ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [15.01.2017] after 7 pints of beer and 30 cigarettes


[15.01.2017] after 7 pints of beer and 30 cigarettes

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

AFTER 7 PINTS OF BEER AND 30 CIGARETTES
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
https://imgur.com/nV0sr4i.gif  https://imgur.com/6hLIN9c.gif
Warren Worthington | Scott Summershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Этот момент, когда есть о чем поговорить, и желательно под пиво или что-то покрепче...

ВРЕМЯ
15.01.2017

МЕСТО
Школа, обиталище Иксов

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
пьяненький эпизод :3

Отредактировано Scott Summers (2018-10-27 15:25:48)

+1

2

Буря прошла мимо жестоко покалечив психику Людей Икс и их общее состояние. Феникс всегда умел удивлять, но чтобы настолько, Ангел даже представить не мог. Но страшные сны закончились, воцарилась хрупкая тишина и подобие мира. Затишье перед бурей? Уоррен не желал заглядывать так глубоко вперед и довольствовался тем, что есть, тем более школа, вроде бы, пришла в норму. Ученики бегают на занятия и ангел то и дело слышал детский смех, что не могло вызвать на его лице улыбку. Это место - кладезь воспоминаний, его дом, где ему не нужно прятаться, быть той самой скучной копией себя, которая стягивает себя ремнями в прямом и переносном смысле. Уортингтон старался напитаться энергией, передохнуть и приготовиться к тому, что в скором времени ему нужно будет вернуться обратно. Залетная птица и с этим ничего не поделаешь, так считает сам Ангел, возможно, так думают и другие. Однако есть еще пара дел и вопросов, которые нужно решить и в скором времени. В красный кружок Ангел обвел Саммерса и нет, убивать его мутант не собирался, хотя очень хотелось. Планы рухнули еще на темной стороне луны и тот случай в библиотеке подкинул в голову Ангела очень много интересных мыслей. Нельзя сказать, что Уоррен плясал от счастья, когда узнал, что Скотт пришел в себя. Его реакция была слишком сухой и удивляться тут нечему. Ангел и Циклоп, то ли по воле судьбы, то ли просто от скуки вечно сталкиваются друг с другом лбами. Только вот мир изменился, Скотт даже помереть успел, как и Джин, а Уортингтон пребывал в состоянии пьяного анабиоза. Постепенно ненависть сошла на нет, только вот после библиотеки Саммерс умудрился взбесить Ангела еще больше. Ревность? Серьезно? Детский сад «Сопелька». Ему казалось, что они оба все это уже переросли и если уж говорить о каких либо чувствах, то Уоррен даже думать не хотел о том, что они уйдут за пределы его головы.

После долгих полетов, которыми Ангел убивал время и приводил себя в форму, мозги слегка вставали на место и получалось связно мыслить, собирать слова в более или менее понятные предложения. Среди облаков нет никого, тут лишь ветер, который совсем не мешает. Уоррен мог часами напролет пропадать среди небес, но этот день мутант окрестил днем Икс, тем самым днем, когда надо выловить Саммерса и поговорить. Зачем Уортингтон вообще все это затеял? Явно не ради Скотта, а скорее ради Джин и себя самого. И как удачно Ангел заметил Циклопа прямо во дворе школы. Одним движением мутант пикирует к земле, а после приземляется на обе ноги перед Скоттом, складывая крылья за спиной.
  - Привет... - И все, в голове Уоррена образовался вакуум. Проще просто вмазать Циклопу по роже, чем пытаться подобрать слава и не наехать на него с порога. - Как чувствуешь себя? - Банальное уважение. Ангел еще сверху успел оглядеть Саммерса. Руки, ноги на месте и нормально. - Ладно... одноглазый, нам надо поговорить и я думаю ты прекрасно знаешь, на какую тему.
  - А еще я спрятал пиво в холодильнике... Сейчас вернусь.  - Ангел лишь пожимает плечами в попытке изобразить улыбку, а после потопал за тем самым пивом, которые стояло на месте. без спиртного этому разговору не быть, точно не быть и Уоррен уже не уверен, что пива в данном случае хватит. Возвращаясь обратно, мужчина ставит связку с пивом на бордюр, попутно достав две банки, одну себе, другую Циклопу.
  - Скотт... Что это было? Там в библиотеке? И не говори, что Феникс промыл тебе мозги и ты не мог контролировать себя. Это шло из твоей башки, я уверен, а если не прав, подавай факты... - Пару глотков и Уортингтон складывает руки на руки. Это будет тяжелый разговор...

Отредактировано Warren Worthington (2018-10-27 14:58:40)

+1

3

События вчерашнего дня с трудом укладываются в голове. Курт. Мать твою, Курт! Сайк раздражен, ничего не понимает, продолжает следить за порядком в школе. Недели не прошло с того момента, как Рэйчел вернула его в мир, вытащила из комы, из вязкой тьмы собственного сознания, а он уже по самое горло в заботах.

В школе не обходится без происшествий, но даже для школы произошедшее вчерашним днем было чересчур. Скотт прикрывает глаза, слышит хлопанье крыльев, понимает, кто это, но продолжает размышлять о том, как защитить школу, что делать дальше, каким именно способом удерживать порядок.

И Джин.

Горечь от осознания того, что он сделал ей больно, не покидает. Грызет, не дает спать, все гонит куда-то, искать ее, а он не знает, куда нужно идти и где искать. Вместо того чтобы продолжать предаваться бессильной злости, сомнениям и раздраженности, Скотт открывает глаза и оценивающе смотрит на того, кто стоит перед ним и спрашивает его о том, как он себя чувствует. И не спешит отвечать.

С Уорреном у него всегда были занимательные отношения. С одной стороны – это друг, бывший сотоварищ по команде, вместе с которым он участвовал во многих заданиях, которому доверял жизни общих друзей и свою, а порой спасал его в критические моменты. С другой стороны – между ними всегда висела незримая тень, и раньше зачастую Скотт не понимал, что это и откуда она взялась, пока не пришел Темный Феникс и не вытащил из глубин его сознания то, что давно было похоронено.

Космическая тварь пробралась далеко, когтями выцарапала из него все неприятные моменты, темные эмоции и чувства, усилила их, увеличила в геометрической прогрессии, заставив его переживать все снова. Далекую, подростковую ревность вытащила тоже. А ведь Скотт давно забыл о ней, о том, как когда-то ревновал Джин к Уоррену.

Вспоминать то, что произошло в библиотеке, было неприятно. Осознавать, что он сделал, вдвойне. Это был не Феникс, это был он, но изменившийся до неузнаваемости. Теперь он вынужден отвечать за все и разбираться с хаосом в своей голове.

- Уоррен, - короткое, отрывистое, вместо приветствия, сухое и лишенное эмоций на первый взгляд.

Не лишенное. К звукам примешиваются оттенки недоумения и в то же время понимания. Скотт едва жмет плечами, Ангел уходит за пивом. Он продолжает следить за тем, как дети играют с мячом. Счастливые, радостные. Их не задело то, что происходило вчера, и он этому рад, но при этом вспоминает о тех студентах, которые попали под влияние Курта – в их глазах все еще таится опасение и смятение.

Скотт устало качает головой. Им необходимо разобраться. Нельзя оставлять старого друга в беде. Кто-то из телепатов должен отследить его местоположение, они должны этим заняться вплотную. И Джин. Джин. Ее нужно спасать от Феникса, нужно вытаскивать, но он не знает, как, и не знает, что делать, и это его медленно убивает.

Рядом слышится шум. Сайк поворачивает голову, видит пиво. Может, это то, что ему нужно сейчас? А вот разговор ему точно не нужен. Ангел требует объяснений, задает вопросы, на что он лишь фыркает и берет себе бутылку, открывает ее, но не пьет, задумываясь над тем, что нужно говорить. Правду?

- Нет, ты прав. Это были мои эмоции из того времени, когда мы были подростками, - морщится, кривится, проклинает Феникса. – Феникс… вытащил на свет все неприятное, что я когда-либо хоть немного испытывал. И я действительно себя не мог контролировать, так как капитально разозлился.

Страх потерять Джин. Ненависть к Логану. Ненависть к людям. Все это он успешно давил в себе долгие годы, а о неприязни к Уоррену подавно забыл и не вспоминал. И Скотт не знает, что со всем этим теперь делать – со всем этим ворохом эмоций, с гневом и растерянностью.

- Я же тебя там не задел? – нехотя вспоминает моменты своей ярости, Джин защитила Уоррена телекинетическим щитом, но все же был момент, когда он разнес массивную дверь, злясь на то, что Уоррен ломился и пытался ее открыть. – Если ты хочешь извинений, то считай, что ты их получил. Мне, похоже, перед многими придется извиняться еще долго.

+1

4

Он может лишь тяжело вздохнуть, бросить взгляд в сторону Саммерса и отставить банку с пивом куда-то в сторону. Он смотрит вверх, следит, как над головой плывут облака, слушает и переваривает слова в своей голове.
   - Расслабься... Не успел сделать, а если и было, то пара царапин. - Тот день въелся в память, каждая секунда и Ангел ненавидел это ощущение. Беспомощности. Когда ты не можешь ничего, когда от тебя ничего не зависит, когда тебя не видят и не слышат. По сути дела винит Скотта хоть в чем либо было бы верхом безумия, но так проще, проще жить и понимать, что Джин сделала свой выбор и Уоррен, как бы ни хотел, ничего с этим поделать не мог и не может до сих пор. Это давит на виски, сжимает мозг и не дает вздохнуть полной грудью.

  - Извинения? - Он выгибает бровь, смотрит на Саммерса и хмыкает. - Нет... извинения оставь для других, да и я не вижу в них никакого толка. - Ангел вновь хватается за банку, чтобы прочистить горло. - Я не держу на тебя обиду, уже не держу. Просто, я надеялся, то призраки прошлого отпустили... Тебя, меня, Джин и библиотека показала, что это не так. - Мужчина нервно трет лицо руками. Черт, это так тупо, глупо, невыносимо.

  - Знаешь, когда отец сплавил меня в школу... Я испугался. Что говорить, слова матери, его слова, убили во мне все, начиная от самооценки и заканчивая банальным принятием себя. Мне было страшно, но вместо монстра, которого я видел в зеркале, назвали Ангелом и не гнали в шею, не плевались в след, будто я прокаженный какой-то... - Зачем он вообще это говорит. Наверно, просто потому что благодарен. - У меня больше никого и ничего нет, кроме этой школы и вас... и нет, это не сантименты. Так что, будь спокоен и расслабь булки. - Первая бутылка пива с огромным успехом заканчивается и Ангел тянется за второй. В определенный период его жизни, спиртное буквально спасало, заводило его сознание в полное беспамятство и так было проще проживать день, потом еще один и еще. Уоррен чудом пересилил себя и отпустил определенные моменты, где он считал себя виноватым, как в смерти Скотта, так и Джин. Была ли в этом его вина? Скорее нет, чем да, но для самого Уортингтона этот факт не играл особой роли.

  - Ладно, в первую очередь я просто хотел донести до твоего мозга одну важную вещь. Я не хочу, чтобы мы вернулись к прошлому и ревность, неприязнь и все остальное... Это надо оставить в прошлом. Мы ведь взрослые мужики и сейчас более важные проблемы. - Все же Уоррен перерос, смирился, обвыкся, можно еще много синонимов подобрать, но ему стало проще, как думать, так и чувствовать. Да, одно время Ангел ненавидел Скотта, был готов разбить ему лицо. В конце концов Уортингтон просто человек, обычный и эти эмоции были ожидаемыми и банальными. - Скотт... Я тебе обещаю, что никогда не встану клином между тобой и Джин. Да, я все еще люблю ее, но... Я не Скотт Саммерс. - Уоррен улыбается, заливает в себя очередную порцию пива.

  - Имею в виду то, что просто не могу себе позволить вести себя так, как раньше. Она выбрала тебя и тут ничего не попишешь, а я, пускай и эгоист, но не настолько, чтобы вставлять вам палки в колеса... - Ангел смотрит на детей, ощущает эффект гребанного дежавю. - Ты знаешь, где Джин? У нас больше нет права на ошибку... ведь ваше воскрешение из мертвых... блять, это просто чудо. А тебе, нужно собраться и передохнуть. Извинения подождут, как и люди, которым ты их должен. И что на счет Курта? Я так и не понял, что произошло и по каким причинам у него поехала крыша.

+1

5

Скотт делает глоток, стремясь избавиться от странного чувства неопределенности. За последние месяцы произошло столько, что он порой сомневается в том, что ему стоило возвращаться из мертвых. Он вернулся, и неприятности посыпались на школу из рога изобилия. Это не остановить. Шторм пытается, они все пытаются, но толку нет.

- Хорошо. Я рад, что ты не пострадал, - говорит честно, не знает, как объяснить то, что было в той библиотеке – в той разрушенной библиотеке. – Прошлое никогда не отпускает. Я думал, что забыл о той юной неприязни к тебе, а Феникс ее вытащил. Эта тварь все переворошила в моей голове, что теперь я не понимаю, что делать дальше.

Об этом он не распространяется. Но слова вырываются сами собой. Скотт выдыхает, покачивая банкой и слушая Уоррена. Вспоминает юношеские годы. Помнит о том, как дни проводил в одиночестве, не рискуя заводить друзей, опасаясь, что причинит им вред своей способностью. Помнит и о том, что все они были перепуганными детьми, которым не нашлось места в человеческом мире.

Знает, понимает. Они – та самая пятерка – единственные ученики на тот момент у профессора. Они стали семьей. Уже позже подтянулись остальные, но все же они были долгое время вместе. И об этом сложно забыть. А Феникс заставил забыть, выпустив столетнюю ревность и приправив ее злостью.

- Мы тогда спасались в обществе друг друга. Как все тогда было проще, верно? Спасаешь себе мир, в остальное время учишься, и никаких Фениксов, Стражей, нападений роботов и… всего того, что сегодня творится в этом безумном мире, - еще один глоток, еще одно сожаление о прошлом. – Теперь мы не спасаем мир, а просто пытаемся выжить в этом всем…

Недоговаривает, не говорит о том, что теперь некоторые из них пытаются мир не спасать, а наоборот – уничтожать.

Сайк напрягается, когда речь заходит о Джин. О том, что они должны с этим всем справиться и забыть о неприязни. Он согласен. Ненависть ничего хорошего не принесет, никому из них, тем более Джин. Но все равно что-то в нем дергается, когда Уоррен говорит, что все еще любит ее. Ревность не даст о себе забыть, она так и останется с ним, пока он не сможет расправиться со всем тем, что натворил в его голове Феникс. Но он понимает, кем приходится Уоррен для него и Джин – друг, брат, верный товарищ, пусть и отношения все еще несколько прохладные.

Осознает это и расслабляется. Пьет пиво, еще немного, и банка закончится. Незаметно. Скотт смотрит на Уоррена, схватившего уже вторую, и коротко хмыкает.

- Хорошо, забыли. Впрочем, я бы и не вспоминал, если бы не чертова огненная куропатка, решившая сделать из меня перевалочный пункт перед переселением в пятизвездочный отель, - шутит, что для него непривычно, но в последнее время непривычное становится обычным.

Где Джин?

Он не знает, где Джин. Не знает, и никто не может ее отыскать. Он мог попросить Рэйчел, и она бы ее нашла. Он уверен, нашла бы, но… нет. О чем он и говорит Уоррену.

Но о чем молчит, так это о том, что воскрешение их является чудом. Нет. Всему виной все тот же Темный Феникс. И Скотт не понимает, благодарить ему эту космическую сущность или проклинать.

- Нет. Джин не дает о себе знать. Феникс… он в ней весь. Не просто половина или часть, как было со мной. Он собрался в единое целое, и я не знаю, как ее искать. Мог бы попросить Рэйчел, но я не хочу рисковать – это для нее слишком опасно. А Курт… - Сайк вздыхает, проводит рукой по лицу, вспоминает весь ужас, творившийся вчера в школе. – С ним тоже что-то не то. Он не в себе. Вчера здесь было настоящее побоище, и я предполагаю, что он это устроил – не знаю, как, и не знаю, почему, но ему требуется помощь.

А они не успевают. Не понимают даже, с чего начать. Скотт допивает банку, тянется за второй. Да, пиво – то, что было нужно.

- В целом, школа живет своей жизнью. А как твои дела?

+1

6

- Намного проще... - Сейчас же прошлые проблемы казались каплей в море, а если сравнивать с настоящим, то вовсе детскими шалостями. Попытки влиться в общество, доказать, что не все мутанты сущее зло и есть те, кто готовы рисковать жизнью ради спасения мира, пускай он и был хрупким, но его сохраняли, держали в руках и оберегали, а после все улетело в тартарары.

- Ты живой и даже умудряешься отпускать шуточки, это уже радует, а что Феникс делает с головой носителя я уже понял, еще с его первого появления. - И Ангел надеялся, что космическая тварь больше не явится на землю, но он ошибался, крупно ошибался. И по иронии судьбы, все началось сначала. Они все ходят по замкнутому кругу и Уоррен понятия не имеет, как этот круг разорвать. В прошлый раз погибло слишком много людей и сейчас Ангела до костей пробирает страх. Если все пойдет по тому же сценарию, то нет уверенности в том, что мир не развалится на миллион частей.

  - Чего я не люблю больше всего, так это чертового ожидания и неизвестности... - Прошлая победа над Фениксом обошлась слишком дорого и Ангел не может себе позволить даже думать о том, что нет другого выхода, кроме как убийства Джин.
  - Это радует. - Очередной взгляд в сторону детей. - Шторм бы сейчас сказала, что мы подаем плохой пример подрастающему поколению. - Смеется себе под нос, вспоминая моменты, когда мир еще не слетел с катушек. Прекрасное время, где они были собой, а своим израненным подобием. - Честно? Даже не знаю, как сказать... все херово. - Вздох, алкоголь продолжает въедаться в мозг, расслабляя и развязывая язык.

  - После первой битвы с Фениксом во мне... - Он запинается, сжимает кулак до белых костяшек, уводит взгляд куда-то в сторону. Ему стыдно за себя и провести параллель не составляет труда. Ангел сбежал, спрятался и бизнес стал прекрасным прикрытием. - Во мне что-то сломалось тогда и я не знаю, как это починить. Сначала ты, потом профессор и на смерти Джин... Не знаю, ощущение, будто я помер вместе с вами и сейчас. Сейчас, я далеко не тот Ангел, которого ты знал когда-то.

От собственной слабости сводит скулы и память услужливо подкидывает моменты, когда Уоррен делил свою комнату с беспробудными пьянками и пачками сигарет. Сдался? Пожалуй, поверил в то, что есть во всем его вина и как ни странно, достучаться до Уортингтона не получилось. Когда он был нужен - его не было, его и сейчас нет, потому что собрать себя по кусочкам не получается даже сейчас.
  - Чувство вины сожрало изнутри, продолжает жрать, но это не так важно сейчас. И если вкратце, то я превратился в свою скучную копию. Воюю с цифрами, акциями и биржей. - Утопать с головой в бумажках было лучшим решением на тот момент. Работа просто не позволяла вернуться к прошлому, занимала слишком много времени и места в его голове.

  - Как оказалось, скрываться среди людей чертовски сложно, а когда у тебя за спиной два крыла, сложно вдвойне, но у меня получилось. Приходится таскать ремни и от них жутко болит шея, спина, да все тело болит, но что делать... Люди ведь продолжают нас бояться и теперь я понимаю причины... - Это в школе он может не задумываться над тем, что кто-то может увидеть два белых крыла за спиной или о том, что ремни разойдутся в стороны и всему прикрытию наступит конец. - Мы не справились и мы нестабильны. Людям проще верить в бога, нежели в мутантов и их силу. Они слабые и они не прощают ошибок, а мы, сюда по всему, просто не были готовы к тому, что творится сейчас... да вообще не уверен, что к такому можно приготовиться, но кого это волнует.

+1

7

Ностальгия окутывает легкими воспоминаниями. Раньше все было проще. Раньше все было лучше. Зеленее трава, свободнее мир. Или же наоборот. Мир остался все тем же, просто они – они были подростками, которых не беспокоило непомерное количество проблем различной степени тяжести. Теперь все совсем иначе. Они страдают, они воюют за свое выживание, они доказывают свое право на жизнь в этом мире.

Ожидание ранит сильнее всего. Тут Уоррен прав. Неизвестность же приближает к самой границе безумия. Скотт жмет плечами – они должны справляться, у них нет выбора. За ними ведь школа. Дети, ученики, за которыми необходимо следить.

- Ничего другого не остается. Придет момент, тогда и придется решать, делать выбор, - он не хочет думать о смерти Джин, не хочет и не станет. – Надеюсь, что на этот раз все закончится гораздо лучше.

В прошлый раз все было куда хуже. Скотт читал, расспрашивал, узнавал о том, что происходило после его смерти. То, что было, ужасно. То, как погибла Джин… Скотт рад тому, что не был там – он бы не выдержал, не смог бы смотреть на смерть любимой во второй раз. Оттого он боится окончания хаоса в мире, вызванного Темным Фениксом. Он готов сам погибнуть, лишь бы Джин оставалась в живых.

Слова Уоррена заставляют его удивленно посмотреть на него. Сайк ни за что не сказал бы, что у его старого друга все плохо. Но тот начинает говорить, рассказывать о собственном чувстве вины. Поджимает губы, отпивает из банки несколько глотков, задумывается о том, что было в прошлом. Им всем было плохо.

Скотт помнит, как был счастлив в последние мгновения своей жизни – его Джин была рядом, живая, реальная, улыбающаяся. Темнота и забытье, наступившие после, не вспоминаются, помнит лишь те моменты, когда он открывал глаза спустя несколько лет смерти. Только после понял и осознал, что пришлось всем пережить.

- Не стоит винить себя, Уоррен. Ты не виноват в том, что пришел Феникс и сломал наши жизни, - вздыхает, отпивая еще глоток. – Он и сейчас пытается это сделать. И я знаю, что тебе нужно для того, чтобы избавиться от чувства вины – приходить почаще в школу вместе с пивом. Хотя тогда мы оба сопьемся, а Шторм прибьет нас молнией.

Короткий смех выходит хриплым, едва ли не тусклым, ведь он все еще размышляет об Уоррене. Ему тоже нелегко пришлось. Тогда в библиотеку он пришел на зов Джин о помощи именно для этого – для того, чтобы помочь, для того, чтобы больше не сидеть в стороне, для того, чтобы выбраться из своего бизнеса. Вместо всего этого он встретился с носителем Феникса – с ним. Сайк сжимает губы в досаде.

Контролировать себя невозможно, если Темный Феникс постоянно шепчет ему, вытягивает старые эмоции, чувства, мысли, и все равно не винить себя не выходит.

Скотт покачивает банкой. Слышит слова о мутантах. У него иное мнение на этот счет. Мнение, которое возникло в нем благодаря Фениксу, которое так и не пропало, не стерлось, не забылось. Мнение, так сильно схожее с мнением Эрика Леншерра. Мнение, что мутанты заслуживают большего, а люди должны уйти с их пути.

Молчит, ничего об этом не говорит. Он еще никому не рассказывал о том, что чувствует ненависть к людям. Только Анна знает об этом – видела, как он холодно и жестоко расправлялся с персоналом того приюта, в котором над детьми-мутантами ставили опыты. Но об этом они не разговаривали.

- А я нет. Не могу их понять. Мы делали все, чтобы они приняли. В какой-то момент, казалось, у нас получилось, но… сначала Гидра и вирус, затем Стражи, теперь Феникс. Не знаю, как с этим справляться. Понятно, что они возненавидят нас еще больше, а я устал что-то им доказывать, - тянется за третьей банкой, чувствует, как спиртное начинает бить в голову, медленно, но верно. – Если нас увидит Шторм, то нам несдобровать. Заметишь ее, кричи сразу же, будем сваливать.

0

8

Приходить в школу с пивом. Через пару таких походов Шторм точно спалит Ангелу зад, но Уоррен смеется вслед за Сайком.
  - Тогда мне точно запретят тут появляться. Наша женщина - погода не любит, когда деткам подают плохой пример, а мы тут с тобой, как два пьяницы. Благо у учеников есть другие дела... - В свое время Уортингтон даже подумывал о том, чтобы вернуться, встать на позицию преподавателя, но данная мысль отмерла моментально, стоило Саммерсам и Профессору сгинуть в небытие. Ангелу было сложно тут находиться, держать марку, цеплять на себя искусственную улыбку и жить так, как раньше. Удивительно, что вовсе не разучился улыбаться.

  - Я смирился. Оно просто есть и с этим ничего не поделаешь, а Феникс... - Ангел скалится, говорить об этой твари сложно, еще сложнее понимать, что он ничерта не может. Совсем. - Нужно найти способ его уничтожить, раз и навсегда... и без вреда для Джин. - В голове полнейшая пустота и огромное количество вопросов, на которые Уоррен не может найти ответы. Помимо проблемы с Фениксом, на горизонте маячит Курт. Просто так поверить в то, что он устроил бойню в школе по своей воле - этого не может быть, никаким образом и подобный вариант Ангел даже рассматривать не желает.

- Это очень щепетильный вопрос. - Ангел пожимает плечами, допивая последнюю банку пива, на сегодня хватит алкоголя. - Я понял, что доказывать бесполезно. Это как в бизнесе... Одна ошибка и твои миллионы могут слиться в унитаз, даже глазом моргнуть не успеешь. Так и здесь. Не справились, позволили людям страдать и умирать, значит не достойны. Никого не волнует, что мы, как и все остальные, тоже люди с банальными эмоциями и чувствами. Как там говорится? С великой силой приходит и великая ответственность? Они, судя по всему, понимают это слишком буквально... - Уоррен вздыхает. Он работал с людьми слишком долго, многое слышал от них, видел их страх перед мутантами и с каждым новым проигрышем он усиливался, превращаясь в ненависть. Для него, как для мутанта слушать такое было весьма неприятно, но после Уортингтон просто смирился.

  - Я могу тебя понять... сколько раз мы наступали себе на горло? Я уже со счета сбился. Но, профессор хотел, чтобы мы все жили в мире, однако я слабо верю в то, что мир вообще когда либо наступит. - Уортингтон вновь смотрит вверх. Облака плывут, вслед за ними птицы. Вокруг так тихо и эта тишина не дает расслабиться, даже алкоголь, который успел неплохо так дать по мозгам не справляется, а упиваться в усмерть - Ангел запретил сам себе.

  - Мне кажется, что уже увидела, просто не трогает. Это вообще удивительно, что мы вот так просто бухает и разговариваем... Такого не было еще со школы, да? - Короткий взгляд в сторону Скотта и Ангел по дружески хлопает ладонью по его плечу. - Но, я рад что мы не сцепились - это, мать его, прогресс! И да, Саммерс, я не уверен, что останусь тут на долго. Помогу найти Курта, Джин и вернусь обратно, так будет лучше для всех... Но, если нужна будет помощь, ты знаешь как меня найти. - Пару шагов в сторону от Циклопа и Ангел расправляет крылья, гаденько так улыбнувшись . - Уборка на тебе. До встречи, одноглазый. - Кличка, которую Ангел присвоил Циклопу еще со времен школы. И все же, то было самое лучшее время в жизни Уортингтона.

Пару взмахов и Ангел вновь скрывается за пеленой облаков, парит в небе еще пару часов, а после возвращается в свою комнату через балкон. Как ни странно, она была не занята, видимо Шторм надеялась на то, что Уоррен еще вернется сюда, но сам мужчина этот вариант отметает в один момент. Пожалуй, будет лучше, если он так и останется кочующей птицей.

+1

9

- Игра в мяч? – Сайк наблюдает за тем, как дети пытаются закинуть мяч в корзину – у кого-то выходит, у кого-то нет, а кто-то успевает, перемещаясь очень быстро по полю. – Никогда не любил игры в мяч.

Не понимает их. В его памяти возникают отголоски прошлых лет – из детства, которое для него было потеряно очень давно. Там, где он играл в мяч, а за ним наблюдал младший брат, только научившийся толком стоять на ногах. Скотт не любит вспоминать то время, когда у него была своя семья, и потому не любит мячи, которые напоминают ему о том моменте.

С Уорреном он согласен. От Феникса нужно избавиться. Но как это сделать – неизвестно. Непонятно, можно ли вообще его уничтожить. Оно – космическая сущность – почти божество, бессмертное, возрождающееся снова и снова, оставляющее после себя пламя и разрушения. Его не убить, но можно изгнать на время.

Джин… всегда будет в опасности. Как и Рэйчел – ее дочь из иного измерения. Скотт знает, что Феникс тянется к ним обеим, и его эта мысль убивает, так как он ничего не может сделать для того, чтобы защитить.

А люди… Скотт смотрит на Ангела, понимая то, о чем тот говорит. Люди всегда будут их бояться, всегда будут их ненавидеть. Они оказались в этой школе из-за того, что мир их отверг, и они лелеяли, каждый по своему, надежды, что однажды их примут, что когда-нибудь они станут частью общества. Но этого не случилось.

На него продолжают настороженно коситься, когда он проходит по улице в своем визоре. Ангел продолжает прятать свои крылья, причиняя себе же боль, раня, и все для того, чтобы не заставлять людей беспокоиться и бояться. Все эти дети продолжают бежать прочь от мира под крышу этого здания.

Ничего не изменилось, ничто не изменится. Все и продолжит оставаться таким, но большинство продолжает верить в наивные мечты профессора, который вечно твердил о счастливом будущем. Скотт их не понимает – уже разуверился, Феникс заставил его взглянуть правде в глаза, заставил читать мысли людей и понимать, что они слишком сильно ненавидят мутантов.

- А я уже не верю в совместное будущее. Оно просто невозможно. Люди видят в нас лишь мутантов, живых машин для убийств, и не желают принимать, что мы тоже – люди, - как странно это произносить, как странно признавать, что он уже не верит. – Профессор… задать бы ему вопросы.

Их много. Ксавьеру, если он вернется, придется долго отвечать. И придется ли – он может не пожелать этого. Отвернуться, поняв, что его мечты разрушены.

Уоррен его отвлекает от невеселых мыслей. Скотт удивленно на него смотрит, смеется – впервые за долгое время. Со времен школы… сейчас они уже давно не ученики, тащившие спиртное из кабинета профессора и распивавшие его где-то позади школы, уверенные в том, что их не заметят.

- Надо будет повторить как-нибудь, но не здесь. Шторм нас не простит, о Хэнке я вообще молчу, - хмыкает, невольно думая о том, можно ли будет уговорить Хэнка напиться как в старые добрые времена – будет сложно. – До встречи, крылатый.

Усмехается, смотрит на пустые банки, допивает свою и собирает все. Выкидывает в урну – благо, рядом стоит. И отправляется в здание, пару секунд понаблюдав за тем, как Уоррен летает в небесах. Надеется, что не рухнет на землю, вырубившись от нескольких банок пива, и решает идти к себе. Преподаватель сегодня из него никакой, будет лучше, если до вечера его никто не увидит.

Странно, но этот день существенно улучшился.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [15.01.2017] after 7 pints of beer and 30 cigarettes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно