ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [03.02.2017] За спиной у Минотавра


[03.02.2017] За спиной у Минотавра

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ЗА СПИНОЙ У МИНОТАВРА
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://mir-s3-cdn-cf.behance.net/project_modules/disp/c96c2229543579.55f83eb88d767.gif
Старк | Беловаhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Они спустились в подземки Нью Йорка, чтобы найти что-то, что подскажет им откуда прибыли эти пришельцы. Вместо этого они снова друг друга потеряли, оставшись один на один с чем-то, что даже страхом не назовешь.

ВРЕМЯ
03.02.17

МЕСТО
Подземки НЙ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
стекло

+2

2

Лена думала, что всё пройдет, стоит только немного выпустить пар и расслабиться. Думала, что в её спонтанных желаниях нет ничего необычного, ведь она просто человек, просто женщина, которая совсем позабыла о собственном комфорте и удовольствии, пока пыталась выстроить этот дивный новый мир. Но вот, оказавшись в тени, подальше от насущных проблем Нью-Йорка и всех остальных, оставшись наедине с самой собой, она наконец-то могла посвятить время и себе. В конце концов, отдохнуть, пустившись во все тяжкие, как было уже когда-то в Гаване. Не в прошлом году, нет, – раньше, когда ни Гидра, ни Барбара Морс, ни Старк и Роджерс еще не переебали ей жизнь настолько, что теперь только в ужасе браться за голову и пытаться как-то расхлебывать.

Она думала, что всему виной стресс и общая разочарованность последними событиями, которые нанесли существенный урон не только её бытности, но и репутации. В общем, много о чем Белова думала, не придавая особого значения своему поведению, не замечая толком, что оно с каждый днем менялось в какую-то странную степь. То, что у неё реальные, неподдающиеся логическому объяснению проблемы, Лена поняла, когда осознала себя в каком-то замшелом, едва ли легальном клубе в Адской кухне, который больше напоминал притон, в объятьях сомнительного вида мужчины, имени которого у Беловой даже не получалось вспомнить, а может она его и вовсе не знала. О проблемах свидетельствовало и собственное тело, чьи порывы плохо поддавались контролю. Говорили о них и синяки под глазами, синяки на коже, причины появления которых Лена тоже едва ли помнила. Она часами стояла под контрастным душем, обжигая себя то кипятком, то ледяной водой, лишь бы снять внутреннее напряжение и отвлечься. Лишь бы стало легче. Но становилось только хуже. Белова уже была готова бить голыми руками по кирпичным стенам своего съемного лофта, лишь бы перестать чувствовать эту изнуряющую ломку, боль всегда неплохо отвлекала, поэтому, когда Старк оставил ей сообщение с предложением помочь, русская ответила далеко не сразу. Но всё же ответила, придя к выводу, что находиться в четырех стенах тоже невыносимо.

- Знаешь, с каждым разом места наших встреч всё стремнее и стремнее. Боюсь представить, куда ты пригласишь меня в следующий.

Голос Елены искажала маска, сама Белова, спустившись вместе с Тони в заброшенную часть городской подземки, старалась держаться чуть поодаль, заведомо облачившись в подаренную им броню. Не то чтобы в этом была особая необходимость, Лена в принципе собиралась использовать внезапный жест доброй воли Старка в самых крайних случаях, но сегодня с помощью брони Елена будто бы отгораживала себя от всего мира или мир от себя, заодно скрывая не самый кошерный внешний вид. Бледные цвет лица, синяки, воспаленный взгляд, – да, при последнем взгляде в зеркало трудно было не ужаснуться произошедшим переменам, словно Лена подсела на наркоту и очень долго не получала заветной дозы. А еще она похудела, хорошо хоть наниты в броне с легкостью подстроились под новые параметры, чего, к сожалению, не случится с гардеробом.

- Как думаешь, зачем мы опять понадобились пришельцам? Как по мне, эта планета и без них вот-вот сама себя догробит. – Белова хмыкнула, изучая гулкие, сырые коридоры сканерами, но пока ничего не уловила. Если здесь и пряталось что-то, то наверняка в самой глубине, куда не доберутся даже диггеры. Ну, если оно, конечно, пряталось.

Нахрена всё это Тони, Лена уже и не спрашивала. Стоило ей вернуть Старку его личность, как всё встало на круги своя – Железный Человек всегда оказывался там, где самое пекло.

+1

3

Тони ждал ее у входа в старую часть метро, сообщение было коротким и по делу. Не стоило лишний раз давать Лене информацию, которую она смогла бы перепродать, изменить или исказить. Нет-нет, играть с ней по-честному у него получалось, играть на всю катушку – нет, он слишком хорошо знал, что пистолет в ее руках не просто пугалка. А броня, которую он ей сам и сделал, не просто красное словцо в технике.

Он не думал о смерти уже очень давно, но каждый раз, когда она опускалась рядом с ней, каждый раз, когда забрало поднималось и он видел ее глаза, смерть смотрела на него, смотрела через прицел и была рядом. Потому что он знал, рано или поздно именно она станет ее причиной. Рано или поздно именно Белова нажмет на спусковой крючок и сделает вид, что больше никогда не знал Старка, каким бы он ни был.

Вот она их точка. Вот оно их доверие.

- Ну извини, в последнее время с ресторанами проблема, сама понимаешь, после Гидры многое изменилось и что-то еще отстраивается. А что-то может и вовсе не вернется на круги своя, несмотря на жгучее желание это изменить. – Он кивнул в знак приветствия, подмечая усталость, тусклый взгляд, надломленный голос.

Что-то происходило, что-то страшное, что-то меняющее саму жизнь, но Тони старался не думать об этом. Он старался избегать мыслей о том, что изменения неизбежны, что все они смертны, что у всех свой срок и своя жизнь. Он старался жить завтрашним днем, забывая, что сегодняшний может быть последним.

- В общем, как выяснилось, капитан не только нас обманул, но и вас в какой-то части. Не знаю в какой. Кто был с тобой в Башне, Лена? – А вот эта тема у него еще болела.

Тут еще жгло.

Он хотел верить, что все это сделал пришелец, чувак с зеленым телом и не привлекательным лицом. Он хотел верить, что вся Гидра, весь их путь был от этого, от подмены, от того что они были плохими друзьями. Он так хотел в это верить, но уже знал, понимал, что это не так. Все не так!

Они опускались в подземку, он подсоединился к спутникам и скинул интерактивную карту себе в оперативную память брони. Скинул еще пару описаний местности и вздохнул, путь предстоял не из простых, к тому же, никто доподлинно не знал, что их ждало за поворотом, здесь не было ничего из их светлой и светской жизни.

- Не знаю зачем мы им, но зачем-то нужны. Черт его знает, спросить бы кого, да пока что наши поиски в рядах Мстителей и среди людей не дали ничего. Это такая запутанная история о пранойе, в которой нет места ничему хорошему. – Тони махнул рукой. – Начнем отсюда и до упора. Где-то должен быть центр всего этого бреда, и мы тут, чтобы его найти.

Он был уверен только в одном, какими бы путами их с Беловой не связало, какой бы ерундой ему голову не забило и ей не спалило нервы, они выгребут. Потому что более живучих тварей не было среди людей, Тони проверил это на собственной шкуре.

+1

4

Броня была её доспехами, её защитой, её тюрьмой. О да, Лена не питала иллюзий на счет доверия и расположенности Старка, не позволяла притупиться настороженности, сколь бы прекрасен и важен не был его подарок. Белова знала, что стоит ей отступиться, стоит встать не рядом, а вновь против него, и Тони использует свой козырь, который Лена так рискованно решилась держать подле себя. И всё же, сейчас – особенно сейчас – скрывшись за нанитную завесу, она чувствовала себя в безопасности. Чувствовала остатки рамок, за которые не следовало выходить не при каких условиях.

- Хорошая отмазка, только кофе ты мне по-прежнему должен, – усмехнувшись, Лена шагнула вглубь, и темнота перед ней немного развеялась отсветом реакторов.

Чем дальше они уходили, тем неприветливее становились туннели. Тишина была почти осязаемой, она сгущалась вокруг вместе с мраком, из-за чего треск камней под ногами тревожил слух и нервы больше, чем мог бы взрыв там, на поверхности.

Они шли вперед, шли куда-то в темноту, и сканеры по-прежнему молчали, оставляя их наедине с самими собой и друг другом. Не самое удачное время, чтобы оставаться с Беловой вдвоем, если честно, но зато удачное место, чтобы на пару сдохнуть, и никто бы их впредь не потревожил.

Ощущение склепа действительно не покидало. Возможно, это сказывалась её усталость, возможно, на фоне натянутых струной нервов, разыгралась паранойя, но Лене сильнее и сильнее казалась, что они изучают стены собственной могилы.

Здесь было что-то не так. Или это было с ними. Впрочем, с ними не так было всегда и всё. Белова почти привыкла и где-то в глубине души, каждую секунду с момента начала войны, ожидала новую катастрофу.

Услышав вопрос Старка, она резко остановилась и убрала шлем.

- Капитан был воплощением лжи с самого начала, Тони. Пора бы тебе это принять и не плодить ложных иллюзий. И всё же, что бы вы ни обнаружили после нападения Часового, в Башне был не скрулл! Я не заключала союза со скруллом! Мы почти победили. – Елена с досадой пнула ближайший камень, отправив тот в полет до первой стены. – Если бы не ты, – добавила она чуть тише с налетом прежней злости, – если бы не он и его страх перед достигнутым... А скруллы, да черт возьми, это до сих пор в голове не укладывается.

Белова хотела продолжить, но сканеры ожили, уловив какую-то активность впереди. Затем все показатели взлетели вверх, выходя за всякое понятие допустимой нормы. Впереди что-то произошло. Или их ждали, или они наконец-то нашли то, что искали – очередные неприятности с сомнительным исходом.

Впереди что-то произошло, и обоих накрыло не то вспышкой, не то волной, от которой заложило уши и помутилось зрение.

Елена и не заметила, как упала. Она не поняла, отключалась ли или просто потеряла всякую ориентацию в пространстве, но когда вновь пришла в себя, то была уже без брони.

- Зачем ты убрал его? Верни мой костюм, Старк!

И только потом до Лены дошло, что Тони тоже без ничего. И вся техника вырубилась вместе с их доспехами.

+1

5

Тишина полотном ложилась на плечи, сковывала, тянула в сторону, тянула унести ноги из этого места. Тони физически ощущал, как с каждым шагом, с каждым метром он уходит под землю все глубже, как смыкается над головой пространство, как замирает время. В подземельях не было солнца, не было света, не было жизни. В подземельях хранились секреты, бились о скалы тишины слова, которые нужно было сказать.
Вокруг него было слишком пусто, слишком тихо, слишком никак. Он не понимал почему не решился на этот поход чуть раньше - с одной стороны. Он не мог понять, зачем нужен этот поход - с другой стороны.

И Лена. О да, Лена. Его враг, его сестра, его брешь в броне, еще одна. Еще одна трещина в сердце, от которой не спастись, которая не заживет, которая уничтожит его, как только он даст повод. Он не обманывался, он не ждал от нее тепла, он не ждал от нее ничего. Он только надеялся, что они выживут, что они выберутся. Потому и позвал ее.

- Кофе когда-нибудь, не сейчас. Увы, у нас тут кафе не заводили, надо бы дать маркетингу такую идею, глядишь не было бы так пустынно вокруг. И тихо.

Он вздрогнул от собственного голоса и постарался сосредоточится на дороге. Да, идти вперед всегда было нелегко, тем более после признания Лены. В Башне был не скрулл, забавно, как поистине забавно складывается эта история, как много ниточек, как много оборванных связей и вот они здесь. Два врага, два человека, которые мечтали о смерти друг друга и по какой-то, невероятно смешной, случайности. Да, правдау всегда было не легко принять, особенно ту, от которой так или иначе было больно. Было слишком больно, да.

Он зажмурился, ослепленный светом. Они добрались, до чего-то добрались, но до чего именно было непонятно. Фрайдей отключилась от перенапряжения, броня капсулировалась, не способная сдвинуться с места, а свет был такой яркий, такой интенсивный, что Тони пришлось пережидать вспышки под веками.
А потом все кончилось, кончилася свет, кончилось воздействие и броня стекла с него, убираясь внутрь. Он потерял с ней связь. Тони ошарашено смотрел на свои руки, не веря собственным глазам. Он никогда не терял с ней связь. Он никогда не убирал ее вот так, внезапно, случайно.

- Что за чертовщина? - Он возмущенно окинул взглядом помещение, натыкаясь на Лену, которая тоже осталась без защиты. - Это не я. Я не стал бы. Это же глупо черт бы его побрал. Хэй, верни все на место, так нечестно, если это магия или воздействие, то это грязная игра.

Тони шипел от возмущения, не зная что предпринять. Как достучаться обратно, как сделать так, чтобы броня вернулась на место. Какого дьявола они оказались внутри склепа без защиты и без возможности спастись. Тони постарался взять себя в руки, очень постарался, но легче не становилось. А когда пол под ногами начал сотрясаться от чьей-то тяжелой поступи, поступь ли? Он со вздохом протянул Лене руку, подхватывая ее под локоть.
- Самое время бежать.

+1

6

Они оба были в замешательстве, оба фактически обнажены. Лена даже не взяла с собой привычного оружия, понадеявшись на возможности костюма, на возможности своих браслетов, если вдруг костюм перестанет функционировать в её пользу. Белова думала, что подготовилась к неожиданным поворотам, только подготовка эта была направлена скорее на очередную стычку со Старком. Теперь не работал ни костюм, ни браслеты, ничего, что так или иначе могло бы помочь ей в сложившейся ситуации. Чертов фонарик — и тот не работал, потому что был напичкан электроникой. Приходилось бежать почти вслепую, ориентируясь скорее по очертаниям и звукам, ибо, хоть они и повернули обратно, это совсем не означало, что впереди их ждал выход.

Впереди их ждал еще более густой мрак и сужающиеся, выщербленные коридоры. Лена не страдала клаустрофобией, всё это было не в новинку. Когда-то её обучали побеждать разного рода страхи, когда-то её отправляли в местечки и похуже, где действительно с непривычки было страшно. Когда-то Белову стискивали стены криокапсулы и топила под собой непроглядная темнота, тянувшаяся месяцами, когда-то всё это было и она не сломалась. Поэтому сегодня всё должно было пройти гладко, и даже заброшенная подземка без начала и конца не должна была пугать. Она и не то чтобы сильно пугала – действовала на нервы скорее, пугало другое.

Елена не понимала, что с ней случилось, почему ей так плохо, почему она двигается в два раза медленнее, чем могла бы. Почему не контролирует себя и силится делать вид, что всё в порядке, в то время как внутри что-то пожирает её час за часом. Белова выпустила руку Тони, следуя за ним бесшумно и стараясь не отставать, но в какой-то момент, перед следующим поворотом, привалилась к стене, потому что перед глазами снова начало нехорошо плыть.

- Так, ладно, нам нужен план. – Она тяжело выдохнула, стараясь прислушаться. Звуки гулких шагов, кажется, остались позади, но вдалеке различался чей-то тихий разговор. Их определенно искали, поэтому долго на одном месте оставаться было нельзя. – У нас в арсенале мой нож и твои мозги. С учетом, что мы понятия не имеем, какая хрень отключила наши костюмы и что или кто ждет впереди, предлагаю попробовать тихонько подобраться к эпицентру всей этой ерунды, осмотреться там насколько получиться, и линять. Выберемся, и сможешь отправить сигнал Щиту или Мстителям с координатами.

Белова вновь сделала глубокий вдох, собираясь двинуться дальше. Голова немного прояснилась, а глаза уже постепенно привыкали к темноте. Обостренный слух, зрение, осязание начали работать на Елену, позволяя лучше различать очертания пространства. Теперь она вполне ясно видела фигуру Тони напротив себя, видела поворот, рядом с которым они оба стояли, и темноту в нем, что, кажется, пошевелилась вопреки всем законам физики…

- Осторожно!

Лена схватила его за плечи, рывком отдергивая в сторону. Реакция на уровне инстинктов, тревога, достигшая своего предела и звон связывающей их ниточки фоном не дали проморгать угрозу даже в полуразваленном состоянии. В место, где еще секунду назад стоял Тони, вонзилось что-то острое, а темнота приобрела вполне себе ясные формы трех широкоплечих существ.

- Ладно, план меняется. Теперь пункт номер один – это выжить!

В руке у Беловой мелькнул нож, лезвие которого она постаралась воткнуть в ближайшего противника по самую рукоять.

+1

7

- Хороший план требует кофе и участия кого-то, кто не будет психовать из-за деактивации брони. Хэй, парни, тут есть кто-то? Нет? Я таки думал. Очень смешно, конечно, обхохочешься! - Тони мрачно разглядывал собственный ркуи, в надежде что по пальцам скользнет золото, а потом все вернется на свои места.

Так уж сложилось, что он на протяжении нескольких лет полагался на свою броню, полагал себя защищенным, полагал себя сильным именно в ней. Без нее все казалось ненужным, неважным, мелким. Он поймал себя даже на том, что пытается подключится к Фрайдей, если бы это было возможно! Если бы это могло им помочь.

Тони собрался себя, постарался соскрести свои чувства подальше и запереть их там. Сейчас не время впадать в панику, не время начинать чертов кошмар внутри своей головы. Он даже не в пустыне, тут нет песка, который забивался бы в поры, проникал бы внутрь, оседал бы в нем, чтобы сделать его жизнь сложнее. Тут не было крови и камеры, полупустой, холодной.

Тут не было ничего, что могло бы его напугать.

Кроме нее.

Кроме нее. Тони усмехнулся, рассматривая Лену. Сколько бы времени не прошло, сколько бы они не пережили вместе, сколько бы не было у них разногласий, он помнил ее руку в собственной груди. У сердца.

Она почти убила его. Она готова была вырвать это проклятое сердце через его спину и сожрать не сходя с места, он верил в это, он знал это. Он остался жив. На вопрос - “почему” он даже не пытался найти ответа. Просто - живой.

- С выжить у нас могут возникнуть проблемы. - Тони хмыкнул и все-таки двинулся вперед, рассчитывая на то, что она прикроет его спину.

От ощущения опасности его не спасало ничего. Она была позади, с ножом, как в старые добрые времена. Только связь гудела внутри, говоря ему о том, что она не предаст, не сломает это, защитит. Насколько сможет - защитит.

А потом убьет скорее всего. Кто знает.

- Нам нужно добраться до глушилки или что там у них и вырубить ее к хренам, мне нужна Фрайдей, броня и полный комплект вооружения, а не эта ерунда. - Он презрительно смотрит на камень, который судорожно сжимает в руках. - Не эта ерунда и уж тем более не темные мрачные коридоры, от которых сводит все внутри.

Он пробирается вперед, потому что промедление смерти подобно. Он пробирается вперед, стараясь ступать медленно, осторожно, выбирает пути, подбирает возможности, старается сделать каждый шаг обдуманным и неожиданно для себя проваливается в какую-то нору.

Здравствуй Алиса.

+1

8

Скруллы оказались не шибко поворотливы, в столь ограниченном пространстве Лене было проще двигаться и убить их. Она была меньше, тоньше, быстрее, а еще намного злее. Её достали эти катакомбы, достало собственное бессилие. Хотя, если смотреть правде в лицо, даже в таком состоянии шанс выжить без брони и оружия, у неё куда выше, чем у Тони. И в чем-то он сейчас, наверное, зависел от неё. Но еще больше они зависели друг от друга.

- Не боишься подставлять мне спину? – Лена хмыкнула, идя за Старком шаг в шаг. Нож по-прежнему был у неё в руке, рука в напряжении и готовности тут же вонзить острое лезвие в чью-нибудь тушу, стоит только Беловой вновь заподозрить неладное. И спина Тони перед глазами, такая открытая, такая незащищенная. Всё, что оставалось сделать, это просто опустить руку, и Железный Человек бы исчез навсегда.

Сколько бы Елена еще совсем недавно отдала, чтобы оказаться с ним вот так вот – один на один, когда он без защиты, без брони, без экстремиса. Когда он просто человек и уязвим до самого предела. Мироздание очень любит подшучивать, исполняя мечты в тот момент, когда уже совсем не ждешь, когда уже нужно что-то совершенно другое. Оно вообще, видимо, очень любит подшучивать над ними двумя, раз позволило клубку ненависти сплестись с чем-то помимо, раз допускало такие встречи и передряги. Впрочем, возможно им действительно суждено когда-нибудь убиться друг об друга, и только в тот момент будет поставлена точка. Но не сегодня. Елена не согласна умирать сегодня, под толщей земной породы и бетона.

Она едва успела затормозить на самом краю ямы, чтобы не свалиться вслед за Старком. И сначала с удивлением уставилась в темноту, прикидывая, как поступить дальше. Вот этого Лена точно не ожидала – туннели внутри туннелей, и еще туннели. Такое ощущение, что они в гребанном лабиринте, а не под городом, который, как Елена считала, она знает, словно свои пять пальцев. Но, видимо, не так хорошо на деле и знает.

- Эм… Тони? – Белова наклонилась к дыре, но ответа не последовало. – Мда, сегодняшний день я представляла иначе…

Падай, Алиса, падай, я с тобой.

По узкому провалу Елена соскользнула быстро, её вынесло в какое-то углубление с низким потолком и затхлым воздухом, но хотя бы приземление прошло мягко, точнее, его смягчили. Белова свалилась прямо на Старка, совсем не грациозно, к сожалению. Но новости были и хорошие, по крайней мере, Тони здесь и вроде как жив.

- Хотела уже посетовать на хреновость всего происходящего, но должна признать, что это не самое худшее положение, в котором я оказывалась. Ты цел? – Лена ухмыльнулась и, оттолкнувшись от него, поднялась на ноги, помогая следом встать и Старку. – Мы вообще еще в Нью-Йорке? Такое ощущение, что следующий поворот или яма приведут нас прямиком в ад.

Белова осмотрелась, пытаясь задушить кашель из-за пыли, которой уже успела наглотаться. Потолки здесь были низкие, а воздуха крайне мало. Из положительного – выглядело это место еще одним туннелем, а туннели должны были иметь начало. Правда, Елену несколько смущали хлипкие колонны из пород, которые вроде как не давали потолку обрушиться, но смотрелись слишком уж ненадежно. Впрочем, им всё равно нельзя было долго задерживаться здесь.

- Еще немного и мне начнет мерещиться минотавр, – теперь впереди шла Лена, осторожно, мелкими шагами, так же и дышала, а вокруг темнота, хоть глаз выколи, и никаких изменений. – Интересно, сойдет ли наша с тобой связь за нить Ариадны.

Еще через несколько шагов Белова обо что-то споткнулась, внутри всё похолодело, потому что интуиция подсказывала, что это не камень – слишком мягкое. Наклонившись, она ощупала находку, прошла еще дальше на полусогнутых, всё также шаря руками по темным объектам, расположенным на земле, и вглядываясь изо всех сил. Затем, когда мелькнувшая в голове догадка подтвердилась, скривила губы.

- Тони, здесь тела. Человеческие, возможно не только, я не пойму в такой темноте, но признаков жизни нет… как и запаха, наверное, чем-то обработаны. – Лена поднялась на ноги, едва не задевая макушкой потолок, чертыхнулась сквозь зубы. Хреновы их дела, по-другому не скажешь, теперь они попали в погребальную яму. – Но вряд ли их скидывают через ту дыру, куда провалились мы, должен быть другой ход… я надеюсь, потому что иначе нам конец.

+1

9

Тони хмыкнул, подставлять спину Беловой было и страшно, и необходимо, не доверие им двигало, отнюдь. Шаткое ощущение, что иначе им не выбраться, вот что им двигало. И он хотел, он черт побери хотел этого, хотел сделать так, чтобы она уже хоть как-то проявила себя.
Интересно, что со времен Феникса динамика их отношений чуть изменилась. Появилось тонкое, хрупкое понимание друг друга, привязанность. Он иногда думал о том, что нужно было бы это разорвать, перестать знать, что она жива, перестать даже следить за этим. А потом ловил себя на том, что ищет внутри себя эту нитку и тянет, проверяя, на месте ли она.

Все это стояло в груди, не давая дышать, не давая двигаться с места, не давая повода подойти или отойти чуть в сторону. Он оставался на одной линии с ней, на одной позиции, на одной доске. И если что-то случится, она тоже пострадает.

Тони не знал, хотел ли он проверять эту теорию или уже нет?

И когда он двигалась, убивая скруллов, вырывая из них хриплые стоны он думал не о том, что это страшно. Что она убийца, что она по сути один из троих людей, которые должны вызывать ужас. Нет. Он думал о том, что она кто-то, кто должен выжить. Это ли не странно? Это ли не повод дойти до психушки?

А вместо этого он лежит где-то на дне какого-то перехода, еле слышно хохоча с самого себя. Надо же было так глупо попасться, надо же было так глупо подставиться. Как будто недостаточно было того, что он не мог выбраться отсюда с помощью брони. Как будто недостаточно было, что он тут все еще самое уязвимое звено на данный момент. Он смеется чуть громче, когда Лена оказывается рядом, но не поднимается, все так и лежит на полу, впитывая это страшное ощущение, собственной уязвимости.

- Минотавр ждет нас в центре лабиринта, Ариадна. А пока с тебя моток веревки и вывести меня из этой чертовой пропасти и кошмара. – Он поднимается, встряхивается, да, ушибы, но они пройдут, да, его эго тоже страдает, но это излечимо, потом. – Получается правда у нас не очень.

Он бредет следом за ней, согнувшись и пытаясь хоть что-то рассмотреть вокруг себя. Он даже не спотыкается, когда она говорит ему о мертвых тела. К чему-то такому стоит быть готовым, когда вокруг происходят странные вещи.

- Признаков жизни нет? – Тони вздыхает, они опоздали. Ну, на самом деле они опоздали уже какое-то время назад, сейчас просто все стало в разы хуже, в разы безумнее.

Он не останавливается и двигается вперед, подталкивая ее в спину.

- Надо убираться отсюда, потом можно будет вернуться и забрать их, послать сюда агентов кого угодно, главное, выбраться. Так что давай, вперед, там, где-то должен быть пусть наверх, или в бок, да куда угодно. – Он старательно не думает про то, что идет по трупам, очень старательно.

Тони Старк не убивает людей, у Тони Старка очень много пунктиков. И он не убивает людей и не ходит по их трупам, видимо, не в этот раз.

Впереди темнота становится только гуще, а шаги их гулом отдаются в стенах. Судя по звуку впереди какой-то зал или препятствие, черт его знает, что это. Приходится двигаться наощупь, стараясь не упасть при первом же повороте или новой яме.

Тони сдерживает порыв закричать, проверить есть ли кто живой, сдерживает сам себя.

+2

10

Всё хорошо, всё в порядке. Они обязательно выберутся из этой западни, живыми выберутся, и никак иначе. Они выберутся вместе и потом еще будут ехидно подкалывать друг друга, вспоминая, как распсиховались из-за потери брони и оружия, словно неопытные новички. Лена пробиралась вперед на полусогнутых и прокручивала в голове сценарии этих перепалок, а к горлу подступал ком, перекрывая и без того малый приток воздуха.

Паника медленно расползалась по телу, сковывая движения, льдом оседала в конечностях. Дыхание стало тяжелым, сдавленным, плыло перед глазами и периодически, на доли секунд, начинало казаться, что позади неё уже совсем не Тони, а то самое чудовище из древних мифов. Или чудовища из другого мира, которых сегодня Елене уже пришлось убивать. Только она не уверена, что сумеет повторить этот трюк, возникни они вновь на её пути здесь.

Белова обернулась, поймав Старка за руку, и крепко сжала её холодными пальцами.

— Чтобы не потеряться… или не провалиться случайно куда-нибудь, — пробормотала она не слишком внятно и отвернулась, продолжая идти вперед через трупы людей или еще кого-то.

Было так трудно просто признаться, что ей чисто по-человечески сейчас страшно, несмотря на все умения и годы тренировок, ей страшно до чертиков. Ей не хватает воздуха, плохо, и стены давят своей массой, словно могильные плиты. Словно боковушки тесной и неудобной криокамеры, в которую Белову несколько раз засовывали. Словно её вновь обступила непреодолимая преграда, которая подбиралась всё ближе. Как огонь в Будапеште. Лене было страшно вновь остаться где-то взаперти. А ведь после Феникса она пообещала себе, что больше никогда не предстанет перед Старком слабой, больше не покажет ему, что напугана.

— Всё хорошо, я нас выведу. Есть кое-что, что может сработать, только надо найти правильное место.

Она повторила это несколько раз, обрывочно, скорее даже не Тони успокаивая, а себя саму. С другой стороны, они ведь действительно по-прежнему в Нью-Йорке, просто очень глубоко под, но, тем не менее, не провалились в другое измерение, зеркальный лабиринт или еще чего-нибудь хуже. Возможно, именно сейчас они прошли под любимой закусочной Елены, а дальше двинутся в сторону известного бутика, где одевается жена мэра. Они по-прежнему в Нью-Йорке, а значит, все на самом деле не так плохо и шансы выбраться достаточно велики. От этих мыслей стало чуть спокойнее. В следующую секунду Белова остановилась.

— Смотри, — указала она на потолок, в котором виднелись крохотные просветы, но достаточно заметные на фоне кромешной темноты. — Должно быть, там что-то вроде люка. Могу попробовать пробить, у меня кое-что осталось от агента Джонсон. Не факт, что получится, конечно, после пустыни мои способности сбоят, понятия не имею, что произошло тогда в том чертовом храме, но я себя хреново контролирую. Впрочем, выбора то у нас всё равно нет. Отойди.

У неё были способности, но не было сил, чтобы их использовать. Мир полнился злой иронией, и теперь её жертвой стала Белова. И всё же, она попыталась сосредоточиться и перестроить свое тело. Как там Дейзи делала это? Слушала вибрации, ловила их поток, а затем направляла туда, куда хотела? Лена прикрыла глаза, ощутив, как рука слабо подрагивает.

Вибрация достигла цели, пробив дыру в потолке, и на обоих дождем посыпалась труха и пыль. Но образовавшегося прохода должно было хватить, чтобы пролезть.

— Я первая.

Кость в руке сразу заныла, но подтянувшись, Лена пролезла в дыру, едва снова не натыкаясь на скрулла. С другой стороны приближалось еще двое, и фокус пришлось повторить, только получилось еще болезненнее. Зато они, кажется, выбрались прямиком в лабораторию. Белова вновь почувствовала уже знакомое давление и шум, как в самом начале их пути.

— Наверное, заглушка здесь, я вырублю!

От третьего удара вибрационной волной со всех сторон посыпались искры, а Лена осела на пол, схватившись за руку. Внутри определенно что-то треснуло.

— Как Дейзи только это делает, — скривив губы, зашипела она. — Черт, больно.

+1

11

Держать ее за руку было странно, до боли странно и до боли дико. Как давно она прикасалась? Когда убивала? Когда спасала? Ее руки уже давно не те, которые он смутно помнил из обрядов. Ее руки уже давно не те, которые он запомнил из смутных снов и прошлого, которого не было. Она больше не травница, не целительница, не ведьма.
Тони сглотнул, пытаясь избавиться от де жав ю, пытаясь сказать самому себе что все это полная ерунда, что они не среди полной пустоты, что они не среди тех, кто остался, кто вынужден был остаться на том проклятом острове.

Внутри, как и прежде, ворочалось что-то большое, что-то смутно знакомое, что-то чуждое ему. Внутри ему казалось, что он умирает снова и снова.

Но вместо того чтобы бежать, вместо того чтобы отказаться от нее, он сжал ее руки чуть крепче. Стараясь передать собственную уверенность для нее. Стараясь подарить ей толику покоя.

- Не волнуйся, выходить будем вместе, пусть это и звучит слишком сюрреалистично для нас. – Тони постарался не выпустить ее руку.

Им приходилось двигаться медленно и все больше наощупь, глаза нет-нет да подводили, сводили с ума образами, и мысли, казалось бы, оживали где-то внутри его головы. Мысли, от которых он сходил с ума, старательно не замечая, что они все больше походят на реальность.

Когда Лена дернулась вперед, первым порывом Тони было оставить ее при себе, замереть, сохранить, перестать делать то, что он делал каждый раз. Перестать пытаться просчитать все на свете и спасти хотя бы то, что есть.

Они оказались где-то в другом месте, где-то в лаборатории судя по виду и приборам вокруг. Тони осматривался, даже не пытаясь стряхнуть пыль и сделать хоть что-то с тем, что броня до сих пор спала где-то внутри него, скованная чужим кодом.

- Здесь все слишком странно. – Он подвинулся к Лене, которая трясла руку сидя на полу. – Мне кажется у Дейзи были приспособления для этих финтов, а не голые кожа и кости, Лена, тебе ли не знать.

Он опустился рядом с ней, перехватывает запястье той руки, которая казалось болела, и погладил выступающую косточку. Слишком хрупкая, слишком тонкие руки, он вздохнул.

- Зачем? Мы бы выбрались и так. Мы бы справились. – Он кивнул в сторону столов и приборов. – Даже если бы мы не сразу попали сюда.

Тони хмыкнул. Им нужно было пойти, им нужно было разобраться со всем этим. Им нужно было двигаться и на этот раз Тони собирался сделать так, чтобы его броня была под рукой, даже если ему придется себя выпотрошить.

- Лена, послушай меня, все не так плохо, как кажется, не так ли? Но нам нужно выбраться. Нам нужно выбраться отсюда, и ты знаешь, как это сделать, я уверен, что ты знаешь. Вспомни, что они говорили на счет моего вируса, помнишь? У него есть протоколы. Я не человек, Лена. Ты можешь достать мою броню. Я думаю ты можешь достать ее и это закроет вопросы выхода.

+1

12

Что ж, сегодняшний день оказался для них крайне паршивым. Лена тяжело вздохнула, продолжая сидеть на полу и наблюдать за искрящимся оборудованием, поломка которого принесла им… ровно ничего. А она ведь так надеялась, что разгадка найдена и теперь у них получится выбраться и разнести здесь всё к чертовой матери. Но вместо ожидаемого ликования, к горлу подкатило тошнотворное разочарование.

Всё, что они сегодня предпринимали, чтобы разобраться в происходящем или попросту выбраться, лишь добавляло еще больше проблем да уводило дальше под землю. Словно это место вообще заколдовано и представляло собой замкнутый порочный круг. Только на этот раз причина точно скрывалась не в магии, а, наверное, в них самих. Причина была в наложившихся друг на друга обстоятельствах, в слабостях обоих, что здесь выпятились наружу, сплелись и заиграли пуще прежнего. В удивительной способности и Тони, и Лены влипать в самое дерьмо, а потом думать, как из него выбираться. Это классический сценарий каждой их встречи, начиная с того момента, как оба вроде бы пришли к странному перемирию. Было даже смешно, и Белова усмехнулась, прикрыв глаза, но получилось как-то не весело. Она бы предложила немного разнообразить в следующий раз развлекательную программу, да только понятия не имела, чем им еще аукнется сегодняшнее приключение, чем оно закончится и закончится ли вообще.

- Ага, выбрались бы, - с легкими нотками сарказма в голосе, ответила русская. - Или задохнулись бы в той яме, в попытках пробить люк. Еще был отличный вариант наладить дружеский контакт со скруллами, но не думаю, что они шибко обрадовались убитым сородичам и тому, что мы влезли в их тайное логово. А теперь не обрадуются и подавно. – Лена кивнула на тела еще трех пришельцев, лежавших неподвижно, и снова вздохнула. – Ладно, забудь. Выберемся, и я найду для себя кого-нибудь с исцеляющим фактором.

Подняться на ноги было не самой легкой задачей, и, опираясь на руку Тони своей здоровой, Белова вспомнила не одно русское ругательство. Всё ее тело ломило от боли, словно теперь вибрации, которыми Лена разнесла лабораторию, вернулись обратно и гуляли внутри. Еще не отпускала слабость, к которой добавилась жажда и головокружение. Белова ощущала себя так, будто под внешней оболочкой разваливалась на части, и скоро оболочка тоже начнет рассыпаться, прямо под осторожными прикосновениями Железного Человека, который поддерживал её, чтобы Лена не рухнула обратно на пол. На Белову накатило отвратительное ощущение от собственной беспомощности и понимания, что сейчас она здесь еще более слабое звено, чем Тони, стала таковым после игры в героя, и оставшегося запала у неё хватит на одну-две атаки, не больше, прежде чем организм, наверное, окончательно пошлет её нахуй, отказавшись слушаться.

- Да какие протоколы, Старк, – она раздраженно и немного устало фыркнула, - я знаю протокол обнуления, который ты наверняка уже пофиксил. Было еще несколько, все связанные с ситуациями, если бы ты вышел из-под контроля. Но у нас нихрена не работает, я даже фонарик включить не могу, не говоря уже о том, чтобы попытаться к тебе подключиться. Не знаю, что за ерунда здесь всё глушит, но, возможно, это влияет не только на технику, но и на нас самих…

Шум, раздавшийся совсем рядом, едва ли не за стеной, не дал ей закончить. Лена вздрогнула, понимая, что заблокированную в дальнем конце лаборатории дверь вот-вот откроют с той стороны, и за ней явно не будет ожидать ничего хорошего. Пришлось действовать на автомате, импровизировать, не лезть же им обратно в ту погребальную яму, в самом деле.

- Тони, закрой проход в полу! – крикнул Белова, направив ударную волну в сторону двери и заваливая ту кусками потолка и грудой покореженного оборудования. На острую боль, что пошла вверх от локтя до плеча, Лена старалась уже не обращать внимания, но, не сдержавшись, всё равно выругалась. – Твою мать… сколько же их тут.

Скруллы, увы, ей не ответили, а только продолжили попытки прорваться через созданные ею преграды и наверняка скоро прорвутся, с их-то технологиями и возможностями. А они с Тони как два попавших в ловушку зверя, загнанные в угол и всё еще способные скалить зубы да укусить, но находящиеся явно в проигрышном положении. Лена запустила пальцы в волосы, лихорадочно вспоминая, какие данные у неё были по экстремису. Какие протоколы можно было бы использовать в экстренных ситуациях. У Гидры ведь всегда был козырь в рукаве, всегда было что-то, что могло урезонить или наоборот, раздраконить чудовищ, что она создавала.

Идея Беловой пришла сомнительная, но будучи зажатыми с двух сторон врагами, без оружия, без сил, какие еще у них были варианты?

- Можем попробовать расшевелить твои наниты извне. Надо устроить системный шок, но для этого придется тебя убить. – Лена усмехнулась, понимая, как абсурдно теперь звучит эта фраза, и само предложение. – Точнее заставить вирус поверить, что его носителя убивают. Несколько протоколов экстремиса были закодированы на мою ДНК, если совместим, то есть шанс, что вирус разрушит блок и начнет работать автономно. Но при неудачном исходе твой мозг поджарится. Уверен, что хочешь этого?

Пожалуй, она могла бы и не спрашивать, а просто начать действовать и всё. Но руки всё равно подрагивали, только совсем не от треснувших костей и боли. Не было никакого удовольствия, никакого азарта и предвкушения в том, что жизнь Старка висела сейчас на волоске, когда он с полным осознанием сам шел на такую жертву. Только тревога, осевшая в груди и тянущая вниз, словно к сердцу привязали гирю. Лена подошла ближе, обнимая его здоровой рукой, ладонью коснулась чуть ниже лопаток, на уровне сердца. И вонзила туда измененные когти с пальцами, через которые заструился энергетический заряд. Её глаза слабо светились в кромешной темноте, электризовались волосы и всё тело, били импульсами кончики пальцев поврежденной руки, которыми Белова зацепила пальцы Старка. Она могла бы светиться ярче, красивее, как тогда, с Фениксом, могла бы сама со всем справиться, обратившись в чудовище, но сейчас это всё, на что Лена была способна. И от собственной бесполезности тошнило сильнее, чем от физической истощенности.

- Сегодня я никудышный напарник, извини, - шепнула Лена ему на ухо. – Но важно, чтобы ты знал, я больше не хочу твоей смерти.

Только вот она снова убивала его, пусть и с разрешения, но убивала, не зная, что случится в следующую секунду. Сумеет ли Старк справиться с этим или рухнет замертво перед её ногами, после чего, наверное, рухнет и она сама.

+1

13

То, что они были в ловушке он понимал, не дураком родился, что ловушка была скроена под них, он тоже понимал. Кто-то озаботился тем, чтобы технически подкованные люди не смогли прорваться внутрь, не смогли ничего забрать отсюда и не смогли выбраться. Что ж, у него были сюрпризы в жизни и похуже всего этого. У него были задачки сложнее, больнее и дольше.

То, что Лена выкладывалась на полную выводило из себя, еще больше выводило из себя, что ничерта тут не помогало. Приходилось полагаться на ее силы, которые вот-вот подошли бы к концу. На силы, которых уже почти не осталось. Он знал, чувствовал, был на одной волне с ней, она не могла бы его обмануть, только не тогда, когда он был так близко, что мог понимать малейшее движение.

Тони отмахнулся, должны были быть протоколы, должно было быть что-то, что вытянуло бы их отсюда, он отказывался сдаваться, он отказывался быть чьей-то мишенью, чьей-то жертвой просто так. Они зашли слишком далеко, чтобы оказаться запертыми и погребенными где-то на территории нигде. Нет. Так дело не пойдет.

- Должно быть что-то, подумай еще. Должна быть лазейка, которая потянет цепную реакцию! – Она использовала последние силы на то, чтобы справиться с подступающим буйством, но они проигрывали.

Уже становилось понятно, что они проигрывали, черт бы их побрал. Скруллов было слишком много, слишком много для того, чтобы они могли справиться вдвоем. Он ожидал чего-то такого, все было слишком просто и слишком сложно одновременно, все было зациклено друг на друге, в том числе и эти существа, которые пришли защищать что-то, до чего он и Лена просто не добрались. Это было глупо, это было рисково.

Но он согласился.

- Давай. Ой, что угодно, уже все равно как умирать на этот раз. Но так хотя бы будет шанс того, что мы выберемся, хотя бы такой, призрачный и опасный.

Она подошла ближе, как в старые добрые времена, почти как в камере когда-то. Она подошла ближе и все окрасилось в красный цвет от боли, потому что где-то там под лопаткой, где-то там, где кончался он сам и начиналась ее рука, все звенело от напряжения, все сходило с ума от боли. Тони оставалось только скрипеть зубами и цепляться за нее слабеющими руками.

Тони знал, что рано или поздно они столкнутся на этой тропинке, знал, что рано или поздно вернутся к смерти от рук друг друга. Он помнил, как почти убил ее, как оставил, помнил кровь и непроглядный туман вкруг. Знал, что где-то там, где-то в ее голове есть картинки камеры и его сердца, которое почти билось на ее ладони. Почти билось в унисон с ее собственным.

Они были связаны, даже если не хотели этого. Они были созданы друг другом, наверное, это и был какой-то предел для их отношений.

- Но убиваешь, не так ли. – Он хрипел, сгибаясь, падая к ее ногам от боли. Он хрипел, потому что организм сходил с ума, потому что его выворачивало от боли, потому что вирус внутри сходил с ума, причиняя невыносимую боль носителю, перестраивая его в очередной раз.

Броня поползла по рукам настолько незаметно, что Тони не сразу это заметил. А когда заметил, выругался через силу и выпустил все ракеты, которые только нашел. Потому что ему требовалось что-то разрушить, ему требовалось что-то сделать, чтобы боль прекратилась. И вместо того, чтобы что-то закончить он начал новый виток.

Новый виток мучений, от которых мог бы избавиться, если бы не действовал импульсивно. Взрывы привели к тому, что вокруг них все начинало рушиться, и погребение заживо в его планы не входило, никак не входило.

- Убираемся отсюда. – Он потянул Лену за руку ближе к себе и активировал протокол автопилота, который должен был вывести их наружу, даже если он сам потеряет сознание.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [03.02.2017] За спиной у Минотавра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно