем вязком болоте. Плыть, хоть и медленно, к заветной цели, не дав себе утонуть.

Белов смотрит на назойливый мираж из своего сна через тепловизоры в очках. Его рот кривится в шакальем оскале, а внутри сжимается ком предвкушения, готовый вот-вот взорваться.
Она так близко. Так смертельно близко.
И, наконец-то, в ловушке. Практически в его руках.

Рыжая тень мелькает в коридорах базы, считая, что всё продумала, а Леонид идет за ней по пятам, следит с помощью скрытых камер и отблесков тепла, что оставляет её тело. Белов знает, куда она свернет дальше и двигается наперерез через секретный проход, которого нет ни на одном плане здания.

Лен бьет в тот самый момент, когда женщина меньше всего ожидает подставы. Он бьет сильно, без жалости, на секунду выходит из себя, как только до его противницы доходит зашифрованный смысл ударов, как только она узнает почерк и обращается уже не к безликому агенту Гидры, а к нему – к Лену. Усилием воли он молчит в ответ и продолжает нападать до тех пор, пока напряженное тело безжизненно не обмякает в его руках. Несколько секунд Белов не дышит – тупо смотрит на обманчиво хрупкую фигуру. Ничуть не изменившуюся после стольких лет. Божественно красивую и… чужую. А потом включает коммуникатор и ровным голосом рапортует:
- Черная Вдова у меня.
***
Она просыпалась долго. И всё то время, что Вдова провела в отключке, Леонид сидел напротив с закинутыми на стол ногами, пристально наблюдая. Он впитывал каждую черточку её лица, ловил и запоминал новые, трудно различимые складочки, мимические морщинки. Её голова склонилась набок, слегка запрокинулась, и это было даже мило, но ничуть Лёню не смягчало, скорее наоборот. Белов надежно приковал запястья шпионки наручниками к стулу и просто ждал, когда же Вдова откроет глаза.

Стоило женщине пошевелиться, Леонид слегка вздрагивает, затем прищуривает глаза и поднимается со своего насиженного места. Белов нависает над ошеломленно уставившейся на него рыжей, упершись ладонями в стол. Его губы трогает зловещая ухмылка.
- Здравствуй, Наташа. Скучала? Я скучал.

Леонид Белов был всё таким же, как в день того злополучного пожара. Только в глазах его теперь не отражалось ни боли, ни удивления, ни мольбы о помощи. В них скрывалась холодная пустота.

- Твои источники безнадежно устарели, если ты правда думала, что я мертв.

Что ж, его тело действительно живее всех живых, а остальное не имеет значения.[SGN]http://images.vfl.ru/ii/1505144586/c0190aed/18564688.gif[/SGN]

Отредактировано Yelena Belova (2017-07-30 14:26:38)

+2

4

Ей было хорошо во тьме. Куда лучше, чем при холодном свете лампы, заполнившем всю небольшую комнату, где она теперь сидела, прикованная к стулу. Кое-как разлепив ставшие свинцовыми веки, Наташа из-под опущенных ресниц посматривала на сидевшего напротив человека, делала вид, что все еще не вполне очухалась от его удара. Так она могла получше его разглядеть.

Так она могла разобраться во всем хоть немного и понять, кто же перед ней, черт возьми.

И было так страшно узнавать его, если честно. И так странно. Его не должно быть здесь - это неправильно, оттуда не возвращаются. Наташа думала об этом, понимала, как это глупо - да, все уходят бесследно, а вот он вернулся, и это так или иначе придется принять к сведению, смириться. И не могла.

Живой. Ни хрена не призрак, вполне настоящий. Из плоти и крови. Неотрывно за ней наблюдает, ловит каждое движение ресниц, следит за каждым вдохом - уж он-то не даст ей умереть. По крайней мере, не сразу.

Кто-то вытащил его из пожара, обугленного, едва дышащего, по кусочкам восстановил каждый сантиметр кожи, вылепил заново, как будто и не было ни жуткого запаха паленой плоти, ни нечеловеческих криков, которые иногда пробираются в Наташины кошмары. И тогда она вздрагивает всем телом, вскакивает с постели и кричит, тревожа своим скверным состоянием едва прикорнувшего Клинта. Как такое вообще возможно? Впрочем, в мире, где существуют суперсыворотки и прочие технологии для создания сверхлюдей, пора бы перестать удивляться чудесному исцелению каких-то ожогов, правда?

По-прежнему не открывая глаз полностью, Наташа пробовала двигать руками, сведенными за спиной, тихонько звякнули холодным металлом наручники - ох, кто бы сомневался. Романова вздохнула. Ей совершенно не хотелось встречаться с ним взглядами, но рано или поздно придется - в этом-то и была вся суть их неловкого свидания. Первого в этой, новой жизни. Вот только Вдова замужем за своей работой и не намерена ей изменять, о чем и хотела было сообщить, но вместо этого провела языком по зубам, перешла на пересохшие губы. Слюны даже на плевок не наберется.

— А ведь раньше мог бы просто позвонить. — Все никак не получалось сфокусироваться на его лице, Наталья щурилась, склонив голову набок, улыбалась уголком губ. Дразнила. Страшно не хотелось показаться слабой - даже едва отошедшей от сна, даже прикованной к стулу, даже шокированной. Выглядеть испуганной - тоже. Очень много эмоций ей удается спрятать за невозмутимым выражением лица и полной расслабленностью тела.

— Один звонок с "Эй, Нат, я живой. Пойдем потанцуем?" - продолжила она, по мере возможности разминая затекшие в оковах кисти, смотрела исподлобья, сверлила взглядом родные голубые глаза. Когда Лен перегнулся к ней через стол, и его лицо уже находилось непозволительно близко, Наташа вытянула ногу, носком сапога упираясь ему в грудь, недвусмысленно намекая, что продолжать не стоит. И в столь невыгодном положении запугать себя она не даст.

Не то чтобы Лен пытался, впрочем.

— Живой, ладно. — Надавила настойчивее, сильнее, заставляя отклониться назад. — И что ты будешь делать? Убьешь меня?

И добавляет тихо:

— Я тоже скучала.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » Стреляй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно