ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.03.2017] Volatile.


[10.03.2017] Volatile.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Volatile.
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://sg.uploads.ru/ZpE1L.png

+

http://s3.uploads.ru/t/xB31R.gif  http://s5.uploads.ru/t/lhT3b.gif

Abner Jenkins | June Covingtonhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
От Тинкерера Эбнер узнает о том, что на склад завода «Warren Aircraft»
поступил ряд весьма интересных деталей, по совместительству
отлично подходящих для нового апгрейда костюма.
Детали, как оказывается, заказаны для исследовательского отдела «Oscorp»
и именно за ними на склад приезжает Джун Ковингтон.
Дженкинса это, конечно, не останавливает.

ВРЕМЯ
29.02.2017

МЕСТО
«Warren Aircraft»

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
-

Отредактировано June Covington (2019-02-04 02:35:54)

+5

2

Что может быть лучше, чем сидеть дома в холодный февральский день и наслаждаться жизнью, глядя на тех неудачников, которые только и делают, что ходят туда-сюда по улице, и сами не до конца осознают, зачем? Зачем они это делают? Не проще укутаться в одеялко, включить любимый сериал, забыть про абсолютно все заботы, и делать то, что тебе действительно надо? Если в двух словах - не проще стать свободным? Ох, нет, ни разу не проще. Попытаешься стать свободным - и тут же на тебя нападут и задавят огромное количество проблем, при всем этом ехидно проговаривая "Свободным он захотел стать, глупец!". Тем более в таком миллионнике, как Нью-Йорке, быть свободным получается не у всех. Ну, конечно, если пытаться добиться этого легальным способом. Но если тебе плевать на правила, мораль и общество - тогда перед тобой открывается масса возможностей. И это действительно работает: вчера ты был таксистом, а сегодня информация о твоих поступках транслируется по всем крупным каналам телевидения различных стран этого зачастую эгоистичного мира. Ну, а если ты неудачник, то помимо "вчера" и "сегодня" будет присутствовать еще и "завтра", и причем не самое благоприятное - ты окажешься за решеткой с ребятами, которые натворили не мало дерьма. И поверь, там будет масса людей лучше и сильнее тебя. Но всего этого можно избежать, если ты носишь костюм, который закрывает твое лицо, и благодаря которому у тебя никогда не будет обидчиков, а если даже они и появятся - их все равно не будет, тут главное оружием уметь пользоваться. И Эбнер, к счастью, обладал всем тем, о чем написано выше: костюм и оружие - это и был его ключ к свободе, и, что немало важно для него, к богатству и славе. Полная свобода, никаких правил и шаблонов - одна только мысль об этом поднимала дух Дженкинса настолько, что ему могли позавидовать даже самые лучшие ораторы, чья суть, собственно, и заключается в том, чтобы поднимать дух людей. Им приходится готовить и толкать огромной продолжительности речи - дух Эба же поднимала лишь одна мысль.
Но, так или иначе, сегодня он тоже был одним из тех, кто не сидит дома, а аккуратно топает по снежным и сказочным улицам мегаполиса. И забота у него тоже есть - хоть и одна, но очень серьезная: отправиться в мастерскую по ремонту радио. Звучит смешно: казалось бы, кто же еще пользуется радио и старенькими телевизорами? Неужели такие лавки еще приносят серьезный доход и являются поводом ходить на работу? Или этим только старики занимаются, посвятившие данному занятию всю свою жизнь, и начав такую карьеру еще в среднем возрасте, так и не никуда не продвинувшись? Печально это осознавать, но чаще всего так и случается. И если многие из этих самых стариков проклинают свою работу, то человек, к которому направлялся преступник, обожал свою работу всем своим измученным возрастом сердцем. И обожал он ее настолько, что добился авторитета у всего, пусть и не света, но тьмы города. Попасть к нему в мастерскую - значит попасть в другой мир. Так что же это за место такое, где и радио починишь, и в другой мир попадешь? Эбнер знает, а нам - предстоит узнать.
Приближаясь к нужному месту, Эб оглянулся - в этом не было необходимости, но лишний раз сделать это не помешает. Вдруг, его вычислили, и за ним кто-то наблюдает? Хотя, если такие люди - профессионалы своего дела, то голубоглазый изобретатель, как бы он этого не хотел, все равно не увидел бы никого. Закончив параноить, он открыл дверь, возле которой красовалась испоганенная временем корявая табличка "Phineas` Fix it", и, зайдя в помещение, осмотрел уже ставший для него привычным интерьер, который был наполнен различными штучками: радиоприемники, которые жили еще тогда, когда объявляли об окончании Второй Мировой, телевизоры, по которым некогда транслировались концерты рок-звезд 70-х, часы, которые был бы рад иметь у себя коллекционер, собирающий хлам, и все остальное в этом духе. Но все это было ни что иное, как иллюзия. Подойдя к милому старикашке за прилавком, начался разговор.
- Здравствуйте, сэр! Чем могу помочь? - заговорил пожилой человек.
- Ты смеешься? - сделав недоуменное выражение лица, ответил Эбнер.
- Ни в коем случае. Я трясусь за каждого клиента. Чем я могу помочь вам? - совершенно спокойно продолжал владелец ремонтной лавки.
- О, господи. Ладно. - закатив глаза вверх, ответил преступник, и сразу же продолжил - Я купил у тебя радио, но проигрываются только старые мелодии. - после этих слов, старик успокоился и принял сменил недоверчивый взгляд на более знакомый Дженкинсу.
- Фух. Прошу прощения. В последнее время я стал параноиком. Сейчас я принесу твой костюм. - и именно тогда заговорил не старик - ремонтник Финеас, а блестящий и гениальный инженер Тинкерер. Пароль сработал. Он медленно отправился за снаряжением Жука, которое второй дал первому, чтобы произвести небольшой ремонт. И Эб очень надеялся, что ремонт будет качественным - он даже заплатил больше, чем требовалось, что очень странно для него. Спустя пару минут, Тинкерер вернулся, и, чуть ли не падая, передал кейс Эбнеру.
- Из основного ничего не было испорчено. Просто чуть подправил внешний вид, чтобы потом не задело внутренности. А ты, кстати, хочешь, чтобы такое никогда не повторялось? - тихим и привлекающим внимание голосом произнес старик.
- О чем ты? - на радость Тинкереру, Эб стал заинтересован.
- Мои источники сообщили мне, что сегодня на авиазаводе "Уоррен Эйркрафт" будет встреча между представителем Оскорп и руководством завода. Оказывается, Оскорповцам срочно требуются высокотехнологичные примочки то ли для успешного продолжения задуманных исследований, то ли для улучшения мощности работы их приборов. Короче, неважно. Я лишь подчеркну это: улучшения мощности. Естественно, Уоррен согласился. Он никогда не откажется иметь дело с людьми такой важности, как Осборн. Но это еще не все. Если ты выкрадешь эти технологии, часть из них я смогу приделать к твоему костюму и сделать его эффективнее. - эти слова зажгли огонь внутри Эбнера, ибо это еще один способ доказать, что его никто не сможет остановить, да и от такой авантюры мало кто откажется. Тем более, кто ему может помешать? Какой-то яйцеголовый ученый из Оскорпа, или бизнесмены, которые без охраны ничего сделать не смогут? Да и с охраной разобраться особого труда не составит. Решено: скоро эти технологии будут у Тинкерера.
- Во сколько состоится встреча? - спросил Эбнер, улыбаясь и представляя, как будет разрушать город с еще более мощным вооружением.
- Через три часа, если не ошибаюсь. - У Тинкерера было достаточно крыс в арсенале, чтобы знать время предстоящей встречи.
- Хорошо. Боюсь, тебе придется задержаться сегодня, потому что свой улучшенный костюм я захочу увидеть немедленно.
- Меньше слов, больше дела. Увидимся. Надеюсь. - старик закончил этот диалог, и, попрощавшись, проводил взглядом Эбнера, который, держа в руках кейс с костюмом, отправился на выход.
До начала встречи оставалось не так уж и много времени. Эбнер, сидя в подвале дома, решил проверить, накосячил ли что нибудь старик, или нет. Вероятность этого была крайне мала, ведь Тинкерер рисковал лишиться ценного клиента. Несколько секунд - и костюмом злодея могли красоваться все. Правда, не сейчас. Будут, совсем скоро все будут красоваться им. Когда Жук закончил проверять работоспособность оружия, одним сомнением в его голове стало меньше. Так, еще одна вещь.. А нет, все отлично - небольшой отсек для гранат открывается на раз - два. У него было достаточно времени, чтобы удостовериться в работоспособности всего снаряжения. Да и сам костюм, в принципе, никаких тревожных сигналов не подавал - значит, никаких проблем быть не должно. Через минуту подвал и дом опустели, а город мог лицезреть быстро летящую фигуру в небе.
Наконец, Эб добрался до этого проклятого и загубившего ему всю жизнь завода. Он смотрел на него злобным и жестоким взглядом, пусть этого и не было видно из за маски. Он заметил у завода вертолет, и несколько черных машин, в числе которых был и лимузин. А значит, все на месте. На секунду что-то нашло на Эбнера, и он немного призадумался. Если бы это место работы могло предоставить все, что хотел Эбнер, он бы так и продолжал радовать свое начальство и людей, пользующихся продукцией компании Уоррена. Но сегодня рады будут только полицейские, пожарные, медики, вообщем все те, чья работа - трупы и разруха. Потому что именно это и надеялся сегодня устроить Жук.
- Настал тот день, когда ты принесешь мне хоть какую-то пользу. - сказав эти слова, Эбнер незамедлительно взял разгон и влетел прямо в окно злополучного завода. Все люди, присутствующие в нем, были ошарашены - но это было еще только начало.
- Приветствую, мальчики! Сегодня смена закончится пораньше! - миссии Эбнера было положено прекрасное начало: не столько из за ободряющих его слов, сколько из за гранаты, которую он, выдернув чеку, метнул туда, где находилось больше всего людей, или, если точнее быть, рабов. Взрыв, крики и вопли - представление начнется через три, два, один...

+2

3

приодеться что ли по такому поводу

Всю дорогу Джун роется в телефоне, лишь изредка поглядывая на часы и отвлекаясь на то, чтобы полюбоваться пейзажем. Одна из многих причин, по которым работать на «Oscorp» преимущественно приятное дело  – тебе никогда не приходится беспокоиться о транспорте. Чертовски удобном, к слову сказать, транспорте. Встреча назначена ровно на три часа, а опаздывать Джун не любит. Впрочем, если верить заверениям водителя, любые пробки он, в случае необходимости, сможет легко объехать запасным маршрутом. Ковингтон нехотя кивает ему в ответ и вновь опускает глаза к телефону.

На самом деле, она никогда еще не выезжала на подобные встречи. Более того, редко когда вообще покидала пределы лаборатории, не говоря уже о том, чтобы отправляться на другой конец города и вести деловые беседы с совершенно незнакомыми ей людьми. Почему же тогда она? Потому что на заводе «Warren Aircraft» ее дожидается заказанная еще несколько дней назад деталь: средних размеров кусок металла и проводов, способный в теории помочь неплохо модернизировать костюм ее последнего пациента – Скорпиона.

В технике она разбирается чуть лучше, чем примат в современном искусстве и, по большому счету, на ее месте сейчас должен быть Гарольд, но так как в самый последний момент на плечи того свалилась очередная забота из тех, коими в дополнение к богатству и славе всегда до краев наполнена жизнь влиятельных людей, на кожаном сиденье люксового автомобиля сегодня нежится не его задница, а ее. Ну, и отчасти потому, что проблемы замены и усовершенствования костюма Гаргана с некоторых пор их общее дело. С технической частью Озборн прекрасно разберется и сам, а вот ей еще предстоит позаботиться о том, чтобы задуманный процесс не закончился чьей-нибудь смертью.

Задача на первый взгляд не сложная – прибыть на место, забрать заказ, убедиться в его исправности, после чего обменяться рукопожатиями, минут десять понаблюдать за тем, как Уоррен будет словно торгаш пытаться всучить им еще целый ряд других своих совершенно бесполезных игрушек и, наконец, удалиться. Задерживаться на кружечку чая она не намерена.

Преодолев шлагбаум и пост охраны, машина недолго блуждает по территории завода пока наконец не выезжает к вертолетной площадке, там их уже дожидаются еще два автомобиля. Насколько она знает, это любезно согласившиеся составить ей компанию конструктор и инженер «Oscorp». С ними она хотя бы не ударит в грязь лицом, когда дело дойдет до технических терминов.

–  Рад приветствовать вас! Вижу, вы при полном параде? – Они с Уорреном видят друг друга впервые, но он так спешит с ней брататься, что можно подумать, будто они бывшие одноклассники. Джун вежливо улыбается, жмет протянутую ей руку и переводит взгляд на постройку за спиной мужчины.

–  Хотите провести мне экскурсию? – Внушительный самолетный ангар в самом деле выглядит впечатляюще. За широкими дверьми, или лучше сказать воротами, с обеих сторон от прохода выглядывают носы самолетов: передовые легкие «ласточки» и парочка крупных «птиц» посерьезнее. В ответ Уоррен лишь отшучивается и жестом приглашает ее и коллег проследовать следом за ним.

–  Полагаю, все уже готово, не так ли? Не хочу показаться невежливой, но мы немного ограничены во времени. – Пройдя через ангар, они оказываются в производственном помещении, где в этот момент вовсю трудятся рабочие. По их угрюмым взглядам не сложно понять, что работа у станка и копание во внутренностях самолетов, это не совсем то, о чем они мечтали в детстве, когда впервые увидели фильм "Огненные птицы". Присутствие женщины в качестве представителя крупной компании и вовсе по непонятным причинам заставляет их начать перешептываться и тихо посмеиваться у нее за спиной.

– Можете не беспокоиться. Мы ответственно походим к работе. –  Остановившись у металлического стола, Уоррен жестом подзывает к себе двух рабочих. Джун молча наблюдает, как те медленно поднимают увесистый чемодан с земли и с гулким «бум» опускают тот на металлическую поверхность. – Прошу! Взгляните сами! –  Ковингтон оборачивается к стоящему чуть поодаль от нее инженеру, тот без лишних слов понимает, чего она ждет и подходит ближе.

Увидеть содержимое чемодана им так и не удается. Звук бьющегося стекла разом переключает всеобщее внимание на неожиданного гостя. Джун не успевает произнести ни слова, потому как почти сразу же вниз к их ногам прилетает граната. А все так хорошо начиналось.

Взрыв не задевает ее, но оглушает. Придя в себя на полу, она первым делом оглядывается по сторонам, ища остальных глазами. Назойливо мельтешащие перед ее лицом люди как назло никак не дают разглядеть хоть что-то. На сколько она отключилась? Минуту? А может все пять?

Поборов головокружение, Джун осторожно поднимается на ноги. Есть некоторые минусы в том, что в свое время она с помощью сыворотки отрегулировала собственный болевой порог на минимум, теперь никогда нельзя знать наверняка, получила ли она серьезные травмы, или в самом деле отделалась только царапинами.

– А ты еще что такое!? – Помятая и измазанная в машинном масле, она выглядит совсем несерьезно, но сейчас это не важно. Прямо на ее глазах неизвестный мужчина одним ударом выводит из строя очередного рискнувшего накинуться на него рабочего и, перешагнув через ее коллегу, уже тянет руки к драгоценному кейсу. Его костюм ей не знаком, лицо скрыто шлемом. У Джун нет ни единой догадки о том, кем может быть этот незнакомец и как он узнал о сделке, но одно она знает наверняка – разозлить ее у него получилось отменно.

– Только попробуй тронуть, и я твои руки тебе же и поломаю! – Сквозь зубы шипит Ковингтон, пытаясь опередить вора. Меньше всего ей хочется объясняться начальству, что заказ у нее из под носа умыкнул неизвестный летучий рейнджер.

Понимая, что не успевает, Джун почти в прыжке вытягивает руку вперед. Яркая вспышка света на секунду ослепляет их обоих и сносит стол вместе со всем содержимым на несколько метров в сторону. Взрывы, генерируемые теплом ее собственного тела, отнимают много энергии, но использовать токсин в помещении полном людей идея заранее провальная. Особенно, если окажется, что костюм незнакомца не пропускает отраву.

Отредактировано June Covington (2019-01-19 23:33:04)

+3

4

- Сгинь, ублюдок! - Эбнер находился всего в нескольких шагах от вещи, благодаря которой он сможет не только прославиться, как человек, который помешал совершить сделку "великому" Оскорпу и не менее "великому" Уоррену, но и благодаря которой он бы смог продолжать творить великие дела, продолжать вписывать себя в историю, как один из величайших злодеев этого мира еще лучше, быстрее, и эффективнее. И всему этому прямо сейчас пытался помешать такой противный коротковолосый мужчина, чье лицо было знакомо, похоже, всем любителем подраться в этом городе. Он сразу узнал владельца этой рожи - его бывший коллега Говард, чье отношения к людям, с которыми он работает, всегда оставляло желать лучшего. Но он никогда не старался исправляться, да и никто не смел помочь ему в этом деле. Но сейчас, когда вокруг творится хаос, сейчас, когда всем плевать друг на друга, сейчас, когда костюм позволяет впечатывать в пол всех, кого пожелаешь, настало время исправляться. Жук так любил своего коллегу, что собрал все силы в своем кулаке, который способен поднимать целую тонну, и хорошенько проехался по морде негодяя, стоявшего перед ним. Рассчитывать силу не было времени, но в любом случае он оказал всем достойную услугу - бедняжка Говард покинет свою любимую работу либо надолго, либо навсегда. Эб вообще считал, что Говард попал на эту работу, выиграв в лотерею, потому что его максимум - быть сторожилой в ночном клубе (причем не в самом лучшем). Дорога к кейсу, в котором лежал путь в лучшее будущее, стала открытой. Если не считать какого-то дохляка, который валялся у него под ногами еще до того, как он вырубил своего ненавистника. Насладиться моментом Эбу мешал лишь этот бесячий голос, что доносился изо рта одетой в деловую одежду девушки, которая то ли чудом, то ли из-за чего то еще осталась, ну, не сказать, что цела и невредима, но уж точно не в критическом состоянии. И это, конечно же, бесило мужчину. Повернувшись к ней, он собрался сказать пару слов напоследок.
- Прости, крошка. Но этот кейс намного ценнее, чем ты. И, ты знаешь, выглядит покрасивее. - наконец, закончив бесполезно терять время, он вновь развернулся к столу. Требовалось мгновенье, чтобы схватить это чудо техники.
- Иди ко м.. - если бы Дженкинс только знал, что если бы он не сказал те слова, которыми оскорбил девушку, и выиграл бы время и смог спокойно улететь, то он бы избил себя за то, что случилось потом. Потому что этим самым "потом" произошло самое худшее, что он мог ожидать (хотя, ЭТОГО он точно не мог ожидать). Уже почти схватив кейс, он успел заметить, как та самая девушка, с которой он попрощался лично, резко выпрыгнула и движением руки устроила настоящий взрыв. Но это была не граната, или что то в таком духе. Это была серия появившихся из ниоткуда взрывов, ослепивших Дженкинса, но тот все еще мог стоять на ногах. Он начал протягивать руки вперед, в надежде ухватиться за кейс, но спустя несколько секунд, когда он начал полностью контролировать себя, понял, что стол и все то, что стояло на нем, улетело настолько далеко, что можно было бы насладиться прекрасным видом находящихся в процессе постройки частей самолета, пока идешь до цели. Жук был готов сделать это прямо сейчас, но нужно было что то делать с дамой, чей настрой был бы высоко оценен Осборном, но не Дженкинсом.
- Ты только что забрала мое время, тварь. - чувствуя прилив сил, злости, ярости и ненависти, Эбнер чуть приподнял свою руку, повернул ее в право, и выстрелил лазерным оружием в какого-то рабочего, который пытался убежать. Ранил ли он его смертельно, попав в голову, или несмертельно, попав в ногу - он, вообщем то, не разбирался в этом - сразу же отвернулся, как понял, что попал в цель. По-моему, все еще доносились стоны. Ну да ладно: упал - и это главное. Он бы мог повторить это прямо сейчас еще раз, только мишенью на этот раз была бы смелая работница компании Оскорп. Но нет, ее ждала еще более худшая участь. Жук начал медленно направляться к ней, в то время, как она, будто бы без сил, пыталась подняться и стать на ноги. Похоже, ее энергия была потрачена на все то, из-за чего, собственно, сейчас и произойдет задуманное бывшим работником завода. Эб сделал еще несколько шагов, и стоял уже прямо перед ней.
- Ах ты грязная.. - он схватил ее за подбородок, чуть приподнимая ее голову - Мерзкая.. - приподнял правую руку - Вонючая.. - собрал ее в кулак - Пустоголовая... - врезал им по лицу девушки, но, видимо, не сильно, потому что чувства боли было видно не особо - Крыса! - повторив все вышеописанное, он надеялся на более лучший результат, но все оставалось по прежнему. Может быть, пора использовать оружие? Нет, нет, нет! Она должна страдать. Должна страдать так же, как сейчас страдает Жук, потому что заставляет ждать старика, который поможет ему усовершенствовать костюм. А если он будет ждать слишком долго - то и Эбнер будет ждать слишком долго. А это - не самый лучший сценарий.
- Знаешь, солнце.. - он схватил ее за волосы, и сделав так, чтобы она смотрела на изобретателя, продолжил говорить - Я всегда думал, что у вас, работников интеллектуальной сферы.. - Жук был уверен в том, что эта девушка - именно тот представитель Оскорпа, о котором говорил Тинкерер, потому что всех работников и начальников авиазавода он уж точно выучил наизусть - Достаточно мозгов, чтобы творить все ваши бессмысленные исследования.. - он вновь ударил ее, но на этот раз не так сильно, чтобы она слышала то, что говорит преступник - Но сейчас, я тебя избиваю, и задаюсь вопросом.. - небольшая пауза, и все продолжилось вновь - Почему они все еще не вытекают из твоих ушей? Где твои мозги? Где они, ты, пустоголовая сука?! - закончив говорить, он со всей силы ударил девушку головой об землю, чем надеялся вырубить ее. Но не тут то было: хоть явные следы избиения и присутствовали у нее на лице, то изображать боль она как-будто разучилась, хоть что-то и было видно. Может быть, это все проделки начальства Оскорпа? Может быть, они там что-то нахимичили со своими работниками? Но думать над этим вопросом лучше всего не стоя здесь, в этом ужасном месте, а где нибудь на свежем воздухе и с кейсом в руках, что и намеревался сделать Эбнер.
- Ладно, дорогая. Мне пора. Прости, если что не так - я исправлял твое лицо, как только мог. - благодаря тому, что сам завод был огромен, у Дженкинса была возможность чуть взлететь вверх и, находясь в полете, наконец схватить свое сокровище.
- Будь у меня больше гранат - подорвал бы здесь все к черту. - Жук уже направлялся к тому же самому окну, в которое он и влетел, но почти на выходе что то пошло не так. Неприятное для слуха пищание помешало плану Эбнера. Неприятное, но знакомое - поврежден один из механизмов, позволяющий летать. Поврежден не сильно, но достаточно, чтобы упасть на дорогу во время полета. Проклиная все на свете, он начал медленно спускаться вниз.
- Сдохни, сдохни, сдохни!!! - он ненавидел девушку всей душой, потому что знал, что все, что сейчас происходит - из-за нее. Эбнеру нужно было что-то делать, чтобы дать костюму выдохнуть, и, может быть, самому исправить его, хотя это будет трудно в такой обстановке. Он начал искать по всему огромному заводу место, где можно спрятаться. Кейс же он все еще продолжал держать в руках. Попытаться спрятаться можно и за недостроенным самолетом, и в каком-нибудь другом отделе. В итоге, он решил спрятаться за самолетом, что стоял дольше всех, а там уже можно найти другое уютное местечко. Дженкинс очень надеялся, что та сотрудница Оскорпа, которую он избил, наконец потеряла сознание, потому что она, судя по всему, может принести огромное количество проблем.

ищи меня где-то здесь :з

+3

5

Джун не из тех, кто привык быть пиньятой, но почему-то из раза в раз именно ей и становится. Иногда в переносном, а иногда, как например сейчас, в самом прямом смысле. То ли от простого невезения, то ли от того, что у нее на лбу и в самом деле крупно и на нескольких языках выгравировано «Ударь меня, пожалуйста», чего она просто не еще не знает.

На месте вора, имея при себе лазеры, она бы не стала тратить время на кулаки и обезвредила бы себя одним выстрелом. Быстро и эффективно, не так ли? Но Эбнер, до чертиков раздосадованный чужим вмешательством, похоже решил, что просто обязан в отместку вдоволь отыграться на ее личике. Джун и опомниться не успевает, как он хватает ее за подбородок и заносит руку для первого и определенно не последнего удара.

–  Ты же не станешь бить девушку? – Только и успевает произнести она, перед тем как Жук доходчиво отвечает на ее вопрос обратным действием. – Ну конечно...

Ковингтон почему-то не сильно сопротивляется. В каком-то смысле, ей даже весело. То, что она почти не чувствует боли, конечно еще не значит, что она не чувствует других неприятных последствий побоев, таких как, например, тошнота и вновь усиливающиеся головокружение. И все же, возможность лицезреть отчаянные старания летуна выбить из нее хоть каплю эмоций и искренне недоумение от того, что после каждого следующего удара она все так же продолжает смотреть на него отсутствующим кукольным взглядом, стоит каждой ссадины и синяка, который выступит на ее лице чуть позднее. Он быстрее собьет костяшки об ее кости, чем она вымолвит слово «Хватит».

Жук хватает ее за волосы и еще раз хорошенько прикладывает лицом о землю. Джун чувствует на языке неприятный привкус крови, понимает, что нос он ей все-таки разбил. Ну, ничего, каждое его новое язвительное оскорбление только лишний раз подстегивает ее дождаться подходящего момента, чтобы перехватить инициативу. Первым делом ей хочется разбить его шлем, чтобы хорошенько разглядеть и запомнить настоящее лицо обидчика. Если сегодня ему удастся уйти, она найдет его чуть позже, когда разберется с деталью. Вот тогда они и поговорят.

Как и предполагалось, Дженкинс быстро теряет к ней интерес и вновь переключается на чемодан с товаром. Джун только этого и дожидается. Поднимаясь с земли, Ковингтон пытается утереть с лица кровь, но на деле только еще сильнее размазывает ее по щекам.

– Мерзкая и грязная я еще могу понять, дело вкусов. Но пустоголовая сука  –  это уже нонсенс. Серьезно. – Уйти далеко у мужчины не получается. Небольшой тепловой взрыв весьма удачно повредил не только ближайшее окружение, но и какой-то из механизмов костюма, а с ним, видимо, и драгоценное самолюбие вора.

– Что с тобой? Крылышко подбил? – Джун провожает взглядом медленно опускающегося на землю мужчину, отдаленно слыша как тот причитает себе под нос. Не оборачиваясь и, пища как сломанная сигнализация, он первым делом спешит скрыться за корпусом ближайшего самолета. Отлично, теперь этот смельчак прячется от нее. – Куда ты? Мы же еще толком не познакомились. – Кое-как отряхнувшись от пыли, Ковингтон направляется к тому месту, где только что попытался спрятаться ее новый знакомый.

Найти его оказывается не так уж и сложно. Поврежден костюм, очевидно, не слишком серьезно, но запах паленого пластика и визжащая, словно свиньи на бойне, система безопасности четко дают понять, что с ремонтом Жук еще не закончил.

Джун огибает металлические леса и останавливается у носа ремонтируемого самолета. Вокруг все еще никого не видно, большая часть рабочих испарилась еще после того, как незваный гость открыл огонь по гражданским, но сам он, похоже, знал как устроен завод получше нее и точно просчитал куда податься.

Набрав в легкие побольше воздуха, Ковингтон медленно выдыхает изо рта облако густого едко-зеленого дыма. Тот опускается наземь и, окутав ее ноги, стелиться дальше по всей поверхности пола, в считанные минуты наполняя помещение неприятным горьким запахом. Она не собирается никого убивать, только попробовать выкурить. Костюм поврежден, но это еще не значит, что яд сможет добраться до тела мужчины. Однако же, если повезет, то это его хотя бы частично парализует.

– Не заставляй меня увеличивать концентрацию. Просто отдай чертов чемодан и я обо всем забуду. – Напоследок произносит она, хотя знает, что так просто сдаваться незнакомец явно не собирается.

Отредактировано June Covington (2019-01-21 23:57:51)

+3

6

Вы когда-нибудь испытывали огромный прилив адреналина, при этом не употребляя ничего такого, что могло бы вызвать его? Ну, например, алкоголь, или что похуже, одним словом - вещи, которые никогда не стоит употреблять? Нет, не испытывали? Не припоминаете ничего такого? Не ощущали себя жертвой, загнанной в прочные сети охотника, оружие коего было нацелено прямо на вашу голову, и оставались считанные секунды, чтобы превратить ее в кровавую кашу? Это прекрасно. Это действительно прекрасно, потому что испытать такое - значит иметь замечательную возможность лишиться всего в считанные секунды. Именно так себя прямо сейчас и ощущал Жук. Нет, ни в коем случае он не чувствовал себя жертвой. Даже наоборот - он ощущал себя эдаким хитрым убийцей, чьи игры во все эти прятки - лишь один из способов позабавиться перед победой, пусть и немного испытывая при этом удачу, которая заключается в следующем - либо схватят тебя, лишив победы (а может чего и поважнее), либо же схватишь ты, поступив с противником так, как желаешь именно ТЫ. И весь смысл происходящего заключался в том, чтобы придумать план, который бы помог выбраться из здания, при этом ничего не потеряв. Ну и еще, конечно, разобраться с этим гребаным костюмом, которому приспичило сломаться именно сейчас. Но он не виноват в этом, да и старика Тинкерера винить не за что - просто, видите ли, научились люди, внешне похожие на обычных лабораторных крыс на побегушках, создавать взрывы непонятно как. Эбнер бы еще понял, если бы на той девушке был бы такой же костюм, как и у него - тут только уважение, ничего не скажешь - кропотливая работа лишь дает свои плоды. Но когда ты сталкиваешься с такой магией, с такой несправедливостью, смириться с этим не получается. А может, эта девушка и вправду трудилась не покладая рук, чтобы представлять из себя такую особу, коей она является сейчас? Опять же - нет времени разбираться. Для начала, надо разобраться со своим снаряжением, которое только и делало, что пищало всю дорогу к укрытию, и уже, наверняка, заставило своего владельца стать доступным для поиска.
Эбнер сидел, спрятавшись за самолетом, а точнее - за каким-то непонятным большим и довольно широким ящиком, что стоял близ него, и до которых девушке пришлось бы бежать достаточное количество времени, чтобы преступник успел разобраться в проблеме, которая приключилась с его броней, буквально только что починенную другим гением. Но его, к сожалению, рядом не было - а значит надеяться здесь он мог только на себя. Но в таких условиях ничего сверхъестественного не сотворишь - не было рядом столика с инструментами, не было и спокойной обстановки. И почему таким людям не сидится дома? Почему им обязательно надо испортить всем трудягам и просто свободным людям этот потенциально чудесный день, за который можно было бы совершить столько поступков! Как вариант - улучшить костюм, увеличив его мощность. Но пока что плевать на улучшение. Фокус - на проблеме.
- Будь трижды проклята ты и те, кто породил тебя такой.. Нет, ты не найдешь меня. Слишком глупа. Да. Именно так, Дженкинс. Черт, о чем я думаю? Ах! Крыло сломано. Я знаю это. Она сломала мое крыло. Бездарная пустышка! Она сломала мое творение! Так, стоп. Если я буду продолжать терять время, она доберется до меня. А может, и уже добралась. Хорошо. Для начала, я приспущу шлем. Слишком тяжко. Глотну воздуха - а дальше, глядишь, и в голову что-нибудь придет. Охх. Да. Вот так. Хорошо. Хотя бы до носа - верх пусть остается закрытым. Тьфу.. Ч-что эт...? - продолжать купаться в бессмысленных и бестолковых раздумьях Жуку помешал неприятный запах, который пусть пока и не сильно, но успешно заставлял Эбнера корчить лицо и еле сдерживаться, чтобы не покашлять. Ему очень хотелось побыстрее закрыть половину лица шлемом обратно, что он и намеревался сделать прямо сейчас. Сказано - сделано. И пусть шлем теперь полностью закрывал его лицо, то запах хоть и ушел, но эффект, который он оставил после себя, все больше и больше одолевал Эбнера. Неужели он подхватил какую-то заразу в надеждах насладиться воздухом? И опять рассуждениям что-то помешало. Только на этот раз - чей-то кашель. А значит, среди двух противников - третий лишний.
- Кхе, кхе! Аргххх! По.. Кхх, помогите! - доносился недовольный и хриплый мужской голос откуда-то сбоку. Было понятно - человек выкрикивает из последних сил. Звучал же голос очень близко, казалось, что этот незнакомец находится вблизи с Жуком. И он, похоже, не единственная проблема, которая сегодня помешает Дженкинсу забрать кейс, который он отдавать ни при каких обстоятельствах не собирался.
- Я так больше не могу! Кхх.. - владелец этого же голоса взял разбег, выбежал из-за больших размеров турбины, за которой он, очевидно, прятался, и - о, чудо! - упал на живот прямо перед ногами Жука, прямо за тем самым ящиком, которая служила злодею укрытием.
- Госпожа удача, тебе сегодня плохо?! - выкрикнул Дженкинс, поняв, что его так или иначе уже нашли.
- Ч-что?.. П-прошу, помогите! Пом.. Кхе-кхе! Ой.. - чуть подняв голову вверх, беспомощный работник завода, в слезах задыхавшийся, понял, к кому он обращается за помощью - ведь всего каких-то несколько минут назад его возможный "помощник" только что безжалостно подорвал его коллег. Поняв, что его ждет та же участь, он вновь опустил голову, и, приняв позу умершего, продолжал так валяться, но все еще подавая признаки жизни. Эб даже не успел разглядеть лицо работника - он был занят своей интуицией, чуть поглядывая в стороны, чтобы понять, находится ли рядом враг, или нет, потому что ящик хоть и помогал ему, будучи таким обширным, но что, если его враг стоит прямо за ним? Правда вот единственное, что волновало Эбнера чуть больше, чем его противник - уж до боли знакомый голос страдальца. Но это так, пустяк.
- Кхххе! - единственное, что мог выдавать человек. Дженкинс осознал - так больше продолжаться не может: настало время поиграть.
- Эй, погляди, что ты наделала, крошка! - не высовываясь из укрытия, Эб кричал, обращаясь к незнакомой ему девушке, но уже подготавливая свои лазерные пушки.
- Этот тип прямо сейчас подыхает возле меня, и подыхает не лучшим способом. В этом и заключается твоя суть, да? В этом и есть суть всех Оскорповцев - пусть другие страдают, лишь бы мы были в целости и сохранности!? - может быть, капать на мозги у Эба получалось не лучшим образом, но вот отнимать драгоценное время - еще как.
- Знаешь, а ведь он еще шевелится. Но если я хоть почую твой мерзкий запах - который, кстати, и не покидал Жука с того момента, как он приспустил маску - Я проделаю ему в башке такую дыру, в которой муравьи смогут основать свое новое убежище для продолжения потомства. Ты слышишь меня, сволочь? Только подойди - и он сдохнет быстро и мучительно, что, я уверен, не входило в твои планы. У него ведь наверняка есть семья! Оставишь семью без кормильца?! - играющий здесь второстепенную, но крайне важную роль человек перестал издавать звуки, которые он до конца пытался издавать раннее. Но он, похоже, любил жизнь - ибо как объяснить то, что он еще нашел в себе силы перевернуться на спину в последние секунды своей жизни, находясь в агонии? Но у всего есть конец. Через несколько секунд он и вовсе перестал шевелиться, застыв с повернутой в сторону головой. Умер прямо у ног Дженкинса. Сердечный приступ на фоне испуга? Слишком сильное отравление? Кто знает. Как бы то ни было, не воспользоваться этим - преступление.
- Ха-ха! Он подох! Ты слышишь?! Он умер! Мне не терпится взглянуть на его лицо. Уверен, это будет жалкое зрелище. Доигралась, скотина? Ох, как же я хочу взглянуть на его лицо. Что тут у на.. ТВОЮ МАТЬ!  - не успев полностью договорить задуманное, Эбнер тут же выпустил из рук голову, которую он пытался повернуть в свою сторону, и прочувствовал на себе удар молнии. Только не той, которая поражает с небес, а той, которая поражает внутри тела. Его руки начали трястись, его глаза с каждой секундой все больше и больше наполнялись слезами, а все процессы внутри головы приостановились. Кроме одного, правда - процесса, отвечающего за воспоминания.

Вечер. Работа вот-вот близится к концу, заставляя простых работяг представлять, как они скоро придут домой, расслабятся, послушают музыку, посмотрят телевизор, и сделают еще кучу вещей, которые помогут хоть как-то поднять настроение. Среди этих работяг стоит и, напрягая свои извилины, трудится голубоглазый скромняга, который только устроился на эту работу, и который не то что муху не обидит - даже не попытается подшутить над ней! Но, одному существу он все-таки помешал. Говард (тот самый Говард, который в начале всего этого получил по морде от Жука - возвращаемся обратно в настоящее) и двое его дружков направлялись прямо к тому добродушному парню, и вряд ли они намеревались сказать ему что-нибудь приятное. Небольшой обмен предложений, взглядами, и, наконец, кулаками. Все близилось к драке, но другие рабочие не обращали на это внимание. Наверняка сложится впечатление, что все происходит не на заводе, а в каких-то младших классах, так ведь? Но нет. Это была не школа. В таких местах подобные вещи тоже могут происходить - что уж говорить о безразличии, с которым мы встречаемся каждый день. И встретились бы в этот, если бы не худенький, темноволосый, кареглазый человек, который буквально влетел в свиту Говарда, оттолкнув их от бедняги, которого намеревались избить. Очередной обмен словами, взглядами, но тут уже сам новичок решил взять контроль в свои руки. И ему это удалось - благодаря ли красноречию, благодаря ли фортуне - неизвестно. Хамы отошли, а вот двое мужчин, проводив взглядом негодяев, посмотрели друг на друга с улыбкой на лице, понимая, что только что заставили справедливость восторжествовать. Протянутая защитником правая рука дала начала многолетней дружбе.
- Рональд. - улыбаясь, произнес мужчина.
- Эбнер. Можно просто Эб. - ответил стоящий напротив Рональда человек. И так улыбаться друг другу, пожимать друг другу руку и защищать друг друга от всяких недоброжелателей они будут еще долго. Только если бы знали, какой конец встретит один из них...

- Рон! Рон! Рональд! - взяв умершего за руку произнес Эбнер. Как же хорошо, что есть такая замечательная вещь, как шлем, которая помогает скрывать это выражение лица, которое изображало и страх, и печаль. А как бы вы отреагировали на смерть человека, который был единственным источником радости и хорошего настроения в этой однообразной жизни? Но печали сегодня места не будет. Потому что так кончить предначертано было только Рональду - Дженкинс же собирался бороться. Взяв этот несчастный кейс в руку, он начал медленно выходить из укрытия. И вот - он уже смотрит своему противнику в глаза. Она еще не понимает, что натворила, и какого человека она отправила к праотцам. Но сейчас.. Сейчас Жук обязательно поможет ей осознать. Нацелившись на нее лазерным оружием, и наблюдая, как лазер метко прицепился к ее лбу, он начал говорить.
- Вот он я, любовь моя. Стою прямо перед тобой, с кейсом в руках, с ужасным привкусом чего-то во рту. И, ты знаешь, мне кажется, я начинаю плохо себя чувствовать. Я просто хочу, чтобы ты понимала: прямо сейчас, я ощущаю себя как путана, которая сделала свою работу, но не получила оплату, а по моему лицу катятся капельки пота, которые устроили соревнование по бегу. Ты хотела этот кейс? Я отдам его тебе, но только с одним условием - рука, в которую было встроено лазерное оружие, начала медленно опускаться. А та, что держала кейс, оставалась неподвижной - Он будет твой, если сегодня нас обоих будут находить по частям. - окончательно потеряв рассудок, Эбнер развернулся, со всей силы кинул кейс сам не подозревая куда, и, попытавшись взлететь, сделал это, понимая, что он сильно рискует. Но этот риск будет оправдан.
- Я покончу с этим дерьмом раз и навсегда! Вохххоооу! - крича в стиле какого-то психопата, Эбнер открыл отсек для гранат в своем костюме и выхватил оттуда смертоносное орудие, выдернув чеку и кинув его точно в самолет, которые был к нему ближе всего. Взрыв, обломки, сотни потраченных в пустую часов - разве не это и есть то самое наслаждение?!
- Это место будет похоронено, и твое обугленное тело будет похоронено вместе с ним. - подлетев к останкам разрушенного самолета, он схватил самую большую часть, которая от него осталась, и кинул эту же часть в другой самолет. В ход пошла еще одна граната - надо было использовать ее с умом, потому что их становилось слишком мало. А что случается, когда заканчиваются все мыслимые способы решения проблемы? Правильно - импровизация.

Отредактировано Abner Jenkins (2019-01-23 20:08:40)

+3

7

Джун никогда не перестает диву даваться, как же быстро люди делают выводы и судят других. Порой даже кажется, что забудь она однажды в конце рабочего дня снять с груди бейдж со злополучной надписью «Oscorp» и ее либо тут же закидают камнями на улице, либо как минимум всю дорогу до дома будут сопровождать гневными взглядами, а то и плюнут в лицо. Да что уж там, стоило кому-то иной раз просто услышать это незамысловатое слово из двух слогов, и ее тут же, как по мановению волшебной палочки причисляли к списку худших представителей мира сего, а следом начинали сторониться, словно прокаженной. В этом не было ничего сверхъестественного, когда у руля компании еще был Норман Озборн, но не сейчас, когда она, как и большинство других сотрудников, только и делала, что трудилась над тем, как бы сделать жизнь других людей лучше. Одна и тажа заезженная шарманка, каждый раз слышимая ею из уст неизвестных ей проходимцев начинала не просто докучать, но по-настоящему раздражать ее слух.

«Будь все так как ты думаешь хотя бы на половину,
и я бы с тобой не церемонилась, мелкий ты засранец»

– Он не умер, просто парализован. Это называется псевдоко…– осекшись на полуслове, Джун замечает, как тело мужчины скручивает судорога. Плохой знак. – А может и нет.

Она достаточно долго работала над своим токсином, чтобы знать, как он действует. Наполнив легкие, яд быстро проникает в кровь и вместе с ней разносится по всему организму. При тяжелой форме отравления, смерть настигает жертву в считанные секунды. Одно из двух: либо паралич дыхательного центра, либо остановка сердечной деятельности. В подавляющем большинстве случаев при полном сохранении сознания.

Зная это, она нарочно не стала перебарщивать с концентрацией. Рассчитывать дозировку «на глаз» дело, конечно, сомнительное, но соверши она ошибку на этом этапе, и Жук бы уже лежал рядом со своим незадачливым приятелем. Однако же, тот все еще был живее всех живых и даже не думал переставать трещать как сорока.

«Рональд? Так вы знакомы? Становится интереснее»

Индивидуальные реакции вещь непредсказуемая. Кто знает, оказался ли этот рабочий исключительно восприимчив к ее паралитическому нейротоксину, или же просто слишком жадно хватал ртом воздух – сейчас это уже не важно. Главное, что Эбнер и сам успел «распробовать» детище ее лабораторных трудов.

– И это я слышу от человека, только что хладнокровно расстрелявшего с дюжину ни в чем неповинных рабочих. От человека, который прямо сейчас пытается выкрасть то, что ему не принадлежит? Да ты в своем уме? Не окажись ты тут, и никто бы не пострадал. Все это на твоей совести! Господи, да ты даже не в состоянии сделать свою работу чисто, вор из тебя ни к черту! Если что-то у тебя и получается хорошо, то только выводить меня из себя!

Метнувшись к кейсу, Джун ловит его обеим руками и тут же, оступившись, падает на колени. Встать она уже не успевает, потому что взметнувшийся в этот же момент к потолку мужчина, первым же делом пускает в ход еще одну из своих гранат. Все что остается Ковингтон, это посильнее стиснуть добычу в руках и, свернувшись клубком, постараться не сгинуть под грудой самолетных обломков.

Силовое поле ярким золотым куполом успевает покрыть ее спину как раз в тот момент, когда надломленное крыло с грохотом падает перед ней на землю. Джун не видит, что происходит вокруг, сквозь белые вспышки мерцающего свечения не просматривается ничего, кроме каменной крошки, измятого как фольга металла и языков пламени, окружающих ее «панцирь», но не находящих в нем бреши.

Все длиться считанные минуты, но для нее они тянуться вечностью. Даже сквозь казалось бы плотную толщ защиты, он продолжает чувствовать каждый толчок от отскакивающих кусков самолетных обломков и растущее давление груды металла, что удар за ударом все сильнее погребают ее под собой. Любой, кто скажет вам, что это легко и не требует концентрации, либо жалкий сноб и лгун, либо непробиваемая Мисс Марвел.

В какой-то момент приглушенный гул утихает. Чемодан все еще у нее в руках и, если не считать того, что его уже успели изрядно исцарапать и даже местами помять – все еще в полной сохранности. По большому счету, это все, что должно ее сейчас волновать и, если Жук уже поспешил исчезнуть, то это должно ее только радовать, но нет. Напротив, она хочет поскорее выбраться из этой пыльной кучи дерьма и схватить назойливое насекомое за его верткую задницу.

Очередное усилие, и обгорелая турбина вместе с прочими придавившими ее обломками и кусками бывшего самолета разлетаются по сторонам волной мощного теплового взрыва. От спасительной капсулы Джун остается лишь обугленная черная лунка.

– Не спеши хоронить меня.. – Она по привычке хочет отряхнуть дорогой костюм от пыли и грязи, но быстро понимает, что по большому счету от него уже мало что осталось. Впрочем, как и от ее самообладания. – Счет за ущерб будут выписывать на твое имя.

Постаравшись сфокусироваться на постоянно движущейся мишени, Джун вытягивает трясущуюся руку вперед и направляет остатки энергии к кончикам пальцев. Забегавшие по ладони мелкие искры быстро сбиваются в плотные сгустки энергии, пока наконец не покрывают всю кисть.

– Пойдет.. – Первые несколько «залпов» не попадают в цель. Один или два из них оказываются ее осечкой, от остальных же Жук ловко уворачивается выполняя один вираж за другим. – Твою мать! – Последний и самый мощный заряд стрелой летит в сторону мужчины и все-таки настигает того у самого свода крыши. Если говорить точнее – того, что от этой крыши осталось. Джун не уверена, но похоже в гневе она немного переборщила с напряжением и проделала летуном дыру в ближайшей постройке. Где он и в каком состоянии теперь понять уже было сложно.

Отредактировано June Covington (2019-01-27 22:11:47)

+2

8

— Да что же ты такое, черт тебя побери!? — Эбнера уже всерьез начинала бесить девушка, неизвестно из чего сделанная. Он еще мог стерпеть те моменты, когда она поднималась после его ударов, как ни в чем не бывало — ну, тут всякое может быть, болевой порог там, к примеру, высокий, или всему виной такой специфичный тим-билдинг в Оскорпе, но вот создавать вокруг себя непонятное поле и защищаться от абсолютно всего, что летит в твою сторону — это уже не то что хамство, это вообще не по правилам, по которым привык играть Эб! Неужели нельзя как обычный человек наконец сдаться, отдать этот чертов кейс и пойти выпить бодрящий кофе? Все же любят кофе в Нью-Йорке! А что, разве не так? Ну так и почему она все еще трудится здесь, а не у себя в офисе? Почему все обязательно должно происходить так? Почему должен страдать не только преступник, но еще и так и недостроенные самолеты, которые вот вот должны были отправиться в свой первый полет (или последний, если работники завода халатно выполняли свою работу)? Все в этой жизни несправедливо, и нужен человек, который эту самую справедливость будет восстанавливать. Но тот избранный, который подходил для этого больше всех, сейчас пытался решить две задачи: во-первых, это беречь броню настолько, насколько это возможно, потому что если будет повреждено второе крыло — то далеко он не улетит, а если будут повреждены пушки — то защищаться будет нечем, придется насиловать свой мозг в попытках придумать что-нибудь дельное, дабы спасти свою высокотехнологичную задницу. А во-вторых, несмотря на сказанные им раннее слова, он все-таки должен попытаться либо взять этот кейс, что незнакомка схватила и держала словно новорожденного, либо по полной отомстить работнице Осборна за все то, что сейчас, собственно, и происходит. И если в самом начале это казалось легкой и совершенно незатруднительной задачей, то теперь держать ситуацию под контролем становилось все сложнее и сложнее.
И пик этой сложности пришелся на тот момент, когда взрыв, случившийся из-за того, что эта мерзкая личность защищалась слишком долго от летящих в нее объектов различной тяжести, окутал весь завод и решил продемонстрировать свою мощь бедной крыше авиазаводу Уоррена. Все усилия, которые были приложены много лет назад для постройки этого места, теперь были напрасны. Но останавливаться и рассуждать о том, что эта крыша могла бы еще прожить столько, сколько сама планета Земля, было бы глупой затеей, ибо яростная ненавистница жуков вовсю начала безумствовать, когда Дженкинс увидел, что она, что-то пробормотав себе под нос, сконцентрировалась и начала пулять в насекомое каким-то сгустком энергии, которое явно не щекочет, если попадет в цель. Настало время разбудить свою ловкость.
- Если ты не прекратишь.. - увернувшись от первого выстрела, чуть взлетев заговорил Эбнер - Я перестану валять дурака.. - и второй выстрел не увенчался успехом - Напрягу свой глаз-алмаз.. - она издевается, или правда не может попасть? - И вызволю твои мозги на этот гребаный пол! - похоже, Эб сказал последнее предложение с такой злостью, с таким напряжением, что вдруг почувствовал, как его ноги потихоньку перестают его слушаться. Как будто он наступил в лужу, которая схватила их и превратила в вату. Вернее, еще не превратила, но все шло именно к этому.
- А теперь что?! Что теперь?! - ненавидя все на свете, Эбнер, спустя пару секунд, уже еле мог управлять своими ногами и заставлять свой костюм лететь вперед. Он, наконец, начал подозревать, что во всем виновата.. Кто бы вы думали? Правильно! Эта же самая персона, что собирала энергию в своих руках и направляла ее прямо в инженера. Дженкинсу все стало ясно: начинал действовать тот газ, из-за которого его хороший знакомый вырубился и не подавал никаких признаков жизни.
- Валить, вал.. Нет - нет - нет - нет! - это было последнее, что успел выкрикнуть Эб за мгновенье до того, как в него прилетел заряд Джун.
- Подохни уже! - взяв рывок вперед, злодей со всех сил подлетел к обломкам, которые были то ли от крыши, то ли от самолетов, короче, сейчас это не было важно. Важно было то, что можно спрятаться и чуть прийти в себя. Ну, или на крайний случай - покончить с собой, не дав захватить себя полиции, которая сто процентов уже мчится сюда на всех парах. Хотя нет. Это все, конечно же, шутки и бред.
- Я обхитрю ее.. Я подожду, пока она подойдет сюда, и выпущу в нее весь свой заряд, что у меня есть. Старик Ти, если что, все исправит, но я завершу начатое. И пусть я попаду в камеру к самым отбитым ребятам, если я не... - очередная попытка забыться в мыслях, очередной раз неудачно. Но на этот раз никто из здесь присутствующих не был виноват - звук шел откуда-то сверху. Чуть вылезая из укрытия, Жук быстро взглянул наверх, и осознал, что прямо сейчас над заводом парил темно-синий вертолет одной из самых крупных новостных служб. Проклятье - подумал бы другой. Но Эбнер думал иначе.
- Ты ж мое счастье... Подлети чуть чуть сюда, чуть чуть... БУМ! - теперь к вертолету прицепилась не только красная точка, а самый настоящий лазерный выстрел, повлекший за собой немедленное падение вертолета. Бедолаге, сидевшему за штурвалом, уже ничего не оставалось, как прощаться со всеми своими знакомыми, ибо его единственный выход был смерть. Ну, еще ему стоило извиниться за то, что прямая трансляция происходящего в телевизорах миллионов людей прервется на пару минуток. Именно на пару, потому что журналисты - твари такие, которым риск и есть успокоенье. Только что взорвался твой коллега? Есть возможность занять его место. Обязательно пошлют кого-нибудь другого. Правда, одного простого взрыва вертолета Эбнер не хотел: оставались считанные секунды до того, как воздушный транспорт столкнется с землей. Но этот момент можно было использовать с еще большей пользой, и Жук дико хотел эту пользу.
- Если у преступников, убийц и злодеев есть свои покровители, услышьте меня.. - своеобразно помолившись, бывший работник уже разрушенного завода со всех сил выбежал вперед, понимая, что совсем скоро он не сможет так делать, и словил не только момент, но и вертолет, который незамедлительно кинул в сторону девушки, чье местонахождение он успел разглядеть, находясь еще в укрытии.
- Посмотрим, как ты разберешься с этим, уродина! - и вот уже тогда Эб просто упал на пол и начал ползти обратно в укрытие, понимая, что это, скорее всего, будет безуспешно. Если новостная служба была уже тут - то полиция либо уже в пути, либо готовится входить сюда.
- Будь, что будет. Главное, чтобы сдохла.

Отредактировано Abner Jenkins (2019-01-28 20:49:00)

+3

9

На мгновение перестрелка затихла: обе противоборствующие стороны словно застыли, оглушенные внезапным грохотом. Это очередная несчастная техника взлетела на воздух, как только пожар, спровоцированный подрывом сразу нескольких гранат, добрался до бака с горючим. Джун смотрит на пол и видит, как вязкая жидкость, напоминавшая густой сироп, пузыриться, поднимая в воздух клубы чёрного дыма. От запаха гари тут же начинает резать глаза и щипать ноздри. Джун, и без того потерявшая Жука из виду, теперь и вовсе не видит ничего дальше собственного носа. Подумать только, они превратили целый завод в огромное пепелище всего за каких-то пятнадцать или двадцать минут своего знакомства. Что плачевно, разбираться с последствиями придется именно ей. Когда федералы прибудут на место, их в последнюю очередь будет волновать то, кто именно начал эту канитель.

Покрепче сжав в руке ручку чемодана, Джун начинает медленно пробираться туда, где по ее мнению должны находиться двери ангара. Про вора она не забыла, но, посчитав, что тот либо скрылся, либо больше не в состоянии продолжать борьбу, предпочла занять спасением собственной шкуры. И все-таки, как он узнал о сделке? Зачем ему перехватывать детали? Хотел продать или использовать в собственных целях? Откуда он знает того рабочего? Когда успел изучить план строения  завода? Целый ворох вопросов вновь начинает кружиться в ее голове, но все они как один не находят ответов. И почему только ее это так волнует? Ах да, скорее всего потому, что парень в железном костюме только что с успехом выбил из нее всю дурь. Когда вообще в последний раз кому-то удавалось вынудить ее прибегнуть к использованию собственных способностей? Она и не вспомнит.

Шагов через двадцать дышать становится невозможно. Начиная выбиваться из сил, Джун останавливается и, согнувшись, опирается руками о колени. Сердце бешено колотится, в ушах звенит, глаза застилает туман, крайняя слабость не позволяет ни двигаться, ни думать о чём-нибудь другом. Увы, даже резистентность к ядам не спасет ее от отравления угарным газом, если она не соберется с силами и не поторопиться выбраться из этого проклятого места. А ведь она даже не уверена, что идет в нужную сторону. 

Новостные службы как всегда слетаются на вечеринку быстрее скорой и пожарной бригады. Ветер от лопастей вертолета разгоняет клубы дыба и позволяет сделать полноценный глоток чистого воздуха. Джун запрокидывает голову к огромной дыре в крыши, над которой и зависла съемочная группа. Высунувшийся из вертушки оператор направляет на нее объектив громоздкой камеры и что-то выкрикивает. Само собой, слова тонут в шуме ветра. Протерев красные и слезящиеся глаза, Джун замечает, как по корпусу вертолета бегает маленькая красная точка. Отследив источник, она видит, как за небольшим убежищем кто-то шевелится и быстро понимает, кто именно. Чертов засранец не просто все еще жив, но похоже даже не собирается сдаваться.

– Улетай, живо! – Активно размахивая руками, Ковингтон пытается предупредить новоприбывших об опасности, но те и не думают набирать высоту и упускать заветные «горячие» кадры. Без жертв сегодня не обойдется.

В следующее мгновение, красная точка исчезает и, потеряв контроль, вертолет падает прямо на нее, крутясь в воздухе, как волчок. Уронив кейс на землю, Джун стремглав бросается в сторону, надеясь успеть увернуться от корежащих все на своем пути лопастей. У нее уже нет сил ни на то, чтобы еще раз снова спрятаться за силовым полем, ни на то, чтобы даже попытаться сбить его с траектории тепловым взрывом. Она едва на ногах держится и хорошо, если вообще сможет подняться.

Фортуна все-таки улыбается ей. Джун падает на землю, прикрывает голову руками, и слышит как вертушка, столкнувшись с каким-то контейнером, пробивает носом землю в нескольких метрах от нее. Переждав опасность, она переворачивается на спину. Взгляд расфокусирован, окружающие предметы и вся обстановка в целом начинают странно плыть и менять очертания, словно в калейдоскопе.

Проходит минут десять, прежде чем в помещение наконец врывается отряд полиции. Склонившись над ее телом, они что-то говорят сквозь маски респираторов, один из них несколько раз хлопает ее по щекам, но Ковингтон только лениво переводит взгляд с одного лица на другое и хрипло кашляет. С нее хватит, будь что будет, но она не сдвинется с места, пока не переведет дух.

– Где кейс? – Джун не слышит собственных слов и не знает, слышат ли ее другие. Уже поздно поминать летуна последними бранными словами, она и сама знает, что сколько бы не повторяла свой вопрос, заветную «коробочку» никто не найдет. По крайней мере сегодня.

Отредактировано June Covington (2019-02-04 00:41:42)

+2

10

Бросок Эбнера, к счастью, оказался успешным: вертолет полетел прямо в сторону девушки, чье лицо злодей уже не мог видеть, и она пропала с поля зрения. А это значит, что ее либо задело, либо она где-то хорошо спряталась и боится вылезать. Оно и к лучшему: пока она будет сидеть в укрытии, словно кролик, прячущийся от хищника покрупнее, Жук сможет попытаться придумать, как выхватить кейс, который кинул сам не зная куда. Это было бы проще, если бы Дженкинс заранее знал, куда упадет его цель. Но, благо, припоминая, в какую сторону он кинул его, преступник был готов во что бы то ни стало шагать туда. Хотя как шагать.. Его ноги были не хило так парализованы, и он мог только разве что ползать. Но и это было не помехой сейчас: ведь одно крыло у него все-таки работает, а значит хотя бы взлететь - уже получиться. Стоило еще надеяться на то, что Эб, чисто случайно, успел когда-то вставить в костюм такую штуку, которая включит в нем какой-нибудь ускоритель. Да вроде нет, такого он не припоминает. А может быть, Тинкерер оказал ему такую бесценную и наверняка нужную в данный момент услугу? Да и такого заказа в голове у инженера не было. В любом случае, уходить с пустыми руками ненавистник органов защиты сегодня не собирается. Столько жертв, и напрасно? Нет, нет, нет.
- Технология будет моей. Моей, моей, мо... Секунду.. НЕТ! - казалось, что Эбнер сошел с ума, и его уже ничего не может отвлечь от одной только мысли о усовершенствованном костюме, в котором он сможет встать под очередь огромного количества пулеметов, и не получить ни капельки урона (ну, может быть, преувеличенно, но по крайней мере Жук думал именно так), но рано беспокоиться. Рано, потому что никто не сошел с ума. А внимание его отвлекло несколько сирен, которые доносились от подъезжающих к разрушенному и уже больше похожему на ночлег для бездомных заводу. Интересно, а как Уоррен на это отреагирует? Ведь основной источник его дохода скоро будет лежать где-то на мусорке. Но, представлять реакцию Уоррена можно еще долго - оставим это на потом, на ночь. А сейчас, толпы вооруженных и агрессивно настроенных полицейских вот-вот войдут сюда. Не позавидуешь им: мало того, что ничего не увидят, так еще и могут попасть под огонь. Правда, сегодня им повезет: не до них сейчас было бывшему работнику завода. Хотя, если они попытаются помешать ему - все может быть, но до этого уж точно не дойдет - они скорее будут сфокусированы на жертве, чем на убийце. Да и кто тут вообще жертва, а кто убийца? Так пугать простых преступников какими-то сферами, магией, это же беспредел! Почему полиция на это не обращает внимание?! Уверен, рано или поздно эта стерва доберется и до бедных блюстителей порядка - это дело времени. Никто не хочет слушать Жука - все хотят его только придавить. Но сегодня насекомые наносят ответный удар.
- Какого хрена эти копы всегда приезжают тогда, когда я собираюсь свалить?! Ох черт, они уже здесь.. - последнюю фразу Эбнер договорил уже тихо, потому что, хоть тут и была ужасная обстановка, слух у таких бойцов натренированный. Отползая чуть чуть назад, он начал прибегать к крайним мерам. Понимая, что его костюм - не наряд Доктора Стрэнджа, который сделает из него мага, способного излечить себя за считанные секунды, он начал дубасить по своему костюму рукой, в надежде услышать какой-либо сигнал о том, что его броня перешла в экстренный режим. Шансы на такое были крайне низкими, но все же должны же мы все верить в чудо?
- Пожалуйста, если меня слышат все убийцы, преступники, злодеи, грабители, которых уже нет на этой земле, пожалуйста, помогите мне, помогите вашему соратнику не сгинуть в тюрьме, помогите одиночке в этом огромном мире, помогите... Да чтоб вы опять все сдохли! - не получив нужного результата, Эб уже хотел сдаться и просто лечь, ожидая своей судьбы. Или...?
- Кхм, кхм, кхе.. Раз-раз. Эбнер, ты слышишь меня? - Жук еще никогда не был так рад слышать этот престарелый и измученный возрастом голос. Это же Тинкерер, мать его, Тинкерер!
- Какого.. Ти! Какого черта?! Что ты делаешь у меня в голове?! - оглядываясь по сторонам, ответил Жук.
- Я твой ангел - хранитель. И ты еще возмущаешься? - как-будто подшучивая над преступником сказанул Финеас.
- Ты что, старик, жучок мне вставил в шлем? - Эб был настроен крайне агрессивно. А что, если Тинкерер и до этого следил за злодеем?
- Потом будешь ныть, когда свою вундервафлю забирать будешь. Ты что думал, я тебя без защиты отправлю к этим Оскорповцам? У них же на лице написано, что они что-то принимают! Нет, Эбнер, ты мне еще нужен. - как будто романтический фильм.
- Я что, так важен для тебя? - Эбнер призадумался: неужели старик действительно нашел в нем друга?
- Пока ты приносишь мне прибыль - да. - а нет, ничего, собственно, и не изменилось.
- Опять за старое. Так зачем ты связался со мной? Что мне делать? Тут копы, и по моему, они уже идут сюда. А кейс я не знаю, куда кинул. А крыло одно так вообще сломано этой психованной секретаршей. Что делать?! - словно ребенок, Эб искал помощи у Тинкерера.
- На левой части костюма должна находится небольшая кнопка. Нащупал? - подсказки сейчас были нужны как никогда.
- Да нихрена. - ответ отрицательный.
- Тогда стучи по ней. Броне уже ничего не грозит. - и после этих слов, Эбнер, будто в конвульсиях, начал стучать по всей левой части брони. И - о чудо! Броня как будто обрела второе дыхание!
- Я взлетел, Ти, взлетел! Что ты засунул туда?! - радости преступника не было предела.
- Усилитель, на случай, если тебе будет совсем худо. А так, похоже, и есть. - теперь все было понятно.
- Ух, идеально. Ти, я сейчас найду этот кейс. Отбой. - Тинкерер решил не отвлекать Эбнера зря, но напутственное слово дать все таки решил.
- Уж постарайся забрать его, Эбнер. Потому моя старая задница навечно прикована к стулу. А твоей за решеткой придется не сладко.
- Спасибо, придурок, поддержал. - ситуация начала приобретать комичность, правда, ненадолго. Эбнер теперь полностью находился в воздухе, парил над землей, в то время как ошарашенные полицейские только и делали, что кричали.
- Остановитесь, или мы откроем огонь! - крикнул один из них. На что Эбнер, конечно, промолчать не мог.
- Огонь? Открывай хоть ракетный залп - то, что я тут увидел, уже ни с чем не сравнится. - Эбнер немедленно отправился в ту сторону, в которую кинул кейс.
- Никуда не уходи, никуда не уходи, никуда не.. Кейс! - опустившись чуть вниз, Жук резким движением руки схватил кейс с пола, и уже с счастливой улыбкой на лице начал сваливать из этого проклятого места через проломанную крышу.
- ВЫ-КУ-СИ-ТЕ! - проорав это на всю округу, он, держа предмет на вес золота в руках, отправился в сторону своего дома, для того чтобы упрятать костюм и понести его к Тинкереру.
- О небеса, я не верю. Я не верю. ВСЕ ОКОНЧЕНО! - проговаривая со слезами на глазах, Эбнер не думал ни о чем, кроме того, как будет заходить в лавку Тинкерера, и с каким довольным лицом будет отдавать ему технологию. Он чувствовал сейчас себя так, как человек, который испытал высшее наслаждение, только увеличенное в сто раз. Как будто его били битой, но эта бита приносила только блаженство. Снизу орали сирены, только уже пожарных, медиков, но это ни коем образом не волновало преступника. Его работа выполнена - и она, скорее всего, войдет в его историю, как одна из самых трудных, но самых достойно оплачиваемых. Девушке тоже надо отдать должное - если бы она умерла, то не было бы этого красивого финала, не было бы этих слез, не было бы этих переживаний. Ее зарплата, скорее всего, потерпит немало отрицательных изменений, да и по карьерной лестнице она спуститься на шагов так двадцать вниз, но это уже никого не заботит. Эбнеру еще долго будет сниться эта драка - но это уже будет не кошмар, а сон с счастливым финалом.
Наконец, долетев до дома, он незаметно спустился на землю, и, наконец, вошел в него. Сняв броню, которая помимо того, что быстро снималась, так еще и удобно складывалась, он взял ее в руки и спустился в подвал, оставив кейс лежать на диване. В подвале же он достал внушительных размеров рюкзак для хранения своего костюма, поднялся наверх, умудрился засунуть в рюкзак еще и кейс, и, обхватив рюкзак двумя руками, выбежал из дома.
Спустя небольшое количество времени, он добрался до лавки Тинкерера. Влетев туда, он быстрым шагом добрался до прилавка, за которым с недовольным и одновременно терзающимся от ожидания лицом сидел старик.
- Все, что здесь - твое. - Дженкинс скинул рюкзак на стол мастеру, а сам прислонился к стене и начал глубоко дышать.
- Хотелось бы мне, чтобы все здесь было этими штуками. Но половину рюкзака занимает костюм - это я уже знаю. - ему еще что-то не нравится?
- Что?.. Да ты знаешь, что мне пришлось испытать? - Эбнер намеревался задать старику жару.
- Эб, я не.. - нет уж, раз начал - так слушай до конца.
- Нет нет нет. Мне пришлось избивать ту девушку и ломать ее лицо об пол только ради того, чтобы посмотреть, как она в ту же секунду встает и снова смотрит на меня. Мне пришлось кидать в нее самолет, и смотреть, как тот отскакивает от нее. Мне пришлось уклоняться от неведомой хрени, которую она выпускала из своих рук. Мне пришлось почувствовать какой-то яд и испытать то, что испытывают миллионы инвалидов. И если так умеют делать обычные секретарши, то я даже думать не хочу, из чего состоит их директор. И ты сейчас чем-то недоволен?
- Я недоволен лишь тем, что ты дерзишь мне. В остальном - ты заслужил мое уважение. Спасибо, Эбнер. Ты помог и мне, и себе. - старик не повышал голос, а лишь благодарил Дженкинса и воодушевлял его.
- Я рад, Тинкерер. Короче, я сейчас не в себе. Через сколько мне зайти за костюмом?
- Три дня - и все будет готово. - ответ был краток.
- Хорошо. Спасибо, Ти. - попрощавшись со стариком, Эбнер развернулся и с хорошими мыслями покинул лавку.
А знаете, в чем заключается огромнейший плюс того, что произошло сегодня? Заключается он в том, что все сегодня столкнулись с чем-то новым. Полиция вряд-ли когда-то видела девушку, сидящую посреди разрушенного авиазавода и окруженную обломками самолетов, Уоррен наверняка никогда не задумывался о том, что ему придется вместо своего предприятия увидеть кучу обломков, эта самая работница Оскорп Индастриз точно не представляла, что ей придется отчитываться перед начальством из-за того, что тип в костюме жука украл у нее кейс. Ну а Эбнер.. А что Эбнер? Эбнер сегодня встретился с сильнейшим в его жизни противником, и, можно сказать, одержал победу. Одним словом - сегодня все набрались опыта. А опыт - это прогресс. А прогресс - это хорошо. И если сегодня под его ногами были обломки самолетов, то завтра, без сомнений, под его ногами могут оказаться обломки этого мира. А этого Жук рано или поздно добьется - и этот день тому пример.

Отредактировано Abner Jenkins (2019-02-05 02:04:18)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.03.2017] Volatile.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно