ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.11.2016] My father is not a postman


[25.11.2016] My father is not a postman

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

МОЙ ОТЕЦ НЕ ПОЧТАЛЬОН
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://a.radikal.ru/a23/1809/41/e64240b38707.gif  https://69.media.tumblr.com/tumblr_lzpq1poE4k1qiscozo3_250.gif
Spider young | Spider oldhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
— Вы разве не должны были принести посылку?
— А я и не почтальон.

К другим Паукам Питер привык. Но не привык к тому, что к нему после учёбы приходит человек, который представляется его отцом. То есть, настоящим отцом, потерявшимся во времени около десяти лет назад, если не больше. Тёти Мэй дома нет, а принимать решения самостоятельно не осмеливался, поскольку каждый раз ошибался. Так что же должно измениться на этот раз?
И чему сможет научить «отец» своего сына, который привык жить по совершенно другому распорядку?

ВРЕМЯ
под вечер

МЕСТО
Квартира Паркеров

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
паук рас, паук двас

Отредактировано Peter Parker (2018-10-28 08:50:11)

+3

2

Всю эту аферу, Паркер планировал с самого начала своего появления в этом месте. Как жаль, но этот мир был не прошлым. Здесь имелись мелкие отличия, которых точно не было в молодости Паркера. Он подметил это моментально. Да и Паук немного другой, моложе. Юнее. Возможно, это было даже к лучшему. Более взрослый Питер никогда бы не поверил в историю про отца. Да и сам старый Паркер не смог косить под Ричарда.

— И надо уже начать называть себя самого Ричардом, так будет проще привыкнуть, - «Ричард», посмотрелся в отражение окна машины, как бы сравнивая  себя с угасшими воспоминаниями изображения собственного отца. Определенное сходство однозначно было, но у старого Паука явно было телосложение,  которое могло его выдать. Паук как сейчас помнил тот день, когда он пришел в себя после возникновения мутации. Ему было плохо несколько дней. Организм дико перестраивался. А потом… его зрение стало идеальным, тело сильным, а рефлексы быстрые. С тех пор, мало что поменялось, разве что он стал чуточку медленнее.

«Ричард» остановился перед домом Паркера. Хотя бы здесь не было никаких отличий от его версии. С другой стороны, это было даже плохо. Ведь если так, была высокая вероятность, что этот Питер мог так же пасть во тьму, как и он сам. Старый Паркер не мог определиться и по сей день, поступил ли он правильно, когда разобрался со всеми преступниками, угрожающими городу. Как казалось самому Паркеру, то он явно спас больше жизней, чем за все предыдущие годы. Лишь просто променяв одну плохую жизнь, на тысячу невинных. Но это был путь Каина, которого он всегда считал неправильным. Никчемным, если быть точным.

«Что же… я постараюсь сделать все за тебя, Питти. И тогда тебе не придется марать свои руки по локоть в крови.»
Мужчина помялся перед дверью, вновь раздумывая как ему начать разговор с самим собою. Как вообще можно было убедить себя в том, что он и есть тот самый много лет пропавший отец? Легенда была готова. За годы, старый Паркер узнал многое о работе Ричарда. А погиб он именно из-за своих генетических экспериментов с пауками. Значит, это была отличная причина пропасть на столько лет.

Паук подошел к двери и постучал в нее несколько раз, ожидая, когда Питер спустится вниз. Если бы это не был он сам, это было максимально подлым поступком — сыграть на желании сироты обрести потерянного отца. Но, по правде говоря, старому Паркеру было на это абсолютно плевать. Муки совести его не беспокоили уже давно. Сломавшись в день убийства Кравенова, этот Питер больше никогда не колебался. Дверь открылась.

— Привет, Питти.

+4

3

Питер устал. Он и правда очень устал. Домой вернулся только этой ночью после путешествия на Дикую землю. На часах светилось почти шесть утра. Обречённо выдохнув, завалился на свою постель прямо в одежде и мгновенно отключился. Благо, что броня самостоятельно собралась в веб-шутеры. Но сопеть во сне удалось всё равно не долго. Заведённый на каждодневный повтор будильник сработал ровно в семь утра, напоминая, что день сегодня будничный, рабочий, а это значит, что в любом случае придётся вставать. Вчера пришлось пропустить очередной день по понятным причинам, но если сделает это и сегодня, то мистер «лучший в мире карточный историк» непременно разозлится и снова будет говорить что-то про неуважение к его труду. Гулко простонав, Питер кое-как сумел разлепить глаза и перевернуться на другой бок. Буквально свалившись с кровати на пол, Паук услышал приближающиеся шаги. Тётя Мэй. Ну, можно готовиться к худшему. Однако ничего такого страшного не произошло, что сильно порадовало. Женщина поохала, повздыхала, покачала головой и позвала на кухню, где уже ждал готовый завтрак. Оставалось только выдохнуть с облегчением:
— Спасибо, Мэй. Доброе утро! — создавая впечатление хотя бы относительно бодрого человека. Но всего час сна даже для супергероя это чересчур мало. Но не привыкать. — Бывало и хуже, — в очередной раз вздохнув, поднимаясь с пола и потирая глаза.

День тянулся мучительно долго. За окном всё серое и совершенно унылое, тучки заволокли почти всё небо. Ну как будто специально. Сначала Питер справлялся более-менее, держа всё под относительным контролем, придерживаясь заготовленного плана, но после просто вырубился, ткнувшись лбом в сложенные на парте руки, когда учитель писал на доске новый математический пример. Но помог спасительный тычок линейкой в спину от Нэда, что так удачно сегодня сел позади, а не сбоку или где-то спереди. Очухавшись, он кое-как сумел провести остаток учебного дня с открытыми глазами.

Тётя Мэй была как обычно на работе до самого вечера. Повесив куртку на отведённое для этого место, Питер устало плюхнулся на диван, положил плеер на грудь и снова задремал, не сумев даже пристроить наушники на нужное место.
Стук в дверь прорвался сквозь пелену дрёмы не сразу. Поморщив нос, Паркер открыл сначала один глаз. Прислушался. Нет, всё-таки не показалось, на самом деле кто-то стучит во входную дверь. Странно. Тётя всегда открывала дверь собственным ключом, а гостей никто давно не ждал. А если бы вдруг заглянуть на огонёк решит кто-нибудь из других знакомых Пауков, то.. что-то подсказывало, что ходить через окно это отличительная черта всего вида.

Питер топает, замок щёлкает, дверь открывается. Остановившись на пороге, протяжно зевает и устало выдыхает, подняв взгляд. Он будто бы пропустил мимо ушей приветствие со стороны незнакомца.
— А Вы кто? — немного запоздало, запуская пальцы левой руки в свои же волосы, правой удерживая дверь в приоткрытом положении. В голове пронеслось сразу множество мыслей и вариантов. Но чутьё упрямо молчало. Остановившись на одной из них, Паркер внимательным, но всё таким же заспанным взглядом осмотрел мужчину перед собой.
— А где.. посылка? — мысленно прикинув приблизительные сроки.. да, тот шарф Гриффиндора уже вполне мог прийти, ведь заказывал его две с половиной недели назад. — В сумке? — опуская взор. Но никакой сумки в наличии не наблюдалось. — Извините, а Вы точно почтальон? — поджимая сухие и потрескавшиеся губы, чтобы не зевнуть ещё раз. Это было бы невежливо. Да, кажется, человек перед ним никак не представлялся, но одет был как самый настоящий, но немного не востребованный почтальон.

Отредактировано Peter Parker (2018-09-19 08:16:39)

+4

4

Дверь открылась далеко не сразу. По всей видимости у Пита была веселая ночка. Потому что когда дверь открылась, на старого Паркера смотрел замученный бессонной ночью и тяжелым длинным учебным днем подросток. Это было бы так знакомо, если бы не было так давно. Но нет. Это действительно было настолько давно, что старый Паркер мог вспомнить лишь одно – усталость, что преследовала его всегда. Сколько он себя теперь помнил. Он всегда не высыпался, недоедал и не отдыхал. Как ему удалось выжить, завести семью и вырастить сына? Черт его знает.
А вот Питт явно еще спал. Судя по виду мелкого, он даже не обратил внимание на обращение мужчины, что заставило его скривиться. Особенно после того, как его назвали почтальоном. Это было даже немного обидно. Невольно «Ричард» оглядел свою одежду, мельком опустив взгляд вниз.

— А я и не почтальон, — Паук покачал головой и улыбнулся своей молодой версии, максимально дружелюбно насколько мог, — Питти, я понимаю, прошло столько времени и ты меня совсем не помнишь….
Мнимый «Ричард» сделал трагическую паузу, оглядывая Паркера с видом «как ты вырос», после чего слегка отошел назад, слегка раскрывая свои руки, словно для объятий.
— Это я, твой отец, Ричард Паркер, — Паук замолчал, давая пареньку воспринять информацию, в конце то концов, не каждый день приходил мужчина, что утверждал «Я твой отец, Пит», в голове пронеслась глупая сценка, где младший Паркер громко кричит: «нееееет» и падает в канализацию. Почему в канализацию?.. «Ричард» сам не знал как работало его больное воображение, — все в порядке, сын?..

Как отреагировал бы он сам в ситуации подобной, Паркер представить не мог. Он уже слабо помнил свои эмоции и мысли в то время. Но мог предположить, что был бы сильно удивлен. Испытывал бы смешанные чувства, от гнева и радости. А так же недоверие, ведь он уже был Человеком-пауком.  А значит, сталкивался со всяким и приобрел здоровое ощущение паранойи. Но, все же Паркер надеялся на  то, что желание вернуть семью возобладает над здравым смыслом. Стоило на секунду допустить такое, и все, старый Паркер победил. А дальше нужно было просто грамотно выстраивать свою историю и поменьше встречаться с Мэй Паркер. Тетя могла самой первой раскусить его, в конце-концов, они были достаточно близко знакомыми, хоть и жили в разных сторонах до того как с семьей Питера произошла  трагедия.
— Тетя Мэй дома? — «Ричард попытался слегка заглянуть за дверь, прислушиваясь своими усиленными чувствами к происходящему в доме, — мне можно войти?..

+3

5

Впрочем, с догадками Питер никогда не водил особо крепкой и тесной дружбы. В основном полагаясь на реакцию, порой мог случайно забыть об интуиции, прислушиваясь к ней лишь в экстренных случаях. Но сегодня, видимо, она спала вместе с мозгом, который после нескольких дней усердных забегов туда-сюда напрочь отказывался нормально функционировать даже на пять процентов. Его не напрягал мужчина напротив, не был напряжённым или готовым к тому, что придётся резко дать отпор. Питер просто стоял, слегка прислонившись плечом к металлическому дверному косяку, щурясь, стараясь не закрывать глаза. Он мог бодрствовать, но только ровно до того момента, пока не закроет глаза. Стоит только допустить эту ошибку, как пиши пропало. Странное дело, никогда ничего подобного раньше не было. Наверное, правда нужно взять выходной на денёк.
— Тогда кто? — как-то даже безучастно, словно ему было абсолютно наплевать на того, кто стоял напротив.

Всё-таки природа в очередной раз одержала безоговорочную победу. Прикрыв глаза, Питер едва не уснул прямо на месте, кажется, забывая о том, что он открыл дверь незнакомому чужому человеку. Странно только, что этот человек назвался удивительно знакомым именем. Приоткрыв сначала один глаз, а затем и другой, Паук сдвинул брови к переносице, хмурясь и поворачивая голову, слегка оттолкнувшись от дверного косяка, выпрямляясь и переводя взгляд на мужчину. Сказанное им усваивалось на протяжении минимум пятнадцати секунд. Однако как только смысл слов добрался до усталого, воспалённого постоянной занятостью мозга, Паркер округлил глаза, слегка приоткрыв рот, словно собираясь что-то сказать, но так и не произнёс ни единого звука. Ни полноценного слова, ни несвязного мычания. Только пустое и ничего не значащее ни-че-го.

Как должен вести себя уже взрослый ребёнок, если к нему таким же образом внезапно придёт родной отец, пропавший без видимой причины много лет назад? Свою роль сыграл тот факт, что Питер не помнил своего родителя. Именно не помнил. Да, в комнате была одна-единственная фотография с ним, отцом Ричардом и матерью Мэри, бережно хранившаяся в рамочке рядом с кроватью, но вот сейчас сложно было сориентироваться и вспомнить, насколько это лицо будет похоже на то, что сейчас видел перед собой. Да, мужчина, взрослый и немного выше, судя по всему, вполне способный был отцом. Только вот ему ли?
Младший Паркер не чувствовал радости, он чувствовал только то, как быстро начало заходиться сердце в бешеном ритме, а в голове вновь прокручивалось несколько десятков мыслей одновременно. Не удивительно, что все они путались между собой, образуя самый настоящий морской узел.
— Я не.. отец? — с нескрываемым недоверием. Сонливость, если судить по всё ещё мутному взгляду, никуда не пропала, но заметно отступила на второй план, так как на первый выбралось нечто более непонятное.

Питер делает несколько шагов назад, словно приглашая мужчину пройти в квартиру. Чутьё всё ещё молчало, а потому бояться нечего, правда ведь?
— Нет, тётя Мэй на работе, — отрешённо качает головой Паук, следуя прямиком в гостиную и сразу же сталкивая с дивана рюкзак. Тот с характерным звуком шлёпнулся на пол. Сам же занимает его место и усаживается, подбирая под себя ноги. Шмыгнув носом, потирает рукавом свитера слегка покрасневший нос. Питер так пристально всматривался в черты лица пришедшего, что, казалось, ещё немного и сам превратится в Супермена с его способностью прожигать предметы взглядом.
— Простите, а Вы.. — парень разводит руками, то сжимая, то разжимая пальцы, стараясь подобрать правильные слова, но на ум не приходит ничего путного, потому он выглядит как запутавшийся подросток, которого учитель внезапно спросил на уроке вопросы именно из того параграфа, который не подготовил.

+3

6

Честно говоря, старый Паук не мог припомнить, чтобы он так жестко тупил. На самом деле, он просто не помнил таких моментов в своей жизни. Видимо, они просто не запоминались в его памяти, чтобы не травмировать самомнение Паркера. С другой стороны, выходило, что Ричард выбрал самый удачный момент, который можно было выбрать. Это был хороший знак. Мозг Питти так и не включался. Он продолжал долго думать, отчего в голове Ричарда появился звук старого модема. Ассоциация была забавной, но Паркер не потерял лица, не позволив испортить свое прикрытие внезапной улыбочкой.
Вместо гадкой ухмылки, на лице старшего Паркера появилась доброжелательная «отцовская» улыбка, как бы говорящая: «Да Питти, это я, твой блудный отец, это правда». Но все равно, где-то внутри, мнимый Ричард ждал, что Питер с криком «нееееет» сиганет вглубь дома, на ходу закрывая дверь.
Выражение Питера медленно менялось, по мере осмысления этой маленькой, но очень сложной информации. Было видно, что в его голове усердно крутились шестеренки мыслительного процесса. Ричард не спешил, давая ему возможность осмыслить сказанное им.

— Да Питти, это действительно я… — Он все же сделал шаг вперед к Паркеру, который все еще сомневался. Но не мог бороться со сном. Между тем, Питер все же отступил от косяка двери и пропустил своего «отца» в дом, видимо решив, что держать взрослого мужчину на улице, как минимум неприлично. Особенно, когда он утверждает, что он твой отец.
Ричард прошел в гостиную следом за Питером, оглядывая дом с нескрываемым интересом. Интерьер тетушки Мэй несколько отличался от того, что помнил старый Паркер, да и Мэй здесь была чуточку моложе. Как и сам Питер. Все же были некоторые отличия этого мира, с его. Но это было не важно.

— Не представляю, что она скажет, увидев меня… — Ричард покачал головой, глядя на фотографию Мэй и Питера, стоящую на тумбочке. Обернувшись, старый Паркер наткнулся на очень пристальный и сверлящий его взгляд. Видимо, Питер пытался сравнить фотографии своего молодого отца, с тем, кто предстал перед ним сейчас. По мнению самого Красного-паука, он был очень похож на своего отца, особенно в момент, когда ему исполнилось тридцать пять. Но, здесь это могло и не прокатить.
— Отец, папа, я не знаю… Пит… — Ричард вздохнул полностью развернулся лицом к Питеру, не долго думая присел в кресло, — послушай… это сложно объяснить… но много лет назад, я вел кое-какие исследования. Из-за этого… нам с Мэри пришлось уехать. Мы пытались скрыться, но нас достали… Мэри погибла, а мне удалось сбежать.
Ричард склонил голову спрятав лицо в своих ладонях, замерев так на пару секунд, он снова посмотрел на Питера, продолжив свою проникновенную речь.

— Мне пришлось скрываться, чтобы защитить тебя, Бена и Мэй. В противном случае, они бы давили на меня через вас, я… не мог вернуться, понимаешь? — Ричард внимательно смотрел прямо в глаза своего сына, сохраняя очень серьезное выражение лица. Внутри же у него была только одна мысль «только бы прокатило».

+3

7

Придётся в очередной раз использовать силу воли на максимум, отогнать навязчивую и явно побеждающую сонливость, чтобы сосредоточиться на более актуальной и важной проблеме. Такая невнимательность и нерасторопность могли привести к не самым радужным последствиям, а допускать этого, ясное дело, не хотелось. Потому Питер похлопал себя по щекам, начиная медленно, но верно приходить в норму. Сон подождёт. В очередной раз.
Окончательно продрав глаза, младший Паркер снова взглянул на незваного гостя, сразу же хмурясь, сдвинув брови к переносице. Ну нет, он точно не похож на того человека с фотографии.
— Вы не мой отец, — отрицательно качает головой. Не было щетины, выражение лица совсем другое, волосы более густые. Понятно, что прошло целых десять лет, но.. но что-то в этом всё равно не давало покоя. Может, стоит послушать что ещё он сумеет сказать?

"Отец" начал говорить что-то про исследования, про то, что именно из-за этого пришлось покинуть семью и пропасть без следа и какого-либо намёка на возвращение. В своё время слышал что-то краем уха об этом, о том, что эксперимент был каким-то образом связан с «Оскорп» и радиоактивными пауками, один из которых в январе уходящего в небытие года подарил шестнадцатилетнему подростку невероятные способности, что сделали из Питера того, кем он являлся сейчас. Человеком-Пауком. Было ли это хорошо? Слишком сложный и неоднозначный вопрос.
— И что это были за исследования? — в голове вновь возник вопрос, который ранее интересовал сильнее, чем всё остальное. Если верить записям, то были проведены тестовые пробы, все образцы не выжили в ходе испытаний, ведь скрещивание видов это процесс как минимум просто сложный. Но все получилось. В случае с Питером всё сработало, его ДНК соединилась с ДНК искусственно выведенного животного, образуя нечто новое. Ну так почему он? Как именно это произошло и что поспособствовало запуску необратимого процесса? Да, сейчас перед ним сидел не отец, пропавший столько лет назад, а человек, способный ответить на давно интересующие вопросы. Питер был не ребёнком, соскучившимся по родителю, а учёным, исследователем, что стремился к конкретным знаниям.

— Дядя Бен погиб, — сейчас впервые в его голосе звучало что-либо кроме подозрения и лёгкого любопытства. Обида. Если отец знал, что семье угрожает опасность, то как мог всё оставить на произвол судьбы? Он не смог уберечь маму от гибели, тётю Мэй от одиночества, а собственного сына от превращения не только в замкнутого, застенчивого ребёнка, но ещё и в какой-то.. гибрид. Единственное, в чём Питер никогда бы не смог обвинить своего отца (настоящего отца), так это в смерти дяди. В ней был виноват только он сам и никто более. Даже тот стрелявший был виновен в меньшей мере, чем племянник, не предотвративший катастрофу, имея такую возможность.

— Тогда почему вернулся сейчас? — откидываясь на спинку дивана, усаживаясь по-турецки и складывая руки на груди, таким образом замыкаясь окончательно. На что рассчитывал человек, постучавший в дверь так неожиданно? На то, что Питер тут же бросится с объятиями на шею? Да, он был временами доверчивым и наивным, мог совершать глупые, необдуманные поступки, совершенно не задумываясь перед этим о последствиях, но не глупым. И если ситуация с самого начала вызывала приступы подозрения и закономерное отторжение, то будет упрямиться до последнего. Ну или он просто не хотел верить в то, что отец такой гад. Для ребёнка он всегда был примером для подражания, великим учёным безо всякого преувеличения. А что сейчас видел перед собой, кто сидел в кресле напротив? Тот самый идеал? Не похоже. В голове Паркера всё происходило иначе. Готовый ещё в детстве образ ничто не могло ни подтвердить, ни опровергнуть, а потому он считался истиной в последней инстанции, именно потому образ, предоставленный этим человеком казался чужеродным и не вызывал никакого доверия. И чтобы переубедить, понадобятся серьёзные аргументы. Но даже так Питер не станет менять своё напряжённое отношение. Слишком привык считать своей семьёй лишь тётю Мэй и дядю Бена.

«У меня был отец. И звали его Бен Паркер.»

+3

8

По всей видимости, Питер все же смог осознать, что его сонливость не способствует пониманию происходящего. Он похлопал себя по щекам, в то время, как мнимый Ричард сдерживал желание ухмыльнуться. Правда, ничего радостного в этом не было. Если Паркер младший соберется, то будет искать несостыковки в рассказе Ричарда более тщательно.
— Послушай, Питти, — Ричард смотрел на Питера с каким-то далеким сожалением, по крайней мере, он надеялся на то, что это так выглядело. То, что Паркер не попытался его прогнать с ходу, было все-таки хорошим знаком. Да и, по всей видимости, у Питера попросту не было других вариантов. Чтобы в чем-то подозревать человека в том, что он лжет, нужно придумать причину лжи этого человека. Вряд ли Питер мог придумать реальную причину, чтобы незнакомец выдавал себя за его отца.
— Сложно сказать… — Ричард нахмурился, мысленно подбирая слова в предложения. Вопрос о происхождении его сил очень сильно будоражил сознание Паркера в свое время, заставив его перерыть тонну информации из научных источников, оставшихся документов отца, перехватить многое из Оз-Корпа и перерыть весь интернет на эту тему, — это был проект генетической модификации генома различных животных с использованием разнообразного излучения. Видишь, Пит, мне удалось добиться кое-каких действенных результатов с пауками разных видов. Ты, наверное, должен помнить мой домашний стенд  с ними, тебе нравилось наблюдать за тем, как они вьют паутину.
К смерти отца были причастны ЦРУ и какие-то корпоративные агенты. Эта история была настолько давно, что в итоге все исследования все равно попали в Оз-корп. Были ли замешаны  в этом Озборны, до конца не понятно, но им явно хотелось повторить результат работы Ричарда Паркера. Наверное, Озборну было обидно, что результат проявился на одном пауке, цапнувшем Питера и сразу погибшем после этого.
— Я знаю, Пит, кажется, в него стрелял грабитель, — Ричард покачал головой, утыкаясь взглядом в пол. Бен бы не оценил всего того, что стало с его племянником. Постаревшим и взявшим на себя слишком большую ответственность. Ответственность решать, кто достоин жить. Но было слишком поздно, чтобы что-то менять и предаваться сожалениям. Что сделано, то сделано и этого никак не изменить. А вот что дальше делать, это был огромный вопрос. У Ричарда были свои мысли на этот счет. — Прости. Бен всегда любил тебя как родного сына…
До мутации от паучинного укуса, Питер всегда был замкнутым и слабым пареньком. Его задирали в школе, были проблемы с общением. Здоровье у Питера тоже было всегда неважное. Слабое зрение, слабое тело. Укус и последующая метаморфоза изменила его, вот только прошлое… На самом деле ничего никогда не забывается. Видимо, какой-то маленький кусочек злобы всегда сидел внутри Паркера, ожидая своего звездного часа. С этой злобой старый Паук встречался ни один раз. Почти каждый раз ему удавалось отказаться от нее. Почти. Кравенов стал последней каплей. И зло сокрытое внутри победило, отравив его душу. Он стал жестоким.
— Мои исследования больше никому не нужны, я слышал, что вся моя работа считается тупиковой веткой, а это значит, что я больше не нужен. Смешно об этом говорить, но я больше нерентабельный, — Ричард усмехнулся, глядя куда-то в сторону, последний кто интересовался исследованиями, связанными с пауками, был только Озборн. И его исследования ушли совсем в другую область. Наверняка он уже пришел к тому, что сделало его тем, кто он есть. Но этим вопросом стоит заняться позже. — в общем, прошло достаточно времени, чтобы про нас забыли.

+3

9

Питер сначала потирает подушечками пальцев переносицу и слегка щурится, выдерживая короткую паузу, давая несколько секунд отдыха для своего сознания. Всё-таки принять нечто подобное было сложно. Нужен ли на самом деле ему отец? Да, нужен. Но сейчас ли? Нет, совсем нет. Он был нужен три года назад, четыре, пять и так далее с самого его отъезда, но после укуса радиоактивного Паука пришлось повзрослеть и стать куда более самостоятельным, ведь без этих качеств совмещать полноценно учёбу и спасение мира не получится. Учитывая ещё тот факт, что сам не только гоняет местных воров и прочих преступников, отводя их от магазина за ручку в полицейский участок, но и более серьёзные, масштабные события, вроде того же Феникса или паров ксеригена. Сейчас дым производства нелюдей был пока не настолько распространён и опасен, но уже имел своё негативное влияние на людей и окружение. И если с этим что-то не сделать, то могут пострадать многие. Кто-то скажет, что это не дело Человека-Паука, он должен и дальше только собирать котят, что это дело более «взрослых» организаций вроде ЩИТа и прочего-прочего, но это не так. Если речь ведётся о проблемах города и его людей в целом, то оставаться в стороне не будет. И, кажется, это все поняли даже быстрее, чем сам планировал, так как не сильно мешали его вылазкам.

— Радиоактивные пауки, — кивая, подтверждая. Это помнил, прекрасно помнил, хотя и не должен был, по сути. Если спросить у людей о том, что они помнят из детства, то это будет либо полнейшая пустота, либо что-то значимое и необычное, большое и грандиозное, но никак не тот факт, что в детстве сидел и рассматривал «комнатных» пауков, наблюдая за тем, как они плетут паутину быстрее, чем обыкновенные шелкопряды. Но Питер это запомнил, словно ещё тогда понимая, что эти наблюдения пригодятся в дальнейшем. Ведь именно благодаря им смог правильно воспроизвести собственную паутинозамену.
Паркер хмурится, снова слыша что-то про дядю Бена. Сам всегда любил вспоминать о нём, но отчего-то чувствовал себя неуютно, когда другие говорили о нём, даже тётя Мэй, хотя вот именно она старалась об этом всё-таки молчать, так как сама испытывала схожие чувства.
— Да, это было.. — небольшая пауза. — Вы знаете? — удивлённо вскинув брови и подняв взгляд на своего «отца». Об этом случае не было репортажей по телевизору, кажется, не писалось в газетах, просто началось расследование и поиски, что всё равно не длились особенно долго. Так откуда же только что прибывший «Ричард» мог об этом узнать? Уже говорил с Мэй? Нет, тётя точно не стала бы молчать и обо всём рассказала племяннику, это же ведь какое событие! А может, не успела? Теперь уже сам начал путаться. — Но откуда? — слегка склоняя голову набок.

Питер поджимает плечи. Можно было бы сказать, что на самом деле исследования были не такими уж и тупиковыми, поскольку всё-таки один образец после скрещивания ДНК выжил и прямо сейчас сидел перед ним подобно статуэтке. Но это точно не была хорошая идея. Мог бы сказать кому-то ещё, но что тогда? Оставили бы в Оскорпе подобно лабораторной мыши, чтобы брать образцы крови, проводить уже другие исследования по созданию таких же пауколюдей? Это точно не закончится ничем хорошим, потому лучше держать язык за зубами. Его способности не заключались в исключительных знаниях или умениях, это была генетика, а в современном мире можно было сделать практически всё, если обладаешь знаниями в той или иной технологии. Запуская пальцы в свои волосы и слегка хмурясь, Питер делает глубокий вдох и медленно, протяжно выдыхает.
— Я думаю, что стоит подождать тётю, — скидывая ноги на пол, поднимаясь и выпрямляясь. — Вам будет лучше поговорить с ней.

Отредактировано Peter Parker (2018-09-25 11:12:08)

+3

10

О чем думал Пит? Взрослый Паркер был готов поставить все свои деньги на то, что он думал, что он очень взрослый парень. Это бы показалось ему смешно. Особенно после всего, что происходило в его жизни. Нет, он никогда не был готов ко всему дерьму, что с ним вечно происходило. А потом эта кровь. Кровь на руках. По самые локти. А потом всюду. От нее нельзя отмыться. Но тогда… тогда он точно понял, что стал взрослым. Кравенов был убит на эмоциях, но последующие... Это был четкий расчет. А они не верили до конца, что он решится убить их. Думали, что с Кравеновым была случайность. Но нет…
— Пауки. Я пытался изменить их геном, понимаешь? Вы уже проходили генетику? В общем… я хотел изменить свойства яда пауков с помощью радиоактивной бомбардировки их ДНК. Я ждал эффекта, надеясь, что яд сможет исцелять. Это было сложно… и небольшие сподвижки были. Я выделял и другие возможные эффекты, были пауки, которые имели обратный эффект. Видимо, кто-то очень хотел сделать из моего исследования не лекарство, а настоящее мощнейшее биологическое оружия, у меня не было выхода, Пит, — слова неожиданно сами выстроились в предложения. В голове вспомнилось видео оставленное отцом и вновь просмотренное Красным недавно. Стоило еще лучше изучить результаты исследований отца. Быть может в них был скрыт секрет, с помощью которого можно было хоть немного омолодить себя?
«Нет, это уже совсем безумие, старик, даже для тебя. Но документы изучить не будет лишним.»
Следующей отправной точкой, следовало добыть архивный документ ЦРУ о Ричарде Паркере. Все сведения о миссиях будут наверняка уничтожены, но он знал, как можно восстановить хотя бы часть информации.
Все это было лишь то, что должно укрепить его историю о возвращении Ричарда. Но фундамент он закладывал прямо сейчас. Именно в эту минуту. Когда Питер хмурился, он был недоволен. Следовало немного надавить на тему Бена. Она всегда была болезненной для Питера. Ведь в голове то и дело мелькало бы «а если бы я поступил по другому?». Но если бы…
— Конечно знаю… пришлось. Все же, Бен, твой дядя, мой родной старший брат, — Ричард помял переносицу, утыкаясь взглядом в пол. — Мэй, наверное, страшно переживала… хорошо, что ты был рядом.
Ричард поднял голову, глядя на своего «сына». Вопрос откуда. Достаточно сложный, на самом деле. Но у Паркера было несколько вариантов.
— Я старался следить за вашими делами, и даже как-то однажды пытался связаться с Беном, он не ответил, — Ричард поморщился, словно ему было очень неприятно вспоминать, — подключив свои возможности, я проверил страховку Бена. Она была разорвана. Обычно это означало, что владелец мертв. Дальше уже дело техники…. Сам знаешь, интернет.
Он снова отвел взгляд, тупо уставившись в какую-то полку, размышляя о том, насколько он был убедителен. Такими делами ему еще не приходилось заниматься. Но с другой стороны, он половину своей жизни убеждал всех, что его странное поведение вполне нормальное. И даже успешно. Так что, опыт в этом деле у него был колоссальный. Убедить жену в том, что пропадаешь не просто так, где попало, это вообще тончайшее искусство. Хотя, со временем все равно все всплыло.
— Прости Пит… но я боюсь ее реакции, и…. — Ричард тоже встал, подходя к «сыну», положил руку ему на плечо, — я хотел тебя попросить ее подготовить как-нибудь к моему появлению… честно говоря, я еще не придумал даже как. Но я еще зайду. Как-нибудь, если ты не против….
Дать Питеру шанс выбрать добровольно. Это, пожалуй, был самый верный способ развеять его подозрения. Хотя бы часть. Враг бы старался всеми силами влезть ему в душу и остаться рядом. А вот родной человек, мог и отказаться, если бы приносил дискомфорт близкому.

+2

11

Питер продолжает хмурить брови, однако это, как и многое другое, быстро надоедает, мышцы лица требуют отдыха, тем более, что на деле сонливость никуда не пропала, а всего лишь отодвинулась на одну планку назад, больше не занимая лидирующую позицию. Так всё-таки хотелось ли ему верить? Более чем, но собственные убеждения и детские представления не давали это сделать, в этот раз Питер тоже решил им подчиниться, послушно склонив голову и просто двинувшись по указанному маршруту. Пускай этот мужчина был его отцом, который вернулся только спустя десять лет своего отсутствия, всё равно.
— В школе не изучают генетику, — как-то меланхолично отвечает Паркер, поднимая взгляд. — Но я проходил стажировку в «Оскорпе», виделся с доктором Коннорсом. Я знаю о пауках.. — осёкся, удивлённо округлив глаза и замолчав на секунду-другую. — В смысле, я знаю, что они есть. Ну, были. Там где-то, я.. я не знаю, — нервно подёргивая плечами, уставившись в пол. Неловко. Всё-таки рассказывать об этой своей небольшой особенности ещё одному родственнику.. навряд ли хорошая идея, особенно если вспоминать, как на это в своё время отреагировала тётя Мэй. Но это ведь тётя, а человек перед ним вполне мог считаться.. чужим, что ли, после такого длительного отсутствия так точно.

Но мышцам лица предстоит потерпеть ещё какое-то время, так как Паук в очередной раз заметно хмурится, когда речь о дяде Бене продолжается. Это последнее, о чём хотелось говорить. Да даже если во всём мире закончатся темы для разговора, то лучше предпочтёт молчать, чем из раза в раз самовольно расшатывать самый больной зуб, который бы давно выдернуть с помощью хорошего стоматолога, да всё руки не доходят по непонятным причинам. То ли жалко, то ли не хочется. Всё-таки мысли эти пускай и были неприятными, всё равно работали как самый верный катализатор.
— Преступник не был найден, — как бы между прочим упоминает Питер, перебирая пальцами, то сжимая, то снова разжимая, расслабляя кисть. Жалко, что сейчас в руке не было подходящего антистресса. Ну, такие прикольные вроде бы игрушки, сделанные специально для того, чтобы в неприятные моменты сжимать так, пока не лопнут. А они не лопаются, вот в чём главная прелесть. Наверное, одно из самых лучших и достойных изобретений человечества. Была одна такая в форме головы чёрного кота с торчащими ушками, но она лежала в рюкзаке.

Паук переводит взгляд на руку, что тяжёлым весом опустилась на его плечо, косится, слегка прикрыв глаза. Она и правда кажется такой тяжёлой, рука просто не может быть такой. Хотелось снова просто поддаться сонливости и усталости, чтобы нормально отдохнуть, но не в этот раз, видимо. Покачав головой, Питер вновь поднимает взгляд.
— Да. Наверное, это было бы правильно, — пожав плечами. Тётя не была женщиной слабохарактерной, зато могла быть очень впечатлительной, тем более, когда дело касалось семьи. Особенно когда дело касалось семьи. А тут ещё и найденные потеряшки вдруг решили вернуться на родину. К этому и правда стоило готовиться. Младший Паркер сам реагировал таким образом больше из-за того, что был чертовски измотан последними событиями и похождениями.

— Но.. пауки, — словно внезапно вспоминает Питер, округляя глаза. Но это было уже не удивление. — Если у тебя были свои исследования, то они должны были остаться. В электронном виде? Письменном? Где-то в «Оскорпе»? — даже, казалось бы, не замечая, как резко с показательного "Вы" перескочил на более простое и бытовое "ты". Ведь если его «отец» занимался этим, более того, был одним из главных исследователей, то наверняка должен знать всё. В смысле, абсолютно! И как это способно проявляться у других и с чего всё началось, быть может, как этого избежать или противостоять, что может замедлить или вовсе прекратить мутацию организма. Всё это и многое другое. — Просто.. если бы он возымел какой-то успех, если бы это получилось? Ну, такое скрещивание видов, что бы из этого вышло? — с одной стороны, Питеру на самом деле была интересна и необходимо техническая сторона вопроса, но с другой он просто пытался направить всё в иное русло, чтобы забыть разговоры о дяде и о том, что не следует бросать свою семью, чтобы после ни с того ни с сего вернуться спустя целый десяток лет.

Отредактировано Peter Parker (2018-09-29 23:44:22)

+2

12

Парень хмурится, но уже с натяжкой. Ему самому начало надоедать придумывать причины не доверять Ричарду. Старший Паркер был в этом уверен. Впрочем, что-что, а беспочвенную паранойю Пит еще не мог успеть выработать. В отличии от Питера-Ричарда Паркера. Но с другой стороны, в этом мире все шло немного по другому сценарию, что было  логично. Ведь на то это и была другая реальность, в которой играли совсем по другим правилам. Но суть была одной и той же.

— Что не мешает тебе ею интересоваться… — Ричард хмыкнул, хотя не было понятно, одобрительно это или с иронией, — Озкорп все еще изучают пауков? — Паркер старший приподнял бровь. Исследования должны были отметить провальными и закрыть проект вскоре после того, как Питера укусил паук. Если этого не произошло, то это было очень нехорошо. И все-таки Пит врал очень плохо. Сейчас Ричард это точно мог сказать. Со временем он научится лучше. Когда его поломает мир и скажется необходимость внезапно пропадать и появляться. Тогда пойдет новый уровень лжи, когда даже самые бредовые вещи получится провести, как настоящие.

Тема смерти Бена настолько не нравится Питеру, что возможно может его отвлечь от всего на свете. И заставить принять его любые вещи, лишь бы не возвращаться к больной мозоли. Так что Питер старается не отвечать ни на что, кроме того, что его волнует в данном  вопросе больше всего. Видимо, чувство жажды мести, все же было и в этом Питере. Ричард всегда отмечал в себе глубокую сокрытую тьму. Что была задвинута на дальний план и всегда задвигалась. До тех пор, пока в душу не попало столько тьмы, что бороться с ней было тяжело.
— Он будет наказан, Питти, однажды… — Ричард только покачал головой. Что стало с убийцей Бена в этом мире, было достаточно не ясно. Но прощать убийство? Даже случайное… пожалуй нет. Не теперь. В новом кодексе Красного Паука было четко отмечено, что смерть карается смертью.

— Мэй может не принять причин моего отсутствия… — Ричард вздохнул и убрал руку с плеча парня. В некоторых теориях о путешествиях во времени, касаться своего прошлого я было совершенно нельзя. Это должно было разрушить ткань пространства и времени. Но этого не произошло. Значит, это точно был новый мир, с похожим течением. Что касалось же Мэй Рейли, то эта женщина имела безграничное терпение, но иногда бывала слишком эмоциональной. Как она при всех таких качествах являлась бывшим агентом ЦРУ… В голову нВ голову не укладывалось.
—Что пауки? — Ричард приподнимает бровь и думает, следует ли рассказывать то, что Паркер должен был бы выяснить сам? Впрочем, стоит. Иначе он докопается до его маленькой лаборатории, а там не все припрятано по его нынешней деятельности. — у меня было несколько носителей с данными, но их еще предстоит найти. Слишком много времени прошло…. И уничтожить. Эти данные слишком опасны.
Ричард нахмурился, теперь уже сделав строгий и подозрительный взгляд, он всмотрелся в глаза внезапно ободрившегося Питера. Паркеру старшему было конечно все известно. Но ведь настоящий Ричард бы не знал такого? Так что нужно было соответствовать образу.
— Это должно было быть лекарство от рака, но ничего не вышло, — с легким нажимом сказал Паркер, — почему это тебя интересует, Питти? Ты сталкивался с этим где-то? Или нашел какие-то мои старые документы в доме? Я, кажется, оставлял кожаный дипломат с какими-то записями.

Ричард покрутил головой по сторонам. Но квартира явно была не той, в которой могли остаться старые вещи Паркеров. Следовательно, дипломат все же мог переехать сюда и Питер на него мог наткнуться еще быстрее, чем раньше.
— В общем… если ты найдешь что-то, просто уничтожь это. Или передай мне, и я сам уничтожу, — те данные, которые мог найти Питти, все равно имелись на старом компьютере отца. Так что потерять те записи было не страшно. Зато создавало хорошее подспорье его новой биографии.

+1

13

Питер стушевался, всё ещё не зная, как лучше поступить в данной ситуации. Он больше не испытывал того негативного, гнетущего подозрения или чего-либо ещё, в том числе и желания как можно скорее остаться в полном одиночестве, чтобы спокойно дождаться тётю с работы. Ничего ровным счётом. Вместо этого он думал о том, что не должен ничего решать, что лучше это сделать Мэй, когда она придёт, когда только вернётся, верил в то, что именно она сразу же внесёт ясность в сложный вопрос, как это было всегда. Ну, кроме галстука, нужные узелки она тоже совершенно не умела завязывать. Но научиться для неё это самый настоящий пустяк. Но она была способна принимать серьёзные, ответственные решения. Питер тоже мог.. да каждый мог, но лично у него плохо получалось. Каждый раз при новом ответственном выборе обязательно что-нибудь случалось. И не хотелось, чтобы это самое «что-нибудь» всплыло снова. По крайней мере, сейчас, пока в жизни было всё более-менее спокойно.. ну, не считая динозавров с Дикой земли, но это больше исключение, чем правило.
— Да, но я.. — снова запнувшись, взглянув на мужчину. Нет, это точно было странно. Откуда он знал про генетику? Почему не химия, не астрономия? Ведь в «Оскорпе» занимались не только лишь генетикой, там было много чего, в том числе и передовые технологические изобретения. Почему же не техника, а генетика? Питер задумался об этом уже во второй раз, только теперь серьёзнее. Если про случай с дядей Беном и правда можно было узнать откуда-то, то что теперь? Тоже прочитал в статье на каком-то сайте? И что, этот сайт должен называться «всё про Питера Паркера»? — Нет! То есть.. я не знаю. Но когда я уходил, никаких исследований не проводилось, — подёрнув плечами. Он старался скрыть неуверенность в голосе. Не врал, вовсе нет, просто не знал наверняка, а это разные вещи. По крайней мере, успокаивал себя именно так, потому что врать не любил, даже когда в этом была необходимость.

Питер поднимает руку, стараясь таким образом пресечь новые разговоры о дяде Бене. Пускай это будут слова о том, как он жил раньше, каким человеком был при жизни, что сделал, чему научил и подобное, но никак не о том, что произошло в ту злополучную ночь. Чувство вины всё ещё отчётливо ощущалось, а чувствовать, как оно «обостряется», хотелось в последнюю очередь. Сам никогда не сможет простить себя за то, что не уследил. Уже тогда у него было всё самое необходимое, чтобы защитить своего же дядю, но.. но случилось то, что случилось. Часто об этом вспоминал, бережно хранил все фотографии и самые важные вещи, но от этого не было легче. О мести не думал, так как она только сильнее затуманит голову. Этому тоже учил дядя Бен. И пускай всё остаётся так, как есть.

— Она поймёт, — сконфуженно отзывается Паук, покосившись в сторону окна, за которым было темно. — Мэй, она.. — снова слегка нахмурившись. — Она та, кто точно сможет понять, — уже немного тише. Тётю Питер любил всегда. Она на самом деле была, кажется, лучшей женщиной этого мира, потому что могла не только понять, но и принять, смириться и помогать. Как это было с его занятием, Мэй смирилась с альтер-эго своего племянника и пару раз прикрывала, когда звонили из школы. Ворчала недовольная, но всё равно понимала, что он не мог иначе, что если было решено так, то так всё и останется. Человек-Паук не может уйти, он был нужен городу, несмотря на то, что какая-то часть всё ещё не принимала этого. ЦРУ, некоторые средства массовой информации, в отдельности конкретные издания, словно специально, чисто из сомнительных принципов. Но он и не гнался за этим, никогда не хотел, чтобы заголовки пестрели его именем, чтобы на обложках красовалась чуть размытая фотография, запечатлевшая полёт красно-синего героя на его паутине. Ни похвалы, ни «громкого разоблачения» не было нужно, просто делал то, что делал, что умел.

Качает головой.
— Я.. я просто интересовался этим. Ну, тогда, в «Оскорпе». Доктор Коннорс, он.. просто рассказывал. Ну, показал, в общем.. Да! — всплеснув руками. — Это был просто неплохой пример в одном эксперименте.. Теоретическом! — погружать в подробности дела своего «отца» точно не намеревался. А уж тем более рассказывать о том, что проект был не таким уж провальным.. отчасти. Это только после стало ясно, что Питер не единственный такой экземпляр. Но и не со всеми это сработает. Не обязательно человек, которого укусил такой вот радиоактивный паук, превратится в похожего героя. Может случиться и нечто непредсказуемое, кто знает, лучше не проверять, даже в качестве эксперимента. Отравленная ядом с радиацией кровь, изменённая структура ДНК.. всё это может стать очень опасным, особенно в руках того, кто имеет свои мутные виды и взгляд на происходящее.

Слова про возможные находки заинтересовали Питера. Он не видел ничего, что могло бы вызвать интерес, но.. может, просто плохо смотрел? Или не додумался? Это ведь неплохая идея, обязательно нужно будет проверить кладовую. Оставались ещё вещи, взятые из старого дома, продать всё не удалось бы даже спустя несколько лет. Мало кому нужны использованные вещи вроде белых медицинских халатов.
— И всё-таки я думаю, что стоит подождать тётю Мэй, — покачав головой, отгоняя от себя ненужные в данный момент мысли. Они только отвлекают.

+1

14

Судя по всему, Питер был все же в замешательстве. Но пожалуй, следовало тихонько сваливать. Пока Паркер не начал чего-то подозревать, а оставался в таком вот состоянии недопонимания. Доанализировать по своим воспоминаниям он бы определенно не смог, и уже бы пытался в следующий раз ловить Ричи на чем-то еще. Но к тому моменту, Красный просто обязан был снова подготовиться к общению с «сыном», чтобы вновь оставить его в замешательстве. А еще нужно было поговорить с Мэй, но это было еще более сложной задачей, чем Питти, совершенно не помнящий отца. На одной похожей внешности не выехать.
— Да. — Мужчина только с хитрым видом кивнул, мол, я все знаю парень, все понимаю. Хотя сам  Ричард, не очень понимал, на что запнулся Питер, — так нет… или… впрочем, не важно. Они ничего не смогут.
На этом Ричард снова сильно посерьезничал. Вообще, стоило бы проверить, действительно ли в Озкорп перестали заниматься вопросом пауков. Кто знает, как пойдет это дело в мире молодого Питера Паркера? Вломиться и разрушить все к чертям собачьим. Плохой Красный Паук мог себе это позволить. К сожалению, Зеленый Гоблин, уже, скорее всего, существовал. Значит, его просто нужно поймать на месте преступления. И свернуть шею ублюдку.
«Ох. Как это мило.» — Прости. Только и сказал в ответ Ричард, мысленно усмехаясь в очередной раз. Да, пожалуй, вопрос Бена все так же тяготил молодой и думающий разум Питера. Как и в его время, Питер думал «А ЧТО ЕСЛИ». Нет. Если уже не доступно, и если и было это самое злопротивное «если», то оно произошло совершенно с другим Паркером. Что стало, то произошло. Нужно только не допустить повтора этой оплошности. Этого Ричард не забывал больше никогда.
— Надеюсь, Питер…. Все-таки сложно вот так взять и вернуться через… сколько прошло? Лет двенадцать, не меньше… — Ричард вздохнул, косо поглядывая на фотографии Мэй. Тетушка всегда была особенно женщиной в жизни Паркера. Видимо, в жизни всех Паркеров. Интересно было, знала ли она про тайную жизнь своего племянника?
— Доктор Коннорс? Хм. Что-то знакомое… — Ричард почесал затылок, задумчиво глядя себе в ботинки, пытаясь сообразить, при каких обстоятельствах сам встретился с доктором Ящером. Это было чертовски давно. — надеюсь, ты мне расскажешь об этом и познакомишь с ним. Нам будет о чем поговорить.
Уловка с вещами сработала. Или нет. Кто знает, но если Питер найдет что-то такое в своем доме, он точно уверует в то, что его отец ожил. Потому что никто больше не мог бы узнать такого. Даже Мэй, вряд ли знала, что спрятано в вещах мертвого отца Питера.
— Я… к сожалению, мое время вышло, нужно идти. Восстать из мертвых не так уж просто, парень, мне повезло, что меня не задержали до выяснения, — Ричард встал, поглядывая на наручные часы, подошел к «сыну» и хлопнул его по плечу. — поговори с тетей. Попробуй ее подготовить… а я еще загляну.
С этими словами, Ричард ушел к выходу из дома. Нужно было заняться делами.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.11.2016] My father is not a postman


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно