ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [08.03.2017] Точки соприкосновения


[08.03.2017] Точки соприкосновения

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Точки соприкосновения
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://66.media.tumblr.com/423077f745f53287c9fa48af01b1e4d8/tumblr_o207vupiBv1swgo7bo1_500.gif
Картер | Ксавьеhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Пегги наслышана, во Чарльз Ксавье строит новую школу, а еще она считает, что сейчас не помешает поддержка мутантов, ну и надо бы все-таки предупредить, что тут скруллы по округе бегают.
А так, говорят, у профессора чай вкусный.

ВРЕМЯ
день

МЕСТО
Сан-Франциско

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
беседы пенсионеров

+2

2

Сан-Франциско разительно отличался от Нью-Йорка. От этого города исходило более легкое ощущение, что ли, от архитектуры в более светлых тонах, резной и живой, совсем не те каменные джунгли, к которым привыкла Пегги. Нью-Йорк напоминал ей Лондон в чем-то, а вот на что был похож Сан-Франциско, Пегги не могла понять.

Из Большого Яблока было хорошо выбраться. Вовремя. Перевести дыхание, побеседовать о жизни, заключить новые договоренности, при этом желательно было не прилипать к стенам, потолкам, всему подряд. Времени для тренировок было маловато, но Пегги надеялась, что не выставит себя смешной, хотя это даже меньшая проблема, чем прилипнуть и не отлипнуть.
Чарльз Ксавье был примечательной личностью. Основатель школы для одаренных детей, альтернативно одаренных, как бы стоило сказать, не в худшем смысле этого слова, борец за права мутантов и идеалист. Последнее в досье Чарльза было подчеркнуто двумя жирными линиями, видимо, стоило обратить внимание на подобную характеристику.

Идеалисты были продуктом прошлого, впрочем, Чарльз Ксавье был совсем не мальчиком. Ненамного младше самой Пегги, проживший достаточно в этом мире, видевший слишком много для спокойного сна. Не удивительно, что он хотел мира в мире, но Пегги, увы, все же была реалисткой, добиться подобного будет не просто, хорошо, если вообще возможно. И все же, Пегги стремилась наладить сейчас все возможные отношения с теми, кто находился на этой земле, и с мутантами в том числе. Действие Акта было то ли приостановлено, то ли аннулировано, никто из чиновников не мог точно сказать, чем ужасно бесили Картер, но так или иначе, сейчас мутанты не преследовались в общественном порядке, а уж частные проблемы - это другой разговор. И все же, никто не гарантировал обладателям икс-гена, что они будут защищены, что они имеют одинаковые права с людьми, и это на самом деле паршиво.

- Тут красиво, - замечает Пегги, чуть повернув голову, чтобы оценить приближающегося профессора.
Место встречи выбирал он. Скамейка, откуда открывался красивый вид на залив и мост Золотые ворота. Последний был в окружении белых облачков и ярком сиянии солнечного дня, выглядя весьма мило. Такая картина настраивала на позитивный лад, а отсутствие домов, мебели и посуды, которые могли подвергнуться, чисто случайно, разрушительным приобретенным способностям Пегги, тут не наблюдалось и слава богу.
- Не поверите, но за то время, которое я прожила в Штатах, я бывала далеко не во многих городах, - Пегги улыбается собственному признанию. - Вот и в Сан-Франциско впервые, хотя в Лос-Анджелесе мне пришлось провести несколько забавных недель, но было это очень давно. Хорошее место вы выбрали для новой школы, профессор. Но почему? Надоела серость Нью-Йорка? Или надеетесь, что на новом месте будет лучше?
Но люди. Все дело исключительно в людях. Тут должно повезти с соседями, а иначе ничего не выйдет, и новое начало снова превратится в пшик.

+1

3

С последним директором Щ.И.Т.а Чарльз знаком не было, слышал о ней очень многое, но доподлинной истории не знал, и, наверное, не очень хотел знать. Пегги Картер, женщина легенда Второй Мировой, феминистка, одна из немногих, кто действительно мог бы оценить и мир во всем мире и равноправие.

Он чуть опаздывал на встречу, не специально, но городские пробки никто не отменял, а ему не хотелось бежать и быть запыхавшимся мальчишкой в ее глазах. Вид открывался замечательный, мост был на месте, как когда-то, как символ того, что в мире может поменяться очень многое, но не остовы, которые делали его таким прекрасным.

- Добрый день, мисс Картер. Тут действительно чуть больше воздуха, чем в Нью Йорке, пожалуй, одна из причин, почему я решил вернуться сюда. – Он устроился рядом на скамейке, два человека, которые пришли любоваться видом.

Кто мог бы сказать, что это по-своему два вершителя мира, каждый по роду своей деятельности и политик, и ученый, и командир группы. Каждый из них повидал и прошел через многое, чтобы любоваться мостом в тишине.

- А вторая причина, события, которые связывают нас всех с этим городом. – Чарльз невесело усмехнулся и показал в сторону моста. – Знаете ли, мне свойственна некоторая ностальгия, когда дело касается моих близких друзей. А здесь всего так много, что не перечесть.

К тому же именно Сан-Франциско стал для Чарльза второй отправной точкой в его деятельности, здесь он предпочитал задерживаться и оставаться в библиотеках по вечерам. Здесь он хотел бы проводить время в парках, с газетой наперевес и спокойствием, которого в Нью Йорке не доставало. К тому же, здесь не было Мстителей. И хоть он и не поддерживал радикалов и их лозунги «Долой супергероев, они причина нашей смерти», все-таки он обладал достаточным умом, чтобы понимать, что неспроста вся бурная деятельность инопланетных захватчиков и прочих злодеев сосредоточена в том городе.

Слишком много героев на квадратный метр всегда влекут к себе последствия, хотят они того или нет.

- Не думаю, что мои причины хоть сколько-нибудь значимы, полагаю, что у вас есть и другие вопросы, которые вы хотели бы со мной обсудить. – Чарльз не читал мысли людей, пока не было конкретной опасности, это было негласным кодексом, который гласил что ему требуется разрешение на то, чтобы быть в чужой голове. Но, он знал, что директор такой организации вряд ли путешествует просто так.

Он надеялся только на то, что в отличии от Фьюри, Картер сможет посвятить его в свои планы, хотя бы приблизительные, хотя бы относительно мутантов, чтобы потом все не оказалось в критическом состоянии, когда планы у них ожидаемо не совпадут.

+1

4

О том, что произошло в Сан-Франциско несколько лет назад, Пегги тоже читала. Во всех возможных подробностях, которые накопал ЩИТ.
- Поразительно, мост они все же отстроили, а вот тюрьму так и оставили в том состоянии, впрочем, она все равно уже давно не работает.
ЩИТ тогда почему-то остался в стороне от событий, но именно с тех пор и началось бесконечное противостояние людей с мутантами. И первые и вторые боялись за свои жизни, но никто не думал о компромиссе и возможностях, которые стоило бы обговорить для дальнейшего проживания. Планету можно было поделить, но люди, по природе своей, ужасные эгоисты, а мутанты не могли себе отыскать нигде место.
- Кажется, вы тогда умерли.
Немного нетактичное замечание, но это не было тайной. Чарльз Ксавье умер, Чарльз Ксавье жив.
- Впрочем, я тоже.

Есть в этом нечто фееричное, сидят на лавочке два покойника и мирно ведут беседу, глядя на Золотые ворота, думая о вечном. Если Пегги доживет до второй пенсии, она купит домик в Сан-Франциско и переедет сюда жить. Наверное.
- На самом деле, я долго думала, стоит ли мне беспокоить вас этой встречей, но потом пришла к выводу, что да, стоит. Мир меняется не в лучшую сторону, и хотя действие Акта было отменено, всегда есть риск, что как только наше правительство найдет свободную минутку, чтобы испугаться, оно обязательно озаботиться судьбой мутантов, не в самом лучше смысле слова. Я до сих пор считаю, что подобное решение нарушало права мутантов, но понимаю причины такого. Люди вас боятся потому, что вы можете слишком многое. Ваша школа примечательна тем, что вы не просто учите пользоваться своими способностями, вы воспитываете новые поколения, которые готовы принимать определенные условия жизни. Но порой этого недостаточно, учитывая, что вам постоянно кто-то мешает. Мне бы хотелось все же поддержать вас в определенной степени, Чарльз. Хотя для начала спросить, что если опять что-то пойдет не так? Вы справитесь в этот раз с проблемой? Потому, что если нет, то снова вспыхнет все пламенем, а мы только-только отделались от Феникса, и я не хочу превращать ЩИТ в полицаев нового мира, в котором мутанты будут жертвами. Это не то, ради чего я возвращалась.

Речь, конечно, так себе, и очень далека от совершенства, зато близка к тому, что думала Пегги. Она и правда не хотела иметь дела с любыми актами, которые придут в голову Конгрессу, а потому решила все же убедиться в том, готов ли Чарльз справляться со всеми напастями, грозящим обвалиться на него в случае, если очередной его студент решит поджечь мир. Пегги и своих хватало таких, нелюди, которые находились на попечении ЩИТа, тоже в легкую могли устроить апокалипсис, и вот еще в чем проблема, никто не будет разбираться в том, чем отличается нелюдь от мутанта, ошейники наденут на всех.
Некоторые не живут в клетках. Да и клетки это очень плохо на самом деле.

+1

5

Чарльз рассматривал мот во Фриско, как некий этап, который они когда-то преодолели. Он смотрел на строение, которое было разрушено, которое было обречено и думал о том, что в чем-то они все сродни с этим строением. В чем-то они все такие же. Они все так или иначе не хотели, не могли, не получилось преодолеть, доломать себя до конца.
Да, он был тогда мертв.

Да он был тогда вне игры и всем заправлял Эрик, который почти сошел с ума от боли. Он почти смог выиграть, он почти сделал так, чтобы Джин стала центром нового мира. Старый дурак, старый друг.

И сколько бы времени не прошло, мост напоминал о том, что почти случилось…

- Да, все мы так или иначе немного связаны с давними временами. – Он улыбнулся. Возраст сказывался на нем вполне очевидно, слишком много мыслей, слишком много памяти и слишком много мудрости в голове.

Наверное, потому ему и было сложно найти какую-то точку для взаимодействия с героями сегодняшнего дня. Наверное, потому дети и были так далеки от него, так нескончаемо вне игры.

- Поддержать нас? – Чарльз улыбнулся. Его мысли витали где-то в области формирования нового учительского состава, который смоет научить детей контролю, который сможет так или иначе помочь им сориентироваться в мире. – Это сложное решение мисс Картер, но я бесконечно ценю его, потому что уверен, что рано или поздно и мутанты, и люди найдут общий язык, чтобы взаимодействовать друг с другом. А до тех пор нам понадобятся все наши силы, все, которые мы сможем найти, потому что очень много вокруг событий, которые рано или поздно приведут к непоправимому.

Чарльз вздыхает. Она спрашивает правильные вопросы, он почти готов найти в себе силы, чтобы ответить на них. Почти готов решиться на шаг, который никогда не делал – дать обещание, дать и постараться его сдержать. Но в самом деле, что он сможет? Сможет ли он остановить Эрика во второй раз? Получиться ли у него быть кем-то еще? Быть кем-то, кто сдержит волну ненависти к людям? Будет ли он стоять между ними? Будет ли уговаривать в очередной раз оставить все как есть?

- Я не знаю, как повернется и что повернется, если акт снова будет активен. Если нас снова примут за зверей, которым нужен чип. – Он вздыхает еще печальнее. – Это дети, Пегги, дети, которых гонят из школ, дети которых угнетают, бьют на улицах, а когда они дают отпор, они становятся преступниками. Я защищаю людей и мутантов в равной степени, и я хочу, чтобы мы были заодно в этом деле. Сможете ли вы это гарантировать? Нет, не так, прошу прощения, никаких гарантий, я знаю, обещать? Сможете ли вы хоть что-то?

Она казалась очень хрупкой сидя на лавочке во Фриско, почти как Мойра когда-то. Мойра, которая помогла им, спасла их всех, лишилась части себя и своей жизни. Он больше не хотел никому ничего ломать. Он больше не хотел, чтобы хрупкая девушка, пусть даже прошедшая войну, пыталась спасать их.

Его.

Чарльз постарался оставить эти мысли глубоко в себе, думая о том, что им предстоит долгий, долгий путь.

+1

6

Как это, на самом деле странно: с виду двое молодых людей, не юношеского возраста, но вполне себе еще, сидят на лавочке, созерцая прекрасный пейзаж. А вот души у них были совсем не юные, и даже не молодые. Они видели слишком многое, знали слишком многое, чтобы вот так легко понимать друг друга, говоря о не самых простых вещах.
- Поддержать, - кивает Пегги.

Она чуть меняет позу, усаживаясь так, чтобы видеть профиль профессора. Взвешивает все слова, которые хочет сказать, чтобы от них не несло пафосом, а то мало ли, и на такое можно сорваться.
- Я видела слишком много попыток разделить человечество по разным признакам, будь то расовая дискриминация, половая принадлежность, ну и прочее. И мне не хочется наблюдать, как теперь будут разделять по причине гена икс и отличий в некоторых вещах. Мы не в том положении, чтобы устраивать междоусобицы, да и Земля большая, места на ней всем хватит.
Пегги глубоко уважала Чарльза за то, что даже столько лет и неприятностей спустя, он продолжает верить в то, что мутанты и люди смогут не испытывать друг к другу ненависти и страха. Сама Картер надеется хотя бы на то, что они смогут сосуществовать, не говоря уж о чем-то большем. Ее вера не такая кристально чистая, она просто хочет сделать все, чтобы не было войны, не было каких-то резерваций, чтобы, не дай бог, никто не додумался до лагерей для мутантов, была уверена, что хотя бы один человек в правительственном аппарате наверняка пришел к этой мысли.
И собиралась сделать все, что в ее силах. Конечно, это не сфера ЩИТа, но когда это мешало помогать?

Чарльз задает вопрос, и все внутри сворачивается тугим узлом. А сможет ли? Нет, не пообещать, обещать всегда легко, а Пегги никогда не был сторонницей пустых слов. Если она что--то обещала, то стремилась сдержать данное обещание. Поэтому всегда взвешивала свои силы, свои возможно до того, как что-то сказать тем, кто ждет ответа.
Как сейчас.
Сейчас Картер думала о том, что она вообще может, кроме обещаний. Придти на порог Белого Дома? Донести истину, от которой пытаются отмахнуться? И когда в первый раз не получится, то приходить второй и третий, пятый, десятый, надцатый? А что, если и тогда ничего не выйдет?

- Нет, конечно, никаких актов, никаких чипов не должно быть. Все мы имеем право на тайну сохранения личности, сокрыть от окружающих то, кем мы являемся. Я не знаю, как обещать, оглядываясь на свои возможности, но одно точно могу сказать, я буду пытаться не позволить этой нетерпимости, что сейчас присутствует, перейти в геноцид. Мне хватило одного, второго не хочу. Другое дело, что люди тоже боятся не просто так, Чарльз. Это палка о двух концах. Они напуганы не меньше ваших детей, они знают теперь, что может придти кто-то, кто по щелчку пальцев будет манипулировать их сознанием, их умениями, их жизнью. Нужно как-то донести до них, что это разовые случаи, что не все мутанты, как и люди, одинаковые. Обе расы находятся в сложной ситуации, обеим предстоит постичь слишком многое, долгие годы адаптации впереди.
Пегги опускает глаза, рассматривает носок туфли, не зная, что предложить, как облечь в слова разрозненные мысли, которые никак не хотят становиться чем-то целостным, предложением, поводом к действиям.

+1

7

Он не сводит глаз с моста, потому что боится смотреть на человека, который тоже видел слишком много боли. Боится понять ее чуть лучше, принять ее, боится, что потом придется как-то мириться с тем, что внутри постоянно будут какие-то сбои и волнения за директора Щ.И.Т.
Чарльз так давно в этой войне, что уже забыл, что бывает иначе. Забыл, что есть понимание, принятие, чужая доброта и нежность. Он забыл, что он был человеком, не мутантом, не какой-то неведомой зверушкой, человеком. Самим собой.

Она напомнила ему это.

- Спасибо. – Он кивает, кивает на ее слова о разделении, на ее слова о том, что он и без того постоянно держит в голове – они люди, они созданы, рождены, чтобы жить тут, на этой планете.

Они повсеместно должны расклеить это, они должны всегда держать это в голове. Все они. И те у кого есть икс-ген и те, у кого его нет. Они люди. Это болью отдается внутри, прошло столько лет, прошло столько безобразных, ужасных лет, а он все еще там же, где был когда-то. Там же, где начинал.
Он все еще ищет поддержку у тех, кто может ее оказать, и он все еще не добился того, чтобы вырвать у правительства все их зубы относительно мутантов. Политика тонка, очень тонка, нельзя рубить с плеча, нельзя торопить, пройдут годы прежде чем он увидит результаты своих трудов.

Пройдут годы.

- Не просто донести что-то такое банальное до людей, которые привыкли забывать о своих чудовищах. – Он улыбается, чуть грустно и чуть устало. – Гитлер не был мутантом, но тем не менее он был одним из тех, кто творил страшные вещи. Он был обычным парнем когда-то, с большой детской травмой и плохим воспитанием. Нас таких очень много, очень много! И без разницы, какой ген у нас внутри.

Чарльз говорил банальности, как обычно. Говорил от всего сердца, переживая каждое слово снова и снова. Болит внутри, как обычно, при упоминании Холокоста, при упоминании зверств, на которые способны самые обычные люди. Боли внутри от осознания, что им, в случае чего, никакой ошибки не простят. И не важно, что будет причиной.

- Больше всего в этой ситуации меня волнует возможность провокаций. Вы знаете, Пегги, дети нетерпимы к тем, кто от них отличается, так же как и взрослые на самом деле. Если будут провокации, которые повлекут за собой использование силы во имя самозащиты, это обернется очередной катастрофой в СМИ. Пожалуй, это моя наипервейшая из проблем, слишком много людей вокруг жаждут, чтобы мы убрались в резервацию для мутантов и сгинули там. Но это не выход. Никогда это не было выходом. – Он выдыхает. – Мне понадобиться ваша помощь и ваше влияние на СМИ в этом вопросе. Нет, я не полагаюсь на то, что мы сможем что-то скрыть или подавить, я просто хочу, чтобы это подавалось правильно. Так правильно, насколько это возможно.

0

8

За профессором интересно наблюдать. Он смотрит на Золотые ворота, но не смотрит на собеседницу. Но Пегги не принимает это на свой счет, хотя ей и интересно, что в ней ему не нравится, почему пейзаж залива лучше.
Впрочем, пейзаж залива и правда лучше в золотых лучах солнца на водной глади, сама Пегги тоже испытывает удовольствия от любования им.
А с профессором все интересно, его внешность не укладывается с таким серьезным званием, но кому как не Пегги знать, что это все обман. Никто не даст ей настоящие девяносто пять, никто не узнает на вид, что Чарльзу Ксавье совсем не тридцать. В ее жизни вообще что-то все больше людей, которые помнят тоже, что и она, выглядят так же, как она, и никого это не смущает. Пора и правда открывать кружок пенсионеров, где они будут собираться за кофе и обсуждать, что раньше все было не так, хуже или лучше, но не так.

- Его плохое воспитание и детская травма обошлась миру слишком дорого. Нанесенный ущерб еще долго приходилось восстанавливать... но что я рассказываю, вы сами в курсе, - Пегги забывается, потом спохватывается, извиняется улыбкой, да, есть такое, забыла, перейдя в режим лектора, который много чего может рассказать о том, как тяжело и непросто было, как последующие двадцать лет мир приходил в себя, а разминирование старых бомб в Ист-Энде было как напоминание о том, как в свое время бомбили Лондон.
За смехом скрывается боль. И Пегги не нужно быть кем-то, не нужно обладать способностями, чтобы понимать, что вспоминает Ксавье. То же, что и она, пусть немного с другим оттенком в событиях. Они помнят историю, они видели с разных ракурсов, но с одной сутью. И Пегги коротко пожимает руку Чарльза, но быстро убирает ладонь.
Ну мало ли, прилипнет, да и вторжение в личное пространство даже годы спустя все еще неловкое.

- Мне кажется, вы верите в меня больше, чем я сама в себя. Но на самом деле я готова привлекать все свои ресурсы, чтобы вам помочь. И да, с нашей стороны будет продуманная и проверенная подача фактом во избежание искажения ситуации. Но сейчас не все случаи попадают ко мне, предстоит еще переработать систему и как-то решить этот вопрос... - Пегги колеблется, все это пока лишь наметки, все это пока лишь мысли вслух, но что-то с этим придется делать. Мутанты не были проблемой ЩИТа, но, возможно, пора предложить свои услуги в этом деле, осталось лишь убедиться, что сам ЩИТ не рухнет под этим всем, ресурсы, особенно человеческие, не бесконечны. - Чарльз, вы не думаете над тем, что есть еще один вариант интеграции? Возможно, нужно сотрудничество, в чем-то добровольно-принудительное. Возможно, вам стоит рассмотреть возможность определения некоторых ваших ребят на службу в определенные ведомства? В ЩИТ?
Нелюди у Картер есть. Чем мутанты хуже? И хотя она сама пока что не была готова к такому варианту, но попробовать обсудить, почему бы нет.
- В качестве эксперимента.

+1

9

Чужое прикосновение ощущается каким-то потусторонним, когда он в последний раз получал поддержку таким обыденным способом? Когда у него в последний раз была эта поддержка от человека, который не входил в преподавательский состав его же школы? Когда он вот так запросто сидел с кем-то без способностей и болтал о том и о другом?
Чарльз не помнит тех времен, слишком давно они были.

Но он хотел бы помнить их. Хотел бы, чтобы эти времена бывали с ним чаще, что бы они со всеми бывали чаще. Он хотел бы, чтобы люди не опасались его сил, он хотел бы, чтобы их признавали за людей, а не делали из них монстров. Не так много он просил, в самом деле.

Он сжимает чужую руку в ответ, в таком же милом, мирном и поддерживающем жесте. Он знает, что стоит за тем, что происходит сейчас, он знает, что стояло и за тем, что происходило ранее. До Феникса, до Генома, до тех событий, от которых не было возможности уйти.

- Кто-то должен верить в нас, чтобы мы верили в себя. Этакий замкнутый круг. – Чарльз улыбается и отпускает чужую руку.

Встреча определенно заканчивается, и пора уходить, пора дать возможность Пегги завершить свои дела, а себе дать возможность еще чуть-чуть подумать о том, как несовершенен мир и о том, сколько в нем того, что можно назвать странными событиями.

Он мог бы еще чуть-чуть посидеть здесь, полюбоваться видом и подышать свежим воздухом. Но дела школы, его дела, ждать не будут увы.

- Возможно интеграция с Щ.И.Т. и послужит нам добрую службу, пока общество видит в нас угрозы, а в вас спасение, имеет смысл воспользоваться и этим шансом. Но этот момент мне нужно будет обсудить с коллегами, которые занимаются образованием ребят в школе. Вы же знаете, наш преподавательский состав не так прост и не так мобилен, как могло бы быть.

Он поднимается, улыбаясь и качает головой. Да, она права, путей много, самый простой – спасать мир по всем фронтам. Самый сложный, ждать что все решится, само собой. Пожалуй, ждать он уже устал, не осталось ресурсов на то, чтобы оставаться в стороне от происходящего. Его последний визит по ту сторону океана дал ему много бонусов к размышлениям, много-много бонусов.

В том числе и о том, что он больше не всесилен. Пора признать самому себе, что он больше не тот человек, который будет оставаться в стороне, спасая себя в нейтралитете.

- Я позвоню вам, директор Картер, чтобы прояснить момент со службой в Щ.И.Т. если кто-то выразит свою заинтересованность в этом. В остальном, я буду надеяться, что все пройдет гладко и наше сотрудничество будет просто дружескими беседами.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [08.03.2017] Точки соприкосновения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно