ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [VIII век] Сага о копье


[VIII век] Сага о копье

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Сага о копье
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://i.ibb.co/681xq9y/Ancestors-cover.png
Stryfe | Thor
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Много веков монахи Нортумбрии хранили в тайных подвалах оружие древних богов - копье, по преданию, повелевавшее душами людей. Но откуда им было знать, что за оружием явится не Сатана, а два воина из разных миров и времен?

ВРЕМЯ
VIII век

МЕСТО
Побережье Нортумбрии

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
-

[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/33138.gif[/icon]

+2

2

Короткая яркая вспышка озарила вековые деревья нетронутого леса. Ближайшая ель встрепенулась, в стороны брызнули задетые пространственно-временным переходом иголки, ароматно запахло свежей хвоей и озоном. Портал схлопнулся столь же стремительно, как и появился. О неожиданном событии напоминало только пару срезанных веток ели и двухметровая человеческая фигура в металлической броне.

Несущий Хаос сделал глубокий вход и медленно моргнул. Воздух здесь совершенно другим, не тронутый технологическим прогрессом человечества, он удивлял какой-то пронзительной чистотой, знакомыми, но в то же время совершенно другими запахами. Прошлое порой поражало. Демонстрировало каким был дикий мир до того как все ресурсы Земли подчинили себе люди. К этому оказываешься не готов. Ждёшь, что как минимум такие константы как воздух и вода окажутся неизменными. А вот нет. Они менялись, и менялись очень сильно.

Страйф наконец-то пошевелился, мотнул головой и стряхнул с алого плаща еловые иголки. И словно движение путешественника во времени запустило какой-то механизм, ожививший для него мир вокруг. Сбоку раздался пронзительный вскрик. Рефлекторно мутант повернул голову к источнику звука, одновременно подбираясь, словно хищник на охоте.
Совсем ещё молодая девушка в пяти шагах по левую руку от него бросила на землю пучок хвороста, схватилась руками за лицо, широко распахивая красивые серые глаза, а затем развернулась и бросилась бежать так, что влажная земля вперемежку с листьями брызнула во все стороны.
Хорошее начало. Порыв ветра недовольно зашелестел хором зеленых листьев.
Псионик подошёл к рассыпавшему хворосту. Что же, его появление не осталось незамеченным. Не самый лучший вариант, но и не проблема.

Страйф поднял левую руку, проверяя вмонтированное в броню устройство для перемещения во времени. Починка этой технологии 38-ого столетия оказалась делом нескольких недель, причем в спокойном темпе. И если бы он справился раньше, то, наверное, вернулся бы в своё разрушенное будущее. Но всё изменилось. Двадцать первый век тихо, но неумолимо становился тем, чего у варлорда из будущего никогда не было – домом. Смелое слово, очень смелое, но всё же оно с должной настойчивостью пыталось занять своё место в жизни мутанта.

А кроме этого, вне пространства и времени, существовала ещё одна угроза, всегда стоявшая черной тенью за спиной Несущего Хаос.
Апокалипсис.
Его имя означало войну. А на войне все средства хороши.

Собственно, одно из средств и привело Страйфа сюда, в далекое прошлое. Десятый век, побережье центральной части британских островов. В исторических хрониках оно именовалось Нортумбрия. И Несущий Хаос не собирался остаться здесь, менять хронологию или же заниматься тем, что умел лучше всего – завоеваниями. Ему нужно было потерявшееся во времени оружие, выкованное в его родном времени. Он собирался забрать его и вернуться обратно в двадцать первый век. Ничего более.

Мутант двинулся по следам испуганной девушки, благо те прекрасно сохранились на мягкой почве. Цепочка следов вывела его к небольшому городку. То есть, наверное, по меркам этого времени это был городок. Люди в этом времени уже научились строить весьма приличные каменные строения, которым, конечно, было чертовски далеко до громад из стекла и металла. И даже прокладывали относительно приличные дороги.

К этому моменту псионик уже успел измыслить для себя относительно приличную телепатическую иллюзию. Он не мог изменить свой внешний вид, но мог убедить окружающих, что он выглядит иначе. Получилось, наверное, так себе, потому первые же встреченные аборигены повернули в его сторону головы, а их глазах удивлением смешалось с сомнением. Быть может, он был по местным меркам слишком чисто одет, или же короткие стрижки не в моде в этом сезоне. Да и чужаков здесь, судя по всему, недолюбливали.

Впрочем, Страйфа эти мелочи не смутили. Он приблизился на два шага к первому встречному мужчине и глянул тому в глаза. Могучий мужик вздрогнул, а мутант беззастенчиво рассматривал воспоминания своего объекта внимания, цепляясь за всё, что могло указать ему на местоположение искомого.   

И то, что для местных было пугающей легендой на самой границе с мифом, для него становилось практически картой.

Путь путешественника во времени лежал к одной из старых церквей, месту поклонения древним богам.
А куда ещё могли отнести аборигены десятого века предмет из тридцать восьмого?

+3

3

Быть может, путь незнакомца по поселению, примыкавшему к стенам монастыря, не был бы столь беспрепятственным - ведь даже очень могучий, но одинокий воин слаб под напором толпы, а набеги северян из-за моря приучили суровых детей меловых холмов к постоянной опасности - но примерно в то самое время, как пришелец начал свой путь со стороны леса, в противоположного края, от моря, донеслись звон тревожных колоколов и женские крики.

Но поселяне, пережившие не одно и не два подобных вторжения волков моря, вовсе не были робкими овцами, которых те могли резать и тащить на свои корабли, как только заблагорассудится. Вместо того, чтоб начать метаться в страхе в тщетных попытках спасти себя или имущество, восклицая затверженное: "Боже, храни нас от диких норманнов!", они бросились к частоколу, с недавних пор оградившему деревеньку с моря - и в мгновение ока преградили единственный ход перевернутыми возами, в которых были воткнуты заостренные палки. Мужчины хватали оружие, ибо в те времена насилия и убийств никто еще не задумался ограничить право человека защищать свою честь и свободу; женщины или скрывались в домах, укрывая потомство, или присоединялись к мужчинам, зная наперед, что лучше погибнуть от меча или топора, чем быть изнасилованной и с позором проданной ушлым работорговцам в очередь с домашним скотом.
Словом, не успел пришелец преодолеть и половину пути к монастырским стенам, его уже ждали копья, вилы и целый град камней.
Однако главная опасность, по мнению крестьян, все еще таилась за частоколом.

Если бы Приносящий Хаос надумал перенестись в замершую толпу и выглянуть за ограду, его взору открылся бы небольшой отряд, со странной неторопливостью поднимавшийся вверх по стесанному временем, ветром и сотней ног холму. Во главе его шагал огнебородый вождь в драгоценной кольчуге, с мечом, кованном в далекой южной земле темнокожим умельцем - но нетрудно было заметить, что всеобщее внимание приковано было не к этому благородному воину, коему уготовано было почетное место по правую сторону Одина, и которого давно уже выкликали на буйном пиру товарищи в Золотом чертоге; все глаза, как один, обращены были к высокому юноше, с легкой улыбкой шедшему в общем строю рядом с хёвдингом.

На взгляд ему можно было дать не больше шестнадцати лет - но крепкая поступь, литые мускулы и свет в голубых глазах, блестящих, словно осколки неба ясным летним полднем, заставляли усомниться в верности первого впечатления. Но особенно странным могло показаться другое: не дойдя до частокола на расстояние выстрела из лука, он поднял руку - и все, как один, матерые вояки повиновались молчаливому приказу зеленого юнца.

- Оно здесь,- тихо вполголоса проговорил он, указывая на ощетинившиеся ворота рукой, в которой был зажат молот. Слишком непропорциональный для боевого, он мог бы почесться детской игрушкой, копией боевого оружия, если бы не был испещрен по бокам вязью рун, и не имел вид оружия, отполированного ударами и кровью врагов.- Оно здесь; копье, что приказал доставить мой отец.
Рыжебородый хёвдинг с неожиданным почтением выслушал эти краткие речи.
- По твоему слову, господин,- ответил он, бросив взгляд на товарищей, по рядам которых в ответ пронесся радостный ропот. Любой, кто наблюдал бы за этой сценой непредвзятым глазом, отметил бы, что к обычному волнению, что зажигает кровь воина перед битвой, примешался в этот миг странный, почти возвышенный трепет. Казалось, одно присутствие молодого вождя, чья золотая грива вторым знаменем развевалась под ветерком, заставляло их ощутить удвоенную если не удесятиренную силу и отвагу. Переглянувшись, они издали громкий победный клич, как видно, готовые ринуться на штурм - но юноша вновь остановил их, сделав шаг вперед.

- Именем отца моего Одина, приказываю вам отворить ворота! Обещаю, что ни один из вас не пострадает и имущество его будет нетронуто, если вы подчинитесь.

В ответ со стен осажденного раздался глухой ропот. Вид вооруженного отряда пугал их, но вся повадка северян была непривычной - а их вожак выглядел и вел себя как безумный. Двое или трое лучников, тщательно прицелившись, выпустили стрелы по золотой голове, но те, выбив облачко пыли, шлепнулись, не долетев нескольких шагов до наглого варвара.
В ответ тот поднял руку, держащую странное оружие - но ничего не произошло. Защитники селения уже не со страхом, а с любопытством взирали на дикаря, явившегося, чтоб угрожать священному месту; кое откуда раздался и начал шириться непочтительный смех. Даже в рядах варваров несколько человек переглянулись, явно не понимая, что происходит - как вдруг прямо с небес к земле метнулась яркая вспышка.

Ворота с грохотом разлетелись, разнесенные в щепы, раня рядом стоящих осколками дерева и расколовшимися кольями. Уже не смех, а крик ужаса прозвучал со стены, а вслед ему понеслись звуки брани и вой женщин.
Норманны же, все, как один, замерев, не сводили глаз с воина, в пальцах которого, как живой, трепетал и бился ожившей звездой Молот богов.

Тор вскинул лицо.
- Я предлагал им. Они отказались.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

4

Люди всегда отличались одной интересной чертой – они боготворили то, что не могли понять. По причине невежественности, скудного ума или же просто потому, что технический прогресс текущего временно отрезка не позволял даже вообразить подобные вещи.

Вполне ожидаемо, что в этом диком времени, когда самым большим достижением людей были корабли, явление неизвестно кем созданного оружия из незнакомого металла будет сродни чуду, божественному чуду.
Вот только копье, попавшее в руки местных от начала и до конца было порождением технологий, пусть и пройдет ещё двадцать восемь столетий, пусть единицам будет по силам понять, как оно было создано и как работает, но ничего магического и уж тем более божественного в нём не было.
В одном местные не прогадали – за копьём придут, и пусть не демоны и не боги, но те, чья сила воистину была сродни божественной.

С другого конца поселения раздался колокольный звон, далекий звук, наполненный тревогой, заставил Страйфа повернуть голову. Время многомиллионных городов, настолько больших, что чтобы пересечь их с одного конца в другой требовались часы, ещё не пришло. Колокольный звон слышала всё деревня. Мужчина, ещё мгновение назад с недоверием и претензией смотревший на незваного гостя, нахмурился и бросился бежать навстречу опасности, а немолодая женщина неподалеку, охнув, положила руку на грудь. Даже отсюда мутант мог видеть бледность её обветренной кожи. В том, что причиной стала именно опасность, псионик не сомневался – тяжелый и тревожный звон не оставлял пространства для фантазии.

Постояв ещё несколько секунд и глядя в сторону моря, Страйф бодрым шагом, переходящим в бег, направился к источнику беспокойства.
Жители поселения определенно не относились к робкому десятку – они готовились встретить неприятеля огнём и мечом, в чем мутант убедился даже не достигнув своей цели. Оружие в руках держали и многие женщины, не говоря уже о мужчинах. К бою готовились все, кто твердо стоял на ногах. Это вызывало должную долю восхищения. Эти люди предпочитали смерть страху. Кто-то всё же прятал детей и покрепче запирал дома, заботясь о беспомощных.
Страйф знал эти взгляды, знал эмоции, знал окутавшее поселение беспокойство и ярость. Над поселением витал дух войны. И пусть в этом веке сама война была иной – на поселение не полетят снаряды минометов, сквозь частоколы не прорвутся, сминая всё на своём пути, громады танков, в дали не раздастся стрекот огнестрельного оружия, это не меняло самой сути происходящего. Сути, которую так отлично узнал за свою жизнь Несущий Хаос.

Чтобы пройти дальше, вглубь поселения, Страйфу пришлось прибегнуть к своим силам, так как встревоженные жители без единого сомнения попытались бы заодно убить и подозрительного чужака, чьё присутствие в их деревне, где, скорее всего, все неплохо друг друга знали, в сложившейся ситуации вызывало только агрессию.

«Я немного не вовремя, не так ли?»
Страйф чуть улыбнулся своим мыслям. Вооруженные простыми вилами и копьями люди без всяких колебаний расступались, пропуская вперед высокого седого мужчину. Мутант же не торопился, осторожно скользя среди людей, отводя взгляд излишне внимательным и без слов вынуждая чуть посторониться слишком упрямых. 
В это время из-за стен раздался молодой, но удивительно сильный голос, заставивший людей крепче сжать рукояти своих нехитрых клинков. Ответом стало тихое ворчание толпы, в которой каждый был воином и не собирался сдаваться и «отворять ворота» по первому требованию. Страйф подумал было глянуть на происходящее чьими-нибудь глазами, из тех, кто стоял ближе и выше. Но успел.

Яркая вспышка озарился окрестности. Кажется, он вот буквально только что думал об отличиях воин прошлого и будущего, и вот где-то впереди, в толпе словно взорвался тот самый упомянутый снаряд.
Но только псионик был готов поклясться, что видел молнию. Среди ясного неба.
Над толпой пронесся пронзительный крик, наиболее слабонервные бросились бежать, остальные же попятились, вознося молитвы каким-то неизвестным Страйфу богам.
Где-то продолжала визжать женщина, совсем рядом стонали раненые, которым не повезло оказаться рядом с тем, что ещё недавно являло собой импровизированную баррикаду.

Но мутант шёл мимо. Его вёл вполне обычный человеческий стимул – интерес. И подозрение. Некто, владеющий технологиями далеко за пределами этого времени, пришёл сюда. Технологиями, который даже он, пришелец из тридцать восьмого века, сразу не мог понять.
Сейчас. Это не могло быть совпадением. Вряд ли в этом месте хранились два артефакта, способных привлечь подобное внимание. И ещё меньше шансов, что неизвестные следовали за ним. Уж не ради ли простого разрушения они сюда пришли?

А значит, вполне вероятно, что им нужно копьё. Которое Страйф уступать не собирался. Мутант обошёл окровавленное тело то ли тяжело раненого, то ли убитого мужчины и вышел к остаткам баррикады, к которым теперь никто не смел приблизиться.
- За чем пожаловали?
Мощный голос мутанта разнесся над толпой.
Если разрушать, то мешать он им не собирался. Возможно, неразбериха сыграет ему на руку. Если же их интересы пересеклись… Как там кричали эти люди?
Боже, храни их.

Отредактировано Stryfe (2019-01-17 16:32:06)

+3

5

Взгляд, которым юноша одарил говорившего, мог бы считаться насмешливым - если бы удовлетворение, заставившее его губы дрогнуть в довольной улыбке. Что чести, что удовольствия - пугать безответных крестьян, которые даже меч толком не могут поднять; что за азарт волочить за собой черноризых монахов, на все верещащих, как овцы, влекомые на закланье, да утверждающих, что на все - воля божья?
И вот, наконец, хотя бы подобие достойного противника.
Лишь бы не спугнуть.

- Я - Сигурд Ярлсон,- выкрикнул он, усмехаясь невинному обману. Хирд у него за спиной загудел: с одной стороны, скрывать имя перед лицом врага могло бы почесться недостойным воина и юноши-бога; с другой - слишком много чести для тех, кто не страшится имени Всеотца, знать, что противостоишь его сыну. Еще отступится с перепугу и лишит и богов и людей знатного пира, зрелища, коим можно услаждать свой взор до скончанья времен - доброй сечей.
Громовержец меж тем продолжил:
- Отец мой, Видрир Игг, желает забрать из этих мест нечто, надобное ему. Если ты - царь этих земель, предлагаю тебе выдать мне требуемое, и тогда земли ваши избегнут разорения. Если тебя выслали, чтобы решить дело поединком - я готов. Если же,- грозный блеск на мгновение появился в его глазах,- вы ответите отказом, гнев отца моего будет преследовать вас и в земной вашей жизни, и в светлых чертогах Вальхаллы.

Говоря последнее, Тор оглядел беглым взором все лица, с появлением неожиданного защитника показавшиеся над стеной. Были ли эти люди настолько глупы, чтобы верить, что невесть откуда взявшийся воин заступится за них, сочли ли его посланцем господним - он не знал, и предполагать не мог. Но одно было ему ведомо точно: населявшие местность крестьяне поклонялись распятому богу, и отвергали помощь и покровительство Всеотца Одина - а, стало быть, должны были взбелениться при поминании Золотого чертога.
Однако, сказанного ему показалось ему явно недостаточно, да и речи звучали непростительно вежливо для юнца, едва, по местным меркам, получившего право держать оружие. Закинув голову, так что его золотые волосы волной взметнулись на непокрытой голове, Громовержец добавил под гул одобрения хирдманнов, скалясь как волк, взявший след посреди мерзлой земли:
- Если же ты намерен умолять о милосердии, я послушаю.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

6

Взгляд Несущего Хаос внимательно скользил по лицам подступивших к импровизированной стене воинов, пожаловавших из-за моря. Из памяти не выходила яркая вспышка, что разнесла в цепки вполне сносную баррикаду, хоть и сделанную наспех из подручного материала.
Мутант искал нанесшее удар оружие, и не находил. Неожиданные завоеватели выглядели совершенно обыкновенно для своего времени. Быть может, если бы он лучше разбирался в этой эпохе, то заметил какие-то особенности в экипировке гордых воинов, но Страйф особой исторической грамотностью похвастаться не мог. Поэтому он видел хорошо вооруженных варваров, но не более.

Одно удивляло путешественника во времени – могучих воинов в бой вел совсем ещё юный парень, он был молод даже по меркам этого времени. Страйф с легким недоверием смотрел на юнца, и высокомерие того вызывало в душе воина некоторое раздражение.
Какая завидная уверенность в себе!

Мутант чуть повернул голову. Опаленный отесанный ствол деревца, некогда бывший частью частокола, лежал в двух шагах от его ноги, сразу за ним мужчина без создания, иссеченный крупными щепками. Над ним безутешно рыдала женщина, взывая к какому-то богу, а товарищ, которому повезло несколько больше, пытался оттащить страдалицу от тела, и от места гнева божьего. Остальные люди старались держаться подальше, толпа тихо шумела, то ли заходясь в молитве, то ли просто не зная как ещё выразить свой страх.

Страйф глянул себе под ноги, а затем сделал несколько шагов вперед, проходя в пробитую неизвестным снарядом брешь и пересекая границу поселения. За своей спиной он отчетливо ощущал множество устремленных на него глаз, множество разумов, наполненных всей гаммой чувств – от злобы и недоверия до надежды.
Ставшие свидетелями чуда люди категорически не понимали произошедшего. Страйф тоже. С одним различием. Он не списывал это на гнев божий и был не прочь разобраться.

Недобрые подозрения росли в душе варлорда словно снежный ком. Неизвестные завоеватели пришли сюда не для того, чтобы разрушить поселение неверных, разграбить монастырь или захватить рабов. Они пришли, чтобы «забрать из этих мест нечто». Предчувствие уже говорило о том, чего именно желал молодой предводитель.

Что же, судя по всему, у местных жителей сегодня выдался очень, очень плохой день. И Страйф не собирался изображать из себя некоего чудесного защитника, главу поселения или ещё тьма знает кого. И уж тем более его не интересовали угрозы касательно гнева богов, как в его земной жизни, так и в любой иной.

И всё же он хотел услышать. Убедиться, что прав и варвары пришли за копьем. Может быть, он всё ещё надеялся, что их интересует нечто иное, и во вспыхнувшей бойне он сможет без лишних проблем найти и отбить желаемое. Или же просто пережитой лжи теперь предпочитал убедиться во всём лично.

Страйф обернулся, словно оценивая, что же это поселение и эти люди могли отдать иноземным воинам. Несколько секунд он искал глазами возвышающееся каменное строение монастыря, а затем повернулся обратно и в голубых глазах мутанта словно вспыхнул огонь. Губы Несущего Хаос тронула легкая улыбка, та самая, что в далеком будущем давала его врагам осознать неизбежность кровавой битвы.

- И что ты требуешь? Помимо моей мольбы о пощаде. – Последние слова прозвучали с нескрываемой насмешкой. Страйф ощущал, как жажда боя крадущимся зверем вползала в его сознание. Юнец смог его зацепить.

Отредактировано Stryfe (2019-01-20 16:53:00)

+3

7

Новая волна ропота за спиной юноши показала, что дикари, коими почитал их пришелец, вполне уловили его иронию и ждали расправы. А вот мальчишка, то ли в силу молодости, то ли простодушия, этой самой молодости свойственного, не уловил. А, может быть, он просто решил обратить яд в голосе против говорившего.
У кого-кого, а у Тора в этом было очень богатый опыт.

Тряхнув еще раз волосами, он улыбнулся так широко и ясно, словно не стоял перед осажденным городом во главе отряда, готового кинуться в бой, а подавал приятелю кружку пенного эля в любимой таверне.
- В доме, где живет твой бог,- ответил он прямо, тем тоном, что выдает человека, привыкшего повелевать от рожденья, то есть беспечно, и даже почти дружелюбно, без той давящей властности, что просыпается в людях, добившихся всего, ходя по головам и устилающего свой путь трупами.- Вот в том доме, с большим крестом,- добавил он, кивая на высокий шпиль церкви за спиной у броненосца,- хранится вещь, что потребна для отца моего. Большое копье,- рука юноши, свободная от оружия, взмыла вверх, изображая навершье трезубца.

Улыбка, мелькнувшая на губах противника, от него не ускользнула. Как и движение головы в сторону храма, начавшееся еще до того, как речь зашла о месте.

- Гляжу я, тебе ведомо, о чем речь,- фыркнул он под одобрительный гул за спиной, удобнее перехватывая молот в левой руке.- Но знай, христианин: это оружие неподвластно твоим богам, и не дарует тебе своей мощи. Ни ты, ни жрецы в этом капище, ни эти бонды не знаете, с чем имеете дело, и обречете на смерть и себя и свое селенье, решив завладеть им. Но, если желаешь, можешь попробовать,- искра смеха блеснула в его голубых глазах.
- Мне останется лишь пройти по вашим трупам, чтобы забрать его!

Тороткий замах - и молния, вырвавшись из оружия, бьет прямо в грудь седовласому воину, осыпая того целым снопом сиреневых искр.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

8

Слова Несущего Хаос своей цели достигли, о чем свидетельствовал тихий, но весьма агрессивный ропот, пронесшийся по рядам армии варваров. Дерзость мутанта не осталась незамеченной, а в эти непростые времена подобного не прощали. Завоеватели напряглись, а Страйф гордо скинул голову. 

Впрочем, на юнца, стоявшего во главе этого отряда, особого впечатления произвести не удалось. Мутант чуть прищурился. Молодой парень был столь наивен или же столь опытен и подготовлен, чтобы не следовать примеру своих куда более старших товарищей по оружию.
Страйф снова обернулся, окинув взглядом шпили монастыря. И со словами юного предводителя всё встало на свои места.
Значит всё-таки копьё. Значит всё-таки битва.

А дальше произошло совсем не то, чего ожидал и к чему готовился Несущий Хаос. Парень взмахнул молотом, и яркая вспышка озарила окрестности. Страйф думал, что имеет дело с оружием, превосходящим своё время, но здесь было нечто иное, совсем иное.
Зато он с уверенностью мог сказать, что глаза его не обманули. Это действительно была молния. Молния, вырвавшаяся из оружия гордого золотоволосого юнца, с рокочущим треском разбилась о заранее приготовленный телекинетический щит, рассыпавшись сиреневыми искрами. Не то чтобы Страйф готовился именно к удару молнии, но всё же смог удержать невероятный объём энергии. Вспышка на мгновение ослепила мутанта, бурлящий жар ощущался даже через щиты.
Телепатическая иллюзия, которую он старательно поддерживал в глазах жителей этого крайне неудачливого поселка, моментально рассыпалась – всю свою силу мутант переключил на защиту, такие мелочи как задуривание невежественных селян стали просто не актуальны.

Над полем боя пронесся пронзительный крик. Кричала ещё недавно заливавшаяся слезами женщина. Толпа вздрогнула в полном ужаса вдохе. Люди тихими голосами невпопад взмолились своему богу о защите.  Возможно, они были готовы к вторжению варваров, но того, что с оружия врага будут врывать молнии, они точно не ждали. Как и высокой закованной в броню фигуре, распрямлявшейся среди остатков баррикады.
Кого они видели в нём? Посланника своего бога? Демона? Ждали ли они чего-то подобного, когда похоронили найденное «чудесное» копьё в монастыре?

С телекинетического щита ещё осыпались искры, когда Страйф поднял голову.
- У меня нет богов. Оружие, что ты ищешь, принадлежит мне и никому больше.
На самом деле у копья было куда больше одного владельца, но сейчас Несущий Хаос решил, что копьё – его, и возражения слушать не собирался.
- Ты считаешь, что сможешь отнять силой то, что принадлежит мне по праву? Попробуй!
Вокруг рук Несущего Хаос вспыхнуло яркое голубое свечение чистой псионической энергии. За доли секунды Страйф буквально сплел из бледного света нечто похожее на продолговатый клинок и широким взмахом метнул телекинетический заряд в своего противника.

+3

9

Крики ужаса и восторга, и без того несшиеся со всех сторон, возросли, превратившись в один монолитный гул, когда противники обменялись первыми ударами. Поселяне, уже не знавшие, к добру или к худу воин в сверкающей броне явился к ним, кричали на все лады, кто паникуя, кто в отчаянье, убедившись, что бог их оставил, и с неба вот-вот упадет луна и все звезды, реки наполнятся кровью, и начнется Армагеддон; некоторые разбегались с воем, как дикие животные; кто-то, упав на колени, молился. Викинги же, словно зрители на трибуне, разразились воплями радости, когда юноша атаковал преграждавшего путь, и тревожно взревели, увидев, что молния отразилась о щит.
Когда же сверкающий меч, сверкнув, устремился прямиком в неприкрытую грудь юноши, от рева их глоток засвербило в ушах. Кому, как не им, было знать, что боги - смертны, и могут страдать и мучиться, как простые люди. И то, что творил неизвестный, способно было если не напугать, то смутить их души.
Колдун? Неужели христианский колдун?

Но с неожиданной легкостью, едва взмахнув молотом - так шалопай, что решил стянуть лакомство, с невинной гримасой сворачивает со стола кувшин с молоком или куль муки, чтоб добраться до цели, пока кухарка, охая и бранясь, собирает остатки - юноша отразил сверкающий клинок. Поверхность молота ярко блеснула, и то, что было недавно острыми гранями, даже не рассыпалось, а размелось, всплеснуло, словно волна, оседая к ногам юного варвара.

Приложив палец к уху, он слегка отогнул краешек, как это делают страдающие глухотой люди.
- Что ты сказал, прости? Я не расслышал. Это был твой лучший удар? О, прости, я не знал. Ну, попробуй еще раз. Соберись, а пока... попробуй-ка это!
Новая молния, яростней и вдвое сильней предыдущей, такая, что даже воздух, казалось, вспыхнул сиреневым светом, и трава, на которую сыпались искры, почернела и скорчилась пеплом, вырвалась из его оружия, но не ударила в противника, а начала выплясывать вкруг него сверкающие зигзаги, окружая, отрезая пути к отступлению.
Прежде чем ударить.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+3

10

Те, кто переживут этот день, вряд ли его забудут. Местные жители, наверное, прожили свои жизни здесь и не видели даже десятой части тех чудес, что предстали перед ними сегодня. И ладно бы речь шла о каких-то благотворных святых чудесах, в которые искренне верили в этом месте.
Нет. Сегодня в хоть и находящемся в постоянной готовности к войне поселении разразилась настоящая битва титанов.
И для несчастных поселенцев это было уже слишком. Воздух наполняли крики, стоны, плач и молитвы. Наиболее сообразительные всё же бросились бежать и, вполне может быть, именно они смогут пережить этот день, чтобы рассказывать своим детям и внукам невероятные повести о разыгравшемся сражении.

На стороне же викингов было одно преимущество. Они знали как минимум о способностях своего юного предводителя и срывающийся с оружия молнии не стали для них шоком.
Страйф же сумел к своему удовольствию их удивить. А золотоволосый юнец смог удивить его. Телекинетический заряд не достиг своей цели. Он даже не разбился о какой-нибудь щит, чего ожидал мутант, юнец просто играючи отбил его своим молотом. Несущий Хаос опасно сощурился, в глазах сверкнуло пламя. Битва приобретала новые краски. Похоже, оба противника собирались драться на пределе своих сил.
А глупые люди в своей панике не особенно стремились освобождать достойное размаха поле боя.

И когда с оружия юнца сорвалась ещё одна молния, Несущий Хаос взмахнул руками, поднимая в воздух все достаточно крупные предметы, до которых он мог дотянуться. Бледное сияние расползлось в стороны. От земли оторвалась разбитая телега, колья из частокола, камни, даже брошенное некоторыми особенно испуганными беглецами оружие. Мутант выстраивал щит уже не только из чистой энергии, но и их материальных предметов. Ему искренне не хотелось испытывать на себе всю мощь выпущенного противником электрического заряда. С треском и грохотом молния столкнулась с преградой. В сторону брызнули опаленные щепки и брызги расплавленного металла. А затем заряд достиг телекинетического щита. Раздался гулкий взрыв. Щит лопнул, но своё дело сделал. Страйфа отбросило на два шага назад, мутант ощутил, как волосы под шлемом встают дыбом, а искры нагревают доспехи. 
- О, я только начал. – С хрипотцой взрыкнул мутант. 

Осознавая, что на счету каждая секунда, псионик рванулся вперед вместе со всем, что ещё удерживал в воздухе. Вскинув руку, он отправил град обломков в сторону противника для отвлечения внимания. А следом за осколками в бой отправился и самый тяжелый снаряд – сам Несущий Хаос, на бегу выстраивая прямо поверх брони очередной энергетический щит.   
Он отчетливо понимал, что шансов в подобной «перестрелке» у него мало и у третьей молнии были все шансы добраться до желанной цели. Поэтому мутант решил навязать противнику ближний бой и теперь он стремительно сокращал дистанцию, надеясь на свои находящиеся далеко за человеческими пределами скорость и силу.
Широкий взмах закованной в броню и окутанной сиянием руки.

+2

11

На миг Тор заколебался. Мальчишеское озорство блеснуло в его глазах, и юный сын Одина уже начал раскручивать молот, делая знак своим спутникам, чтоб те поскорей расступились. Ох, какая бы это была забавная шутка: взмыть вверх над полем боя, заставив противника со всей его мощью пропахать носом землю.
Локи бы понравилось.
Но он не Локи.
И за спиной у него пара десятков мужчин, которые, если и подались назад, то недостаточно споро, и явно ожидая, что будет дальше. У них на глазах не было возможности отступить или испугаться, или хотя бы сделать шаг назад.

Один из учителей, что тренировали его на боевой Арене, говорил: если противник сокращает дистанцию, готовясь к атаке - опереди, сблизься с ним еще больше. И сам будь готов. Именно так он и поступил: с яростным криком, от которого, кажется, даже по листьям ближайших деревьев прошла рябь, юноша бросился навстречу противнику.
Если противник прибег к щиту из неизвестной магии, то грудь молодого бога прикрывало только одно: стремительно вращающийся, рассыпающий молнии во все стороны Мьёльнир. От соприкосновения с ним, и даже, кажется, от простого прикосновенья к нему обломки и осколки, брошенные вперед рыцарем, разлетаются в стороны, а некоторые вовсе превращаются в прах.

Когда противники сшибаются, под ногами вздрагивает земля.
Сполохи света, столь яркого, что глаза на мгновение слепнут, и крики испуга вырываются со всех уст, вспыхивают вокруг бойцов. Мечущиеся молнии пылают в них, сталкиваясь с лучами энергии, разрывая из на пучки, плавя и пожирая. Еще через мгновение во все стороны раскатывается волна, гоня перед собой пыль, взметая волосы и откидывая назад тех, кто нетвердо стоит на ногах. Она докатывается до самого собора, заставляя колокол загудеть без вмешательства человека, и вселяя ужас в сердца и без того перепуганный христиан.
Но даже сквозь мыль видно, как в центре этого шара энергий, схватившись за руки, словно потешные бойцы, стоят двое: высокий седой воин, чей глаз сияет, как зеленое солнце - и златоволосый юноша, у которого, кажется, нет никаких шансов удержать своего противника, но который, тем не менее, сдерживает его.
Молот висит на темляке у него на запястье.

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

12

Радость. Да, это правильное слово. Именно это чувство испытал Страйф, устремившись вперед в едином броске. Энергия свободно текла через него, он ощущал её каждой клеточкой своего тела, ощущал и знал, как использовать.
Где-то позади остались крики и стоны ухваченных ужасом селян, всё ещё не желавших прислушаться к здравому смыслу и убраться как можно дальше от набиравшего обороты сражения. Мутант отрезал себя от их мыслей и чувств, не видя более необходимости отвлекаться.

Град из обломков достиг рядов противника, и первый ряд викингов ощутил на себе всю мощь телекинетического броска Несущего Хаос. Щедро пролилась кровь. Вполне может, что зря. Но Страйф не испытывал чувства вины. Многие и раньше умерали от его рук.
Никто не смел встать между ним и его целью, рассчитывая, что останется в безопасности.

Поэтому даже пролив кровь, мутант не остановился, не дрогнул, он продолжил стремительный рывок, глядя только на своего, несомненно, могущественного противника. И особенности на его молот. Страйф не знал, исходила ли сила юноши из его оружия или он владел ей сам. Поэтому в первом броске от изо всех сил постарался избежать удара молота и при этом нанести свой.

Дальше была яркая вспышка. Мощная ударная волна, вызванная столкновением как материи, так и энергии, хлынула во все стороны. Воздух наполнили крики. Взметнулась пыль, моментально сжигаемая разрядами электричества.
Вдали низко загудел колокол, ему вторила ещё одна волна ужаса.
А Страйф смотрел в глаза своему юному противнику, который на равных сдерживал яростную мощь Несущего Хаос.
- Неплохо.
Глаза мутанта свернули. А затем он оттолкнулся от земли и рванул вертикально вверх, собираясь поднять врага в воздух.

Побери Тьма, он чувствовал себя как никогда живым.

+2

13

Смешнее было бы только если бы неизвестный воин решил напугать Ёрмунганда, бросив того в океан.
И Тор смеется.
Небо - его родная стихия, будь то высокое небо Асгарда, в котором рукою подать до звезд, и, кажется, они тихо звенят от прикосновений, стонут под ласками и колеблются, словно грудь нежной девы - или Мидгард, где носятся облака величиной с горы, среди которых так манит поспать или сыграть в прятки с перелетными птицами. И небеса узнают его, встречают глухим ворчанием, словно верные псы, гудят вдалеке колоколами - и потом, постепенно, почуяв недоброе, принимаются собираться в тучи.
Противник все мчится, поднимается вверх, и юный ас не мешает ему, даже когда на бровях и ресницах начинает от дыхания намерзать иней. Зачем? Ему не страшен ни холод, ни безвоздушное пространство, ни плещущие над полюсами короны: одна - радужная, сверкающая, вторая - зеленая, словно венчающая кудри Царицы Мертвых. Даже интересно, как далеко унесет его неизвестный смертный, насколько ему хватит сил; а еще интереснее, что он станет делать, когда силы эти начнут иссякать.
- Неплохо.
В голубых глазах блестит насмешка. И отражается разряд молнии, когда та вспыхивает совсем близко. Но не задевает. Предупреждение, не больше. Его сторожа здесь, и готовы к драке.
- Тише ты!- фыркает юноша на нее, как на цепную собаку.

... Внизу, под ними, так далеко, что даже глаз бога уже не видит, не различает копошащиеся фигурки, творится хаос. Тот, кто его принес, оправдал свое имя. Вот, правда, по обе стороны невидимой черты этот хаос бушует по-разному.
В городе царит ужас. Крики о конце света перемежаются молитвами, которые заглушает звук набата. Женщины воют над трупами, а охрана, с запозданием добравшаяся до стены, переглядываясь, выстраивается в линию.
Но тем, кто пришел под стену, сейчас не до них. Они тоже смотрят в небо, но вместо страха в их лицах - восторг и жажда бессмертия. Им все равно, кто тот воин, что вышел вперед христианского войска, святой ли, или захожий наемник. Они видят только, как собираются высоко над головой тучи в гигантский водоворот, как прошивают его быстрые молнии. Глаз только самых зорких видит, как среди них сверкают меж них отблески света: там незнакомец все еще тщится побороть сына Одина.
Для многих из них, это - последнее, что они видят в жизни.

... А Тор все смеется. Теперь уже не заливисто, как ребенок; упрямо и дерзко, глядя противнику прямо в глаза. Кажется, воздух вокруг них плотно сжат, скручен винтом, и лишь сильнее толкает навстречу друг другу; молнии переплетаются с вспышками энергии, образуя сверкающий кокон. Небо вокруг уже давно перестало быть светлым, оно черное, и над головой все яснее видны точки звезд.
Ну же, давай, на что ты еще способен?

Но в конце концов, полет надоедает. Одинсон дергает плечами, как ученик, долго слушавший скучный урок - а потом резким ударом отшвыривает противника в глухо ревущую бездну.
Молнии псами кидаются следом за ним.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

14

Любой неверный тактический ход, любой нерассчитанный удар в неизвестность – это не ошибка.
Это способ лучше узнать своего противника, его слабые и сильные стороны. Возможно, большой ценой, возможно, предоставив врагу тактическое преимущество.
И всё же став на шаг ближе к понимаю своего врага.

Поэтому сейчас, глядя в глаза своему забавляющемуся противнику Страйф не ощущал себя совершившим ошибку или проигравшим.
И теперь поднявшись над облаками, Несущий Хаос кратко обернулся, с заметной долей интереса глядя на темнеющий водоворот за их спинами. Его противник был кем-то куда большим, чем просто парнем умеющим метать молнии. Ему подчинялась сама суть стихии.
Холод, царящий на этой заоблачной высоте, пробовал на прочность щиты мутанта, но всё же не мог их преодолеть, довольствуясь инеем на алом плаще, безжизненно опавшем за плечами псионика. Юноше же высота и вовсе была нипочем.

Но Страйф молчит. Они понимает, что продолжать полет бессмысленно, он лишь даёт врагу преимущество, в котором сейчас нуждается сам. Легкая улыбка чуть касается уголков его рта. За миг до удара мутант разжимает руки. А затем мир вокруг вспыхивает и рассыпается множеством вспышек, когда мутант устремляется к земле. Юноша не постеснялся придать ему должное ускорение, от удара у Страйфа перехватывает дыхание, но он не пытается остановить падение, лишь замедлить до приемлемой скорости, закрывает себя одним слоем телекинетических щитов за другим.

Наверное, с земли это выглядело достойно. Голубоватая вспышка рассекла водоворот темных туч, закручивающихся над головами ещё недавно сражавшихся людей, сейчас поднявших головы в ожидании. В ожидании чего? Чуда или беды? Что же, в той или иной мере эти надежды будут оправданы. Чудеса это не всегда благо.
Мир вокруг размылся, прорезаемый вспышками молний. А следом был удар. Не первое жесткое приземление в жизни Несущего Хаос. Мощности щитов хватало, чтобы принять на себя всю энергию удара. Принять и отвести в стороны. Вот только приземлился Страйф несколько не там, где ещё недавно кипела битва.

В стороны и вверх брызнули камни и дерево, ещё недавно бывшее небольшим, но с виду прочным жилищем. Голубоватая ударная волна рванула в стороны, высвобождая энергию падения мутанта. Дикий грохот вынудил тех, кто ещё стоял на ногах, рухнуть на колени. Тем же, кто оказался эпицентре, повезло гораздо меньше.
А посереди кратера в два десятка метров в диаметре, отталкивая особенно крупные обломки некогда уютного домика, медленно поднималась закованная в серебристый металл фигура, освещенная бледным сиянием. Рядом медленно тлели пораженные молнией куски древесины, обуглились грубо отесанные камни.
Тело пронзала медленно угасающая боль. Такие трюки не проходят даром. Мутант поднял пылающий взгляд.
- Действительно неплохо.
А затем обернулся.
Буквально в пятидесяти метрах за его спиной был тот самый монастырь, который уже не раз приковывал внимание сражавшихся.

+2

15

... Вот только добраться до него было не так уж просто. Короткий разряд молнии ткнулся в землю, взметнув еще одно облачко и без наполненный пылью воздух, а затем (может быть, даже вместе с тем) на землю приземлился юный викинг.
Так же легко, как если бы только что спрыгнул с дерева, набив рубаху яблоками из соседского сада.
Глядя прямо на противника лукавыми голубыми глазами, он неспешно раскручивал в руке свой молот.

Это движение было исполнено той же кокетливой грации, с какой юная дева, качая бедрами, проходит с толпе подружек мимо понравившегося парня - и той же силы, с какой молодой лев, рыхля землю когтями, в первый раз метит территорию перед себе подобным. Казалось, что крики мужчин и плач женщин были для него если не музыкой, ласкающей слух, то шумом, к которому ухо привыкло, и на который уже не обращает внимания.
Сейчас его куда больше занимал невесть откуда свалившийся на голову противник, которому, по странному совпадению, нужно было то же, что и ему. Пожалуй, даже само копье - ценный трофей, некогда захороненный Всеотцом в этих безлюдных тогда местах, увитых плющом и диким виноградом - померк в воображении юноши в сравнении с этой схваткой.
В самом деле неплохо для смертного.

Пожалуй, сейчас наследник пожалел, что в эту минуту рядом с ним не было младшего брата. Локи мгновенно бы разобрался в природе магии, что использовал незнакомец, и нашел бы способ ее нейтрализовать. Хотя - зачем? Если именно магия делает этого незнакомца сильнее, тем больше чести победить его одною лишь силою мышц и ударами молота!

... Он продолжал смотреть на воителя, все так же играя с оружием. Только теперь в его взгляде читалось чуть больше насмешки, и немного наглее сморщился окропленный веснушками нос. В движении наклоненной головы, в том, как крепко стояли на земле сильные ноги, в откинутом назад корпусе словно искрилось, подобно молниям, щелкавшим и плясавшим на гранях молота: "Хочешь взять игрушку? Попробуй".
В прошлый раз сын Одина атаковал первым. Теперь была очередь его противника показать, на что тот способен.

- Больше не считаешь, что Копье разума принадлежит тебе?
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

16

И необычный противник Несущего Хаос уже был тут, преграждал путь к монастырю, ворота которого находились буквально в нескольких десятках метров впереди. Несколько десятков метров. За спиной столь юного, но в тоже время невероятно могущественного молодого воителя.
На губах юноши играла улыбка, которую, похоже, ничего не могло смыть с его лица. О, как это раздражало! И в тоже время восхищало мутанта. Воин, ощущавший свою безграничную силу, своё превосходство. Как же это похоже. На него самого в молодости.

Страйф медленно двинулся вперед, переступая через опаленные доски, разбитый камень, чьё-то изломанное тело. Несмотря на запыленные местами доспехи, на разорванные края плаща, его движения были полны достоинства и скрытой в нём силы.
Их разделяло шагов пятнадцать, когда воин из будущего остановился. Глянул через плечо золотоволосого юноши на ворота монастыря – древнего здания, камни которого покрылись темной зеленью мха. В темноте скользнуло несколько фигур – монахи, стремившиеся закрыть тяжелые деревянные створки, как будто это могло остановить хотя бы кого-то из сразившихся в этом неприметном городке воинов. Наверное, где-то в глубине души они понимали, иначе почему не сделали этого раньше? Или же не могли даже предположить, что пришельцы покусятся на самое святое?

Но Страйф не признавал богов. Тот, кто звал себя богом, превратил его жизнь в непроглядный мрак лжи. Этого хватило.
И он тоже не слышал криков охваченных паникой людей. А ведь они всё ещё были рядом. Те, кому хватило ума не лезть к воротам, когда пришли викинги. Те, кто пытался спастись у монастыря, стараясь быть как можно ближе к своему богу, уповая на защиту и покровительство.
Несущий Хаос за свою жизнь привык к крикам.

Страйф снова перевел взгляд на своего юного противника. При всей своей надменности, молодой парень был воином, настоящим воином, которых на самом деле не так уж много.
Мутант чуть наклонил голову вперед.

- О, я ни на секунду в этом не сомневаюсь.

А затем прыгнул. Хотя простое слово «прыгнул» и близко не описывало движение Несущего Хаос. Он словно на миг превратился в пушечное ядро, буквально швырнув самого себя с помощью телекинетической энергии, намереваясь использовать всю силу невероятного рывка для того, чтобы моментально сократить дистанцию до противника. И попытаться сбить того с ног, отбросить дальше, проломить собой и врагом деревянные ворота, чтобы приблизить их обоих к столь желанной цели.

+2

17

Ужас монахов и предчувствие близкой беды, охватившие их, были не напрасны. Никто из свидетелей схватки - разве что Хеймдалль, Страж Биврёста, про которого поговаривали, что он слышит даже, как растет трава, и видит каждую живую душу всех Девяти миров (и кого, как шептались во дворце, Всеотец частенько приставлял следить за своим непоседливым сыном) - не хватило бы времени понять, попытался ли он хотя бы уклониться от нападения. Могло показаться, и не без оснований, что стремительная и свирепая атака застала его врасплох: смятый стремительным наскоком противника, он и сам, как снаряд, в который ударил таран, полетел вперед, снеся по пути ворота, расшвыряв, словно кегли, монахов, и впечатавшись в стену монастыря, оставляя в ней здоровенную вмятину.
Но Белому асу, если бы тот следил за схваткой, было бы видно лучше других, как изменялось при этом его лицо.

Тор, и правда, немного помедлил с действием, хотя видел, что противник готов к нападению. Нет, не видел - чувствовал. Иначе бы для чего они здесь еще оставались? Трусливый уже сбежал бы, а хитрый - ретировался, на манер братца Локи заведя переговоры о мире, в надежде вовремя всыпать противнику в чашу яд, а то и просто стащить из-под носа реликвию, ставшую предметом спора двух воинов.
Видел - и все же медлил, словно бросая тому молчаливый вызов. Провоцируя. Насмехаясь.

Так и во время полета: его лицо, к которому кровь прихлынула от удара, да так, что из горла вырвался рык, успело переменить выражение гнева, удивления, смеха, пока наконец, не высветилась яростная ухмылка.
Встреча со стеной знаменовалась не только дрожью, раскатившейся по земле и треснувшей, и осыпавшей противников пылью черепицей. Одинсон, ребра которого приняли на себя двойной вес, крякнул, размалывая между зубов ядреную брань - и прошипел, таким тоном, каким младший брат доводил его подчас до белого каления:
- Вот так сразу? Нет, милый, сперва женись.

За этим последовал удар. Тор не стал мучаться с выбором или изощряться: со всей дури, какая была в нем заложена яростной кровью, юной спесью, знанием, что он - принц Асгарда и никто не смеет победить его в схватке, он просто врезался лбом, не защищенным даже цирклетом или повязкой, в переносицу противника, прямо между бровей.
Примерно через тысячу лет спустя такой удар сбил с ног и отшвырнул кубарем Тони Старка в костюме Железного человека.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

18

План Страйфа оправдал себя практически полностью. Противник не увернулся. Не успел или не захотел – этого мутант понять не смог. Если судить по увиденному ранее - вполне мог и не пожелать уходить с пути устремившегося вперед врага. Интересно, этот парень вообще умеет отступать?

Должно быть, со стороны произошедшее являло из себя удивительное зрелище. Полтора центнера Несущего Хаос, разогнанные силой его мысленной энергии, превратились в окутанный голубоватым сиянием серебряный таран. Мутант снес противника, в стороны брызнули щепки вековых ворот, треском отозвались камни стены величественного древнего здания. Глухо задребезжал массивный колокол на башне. Рядом лежали тела тех, кто был недостаточно расторопен, чтобы убраться с пути. Некоторые из них уже не поднимутся. Крики людей словно преследовали сражавшихся титанов.
Несчастные запомнят сегодняшний день.

От удара о стену Страйфу показалось, что из него разом выбились весь воздух. Но он был готов. Он поднял взгляд на своего противника, ожидая стремительного ответного хода, ища уже знакомую усмешку.
- Чуточку ненавязчивых прикосновений и сразу свадьба? Что за суровые в этом времени нравы!

А затем весь мир вспыхнул теми самыми знаменитыми звездами, которые вроде как должны вылетать из глаз. Страйфу даже показалось, что он их сумел увидеть.
Удар пришёлся точно в цель. Мутант даже не успел попытаться ухватиться за противника или как-то защититься. Закованного в металл воина отшвырнуло назад шага на три, и он безо всякого изящества проехал ещё несколько метров на своём многострадальном плаще. В ушах весело звенело, словно на голове был надет не надежный и верный шлем, а простое железное ведро. Несущий Хаос сначала приподнялся на локте, затем подтянул ноги и сел на корточки, несколько раз тряхнув головой.
Юноша с молотом мог собой годиться.

Страйф поднял слегка обалдевший взгляд, а затем нахмурился. Краем глаза он заметил пытавшегося укрыться за бочками монаха, который попутно возносил мотивы, наверное, всем богам на свете. И вспомнил зачем они сюда пришли. Легкого касания мыслей несчастного человека хватило, чтобы понять – в здании монастыря копья нет.
Оно под ним.     
Монах недвусмысленно проклинал древнюю находку, виня её в пришествии демонов.

Несущий Хаос перевел взгляд на противника и улыбнулся. Хищной, довольной ухмылкой. А затем, не вставая на ноги, ударил. Но не во врага, а вниз, в землю, словно вонзив гигантский бур из пылающей энергии прямо между двумя титаническими врагами. Земля взревела и с грохотом пробитого каменного потолка начала обваливаться вниз, в катакомбы.

+2

19

Тор и сам ухмылялся, встряхивая головой и пытаясь очнуться от столкновения и удара. Схватка становится яростней, и уже не имеет значения ни ее причина, ни гнев отца. Главное - он встретил равного, того, с кем нет нужды умерять свои силы. Не подобные ли ему пируют и бьются в чертогах Вальхаллы, каждое утро перерождаясь вновь до новых сражений? Не к ним ли желали и жаждали присоединиться и смертные во всех Девяти мирах, и сыновья самого Всеотца?
О, зал с золотой кровлей, крытой щитами, подпирающий копьями небесный свод! Быть может, сегодня ты примешь меня? Я иду!

... Но честолюбивые, страстные мечты - так не желают ни золота, ни земель, ни власти, ни даже объятий дев! - были прерваны неожиданно странным, возмутительным поступком противника. Земля под ногами дрогнула и обвалилась, утягивая в черный водоворот.
Вниз, в темноту, прочь от солнца, в объятия Хель!

Может быть, Громовержец успел бы вскинуть молот, призвать его силы, и выскользнуть из ловушки - но сверху на него, теряя опору, рухнула и без того еле державшаяся стена, а за ней - две колонны, сложившиеся крест накрест, упавшие прямо на обнаженную голову.
Если Несущий хаос успел увидеть луну и звезды, то на его соперника обрушилась самая настоящая темнота.

Впрочем, ненадолго. Озверевший от ярости, ослепший, с залепленными влажной землей глазами, юноша попытался вскочить на ноги, чтоб тут же упасть, поскользнувшись, и съехав вниз на заднице, словно с горки. Комья глины и мелкий песок набились в рот; Тор закашлялся, отплевываясь и бранясь,- а затем резко вскинулся, пытаясь понять, наконец, что происходит.
И ухмыльнулся, поняв, что та сила, что источает противник, сейчас сослужила ему дурную службу. Голубой свет вокруг делал того видимым даже во тьме, в то время как самого Тора едва ли можно было различить, вздумай он затеряться среди теней.
До Хельхейма они, разумеется, не долетели. Вокруг, сколько хватало глаз, видны были лишь каменные стены подземелья, ходы и выходы, ведшие в неизвестность. За ними, сокрытое, все еще таилось сокровище, за которым оба явились сюда. Что ж, раз оно так нужно противнику - пусть ведет. А после еще поглядим, кому оно достанется!
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

20

Результат превзошёл ожидания. Хотя Страйф вряд ли ожидал чего-либо конкретного. С того момента, как на поле боя вышел златовласый юноша с удивительной силой, суть которой Несущий Хаос не осознал до сих пор, мутант более не полагался на холодный расчет и ожидания. Все его планы пошли прахом в тот миг, как варвары с севера пришли за тем же, за чем и он – за копьём.
Испытывал ли он по этому поводу сожаление? Досаду?
Нет, подобные чувства утратили всякую власть. Ярость битвы, что не знала расчета и прочих математик, горячила кровь и не оставляла места для сомнений и сожалений.

А потому, когда земля под ногами стала проваливаться вниз, Страйф не думал о том, чего именно он пытался добиться, не о ювелирной точности и четко спланированном результате. Он бил с душой и от души, глядя только на своего противника, на воина, не дрогнувшего под напором сокрушающей мощи Несущего Хаос. Расширяющийся пролом добрался до стены, многовековая конструкция дрогнула и с глухим рокотом поддалась, теряя устойчивость. Следом за стеной в провал обрушились две ближайшие к стене колонны, заваливаясь одна на другую. Мутант рефлекторно прикрыл глаза рукой и выставил щит. Земля ушла из-под ног и оба воина, вместе с падающей на них массой крупного камня, провалились во тьму древних катакомб.
День превратился в ночь, грохот болезненно отдавался в ушах, а затем что-то с силой ударило его в спину. Очевидно, пол. Даже у самой глубокой и темной ямы всегда было дно. А монастырские катакомбы такой уж бесконечной глубиной вовсе и не отличались.

Полежав несколько секунд, Несущий Хаос повертел головой и пошевелил руками и ногами, убеждаясь, что всё по-прежнему на месте и крепятся куда задумано природой. А затем коротко взрыкнул и направил энергию в свой щит, заставив его стремительно расширяться, превращая его в подобие ударной волны. Щит бодро расшвырял весь мусор, в который обратилась древняя каменная кладка, освобождая закованного в броню мутанта.
Страйф поднялся на ноги и посмотрел на пролом в потолке, через который лился дневной свет, и которого всё же было категорически мало, чтобы осветить глубокие тоннели.

Не обнаружив рядом агрессивно настроенного противника, Несущий Хаос рванул в ближайший тоннель. В конце концов, он пришёл сюда не сражаться. Память укрывшегося за бочками монаха была чертовски хорошим подспорьем в поисках.
И прежде чем войти в длинный зал с относительно высоким по меркам тоннелей, само собой, потолком, Страйф остановился и обернулся. Его противник не сдастся. Само собой, нет. И мутант ждал его. Ждал, но не собирался останавливаться.
Массивная дверь разлетелась фонтаном щепок, закованная в серебряную броню нога ступила на покрытый пылью пол.
По краям у стен красовались вещи, предназначения которых Несущий Хаос не знал, да и, наверное, не мог знать, описав их про себя их одним словом - святыни. А в конце зала на каменном постаменте безо всяких излишеств лежала причина обрушившихся на это небольшое поселение несчастий.
Блестящее копьё отражало блики прикрепленных к стене факелов.
Страйф сощурился и поджал губы.

Псимитар.

+2

21

Сама любезность.
Нет, правда, очень любезно со стороны противника было не просто послужить путеводной лампадой, но еще и убрать с дороги грязь, чтобы Громовержец мог не марать стопы, направляясь за сокровищем, которое - сомнений не могло быть - достанется в итоге ему. Отец будет доволен, особливо когда узнает, что добыть его пришлось не у десятка испуганных бондов и , но в бою с могучим и хитроумным противником.
Скальды сложат еще одну песнь.
Троица будет завидовать, а прекрасная леди Сиф, как обычно, фыркнет.
Братец же и вовсе зубы по плечи сотрет.
Словом, все очень удачно складывается.
Правда, незнакомец так и не назвал ему своего имени, и неясно кого поминать в качестве еще одного, побежденного сыном Одина... но в конце концов имя всегда можно придумать.

... Притаившись за колонной, юноша с усмешкой выслеживал, как самоуверенно, самонадеянно движется Безымянный к своей цели. Поистине лгали из зависти все, утверждавшие, что Тор Одинсон не может быть незаметным, если захочет. Хотя как раз сейчас-то необходимости скрываться и не было. Незнакомец наверняка ждет его, и наверняка готов к последней битве, а, может, и припас для нее парочку сюрпризов.
Хотя - какая разница?

Богатства чуждого бога не заинтересовали его. Какие-то ларцы и картины, изображавшие седовласых старцев с нимбом вкруг головы - вроде того, что украшал изображение самого Тора на расписном потолке Чертога радости. Пожалуй, единственное изображение царской четы и братьев.
Асы предпочитали видеть своих царей и воителей запечатленными в золоте.

А вот копье, грани которого сверкали мерцающем свете факелов, словно драгоценные камни. Копье, что пожелал иметь сам Всеотец Один! Как скупо оно было украшено в сравнении с остальными сокровищами подвала; сколь неуместным казалось среди чаш и потиров, среди окованых золотом фолиантов и шитых жемчугами одежд! Но как жестоко ошиблись бы те, кто польстился на эту роскошь! Быть может, это даже было сделано нарочно, чтобы за лживым блеском укрыть главное сокровище, сберегаемое в темных подвалах - его, чья мощь наверняка не была известна последователем распятого божества до конца.

Впрочем противника, как и его, лживый и сладкий голос не обольщал, и не заставлял медлить. Сомнений в том, что через пару шагов тот окажется возле оружия и завладеет им, обретя преимущество, не было. И Тор рассмеялся, зная наперед, что это пуще всяких преград задержит противника; засмеялся, а затем сделал шаг навстречу дрожащему свету факелов, позволяя увидеть себя.
- Кажется, я сказал: это принадлежит моему отцу.

Яркая молния вырвалась из его молота и в мгновение ока промчавшись по потолку, заметалась вокруг оружия, ударяя в него, оплетая древко и наконечник сверкающим коконом. А затем наследник взмахнул рукой, держащей молот - и она, подхватив оружие, словно хлыст, повлекла его мимо Безымянного, прямо в руки смеющемуся божеству.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

22

Несущий Хаос медленно шел через наполненный реликвиями подземный зал. Возможно, ему стоило поспешить. Он опережал врага на мгновения, и эти мгновения сейчас таяли совершенно зря.
И всё же он не торопился. Ждал ловушек? Вряд ли, это был склад или место поклонения, человеку, который далек как от этого времени, так и от религии в частности, понять очень сложно. Если ловушки и поджидали излишне резвых грабителей, то где-то в коридорах. Но, судя по всему, их просто не было.

Мутант бросал любопытствующие взгляды в стороны расположенных вдоль стен предметов, их было много, но недостаточно, чтобы превратить этот зал в сверкающую сокровищницу. Какие-то коробки с одна тьма знает каким содержимым. Картины. Порой весьма красивые, а порой достаточно нелепые. Что на них было изображено? Исторические события или чей-то вымысел? Очень много книг, но вряд ли содержимое хоть одной их представляло ценность для путешественника во времени. Попалось несколько клинков, но они не вызвали даже мимолетного интереса.

До постамента с копьём оставалось шагов пять, когда сзади раздался знакомый смех. Страйф остановился, так и не сделав следующий шаг. Мутант чуть сощурился, его губы тронула легкая улыбка. Странная реакция на противника, но, именем тёмного владыки, у этого юного викинга был стиль.
Кажется, или варлорд из будущего восхищался своим врагом?

Псионик всё ещё не двигался, когда рассеивая искры, молния оплела копьё, облекая то сверкающим коконом, и перенесла оружие в руки юного воителя. Только теперь Страйф обернулся.
- Кажется, я сказал: Псимитар принадлежит мне!

Полные уверенности слова сорвались с губ мутанта, а через миг тот прыгнул с удивительной для огромной бронированной фигуры кошачьей грацией, в миг оказавшись на расстоянии удара. Но атаки не последовало. Несущий Хаос взглянул в глаза своему противнику, и закованная в сверкающие доспехи ладонь сомкнулась на металлическом древке копья. Долю мгновения ничего не происходило, а затем от ладони мутанта прямо по древку копья начала расползаться синеватое сияние. Лезвие вспыхнуло голубым огнем.
Псимитар беззастенчиво поглощал направленную в него псионическую энергию.
Страйф ухмыльнулся уголком рта. Его левый глаз сверкнул в полумраке зеленоватым светом.

Отредактировано Stryfe (2019-02-16 14:56:50)

+2

23

Мальчишка, каким был Громовержец еще вчера, немедленно дернул бы оружие на себя.
Воин, Защитник Асгарда, кем он был сегодня - исполненный мощи, отважный, бесшабашный сын Одина, наследниц царства Асгардского, златоволосый бог - даже не пошевелился. Лишь только вздернул бровь, вдруг вспомнив, как вел себя в драках его младший брат.
Бесило неимоверно.
Когда тот вдруг прекращал схватку и расслаблялся, воззрившись на него с этим наглым, выжидающим выраженьем лица. Вот, мол, я, и что ты теперь будешь делать?
В такие мгновения, как никогда, хотелось размазать по острым скулам смазливую физиономию. И не только ему одному - а значит, на противника это должно было действовать так же.

Вот только сейчас эти мимические упражнения едва не заставили его пропустить начало большой беды. Не было необходимости быть ни магом, ни специалистом в заклятом оружии, чтобы понять: от прикосновение незнакомца Копье странным образом ожило, откликаясь, как отзывался Мьёльнир, послушный только его руке.
Как живое существо, оно готово было, оно желало слиться со своим господином, пульсировало, отдавая ему свои силы, и принимая, питаясь силами от него.
Это было плохо. Очень плохо.

Пальцы юноши крепче сжали оружие - и свое, и чужое. Литая бронза мускулов напряглась под кожей, натянулись сухожилия, яснее выступил витиеватый узор вен. Выставив локоть, Тор рванул копье к себе, скаля зубы в ухмылке.
А потом так же резко, как ударил головой в первый раз, толкнул само оружие, метя рукояткой под подбородок врага, в место, не прикрытое доспехом.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

24

Как бы поступил неискушенный в боях человек, если бы копьё, которое он держал в руках неожиданно начало светиться по одной тьме известным причинам? Наверное, выпустил бы из рук непонятное оружие, стараясь обезопасить себя. Или же наоборот схватился покрепче, намереваясь доказать самому себе и окружающим, что всё ещё контролирует ситуацию вопреки всяким спецэффектам.

Но золотоволосый юноша был выше столь приземленных реакций даже на непредвиденные ситуации. И пусть на доли секунды стало ясно, что молодой воин был не готов к тому, что копьё отзовется на прикосновение Несущего Хаос, это ничуть не умерило его пыл.
Он пришёл сюда побеждать. Не удивляться, не торговаться, не отступать. Только побеждать. Парень рванул копьё на себя, но вовсе не пытаясь вырвать оружие из рук противника. Он использовал оружие по его непосредственному назначению – чтобы сражаться. И получилось весьма недурно. Рука Страйфа, всё ещё крепко державшая сияющее древко не мешала маневру молодого воина, но всё же давала какие-никакие шансы на вмешательство со стороны мутанта. Больше на рефлексе, чем сознательно, Страйф надавил на древко, немного отклоняя его от изначальной траектории, в тоже время поворачиваясь к врагу боком, пропуская удар копья, который он не смог бы заблокировать, над своим плечом. Лезвие прошло буквально в сантиметре от подбородка путешественника из будущего.

Не самые приятные ощущения. Не то чтобы его, Страйфа, никогда не ранили Псимитаром, причем, что самое обидное, его собственным, но это был опыт, который он никак не хотел повторять. Кейбл дивно ловко управлялся с этим оружием даже не прибегая к псионике.

- Ты хоть знаешь, что это за оружие? Откуда оно родом? Для чего было создано?
Голубоватое сияние от древка стало распространяться на бронированную перчатку Несущего Хаос. Созданный в далеком тридцать восьмом веке, чтобы фокусировать, усиливать и направлять энергию мутантов-псиоников, Псимитар был словно продолжением его руки, ощущаясь в разуме бодрящей прохладой в жаркий день.

И Страйф решил попробовать перехватить инициативу. Не выпуская из руки копья, мутант продолжил поворачиваться, теперь уже оказавшись спиной к противнику и держа копьё над плечом. А затем резким рывком потянул копьё вперед и вниз, пытаясь перекинуть молодого воина вперед, через себя, если тот не выпустит из руки желанное для них обоих оружие.

Отредактировано Stryfe (2019-02-18 15:41:34)

+2

25

В ответ ему послышалось рычание. Не то, коим балуются шкодливые щенки, желая напугать партнера по играм; не то, что издает мускулистый, с обнаженной грудью и развевающимся плащом воин, каких изображают на гобеленах в Мидгарде. Натужное, с каплями кипящей во тру слюны, на сей раз оно говорило о том, что потеха закончилась и двое: один с волосами цвета серебра, второй - цвета золота, сошлись локоть к локтю, не желая уступить.
Подземелье в мгновение ока пронзил, пропитал запах гнева и пота, тот острый запах, который ни с чем невозможно спутать.

Противники были примерно одного роста, и даже примерно одного веса, хотя на вид ширококостный, массивный, да еще закованный в тяжелые доспехи воин из будущего во много раз превосходил своего врага. Вот только с асами он, похоже, не сталкивался.
Вместо того, чтоб начать сопротивляться, тянуть его назад, Тор резко прыгнул вперед, всем весом падая на противника сверху, прибивая того к земле, перенося вес тому на загривок, чтобы тот потерял равновесие и клюнул вперед, теряя опору. Обнаженная рука стремительно обвилась вокруг мощной шеи, а ноги обхватили бедра.
Играл в детстве в "коняжки"? Не хочешь - научим.

С копьем он при этом расстался лишь на мгновение - но, стоило ему оседлать соперника, выброшенная вперед левая рука снова плотно перехватила металл древка, мешая опереться на него, и увлекая в суматошное круговое падение.

Шип на стальном плече глубоко впился в его кожу, и по святилищу разлился новый, ни на что не похожий запах крови.

[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

26

Наверное, где-то здесь очень напрашивались размышления неоднозначности реальности и ожиданий, о том, как быстро меняются события и обстоятельства.
Только что оба воина сражались в недосягаемой небесной выси, обрушивая друг на друга разряды молний и телекинетические удары, будучи богами в глазах собравшихся снизу людей. Как пришедших издалека викингов, так и местных поселенцев.

Поэтому, наверное, Страйф ждал чего-то другого. Что он всё-таки сможет перекинуть противника через себя и вырвать из руки молодого бойца псимитар? Или что катакомбы содрогнутся от очередного громового разряда? А вот то, что противник, лишь немного уступавший ему в весе и практически не уступавший в росте, воспользуется заданным мутантом направлением несколько иначе – нет, не ожидал. И, не справившись с резко сместившимся центром тяжести, признал победу гравитации.
Как там было в старом анекдоте?
«А потом пол поднялся и ударил меня по лицу».
Эта фраза лучше всего описывала то, что ощутил Страйф при приземлении. В стороны испуганно метнулись облачка густой пыли. Несущий Хаос мог гордиться только тем, что даже в такой неловкой ситуации копья он не выпустил и теперь старался прижать ставшее предметом конфликта оружие к полу.
Да, это крайне слабо походило на битву богов.       

Страйф чуть приподнялся и бросил через плечо хищный взгляд, в котором горел интерес пополам с хитростью.
- Зачем тебе оружие, выкованное в далеком будущем и предназначенное для тех, кто способен использовать для битвы силу собственного разума?
Несущий Хаос приподнялся на локтях и чуть подтянул колени. Больше всего он напоминал сейчас сжатую пружину, готовую развернуться в любой момент.
- И к слову, - с губ сорвалась хриплая усмешка: даже через броню у молодого воина получилось сжимать шею мутанта, - удовлетвори любопытство. Кто ты?
И имел в виду Страйф вовсе не имя.

+2

27

Приземление доставило пару несладких моментов не только одноглазому. Если встреча с каменным полом, на котором в буквальном смысле осела пыль веков, была неприятной, но не кровавой, то подбородок аса, сидевшего на нем едва не верхом, врезался в край стального наплечника, украсившись багровой полосой и заставив того громко щелкнуть зубами.
Как говорится в другом анегдоте:  если бы мозги были, было бы сотрясение.
Боль, белесой вспышкой мелькнувшая в его глазах, лишь разозлила юношу. И неожиданно отрезвила, заставив насмешливо фыркнуть противнику в ухо, когда он понял, в какой позе они лежат на полу. Увидели бы - насмешек не оберешься.
Впрочем, отпускать противника он не торопился.
И отвечать на вопросы тоже. Потому что это было обидно! Откуда, Бездна побери, выискался этот невежда, что даже не слыхал о боге грома? И он, что, намекает, что Тор, сын Одина, не способен применить в бою разум?

Потому ответ на вопрос, заданный противником, был краток.
- Отец разберется. Скажи-ка лучше: сдаешься?- щуря глаза, начиная смеяться от все еще звенящей в корнях зубов боли. А потом неожиданно выпустил и копье, и шею незнакомца и откатился прочь, вытянувшись на полу и потирая подбородок.

- Вот, значит, что оно делает. Магия,- последнее слово сорвалось с губ едва ли не с презрением. По всему было видно, что юношу не почитает эту столь древнюю науку, и относится к ее использованию мужчиной, как к чему-то... чему-то... компрометирующему.
- То что ты делал, тоже была магия?- окруженный первой щетиной рот начал наполняться, затем прозвучало почти огорченное "Пфф!".- Мой младший брат тоже умеет колдовать; вечно торчит над склянками и заклинаниями, словно дева!
Копна взлохмаченных золотых волос дрогнула, когда юноша покачал головой. На сей раз, в глазах, глядящих на соперника, отражалась почти мальчишеская обида и разочарование. Юноша сел, поджимая ноги, как если бы выражая нежелание продолжать схватку, в которой использовано колдовство.
- Зачем магия такому как ты?
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

28

- Ни за что!
Пусть их титаническая битва каким-то образом переросла в валяние в пыли, и если бы их заметил кто-то со стороны, то, вполне вероятно происходящее ещё бы и пришлось срочно объяснять, но боевого задора Несущий Хаос точно не утратил.
И, само собой, сдаваться он не собирался. Ему всегда не хватало тормозов. Отчетливо ощущая немалый вес своего противника на плечах и шее, мутант всё же не ощущал себя в ловушке. Не до конца. Но думать, как же всё-таки избавляться от столь бойкой помехи ему не пришлось. Юноша неожиданно отпустил свою бронированную добычу и откатился в сторону. Похоже, слова псионика все же нашли отклик.

Страйф медленно приподнялся, упираясь на руку и колено, бросил взгляд на своего противника и как-то хитро усмехнулся. А затем сел прямо на запыленный пол, положив копьё рядом с собой. Он не собирался прижимать добычу к себе или пытаться убегать с ней.

- Это не магия. Это… - Как объяснить человеку из десятого столетия изменения в днк? Мутации? Ген-Х? Будет похоже на бред безумца.
- Это сила, данная от рождения. Сейчас, в этом времени, подобное большая редкость. Но там, откуда пришёл я - этим сложно кого-то удивить.
Страйф чуть отвел взгляд, предаваясь воспоминаниям. Сколько дискуссий, сколько противоречий вызовет в двадцать первом веке вопрос мутантов.
- Мне не нужны ни склянки, ни заклинания. Так же как возможность видеть или слышать, это сила часть меня. Я способен силу своего разума превращать в энергию. Именно это ты видел.

Зачем он так подробно всё это описывал? Неужели его тоже зацепило обвинение в использовании магии? Или же он пытался найти контакт с этим удивительным воином?
- Это копье… – Страйф провел рукой по металлическому древку. – …создавалось, чтобы помочь лучше управлять подобной силой.
Страйф замолчал и хитро глянул на молодого человека.
- Магия мне не нужна. Мне достаточно того, что дала природа.

+2

29

О, если бы здесь был тонкопалый, с вечно вытянутой физиономией Локи (ни дать, ни взять, проглотил вяжущий плод, проглотить нельзя, а выплюнуть царское достоинство не позволяет), он бы, конечно, сейчас вскинул бровь и с неподражаемым выражением, за которое хотелось его убить, поинтересовался: "Силу чего?". Конечно, таким как они, не сравниться с заучками в умении строить высокомерные рожи и с важным видом перелистывать книги, переплетенные в человеческую кожу. Зато они могут другое: искренне восхититься соперником и пожать ему руку, не пряча в кармане нож или яд.
Маги - никогда.

Мъёльнир, послушный движенью хозяина, тут же оказался у него в руке. И на всякий случай брызнул в сторону одноглазого воина искрами, чтобы не вздумал схватиться за оружие и атаковать простодушного юнца, свято верящего, что братство сильных - не пустой звук.
Глаза Тора блеснули лукавством. С важностью продемонстрировав Молот богов, он опустил его тяжелой головой в каменный пол.
- То же самое. Так мой отец говорит. Он не дает своих сил, он лишь помогает собрать и направить то, что дано тебе самому. Может, и твое копье выковано карликами на Нифльхейме? Коли так, оно является неделимой собственностью Асгарда,- проговорил он, слегка пожимая плечом, мол, за что купил, за то продаю.
Про то, что клан Модсогнира приторговывает своими поделками из-под полы на все Девять миров, и, как говорят, даже за их окрестности, он в этот раз предпочел забыть.
- Хочешь - попробуй поднять.

Голубые глаза играли с трудом сдерживаемым смехом. Ему самому удалось поднять Мьёльнир далеко не с первого раза, после многих бесплодных попыток и многих ночей, проведенных в слезах от горькой обиды. Вдвойне горькой, потому что братец не упускал случая проехаться по больному острым языком. Но Одинсон простил его; да он весь мир готов был простить в тот момент, когда в первый раз ощутил напряженными мышцами, рукою, всем телом, всем собой! что неподвижная тяжесть зачарованного оружия в первый раз дрогнула и поколебалась.

Он не собирался зло издеваться или подщучивать над своим противником - нет. Просто... просто вдруг, на мгновение, на одну, самую краткую, секунду его точно так же вдруг охватил страх, что молот теперь посчитает достойным другого.
Сердце забилось где-то в горле, а смех в глазах сменился тревогой. Почти темнотой. И напряженным, пытливым, обжигающим ожиданием: а вдруг, неужели, все-таки сможет.
И Тор не был бы Тором, если бы стал продлевать неизвестность.

- Давай. Попробуй.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/be/38/14383.png[/icon]

+2

30

Страйф не мог хвастаться каким-то особенно ярким опытом общения с магией, хоть и знал о её существовании не понаслышке. Восторга по поводу магии он не испытывал, но и какого-то негатива – тоже. Чего стоило для человека развить в себе подобные способности, какую цену приходилось платить за невероятные способности, он не знал.
Зато прекрасно знал, что и у магов, и у мутантов, и у простых людей кровь одинаково алая. 

Несущий Хаос медленно поднялся на ноги вместе со своим противником, с интересом взглянул на вырвавшийся из оружия того сноп искр. Но не дернулся, не попытался атаковать или стать в защиту, давая понять, что наблюдает, не теряет ни бдительности, ни головы. Тем более, что оружие противника вызывало у него недвусмысленный интерес.
Страйф перевел взгляд на копьё.
- Нет, псимитар был выкован людьми. Чрезвычайно талантливыми людьми, которым это стоило немалых усилий. Но они были крайне настойчивы в достижении своей цели.
А затем вновь посмотрел на молот, что теперь стоял на каменном полу рукоятью вверх и усмехнулся.

Это был интересный вызов.
Страйф разжал руку, которой держал копьё, оставив своё оружие парить в воздухе, удерживаемой только его телекинезом, а затем подошёл к молоту. Не чтобы его привлекали всякие соревнования, но не воспользоваться возможностью поближе познакомиться с удивительным оружием, эффективность которого молодой воин сравнил с описанным принципом действия псимитара, было бы просто глупо.
Мутант присел на одно колено и внимательнее взглянул на чужой молот. Красивое оружие. Без излишеств, явно создавалось для боя, а не для парада. Молот не создавал впечатления массивного или тяжелого, тем более было непонятно предложение именно поднять его.

Но, судя по веселому и хитрому взгляду юноши, всё не так просто. Но в чем именно заключался подвох, просто глядя на оружие, мутант понять не мог.
Молот и молот.
Чуть дернув плечами и приготовив себя к любым неожиданностям, Страйф схватил рукоять и потянул оружие вверх.
Нет, кажется, он всё же не ко всему приготовился.
Молот не поддался. От слова совсем.
В глазах Несущего Хаос отразилось глубокое удивление. Он был бы куда меньше шокирован, если бы его просто приложило хорошим электрическим разрядом. Оружие, генетически завязанное на конкретного человека, совсем не редкость. А вот неподъемное – уже сюрприз. Тем более, Страйф физически слабым уж точно не был. Даже по простым человеческим меркам он обладал крайне впечатляющей физической формой, а благодаря генетическим модификациям Апокалипсиса его показатели значительно превышали человеческие. А ещё был телекинез. Голубое сияние охватило руку псионика, который уже из любопытства прикладывал к рукоятке все имеющиеся у него силы.
И всё же нет. Треклятый молот даже не шевельнулся.
Страйф зашипел, разжимая перенапряженные мышцы, и выпрямился, разминая руку.

- Впечатляет!
Занятно, но вопросов только стало больше.
- Твоё оружие способно изменять свой вес?
Даже если да, то это должны быть какие-то невероятные колебания, тем более, что Страйф видел, что молодой воин машет своим молотом как ни в чем не бывало.
- Или его механизм защиты заключается в чем-то ином?
Как, побери Тьма, можно сделать небольшой молот настолько тяжелым?

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [VIII век] Сага о копье


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно