ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [16.01.2017] Что такое хорошо и что такое плохо


[16.01.2017] Что такое хорошо и что такое плохо

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Что такое хорошо и что такое плохо
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://66.media.tumblr.com/tumblr_m6ihywEUnG1rp62eq.gifhttps://66.media.tumblr.com/2fd550740c2d56f97ce7acc9b258cc2a/tumblr_p52s40MMo11s7wufmo1_500.gif

Тони | Пеггиhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Кобик находится в руках Тони, и теперь пришла пора поговорить с девочкой-кубом на тему того, какую пользу она все-таки может им принести.
Ну или вред, это как посмотреть.

ВРЕМЯ
день

МЕСТО
штаб-квартира ЩИТа

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
воспитание детей

Отредактировано Peggy Carter (2018-11-29 20:07:12)

0

2

У них с Пегги много общего на самом деле, помимо старых историй и родственников с обеих сторон. Тони понимает, что по большому счету, они связаны гораздо больше, чем им обоим хотелось бы. И оживший Говард и Стивен Роджерс, и запутанные отношения между Щ.И.Т.ом и Мстителями. Тони знает, что ему еще предстоит разгребать все это, выносить свои мысли на ее суд, ждать одобрения, подтверждения, рисковать своей шеей снова и снова.

Директор Картер – это даже звучит грозно!

Так же грозно она и выглядит. И не смотря на алые губы, темные глаза и уложенную, красиво надо сказать уложенную, прическу, все это заканчивается именно так. Новой встречей, на которой им предстоит поднимать вопрос компетенции с обеих сторон.

- Привет, Пегги. Все еще непривычно использовать это имя без тети или какой-то другой приставки. Ты чудесно выглядишь, проходи, располагайся, я догадываюсь, что именно нас поджидает, поэтому ни капли не расстроюсь, если ты начнешь орать с порога. – Тони улыбается, а что ему еще остается.

Он улыбается, глядя на голубоватое сияние в углу. Кобик наконец-то с ними, он очень старается, чтобы она оставалась с ними. Он ждет, что девочка продолжит оставаться послушной и спокойной. Возможно, только возможно, что все это временно, все это наносное, и через час-два-три вокруг все рассыплется. Возможно, что ничего не случится, а может он ошибается.

- Позволь тебе представить нашу мини-головную боль, Кобик. Девочка-самородок, которая может спасти мир, а может и не спасать. – Тони треплет ребенка по макушке, почти бесстрашно, у него только еле-еле подрагивают пальцы, потому что девочка все еще его личный кошмар.

Воплощение той реальности, в которой он был бы мертв. В которой они все были бы мертвы и самое главное, для него главное, в той реальности не было мира. Была только темнота и все. Тони вздрагивает и смотрит на Пегги, смотрит на женщину, которая заменила ему мать, смотрит на женщину, которая могла бы ею быть.

- Мне жаль, что ты знакомишься с нею вот так. Она милая, правда. – Он не знает, он не может быть уверен ни в чем, у него нет права на ошибку.

Нет никаких прав. Не после Альтрона, не после его потери памяти, ни после гордыни. Ох, сколько дров они наломали. Сколько случилось всего, сколько всего стало бесполезным и отторгающим. А он по-прежнему ждет от нее одобрения. Ждет, что она будет на его стороне.

Когда-то это все закончится, когда-то они смогут говорить на чистоту, не так ли?

+1

3

Когда Пегги говорят, что Старк оккупировал лабораторию, Пегги кивает, лишь минутой спустя переспрашивает, какой из Старков. А получая ответ удивленно вздергивает бровь. Интересно. Нет, Старки это всегд интересно, и Говард так рьяно утонул в этом мире, что Пегги не может к нему заново привыкнуть, почти его не видя, а душевное родство с Тони ощущается лучше всего.
И ей становится интересно, что же привело Тони в лабораторию, наверное, что-то интересное, важное, волнительное, в общем, как обычно. Пегги отрывается от своих бумаг, берет по пути два кофе, внизу, в холле, продается отменный кофе, ну и что, что по пути - это сделать крюк, спуститься с одного этажа, затем подняться на другой, да какая в сущности разница, зато кофе вкусный. Двери лаборатории не вызывают никаких подозрений, лишь любопытство, а что там такого, что этим занялся Тони.
А еще она просто соскучилась.
По разговорам. По простой обоюдной поддержке. Поэтому Пегги улыбается, заходя в дверь с двумя стаканами кофе.

- Привет, Тони. Интересно ты начинаешь разговор, если бы прятал еще дневник за спиной, я бы решила, что ты опять на уроке физики провел эксперимент, который сломал половину классной комнаты. Или всю. Но лаборатория цела, ты вроде тоже, дневника не вижу… и согласись, было бы странно называть меня тетей, я моложе тебя выгляжу… - Пегги скользит взглядом по лаборатории и находит нечто, что явно не предусмотрено правилами техники безопасности.
Тони говорит, а Картер ставит на стол стаканы, медленно, чтобы не промахнуться и не уронить. Рассматривает девочку, понимая, почему Тони предположил, что она будет орать, но не понимая, что испытывает на деле. Вот она, Кобик, та, кто доставил массу проблем Роджерсу, а вследствие и всему миру, кто устраивал свои игрушки в виде зеркал, и кто заставил испытать Пегги совсем нерадужные чувства. Стоит вспомнить о том, как сразу же в душе поднимается волна негатива, но Пегги опирается бедром на стол, скрещивает на груди руки.

- Значит, это она и есть, - Картер не делает шаг вперед, не пытается приблизится, предпочитая держаться в стороне, так, ради безопасности. Доверия нет, она не знает, что в голове у Кобик и какие неприятности могут случится, вдруг это… - А мы точно не в Зазеркалье, Тони?
Но, наверное, для Зазеркалья было бы выбрано другое место, фантазия у девочки развитая, вряд ли ей бы хватило лаборатории.
- И как давно она у тебя и что ты собираешься с ней делать?
Говорит так, будто бы вещь. Но не вещь ведь по виду. Настоящая, из плоти и крови, как Тони, как она сама. Но, определенно, ее придется изучить, как бы неприятно это не звучало, хотя она не подопытный кролик. В этом, может, и была ошибка Хилл и Фьюри, они сделали из Кобик эксперимент, в то время, как надо было сделать человека. Но судить легко на самом деле, и вряд ли бы Пегги поступила иначе, окажись она в той ситуации. А может и поступила бы, но им никогда не узнать.

+1

4

Кофе он слышит, кажется, быстрей, чем видит. Этот потрясающий аромат разлетается по лаборатории, которая призвана быть стерильной и напоминать больше больничный бокс, чем что-то еще. Теперь в комнате чуть больше уюта и тепла.

Он все еще беспокоится. Девочку они искали так долго, так много времени прошло с тех пор, как Щ.И.Т. ставил на ней последние опыты. Но к ней до сих пор страшно прикасаться, страшно проводить по светлым волосам, смотреть в светлые глаза. Она все еще кажется не живой. Все еще кажется девочкой, которой нет рядом. Невесомая и бестелесная, кошмар наяву.

- Знакомься дорогая, это Пегги, она теперь тут за главную, так что вряд ли что-то с тобой случится такое, что помешает тебе ставить эксперименты и знакомиться с нами поближе. – Тони выглядит смешно, когда разговаривает с камнем, он знает, но ему важно, чтобы она его слышала.

Он, по большому счету, тоже не человек, он тоже тот, кто не может все это выдержать в одиночестве, вынести изменения, спасти мир. Он тоже тот, кто сдался и перестал чувствовать. Экстремис сбоит, но все реже и реже, Гидра хорошо над ним потрудилась. Она сделала его неуязвимым, умным, приближенным к совершенству.

Правда, ему больше не хочется прийти на могилу Говарда Старка со словами: «Доволен? Я лучшее, что было создано, но не тобой».

Возможно, он еще это скажет. Возможно, уже нет. Кто знает. Но смотреть на реакцию Пегги занимательно, интересно и, даже в какой-то мере это позволяет видеть в ней чуть больше прежней живой девушки, которая воевала за свою страну.

- Мы только прибыли. – Он пожимает плечами. – Я не тот человек, который стал бы скрывать ядерную боеголовку. Ой, ну ладно тебе, может и тот, но это другое. Она же живая. Она маленькая девочка, которая изучала мир и теперь готова вернуться. Наверное, готово.

Тони не знает, что сказать. Как убедить Пегги, что он тут не самое важное звено. Не его надо спрашивать, не с ним вести беседу, не к нему обращаться.

- Она здесь, потому что она хотела. Я не смог бы ничего сделать, даже если бы хотел. – Тони пожимает плечами. – Предлагаю тебе провести ликбез для юной мисс относительно безопасности в лаборатории и может быть, я не знаю, что-то спросить. Может быть у нас есть еще темы с ней, которые мы не обсудили. На которые не нашли ответов.

Он забирает свой кофе и довольно улыбается.

Что ж первый шаг в понимании девочки сделан. Дальше их ждет долгий путь, который должен будет вывести их на новый уровень.

+1

5

У Пегги вырывается нервный смешок, ну да, девочка тот еще экспериментатор, но, может, хватит, а то на всю жизнь запомнилось, больше не надо. Такого страху Пегги еще не терпела на своем веку, если уж на то пошло. Страха и боли, видя там то, во что верила очень сильно.
Она вздергивает бровь, насмешливо глядя на Тони, ей и переспрашивать не надо, тот и сам понимает, что за чушь сморозил, но все это забавно и даже уютно. Шутки Тони разряжают обстановку, становится немного легче, не так нервно при взгляд на Кобик, и тут же возникают мысли, что с ней теперь делать. Что она такое? Считать ли ее человеком, и если да, то как обеспечить весь набор прав, когда ее с такой вот силой выпускать из лаборатории страшно, запереть бы там, где никто не доберется, но в клетке ее уже держали, и она пошла искать мир, который ответит на ее вопросы.

- Да уж, не сомневаюсь, что она здесь по собственному желанию, - бормочет Пегги. Если бы Кобик не хотела, то она бы давно сломала бы тут все, окончательно доломала этот мир, а она все еще тут, перед ними с Тони, который отвлекается на кофе, оставляя ее по сути наедине с ребенком, который вроде бы и не ребенок, и все это очень сложно.
Раньше было проще.
Но самое странное не это, а то, что Пегги не испытывает ровным счетом никакого желания припоминать обиды, злится на переделанные мозги Стива или ругаться на все эти ужасные игрушки девочки. Это не имеет смысла и не поможет найти общий язык с девочкой. Пегги присаживается на корточки перед Кобик - светлые волосы, собранные в два хвостика, голубые глаза, милое личико, она как с рекламы чего-то хорошего, ясного и приятного.

- Давай знакомиться заново, - женщина протягивает руку вперед. - Меня зовут Пегги, и я тут… видимо, большой начальник, который теперь тоже отвечает за тебя. Спасибо, что заглянула к нам в гости, надеюсь, ты у нас задержишься на столько, что мы успеем подружиться.
Любопытство просыпается с каждым вопросом, те толпятся на очереди, требуют выхода, а Пегги смешно с собственных неловких фраз, первые контакты с детьми всегда такие, пока ищешь правильный путь, пока пытается состроить мостик, по которому можно перейти на ту сторону.

- Хорошие ты нам игры устроила, - с улыбкой говорит Пегги, заглядывая в глаза девочки, - но мы их обсудим в другом раз, полагаю, тебе было интересно создавать зеркала для игры “а что если бы…”. Я вот тоже задумывалась о том, что было бы с нами, если бы что-то пошло иным путем, но проверять не будем, - она даже смеется. О чем спросить? О Фениксе? О том, как исправить нанесенный урон Роджерсу? О мире? О зеркалах, что с ними теперь делать, и как вообще теперь жить. - Ты хочешь чего-нибудь? - И спрашивает она совсем не то. - Чай, пирожное?

+1

6

Тони знает, что это проблема, что это их общая проблема. Что девочка все еще неуправляема, не обучена и страшна. Знает. Но ничего не может с этим поделать, потому что девочка уже здесь, девочка уже рядом, она уже создана. Он не может отмотать время назад, не может сказать сам себе, что все будет в порядке, если он замолчит эту проблему. Если он просто скроет Кобик от чужих глаз.
Он так не сможет. Никто так не сможет.

- Мы пришли с миром, как говорится. Точнее я пришел и привел вот ее. Она миленькая, если с ней болтать. Правда, дорогая? - Кобик молчит, светится и молчит, рассматривая обстановку. Она такая уже полчаса, может чуть больше, как будто больше тут ничего интересного нет, только мир вокруг, который кружится, крутится, скатывается в бездну.

Тони пытается разговаривать с ней уже несколько дней, тормошит, спрашивает, задевает ее за живое судя по всему. Он пытается с ней идти на контакт и она хотя бы улыбается, хотя бы изредка. Девочка, которая стерла полмира, вселила неизбывный ужас в сердца Мстителей, девочка, которая доверчиво жмется к его боку. И это странное, очень странное чувство. Как будто ему сперло дыхание, как будто ему стало страшно, душно, муторно и все одновременно.
Он как-то беспомощно смотрит на Пегги, не зная что сказать. Что потребовать взамен всей этой картинке. Та как раз начинает действовать и общаться с девочкой напрямую, что наконец-то позволяет Тони самоустранится от воспитания ребенка. Он прислушивается, но большей частью отмалчивается, фиксируя разные поведенческие факторы. Кобик хмурится, смотрит, изучает и запоминает, он примерно может понять этот механизм в ее голове, свернуть его в логические цепочки и пропустить через себя.

Он даже может понять почему она так поступала. И как она поступит снова, если ей не пояснить, что это опасно. Девочка не живая, наверное, в этом весь смысл. Она не ест, не пьет, ей не нужно спать, он механизм, но никто из них не понимает этого, никто из них не догадывается подумать об этом. Тони остается только смотреть.
На вопросы Пегги следует тишина, а потом жест, еле заметное подергивание маленькой ручки. Кажется именно пирожные ее заинтересовали, если он не ошибается, тем удивительнее то, что девочка ей поддается. Им нужно провести кучу опытов, исследовать окружающую обстановку, спросить у Кобик так много, а вместо этого они собираются есть пирожное.

- Вся ситуация настолько дикая, что у меня даже нет слов, чтобы решить, действительно ли я хочу это наблюдать. - Тони улыбается, подталкивает ребенка по пути к столу и думает, что, возможно они выберутся из этого ада. Возможно они смогут нивелировать воздействие Кобик на мир.
Возможно у них будет шанс все исправить!

0

7

ЩИТ уже напортачил с Кобик.
Ну, может, не ЩИТ. Может, Мария и Ник. В любом случае, последствия налицо, и как бы не ошибиться повторно. Пегги старается держать дистанцию  с девочкой, но не держаться отчужденно, краем глаза она следит за Тони, похоже, тому было достаточно общения с Кобик. Он не то чтобы напуган, но насторожен, и Пегги видит это по линии его плеч, по тому, что шутки есть, но их мало и какие-то совсем не смешные.
Невероятно, но факт, и Пегги снова переводит взгляд на девочку. А ту, похоже, заинтересовали пирожные.
И Картер просит по интеркому принести им блюдо с выбором сладостей, а заодно и чай.

- Ну ты же меня одну не оставишь? - Шипит тихо Пегги, стараясь не оглядываться нервно в сторону девочки, которая уже сидит за столом.
И в этот самый момент раздается голос, определенно, принадлежащий ребенку, но с совсем не детскими интонациями:
- Ты мертвая.
Пегги вопросительно смотрит на Тони, потом медленно оборачивается к Кобик.
- Что?
- Ты должна быть мертвой.

На миг Картер опешивает, потом начинает размышлять над смыслом сказанного девочкой-кубок, и медленно доходит до простой истины - а Кобик-то права. Формально Пегги должна лежать в гробу с мая месяца, но нет, ходит по земле, вполне себе резво бегает и решает проблемы. И она кивает:
- Есть такое. А что еще?
- Ты была в том зеркале. С ним, - и Кобик кивает на Тони.
Ага. Это тоже было. Не самое приятное воспоминание, и Пегги снова бросает в дрожь, будто в хорошо закупоренном помещении повеяло сквозняком.

- Да уж, - бормочет себе Картер под нос, не зная, что сказать дальше. Такие простые истины, и правда, должна быть мертва, и правда, шлялась в зеркале. Кстати, а как оттуда тогда выбрался Тони? Судьба Беловой волновала Пегги только на уровне - запереть ее в камере в ожидании смертного приговора.
Милый разговор прерывает появление пироженых, и Пегги ставит перед Кобик большую тарелку оных, наливает чай в чашку, но чай ее интересует меньше, чем сунуть палец в густой крем.
- Ну… - а, да что толку-то, - так, конечно, тоже можно.
И Пегги отступает к Тони, склоняется к нему:
- Мне казалось, что игра в “познай мир” уже закончена, но она, видимо, продолжает. И, насколько я понимаю, находиться тут абсолютно добровольно? Но что это значит для нас?

Что ей надоело играть в эксперименты? Что она имеет что-то, чем поделиться? Что мир не окончательно сошел с ума, а только частично, благодаря ее стараниям. И…
Нужно задавать вопросы, чтобы получить ответы, но Пегги не знает, как их задавать, чтобы Кобик говорила. Она изучает пирожные, светится, с виду обычная девочка, но совсем нет.
Она…
- Господи, она же, по сути неживая.

+1

8

Тони вздыхает и качает головой. Девочка права и не права. Среди них нет живых. Не сегодня. Кобик стоит, довольная собой, хотя Тони не уверен, что она довольная. Но тем не менее, девочка подсвечивается синими всполохами а ее белые волосы шевелит ветер, которого тоже нет.

- Она гений. - ТОни разводит руками. - Ну точнее, она знает все, что происходит и будет происходить. Мне кажется, она не отличает будущее, прошлое и настоящее, все временные линии в ее голове слиты в одну, как будто она может быть везде. Странно, конечно, но я уже пытался в этом хитросплетении разобраться. Безуспешно как видишь.

Тони подталкивает девочку к еде, зная, в общем-то, что ей не требуется есть, что все, что ей требуется, есть у нее внутри. Не больше, но и не меньше. Он все равно настораживается, когда она делает пару шагов вперед. Не идет, а плывет, точнее. Кажется, концепция ходьбы до нее все еще не дошла, забавная.

Он кивает Пегги, глядя на то, как девочка изучает заново еду. Она может не есть, она может есть, ей равнозначно. Тони все еще восхищается ее способностью извлекать пользу из всего, что доступно человечеству. Энергия Кобик хранится где-то внутри нее, внутри человека, который сдерживает ее так или иначе. Внутри девочки, которая кубик.

- Она как и все дети все еще растет. Но уже отличает плохо и хорошо, хотя мораль для нее все еще непосильная концепция. Я надеюсь, что когда-нибудь, кто-то умнее меня расскажет ей специфику этих соотношений. - Тони улыбается. - И да, она все еще не живая. Нет-нет, не отвлекайся дорогая, там тоже интересно, ты знаешь, что эту еду делают люди? Есть рецепт, как сделать пирожное, пирожок или суп. Никогда этим не увлекался, но если хочешь, могу достать тебе нужную информацию.

- То, что она здесь уже удача. Наша задача предложить ей такую игру, во время которой мы сможем что-то измерить и понять, при этом избежать откровенного изучения. Я не знаю что там в ее голове, иногда она умная, а иногда ведется себя чуть лучше Дубины или Джарвиса, когда тот намеревается прочитать мне лекцию о том, что хорошо и плохо для меня самого. В целом, она милая, только прекрати хвататься за сердце и пистолет.

Тони дергает Пегги за руку, привлекая внимание к себе. Им предстоит многое понять, еще большее разобрать и записать. данных столько, что у него самого кружится голова и колотится сердце. Тем не менее.

- Детка, давай сыграем, предположим, в города. Ты в каких была. - Сканеры давно запущены, как запущены и камеры, которые пишут каждый шаг, каждый вздох, каждое дело, которая совершает девочка. Только это не помогает. Никогда не помогало на самом деле. - Готов выслушать твои предложения.

+1

9

Чем думал Фьюри? Чем думала Хилл?
Как вообще можно было пытаться сделать что-то с этим существом, пытаться сделать из него ребенка, дать ему информацию, которой она могла манипулировать? Сейчас она, пусть и выглядит девочкой, но черт всех дери, она не девочка, и об этом так просто не удастся забыть.
Пегги старается сдержать нервную дрожь, не выдать себя, но не уверена, что выходит.
Не уверена и в том, что понимает Тони, то, что он говорит, но в любом случае, сознание цепляется за что-то, что может им помочь.
- Как думаешь, она может нам помочь с Фениксом? Знает что-то о нем? Может что-то противопоставить этому?
Феникс, собранный уже в одном мутанте, шагает по Земле, все продолжая разрушать, сводить с ума, ломать планету, которая и так не особо-то целая и здоровая, а ЩИТ, кажется, уже и биться перестал, не в состоянии что-либо противопоставить непрошеному космическому гостю.

Пегги наблюдает за тем, как девочка изучает еду. Интуитивно хочется сказать, что это стул, на нем сидят, это еда, ее едят, но ничего из этого Картер не говорит, задумчиво поигрывая пальцами с подвеской на цепочке на шее, хоть как-то скрывая свой невроз. Она слабо усмехается на слова Тони, отвлекаясь от созерцания Кобик:
- Мне кажется, ты неплохо можешь объяснить, что такое хорошо и что такое плохо. У тебя должно получиться. В любом случае, я так понимаю, ты ее пока будешь держать при себе, тебе и нести крест вот такого отцовства.
Кобик рассматривает пирожное, кусает его, замирает, по ней и не понять, какие у нее в голове процессы.
- Я оставила пистолет в кабинете, а вот валокордин не помешал бы, ну да ладно.

Тони прав, пора перестать насторожено топтаться на одном месте, рассматривая девочку, будто она диковинка в кунсткамере. Картер садится напротив Кобик, но та никоим образом не выдает заинтересованности в присутствии самой Пегги или Тони, все ее внимание поглощено пирожными, крем от которых остается точкой на носу, и невольно это вызывает улыбку.
Кобик все же поднимает голову на звук голоса Тони, Пегги оборачивается на его предложение, пытаясь понять, к чему он ведет. Кобик молчит, будто бы не понимает, чего от нее хотят, и тогда и сама Картер решает вступить в игру.
- Давай я буду называть, а ты кивать, знакомы ли тебе названия бывала ли в них, - кивок в ответ, ладно, не так уж и плохо: - Новый Орлеан, - кивок, и Пегги вопросительно смотрит на Тони. Потом называет дальше, вспоминая карту Америки: - Вашингтон? - Завис, кивок, потом мотание головой. Видимо, не была. Поехали дальше. - Детройт? Даллас? Аннаполис?
На последнем Кобик кивает, потом говорит:
- Туманы. И домашние животные.
- А что не так с туманами и домашними животными?
- Они не принадлежат этому миру.
- А ты какому миру принадлежишь, Кобик? - Не меняя тона спрашивает Пегги, не надеясь на ответ.
Но что-то выходит:
- Всему.
Похоже, Тони был прав, и девочка и правда способна присутствовать в любой временной линии, что странно, но разве мало странных вещей встречала Пегги в жизни?
- А что нас ждет в будущем?  - Спрашивает Картер.
Кобик вскидывает на Тони голубые глаза и отчетливо произносит:
- Огонь.

+1

10

Тони хмыкает, крест у него и без Кобик так себе. Потому что Феникс его ответственность, потому что он пригласил эту тварь на Землю, потому что он ее допустил, потому что он до сих пор не может с ней справиться. Крест у него удивительно тяжел для человека, который должен был быть в стороне.

Он разводит руками, ну да, ну да, объяснять не-человеку как быть человеком может и должен только такой же не-человек как и она. Интересно, девочка знает о нем что-то? Интересно, у нее есть какой-то план? Или она просто изучает, присматривается чтобы сделать им как можно больнее? Нет?

- Правильно детка, нас ждет много-много огня, от которого нам не спастись без посторонней помощи. Эту сказку даже я знаю, давай с другого края. - Тони вздыхает и пытается улыбаться чуть менее натянуто. - Ты закрывала нас в измерениях, чтобы поиграть? Не так ли? Скажи мне, детка, Капитан Америка, нет-нет, не так, Стив Роджерс - мертв?

Тони это важно. Важно для всех них. Важно, потому что Кобик убивала его в зеркалах, убивала неоднократно, стараясь стереть парня из этой вселенной, стараясь преодолеть все это. Тони важно знать, отличает ли она живых от не живых? Есть ли для нее в этом какое-то отличие или мир плоский?

Кобик молчит, смотрит на него и молчит сжимая в ладошке пирожное. И ему страшно, страшно представлять глубину ее бездушие, глубину ее пустоты, которая смотрит бездной из ее глаз. Ему просто страшно.

Он присаживается напротив девочки, разглядывая ее в очередной раз и вид момент, когда он возвращается в реальность. Стивен жив, сообщает она, живее всех живых и Тони усмехается, пусть горько, но усмехается.

- Значит ты знаешь разницу между нами. Между нами всеми, не так ли? Ты видишь нас? Ты изучала нас так долго, так в чем же дело теперь? - Он смотрит, пристально вглядывается в эту бездну, потому что больше нет никаких ответов, потому что все ответы перед ними.

Если Кобик изучила их она уже знает их слабости, боли, хрупкость. Она уже правит миром, о котором они только мечтают, она уже здесь и нигде. И Тони остается только надеяться на то, что они не совершают ошибку пытаясь ее приручить, как дикого зверька.

- Давай же детка, скажи мне. Изучив нас, ты уже можешь нами управлять, не так ли? Покажи нам. Покажи как это возможно, как это получается, как происходит.

Тони важно понимать принцип, тогда, возможно, у них будет шанс что-то исправить. Тони важно знать, что они смогут что-то исправить во всем этом.

- Смотри внимательно Пегги, мир меняется слишком быстро и опыты над ним тоже. - Тони все еще сидит напротив девочки, все еще замирает где-то внутри нее, не касаясь.

+1

11

Тони заговаривает о Стиве, и Пегги беспокойно ерзает. Что он хочет услышать? Что Стив жив? Но он жив, заперт, в тюрьме, ждет того, чего ждут все они, какого-то определенного конца, какого вот только они не могут сказать.
И Пегги переводит взгляд на Кобик, вспоминает зеркала, вспоминает все то, что там происходило, ее снова пробирает дрожь. И не хочется даже думать об этом, но мысли раз за разом возвращаются в ее голову, заставляя дрожать, хотеть на воздух, хотеть подальше от этой девочки.
Она не понимает игру, которую затевает Тони, но послушно ждет ответа, а Кобик не торопится отвечать. Они играют в гляделки, и до Пегги не сразу доходит, что она знает ответ, знает, что скажет девочка, пусть она и молчит. Проецирует свой ответ на присутствующих, судя по Тони, он тоже получает желаемое.

Ее пугает это девочка, ее пугают ее возможности, есть ли вообще им предел? Пегги кажется - нет. Но так не может быть. Предел должен быть, иначе она выйдет из-под контроля, хотя какой контроль, они никогда не контролировали Кобик, только считая, что могут. Ничего не могли, ничего не смогут.
- Тебе надоело играть с нами?
Кобик опять молчит, но Пегги уже знает, что ей не нужно произносить ответ вслух. Она слышит Тони, но не знает, на что обращать внимания, к чему присматриваться, чего ожидать. И это выходит неожиданно, легкое дуновение ветерка, рябь на ткани мироздания, ничего не изменилось, но что-то поменялось, и в голове возникает все тот же ответ - да, зеркала стали скучны.
Видимо, она наигралась с воображаемыми мирами, теперь пришло время мира настоящего?

Что же все-таки изменилось. Пегги делает пару шагов по лаборатории, окон нет, не поймешь куда смотреть. Вспоминает о телефоне, который вытягивает из кармана жакета, в несколько касаний добивается выхода в сеть, чтобы такое спросить?
Новости.
Новости всегда как окно в мир.
Шестнадцатое января, все как положено.
Подписание мирного договора между Чили и Венесуэлой?
- Чили и Венесуэла не воевали.
Президент считает, что альянс со странами Ближнего Востока исправит положение в мире?
Гидра, как участник мирового союза...
- Гидра? - Пегги вопросительно смотрит на Тони, показывает ему экран. - Она нас отправила в зеркало? Или просто изменила реальность? Изменила одну деталь, направив ход истории по другому пути?
И что теперь? Как все будет? Они спасутся? Они вернутся? Демонстрация способностей Кобик воочию?

+1

12

Опыты над ребенком бездумны и бездушны и не хватает только укоризненного взгляда Стивена Роджерса, чтобы привести Тони в чувство. А впрочем, ничего его уже не вернет. Он знает как играть в игру с этой бездной, он знает ее игрушки, он бывал внутри ее головы, внутри ее фантазий, он был ее фантазией и ее карманный монстром. Она играла им, она играла с ним теперь его очередь.
Только разница между ними в том, что она не знает во что он играет. Она не знает правил, она не знает условий. Для нее все это пшик, для нее все это просто слова. Они оба знаю что Стив жив, что он где-то тут, между ними, среди них. Они оба знают, что дальше не будет проще, дальше не будет свободнее.

- Она больше не хочет сказок, она не хочет историй у которых она знает конец. Вот почему она здесь, вот почему мы с ней здесь. Я что-то вроде ее поверенного, этакий переводчик для молчаливых детей, для тех кто не может высказать все, что есть в голове. - Тони все еще сидит напротив девочки и качает головой. - И мы знаем, что он жив. Он жив и это главное, это важное.

Он не улыбается больше, ему чертовски страшно, ему хочется закрыть глаза и больше не видеть синих всполохов и чужой бездны в глазах. Ему хочется очнуться снова человеком, которым он некогда был. Но прошло столько времени. Рядом стоит Пегги, женщина, которая знает его настоящего, знает все его лучшие и худшие качества. Рядом с ним стоит та, кто может его вытащить в случае чего, значит ничего не потеряно!

- Она просто играет, меняет часть мира и смотрит, что из этого выйдет. Давай детка, тебе не нужно больше прятаться, тебе не нужно больше пытаться быть похожей на нас. Мы с Пегги поймем, я тебе обещаю. - Она все еще выглядит как маленькая девочка, но на самом деле прошло много времени с тех пор как она такой была.

Она должна быть девушкой, может быть женщиной, а может быть старухой. У нее нет ничего внутри, нет возраста, только любопытство, жалкое любопытство и все. Тони ободряюще ей улыбается.

- Она не имеет границ Пегги, ничто в мире не имеет границ для нее. - Он поднимает глаза на женщину, которую мог бы считать матерью для себя. - И что бы ты не подсказала ей сделать в добрых и милых побуждениях всегда может быть исполнено. Это пугает, не так ли?

+1

13

Жизнь - это тоже, своего рода, сказка. Не правы те, кто говорят, что сказка это нечто невероятное, фееричное, ненастоящие. Сказка, рассказ, сказание - общий корень, общий смысл. Пегги ни разу не филолог, и не хочет проводить параллели. Но проводит, и понимает, что вся их жизнь - сказка Кобик. Но раньше она строила их так, чтобы привести к заранее известному ей финалу.
Теперь, если верить Тони, девочка хочет открытый финал.
И что делать дальше с этим?

Стив жив и это хорошо.
Кобик тут и это тоже хорошо.
Вопрос в том, как все исправить.
Пегги смотрит на телефон. Смотрит на Тони. Смотрит на Кобик.
Имеет ли она моральное право требовать, чтобы девочка вернула все на круги своя? Исправила нанесенный ущерб? Правильно ли это? Надо ли отказывать от ответственности за упущенное, что лежит тяжким грузом на каждом из нас?
Пегги не знает. Все эти моральные дилеммы не новы, но она, кажется, слишком для них стара. И не хочет с ними возиться.
А придется. Потому, что она сейчас моральный компас, ей придется принимать решения и верить в то, что она поступает правильно.

На миг Тони почти провоцирует Пегги сделать этот выбор. Шагнуть к Кобик и присесть перед ней, глядя в ее личико снизу вверх. Губы вздрагивают в желании произнести слова, но те так и не нарушают тишину. Зато Кобик заговаривает, задает вопросы:
- Ты, действительно, этого хочешь?
Протягивает руку, маленькую ладошку, совсем девочка, но не девочка. Все еще трудно понять, кто она на самом деле, как ее классифицировать. Пегги не понимает как, но смотрит и думает, хочет ли она этого?
- Ты знаешь?
- Ты об этом думаешь постоянно.
Пегги переводит вопросительный взгляд на Тони - она и мысли читать умеет?
Потом смотрит снова на Кобик.
И понимает, слишком ясно, до обидного ясно, что не может ее использовать снова, не может потребовать исправить нанесенный ущерб, как бы того ни хотелось. Исправление одного сломает другое, наверняка.
- Чертов закон сохранения энергии, - шипит Пегги, поднимаясь на ноги. И впервые смело кладет ладонь на голову девочки: - Нет, я этого не хочу, Кобик.

Как ни странно, страх перед ней, перед этим удивительным явлением уходит. Меняется и реальность снова, проходит легкой рябью, но Пегги в новости не смотрит. Она смотрит на Тони.
- И что теперь? Мы ее заберем, спрячем от всех? Сделаем настоящей? Запрем? Или будем учить ее жизни?
У Кобик настоящие шелковистые волосы под пальцами.
Она сама вся живая и настоящая.
Иногда кажется, что более живая, чем Тони. Но что происходит с Тони, Пегги все еще не знает. И ждет ответа, готовая придти на помощь. Протянуть руку, сказать, что все будет хорошо, делать то, что делала всегда, когда Говард донимал, когда Говард умер, когда Тони шел по наклонной.
Поймать не вышло, но что-то вышло, а что, Пегги и не очень-то знает, на самом деле.

+1

14

Тони усмехается, девочка умеет за себя постоять даже там, где, казалось бы, это не нужно. Она умеет выбрать вариант, который будет наилучшим или наихудшим, она умеет оставаться живой. Тони и рад этому и не рад, потому что она здесь, она рядом, она близко, и она сломает его, если что-то пойдет не так.
Не только его на самом деле. Кобик сильна ровно настолько, насколько может быть силен ребенок с ее уровнем развития. Она сильна настолько, что это пугает, восхищает и убивает что-то внутри него. Он не знает, как жить дальше, как ставить опыты, как узнавать ее границы, как быть с вещью, которая стала личностью?

Он вздыхает и качает головой. Нет-нет, так дело не пойдет. Им с Щ.И.Т.ом придется смириться с некоторыми вещами, с теми, например, что Кобик будет жить автономно, неуправляемая, вечная и совершенно независимая.

- Мы не можем, да. Мы не можем это контролировать, не можем ее использовать и быть теми, кто причинит ей боль. Мы не можем. – Он вздыхает. – Но мы можем ее вырастить. И прежде чем ты начнешь сходить с ума и говорить о том, как это сложно, и мы не имеем права. Она ребенок.

Он пожимает плечами и засовывает руки в карманы.

- Она всего лишь ребенок, которой это нужно. – Тони жалко усмехается и не знает, что тут еще можно добавить.

Да, это его версия происходящего с девочкой, он всего лишь инженер, не психолог. Он всего лишь человек, который не может позволить себе лишнего, не может прекратить быть ответственным за весь мир.

- Мы ее вырастим и ты будешь бабушкой, самой горячей бабушкой в мире, Пеггс. – Тони усмехается. – Это мой план.

Он не знает, стоит ли продолжать. Кобик скользит между ними, двигаясь куда-то в сторону выхода. Ему не нужно разрешение, ему не нужно, чтобы Щ.И.Т. стоял за его плечом, ему нужно, чтобы человек, который был его матерью, согласился на эту авантюру, только и всего. Мелочи в самом деле.

- И я надеюсь ты с нами! Позвони мне, как решишь.

Тони смеется и подхватывает ребенка на руки, она не весит ничего и все равно кажется невероятно тяжелой. Может быть это груз ответственности, а может быть что-то другое, он не уверен, но Кобик в его руках тяжелая, живая и прижимается щекой к его груди, согреваясь.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [16.01.2017] Что такое хорошо и что такое плохо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно