ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.02.2017] Прощание славянки


[25.02.2017] Прощание славянки

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://pbs.twimg.com/media/BIzLL-1CQAAqQtS.jpg
Джимми | Скотт | Эрик | Страйф | Анна | Джин | Куртhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Иксам показалось, что все проблемы позади.
Воистину, только показалось.

ВРЕМЯ
день

МЕСТО
Школа

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
ломание школы, изолента не поможет

+8

2

Броня, Всадник, абилки

http://sd.uploads.ru/1gzFO.png

Броня всадника Апокалипсиса Война
Изготовлена с помощью технологий расы Небожителей
Защищает своего носителя от повреждений, увеличивает его физическую силу
Оснащена энергетическим силовым щитом
Плазменная пушка в перчатке руки
Защита от телепатии с помощью шлема
Меч Войны - способен раскаляться до высоких температур

http://sh.uploads.ru/A30OG.png

Всадник Апокалипсиса Война
Регенеративные способности
Кости покрытые адамантием
Психическое воздействие греха Гнев
Шесть когтей покрытых адамантием

[NIC]Horseman WAR[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/u2iI1.jpg[/AVA]

«И прогремел гром, и разверзлись небеса в вспышке пламени огненном. Но не ангел спустился с небес, а всадник раздора, Войною именуемый.»
Водруженный на антиграв Апокалипсиса, Война завис над особняком, оглядывая его с высоты самолета, он видел последствия разрушений. Мутанты были слабы. И это не нравилось повелителю. С другой стороны, он должен был сделать их сильными. Но первым своим шагом, он решил отсеять слабых. Слабых и трусливых. Поэтому впереди шел Война. У него была лишь одна задача. Или забрать их всех, или убить тех, кто не достоин. Оглядев территорию, облаченный в тяжелую броню мужчина… спрыгнул вниз.
«И была снята вторая печать. И сказало второе животное: иди и смотри. Вышел второй конь, рыжий; сидящему на нем было дано взять мир с земли, и чтобы убивали друга, а в руки ему дан большой меч.»
Со свистом фигура рухнула вниз, словно боевой снаряд, разламывая свежую асфальтированную дорожку. Поднявшись, Война вышел из образовавшейся воронки и произнес. Его голос был слышен на всю округу, усиленный техникой Небожителей. Голос Всадника лишь отдаленно  мог напомнить прежнего хозяина тела.
— Услышьте меня мутанты Ксавье, имя мне Война, Раздор и Брань. Я всадник легиона Апокалипсиса, моего повелителя Эн Сабах Нура! Услышьте меня, мутанты, услышьте и приклонитесь перед своим повелителем. Он ждал века, и этот день настал. Приклонись перед его могуществом и присоеденяйтесь к легиону. Только сильнейшие останутся жить на это планете. Время людей завершено. Присоединяйтесь к своему прародителю, первейшему из рода мутантов… — длинная речь всадника прервалась, — или умрите во славу нового порядка!
Конечно же, повелитель ожидал, что Люди Икс воспротивятся вторженцу, вещающему о Нуре и призывающему вступить в его ряды. Всадник двинулся вперед, ступая по асфальту, громко отстукивая каждый свой шаг. Плащ развевался на ветру, а габариты брони не давали дать точного представления о том, кто был заключен в нее.
Лишь угрожающая аура витала вокруг всадника, держащего в своих руках красный щит. Каждый шаг, словно отсчет до неизбежного. И чем ближе ко входу приближался, тем неизбежнее становилась ситуация. Было точно ясно, что всадник, уверенно двигавшийся к зданию, знал о обитателях особняка. Остановившись, Война вновь громогласно заговорил.
— Ваше время вышло, мутанты! — с этими словами, фигура, облаченная с доспехами подняла руку в сторону не восстановленного блока особняка. Раздалось негромкое гудение, и произошел мощный залп, проделавший с чудовищным грохотом немаленькое отверстие в здании.

+7

3

Скотт помнит, как впервые он вошел в двери этой школы с недоверием и опаской. На долгие годы это место стало для него домом. Для него, для его друзей, для всех учеников, которые здесь учились, для тех, кто находил здесь, пусть и временный, но приют.

Теперь особняк разрушен. Разгребать завалы и устраивать капитальный ремонт нет никакого смысла. Последствия нападения Стражей поражают даже его, учитывая то, что он внес немалый вклад в уничтожение фасада, красивого двора вместе с фонтаном и всеми клумбами. Они и так собирались переезжать, подстегиваемые злостью человеческой, собирались перевезти детей в более безопасное место.

И были правы.

Стражи напали слишком внезапно. Сайк поднимает с пола фотографию и очищает ее от пыли – и молодое лицо профессора Ксавьера взирает на него с непонятной улыбкой. Все. Его нет. И его идей тоже. Его мечты разрушены и развеяны по ветру. Его дом разгромлен. А они – последние те, кто еще о них помнят, пусть и не верят.

- Все кончено, профессор.

В здании слышится шум, издаваемый теми немногими, кто остался, чтобы собирать вещи. Еще немного. Почти все переправлено на Геношу – дети, их собственные вещи, технологии, имевшиеся у них, отправлены Эрику, все, что имело какую-то ценность. Остаются мелочи, вроде вещей, посуды и всего прочего.

Скотт задумывается, что не сразу понимает, откуда доносится чудовищный грохот. Что-то падает рядом со школой. Он сжимает фотографию и идет в гостиную, к остальным. Хотя теперь это гостиной сложно назвать – шаг из нее, и уже находишься на улице. Чудесно.

Раздается голос. Сайк его не узнает, просто вслушивается в него. В слова, которые громом раскатываются по всей школе.

И смотрит на тех, кто оказывается рядом с ним. Усмехается, спрашивая себя и окружающих:

- Это что, новая проблема? Быстро, однако, - произносит, чувствуя, как в нутре все сжимается от дурного предчувствия.

Апокалипсис.

Он слышал это имя раньше или прозвище. Слышал из уст своего сына, который находится поблизости. Скотт смотрит туда, где должен быть Страйф, ищет подтверждение того, что он просто ошибся, и это не тот, кто заменял тому отца в далеком будущем. Не тот же, верно? Они со Страйфом о нем никогда не заговаривали. Скотт не желал бередить старые раны, а тот помалкивал.

- Все назад! Отступаем, - выкрикивает, пока слова все еще звучат – напряженность звенит в нем колокольчиком.

Опасность. Она рядом. И он хочет, чтобы все были как можно дальше от нее. Старшие студенты… проклятье! Следовало отправить их на Геношу раньше, а не заваливать их здесь работой. Скотт выдыхает резко, когда кусок стены разносится в крошево, образовывая новую дыру в стене и являя им закованного в броню мутанта.

- Очаровательно, - изрекает Сайк, окидывая его взглядом и следя в то же время за тем, чтобы все прочие находились за укрытием.

+8

4

Всё разрушенное можно отстроить заново. В этом не было и нет проблемы. У людей были мастера, которых можно нанять за деньги, среди мутантов были телекинетики, способные используя лишь силу своей мысли собирать и отстраивать и более сложные конструкции.
Сам Страйф, владея телекинезом во всех его спектрах, включая молекулярный, не видел в этом трудностей.
Нет, дело было совсем в ином.

Несущий Хаос вышел из уцелевшего коридора и остановился, заметив Скотта Саммерса. Тот замер, глядя на фотографию. Кто именно был изображен на ней, мутант разглядеть не мог, но, как и многое в этом здании, она скрывала важный обрывок прошлого.

Нет, стражи разрушили нечто иное. Они разрушили саму идею существования этой школы – безопасного места для мутантов, где те могли жить и постигать как обычные для детей этого времени дисциплины, так и, что гораздо важнее, учились жить со своими способностями.
Здание можно восстановить, но чувство безопасности, бывшее обязательной частью этого места, уже не вернуть. Нельзя всё отстроить и пообещать детям, что такого не повторится. Пусть школа и не успела стать для него домом, но, по крайней мере, убежищем была.
Место, куда можно вернуться. Это уже не мало.

И всё же Страйф не мог понять тех чувств, которые сейчас испытывал его генетический отец. А лезть в голову того без согласия не хотел. Попытаться разобраться в происходящем без телепатии, как это делают обычные люди, без данного природой превосходства, было вызовом или скорее ещё одной попыткой понять другую сторону жизни. Ту, в которой как люди, так и мутанты заботятся друг о друге, переживают не за себя, а за близких.

К счастью, им было куда уехать. Циклоп проявил ожидаемую дальновидность и успел найти им новый дом вдали от школы. Это было странно, но Страйф согласился последовать за ними. Может быть, ему было любопытно. А может он всё же не хотел терять установившуюся связь и возвращаться к началу.

- Я как-то пришёл к выводу, что всё закончится, только когда я умру. Кажется, сейчас это не менее актуально.

И когда с улицы доносится оглушительный грохот, Страйф успевает подумать только о том, в чем-то они были правы, решив уехать.
В школе осталось не так уже много людей, и теперь присутствующие удивленно переглядывались.
- Что, опять стражи?
Голос псионика звучал спокойно и даже лениво. Но лишь первые секунды. Потому что дальше были слова. Слова, заставившие глаза мутанта сначала расшириться от страха, навеянного нахлынувшими воспоминаниями. Страха, который без следа смыла бушующая волна нарастающей ярости. Ярости, в которой теряется граница между прошлым и будущим, между всем, что успело измениться за это время.
Этот взгляд был лучшим ответом на немой вопрос Циклопа.

И когда стену разносит в клочья, Несущий Хаос лишь отбрасывает в сторону летящие осколки. Он смотрит на их нового врага, смотрит и оценивает, цепляясь за каждую детали. Губы застывают в хищной гримасе. Глаза ярко вспыхивают. Вокруг рук начинают виться голубоватые потоки телекинетической энергии.

Апокалипсис. Здесь. Сейчас.

- Всадник Война! – Голос Страйфа больше напоминает рев взбешенного зверя. – Пришёл один?

Апокалипсис. Он всегда находил себе подручных. Четверых могущественных мутантов. Он звал их своими всадниками. Вестниками его воли.

- Почему твой хозяин не явился сюда лично? Почему послал свою пешку?! Ведь я. Жду. Его. – Чеканя каждое слово, Несущий Хаос сделал полшага вперед.
Вряд ли во всём мире и во всех временах существовало иное существо, которое Страйф ненавидел бы столь сильно, как своего «приёмного» отца. Они сражались в прошлом и будущем, оба побеждали, оба терпели поражения. 
Апокалипсис ему должен за всю его жизнь, и единственное, что может погасить этот долг – смерть. Иного Несущий Хаос не примет. 

Мутант вскидывает обе руки, и вперед, в пролом, издавая низкое рокочущее гудение, вырывается мощный поток псионической энергии, нацеленный в единственного, но невероятно опасного врага.

А в глубине разума звучат вопросы. Почему именно это время? Почему именно школа? Почему мутанты?
«Чего ты хочешь добиться? Какую власть обрести?»

+9

5

Эту школу определенно прокляли самым изощренным способом, который только и можно было сообразить в больной голове какого-нибудь дешевого экстрасенса. По-другому все напасти было просто не объяснить. Сначала растение захватило власть над домочадцами и устроила полнейший беспорядок, который после пришлось таки убирать. Потом Курт и его завистливая команда человекообразных особей разворотила ухоженный дворец у самых дверей особняка, а после и стажи завершили сей обряд попыткой отхапать от школы нехилый такой кусочек везде и по немного. Вот и сейчас, Анна-Мари стояла облокотившись об уцелевшую  столешницу в кухне и спокойненько никого не трогая попивала кофе отнюдь не сваренный на конфорке, нет, мерзкий дешевый растворимый кофе из пакетика. Мерзковатый вкус, но выбирать не приходилось. В кухне было достаточно прохладно, из пробитого отверстия в стены и выбитых окон чувствовался играющий с прядями распущенных волос ветер, а сама обладательница этих самых прядей все пыталась оценить ущерб и то, сколько бы потребовалось времени на полное восстановление школы.
Грустно покидать место, которое в действительности стало самым настоящим домом, таким родным и теплым. Вернутся ли они сюда когда-нибудь? Быть может позже? Когда все это дерьмо поутихнет, и они смогут спокойно уживаться рядом с людьми. Анне в это верить очень хочется, вера хоть и надломленная все ещё гуляла где-то по задворкам её сознания. От этого становилось ещё грустнее.
Поставив чашку на в раковину, которая также  оказалась «живой» во время их беготни со стражами, Анна разворачивается к аккуратно расставленным коробкам с едва уцелевшей посудой. На самом деле, смысл брать кухонною утварь до неё все никак не доходил, с другой же стороны в хозяйстве все пригодится, разве нет?
Роуг заканчивает, наконец, думать о чем-то своем, отталкивается от столешнице и замирает, когда на всю округу прогремел странный грохот заставляя все коробки слететь со стола, сопровождая это падения весьма красноречивыми звуками.
- Да твою же мать! – в сердцах бросат Анна, склоняясь над раскрывшимися коробками из которых повылетали осколки и прочие инструменты. Вот так и сиди всю ночь, собирай, тарелочка к тарелочки, чтобы потом кто-то что-то уронил, и свершилось непоправимое. Роуг намерена разузнать причину грохота и вставить нахалу по первое число. Злобно пнув оставшиеся коробки, Анна вылетает в окно, так как проход в дом из кухни был завален. Разобрать можно, но нужно ли?
За грохотом следом последовали чересчур неадекватные и громкие изречения, и Анна не на шутку задумалась о своём рассудке. За словами последовал очередной грохот, даже не так, Мари сравнила бы это с выстрелом из какого-то внушительного оружия. Стены задрожали, как и оставшиеся стекла, некоторые из которых повылетали из рам, разбившись об пол.
Снова атака стражей? Или в этот раз Людям Икс на потеху прислали машинку побольше и пострашнее? Неужели нельзя оставить их в покое и дать спокойно уйти? Они уходят, не помешав никому, гордо прикусив языки, не отвечая на подобную дерзость. И что? ИХ решили проводить с фанфарами? Роуг пулей влетает в подобие их старой гостиной и уже замечает Скотта и Страйфа, на лицах которых отражалась злость и.. Удивление? Анна не смогла разгадать последнюю эмоцию. Приземлившись со стороны Страйфа девушка, наконец, обращает внимание туда, куда были обращены лица двух мужчин. То что она видит слегка напрягает.
- И что это за разряженный клоун? – брезгливо окидывая взглядом зеленых глаз «рыцаря» не совсем в сияющих доспехах и без коня спрашивает Анна у Скотта и Страйфа. Её вопрос гаснет, когда последний начинает с особой яростью в голосе разговаривать с не то  с человеком, не то с мутантом. Апокалипсис? Ей казалось, что слова, звучавшие доселе были чьей-то идиотской шуткой, приколом. Какие-то сектанты забежали предложить свои дешевые книжки и спросить верят ли они в их нового бога. В принципе так оно и было, просто дяденька пришел напичканный всякими наворотами.
- Скотт? – она не верящим взглядом смотрит на командира команды, который должен отдать им приказ. Боялась ли она? За себя? Скорее нет, чем да? За остальных? Определенно да.
Они не успели всего на мгновение.

+8

6

Утро не задалось.
День, в принципе, тоже.
Грей ненавидела сборы. Они доводили ее до белого каления, раздражали и портили настроение. Поэтому она отчаянно пыталась сныкаться под одеяло. Она проспала, когда встал Скотт, натянув на себя второе одеяло, в чертовой школе было теперь холодно и везде гуляли сквозняки.
Проблема была лишь в том, что встать пришлось, так как сборы никто не отменял, и чем раньше они дособирают осколки своего прошлого, тем быстрее отправятся в свое будущее.

Джин так и не определилась с собственным отношением к прощанию с этим местом. Она чувствовала грусть Скотта, но помимо этого он испытывал облегчение, чувствовала озадаченность Страйфа, но для него это место так и не стало домом, чувствовала и раздражение Шельмы, та просто хотела как-то все изменить, хоть в какую-то сторону.
Но, кажется, сама Джин ничего не чувствовала, собирая вещи, кроме привычного раздражения, что даже телекинез не помогает ускорить ненавистный процесс. На самом деле это было странно. Она должна была что-то чувствовать. Этот особняк стал ей домом так давно, в нем столько всего случилась. Первая любовь, первое признание, свадьба, сложные отношения, смерть, воскрешение…
И все же Джин сейчас не испытывала сожаления, единственное, о чем она жалела, это о том дубе, под которым они поженились со Скоттом. С другой стороны, новая жизнь требовала новых мест. Геноша была неплохим стартом. Они присмотрели домик, недалеко от школы, тем самым обеспечив себе некоторую тишину, хотя в покое рыжая очень даже не уверена была.
А еще, у нее, похоже, была хорошая новость для мужа.

Вот черт!
Джин вспоминает, что как раз та самая хорошая новость ждет подтверждения в ванной, как раз пока Скотт бродит где-то внизу. Она бросает вещи, которые заталкивала в коробки, подскакивает с места и бежит в сторону ванной комнаты. Но едва находит то, что нужно, как здание сотрясается от грохота.
- Да что за хрень опять, мать вашу!
Джин выпускает из рук пластмассовую палочку, лишь украдкой бросив взгляд, и вылетает из комнаты к ближайшему окну. Отпирает его, перевешиваясь через подоконник, видит внизу Скотта, Страйфа и Анну…
И гостя.
- Что за…

Хотя ей достаточно слов Страйфа, чтобы отшатнуться от окна, попятиться назад, покачать головой. Отлично. Нет, вот серьезно, а почему это не могло случиться через пару дней? Или неделю? Или вообще не случиться с ними.
- Даже собраться спокойно не дают, вот же ж…
Джин сбегает по лестнице вниз, окликая тех детей, что оставались помогать в школе.
Курт. Эрик. Точно. Нужен Эрик.

Курта вместе с детьми отправили на Геношу, чтобы он за ними следил, но как подозревала Джин, синий черт там чай пил, если не что покрепче, и играл в шахматы с Эриком. Хорошо если не в карты.
Джин не сомневается, что Курт ее услышит. Она на миг прикрывает глаза, отыскивая его в хитросплетениях чужих линий сознания:
“Курт, вы с Эриком нам нужны, на нас напал всадник Апокалипсиса. Очень странный парень. Поторопитесь!”.
Джин выскакивает на улицу, почти бездумно выставляя щит вокруг тех, кто встречал непрошеного гостя.
- Мы устроили вечеринку и забыли об этом? Я не помню, чтобы просила гостей на прощание, дорогой.

Отредактировано Jean Grey (2018-11-09 00:08:00)

+9

7

Отвести детей в безопасное место, обеспечить их всем необходимым и поддерживать, пока они привыкают к новому дому было не так уж просто. На это уходило много сил и времени, но Курт не жалел о своем решении отправиться на столь ответственную миссию по устройству молодого поколения на Геноше.
Да и заодно поближе узнает Эрика, хотя чувство тревоги перед встречей с ним все равно не покидало Эльфа, приводя сердце просто в волнующее состояние, отзывающееся быстрым стуком в груди.
Но все оказалось не так страшно, как представлялось в мыслях. Конечно, все равно душа была не на месте, потому что с Магнэто было связано больше плохого, чем хорошего, но вера от этого все равно не угасала в сердце Вагнера как и надежда на то, что Эрик может проявить себя с лучшей стороны.
Что он и сделал, приняв команду Икс и устроив детей, которым некуда было идти, когда школа подверглась нападению со стороны стражей.
Из-за этой мысли, плотно поджав губы до тонкой нити, он сжал руки в кулаки. Мутант был зол, лишившись родного для него дома, видя боль близких и страх, просто потому что явился тот, кто возомнил себя всевышним. Тот, кто решил, что сможет погасить процесс эволюции, обезопасив свою жизнь за счет других.
Но месть людям не была хорошим решением, о чем Вагнер попытается поговорить с Эриком сегодня, желая донести до него мысль о том, что война с людьми мутантам хорошего будущего не обеспечит.
Застав Магнето в одиночестве, сидящего задумчиво над шахматной доской с расставленными фигурами, Эльф осторожно подошел к нему, предпочитая не появляться резко за спиной у этого человека.
- Герр Леншерр? Простите, что я потревожил Вас. Я хотел бы кое-что обсудить. Это касается нынешней ситуации, из-за которой наша школа больше не является безопасным местом…
Эльф сел напротив. Уставившись на доску и расставленные на ней небольшие фигурки, Курт взял одну и сделал ход за черные шахматы, видя перед этим ход Эрика.
Открыв рот и вдохнув воздух для продолжения своей речи, Эльф резко вздрогнул, услышав в своей голове встревоженный голос Джин. Оставляя школу, он молился каждый раз, чтобы к ним туда не явились новые стражи, но Курт никак не думал о том, что может появиться всадник Апокалипсиса.
Это было куда хуже роботов и бунтующих людей.
- Эрик... Апокалипсис натравил всадника на школу!
Исчезнув лишь на секунду, он вернулся с оравой бамфов, не менее испуганных и напряженных, чем он сам.
“Мы идем к тебе, Джин!”.
Бамфы окружили Эрика и Курта, осторожно уцепившись маленькими ручками за части их одежды. Убедившись, что Магнето в шлеме, Курт кивнул малышне и тут же на их месте остался лишь хлопок и крупное облако серы.
Появившись посреди, когда-то пострадавшей, гостиной, мутант тут же кинулся в сторону дыры в стене, дабы убедиться еще раз в правдивости происходящего. Замерев, он открыл рот от удивления и тут же оскалился от злости.
- Кажется, я догадываюсь, кто это может быть, но...
С этими словами быстро исчез и снова появился, прихватив из своей комнаты те самые клинки, которые во время боя со стражами, по воле событий, оставил в механическом теле.
- ...но надеюсь, я ошибаюсь.

Отредактировано Kurt Wagner (2018-11-12 22:44:20)

+7

8

Эрик теперь - редкий гость в Америке, где у него еще остался дом, где были внуки - место сосредоточения всех его сил и мыслей окончательно переносится на Геношу. Остров постепенно наполняется мутантами, которые ищут себе дом, которые устали вечно прятаться и бояться, что же такого против них изобретут люди, чтобы попытаться заставить их быть такими же, как они, ломая их сущность. И, помимо обычных мутантов, на Геноши переезжает школа, как он и договорился с "иксами" во время их визита к нему домой. Ученики поглядывают настороженно: они прекрасно знают, кто он такой, но он не проявляет никакой враждебности - они всегда были на одной стороне, но только действовали разными методами, и вся та борьба - это лишь попытка продвинуть свой способ решения их проблем.
Учеников все больше, и здание, отведенное под школу, постепенно оживает, наполняется голосами и смехом. Нет, не сразу: сначала все еще с некоторой опаской поглядывают по сторонам. Но здесь - мирная жизнь для мутантов, и за этим Магнето следит, и его команда несет вахту, чтобы никто не посмел без дозволения или с целью нападения приблизиться к острову. Магнето и никого не торопит, давая время привыкнуть и осознать для себя. Это требовалось не только ученикам, но и учителям из школы, самим "иксам", у которых веры в союз с Магнето было еще меньше в силу слишком хорошей памяти об общем прошлом.
- Герр Вагнер, - Эрик поднимает голову, когда Курт оказывается неподалеку. Магнето, в своем костюме, сидит в кресле, а перед ним, на столе, расставлены шахматы. Шлем покоится неподалеку, как и чашка с почти остывшем кофе, где доля бренди в напитки также присутствовала. Прав был внук: своим привычкам Эрик не изменял. - Я слушаю, - он предлагает иксмену присесть, а затем двигает пешку вперед. Играть белыми для него - непривычно: белыми всегда играл Чарльз, а он, Магнето, предпочитал черный цвет. И не только в шахматах. Однако времена меняются, и надо пробовать уже что-то еще, двигаться дальше, и он тоже не стоит на месте. Примерную тему разговора Магнето вполне себе представляет, но не спешит сам говорить, предоставляя Курту возможность начать, сказать то, что он планировал.
Не получилось. Ни разговор, ни партия, когда собеседник вдруг меняется в лице, произносит одну фразу, а потом исчезает. Магнето хмыкнул и уже поднимался на ноги, понимая, что до 1-ого апреля - далече, и это все - вовсе не шутка.
- Вот почему к вам вечно всякие сектанты ломятся, как медом намазано, - тихо бурчит он в пустоту, а потом одним глотком допивает свой почти кофе и подхватывает шлем, надевая его на голову. К тому моменту, как возвращается Курт в сопровождении бамфов, Магнето уже готов выдвигаться. Видимо, с этим переездом и правда все шло слишком гладко, что что-то обязательно должно было случиться!
Они оказываются прямиком в особняке, где в одной из стен был проделан явно лишний вход. Магнето подходит поближе и смотрит на всадника хмурым взглядом.
- Шлем - страшный, - ну кто о чем, а тут, как говорится, о наболевшем. Исчезнувший было Курт возвращается с клинками и называет какое-то имя, которое Магнето ни о чем не говорит. Ему, в принципе, все равно, кто тут перед ним: он не собирается после тратиться на поминки и надгробную плиту - еще чего не хватало! В бюджете Геноши этого предусмотрено не было!
- Перенеси нас прямиком перед ним. Вот только я немного вам тут еще попорчу интерьер, - несколько металлических балок вырываются из стены и летят прямиком во всадника. Нет, Магнето не рассчитывал сразу же на победу, но надо было проверить кое-что в действии, а также отвлечь внимание в сторону. - Давай! - а следом Курт уже переносит его и себя прямиком на дорожку на пути всадника.
- А вот и кавалерия, - позади него стоят "иксы", готовые ринуться в бой. И у самого Магнето руки тоже чешутся, но только позади них - школа, и это приходится учитывать. Еще не все ученики успели ее покинуть, и они не могут так рисковать - даже ради сиюминутной победы. Так и правда сложнее, но у всего есть цена. - В школе многие остались? - он бросает взгляд за спину на Джин, потом хмурится и активирует передатчик. - Ты нужна мне - в школе в Америке, - большего приказа и не надо: скоро здесь будет Блинк, которая и поможет с порталами.
- Я выиграю вам время. Кларис уже ждет! - Магнето концентрируется. Сначала поле окутывает его - незримое, неосязаемое, сотканное из энергии, которая лишь множится, но постепенно оно разрастается, накрывая и школу, и территорию вокруг нее, застывая на пару метров впереди него нерушимым барьером. Его поле выдержит ядерные взрывы - именно взрывы, а не просто одно попадание. Он может держать его часами, при этом совершая иные манипуляции - вот, например, с гравитацией. Магнето смотрит на всадника, мысленно очерчивая квадрат вокруг него, в котором гравитация отключается через мгновение. Разбитая скамейка с остатками фонтанной скульптуры взмывают в воздух первыми. Поле держится и будет стоять, пока он не позволит себе его снять и никак иначе.

+7

9

—Вы не достойные черви, для явления моего господина, — группа мутантов собралась в стороне, что была частично повреждена выстрелов пусковой установкой в руке брони Войны. Большой вопрос, был о том, кто был тот наглец, что считал себя достаточно сильным, чтобы Апокалипсис лично предстал перед ним. Защита встретила мощную псионическую атаку, костюм защитил Войну от вмешательства, заставив лишь на долю секунды дополнительно оградиться энергетическим щитом. Что же, это можно было считать за объявлением войны.  Кто бы ни был этот наглец и глупец, но он только что выбрал вариант с проверкой битвой. Слабые не нужны лорду Апокалипсису, а значит, кто не сможет выжить, тот лишь мусор и не заслуживает жизни.

Всадник двинулся вперед, намереваясь разобраться с группой людей, что отмечались датчиками на дисплее, перед глазами оператора. Их было около двадцати. Возможно, кто-то был скрыт, своими способностями. Но большая часть населения этого места отсутствовала. Видимо, здесь произошло что-то масштабное. Война оглядел повреждения, нанесенные особняку и отметил энергетические сигнатуры. Недавно здесь происходил бой. Значит, большая часть целей находится в другом  месте. Нужно было узнать где. Впрочем, Лорд Апокалипсис, все равно найдет своих детей в любом месте этой жалкой планеты.

Со стороны поврежденного корпуса вылетели балки, запущенные каким-то из мутантов. Вокруг них костюм показывал высокую магнитную сигнатуру. Электромагнитные волны, источник был моментально определен и помечен, так же как и до этого отмечена сигнатура мутанта телепата. Война поднял свой щит, возводя энергетический щит над собою. Балки со звоном врезались  в защиту, погнулись с хрустом отлетели в сторону, изрядно помявшись, заставив всадника лишь на пару мгновений замереть на месте. Передвигаться со взведенным на максимум щитом было практически невозможно.

Похоже, мутанты были настроены на бой серьезно и рассчитывали на свою победу. Это казалось жалким. Им ни за что не устоять перед напором лорда Апокалипсиса. Четверо всадников и возглавляющий их лорд, могли с легкостью уничтожить всех ничтожных обитателей Земли. Но сначала нужно было найти еще трех достойных. Наверняка, один из этих мутантов подходил под роль какого-нибудь из всадников для лорда.
Телепортационная вспышка перед Войной в нескольких метрах. Компьютер костюма снова определил мутанта, помечая его как телепортатора и записывая его личные сигнатуры. Всадник поднимает руку, накапливая немного энергии в своей руке и делает залп. Но к некоторому удивлению, вместо разметанных на ошметки горящих трупов, по итогу выходит лишь мощная вспышка огня.

«Внимание: электромагнитное защитное поле» Система определила плотную структуру возведенную вокруг особняка. Похоже, они решили не драться, а позорно спрятаться за магнитной защитой. Но их судьба уже была предрешена.
— Вы не сможете сидеть там вечно, ничтожества! — голос всадника звучал повсюду. «Внимание: естественный уровень гравитации снижен» Всадник посмотрел в сторону, глядя как скамейка, скульптура и камни слегка приподнимаются над землей. Война возводит вокруг себя щит небольшой мощности, слегка корректируя свое притяжение к земле, после чего поднимает свою руку и начинает медленно зарядать пушку на полную мощность. Рука постепенно начинает нагреваться, скапливая энергию костюма в одной точке. Кисть всадника изменяет цвет, когда в руке накапливается достаточно сильный  заряд, окрашиваясь в красноватый оттенок с легким свечением.

Залп. Из руки вылетает мощейший поток энергии, что ударяет по возведенному мутантами щиту, оглашая на всю округу невероятный грохот. Земля вокруг начинает дрожать. Тем временем, всадник снова накапливает энергию в своей руке, и вновь выстреливает по щиту, заставляя землю снова дрожать. Какой бы сильный не был бы мутант, продержаться от мощных залпов пусковой установки Войны долго он бы не смог.
[NIC]Horseman WAR[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/u2iI1.jpg[/AVA][STA]Бегите, ничтожества![/STA]

Отредактировано James Hudson (2018-11-14 21:57:45)

+6

10

Курт с Эриком не заставляют себя долго ждать. Казалось бы, тут собрались совсем не слабые мутанты перед лицом непрошеного гостя, который для всех был загадкой. Апокалипсис, сам смысл слова, напрягает до предела, а клинки, блестящие в руках Курта, еще больше придают значения происходящему. Летящие в незнакомца балки - намек на боевое настроение Эрика. Джин качает головой  ответ на его вопрос:
- Несколько старших студентов и парочка детей помладше, разрешение на перевоз которых мы еще не получили от родителей.

Она мысленно находит детей, проверяет их, чувствует, что дети рвутся в бой, те готовы, но шикает на них, напоминая о необходимости оставаться в безопасном месте.
- Черви, да еще и недостойные, как много всего. Мы даже не знаем, ни его, ни…
Интересно.
Джин беззастенчиво пытается считать чужие мысли, проникая в сознание гостя, всадника, Войны. Вся эта библейская тематика действует на нервы, а ментальные щиты, стоящие в его сознании взломать не просто. Но все же возможно, по крайней мере, на считанные секунды Джин проникает в сознание Войны.
И удивленно замирает.

Такое ощущение, что его нет. Просто нет. Не существует личности, не существует ничего. Будто бы в голове его все переделали, как во время капитального ремонта. При этом все равно остается чувство, будто бы Грей тут бывала раньше. Но она, определенно, незнакома с этим товарищем… и все же чувствует нечто, что заставляет задуматься.
На миг Джин отвлекается, когда понимает, что сейчас Война начнет палить всей своей мощью прямо по щиту, который возвел Эрик. Свой она уже успела снять, не видя смысла тратить силы обоих на то, с чем пока справляется один.
- Ччччерт, - шипит Грей, на миг отступая, снова возвращается к всаднику.

И, наконец, улавливает истоки того знакомого чувства, которое заставляет ее присматриваться к парню в доспехах.
Не может быть.
Но… как?
Зеленые глаза широко распахиваются, щит Эрика выдерживает залп, но мир вокруг начинает дрожать, позади заново осыпается штукатурка.
“Это Джимми”, - бросает всем мысленно Джин. - “Хадсон”.

Она собирает все, что есть, настраивается, направляя на Хадсона одновременно и ментальный и телекинетический удар. Проверка боем, ничего, чтобы могло убить Джимми, но легко вывести его на время из строя, привести к потери сознания. Интуиция подсказывает, что сейчас шансы на успех малы, но Грей снова собирает оба удара в в единое целое, дополняя его остатками скамейки за спиной Хадсона, которую и обрушивает на его затылок вместе с очередной лавиной боли, ненависти, иллюзии реальности, в котором Джимми разрывает огнем.

В этот момент Джин понимает еще кое-что - с Джимми что-то не так по другой причине. Гнев, агрессия, их так много, они переполняют его, и Грей хватается за них, свивая вокруг мысленный кокон, стараясь в нем удержать их. Ей удается купировать эмоции, чтобы Джимми не попытался их использовать.
- Скотт, с ним что-то не так. Я бы сказала, что он сошел с ума, но тут есть что-то еще. Его нужно отключить.

Отредактировано Jean Grey (2018-11-16 15:57:04)

+7

11

Слова Страйфа грохочут, отдаются в ушах, заставляют вслушиваться в них, вглядываться в гостя. Сайк делает шаг вперед, готовится, понимает, что битвы им не избежать – разъяренный взгляд генетического сына наглядно дал это понять. Более опасный противник. Неизвестный, непонятный. Вероятно, опасный, вероятно, могущественный. Вероятно. Страйф называет его пешкой, но верны ли его слова или это в нем твердит всполохнувшая ярость, ослепляющая разум?

- Не спешим, - проговаривает Анне, не сводит застывшего взгляда с Всадника – на что он способен, чего желает, почему школа?

Школа…

Осознание разрезает мысли яркой вспышкой – мутанты. Единственное, что есть в этой школе. Юные и взрослые мутанты, могущественные и слабые, неокрепшие и закаленные в боях. Они и только они могут заинтересовать Апокалипсиса здесь. В школе нет ничего больше. Скотт не может поверить в это, поверить в то, что те немногие, оставшиеся здесь, вновь оказываются под угрозой.

Буквально за считанные дни до окончательного переезда на Геношу.

Рядом возникает Курт и Эрик. Сайк бросает взгляд на них, затем на Джин. Очевидно, она позвала их. Превосходно. Чем больше их, тем больше шансов выстоять.

Игнорирует выкрики Всадника, призванные их раззадорить. В глубине души поднимается ярость и возмущение из-за того, что на жизни тех, кого он защищает, посягают. Магнето возводит вокруг них поле – барьер, который невозможно пробить просто так. Оно не чувствуется, но Скотт знает, что сейчас школу и всех, кто находится в ней, накрывает неразрушимая, мощная защита.

А вокруг самого Всадника взмывают в воздух кирпичи, куски стен, обломки от стражей – все то, что не успели убрать или не собирались, так как намечался переезд и все силы были брошены на него. Сам гость продолжает стоять на месте, видимо, прикладывая для этого определенные усилия.

Сайк приободряется, отбрасывает в сторону фотографию профессора.

- Ему нужны мутанты, - зло бросает, холодно взирает на гостя. – Апокалипсис опасен, это я и так понял, но насколько опасно вот это вот чудо? Кто он?

Вопрос адресован Страйфу – только он может ответить, только он встречался с подобным из всех присутствующих. Не факт, что он ответит, увлеченный прибытием Всадника. Скотт сожалеет, что не расспросил его чуть раньше, ведь было много шансов поговорить, поделиться тем, что наболело.

Раздается грохот. Щит встречает мощный залп. Земля сотрясается, что-то вокруг дрожит, что-то осыпается. Сайк знает, этого заряда недостаточно, но волнение поднимается в нем волной, заставляет оглянуться, поискать взглядом студентов. Вот они – за укрытиями, как он и велел, рвутся в бой, но не бывать этому. А еще чуть ближе к ним стоят те, кто работал в школе вместе с ними.

В голове слышатся слова Джин. Джимми Хадсон. Скотт тяжело вздыхает, всматривается в гостя, закованного в броню – его лицо под шлемом, не рассмотреть, не проверить. Причин не доверять Джин нет. Это в лишний раз подтверждает его теорию – Апокалипсису нужны мутанты, никто иной. Зачем? Чтобы сделать из них то же самое, что и с Хадсоном? Нет. Не бывать этому.

Неподалеку возникает портал – прибывает Блинк.

- В первую очередь забирай детей и студентов, - произносит, обращаясь к девушке, и та кивает, направляясь к тем с намерением переправить их всех на Геношу. – Кто-нибудь, проследите за тем, чтобы никто из них не спрятался, чтобы остаться здесь.

Голос звучит спокойно, внутри же хаос.

Сайк слышит, что говорит Джин, кивает ей, настраивает свой визор и выпускает в Хадсона мощный луч, постепенно наращивая его силу. Он мог бы сразу ударить, не ограничивая его, но решает для начала проверить защиту, попытаться понять, что собой представляет их противник, как им предстоит действовать.

+7

12

Эрик успел вовремя: пока что из потерь была лишь часть стены, через которую неплохо так просматривалась местность. Угроза была заметна сразу, и именно на пути этой угрозы он и попросил Курта его "высадить". Не то, чтобы Магнето слишком увлекался разного рода мифами и легендами, но кое-чего слышал, а в последнее время на их мир боги со страниц книг так и падали, оказываясь вполне живыми. Словом, недооценивать угрозу было нельзя, но и сдаваться просто так после пары слов никто не собирался.
- У вас тут дни открытых стен и дверей? - первым делом Эрик выставляет поле, что в его ситуации - самое логичное. Сначала оценка противника, но при этом до удара должны дожить все. В своем поле он не сомневается: он не один раз его испытывал в деле и сомневается, что тут будет Хиросима с Нагасаки, чтобы проверить лично его на прочность. - Сколько еще в школе осталось учеников? Скоро будет "Хогвартс-экпресс", - Магнето сосредоточен и смотрит внимательно на противника, который решает проверить его щит на прочность. Ну, как говорится, вперед и с песней!
Попадание. Прямое. Почти что в яблочко. Эрик чувствует напряжение - щит словно спружинил в месте попадания, но не разорвался. Магнето стоит все также, не сдвинулся с места, выставив правую руку вперед и удерживая щит. Где-то рядом просвистела запущенная в полет лавочка, но противник остался стоять. Значит, на него не подействовало. Вернее, не могло не подействовать, но было найдено решение в противовес.
- Какой противный голос, - Магнето чуть морщится от этого почти крика отчаяния, когда им то ли сдаться предлагают, то ли еще чего. Во всяком случае, сам противник сдаваться не собирался. А зря! Судя по блеску глаз Шельмы, кого-то сейчас порвут на хомячков, и в этот раз, что удивительно, подобное желание у красавицы вызывала вовсе не его нескромная персона!
- Еще и мутанты нужны... - нехорошо протянул Магнето, услышав Циклопа, и смерил взглядом всадника. - Если вскрыть его консервную банку, то поглядим, кто там внутри и из чего он сделан, - Эрик в шлеме и не слышит голоса Джин, да и имя вряд ли ему чего-то скажет. Как правило, у своих врагов он их перед смертью не спрашивает - вот еще время тратить, когда можно провести с пользой.
Блинк появляется неподалеку, бегло оглядывается по сторонам и ждет приказов. В ответ на слова Циклопа Магнето лишь кивает головой: из школы должны уйти дети, и Блинк свое дело знает, когда бросается к зданию. Вскоре будут открыты порталы на Геношу, которые закроются за детьми. Приказа оставаться с ними и за ними идти не поступало, а свое дело Кларис знала более чем прекрасно, включая моменты про самодеятельность и подобные лирические отступления.
Второй удар в разы мощнее, и это ощущается, но поле держится, а вот вокруг уже начинает твориться хаос, и волна прокатывается по земле. Мощный ухающий звук, дрожь под ногами, где-то позади них в школе явно что-то упало - не весь сервиз рисковал дожить до Геноши. Эрик надеется, что Блинк уже успела увести детей - у нее достаточно времени, а создание порталов для нее - секундное дело.
- Отключить? Это можно, - Магнето слышит слова Джин и преобразовывает поле, словно снимая с него часть слоя, обращая это - в оружие против. Еще немного, и следует уже его электро-магнитный удар от всей души по фигуре противника. Было бы неплохо убить сразу, ибо хороший враг - мертвый враг, но Магнето не слишком верит в чудеса - тут явно еще придется добивать и добивать. Причем, кажется, уже всем коллективом!

+7

13

Курт переносит Эрика в нужное место в доли секунды и остается рядом, пока мутант возводит над их командой мощное защитное поле, но оставаться за ним у Курта не было желания, так как он жаждал броситься в бой, услышав одно лишь имя - Апокалипсис.
Каждый, кто считал себя правым властвовать над миром, обычно несли лишь разрушения и боль, а не понимание и созидание. Поиск власти приводил к использованию любых средств для достижения целей и этот всадник был жертвой этих самых целей как считал Вагнер; да и никто не мог сказать, сам ли хотел этого человек в броне или его заставили - в любом случае его нужно было вырвать из цепкой лживой паутины Апокалипсиса.
- Бамфы помогут Кларис справиться с переправой детей на Геношу, - бросил он Эрику, - так будет быстрее.
Слова Джин о том, кем мог быть всадник, Курта не удивили, а скорее обеспокоили, потому что хотя бы немного, но какое-то время он провел вместе с Хадсоном на одном задании по уничтожению стражей и ничего тогда плохого в парнишке не заметил.
Наоборот, от услышанного усилилось желание спасти от печальной участи и потом попробовать узнать, почему с ним произошло то, что произошло и, если это было по желанию Джимми, то почему он пошел против Иксов, если те дали ему кров и семью, не отталкивали от себя?
- Главное, не убей его, если что-то задумаешь!
Стоило вновь озвучить свои мысли Эрику, как тот сразу же атаковал всадника мощной электромагнитной волной, из-за которой в воздухе резко почувствовался запах озона вперемешку с паленым.
С яростью вернув клинки в ножны, мутант исчез и оказался прямо над всадником после того, как мощная атака на него прекратилась. Курту хватило жалких секунд чужого замешательства, чтобы прыгнуть прихвостню Апокалипсиса на плечи и стащить с головы шлем, дабы наконец-то точно узнать кто он такой и дать возможность ребятам нанести урон по противнику с куда большей пользой, чем до этого.
Оказалось, что Джин была права на все сто десять процентов, когда Курт увидел до боли знакомое лицо. Его желтые глаза стали круглыми как две крупные монеты.
Быстрого осознания вполне хватило, что надо было сваливать вместе со шлемом обратно к компаньонам, пока не подпалили шкурку яростным огнем за столь дерзкий поступок.
Сильно оттолкнувшись от плеч Хадсона, Вагнер сделал изящный кувырок назад и исчез в облаке дыма, радуясь про себя, что успел вовремя уйти от опасности…

Отредактировано Kurt Wagner (2018-11-17 21:51:35)

+7

14

Анне останется только кивнуть на слова Скотта. Сейчас, броситься на врага не узнав его истинных возможностей, было слишком глупо. Шельма смотрит на фигуру, облаченную в странный доспех, а сама думает как обстоит дело с тем маленьким количеством оставшихся в школе, которым сейчас угрожала смертельная опасность. Он уже объявил о себе, показал, что его намерения крайне враждебны и уходить, пожав руки и нежно обнявшись, он также не желает. Стоило в школе произойти какой-то катастрофе сразу, появлялись мысли о том, почему именно здесь. И ведь, который раз за этот чертов год? Неужели жизнь не наигралась с ними? От особняка Чарльза итак остались одни руины, да разбитая в хлам мебель, что ещё надо? Чан пролитой крови во славу нового бога, о котором верещал рыцарь, пришедший без предупреждения и намека хоть на какие-то манеры. Анне безумно хочется научить его этим самым манерам, но Скотт все же прав, информации слишком мало.
Курт вместе с Магнето появляются внезапно, Анна кидает взгляд на Джин, которая, скорее всего, и призвала их. Это и к лучшему, чем сильнее команда, тем больше шансов на выживание.
Первая атака ради проверки сил, все крайне напряжены, готовые в любую минуту сорваться с места или применить силу.
Шельма тем временем вслушивается в слова здесь находящихся, определенно Страйф что-то знал о том мутанте, о котором сейчас шла рекламная компания. Всадник же не стоял на месте, высокомерно взирал на них, даже высказал свое отнюдь не скромное мнение про червей. Анна лишь улыбается краешком губ и метает свой взгляд между мутантами. Разговор у них не задался с самого начала.
Первый удар со стороны Войны был поглощён щитом Эрика, но ощутился всем телом вибрациями исходящих из земли. А ещё слышно как по оставшимся стенам пошли трещины, и рухнуло на землю последнее целое стекло. Сколько таких ударов будет после? И как долго щит сможет выдержать? У всех есть свой предел, а недооценивать противника было крайне глупо.
Он раздосадован промахом, но уступать не желает. Анна слышит голос Джин в своей голове, и её зеленые глаза на миг расширяются.
Джимми? Тот самый Джимми, который был у них в школе и не решил остаться после разговора с ней? Куда же попал этот парнишка, потерянный во времени и с кем связался?
Шельма вздрагивает, услышав крик сзади, обернувшись, она видит двух студентов, грязных, с кровью на лице и очень сильно чем-то обеспокоенных.
- Там Директор Монро, она попала под завал после какого-то страшного выстрела, мы не можем ей помочь, - мальчик говорит с надрывом, явно обеспокоенной, а после замирает, видя гостя на пороге дома.
- Быстро, покажите,  где она, - бросает Мари, кидая взгляд на оставшихся мутантов, - Я разберусь, - она взлетает и летит за тот час бросившимися в глубь особняка старшими студентами. Анне безумно страшно, ей хочется верить, что Шторм жива, что она не стала жертвой безумного фанатика. Эта красотка просто не может умереть от такой глупости.
Залп его оружия пробил почти весь дом, и Мари опускается к обломкам обрушенной стены. Мальчики верещат над ухом, что пытались её спасти, но Анна их не слушает, цепляется за обломки и поднимает их.
Стон облегчения срывается с губ южанки, видя, что с девушкой все в порядке, и она просто не могла выбраться на первый взгляд.
- Черт, детка, как так вышло? – шепчет Анна, откидывая остальные обломки в сторону и поднимая бессознательную Ороро на руки. На студентов приходится злобно шикнуть. Оставаться здесь Анна не может, оставлять здесь раненную девушку, она также не может,  о двух детях и говорить не о чем. Ей нужно назад, к ребятам встать на защиту их эвакуации.
- Значит так, возлагаю на вас ответственность за её жизнь, - строго говорит Мари, аккуратно опуская девушку на землю  снимая с правой руки перчатку, - Я отправлю сюда Блинк, она унесет вас всех на Геношу пока есть время, там проследите, чтобы Шторм оказали медицинскую помощь, я понятно изъясняюсь? – Роуг поднимает глаза на двух парней, которые лихорадочно кивают, смотря как она касается рукой щеки Ороро. Им нужна богиня погоды, но пытаться привести в чувство девушку и отправить на поле боя будет крайне безрассудно.
Шельма ещё раз смотрит на бессознательную подругу, резко подрывается и летит назад, сдерживая в себе ряд чужих эмоций и чувств, а ещё силу, что всеми силами рвалась наружу хорошенько вдарить по обидчику. Такую смесь тяжело сдерживать, злость в девушке просто кричала. Она не позволит навредить своим друзьям, даже если придется пожертвовать собственной жизнью. По пути она встречает Блинк и просит ту забрать ребят и директора, та кивает и мчится тем на выручку.
Роуг появляется в гостиной в тот момент, когда Курт одним прыжком являет им Джимми Хадсона. От прежней внешности блондинистого красавчика почти ничего не осталось.
Убивать его нельзя, нет, Люди Икс от своих не отказываются, но ради безопасности всех стоило вложить большую силу. Роуг взлетает чуть выше, чувствуя как сила Шторм покалывающими ощущениями расходится по её телу, воздух вокруг наэлектризовывается, а некогда зеленые глаза Анны белеют в один миг. Над школой образовывается грозовая туча, сотрясая землю громким ударом грома. Настроившись на Джимми, Анна удерживает чужую силу в руках и направляет несколько сильных ударов молнии прямо по парню.
Оставалось надеяться, что силу кончатся не в самый неподходящий момент.

+7

15

- ЧЕРВИ?! – Беснующимся ураганом взревел Страйф, вскидывая руки, полыхающие псионической энергией.
Наверное, Несущий Хаос не воспринял бы столь банальные оскорбления так близко к сердцу, если бы не слышал из уст Апокалипсиса именно такие слова. Червь. Жалкое ничтожество. Убожество. Ошибка. Как же это всё типично для его «приёмного» отца. В этом его отношение к людям. К мутантам. К нему, Страйфу.
Вы все черви. В лучшем случае средство для достижения цели, в худшем просто грязь под ногами.
Всю жизнь Страйф всеми силами старался найти способ превзойти своего мучителя. Иногда у него получалось. Иногда он терпел полный крах.
И вот Апокалипсис здесь.
- Не делай столь опрометчивых выводов!!

В этот момент школу накрыло мощное электромагнитное поле. Страйф сердито обернулся, чтобы узнать, кто посмел его отрезать его от столь желаемой цели и заметил Курта и нового гостя – мутантов, которых до этого не было в гостиной. А вместе с этим и черпнул немного здравого смысла. Он был здесь не один. Присутствующих интересовала не его вендетта, а благополучие обитателей этого уже настрадавшегося места. И теперь ему придётся подвинуть его личные интересы.
Раздался грохот первых выстрелов. Ударной мощи всадника хватит, чтобы попытаться продавить даже такую защиту.

Тем временем остальные мутанты готовятся к обороне. Само собой, появление пусть могущественного, пусть даже называющегося себя всадником некоего Апокалипсиса противника не может испугать их.
И Страйф сожалеет сейчас о том, о чем сожалеет и его генетический отец. Что не поднял эту тему раньше. Что не рассказал о тьме, скрытой в его прошлом. Это могло бы дать окружающим понять с какой огромной опасностью они столкнулись.

Несущий Хаос делает шаг назад, продолжая накапливать энергию. Рассказывать о том что происходит, времени уже просто не было.
- Он не сошёл с ума. Это больше. Больше него, кем бы он ни был.
«Это Апокалипсис».
Страйф бросает взгляд на Скотта.
- Побери тьма, он очень опасен.

Впрочем, это никого не остановило. Не могло остановить. Мутанты защищали свой дом и своих детей. Вот только они были не готовы к этому столкновению, не знали с кем сражаются. А вот их противник как раз таки шёл сюда, зная, с кем ему придётся столкнуться. И зная, чего он хочет добиться.   

Но окружающие упорно пытались усмотреть в неожиданном агрессоре мутанта, своего товарища, Страйф же видел только Всадника. Всадника Апокалипсиса. И это приводило его в ярость. Он смотрел, не отрываясь, на вестника воли своего главного врага и ощущал, как ненависть захлестывает его сознание. И пусть рядом с ним сейчас стояли другие мутанты, он отчетливо ощущал себя тем самым одиноким молодым воином, провозглашенным наследником Тёмного Владыки, преданным и брошенным собственным величественным отцом. Обреченным на смерть.

Несущий Хаос подскочил вверх и завис в воздухе на одном уровне с Всадником. Их разделяло только защищавшее школу поле и метров пятнадцать чистого воздуха.
- Я согласен сойтись лицом к лицу только с твоим «господином». – Последнее слово мутант выплюнул с нескрываемым отвращением и снова окинул взглядом противника.
О как же он этого хотел. Снова поставить на кон всё.
Снова дать бой кошмару, терзавшему его всю жизнь.

+8

16

Они решают атаковать. Все, по очереди. Кто-то роется в его голове. Но ему плевать на это. Словно какие-то руки касаются черепа и быстро ретируются, обжегшись внутренним гневом. Ярость растет. Глупые. Они не представляют с кем и с чем они связались. Им не одолеть его!

Телепатическая атака захлестывает разум Хадсона. Но всадник прошел через адскую, невозможную боль. Столько боли и ненависти. Эта иллюзия, лишь глупая попытка. Война только гневно рычит, еще больше распаляется. Чувствуя прилив ненависти и сил. Чувство боли никак его не останавливает.

А потом атака кинетической энергией. Хадсон определяет мощнейший источник. Еще один мутант, не проявлявший себя до этого. Прикрывшись энергетическим щитом, Джимми выхватывает свой адамантиевый меч и закрывается от луча кинетической энергии, частично отражая его в щит возведенный магнетическим мутантом.

Поле пропадает, и часть луча разрушает кусок крыши особняка. Система сигнализирует о накоплении электромагнитного излучения. После чего Война ощущает всем своим телом воздействие мутанта, что обрушивает на него мощнейший поток энергии. Энергетический щит выдерживает напор, однако отключается на некоторое время, даже технологиям Небожителей нужно иногда перезаряжаться. Неплохая атака.
[NIC]Horseman WAR[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/u2iI1.jpg[/AVA][STA]Бегите, ничтожества![/STA]
Мутант телепортер оказывается около него, только отключившийся энергетический щит, спасает его от неминуемого удара электричеством. Лишь стечение обстоятельств, не превратило синего нахала в горстку пылающего пепла. Взмах мечом себе за спину, но мутант успевает скрыться, прихватив с собой шлем и оставив Войну без навигации. Но это было ненадолго. Вскинув руку, Война послал сигнал обратно в свой шлем и заставил часть брони вернуться на место в руку всадника. Мужчина  надел свою защиту на голову, снова получив доступ к функциям визуального ориентирования.

Мощнейший электрический удар пронизывает тело Джимми Хадсона, заставляя вспыхнуть его красный плащ. Однако, в свою очередь, молния напитывает щиты костюма, хоть и Война чувствует, как его плоть обугливается в месте удара от прошедший сквозь него энергии.

Обожженная плоть бьет в ноздри своим противным запахом. Рука практически не слушается Всадника, но он продолжает идти вперед, прихрамывая на одну ногу, сквозь которую электричество пыталось покинуть его тело. Вокруг Всадника снова появилось энергетическое поле.
Перед Всадником возник один из них. Возомнивший себя достойным самому Эн Сабах Нуру! Глупец недостойный всевластного господина.

В рука всадника вбила меч обратно в ножны, накапливая в руке новый заряд. Не такой мощный как тот, что он пустил в защиту мутанта  управляющего магнетическими полями.
— Ты не достоин, жалкий червь! — Всадник вскинул руку, стреляя в цель. Накопившегося заряда, хватило бы, чтобы уничтожить танк современной армии.

— Вы все, лишь жалкие подобия господина! Никто из вас не достоин жить в новом мире, никто из вас не достоин увидеть новую эру. ЭРУ АПОКАЛИПСИСА!

С этими словами Всадник забывает про свою неспешную поступь и разгоняется на достаточно быструю скорость,  стреляя под ноги стоящему в стороне мутанту управляющему Магнетическими полями. Оставляя перед ним небольшую воронку. После чего, разогнавшись на достаточно высокую скорость, Всадник совершает длинный прыжок вперед, на ходу обстреливая укрытие, за которым спрятались остальные члены группы мутантов, заставляя стены разлетаться на мелкие осколки. Его цель, выманить всех их на открытое пространство и разобраться со всеми разом.

Отредактировано James Hudson (2018-11-25 20:30:20)

+6

17

Его луч, отразившись от энергетического щита, бьет в потолок, разрушая его частично. Скотт поднимает голову вверх, наблюдая за тем, как огромные куски разламываются на глазах, падают с громким шумом.

Можно лишь надеяться на то, что они никого не придавили. Но раздаются обеспокоенные крики, и Сайк осознает, что шансов, что все успели отскочить, мало.

А Всаднику все равно. На него сыпятся удары. Эрик снимает поле, направляя всю силу в удар. Курт на несколько мгновений снимает шлем, давая рассмотреть того, кто находится перед ним, а затем шлем возвращается обратно – видимо, важная часть брони, без которой выглядеть эпично банально невозможно. Роуг, позаимствовавшая способность, пытается поджарить его до состояния курочки гриль. Поджигает плащ. Выглядит весьма красиво – красный плащ, сгорающий за спиной.

Скотт слушает пафосную, а оттого смешную речь Всадника. Верит своему сыну, верит его словам о том, что тот действительно опасен, но невольно складывается впечатление, будто сейчас он столкнулся с одним из тех картонных злодеев, которых обычно рисуют в детских мультиках про супергероев. На ум отчего-то приходит знаменитый Черный Плащ с его не менее знаменитыми словами.

Этому парню следовало серьезно подумать над своим боевым кличем. Крик «Я – ужас, летящий на крыльях ночи» подошел бы ему куда больше и куда лучше, чем сравнения с червями и тоскливые попытки унизить и оскорбить, от которых хочется вздернуть бровь вверх и спросить:

- Серьезно?

Вслух.

Последнее, что он произносит перед тем, чтобы шарахнуться в сторону. Шутки шутками, пусть они и правдивы.

Всадник атакует. Стреляет по стенам, за которыми укрывались те, кто не обладал силами, способными атаковать и причинять вред. Это мутанты, которые помогают поддерживать жизнеспособность школы, следят за детьми, готовят, убирают, лечат.

- Все в укрытие, - крик раздается достаточно громко, достаточно для того, чтобы его услышали, но этого мало.

И они гибнут. Им некуда бежать, не за что прятаться – поле Эрика снято, единственное, что их защищает, это телекинетический щит Джин, но защищает он только их – тех, кто стоит открыто перед Всадником и не прячется, тех, кто встречает новую угрозу лицом к лицу. Крики ужасны. Скотт делает несколько шагов в их направлении, не пытаясь даже бежать, зная и понимая, что он ничем не сможет им помочь.

В нем разгорается ярость. Останавливается, едва слышит крики о помощи. Выжившие. Живые еще остались. Немного, но они есть. И их нужно отсюда вытаскивать, не думать, не гадать над тем, как одолеть того, кто замуровался в свою броню, защитившись от всех угроз, и после этого еще и обзывающий других в трусости.

Джин снимает свой щит, заставляя его пригнуться – на них тут же начинают лететь осколки. Сейчас они не под защитой. Скотт получает какие-то ранения, но они мелочны. Никак не реагирует, стаскивая со своих глаз визор и выпуская свои лучи на полную мощность. Это должно прервать атаку. Мутант в прыжке не успеет выставить щит, а потому Циклоп пользуется возможностью его откинуть прочь, если не ранить.

В данный момент ему плевать, кто находится под тяжелыми доспехами. Сейчас он думает лишь о том, как бы защитить тех, кого должен.

- Отступаем. Немедленно. Вытаскивайте выживших и уходим, - произносит, возвращая визор на место, не кричит, но голос звучит громко, дрожит от ярости. – Больше внимания он не заслуживает.

Им нужна Блинк. Нужно заканчивать этот цирк. Сайк смотрит на Эрика, зная, что тот поймет – нужно открывать порталы на Геношу и уходить.

+7

18

Холодная ярость - это как раз то, что нужно. Противник все еще живой и все еще стоит - а вот это уже плохо. Эрик обращает часть щита в удар, который наверняка причинил урон. Увы, явно не такой, какой ему бы хотелось. Он все еще не герой и вряд ли таким станет, но для борьбы против таких противников Магнето как раз тот, кто им нужен. Только вот здесь - не лучшее место для стычек, и приходится постоянно оглядываться на школу. Это тормозит и тормозит существенно, что Эрик не действует в полную силу, что они начинают терять время, которое играет уже против них.
Курт стаскивает шлем с лица всадника, но лицо Эрику - категорически не знакомо. Он и не станет его запоминать, если они здесь "случайно" его и упокоят - невелика потеря. Удар, еще один, а потом Магнето уже спешно восстанавливает поле, когда от меча всадника рикошетит луч. Мысленная матерная тирада на русском языке вслух озвучена не была, хотя уже очень хотелось. Эрик начинает понемногу злиться, зная, что лучше бы этого не делать: в бою эмоции - плохой советчик, и он уже давно черпает свою силу не из ярости. Хотя ярости у него сейчас хватает.
Один из ударов направлен на него, и Эрик укрепляет поле, делая шаг назад, потом еще один, наблюдая, как перед ним уже воронка, чувствуя, как поле дрогнуло, но выстояло. Противник уже бросается вперед, и Магнето взмывает в воздух почти наперерез, укрепляя свои щиты.
- Твой господин будет следующим, - не то, чтобы прямо Магнето чувствовал себя бессмертным, но кое-кого пережить явно успел и дальше не планировал останавливаться на достигнутом. Разозленный всадник должен обратить на него свое внимание, тем самым уже не преследуя тех, кто еще был школе. Где наверняка уже были жертвы! Эрик снова мысленно ругается: не вовремя он снял поле. - У твоего господина есть шлем? Я его потом, измятым и разбитым, поставлю в свою коллекцию трофеев, - Эрик довольно ухмыляется, как будто для него уничтожить Апокалипсиса - как с внуками в кафе сходить. Удалась ли его провокация? Вполне возможно, но он должен был попробовать и дать шанс тем, у кого их здесь при таких раскладах не было изначально. И в этот раз он не снимет поле, и оно выдержит столько, сколько нужно будет ему, Магнето, и выдержит так долго, как только можно!
Голос Циклопа проносится совсем рядом, и Эрик кивает головой. Здесь и правда драться - себе дороже: паршивое поле для боя, своя территория, и еще надо постоянно приглядывать за тылами. Поэтому в своих захватнических кампаниях Магнето всегда ходил устраивать разрушения на чужие земли! Конечно, и это чревато некоторыми не самыми приятными нюансами для победы, но тем не менее.
- Дорогая, у нас - жопа... - передавая сообщение, Эрик был предельно лаконичен и более чем информативен, чтобы Блинк немедленно прониклась всей серьезностью ситуации. Да, "дорогая" - это прямо почти повышение по службе, ну а все остальное... как еще одним словом можно было охарактеризовать случившееся? Однако этого вполне хватило для нужного понимания, и уже позади людей-икс начинают открываться многочисленные порталы, которые ведут на Геношу. Блинк явно не скупилась, понимая, что бежать туда-сюда для многих - не вариант, и лучше здесь брать количеством.
- Я прикрою, - это Эрик обещает сразу и четко, и свое слово он всегда держал: он не сдвинется с места, пока все те, кто еще живой здесь, не уйдут на Геношу, оказываясь в безопасности.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2018-11-29 13:20:08)

+6

19

Нет, Всадник не собирался пугаться, отступать или связываться со своим господином. Да что там господином, хотя бы с другими всадниками, если таковые уже были.
Как давно Апокалипсис начал накапливать силы? Что он уже приготовил для всё ещё находящихся в блаженном неведении жителей этого времени?
Страйф не мог прочесть мысли объекта своей ненависти, а значит не мог и узнать о планах Апокалипсиса, если тот всё же соизволил просветить хотя бы в какую-то их часть своего подручного.

Часть отраженного энергетического луча вонзается в потолок. Несущий Хаос отвлекается на мгновение, но этого мгновения достаточно, чтобы пропустить удар всадника. Нет, не полностью пропустить, в последний момент псионик выставляет прямо перед собой компактный, но мощный телекинетический щит, который принимает на себя большую часть заряда. Прямо перед руками Страйфа расцветает огненный взрыв и та энергия ударной волны, которую он не смог удержать, выбивает его из равновесия. Оглушенный на доли секунды, мутант не слишком грациозно отлетает назад, а затем камнем приземляется на пол, обрушив на чудом уцелевшую мебель полтора центнера своего веса. Но в отличие от мебели, если Несущий Хаос что-то и травмировал, то только свою многострадальную гордость.

«Ты не достоин, жалкий червь».

Всё ещё сидя на полу, Страйф поднимает голову и готовится достойно ответить, но его отвлекает падающий прямо на него фрагмент стены. Мутант подхватывает его и отбрасывает в сторону. Всадник перешёл в наступление. И впервые за всё своё пребывание в школе, псионик ощутил смерть. Совсем рядом, как раз за той стеной, кусок которой он отбросил в сторону, гибли люди. Кто-то кричал, звал на помощь. Чей-то крик срывался в предсмертный визг.
Ничего необычного. Вот только как же эти смерти здесь неуместны.

Страйф поднимается на ноги и бросает взгляд горящих глаз на Всадника. Как же ему хочется снова рвануться в бой, ответить ударом на удар. Вот только теперь он был не один. Ведь рядом звучит полный удивительной смеси ярости и заботы крик Скотта Саммерса. Сейсем недавно, после битвы со стражами, он дал слово, что отправится с остальными в новое убежище.
И невероятным усилием воли псионик отрывает взгляд от Всадника, вскидывает руку в сторону и отбрасывает фрагмент стены, который мог стать могилой для двоих молодых мутантов. Они были ранены, но всё ещё живы, многим повезло гораздо меньше. Следом он поднял в воздух ещё одну кучу обломков.
Несущий Хаос ухмыляется, слыша слова мутанта, чьё имя он ещё не знал.
«Твой хозяин будет следующим».

А позади открываются порталы. Но как же ему не хочется уходить. Он должен продолжить этой бой. Обязан. И лишь присутствие Скотта Саммерса и Джин Грей, стоящих сейчас руку об руку рядом с ним убеждает его поступить иначе.

- Эра Апокалипсиса… - будь прокляты эти слова -  …навсегда останется для твоего господина несбыточной мечтой.

Страйф медленно пятится назад, спиной к порталу, не отрывая взгляд от врага.
- Я об этом позабочусь!
Ещё один шаг и он окажется на другой стороне, в месте, которое не видел раньше, но в котором должен оказаться, хоть сейчас это и не его желание.
Это его выбор.

+8

20

В какой-то момент к Джин приходит в голову ясная мысль - им не выиграть этот бой. И защищать нечего. Позади полуразрушенное здание, в котором не осталось жизни, так стоит ли стоять на своем, отдавая души за его сохранность? Всадник беснуется, стремясь либо взять в плен, либо уничтожить, и Джин видит единственный выход, пока все стремятся дать ему отпор, она приходит к мысли, что все кончено.
Оглядывается на здание, сердце почему-то щимит. И вздыхает, понимая, что выбора нет, иначе они тут могут и остаться под завалами, уже есть пострадавшие, среди них Ро.
И кому как не ей принимать подобное решение.

Джин бросает короткий взгляд на мужа:
“Скотт, уходите вместе с Блинк, а я включу самоуничтожение. Нам тут нечего спасать, а его может заденет, пусть это и выглядит сомнительно. Я возьму с собой Анну и Курта, Анна меня подстрахует, Курт нас заберет. Все будет хорошо, особенно, если ты не станешь рисковать и задерживаться. Уходи и забирай остальный. И… я тебя люблю”.
Джин колеблется в последней фразе, не потому, что не хочет этого говорить, просто с ней это выглядит как прощание, а она не собирается самоубиваться, не сейчас, не сегодня, и ей бы сказать хорошую новость Саммерсу, да пока не выходит. Джин и сама слегка забывает, что ей бы поберечься, но некогда на это обращать внимание. Пока остальные противостоять Хадсону или то, что от него осталось - трудно поверить, что это он все-таки - Грей находит Анну, хватая ее за руку, после чего зовет Змея:
“Курт, телепортируй нас Анной в комнату Церебро!”.

Миг, и вот они находятся под землей, в тишине, сюда не доходит ни звука того, что происходит наверху. Наверное, они могли бы тут переждать все происходящее, наверное, могли бы спрятаться от беснующегося и обезумевшего Джимми, но это лишь временная мера, и она не подходит.
- Я запущу самоуничтожение, - наконец, поясняет она спутникам, - авось сможем нанести ущерб Всаднику.
Ей страшно. Она не хочет его убивать. Все-таки верит, что с его мозгами что-то можно сделать, она ведь нашла какие-то точки, за которые можно зацепиться, но не сейчас, сейчас нет времени, только если он выживет.
Джин отвлекается на запуск самоуничтожения, выставляет отсчет до десяти, десять минут, у них есть десять минут и этого должно хватить в полной мере.

“Скотт”, Джин мысленно тянется к мужу, он все еще тут, и рыжая испытывает недовольство его задержкой, надеялась ведь, что он уйдет практически сразу после ее слов, “у вас десять минут, отсчет пошел, не задерживайся”.
Потому, что ее ребенку нужен отец, сама она вряд ли будет способна растить его, увы и ах, матерью она все еще не чувствует себя, не готовая к подобному сюжетному повороту собственной жизни.
Джин поднимает глаза на спутников, чувствуя привычную голову боль от переутомления, но не поддается ей:
- Уходим на девятой минуте. Хочу быть уверенной, что все остальные уже выбрались. Нельзя никого оставлять.

+5

21

Так наверно и наступает конец всему. Думали ли Мари, что с этой школой когда-нибудь произойдет нечто подобное? Нет, глупо ведь надеялась, что это место не сломить, не разрушить и даже не пошатнуть. По-детски казалось, что подобного с этим местом не случится, и оно, подобно неприступной крепости будет стоять вечность, принимая в свои двери всех нуждающихся в помощи мутантов. А помощь им нужна была всегда, особенно сейчас, когда весь мир ополчился против их существования.
Мысли Анны прерываются голосом Джимми, который узнать она не может, не в силах даже хоть на миг сопоставить его образ с тем парнем, что сидел на диване в их гостиной, а теперь был очередной причиной трагичного разрушения их горячо любимого дома.
Роуг же злится, и эти эмоции подпитываются и мыслями Ороро, которая сейчас находилась в безопасном месте, и это не могло не радовать. Он более не стоял, он начал свою атаку вновь уже не церемонясь, напав в начале на Магнето, а после удостоив своих вниманием и остальных. Все щиты, выстроенные для защиты оставшегося населения, рушатся, Анна отпрыгивает в сторону, когда осколки и прочие обломки начинают лететь в сторону от ударов Всадника Войны. Она чувствует, как что-то острое проходится над бровью, машинально закрывая лицо руками и мысленно проклиная Хадсона всеми нехорошими словами. Если останутся шрамы ему не поздоровится, думает она, пусть лучше ищет планету пригодную для проживания, ибо месть будет страшна.
Скотт не остается в стороне и наносит удар, и пока все замешкались Мари вдруг оборачивается назад, туда, где стояла небольшая горстка оставшегося населения. Сердце пропустило пару ударов, а на лице южанки застыл ужас. Они все мертвы! Мертвы, черт возьми! Кулаки сжимаются до боли, Шельма не плачет нет, она гордо сглатывает появившийся ком в горле и разворачивается к своему врагу. Он убил ни в чем неповинных людей, которые и мухи обидеть не могли, которые всеми силами пытались помочь тем, кому эта помощь была необходима. Она знала их всех, мило общалась в перерывах, смеялась над их шутками и дарила такие же в ответ. Сейчас же стены окрасила яркая алая кровь, а тела бездыханно полегли в неестественных позах с застывшим ужасом на лице. Роуг в ярости, злоба в неё кипит похлеще вулкана, на котором они с Джин провели некоторое время уничтожая носителя Феникса. Желание вцепиться в эту нахальную морду, скрытую шлемом слишком явное, оно толкает сделать пару шагов к нему, оно толкает сейчас броситься на него с голыми руками, бить больно, остервенело, до потери сознания и не важно кого, её или его.
Саммерс командует на фоне, но у Анны в ушах гудит злоба, не дающая ей здраво мыслить и поступать правильно. Разум кричит послушаться, найти хоть кого-то, кто смог уцелеть и утащить отсюда на своих собственных плечах.
Из таких мыслей вытаскивает рука, которая вцепилась в запястье Анны, пока та думала над тем, что на сей раз вытворить. Мари запоздало реагирует, понимая чье прикосновение чувствует на своём запястье, видит Джин и немного успокаивается, кивая её мыслям. Она права, сейчас не время и не место, чтобы бросаться сломя голову на опасность, которую сейчас победить они не в силах. Мари вновь применяет силу Шторм, напоследок бросив ещё пару молний, а после, наполняет комнату туманом непосредственно вокруг всадника, чтобы хоть на время сбить его с толку.
Прыжок брата и они вместе оказываются в огромной комнате, которую некогда использовал Чарльз. Шельма устало падает на металлический пол, пока Джин разбирается с самоуничтожающей дом системой. На кончиках пальцев до сих пор чувствуются покалывания от силы Ороро. А Мари в любую минуту была готова сорваться с места для защиты близких, если всадник доберется до церебро.
- Отлично, нам ведь не хватило Феникса, почему бы не появиться новой угрозе, - злобно шипит Мари, запуская пятерню в локоны темных волос. Ей тошно от всего этого дерьма, что разом свалилось на их головы. Ей тошно от того, что место, ставшее для неё настоящим домом сейчас взлетит на небо. Ей тошно от того, что не уцелели те, которых они должны были защитить. А ещё ей просто нужно выпустить пар.
Оставалось остаться нужной минуты, чтобы окончательно распрощаться с этим проклятым местом, притягивающее к себе неприятности раз за разом.

+5

22

Курт думал, что смог хоть как-то ослабить Всадника, лишив его шлема, из-за которого Джин не могла пробраться полностью в мозги их незваного гостя, но этот черт вернул его себе каким-то чудом. Шлем выскользнул из его рук и отправился в сторону хозяина, а Эльф на какое-то мгновение замер и лишь хлопал удивленно глазами, впав в легкий ступор.
Но времени удивляться чудесам не было.
Всадник не стал медлить и нанес удар по тем, кто не мог постоять за себя. Кажется, в это мгновение сердце замерло, застряв горьким комом в горле. Мутант быстро отдал приказ своим младшим братьям унести подальше отсюда раненых и тех, кто еще не попал под атаку, на Геношу, где они будут в безопасности. Курт не думал о последствиях этого решения, ибо нужно было спасти как можно больше мутантов, живущих в школе, ибо Вагнер не должен был позволить какому-то выродку, возомнившего себя богом, подчистить ряды мутантов, которых и так оставалось мало.
На слова Джин мутант среагировал быстро: он телепортировался к девушкам и, бережно взяв их за руки, перенес в самое защищенное и одновременно опасное место школы, где иксмэны часто, при помощи необычной машины “Церебро” и телепата, находившегося за ней, находили мутантов во всех уголках света. И он прекрасно помнил про небольшой секрет Церебро, как раз рассчитанный на подобные опасные ситуации, которые на деле можно было ждать в любую секунду, ибо мутанты в стенах этой школы редко наслаждались обыденностью и безопасной жизнью, поскольку знали насколько к ним не были терпимы, особенно после многих случившихся событий связанных с Фениксом и с...Куртом.
На самом деле Курту было грустно от мысли, что им придется уничтожить свой собственный дом ради того, чтобы не попасться в руки врагу и не оставить после себя важной информации о себе, о других мутантах и о тех же исследованиях. Теперь больше не будет убежища на территории Нью-Йорка для несчастных мутантов, куда они могли прийти и попросить помощи. Родители детей, от которых семья не отвернулась, тоже пришлось как можно быстрее убрать отсюда, как сирот и брошенных, у которых эта школа была домом.
Это место было домом для всех них. И для Вагнера тоже.
Печально наблюдая за действиями Джин, он сложил руки на груди в ожидании, пока наступит нужное время. Все его мысли были заняты воспоминаниями связанными со школой. Наверное все как и он сам, помнили, что эти стены выдерживали множество атак, но, наверное, давно пора было принять мысль о том, что всему рано или поздно наступает конец.
Когда таймер отобразил девятую минуту, Эльф, услышав грохот снаружи, прокатившийся дрожью по всему помещению, быстро помог Анне подняться на ноги и, подведя ее к Джин, вновь сжал пальцами ладони девушек.
- Я не гарантирую, что унесу нас прямо на Геношу, потому что я отправил всех бамфов с остальными, чтобы они помогли Блинк справиться с переправкой. Простите девочки, будем прыгать как получится.
Закрыв глаза, Курт представил самое далекое место, где он был когда-то и совершил прыжок ровно в тот момент, когда до взрыва осталось примерно сорок секунд. За сорок секунд никто не успеет добраться до бомбы, ведь на снос стен, как в Церебро, потребуется куда больше времени даже у всесильных Всадников.
Расстояние было огромным для него, да еще с грузом в виде Анны и Джин. Не выдержав без поддержки бамфов сложного испытания, Эльфа выкинуло в воздухе прямо посреди кукурузного поля. Он не мог сказать, где примерно высадил своих спутниц, да и перед глазами все плыло, а мышцы ныли так, словно Курт вагоны разгружал, а не переносил через родное измерение людей. Теряя сознание, он выпустил девушек и полетел вниз, прямо в початки кукурузы, которые смягчили его падение, когда он пропахал собой землю. Благо, расстояние до земли было небольшим и последнее, что он видел, когда погружался во тьму, что Анна успела вовремя подхватить подругу во время падения...

+5

23

Нет. Цели как жалкие слабые твари расползались по всем углам. Их сигнатуры уходили куда-то вниз, все сбегали, стараясь уйти от него подальше, в очередной раз подтверждая слова господина о том, что эти люди слабы и беспомощны. Что тут практически нет никого достойного его мощи и его нового мира. Всадник взошел по наполовину разрушенному крыльцу внутрь помещения, которое уже было достаточно хлипким по своему составу. Шлем помогал выстроить ему траекторию движения и Война двигался, прошибая себе путь сквозь стены. Обитатели дома бежали, а Всадник только находил несколько мертвых мутантов, заваленных тяжелым основанием дома. Видимо это был выстрел отраженный мечом и прошедший практически сквозь весь дом. Удар по телу был не слабый, но щиты, в общем-то,  справились.

— Ублюдок! Ты убил мою сестру! — на него набросился какой-томутант, с органическим отростком в руке, норовя проткнуть его броню. Но его стараниям было не суждено сбыться. Отросток застрял между сочлениями брони. Всадник развернулся и схватил мутанта за шею.

— Ты ничтожество, — он сжал руку и послышался громкий хруст шейных позвонков, тело обмякло и перестало сопротивляться. Мутант был мертв и отброшен в сторону. Всадник продолжил двигаться туда, где определялись все сигнатуры атаковавших его мутантов.

Их смерть была неизбежностью. Все они или умерли, или стали бы частью новой армии Апокалипсиса. А он наверняка уже заприметил среди них тех, кто соответствовал его требованиям. Тех, кто был достоин попробовать пройти испытание изменением тела. Тот, кому досталась бы броня Небожителей. Может быть не такая мощная, как у него. Но Война, был главной атакующей силой для армии Апокалипсиса.

Всадник спустился вниз. Прошагал несколько метров подземного коридора и встал около плотной двери. Она была закрыта. Но вряд ли они собирались там отсидеться, значит, они готовили ловушку.
Но он не был трусом. Потому просто поднял руку, накапливая достаточный уровень заряда. Выстрел прогремел в узком коридоре, прожег дверь и открыл Всаднику обзор на то, как мутанты сбегают в телепорты.
— Проклятье… — Война отправил сообщение своему господину, после чего заметил на оборудовании быстро заканчивающийся таймер. Не иначе, как система самоуничтожения. Развернувшись, он пошел к выходу из помещения, из которого было бы сложнее всего выбраться. Оставаться в эпицентре взрыва было бы слишком опасно.
[NIC]Horseman WAR[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/u2iI1.jpg[/AVA][STA]Бегите, ничтожества![/STA]
Далеко уйти Всадник не успел. Взрыв прогремел, сначала его ударила взрывная волна, разрушающая все на своем пути. Щит быстро потерял свою силу и в спину ударил мощнейший удар, откидывающий его вперед от себя. Буквально мгновение, как он ощутил чудовищный удар системы самоуничтожения.
Очнувшись после удара, Всадник стал выбираться из под завалов, костюм был частично поврежден, но все еще помогал ему выбираться из под завалов. Добравшись до верха, Всадник обнаружил, что от особняка остались лишь руины.
Война сбросил с себя поврежденный шлем и части брони, вместе с практически сгоревшими, и все еще тлеющими остатками плаща.

Отредактировано James Hudson (2018-12-04 19:34:47)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.02.2017] Прощание славянки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно