ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [22.12.2016] on thin ice


[22.12.2016] on thin ice

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ON THIN ICE
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://imgur.com/4TJX7Yw.jpg
Kurt Wagner | Scott Summershttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Открытое пространство. Много людей. Злой Феникс. Мутант, прибывший спасать всех. Что может пойти не так?

ВРЕМЯ
22.12.2016

МЕСТО
Вайоминг

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
никто не пострадает, кроме нпс, расходимся :3

+2

2

Паника толпы самая ужасная вещь с которой приходилось сталкиваться во время миссий. Вообще любые громкие чувства, выражаемые толпой, очень сложно обуздать и успокоить, особенно если ты являлся их ненавистным источником. Так произошло и сейчас: мутанты опять стали опасными для людей, а люди гребли всех под одну гребенку, не желая разбираться в проблеме и понимать, что не все мутанты хотят следовать за Фениксом, мстить или творить еще какие-нибудь ужасные вещи, чтобы сделать свою жизнь лучше, подавив человечество.
Несмотря на всеобщую злобу и ненависть, Курт продолжал действовать, стараясь уберечь себя от ударов и нападок. Бамфы были вместе с ним, но ни он ни они не успевали перемещать людей в безопасное место, особенно когда те пугались и сопротивлялись помощи дрянного мутанта и его ужасных мелких прихвостней.
Значит надо было разобраться с основной проблемой в лице Скотта и его безумной силы.
- Скотт!
Вагнер тоже испытывал ярость и желание помочь другу.
- Скотт, остановись! Прошу тебя, отпусти невиновных, они не заслужили гнева Феникса и мести!
Казалось, будто он не слышал его. Телепортировавшись к Саммерсу, Вагнер вцепился пальцами в его плечи и тут же отпрянул, боясь обжечься. Пламя не пожирало носителя, но
лизнуло руки Курта, а огонь мог испугать любое живое существо. Испуганно смотря на своего друга, который явно не контролировал себя сейчас, Курт собрал в себе остатки силы и вновь попытался коснуться Скотта, чтобы телепортировать его отсюда прочь, ради чужих невинных жизней, которые не должны были так рано покинуть этот мир лишь по чужой прихоти…

+3

3

Толпа. Люди. Их мысли. Скотт слышит их всех до единого, слышит, и его ярость набирает обороты, распаляется, подбадриваемая эмоциями Темного Феникса. Все они желают лишь одного – гибели мутантов. Все они – алчные до власти, агрессивные, недалекие существа, не желающие принимать тех, кто на них вовсе не похож. Все они – даже теперь – не желают принимать помощь мутантов, желающих им помочь.

Сайк не тронул бы, не тронул бы никого, прошел бы мимо, если бы по нему не ударили по нему, опознав в нем носителя. Кто это был? Как его нашел? Не суть важно. Имеет значение лишь то, что происходит теперь. Виновные мертвы, но огонь горит, он не думает останавливаться, слыша сирены пожарных, полицейских, даже скорой. Ни на что они неспособны.

Феникс радостно шипит, разрушает округу, не встречает серьезных препятствий, поджигает здания, пытается добраться до людей, исчезающих посреди улиц, прямо из их собственных укрытий. Пламя уже лижет ближайшие здания, перекидывается на соседние, не подавляемое ничем.

Курт.

Скотт видит его попытки спасти людей, но не делает ничего, чтобы остановиться. Его друг старается, снова и снова, и терпит поражения, так как люди не верят, судят по себе, желают смерти всех мутантов. Они отвергают его помощь, в их мыслях читается безотчетный страх, когда тот приближается к ним. Вот как люди относятся к ним. И стоит ли стоять упрямо на их стороне? Он так не думает, нет.

Скотт от этого злится еще больше. С новой силой вспыхивает огонь, волнами распространяется по округе. Он почти что рычит, слыша крик своего друга. Курт. Вновь желает помочь тем, кто помощи не заслуживает, желает его остановить, не понимая, что от его действий всем станет лишь лучше. Намного лучше.

- Не стой у меня на пути, Курт, - сцеживает, выплескивая дремавшую в нем мощь древней космической сущности, подрывает несколько подъехавших машин.

Он не хочет вредить Курту. Не хочет вредить никому из своих собратьев, коим желает лишь помочь, подарить им мир, который они все, безусловно, заслуживают. Жаль, что они этого не понимают, не принимают ни его, ни Квентина, а ведь они могут все сделать лучше. Жаль, что ему не верит даже его до боли родная Джин. Но он сможет построить новый мир, выжечь старый до пепла, принести мир своей расе. Сможет…

Скотт Саммерс выдыхает, внезапно оказываясь совершенно в ином месте. За городом, не в нем. И весь его удар, подготовленный для людей, приходится на ни в чем неповинное озеро. Волны с шумом расходятся в стороны от выстрела оптических лучей. Все затихает, все становится спокойным. От неожиданности он замирает, слыша рядом лишь Курта, и поворачивается к нему, не в силах сдержать свою ярость.

Он не нападет, нет, пусть Феникс того требует, пусть жаждет немедленной расправы. Скотт все еще властен над ним, все еще его контролирует. Скотт не пойдет против своего.

- Просто ответь – почему? – задает вопрос, тихо, пытается сдержать злость и непонимание. – Они тебя отвергают. Они никогда не примут тебя таким, какой ты есть. Они не примут никого из нас. Так почему ты их защищаешь?

С каждым словом голос повышается. Скотт хочет понять, что движет Куртом. Или… он уже знает ответ на свой вопрос. Знает, так как сам не раз спасал жизни людей, без ропота не получая от них взамен ничего. Но то время прошло давно.

- Они ведь не заслуживают этого.

+2

4

Он смог перенести Циклопа подальше от людей, в пустынное место, где можно сжечь разве что траву и его самого. Да, Курт отдаст жизнь за правое дело, не позволит другу опуститься еще ниже нынешнего и стать таким же, против кого они бились все эти годы бок о бок.
Увидев, как на мгновение вспыхнул свет оптических лучей, Вагнер зажмурил глаза, чуть прикрывшись рукой, словно заранее защищаясь от яркого света, которой до него все равно не доберется. Когда все стихло, он выпрямился и чуть поджал губы, сжимая когтистые пальцы в кулаки.
Ему очень хотелось врезать Циклопу, но Курт никогда не действовал силой. Он предпочитал сначала всегда поговорить, как-нибудь достучаться до собеседника, а уже потом работать кулаками, если первый случай не давал результатов.
Сделав шаг вперед, Курт замер и напрягся, ожидая не самых лучших действий со стороны Скотта.
- Почему? О, ты возможно забыл, что сам когда-то защищал людей, не задаваясь подобными вопросами? Примут или нет, нас не разрушениям и массовым убийствам учил Профессор! А то, что сидит в тебе пожирает настоящего тебя, Скотт!
Хлопок и мутант оказался носом к носу со Скоттом, он даже осторожно ткнул пальцем в грудь своего...друга. Да, Курт продолжал считать его другом несмотря ни на что и сильно беспокоился за него, так как Феникс и все события связанные с ним принесут Скотту проблем.
И всем мутантам заодно…
- Мне все равно, примут люди меня или нет. Мы не должны действовать как те, против кого мы боролись все это время, а ты поступаешь сейчас именно так. Не уподобляйся убийцам и насильникам, не позволяй Фениксу уничтожить тебя и дать волю твоему отчаянию. Тем более не все люди такие плохие! Не все нас боятся и желают уничтожить. А я действую так, потому что не теряю веры…
...в лучшее?
Может в какой-то степени Скотт и прав, но не настолько, чтобы уничтожать ради защиты мутантов всех людей.
- Я не дам тебе уйти и продолжить начатое, даже если ради этого придется умереть.

+2

5

Дыхание на миг прерывается от сдерживаемого гнева. Скотт прикрывает глаза, борется с собой, не позволяет Фениксу манипулировать, не слушает его призывов наказать мутанта, осмелившегося встать на него пути. Он знает, что справится. Феникс ему подконтролен. Он верит, что главенство именно за ним, не за птицей.

Они едины. Желания его и желания Феникса одинаковы. Почти всегда. В последнее время все именно так. Но Курт… Он, нет, не причинит ему вреда. Скотт смотрит на него, молчит, слушает то, что тот говорит, внимает и вспоминает. Вспоминает то, как он сам так же защищал людей, прикрывал их своим телом, но зло сжимает губы, не говоря ни слова.

Люди.

Сколько он рисковал ради них своей жизнью? Сколько раз отправлял своих друзей, членов команды, спасать их, заставляя ставить себя под удар? Сколько раз он боялся в глубине души, что кто-то не вернется домой, что кого-то ему придется оплакать и расстаться навеки?

Стоили ли люди таких жертв?

Раньше Скотт Саммерс даже не задумался бы об этом, но это было раньше. Теперь он без тени мельчайших сомнений считает, что они глупы, раз продолжают спасать людей, недостойных этого. Он качает головой, слушает, запоминает, а память подсовывает ему новые воспоминания о прошлой жизни. Она действительно в прошлом. Все осталось в прошлом.

Феникс в нем раздраженно шипит в ответ на слова Курта, спрашивает у него, чего же именно желает он. Скотт знает, чего хочет – мира для мутантов, мира, в котором тем не придется прятаться по углам. Он готов пойти ради этого на все.

- Вера, - язвительно произносит, делает шаг в сторону.

Профессор их учил вере, учил надеяться, учил быть терпеливыми, но толк из этого? Отношение к ним не изменилось, оно такое же – горькое, неприятное, холодное. Люди продолжают коситься в их сторону, им только дай повод, и они воспользуются им. Непременно постараются убить, уничтожить тех, кто на них не похож, тех, кто многократно превосходит их во всем.

- Ты понимаешь, что вера нас не спасет? Люди всегда будут видеть в нас угрозу, будут пытаться нас убить. Вспомни о вирусе, который они на нас спустили, Курт! Ты думаешь, что в этом виновата одна лишь Гидра? Уверен, что подавляющее большинство людей с облегчением вздохнули, когда узнав о том, что мутанты теряют свои силы.

Скотт вздыхает, скрещивает руки перед собой. Все злится, готов буйствовать, готов уничтожить всех, кто встанет на его пути, кроме…

Он склоняет голову, исподлобья глядя на Курта.

- Всю свою жизнь я помогал людям, а они отворачивались от нас. Ни «спасибо», ни кивка головы, только презрение. Когда нам требуется помощь, разве они приходят, протягивают нам руку? Нет. Так какой смысл помогать им, Курт? – бесится, расхаживает в разные стороны, останавливается, всматриваясь в лицо друга. – Неужели ты и правда веришь в то, что когда-нибудь все изменится? Годы проходят, а будущего, которое нам обещал профессор, все нет. Его не будет, но мы можем сами все изменить.

Сжечь мир, построить на его опаленных останках новый. Планета будет принадлежать мутантам, никому более.

- Признай, мы достойны лучшего, Курт.

+1

6

Он наблюдал за ним пристально, напрягался, когда Скотт совершал какие-то движения, потому что на самом деле Курт ждал удара со стороны друга. Он видел, насколько Феникс серьезно промыл ему мозги или…
...насколько сильно разочарование в человеке, что затмило трезвый разум, пробив дорогу ненависти.
Саммерс не верит. Он потерял себя. Так считает Курт, все еще смотря на него и не открывая пока что рта своего, понимая про себя, что еще слово и они уже не будут разговаривать как друзья.
Но молчать Вагнер не мог.
В нем потихоньку прорастала злоба, которая сжимала его легкие и душила, ему хотелось закричать, решить все сразу одним махом, чтобы друг вернулся домой и не думал о тех ужасах, о которых сейчас говорил Вагнеру.
- Ты вообще слышишь меня? - голос дрожит, хвост нервно подергивается, предательски выдавая настрой мутанта. - Мы все прошли через ад. Все вместе, а не врозь. Вера бывает не только в будущее, вера существует и в ближнего своего, да во все, друг мой! Нас учили не поступать плохо, Саммерс. И это верный путь, потому что если мутанты продолжат убивать людей, то мир, выстроенный на костях и крови добра нам не принесет. Не в нашем случае! Мы - не они. Мы не должны совершать геноцид, доказывая хорошими поступками, что мы - друзья и обычные соседи, а не убийцы со сверхспособностями! Вот что мы должны делать!
Последние слова сорвались на крик, а на уголках глаз слегка блестела собравшаяся влага. Облизав пересохшие губы, мутант выдохнул и опустил голову вниз.
А что если он прав и вся их борьба уже полная бессмыслица? Наверное, такое мог допустить лишь отчаявшийся. Курт как и Скотт - через многое прошел. Курта ненавидели просто потому что он синий и с хвостом, потому что он выглядел как черт, даже несмотря на обворожительную улыбку и приличные манеры. Скотт тут был прав - их ненавидели.
Но отвечать ненавистью на ненависть - это безумие. Кровавое безумие, которое приведет лишь к беде для всех.
- Что? Ты сражался ради благодарности или ради доказательства? Неужели ты ждешь сразу “спасибо” в свой адрес, просто потому что спас человека? Такого не бывает, дружище. Люди пока не готовы к нам, они не готовы к переменам. На это может уйти еще десяток лет, два десятка, пять..! Ты хочешь построить Рим за три дня, но это невозможно! А теперь ты решил сойти с дорожки, принял в себя эту штуковину, которая способна все вокруг сжечь лишь одним щелчком и ждешь, что люди примут нас?! Ты все только усугубил как и все остальные, кто пытается доказать силой свое право на существование здесь!

+2

7

Скотт не потерял себя, всего лишь стал сильнее, умнее, лучше, всего лишь отказался от помощи ничтожным. Его мысли невольно скользят по поверхности сознания Курта. Знает, о чем тот думает, знает и готов усмехаться в лицо старому другу. Они вместе прошли сквозь многое, они вместе стояли бок о бок, встречая неурядицы. Как же он может так думать о нем? Феникс не менял его личность, он просто показал ему иной путь для решения проблемы.

Намного лучше, намного безопаснее. Создание мира для мутантов. Создание нового будущего. Пламя его очистит планету, пламя уничтожит бактерии, которыми являются люди. Мутанты же будут жить, никто за ними не будет гоняться, никто не станет унижать их. Никто, никогда, ни за что.

Они этого не понимают. Не понимают, что они с Фениксом способны им дать. Джин не захотела даже слушать, слушала, но предпочла отвернуться. Курт… теперь он видит то, как Курт отвергает его помощь. Сила – не слабость. Как он этого не понимает? Скотт качает головой, слушает каждое его слово.

В Курте он чувствует отголосок злости. Та нарастает, Феникс шипит в ответ, Скотт замирает, внимая тому, о чем вещает старый друг.

- И сколько еще лет мы должны ждать того момента, когда люди нас примут? Сколько еще мутантов будет гибнуть в их тайных лабораториях, где над ними проводят эксперименты и пытают? Сколько мы еще должны терпеть все это? – Скотт злится, Феникс вызывает воспоминания о далеком прошлом. – Меня пытали подростком, Курт. На моих глазах погибали другие испытуемые. Я видел, что творилось в лаборатории Страйкера. Из-за него мы попали в ситуацию, в которой Джин погибла. Я видел гибель и боль других наших братьев и сестер. На нас спустили вирус, Курт, который некоторых из нас чуть не убил, заставил драться на стороне Темного Феникса. Против нас изобретают роботов – стражей, ты слышал о таких убийцах мутантов, Курт? Еще что-то? Скажи, сколько мы еще должны это терпеть?! Сколько, Курт, мы должны доказывать им, что мы не угроза для них, что мы так же, как и они, просто хотим жить в покое и мире?!

Рычит, переходит на крик. Ярость разгорается, заставляя все вокруг дрожать. Скотт держит себя под контролем, не атакует друга, не знающего, не нашедшего истинный путь. Это не его вина. Это вина профессора – затуманил разум многим из них своими речами о ванильном совместном будущем людей и мутантов. И ему, в том числе. Но он покажет всем настоящий путь. Покажет.

У него получится. Победа будет за ним. Он даст мутантам то, чего они заслуживают, даже если они этого не просят в данный момент.

- Дело не в простом «спасибо». Дело в том, что мы давно заслужили простого человеческого отношения к себе, но что бы мы ни делали, все без толку. Мутанты исчезают, погибают, прячутся в тени. Ты предлагаешь им и дальше так жить? Может еще переселиться в канализации и жить подобно крысам? А что, и так все равно живем хуже некуда!

Скотт хохочет, не выдерживает своей злости, так она вырывается на волю. Феникс наслаждается, Скотт чувствует его поддержку.

Курт должен понять. Несмотря на то, что он сейчас говорит обидные вещи, Скотт должен донести до него правду.

- Достаточно хороших манер, ты так не думаешь? Давно следовало забыть о профессоре и об его идеях. Давно следовало поверить Магнето. Он нам столько лет твердил об угрозе со стороны людей, а мы не слушали, предпочитая носить розовые очки и жить в сладком мирке, покорно терпя неудачи за неудачами, - шумно выдыхает, смотрит на синего друга. – Люди никогда нас не примут. Следовательно, от людей нужно просто избавиться. Все просто и легко. Представь мир без этих тварей, только представь, как нам будет хорошо!

+1

8

Саммерс в шаге от безумия, если не уже. Курт не слышал своего бывшего лидера, предаваясь холодному ужасу. Если бы рядом был Логан, то он давно бы смог вершить самосуд и расправиться со Скоттом раз и навсегда, но Курт таким не был и он не представлял себе как сейчас, в одиночку, должен будет выстоять перед Фениксом.
Но попытаться бы стоило.
- Ты думаешь, что один был подопытным? Думаешь только ты испытал ту страшную боль потери? Серьезно, Скотт? Ты просто обезумел от зла, ты повелся на простоту решения проблемы, вероятно благодаря Магнето, который умеет лить сладкие речи. Ты идешь не только против людей, в таком случае, но и против нас - мутантов. Знаешь, Скотт...я устал тебя прощать. Теперь тебе только Бог судья...
Вагнер не обижался на Скотта, не желал ему зла или еще каких-нибудь ужасных вещей, но он понимал, что еще слово и набросится на бывшего лидера команды как бешеный зверь, жаждущий разорвать безумца на куски.
С трудом сдерживая гнев, чтобы сильно не навредить Саммерсу, Курт кидается на его, уповая на свою удачу и телепортацию.
- Я сейчас тебе устрою такое шоу, что ты запомнишь на всю жизнь! За все хорошее, Саммерс!!!
Вцепившись руками в плечи, сильно вдавливая когти в жесткую ткань костюма, а пальцами ног в его бока, Вагнер, издавая рычащий звук, повысил тон на друга, жаждя последний раз достучаться до него.
- Я буду защищать этот мир от таких как ты! Я за людей, я человек! НУ ЧТО, СТРЕЛЯЙ В МЕНЯ, ДАВАЙ! Чего медлишь!
Он начал телепортировать его с одного места на другое очень-очень быстро, насколько это было возможно. Феникс Фениксом, а физическая оболочка, как надеялся Вагнер, могла бы не выдержать столь большого количества прыжков. Сам мутант был привычен к подобному, ибо не раз применял этот способ в бою против врагов - тогда их просто вырубало или они полностью теряли ощущение в пространстве, а заодно и свой завтрак.
Змей понимал, что в какой-то степени, вероятно в большей, было глупо бросаться на Скотта с голыми руками, но мутант не мог позволить одержимому дальше строить козни. Он молился про себя, чтобы Всевышний хоть как-то помог вывести его страдающего друга из строя, дабы помешать кровавым планам по жатве человеческих жизней.

+2

9

- Прощать? Меня? – Скотт свирепеет и хохочет. – Курт, довольно говорить о том, что я не прав. Ты злишься из-за того, что знаешь одно - я говорю правду.

Феникс злится. Выходит из себя. Заливает сознание раскаленным огнем. Скотт не противится, давно перестал уже слушать чьи-то доводы. Он прав. Правда на его стороне. Не на стороне мутантов, которые вцепились в жалкое человечество, пренебрегающее ими, не на стороне людей, что жаждут уничтожить его расу.

Курт бесится. За его гневом смешно наблюдать. Как и за тем, как тот старается задеть его, нанести ему удары.

Первые несколько проходят, Сайк их даже ощущает. Затем Феникс возводит щиты, телекинетические барьеры, так что ему остается лишь наблюдать за тем, как Курт телепортируется вокруг него и бьет в щиты, наивно веря в то, что он бьет в его тело. Мысленно Скотт проникает в его разум и помогает ему в это верить. Забавляется он, забавляется и Темный Феникс.

- Ты мне хочешь сделать массаж? – лениво протягивает, когда ему надоедает наблюдать за мельтешением вокруг себя. – Стараться нужно лучше.

Голос зло вибрирует, когда он приподнимает руку вперед, заставляет пространство и материю подчиниться своей воле, схватить Курта, лишив его возможности сбежать, и держать его в воздухе перед собой при помощи телекинеза. Феникс шепчет, Феникс просит его закрыть глаза и позволить ему все сделать за него – уничтожить Курта, превратить его в пыль. Никто не узнает, что с ним случилось, никто не поймет, где его искать.

Все просто – возьми и сделай, не нянчи его, не жалей, ведь он сделал свой выбор, ведь он не заслуживает места в новом и прекрасном мире, ведь он за людей. Скотт пылает от ярости, не слушает Феникса, а просто сдавливает тело Курта, показывая то, насколько он силен, и то, что он может с ним сделать, стоит только захотеть.

- Я и Темный Феникс – мы едины, Курт. И ты думаешь, что меня можно победить дешевыми трюками? – выдыхает, сгорая от нетерпения показать ему свою мощь. – Хочешь посмотреть, на что я способен? Ты ведь уже показал – теперь мой черед.

Мягко улыбается. Так, как умел это делать в редкие моменты Скотт Саммерс. И искажает пространство, перенося их обоих обратно в город. Прямо в центр. Туда, откуда его забрал Курт. Он окидывает взглядом все вокруг себя – люди, много людей. Здесь все почти успокоилось, и полиция, скорая помощь, пожарные, спасатели…

Все они здесь. Все собрались, чтобы оказывать помощь. Как это прелестно. Им нужно было бежать, им нужно было уходить прочь, но они здесь.

- Смотри, Курт, что я умею, - шепчет так, что только его синий друг его слышит, и использует все свои силы.

Темный Феникс клекочет, обволакивает его пламенем. Мощь, сидящая в его нутре, прорывается наружу огромной телекинетической волной, а затем огнем. Все рушится, все горит. Ничтожные люди летят в разные стороны – ломают себе кости, шею, гибнут, сталкиваясь с препятствиями. Машины сминаются в груды металлолома, взрываются, давят тех, кто оказывается на пути. Скотт желает, Феникс желает. И все начинает рушиться – все. Люди, машины, здания. И теперь никто не сможет им помочь.

- Так как, Курт? Ты все еще считаешь, что мне можно помешать? – отпускает его, взлетая в воздух. – Давай, спасай их, ты ведь выбрал их сторону! Ах, подожди, уже некого спасать, - заливается хохотом, ощущая лишь слабые отголоски мыслей последних выживших, догорающих среди огня.

+1

10

Вагнер бился об щиты как птица о стекло, пытаясь проникнуть через них хоть как-то, даже ценой быть разбитым кровь, но у него ничего не получалось. Он не мог один на один тягаться с Космической силой, даже с ее малой частью. Ударившись об щит последний раз, он вытер рукой лоб, избавляясь от выступившей испарины.
- Мало кто захочет мириться с твоей кровавой правдой, Саммерс. - Прорычав эти слова, мутант вновь кидается на своего бывшего товарища, сжав руки в кулаки, но тот подхватывает Курта прямо в воздухе и сдавливает невидимой силой.
- Мы вымираем и без твоей помощи...нххх...наш единственный шанс выжить - это помочь людям научиться нам доверять, глупец!
Безумие, исходившее от Скотта, ощушалась даже в воздухе. Его ненависть и озлобленность, давно таившиеся в его несчастной истерзанной душе вышли наружу, словно яд из раны, прумноженные Темным Фениксом. Рядом со Скоттом страдали теперь все, включая его друзей, которых он когда-то бросил ради восстановления справедливости для мутантов. Что ж, тогда это был его путь, но сейчас это стало опасностью для всех, включая его самого.
- Не нужно мне демонтрировать свою уродскую силу... даже не смей сходить с этого места! - Слова Курта были пустым звуком для Саммерса. Оказавшись вновь в городе, Вагнер почувствовал, как бешено колотилось его сердце от страха и волнения за этих людей, удивленные и испуганные лица которых устремились на пару враждующих мутантов.
- Нет, Скотт, остановись. Убей меня, но не их, прошу... не трогай!
Попытки телепортироваться заканчивались провалом несмотря на то, что вокруг Курта было открытое пространство, но что-то или кто-то закрыл ему проход в измерение, словно дверь перед носом. Так что он мог лишь крутить головой, ловя на себе вопросительные и встревожанные взгляды.
Все произошло слишком быстро: Феникс высвободил свою мощь и направил ее на невинных людей. Может кто-то и успел скрыться от смерти, но таких явно было в меньшинстве или не было вовсе. Курт не мог увидеть за творившимся хаосом хоть что-то, кроме огня и боли. Он кричал и бился, пытаясь вырваться. От его попыток тело болезненно ныло, а из глаз лились слезы, предательски стекая по щекам вниз и практически полностью испаряясь из-за жара Феникса.
В душе больно щемило. Курт был бесполезен сейчас. Он разозлил Феникса своими выпадами не подумав о последствиях, как и не подумал, когда бросался на Скотта, чтобы спасти людей.
Упав на землю, он минуту смотрел на обгоревшие следы под собой, впиваясь пальцами в образовавшийся пепел. Мутанта накрыла дикая ярость и он дрожал под ее гнетом.
Резко обернувшись, Вагнер, игнорируя слова и смех предателя, схватил осколок стекла и кинулся прямо на Саммерса, желая покончить с ним, но осколок рассек лишь воздух.
Трус и убийца ушел, оставив Курта в одиночестве вдыхать запах смерти и отчаяния, желание мести за этих людей, которые просто оказались не в том месте и не в то время, за что и поплатились своими жизнями.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [22.12.2016] on thin ice


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно