ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [14.01.2017] будь осторожен с тем, с кем танцуешь [грехопадение]


[14.01.2017] будь осторожен с тем, с кем танцуешь [грехопадение]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

будь осторожен с тем, с кем танцуешь
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s9.uploads.ru/lwKAD.jpg
Скотт Саммерс | Курт Вагнер | Анна-Мариhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Завладев одним из самых пагубных грехов человечества, Вагнер с замененными воспоминаниями, благодаря стараниям отца, решается навестить ненавистную им школу Икс, дабы расправиться с теми, кого теперь считает своими заклятыми врагами.

ВРЕМЯ
Январь, 14 число. Холодный солнечный день, не предвещавший никакой беды.

МЕСТО
Школа Икс и окрестности.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
возможна кровь и парочка смертей нпс.

[AVA]http://sg.uploads.ru/Wp1SK.png[/AVA]

Отредактировано Kurt Wagner (2018-11-03 22:02:12)

+5

2

Аромат кофе прекрасно дополняет тихое, субботнее утро. Уроки не идут, ученики заняты своими делами, скорее всего, домашней работой, коллеги по уши в делах школы. На момент Сайк даже начинает испытывать угрызения совести за то, что он вместо того, чтобы помогать, присоединился к Анне, и теперь бездельничает, пьет кофе, изредка нарушая спокойную и уютную атмосферу, по которой успел порядком соскучиться.

Скотт вспоминает Джин, о том, что ей подобное времяпровождение понравилось бы. Тревожные мысли о любимой заставляют его оцепенеть на секунды. Леденящий страх не покидает, не покинет, пока она не вернется домой, пока не окажется в безопасности, пока Темный Феникс не будет окончательно изгнан, прогнан, прочь с планеты. И для того, чтобы скрыть дурные мысли, он тянется за пончиком.

Найти Джин не представляется возможным. В данный момент. Рэйчел способна отследить ее передвижения, но для нее это опасно – Феникс тянется к ней, интересуется ею так же, как и ее матерью. Скотт не желает рисковать и подвергать ее опасности. С нее хватило того, что ей пришлось пройти на Большом Каньоне.

Можно открыть ноутбук и почитать новости. Новости о разрушениях, о хаосе, об очередных чрезвычайных происшествиях, упоминания о сравнительно старых событиях. Как понять, в чем именно поучаствовала Джин, успеют ли они прибыть на место так быстро, что она не успеет скрыться и обратить свое внимание на новую цель?

Напоминает себе, что нельзя отчаиваться. Они всегда выбирались, оставались друг с другом, какие бы беды не приходилось им переживать. Рядом с ними всегда будут друзья, коллеги, которым они доверяют так же, как самим себе. Вместе они выстоят. Необходимо лишь потерпеть.

Дела в школе обстоят хорошо. Скотт думает о детях из приюта, которых они с Анной привезли с собой – учеников стало больше, это не может не радовать, но это же и начинает беспокоить. Он помнит о людях, помнит о том, что открыл ему Феникс, помнит о своей скрытой от чужих глаз озлобленности. Детям нужна лучшая защита, им нужны все средства и возможность достойно оборонять школу.

Скотт отгоняет от себя эти мысли. Не время, не сейчас. Расслабляется, впервые за долгое время. Недавняя вылазка в тот приют неплохо помогла ему прийти в себя, собраться. У них, разумеется, еще много дел. Найти пропавшего Курта. Собрать команду и думать, что делать со стражами – их разрабатывают явно не для того, чтобы они носили цветы и конфеты мутантам. Вспышка злости на миг дает о себе знать, но исчезает, стоит ему выдохнуть и глотнуть горячего напитка.

- Отличный кофе, - комментирует, обращается к Шельме. – И в школе тихо, - удовлетворенно заключает, слыша лишь редкие звуки шагов.

За окном холодное январское утро. Скотт пропустил многое, в том числе и Рождество. Хочется узнать, как они праздновали. Хочется узнать много мелочей, которые должны выстроить в голове идеальную картинку. Анна говорила, что школу почти не затронули события с Фениксом. Все еще радуется этому. Все еще ужасается, думая, что было бы, пожелай Феникс прийти сюда.

Мыслями возвращается к пропавшему Курту. Его исчезновение начинает серьезно беспокоить. С момента, когда Анна сообщила о пропаже, Скотт задумывался не раз о том, чтобы приниматься за его поиски. Собирать команду, работать, возвращать друга домой из того, во что тому удалось с успехом влезть.

- О Курте не было вестей? – спрашивает, пусть знает, что не было, ведь тогда он уже был бы в курсе, что тот нашелся. – Надо собирать команду и искать его.

Решительно заявляет, задумывается о том, с чего именно необходимо начать. Взгляд падает на чей-то ремень, лежащий на другом конце стола. Широкий, кожаный, дорогой. Невольно возникает вопрос о том, чей он и почему находится в кухне.

Но про ремень забывает быстро, когда в поле зрения появляется Франклин. Скотт приподнимает бровь, глядя на новоиспеченного члена семьи. Парень его дочери. Младше него на два года. Дочь младше на двенадцать лет. Странно, непонятно. Сайк старается не придавать этому значения, но это сложно. Впрочем, Франклин ему по душе.

- Не желаешь присоединиться к нам, Франклин? – приглашает, смотрит на Анну, знает, что она не будет против увеличения компании, но из приличий желает убедиться. – Кофе, пончики – у нас все, что нужно по утрам.

+5

3

Субботнее утро началось на удивление приятным и спокойным, каким, в принципе, и должно быть всегда. Другое дело, что в этой школе подобную роскошь можно позволить для себя крайне редко, что очень удручает, но оттого и наиболее слаще оказывается осознание хорошего дня, подарком, появившимся в конце насыщенной недели.
А неделя и правда была насыщенная. Помимо занятий с учениками, Анна периодически делала маленькие вылазки, где пыталась найти зацепки, которые могли навести её на след брата. Парочка церквей уже подверглись её острому опросу на наличие особенного прихожанина и вообще каких-то странных событий. Пусто. Ни единой капли информации за прошедшее время.
Иной раз появлялись мысли, что было бы неплохо попросить помощи Джин, ведь с помощью церебро мутанта будет намного легче отследить, но и тут мимо. Как только мысли появлялась в голове, как на неё тут же нападало осознание того, что подруга исчезла. Её похитил монстр, сумасшедшее жаркое, которое не давало им покоя уже несколько месяцев, и наконец, забрало ту, что всегда желало. Это также выбивало из колеи. Слишком сильный удар для Мари, потерявшей сразу двух близких людей. Оттого-то не хотелось напрягать своими проблемами Рейч, которая итак была поглощена заботами в поисках своей матери. У всех у них была цель, все они шли к ней. Оставалось лишь надеяться на положительный исход без лишних смертей.
Хватит уже умирать. Вполне достаточно и одного раза.
Неделя включила себя и недавнее спасение детей из приюта, который мог послужить основой для хорошего сюжета какого-то ужастика. Надо было все заснять и выслать на любую студию, вдруг бы выстрелило? Люди Икс теперь и сценарии пишут, почему нет? Вся их жизнь похожа на нескончаемый блокбастер с элементами ужаса и драмы, иногда комедии конечно, но этого слишком мало.
И, тем не менее, к своему утреннему кофе южанка вернулась после небольшой поездки в город за заказом, уведомление которого получила буквально на днях. А забрать нужно было ремень, который был сделан специально под заказ. Кожаный, с красивой и массивной бляшкой в виде дракона, и на ощупь был весьма увесистым. Анна даже в уме представила, насколько же больно будет проказнику, который попадет под удар этого аксессуара одежды. Возникает вопрос, отчего именно эти мыслишки засели в голове, пока девушка стояла у кофеварки, зевала и варила кофе, всматриваясь на пейзаж за окном.
Сколько именно сейчас было времени, Мари не знала, и если честно, знать совсем не хотела. Запах свежезаваренного кофе манил и оставлял внешний миро где-то за рамками сознания отчего она и не замечает поначалу Саммерса, который вырывает её из пучины собственных мыслей комментарием и Мари на это улыбается и кивает.
- Доброе утро, - шепчет она после долго молчания, - Про тишину ты точно подметил, прекрасный плюс утреннего воскресенья – это нежелание вставать в такую рань нашего младшего населения, - кивает она и больше расслабляется в собственных ощущениях и в теплом напитке, который грел весь организм и заставлял постепенно просыпаться. Хотя дел на сегодня не было никаких, оттого и вообще можно было вернуться в свою постель, поспать или же посмотреть какой-то фильм, возможно даже связанный с зимой.
На вопрос Саммерса она лишь отрицательно качает головой. Нет. Не было. И никак не выходи поймать, уцепиться, найти хоть крупицу, какой-то знак.
О, у Мари много слов накопилось, чтобы высказать сбежавшему брату, как только сможет словить его за хвост. Тут и ремень пригодился бы.
- Было бы неплохо, может.., - на минуту она замирает, обдумывая свои слова, будто стеснялась на самом деле спросить, - Может как раз сегодня и займемся? Ты занят? – её голос звучит осторожно, действительно не хочет вешать ещё и свои проблемы, прекрасно понимая, что все мысли Скотта заняты Джин. Она сама переживала. Только голова разрывалась сразу от двух проблем. Тут и не знаешь, за что браться.
А тем временем в комнате появляется ещё один человек, и Шельма, приветливо улыбается ему, салютуя кружкой с кофе.
- Утречка, и присоединяюсь к Скотту в предложении, и тебе стоит поторопиться, так как рой проснувшихся деток сметет все вкусности на этом столе, - говорит вполне серьезно и совсем не спеша отпивает напиток из своей кружки.

+4

4

Вы завидуете тем у кого есть сверхспособности? Хотите ли вы быть такими же всесильными, как хомо супериор? Вы знаете, где именно это можно достать?
Так идите по зову своего черного желания, отметая страхи перед неизвестным. Иксмэны недостойны своей силы, а вы - достойны лучшего, поэтому идите за мной и я покажу вам, что такое справедливость. Вы будете такими же как мы, вы будете богами и получите все, чего только пожелаете, потому что, в отличие от Иксмэнов, вы направите свою силу в верное русло.

Курт вел за собой небольшую группу людей. Ему не нужно было много жертв для привлечения внимания противников и выполнения плана по их уничтожению. Достаточно лишь натравить завистливых людишек на мутантов, чтобы те начали драться и пытаться обезвредить людей, не лишив их жалкой жизни.
Усевшись на одном из каменных столбов высокого забора, который ограждал школу от проникновения посторонних, он предварительно открыл людям ворота и впустил их внутрь. Толпа, поднимая шум, бросилась бегом в сторону особняка, а сам мутант телепортировался прямо к деткам в класс.
- Ну что, поговорим, дети мои?
Отец не зря позволил сыну поглотить грех - магическую силу, влияющую на окружающих людей и приводящее мирное состояние в хаос. Люди, мутанты, да кто угодно были готовы рвать на куски друг друга чисто из-за сильного чувства зависти, что кто-то лучше его, что кто-то богаче или красивее...
В данном случае Курт привел людей, показав им, насколько сильно они жаждут силы и мощи, а в классе он заставил почувствовать студентов то, чего сам хотел все свое существование.
Нормальной жизни обычного человека.
- Вы хотите быть со своими семьями и я хочу, - он крепко сжимал руками эфесы сабель, - к маме и папе, к братьям и сестрам. Я, как и вы, хочу, чтобы у меня была нормальная счастливая жизнь простого человека. Люди виноваты в том, что вы вынуждены торчать в этих стенах…
С этими словами Вагнер исчез, оставив после себя небольшое фиолетово-черное облако серы.
Оказавшись на крыше школы, он выпрямился, гордо приподняв голову и наблюдая за тем, как люди ломятся в двери здания. Вытащив клинки, он, улыбаясь во все тридцать два зуба, ждал, когда начнется хаос. Курт старался экономить силы для расправы над теми, кто отравил его жизнь и вынудил его отца страдать. Мутант помнил, как Иксмэны чуть не убили его во время первой встречи, испытывая презрение к такому как он, ведь им повезло куда больше - иметь простую человеческую внешность.
Шоу началось, когда на людей напали ученики школы. Присев на корточки, Вагнер продолжал наблюдать за бойней. С высоты здания было видно как кровь растекалась по снегу (раненые были среди людей), крики и ругань доносились до его ушей, словно это была песня…
[AVA]http://sg.uploads.ru/Wp1SK.png[/AVA]

Отредактировано Kurt Wagner (2018-10-21 18:55:44)

+5

5

- Не занят. Его нужно искать, - отвечает на вопрос Анны, задумывается о том, где сейчас Курт. – Моя последняя встреча с ним была… не самой приятной.

Скотт сжимает губы, Вайоминг ярким полотном вспыхивает в сознании. Крики людей, пламя, перекидывающееся со здания на здание, разрушенные строения, сломанные памятники на площади, раненые люди, убитые люди, взрывы машин, оказавшихся рядом. Темный Феникс уже взял его под свой контроль, но он не знал, не чувствовал, не понимал, плыл по течению, не стремясь держать себя в узде.

Помнит, что говорил Курту, сколько говорил, в каком тоне, прикрывает глаза, понимает, что сам все так же согласен со своими словами. Но он не должен был вести себя так, не должен был кричать, не должен был убивать окружающих и побуждать Курта согласиться с его новыми идеями, стремлениями. Чувствует угрызение совести, понимает, что не совсем он был прав в тот момент.

Согласен – искать старого друга нужно, хотя бы для того, чтобы убедиться в том, что он в порядке. Взгляд падает на ремень, возникает мысль прихватить его с собой в качестве способа устрашения. Вновь уходит в собственные размышления о том, что следует так же искать Джин. Все его мысли крутятся вокруг нее. Ничего не может с этим поделать, не хочет что-то менять, но это необходимо.

Сойти с ума легко, он был у самой грани в собственном сознании. Если бы не Рэйчел, он бы остался там, размышляя над своими ошибками, действиями, словами. Нужны занятия, нужно делать вид, что все хорошо, пусть внутри все леденеет, сжимается от страха, от гнева, от безысходности.

Не сразу обращает внимание на шум снаружи. Кидает взгляд на Анну, вскакивает с места, настраивает визор на ходу. Если придется стрелять, он будет, но нельзя – слышится драка, слышатся крики. Скотт быстрым шагом выходит из кухни, выбегает на улицу и видит что-то совершенно невообразимое.

Бой.

Замирает на несколько секунд, пытается понять, уразуметь. Не выходит. В толпе мелькают знакомые лица учеников. Незнакомые личности. В общей куче почти ничего непонятно, сложно. Но он выхватывает выкрики о мутантах, проклятия в адрес людей, взаимные оскорбления и угрозы убийства.

- Что тут происходит?!

Студенты дерутся с незнакомцами. Люди, похоже. Скотт широко раскрывает глаза, задается вопросом о том, что вот оно – первое столкновение людей с мутантами. Кидается в толпу, оборачиваясь и проверяя с ним ли Анна, рассчитывать ли ему на ее помощь. Хватает одного из учеников, отдирает из его цепкой хватки окровавленного человека.

Плохо.

Дело плохо.

На земле валяются неподвижные тела. Скотт не узнает среди них никого. Уже лучше – дети еще не пострадали серьезно. На земле лежат раненые, но все они только люди. Против мутантов с голыми руками не выстоять. Не против студентов, которых ежедневно тренируют управляться со своими способностями, не против студентов, которых он часто лично обучает самообороне и учит сражаться в Опасной комнате.

- Кто-нибудь, закройте ворота. Живо!

Сайк рявкает, но его слова не слышат. Шум и крики закладывают уши. Становится понятно, что дело ухудшится, если сейчас же не вмешаться. Из дверей школы вовремя выскакивают другие ребята, и Сайк приказывает старшим из них тащить обезумевших от непонятной ярости учеников в школу и запереть их в классных комнатах.

К делу подключаются его коллеги. Скотт же старается угомонить взбешенных людей. То, что они люди, становится ясно по тому, что они кричат про мутантов. Сжимая челюсти, он расшвыривает их в стороны, быстро лишая их сознания. Дело ухудшается, когда в драку вступают те, кто должен был ее останавливать.

Сайк испытывает ярость. Желание использовать свою способность, ранить и своих, и чужих. Все должно было быть спокойно. Не они должны злиться, капризничать, из-за чего-то страдать и быть недовольными, а он. Непонятное чувство сплетается с глухим гневом, заставляет его отступить, пытаться ее задавить в себе в корне. Не выходит. Вместо этого в нем бьется ярость, распаляется позабытое пламя, подкрепляемое неизвестной ему до этого мига завистью.

+3

6

Слова Скотта даруют надежду, что все в итоге закончится хорошо. Они найдут Курта, найдут Джин и все станет как раньше, как было прежде. Это ведь вопрос времени? Верно? Естественно, беспокоиться было не о чем. В этом доме подобное было в порядке вещей, поэтому лишний раз нервничать греху подобно.
- Да? – цепляется за слова о их встрече, прекрасно понимая о чем говорил Скотт. Он тогда был Фениксом, Темным Фениксом, и разве это ли не страх? Видеть своего друга в его собственном безумии, которое даровал Феникс, охотно подкидывая дров в печь. Курт
Пальцы касаются краешка чашки с кофе, которого оставалось совсем чуть-чуть. Как уже и заметила ранее, утро оказалось воистину чудесным и жаль, наверное, даже стоило вытащить информацию и после самим отправиться куда-то искать братца. Совместить приятное с полезным, в общем.
Но пока, стоило насладиться этим утром сполна, закрыть глаза, ещё раз вдохнуть в себя запах свежезаваренного кофе и на мгновение забыться, что южанка и делает.
Только вот, очевидно же, что в этом доме просто не бывает спокойных дней. Никогда, ни при каких обстоятельствах. Здесь даже мертвым нет покоя. Энергетика земли была просто бомбическая, раз неприятности случались на каждом шагу с завидным постоянством. Через пелену сонного состояния уже достаточно отчетливо слышатся крики, шум какой-то возни, больше похожей на драку, какой-то треск и звуки похожие на выстрелы способностей каких-то мутантов. Шельма так и замирает с одним открытым глазом, медленно возвращаясь в реальность и прислушиваясь наконец к окружению, пытаясь для себя решить взаправду это или кто-то дорвался до телевизора и врубил очередной блокбастер, где у людей неведомым образом пробуждались суперспособности.
Взволнованное лицо Скотта говорит само за себя, как и резкий подъем со стула и последующий побег на улицу.
- Скотт, стой на.., - вскрикивает она, но голос тут же затихает, стоит мужчине покинуть пределы кухни. Отлично, вот и посидели. Опять эти маленькие хулиганы не поделили силы? Чем они а сей раз меряются? Кто дальше плюнет огненным шаром?
Шельма все же нехотя, но подрывается за Саммерсом, попутно раздумывая, не взять ли ей с собой новое приобретение, чтобы показать истинную силу воспитания в качестве увесистых ударов ремнем. Наверное, не стоит. Это же прошлый век. Сейчас достаточно одного подзатыльника, чтобы успокоить взбесившихся студентов. Ну или угроза отправить на недельку поспать.
Резко дернув за ручку двери в холле Анна замирает на месте не веря своим глазам. Самая настоящая потасовка у дверей, посреди красивой дорожке, которую сейчас истоптали и разворотили до не узнавания. На фонтан смотреть было больно, так как осталось от него по меньшей мере добрая половина, вторая была в каком-то расплавленном состоянии после воздействия сил одного из учеников. А что с аккуратно подстриженными кустами вокруг него? Где кусты-то? Но все это мелочи по сравнению с реально нарастающей проблемой в виде неразделимой драки между студентами и.. Людьми? Глаза Анны-Мари расширяются от ужаса, и стоять в стороне она больше не может. Крик Скотта вырывает её из оцепенение, как и взгляд, который тонет в общей драки. Шельма отправляется туда же, попутно отшвырнув несколько бежавших в общую кучу учеников.
- Успокоились! Быстро! – вскрикивает она, и возвращается к веселой драке, где совершенно было не разобрать, что происходит. Только взаимные оскорбления и ругательства отчетливо слышны, так как слова вполне предсказуемые. Какой-то человек, заметив девушку кидается к ней с палкой, но Анны блокирует удар, переворачивая неумеху через себя и добивает, отправляя его в царство Морфея до лучших времен. Глазами пытается найти Скотта, но не видит. Ничего не видит в этом безумии уничтожающих друг друга людей и мутантов. Анна не знает, что делать в такой ситуации, кого защищать, от кого отбивать. Пока что сила явно была на стороне студентов, которые охотно пользуясь ей нещадно боролись с главным, по их мнению, врагом. Вот Мари рывком стаскивает ученицу, которая избивала несчастного бедолагу на земли, тут же разнимала двух вцепившихся неподалеку, а ещё приходилось отбиваться самой.
Что случилось? Они будто с цепи сорвались, не иначе.
Краем глаза Анна замечает одного ученика, который обладал разрушительной способностью, и если он выпустит импульс, не поздоровиться уже никому. Шельма отшвыривает от себя рядом дерущихся и поделает к нему, рывком хватая за две руки, заставляя посмотреть себе в глаза.
- Стоп, вдох-выдох, ну же, давай, - сжимает его руки сильнее, чтобы тот пришел в себя и вылез из болота, в которое загнали себя все здесь присутствующие, - Не нужно, они того не стоят, слышишь? – он вроде успокаивает, Анна это чувствует по расслабившимся в её ладонях руках, а сама думает над своими словами, действительно ли не нужно? Он падает на колени, смотря в одну точку, а Шельма разворачивается к хаосу, который творился сейчас на её глазах. Вот они, все те кто ненавидят мутантов. Они считают их заразой, больной язвой на теле Земли. Конечно, ужасные мутанты, напускающие ужас на бедных людишек, которые все такие несчастные.
Мари сама не понимает, как кулаки сжимаются до хруста, и как её взгляд ужесточается. Почему у этих тварей есть шанс на счастливую жизнь? Они даже не представляют, с какими проблемами приходится сталкиваться всем мутантам, самой Анне каждый день, каждый раз, пряча свои руки от чужих прикосновений.                                                             
У них нет её проблем. Ни не знаю, что такое боль. Они не сталкивались с этим никогда. Шельме хочется такую жизнь, хочется перестать натягивать каждое утро перчатки, не бояться неосторожного прикосновения. Это чувство липкое, мерзкое, пробирающее до мурашек где-то на позвоночнике. Это ощущается явнее всего, когда удары кулаков становятся ощутимее жёстче, а прежнее правило «не навредить» теряется за яркими желаниями показать всем этим ублюдкам их истинное место.

+3

7

Какие жалкие. Насколько легко было затронуть темные струны их душ, имея лишь половину греха.
Все еще находясь на крыше, мутант с наслаждением наблюдал, как уже Циклоп и Шельма, потеряв контроль, готовы были действовать также как и их студенты - кроваво и беспощадно.
Выпрямившись, он развел руки с клинками в стороны и сделал шаг вперед в пустоту, словно желал пойти по воздуху как божество, но вместо этого он телепортировался вниз, представ перед своими врагами во всем своем жестоком величии.
В глазах Вагнера горели ярость и ненависть, он предвкушал возможность пролить кровь не только врагов, но и невинную, ведь эти люди и студенты никому никогда не желали зла до тех пор, пока Курт не повлиял на их жалкие жизни.
Он предпочитал сохранять молчание.
Говорить с теми, кого презираешь, было слишком низко для него. В этом он никогда не понимал своего любимого отца, которому дай волю и он будет говорить и говорить, пока у его соперников не польется кровь из ушей. Нести бред, смеяться, угрожать или толкать пафосные речи - все это не для Курта Вагнера.
Направляясь прямиком к Циклопу, Вагнер столкнулся с налетевшим на него человеком, которому он вспорол живот острым клинком абордажной сабли. Тот грузно упал на колени, словно мешок, придерживаясь руками за живот, желая, видимо, сдержать руками все внутреннее содержимое.
Мутант переходит на бег. Он желает напасть со спины, он знает тактику и знает, что нельзя появляться прямо перед Саммерсом, ибо это грозило точным попаданием алыми лучами, поэтому Курт будет атаковывать со спины и телепортироваться тогда, когда Циклоп захочет повернуться к нему лицом, а ловкости для этого умнику Саммерсу точно не хватит.
Курт их обоих в этом превосходил.
Подпрыгнув, он буквально прошелся по головам, используя живых как опору. Его острые когти на ногах оставляли порезы, он был уверен, но это ничуть не отвлекло обезумевших от своей истинной цели - убить мутантов!
Пока внимание Сайка принадлежало другим, Курт налетел на него молниеносно, оставляя на его спине короткие порезы, привлекая тем самым к себе. Пока он будет поворачиваться, Курт уже окажется сзади и нанесет ему еще несколько порезов.
Вагнеру безумно нравилась эта игра в прятки и внезапные появления прямо из воздуха.
Пара секунд и нет его, еще секунда - и вот он, вновь готовый нанести удар…
Brandy Kills - Fallen Icon

[AVA]http://sg.uploads.ru/Wp1SK.png[/AVA]

Отредактировано Kurt Wagner (2018-10-28 11:47:57)

+4

8

Скотт выдыхает, старается взять себя под жесткий контроль. После Темного Феникса самоконтроль пошатнулся. Сильно. И он не понимает, как его восстанавливать. А теперь… и вовсе не хочет этого – не желает возвращаться к заезженному и привычному для него, не желает притворяться, не желает чувствовать себя ущемленным из-за того, что неспособен видеть мир нормально.

Вот они перед ним. Люди и юные мутанты. Они живут, они радуются жизни. У первых целая жизнь и мир, предоставленный только им. У вторых чудесные способности, и они еще при этом смеют называть себя несчастными. Скотт останавливается, не чувствует почти, как кто-то проходится когтями по спине, всматриваясь в толпу и прислушиваясь к самому себе.

Они все… никто из них не знает, что такое боль, не понимает, каково быть тем, кто вечно должен держать себя в узде, ведь если что-то пойдет не так, то он кого-то может ранить или убить. Рядом с ним Анна. Ее вид ненадолго возвращает его в рассудок – она точно знает, каково это, и ей точно приходится намного хуже, чем ему.

Но переводя взгляд на дерущихся, он вновь начинает злиться. Они радуются жизни. Какое право они имеют на это в то время как, такие как он, вынуждены сидеть в дальнем углу и сторониться большинства людей? Его Джин где-то в мире, совсем одна, в компании Темного Феникса, и он не может ей ничем помочь, а они радуются.

Неправильно. Такие мысли неправильны. Скотт часто дышит, старается взять себя в руки, отбросить прочь все свои мысли. Это чувство… зависти и ненависти вытягивает на свет эмоции, которые он хотел бы в себе подавить. Оно делает почти то же самое, что и Темный Феникс, только тот был более искусен и хитер, а здесь что-то совершенно иное, и оно действует грубо.

Скотт уходит от удара какого-то человека, привычными движениями останавливает его и… ломает ему руку. Стреляет в другого непроизвольно. Затем замечает промелькнувшего Курта… или это ему показалось?

- Я только что видел Курта, – произносит, обращается к Анне, которая находится поблизости, которая точно может его расслышать во всем это шуме и криках.

Но сейчас ему нет дела до Курта. Пусть беспокойство о старом друге дает о себе знать шевелящимся сомнением.

Сайк мотает головой, продолжая оттаскивать одного из ученика школы из кричащей и орущей толпы. Как бы там ни было, он должен защитить учеников. Он обязан это делать. А почему? Почему он должен смотреть на них, учить их, а затем видеть то, как они неблагодарно распоряжаются своим временем и способностями? Он не учил их драться с людьми насмерть, он не желал этого от них. Но им плевать.

- Довольно! Если еще раз полезешь в драку, то клянусь, ты получишь по первое число, - рычит, сжимая парня за плечи. – Иди в школу.

Отталкивает его от себя, а тот все равно ныряет в драку. Скотт фыркает, качает головой, направляется вслед за ним. Но по пути наталкивается на человека и стреляет в него, отбрасывая его далеко от места боя. Вот он выход – найти людей и расстрелять их. Остановить это безумие, наконец, и справиться с собой.

+3

9

Роуг теряется в своих собственных эмоциях, которые менялись с поразительной скоростью. Где-то на задворках сознания кто-то шепчет остановиться, одуматься и прекратить все это безрассудство. Но что-то холодное, скользкое и злобное шипит продолжать. И Мари поддается, с новой силой отшвыривая со своего прохода слабых людей, ногами пробивая себе путь в один конец. Её пытаются схватить, цепляются за руки, кидаются в ноги, всеми силами стараясь повалить. Попытки как об стену горох. Достаточно резко дернуть плечом, чтобы двое уже попадали к её коленям. Красиво, но Мари не была поклонницей слабаков. Жалости тут никто не достоин, они сами решились на подобный шаг и прекрасно понимали, какой исход событий будет следовать за подобным проступком. За вбиванием очередного смельчака в землю её противный визг какой-то дамочки, решившей, что вцепиться в волосы разъяренной ведьмы самая лучшая из затей короткой жизни. Идея сработала, Мари отвлеклась, даже охнула от боли и изменилась в лице. Волосы – это табу. К волосам притягиваться никто не имеет права.
Шельма цепкими пальцами хватается за руку нахалки, после чего нагибается и перебрасывает её через себя и садится сверху. Одной рукой Анна сдавливает горло, вторую заносит для удара, пока та панически пытается высвободится из хватки. Глаза в глаза. Все перестает иметь смысл, теряется связь с реальностью, кроме своего дыхания Шельма и не слышит ничего.
В мозгу что-то щелкает, Мари не сразу понимает, в чем причина, но упорно всматривается в широко раскрытые голубые глаза. Там нет злости, там только ужас, страх за свою жизнь. Анна-Мари крутит головой, смотрит по сторонами, смотрит за бойней, которая с каждой минутой становится все ужаснее. Что произошло? Почему они это делают?
На своем запястье чувствуется чужая рука, которая так сильно за нее цеплялась и пыталась отодрать от шеи.
Нет, это не Мари. Так нельзя. Так не нужно. Это неправильно.
Пальцы разжимаются, давай женщине вздохнуть полной грудью, Роуг же шарахается от неё, как от чумы, наблюдая как пострадавшая в ужасе, который сопровождался громкими воплями о спасении уползает, а после удирает куда глаза глядят.
Ощущения отвратительные, Анна поджимает ноги к себе, а сама хватается руками за голову. Жмурится, пытается заглушить вопли и крики. Удивительно, но внимания на неё обращено более не было. Это дает жизненно необходимые минуты передышки.
Нужно взять себя в руки. Нужно прекратить этот хаос.
Но что за чувство господствовало над действиями? Заставляло с особенным остервенением хотеть переломать кости каждому, просто потому что они люди. Без способностей. Просто потому что удача не наградила их «даром». Признаться в этом сложно, особенно самой себе. У Роуг с этим проблемы, всегда были проблемы. Но, черт возьми, она завидовала! И от этой зависти становилась только злее.
Голос Скотта действуют, словно ледяная вода.
Курт?
Попытавшись успокоиться, Анна все же берет себя в руки, отправляя некогда дремлющее чувство в самый отдаленный уголок своей души. Здесь проблемы куда серьезнее её собственного нытья. Дети подверглись нападению. Дети в шаге от первого убийства. Детям нельзя дать сделать этого.
Южанка быстро поднимается на ноги, растаскивает по пути к Скотту нескольких студентов, людей приходится отправлять в нокаут, а дорогим ученикам показывать, как с руки сползает перчатка. Это ведь хороший способ угомонить всех без попытки навредить. Главное не передержать особо рвущихся на свободу.
Скотт злится, кричит уже на всех. Его не слушают, не подчиняются приказам, а за своей спиной Мари убеждается в том, что только что напуганные студенты вновь вернулись к своему веселью.
Очевидно, сегодня Анне предстоит, как следует навести порядок в своей голове, ибо гостей там будет как на свадьбе английской королевы.
И черт, ей ведь не видится, Скотт прав! Курт. Характерный дым от его телепортации Мари не спутает ни с чем. И он.. Он атаковал Саммерса? Все это походило на какой-то безумный сон со своими бездумными исходами.
Оказавшись в нескольких шагах от Саммерса, который как раз занимался поучениями самого бойкого из учеников, Роуг замечает вновь появившегося брата, готовящегося нанести удар. Мысли о Мистик сами начинают лезть в голову, словно назойливые осы на черничный пирог. Мать умела раздуть хаос одним лишь словом, и подобное происшествие вполне могло быть её рук дела.
Более не думая, Мари в полете сбивает брата на землю, хватая того за руки и пригвождая их к земле.
- Какого черта ты делаешь!? – вопросительный крик срывается с её уст, - Имей ввиду, я выпотрошу всю твою душу, если сейчас скроешься от меня! И ты прекрасно знаешь как! – Анна зла, удивлена и обескуражена одновременно. Вагнер пропал, исчез без следа, а теперь заявляется с эффектной дракой и нападает на своих друзей? На сестру? Ему придется объясниться,  так как Шельме меньше всего хотелось щеголять весь день по дому линяя синей шерсткой и виляя хвостом.

+3

10

Курт ликовал лишь мгновение. Одно. Жалкое. Мать их. Мгновение.
Он хотел нанести решающий удар, но Шельма буквально снесла его одним махом и повалила на землю. Она начала кричать на него, будто переживала или боялась чего-то, но Курт не понимал ее требований и все больше злился на девушку, желая причинить ей как можно больше боли, а потом попытаться лишить жизни предводителя Иксмэнов.
- Чего тебе от меня надо, hexe?! - то, что его руки прижали к земле со всей силы, не помешало дать лбом прямо в нос Шельмы, тем самым вызвав небольшое кровотечение. Курту хоть и было больно от удара, но ненависть все перекрывала.
Он вновь телепортировался, буквально сбежав у Шельмы из-под носа. Она думала, что сможет его задержать таким путем? Сильное заблуждение и зря, что он не оторвал ей руки, когда телепортировался.
Пожалев о быстро принятом решении, Вагнер снова исчез на несколько минут. Вместе с его временной пропажей хаос вокруг стих и люди с мутантами, которые были подвержены влиянию греха, замерли, постепенно приходя в норму.
Кто-то закричал, увидя мертвые выпотрошенные тела.
Кто-то обвинил мутантов в этом, студентов, назвав их выродками.
Не успели все разбежаться кто куда, как вернулся Вагнер, крепко прижимая к себе женщину в офисном костюме, сильно испуганную и бормочущую сухими губами “помогите”.
Он стоял вместе с ней на крыше, держа клинок у ее горла.
- Смотрите, Herren und Damen, это местный человеческий депутат, который просто попался мне на глаза. А еще самое важное, что мы, люди Икс, готовы мстить за всех мутантов, убивая политиков, которые продвигают их уничтожение!
Дернув девушку, он развернул ее лицом к себе и хищно оскалился, убирая саблю в ножны. Обхватив ее лицо ладонями, Курт смотрел ей прямо в глаза, видя в них страх перед смертью. Мутант наслаждался этим коротким мгновением, чуть поглаживая ее смуглые щечки большими пальцами.
- За мир во всем мире.
Прямо при всех, ничуть не чураясь, он отсоединил телепортацией голову противнице мутантов, а потом, появившись в нескольких метрах над землей, кинул ее в сторону Скотта.
- Лови мяч!
И засмеялся, опять пропадая в облаке черно-фиолетового дыма.
Оказавшись позади Анны, Курт сильно бил хвостом по земле, сжимая пальцами до скрипа перчаток эфесы сабель.
- Пасуй, в чем проблема?

[AVA]http://sg.uploads.ru/Wp1SK.png[/AVA]

Отредактировано Kurt Wagner (2018-11-04 11:29:25)

+4

11

Нет. Что-то внутри останавливает его от беспорядочных убийств людей. Напоминает ему о том, кем он не желает вновь становиться. Темный Феникс причинил этому миру много боли и принес немало проблем его руками. Скотт не желает чувствовать себя тем монстром, который готов на все, ради своей цели.

Так не пойдет.

Нет.

Разум постепенно проясняется. Ненадолго, но Сайк, по крайней мере, успокаивается. Старается разнять дерущихся, как краем глаза видит приближающегося к себе Курта. Он видит его. Замирает, не понимая, что творится, не понимая, почему Курт выглядит так, как будто готовится нанести ему удар.

Скотт непроизвольно крепче хватает человека, которого как раз сдерживал и оттаскивал от юного студента, и выставляет его перед собой, точно живой щит. Через секунду Анна в полете сбивает Курта с ног, так что и он, и человек остаются в целости и сохранности. Он понимает, что только что сделал, сам того не поняв, - закрылся человеком, просто из-за того, что он человек.

Выдыхает, наносит ему крепкий, тяжелый удар, вырубает, лишает сознания. Делает шаг по направлению к Роуг и Курту, желая узнать, что происходит, но последний уже успевает пропасть из поля зрения.

- Он тебя ударил? – пораженно спрашивает, неуверенный в том, что он видел. – Мне не показалось?

Ему становится легче. Внезапно нахлынувшее чувство гнева и зависти отступает. Сзади раздаются удивленные вздохи, испуганные крики. Скотт тяжело вздыхает, поворачиваясь и живо идя обратно. Хватает двух студентов и разворачивает их в сторону школы. Их всех необходимо отправить по комнатам.

Немедленно.

- Живо в школу! – громко рявкает, почти зло рычит, не слушая воплей и обвинений. – Немедленно. Чтобы я здесь никого из вас не видел!

На его глаза попадаются люди. Несколько их них накидывается на него с криками о том, что мутанты во всем виноваты. Чудовища. Скотт не слушает их долго, а действует – несколько ударов, и вот они лежат на земле. У него в голове постепенно складывается план того, что нужно теперь делать.

Неважно, что случилось, но дети не должны отвечать за эти преступления. Люди сами пришли или же их привели.

Нужно запереть ворота. Стереть память всем тем, кто сумел выжить. И только после выпустить. А погибших… дезинтегрировать как можно скорее. Нельзя, чтобы кто-то узнал о произошедшем. Нельзя, чтобы на детей навесили вину. Он не позволит этому случиться.

Ученики один за другим скрываются в дверях школы. Не все успевают уйти, как перед ними появляется Курт с женщиной. Скотт смотрит на него, не понимает, что происходит, но выглядит тот озлобленным. Ему пончиков недодали? Или ремня? Что с ним не так вообще? Но на то, чтобы задать вопрос, времени не хватает – дальше происходит то, от чего у Скотта широко раскрываются глаза.

Отступает, не желая ловить летящую к нему голову, смотрит на Анну, недоумевая. Курт как раз появляется за ее спиной.

- Курт, что ты творишь? – спокойно, сдерживая ярость, спрашивает, готовясь выстрелить и слегка ранить, если придется, если необходимо будет его обезвредить – здесь школа, дети, и о них нужно беспокоиться в первую очередь.

+2

12

Шельма крепко прижимала запястья брата к земле, стискивая их до боли и выжидающим взглядом смотрела ему прямо в глаза. Она смотрела прямо перед собой, вроде бы даже видела родного человека, но что в глазах его? Там что-то чужое, что-то злобное, непонятное и ранее не виданное. Более того, в его взгляде присутствовало какое презрение, которое впивалось в Анну острыми иглами знакомых глаз.
Курт закричал на неё не своим голосом, а когда Анна собралась ответить ему в той же манере не успела сосредоточиться и получила головой в свой прекрасный нос. От неожиданности Анна-Мари вскрикивает, размыкая запястья, котор
- Какого черта! – зашипела Роуг, хватаясь за своё лицо, когда брат полностью исчез из её лап. Он просто взял и ударил её! Если говорить о том, похоже, это было на него или нет, то здесь даже смешно подумать о подобном. Поведение граничило с психиатрической клиникой и Мари сама была готова выступить в роли психиатра для поломанного мозга брата. И все-таки, вопрос оставался прежним. Видимо на пути Эльфа попалась слишком огромная муха, которая укусила того за задницу не хило.
Вопрос Скотта вырывает её из попыток выдумать самую ужасную пытку за порчу своей внешности и Мари наконец приходит в себя. Кажется, удар слегка отрезвил южную голову, так как неутомимого желания начистить морду ещё одному людскому отродью у Анны поубавилось.
- Ага, после долгой разлуки мы теперь разбиваем лбом нос ближнему своему, - недовольно фырчит она, поднимаясь на ноги и запрокидывая голову назад, чтобы кровь перестала течь, приходится пожертвовать рукавом кофты, чтобы вытереть кровь.
-Понятия не имею, где он был и что принимал, но парень рехнулся, и пора его остановить, - не унимается она, осматривая чуть поубавившееся смертоубийство. Им многое предстоит вытрясти из Вагнера, но перед этим его нужно было словить, а здесь  всегда проще сказать, чем сделать.
Скотт, тем временем, занимается воспитанием детишек, кричит на них, Мари же шлет все к черту и в кой-то веки поднимается с земли, отбрасывая в сторону окровавленную ткань. Кровь вроде остановилась. А руки уже чешутся надрать братцу задницу за подобное поведение. На поле почти не остается студентов, Скотт разбирается с оставшимися людьми. Анна поделает к нему, блокируя удар палкой, который однозначно был предназначен Саммерсу из-за спины.
- Фу как подло, друг мой, - цокает девушка, выхватывая эту самую палку из рук озлобленного мужчины, которому успела подарить удар под дых, а для остальных на бис переломать толстую дубинку пополам особо не напрягаясь.
- Что на них нашло, - голос звучит вопросительно, а взгляд устремлен на трупы лежащие в разных позах на полностью испорченном газоне, - А главное, что нам делать? – вновь спрашивает она, поднимая зеленые глаза на Саммерса. Оставшаяся толпа гудит словно стайка надоедливых мух, школьники постепенно успокаиваются и под недобрым взглядом Профессора Саммерса уходят восвояси.
- Я закро… Что!? – спокойный голос срывается на крик, стоит южанке заметить вновь появившегося Курта в обнимку с женщиной. Выглядел он сейчас как террорист с заложницей и от этого становилось не по себе.
- Очнись! Ты спятил? Какого черта ты несешь эту бредятину? Что или кто влил это дерьмо в твои уши? Люди Икс – убивать? Очнись! – голос девушки срывается на крик, потому что ситуация с братом ей в корне не нравилась. И ладно бы, если этот Эльф шутил. Из горла вырывает вопль ужаса, а рука сама тянется к губам, чтобы закрыть их.
Он взял и отрубил девушке голову.
Отрубил…
А после просто бросил её в сторону Скотта. Шельма в полном шоке попятилась назад в немом шоке пялясь на голову без тела. Она не верит. Нет не верит. Это должно быть шутка, глюк. Брат не мог так поступить, просто не могу. Роуг слышит за спиной характерный звук телепортации и голос ядовито выстреливающий очередную шуточку. В голове возникли все переживания за последнее время, попытки бессмысленного поиска и что теперь? Они нашли его, точнее даже не так, он нашел их. Нашел и убил…
Трясущиеся руки она сжимает в кулаки. На лице вырисовывается гримаса злости и обиды, смотрит она на Скотта, в глубине души желая, чтобы тот понял её без слов, чтобы стрелял не стесняясь. Анна выловит брата, если для его собственного блага придется переломать ноги. Вышибет сумасшествие из его головы собственными руками без вмешательства телепатов.
Роуг резко разворачивается, ногой подцепляя землю так, что куски грязи и пыли летят в лицо Курту, после чего подпрыгивает, оказывается рядом, хватая одной рукой за плечо, а другой бьет по животу, отправляя братца на землю. В ней вновь возгорается странное чувство обиды за то, что братец вместо того, чтобы откликнуться на звонки, развлекался и, видимо, не знал проблем, а сейчас заявился и вытворял не пойми что. С этим товарищем нужно бороться плечом к плечу с союзником, чтобы не было соблазна зайти со спины, поэтому Анна ни минуты не колеблясь, подлетает к Скотту и становится спиной к его спине.
- Не нужно его жалеть, он сам нарвался, - шипит она, злобно срывая с рук перчатки, готовясь к бою.

+3

13

На какое-то мгновение Курт замер, когда ненавистные ему люди ужаснулись от его поступка. Покосившись на отсеченную телепортацией голову, он широко раскрыл глаза и чуть приоткрыл рот, словно сейчас с ним произойдет какой-то приступ, но…
Но это была лишь небольшая заминка, тихий укол острого ужаса, который прокатился по всему его телу ледяной волной, осознание вины и тут же моментальное исчезновение этих чувств, когда ему прямо в глаза прилетела грязь, а следом - сильный удар в живот, что когда мутант упал на землю, он вывернул содержимое желудка прямиком на траву.
Из-за боли ярость и гнев вернулись назад, и его вновь накрыло пеленой безумства. Бросившись на Скотта и Анну, он увернулся от сестры и накинулся на Циклопа, срывая у него визор, хорошенько так пиная коленом в прямиком в солнечное сплетение и вновь отпрыгивая, чтобы не попасть под алые смертельные лучи.
Отбросив визор в сторону и благодаря этому выведя временно одного противника из строя, мутант накинулся на девушку, стараясь не попадаться ей под руки; он прекрасно помнил, у кого какие были слабости и кто какими способностями владел. Отец натаскал Курта на это и только по этой причине демон чувствовал себя в бою довольно уверенно.
Крепко, до боли, обхватив Анну руками за талию, Курт коротко посмотрел ей в глаза, растягивая сизые губы в ехидно-ядовитой усмешке, которая тут же расплывается, словно у Чеширского кота, в клубах дыма. Быстрая телепортация практически на одном месте может запросто довести слабый организм до потери чувств, над Шельмой же придется поработать и потратить массу сил, но это будет стоить того.
Продолжая совершать прыжки, уделив на это несколько долгих адских минут для пассажира, Вагнер бросил Анну прямиком в сторону кирпичной стены.
- Приятного полета!
Вагнер не стал смотреть на то, как его сестра ударится или даже проломит собой кирпичную стену, он прекрасно был уверен в том, что девушка какое-то время просто не сможет даже подняться на ноги из-за сильного головокружения. Бросив ее, Курт запрыгнул на Скотта со спины, больно цепляясь когтистыми пальцами ног ему в плечи, а пальцами - в виски, заставляя открыть глаза, чтобы тот нанес ущерб школе и вред тем, кто там находился.

[AVA]http://sg.uploads.ru/Wp1SK.png[/AVA]

Отредактировано Kurt Wagner (2018-11-18 01:18:12)

+4

14

Злость. Такая знакомая, такая болезненно приятная. Скотт чувствует за спиной Анну, не сводит глаз с головы женщины – сочувствия, нет, не испытывает. Ее лицо он помнит. Одна из тех тварей, ратующих против мутантов, жаждущих если не их уничтожения, то их загона в концлагеря. Одна из тех мразей, которых необходимо убивать, не задумываться, но все равно то, что творит Курт, не укладывается в голове.

В нем шевелится неприятное чувство гнева. Ярость. Скотт почти к ней тянется, как вспоминает, где он находится.

Школа. Дети. Друзья.

Нельзя срываться. Нельзя полыхать. Хочется, хочется взбеситься, еще раз спустить себя с проклятого поводка. Это все то, чего он желает. И желал. Свободной жизни без бесконечных попыток сдерживать себя, контролировать. Того, чего давал ему Темный Феникс. Почему это есть у других, но не у него? Почему они все – мутанты – обязаны страдать и при этом оправдываться перед людьми?

Кто они такие?

Прошлое. Не более. Скотт поджимает губы, когда перед ним возникает Курт, наносит ему удар, срывает с него визор.

Скотт автоматически закрывает глаза. Не знает, почему он это делает. Но он прекрасно слышит то, что происходит неподалеку. Анна. Курт напал на нее. Бессильно злится, знает, что не сможет ей сейчас помочь. В нем разгорается ненависть. Ему нельзя открывать глаза. Нельзя, так как его способность стала сильнее за счет потери самоконтроля над самим собой после ухода из него Темного Феникса.

К своему счастью Сайк умеет обходиться без зрения. Годы обучения боевым искусствам научили его сражаться с закрытыми глазами. Они же научили его хранить спокойствие. Последнее больше не работает, но навыки всегда остаются.

Курт заканчивает с Анной.

Скотт слышит это. Затем чувствует то, как щенок запрыгивает на него, пытается открыть ему глаза. По находящимся под ногами ступенькам он определяет, что сейчас он стоит лицом к школе. Если он распахнет глаза, то пострадают многие. Дети. Мутанты. В нем кипит злость. Отчего он хватает Курта за руки и резким движением перекидывает его через себя, опрокидывая его на те самые ступеньки.

Его не отпускает. Тащит на себя, наносит удар коленом в грудь, кулаком в лицо. Открывает глаза, смотрит прямо перед собой. Видит на одно мгновение обезображенное безумием лицо Курта. Луч, несдерживаемый ничем, задевает старого друга в плечо. Если бы у него был визор, то сила удара была бы не настолько сильна, но…

Курт отлетает далеко от него. Прочь. Скотт прикрывает глаза, сдерживая и уменьшая лучи, пытаясь рассмотреть мир перед собой сквозь тонкую щелочку. Анна не так далеко. Визор валяется неизвестно где.

- И это ты вещал мне о том, что людей не стоит убивать? Двойные стандарты, Курт, - насмехается, закрывает глаза полностью, переставая оставлять вокруг заметные следы от своих кинетических лучей.

Курт безумен. Скотт злится. Вслушивается в окружение, обращая внимание на каждый шорох и шевеление.

Он продолжает верить в то, что Феникс был прав. Нет, не так – он был прав. Сайк убеждается в этом сейчас отчего-то столь ясно и четко, что его повергает в удивление то, почему он столько времени потратил на сомнения. Они беспочвенны. Бесполезны. Пора пришла забыть о речах профессора. Пора давно.

- И открыто ты совсем не умеешь сражаться, - ядовито усмехается, готовясь к новому нападению, раззадоривая его специально, желая отвлечь его от школы. - Только бить исподтишка, как жалкий трус.

Неизвестно, что с Куртом. Неизвестно, как ему помогать. Скотт не знает, в данный момент совсем не желает об этом думать, хочет одного – защитить школу, остановить этот хаос.

+2

15

Шельма старается выглядеть храброй, сильной, уверенной во всем, сдерживая под маской злость дрожащие руки и мысли об увиденном. Курт много натерпелся от людей, возможно, даже больше чем каждый здесь. Внешность большинства мутантов ничем не примечательна, всегда можно было скрыться за маской обычной улыбкой, имея в своем багаже разрушительную способность или яд от собственных прикосновений. Курт же имел большие отличия, чем и раздражал особо нервных деятелей человечества. Но никогда, никогда он не пытался причинить вред этим самым людям, даже если в него кидали камни. Брат всегда верил в них, учил других детей этому.
А сейчас.. Сейчас он просто взял и оторвал голову человеку. Роуг верить в этом не хочется, но неподалеку валяющаяся голова и кровь, описывающая расстояние броска четко напоминает о каждом увиденном мгновение. У брата помутнился рассудок, и что-то мерзкое заставляет и всех остальных вершить не совсем обдуманные поступки.
Оправившись от её удара, Курт исчезает, а Шельма инстинктивно замирает, готовая к удару. Не угадав его действия Мари не успевает среагировать, как тот нападает на Скотта за её спиной, отчего девушка чертыхается и резко поворачивается. И черт возьми, дело дрянь! Синий вредитель сорвал с Циклопа визор, а это было очень плохо. Нужно успеть помочь ему, забрать визор с земли, пока тот не наделал непоправимых действий, да и с братом сражаться лучше с открытыми глазами.
Роуг резко кидается в сторону упавшего визора, но брат её опережает, появившись перед ней, в одно мгновение, цепляясь за талию и как-то очень паршивенько улыбаясь.
- Черт, даже не думай, - шипит Мари, злобно щуря глаза и уже готовая поймать брата за шею голыми руками. Только не успевает, поздно понимая, что сделать ничего не может даже со своей сильной.
Анна никогда не любила телепортации. Ей это давалась не так тяжело, как для остальных, но и не так приятно, как хотелось бы. Приходилось бывать в шкуре брата, но и тогда ситуация не улучшалась, добавляя ещё и собственную потерю энергию. Сейчас же все походило на бесконечный круг различных аттракционов, которые менялись с бешеной скоростью и совсем не давали даже вдохнуть. Все мысли автоматически повылетали из головы, как и странная злоба граничащая с какой-то завистью непонятно на что.
В один момент её просто откидывают в сторону, и Роуг не сразу соображает, что происходит вокруг, больно пробив собой явно стену, судя по жесткому удару и звуков похожих на обрушение. Хотя, кроме неприятного гула в ушах, Анна и не слышала ничего.
Раскрыть глаза удается не сразу, и то что-то видит девушка, её совсем не радует. Потолок начинает свой тошнотворный круговорот и Роуг хватается за начинающую гудеть голову.  Поднять не получается быстро, так как опора под руками куда-то таинственной уезжай, а ноги вовсе утопают в обломках кирпичей и прочего сломанного хлама. Ей даже думать тошно, а у что было говорить об остальном.
Осознание происходящего происходит постепенно, Мари вновь распахивает зеленые глаза с ярким осознанием того, что если сейчас не встанет, то Скотт может пострадать. Звук от его лучей был характерный, поэтому следовало поспешить. Первая попытка поднять увенчается провалом, стоило только сесть, как окружение вокруг вновь ударилось в хоровод, а в горле появился неприятный ком подступающей тошноты.
С болезненным вздохом переворачивается на живот, ощущая острые углы от сломанных частей стены. Шипит, ругается себе под нос и пытается выползти с импровизированной горы. Получается не то чтобы плохо, в один момент Анна просто скатывается с ней, а ещё одна часть посыпает «пудрой» из кирпичей сверху. Делать нечего, надо двигаться. Шельма откидывает лишний мусор в сторону и встает на четвереньки, пытается сфокусировать взгляд на происходящем. Все расплывается, малость крутится, но сознание вроде возвращается, поэтому Анна снова пытается встать и это даже выходит. Она только и видит, как Скотт ловит брата, как он бьет его и как Курт улетает от силы луча Саммерса.
Роуг старается идти более уверенно, хотя её все ещё и ведет в сторону, хоть уже и меньше. Взлетать приходится лишь тогда, когда Скотт открывает глаза и пытается осмотреться. Не попасть под луч получается, и Анна даже умудряется долететь до Саммерса без трагических падений и заворотов не в ту сторону.
Скотт пытается раздразнить Курта ещё сильнее, а Мари тем временем ищет проклятый визор, который умудрилась заметить ещё до великолепной карусели. Старшие братья водят своих сестер в парк аттракционов, но это должно заканчиваться адекватно, а не вот так. Его нужно вырубить, срочно. Пока он не нанес вред себе или кому-то ещё. Разбираться с его сознанием будут после.
- Скотт, с ним что-то произошло, и это что-то каким-то образом передается на нас, ты тоже почувствовал это странное ощущение? – говорит Мари с целью отвлечь самого Циклопа от таких речей, а сама уже находит визор, хватается за него и летит к Скотту, - Спокойно, это я, - она аккуратно возвращает прибор на место, сама оглядывается по сторонам все ещё не видя брата.
- Слышишь? Нам нужно успокоиться, Скотт, - она пытается достучаться до командира, после чего взлетает вверх, чтобы определить расположение брата. За карусель ему хочется хорошенько всыпать, но, тем не менее, это её и отрезвило. Синий хвост заметить не трудно, как и пострадавшего от атаки Саммерса брата, поэтому Шельма опускается рядом с ним, нависая сверху и почти касаясь голыми пальцами щеки Курта так, что любое резкое движение или вздох обязательно приведет к соприкосновению.
- Знаешь, что будет? Знаешь ведь, - громко говорит Мари, строго заглядывая в неестественные глаза брата, - Так что не дыши и не делай резких движений, я ведь поймаю, рано или поздно поймаю, и тогда ты ограничишься не легким обмороком! Что ты творишь, черт возьми! – в сердцах восклицает она, не отнимая руки от его лица, - Вспомни, что ты сделал! Ты убил человека! На глазах у детей! Да чтоб тебя, на глазах у Бога! – она не снижает уровень громкости своего голоса, а распыляется ещё сильнее, затрагивая тему, которая для её брата была по настоящему близка, - Не ты ли говорил, что нельзя поддаваться насилию? Не ты ли говорил, что мы должны уметь прощать и быть добрыми к любому камню, кинутому в наше лицо? А? – Роуг уже плевать, поэтому она резко хватает его за форму и приподнимает над землей. Пусть телепортируется, пусть делает, что хочет. Она слишком зла.
- Я ещё раз повторяю свой вопрос! Какого черта ты творишь!? – кричит Роуг, уставшая от вечного беспокойства и переживания за него. Вот он, здесь, убийца и агитатор насилия. Ей не хочется его бить, ей не хочется кричать, она просто хочет узнать причину, помочь, да что угодно, чтобы вернуть все назад.

+2

16

Идея спалить школу при помощи особенностей Скотта может быть и была хорошей, но Курт не учел нескольких деталей и осознал он это, когда летел спиной на ступеньки. Почувствовав своим хребтом острую боль, он коротко взвыл, но на этом жестком моменте ничего не закончилось, ибо дальше последовали сильные удары в грудь, а потом в лицо.
Прижав руку к лицу, мутант вытер выступившую кровь из носа и замер, испытывая гневный испуг, полный презрения, когда Скотт открыл глаза. Яркий луч спалил ему плечо. Не до костей, конечно, но шрам останется на всю жизнь. Кажется, когда Вагнер ударился спиной об стену, он слышал треск своих ребер.
Сплевывая кровавую слюну под ноги Скотту, он попытался встать на четвереньки, прекрасно слыша ядовитые слова Саммерса в свой адрес. Подняв яростный взгляд, он кое-как увернулся от луча, переживая ноющую боль в своем теле.
- Говорить с тобой - это впустую тратить воздух, Скотт Саммерс!
Он назвал его жалким трусом, но, видимо, ради того, чтобы разозлить и окончательно вывести из равновесия, но Курт не стал поддаваться столь нелепой провокации, тем более к их потасовке подключилась Шельма, а она противник не менее опасный и попасться ей под руку, в буквальном смысле, мало кому хотелось.
Оставшись на земле, мутант смотрел на нее исподлобья, внимательно прислушиваясь к ее речам, полных горечи и обиды.
Она склонилась к нему, вцепилась руками в его одежду, с легкостью за нее приподнимает над землей и трясет, словно нашкодившего щенка, а Курт, слушая, совершенно не понимал, почему эта женщина так страдает из-за него, ведь он несколько минут тому назад желал ей смерти и страданий, и делал больно не только физически, но и морально своими поступками.
- Что за чушь ты несешь? - слабо прошипел, вцепившись руками в предплечья Шельмы.
- К черту Бога, к черту ваших детей и вас вместе с ними. Вы должны были...должны были сгинуть давным давно, вы только мешаете осуществить планы Азазеля в жизнь! Только ему есть место на этой земле, а не вам, жалкие уроды!
Начав дергаться и извиваться, несмотря на сильные повреждения, Курт больно ударил девушку по плечам кулаками, но она уж слишком крепко держала его.
- Это все ради одной цели! Ради моего ОТЦА! - ударив Анну ногой в живот, Курт выпал из ее рук обратно на землю и телепортировался в сторону потерянных во время схватки сабель. Вцепившись в эфесы клинков, он припал к земле, словно вновь собирался напасть на иксмэнов, но атаки с его стороны не последовало, а на лице появилась тень сомнения.
Далеко раненым он уйти не сможет, но Курт рассчитывал на то, что враги не последуют за ним, желая его добить. Покинув территорию школы, он оказался в соседнем районе, на том самом чердаке, где какое-то время держал женщину, убитую им же на глазах у мутантов и людей.
Откинув клинки в сторону, он сел на пол и вцепился в жесткие волосы руками, склонив голову и оскалив зубы, словно терпел сильную головную боль, а не бушующую бурю сомнений внутри себя. Что-то не дало ему завершить начатое: он не смог сделать плохо Шельме и не смог прикончить Скотта, хотя у него была возможность и не одна. Будто кто-то останавливал его занесенную руку с клинком над жизнями этих людей, но упорно молчал, когда Вагнер бил мирных людей, хоть и слышал в себе отголоски некого отвращения к происходящему.

+3

17

- Ты даже ответить достойно мне не можешь… - шипит, стараясь справиться с собой и не открывать глаза.

Что-то шепчет в нем, что все он может. Все для него позволено, ведь это позволено другим. Если так, то почему он не может жить так, как хочет? Почему он должен заковывать себя в оковы, держать себя в руках, не давать себе воли в то время, как прочие относятся ко всему вокруг столь безалаберно?

Злость затмевает разум. Слепая. Одинокая. Пробуждает то, что он пытается похоронить в себе. Его злят одни лишь попытки навредить школе. Втянуть детей в кровавое побоище. Убить на их глазах кого-то, точно им не хватает ненависти и агрессии со стороны людей.

Скотт слышит голос Анны. Он успокаивает на какой-то момент, заставляет взять себя в руки, вернуть на место сдержанность. Та спрашивает о том, заметил ли он странное влияние, исходящее от Курта. Заметил. И он борется с этим чувством, которое вынуждает его завидовать всем, совершенно всем, хотя такого за ним никогда не водилось.

- Да. Чувствую. Не знаю, что это, но это заставляет злиться, как бы… - недоговаривает, когда Анна возвращает ему визор. – Спасибо, Анна.

Не хотелось бы разрушить школу. Это их дом. Здесь они живут, и именно здесь они пытаются защититься от враждебного мира. Он не хочет ломать его и не хочет позволять кому-либо еще это делать.

Неизвестно, что произошло с Куртом, но ему это не нравится. Если бы в нем сидела часть Темного Феникса то, быть может, Сайк понял, но это не так. Огненная сущность давно проявила бы себя, огнем и яростью опалила их дом. Здесь нечто иное, нечто, с чем Курт неспособен сам справиться. И проблема в том, что они тоже не могут это сделать, так как не знают, что это такое.

Скотт слышит слова Курта.

Слышит слова Анны.

А виновник этого «торжества» все противится, бьет Роуг, отскакивает к своим проклятым саблям, которые давно следовало бы разломать на части и выбросить на помойку. Скотт поворачивается в его сторону, готовясь ударить по синему еще раз. Не убить, нет, но ранить. И ранить сильно. Пусть только даст повод. Пусть только нападет.

Но тот исчезает. Отчасти разочаровывает. Отчасти радует.

Сайк отступает на шаг назад. Осматривает двор. Смотрит на людей, лежащих без сознания, и на тех, что были убиты. Всюду кровь. И он рад тому, что здесь нет учеников. Прикрывает глаза, пытаясь понять, что все это было. И как со всем теперь справиться.

Ярость отступает. Усталость наваливается на тело. Бессильно сжимает кулаки, понимая, что это место проклято. Едва ли не каждый день здесь что-то происходит, и всегда приходится держаться, склеивать то, что было разбито. Скотт не знает, как долго это может продолжаться, и не понимает, как школа все еще держится.

- Нам нужно позвать Фрост. И кого-то, кто мне поможет убрать двор, - произносит, слыша шаги в школе и гул голосов – все это незамеченным не осталось. – Если кто-то узнает, что здесь убили людей, нам долго не продержаться.

У людей будут все законные обоснования, чтобы нагрянуть сюда с полицией. Они не будут ждать долго.

О Курте не хочется говорить. Скотт чувствует свою палящую злость. Не знает, что именно двигало синим чертом, но он мог сдержаться и не лезть на территорию школу, не нападать на детей, не приводить сюда людей. Он, будучи носителем Темного Феникса, останавливал каждый раз, когда ему хотелось вернуться домой, к жене, перестать бродить по всему миру. И он не может найти оправданий для Курта в данный момент.

- А затем подумать над тем, как помочь Курту. С ним явно что-то не так. Промыли голову, быть может, или того хуже.

Но сейчас им нужно справляться с новой проблемой.

+2

18

Все верно, это не часть её безумных идей и помутившегося рассудка, Скотт также ощущал нечто подобное, также сдерживался, как и она.
И сейчас искать в глазах брата намек на понимание было бессмысленно. Там не было ничего, кроме всепоглощающей злобы и презрения. Более того, Шельма могла ошибаться, но было какое-то странное ощущение, будто он её вовсе и не осознает. Поэтому и все её крики летели в пустоту или разбивались о непробиваемую стену непонимания.  Но откуда это все? Кто сделал это с ним? А может быть это вовсе и не он? Судя по некоторым технологиями, ради которых определенные люди могли идти на огромные жертвы, вывод напрашивался сам собой. Верить в это только хотелось все меньше. Они не были родными, но связь Шельма чувствовала, пусть сейчас она и была надломлена, а Вагнер разрывал её с каждым сказанным словом.
Роуг чувствует цепкие пыльцы Курта на своих плечах. В глазах его непонимание вперемешку с его собственной злобой, он готов на многое, а она сама теряется в своих действиях. Что с ним делать? Отшвырнуть от себя? Роуг может остановить легко, одним движением руки прекратить этот бесконечный хаос, после заперев Эльфа на тысячу замков. Может, но не хочет, хотя прекрасно и понимает, что на данный момент времени это самый лучший для него исход. Для всех. И нет, не боится совершенно, что в воспоминаниях вновь найдет то, что видеть более не хочет, то, что возможно вновь её сломает. Но зато, там будет и ответ на все терзающие её вопросы. Пара минут и все откроется само.
Он кричит, извивается, словно загнанный змей, пытается сделать ей больно. В крике Мари наконец слышит то, что дает ответы на многое, возможно даже самую главную зацепку в этой страшной загадке.
Чертов Азазель…
Ощущения такие, будто Шельму облили ледяной водой, что и дает Курту шанс ударить. Все ещё не веря собственным ушам, Роуг скручивается от боли в животе, которая проходит быстро, но не успевает вновь схватить мутанта, что резко исчез с её поля зрения к своему оружию. Какая-то детская обида накрывает Анну с головой, когда на е собственных глазах он готовый вновь ринуться на них за человека, который способен причинять лишь боль.
- Опомнись, дурень! – вопит Мари, чуть осипшим голосом, - Папочка своими силами промыл тебе башку, или подключил кого-то  более могущественного? А? – не унимая пыла кричит она, когда на лице брата проскальзывает тень сомнения. Он не отвечает, уходит молча, поджав свой синий хвост. А Роуг чертыхается и пинает какой-то булыжник под ногами, которые от её злости летит далеко за пределы территории. На лице отражается полное отчаяние, которое не на шутку начинает граничить с паникой. Стоит посмотреть дальше своего носа, как сразу становятся заметны следы недавнего боя. Здесь трупы, и их нужно убрать.
- Я позову Петра, перетащим в отдаленное место, а после избавимся, - чуть задумавшись, все же прерывает молчание, запуская пятерню в запутанные и грязные от пыли и грязи локоны. Как именно избавиться сейчас думать хочется меньше всего, хоть это сейчас было самой важной составляющей. Фрост займется остальными, а ещё нужно было закрыть школу на выход из нее. Любопытные детки – последнее, что сейчас должно находиться здесь.
Скотт говорит о Курте, а Мари даже не знает, что сказать по этому поводу. Промыли однозначно, и Эльф сам сдал своего папочку. От этого она злилась ещё сильнее.
- Если он связался с Азазелем, то здесь и к телепату ходить не надо, все достаточно просто, - Роуг находит на земле лишь одну перчатку, злобно фыркает и откидывает её в сторону. Её любимые, теперь таких же не сыщешь на всем белом свете, - Ладно, разберемся с ним позже, Фрост должна помочь, а я за помощью, - устало бросает она, разворачиваясь к входу и уже замечая пару любопытных голов из-за полуоткрытой двери. Мари быстро преодолевает расстояние, стараясь не смотреть в сторону разбросанных тел в неестественных позах. Благо те, кто был лишь без сознания, не пытались очнуться, и спокойненько рассматривали интересные сны.
- Быстро в дом! – рявкает она злобно, появляясь у двери, когда те самые любопытные лица резко скрываются за ней, а после ещё парочка падает около входа в разные стороны, словно она их только что обнаружила за кражей конфет, - Узнаю, что кто-то выходит из школы, прибью самолично, понятно всем? – жестко смерив взглядом собравшихся Анна дождалась пока те не начнут расходиться, при этом захлопнув за собой дверь для должного эффекта своей злости. Держать себя в руках оказалось тяжело, ей едва ли это удавалось. Но время эмоций давно прошло, нужно было действовать, молча сглотнув все накопившееся отправиться за помощью и большими мусорными мешками.

Отредактировано Anna Marie (2018-12-12 17:42:31)

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [14.01.2017] будь осторожен с тем, с кем танцуешь [грехопадение]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно