ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.12.2016] Honey, I'm home


[25.12.2016] Honey, I'm home

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

HONEY, I'M HOME
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://media.tenor.com/images/1d92c6e83d035f7b314dc264e3b5b9b6/tenor.gif
James Barnes | Tony Starkhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Никогда не поздно вернуться. Главное, чтобы было куда.

ВРЕМЯ
25 декабря

МЕСТО
особняк Старка

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
-

+2

2

Их старый дом так и стоял под Нью-Йорком, заброшенный. Барнс побывал там после возвращения и не нашел ничего нового, кроме толстого слоя пыли, который покрывал все предметы мебели. Тони оттуда ушел, причем давно. И действительно, как можно жить в том ангаре в одиночку?.. Его можно было понять.

Чтобы узнать, где теперь находится Старк, Джеймсу не понадобилось много усилий, на самом деле. Один звонок Пеппер и очень вежливый просящий тон, она не могла ему отказать в такой просьбе после всего, действительно... А потом - недлинная дорога на подержанном автомобиле, привычная парковка в половине километров от места назначения, путь пешком, раздумья - а стоит ли оно того? Ждут ли его? Можно ли сказать, что ждут его дома?
"Твою мать, Барнс, окстись", - убеждает он себя, уже углядев тот самый дом, в котором жили Говард с Марией, а теперь в который вернулся и Тони.  - "Ты испортил всё, что можно, ты правда хорошо постарался. Ты выжег связь, и хорошо, если оставил его вменяемым. Ты сбежал. Ты сидел в тюрьме, в конце концов, опять - ты думаешь, его терпение бесконечно?..."

И всё же ноги несут именно к этому дому. Барнс замирает у двери чёрного хода только для того, чтобы воспользоваться отмычкой - почему-то она срабатывает, видимо, Тони совсем перестал беспокоиться о собственной безопасности, раз не оставил цифровые замки. И правда, зачем такому, как он, чего-то бояться?.. На заре их знакомства Барнс тешил себя тем, что он полезен, из него хороший телохранитель и он отлично разбирается в безопасности. Но теперь, зная, что из себя создал, что из себя слепил Тони.. Не надо было обманываться: Джеймс здесь, потому что это нужно в первую очередь ему.
Он ведь хочет поделиться радостной вестью.
Ему теперь не нужно прятаться; ну, почти; во всяком случае, от ЩИТа. Больше нет ничего, что ему так докучало: ни Феникса, ни награды, назначенной за его голову, а, значит, можно снова жить?..

Джеймс тихо прикрывает за собой дверь и оглядывается вокруг.
Первым делом он инстинктивно зовёт по имени вслух, уже зная, что услышит ответ.

- Фрайдей?..

Проходит по коридору внутрь, повесив куртку на крючок, идёт в кухню, уже зная, где найдёт запасы кофе. Горячий напиток не помешает ему с холоду - пальцы замёрзли. В этой чужой кухне всё находится на привычных местах, и молотый кофе, и жезва, и даже ложечка с длинной ручкой, чтобы помешивать варево тогда, когда оно начнёт закипать.

- Скажи ему, что я вернулся.

+2

3

Тони заработался, забылся над очередным проектом и из рабочего безумия его выдернуло ощущение, что что-то не так. Мастерская в доме его родителей была в гараже, как когда-то давно, когда он был еще юным и совсем еще не гений, мать приходила сюда с чашкой чая и смотрела, как он закапывается в свои железки. Мастерская отца, тогда уже генерального директора, была в СтаркИн, а Тони было нельзя.

Теперь? Теперь было можно, но он любил свою мастерскую, пусть она и не была совершенной, как это было в башне. Зато здесь было то, чего никогда не было в башне, тут было безопасно.

По всему периметру стояли датчики, срабатывающие на вес, тепло, чужие голоса. По всему периметру была Фрайдей, которая не пустила бы чужаков. Которая распознает не только по фото, но еще по движениям, мимике и всему прочему. Тони вверил ей себя с тех пор, как остался один, и она его еще ни разу не подводила.

То, что Джеймс вернулся, стало сюрпризом. И для него и, похоже, для Фрайдей. Потому что сообщение она передала с непередаваемой интонацией. Тони даже фыркнул, девочка росла, становилась сильнее и мудрее. По крайней мере мудрее своего хозяина, который только вернув память уже ринулся работать.

- Не ожидал на самом деле. – Он говорил мягко и негромко, стоя на входе в кухню.

Все было как раньше и уже нет. Он думал, он много чего думал, пока ждал, пока переживал, пока отболело. Он много думал, много правда и так и не придумал что сказать при встрече с бывшим любовником. Что можно сказать? Привет, как дела, рад видеть тебя живым? Ты помнишь меня? Все хорошо? А помнишь, как ты выдворил меня из своей головы?

Тони даже не стал все это повторять вслух. Он не был ни девицей в беде, ни брошенной девицей в беде. Он вполне справлялся один, сам, как умел, как научила жизнь.

- Я купил кофеварку. – Информация, которая не несла особого смысла, но почему-то казалась важной. Кофе из нее был среднего качества, но ему хватало, ему даже нравилось, что все настолько другое.

Он убрал портреты отца и матери. Не стал завешивать стены другой информацией. Он позволил себе только одну малость, на которую, опять же, его подбила Фрайдей. Он оставил фото Джарвиса. Дворецкий, который заменил ему отца в свое время, который заменил ему всех, когда они умерли, человек, который был незаменим. ИИ, который жил дальше, в другом теле, в чужом сознании.

Тони не знал что сказать, что еще нужно сказать. Он скучал, он пытался забыть, его новая личность пыталась его уничтожить навсегда. Пыталась стереть то, что в нем еще теплилось, того Тони, который изобрел робота и принес показать его отцу.

Было столько всего и ничего на самом деле. Ничего из всего этого не было самым важным.

+4

4

Шаги он услышал раньше, но оглянулся лишь на звук голоса.
Это была часть его адаптации в социуме - Барнс, кажется, помнил, как приучался издавать хоть какой-то шум при ходьбе, приближаясь к кому-то со спины. Точно так же с узнаванием, всё должно быть вовремя.
Джеймс посмотрел через плечо. Тони стоял в дверях, чужие двери, новая одежда, чужой Тони, голос не изменился, может, его тон - самую малость, но не голос, нет. Всё такая же аккуратная стрижка и ухоженная бородка. Тёмные круги под глазами от недостатка сна, который не могла восполнить ни одна сыворотка. Многое изменилось за это время, наверное, многое и ничего.

Джеймс чувствовал себя так, будто вернулся после очередной заморозки. Прошлых полтора месяца для него увязались в один комок, и теперь он стоял в горле, мешая дышать и говорить. В очередной раз, в который раз, он не удержал контроль, не справился. Смешно, на самом деле, Джеймс не собирался оправдываться, да и в чём, что чёртов Феникс выбрал именно его, а потом он практически две недели провалялся в бессознанке?.. Джеймс молчал. Молчал, рассматривая человека напротив, словно это могло дать ему ответ - не напрасно ли он сюда явился. И правда смешно, Старку явно не нужны ни отговорки, ни оправдания. Всё это в прошлом, давно.

В настоящем - новый дом, новая жизнь, кофеварка, в которую Джеймс вцепился непонимающим взглядом, словно рассматривал чудной механизм, которым так легко оказалось его заменить. Он даже подошел ближе, рассматривая глянцевую поверхность кофе-машины, что же, хорошая, технологическая, в чём-то даже хайтек, Тони всегда любил современную технику и знал в ней толк. Такая не сбежит и не станет пироманьяком, пытаясь выжечь тебе мозги, наверняка.

- Милая. И как, хватает?..

Что-то неприятно завозилось в груди, наверное, это была немного жалость к себе, немного зависть: и зачем только Барнс пришел сюда, и не додумался и себе завести кофеварку? Всё ведь могло быть так просто. У него почти появилась новая жизнь, минус первый уровень допуска в ЩИТ и много бесплатной работы, от которой невозможно было отказаться. Всего этого было мало, отчаянно мало.

- Кофе угостишь? Я с такими штуками не умею, староват, понимаешь ли, - криво усмехнулся Барнс, присев на высокий барный табурет, складывает руки на столешницу, скрестив пальцы. Уйти бы, по-хорошему, но градация "меня не выставляют за дверь" для него по-прежнему стоит по значимости выше блеклого "моему приходу не радуются". Откровенно говоря, мало кто мог радоваться явлению сбрендившего Зимнего, так что он вдруг понял что и не ждал такой реакции. - Я, это, тоже поделиться хочу. Куда большим сумасбродством, чем какая-то кофеварка, Старк. Моё потрёпанное имя на пути к оправданию, у меня даже есть пропуск в Трискелион, прикинь, и он не поддельный, то есть, подделал его не я. Подумал, не стоит снова подставлять тебя и светиться рядом, пока не приведу в порядок свой статус в стране. В целом, до "порядка" мне ещё идти и идти, но.. Врачи говорят, я в норме.

"Насколько вообще могу быть в норме."
Чёртов идиот.
До чего же неловко!..
Самое время задаться вопросом: он ведь никогда не был в этом доме, так почему же возвращался сюда с мыслью, будто идёт домой? Какая дурость.

+3

5

Тони так и остался растерянно стоять на пороге собственной кухни, у них уже была такая встреча, когда-то давно. Когда оба были целее, когда оба были открыты для чего-то нового, он простил, его простили, мирное урегулирование вопроса, однако. Когда-то давно в три часа ночи за столом.

Это даже смешно.

- Мы всегда начинаем с кухни, это потому что ты постоянно ешь, Джеймс. – Тони все еще так и стоит, скрестив руки на груди.

Ему не холодно, ему страшно, еще шаг, еще два и он будет слишком близко к тому, чтобы стереть себе память еще раз. Слишком близко к тому, чтобы начать все сначала или, нет, не так, продолжить, после не самого хорошего конца.

- Обычно меня бросали более тривиально, ну, пощечина там, собирание вещей, выбрасыванием моих вещей и да, обязательное условие, требование денег. – Тони ежится, тема болит, тем все еще жжется где-то в голове, там, где ранее была тонкая ниточка, по которой можно было бы добраться до Джеймса, найти его, обозначить свое присутствие.

Когда он остался один стало больнее всего. Как-то так получилось.

- И кофе не угощу. – Тони хмыкает. – Он не вкусный.

Он должен сказать что-то еще. Что-то обозначить для себя, для человека, который замер сломанной куклой за столом. Он должен что-то сказать, что-то важное, нужное.

Но вместо этого, вместо тысячи слов просто подходит и складывает свои руки на чужие плечи. Металл привычно холодит пальцы, все кажется слишком тихим, даже шелест листвы за окном. Что поделать, мама любила свой сад, а отец, как предполагалось, любил маму. Тони молчит, ему больше нечего сказать, он не знает, что сказать.

Ему нужно научиться жить дальше, но он не может. Не может, хотя и пытался. У него тысяча дел, тысяча дней, тысяча мыслей и все они как одна затихают, уходят, откладываются, потому что здесь важнее всего. Потому что Джеймс дома, пусть это и не тот дом, в котором они были вместе когда-то.

Про Щ.И.Т. он тоже слушает внимательно, да, бывшему убийце предстоит не самый простой пусть к возвращению в нормальную жизнь. Не самый простой и не самый обычный, но Щ.И.Т.? Может быть не так уж и плохо, что Тони все еще их консультирует, хотя бы сможет потихоньку приглядывать за ним, чуть-чуть, только чтобы живой был.

И холодок внутри, который преследовал его с тех пор, как он получил обнуление, начинает, наконец-то рассасываться. Всего-то и не хватало вернуться домой. Домой к человеку, который стал всем, пусть и не знает об этом. Потом, когда он сможет, когда расскажет свою историю до конца и закончит дела, может быть тогда он найдет в себе силы сказать как важно то, что Джеймс дома.

+4

6

Джеймс хочет возразить, что он не виноват, всё дело в ускоренном метаболизме, который буквально превращает его в машинку для переработки пищи, а Тони столько раз это слышал, но продолжал подшучивать. Но что-то ему помешало. Наверное, слово "всегда" - кольнуло где-то в груди, и все слова, оправдания застряли неприятным комком в горле. Джеймс всё ещё хочет что-то сказать, быть может, отшутиться, когда смешно, совсем не больно. Почти. Но Тони продолжает говорить, и Джеймсу остаётся лишь хмуриться, хмуриться и рассматривать его исподлобья, вот как получается, он его бросил? Он?.. Впрочем в глазах Тони всё выглядит именно так. И ведь не объяснишь, что всё это время твоё тело в буквальном смысле принадлежало кому-то другому. Кому-то совершенно лишенному человечности и принципов, со склонностью к пиромании. Джеймс вздыхает и трёт переносицу, от всех этих мыслей у него голова болит, аккурат над бровями премерзко ноют лобные доли.

- Я не.. Я хочу сказать, это был не я, понимаешь, нет?..

Подобные оправдания у Джеймса в зубах навязли и набили оскомину. Правда все предыдущие разы он говорил это сам себе, пытаясь избавиться от удушающей удавки ответственности. Не так-то просто поверить самому себе, особенно когда знаешь, что и доверять-то себе нельзя. Где-то в голове Джеймса по-прежнему висели обрывки чужих кодов и программ, кое-какие из них помогали ему жить, несомненно, но всё это было так глубоко на уровне подсознания. Зимний Солдат всегда под чьим-то контролем, вот что вбивали ему с каждой программой.
Это не избавляло от чувства вины.
Да и не хотел Джеймс от него избавляться, зачем избавляться от того, что заслужил потом и кровью.
Он всего лишь пытался научиться с ним жить.
Ему казалось, это даже немного начинает получаться.

Тони говорит, что кофе его не угостит, и Джеймс мысленно отсчитывает секунды, когда его попросят покинуть помещения. Вместо этого на плечи опускаются чужие руки, такие знакомые руки, приятное тепло.
Джеймс не дышит. Ему кажется, он понимает этот язык, язык, на котором был дан ответ, на вопрос, который так и не был высказан. Такой знакомый язык взглядов и жестов...
Страшно, на самом деле, чертовски страшно промазать и ошибиться, но руки никуда не исчезают, их тепло - тоже, Джеймс позволяет себе вдохнуть немного воздуха, осторожно, чтоб не спугнуть, и жмурится, чувствуя, как чужие пальцы привычным жестом оглаживают линию шва меж кожей и металлом протеза, такая странная и знакомая ласка.

Джеймс разворачивается, утыкаясь носом в чужой живот. Укладывает ладонь на поясницу Тони, не открывая глаз. Очень тепло и почему-то всё ещё до одури больно. Тишина вместо им же разрушенной связи теперь по ощущениям напоминает зуд, и Джеймс снова корит себя в том, что позволил Фениксу выжечь её. Но, может быть, это обратимо?.. Барнс крепче сжимает веки и тянется к Тони, пытается разыскать и потянуть за ту самую ниточку, единственно верную и нужную, но у него не получится в одиночку.

- Мне так много надо тебе рассказать. И показать. Позволишь? ..я пойму, если нет.

+2

7

Тони знает, он и без оправданий прекрасно знает, что такое быть не собой, что значит потерять себя где-то там, вне пределов собственного тела. Он теперь многое знает, как быть пустым внутри, как не помнить, как жить дальше по подсказкам собственного ИИ, иногда передавая ей управление полностью. Он многое знает, но молчит, молча прижимая руки к знакомым до последнего изгиба плечам.

Он знает, что если чуть наклонится и провести ладонями дальше, вдоль шеи, то можно коснуться выпирающих ключиц, которые всегда выглядели хрупкими, несмотря на то, что сам Джеймс таким не был. Он знает, что металлическая рука тоже чувствительна, но иначе, нежели живая.

Он так много знает и все это копится в нем, копится с первой встречи, складывается в огромный файл, который назван именем этого человека. Столько знаний, столько общих воспоминаний, которые он рад был вернуть себе, столько общих моментов, которые были у них, между ними.

Тони как обычно, тянется, неосознанно, разыскивает подключение, которого, он знает, внутри Джеймса больше нет. Но он по привычке пытается передать то, что внутри, по привычке пытается подключится, найти его, среди тысяч гигабайтов, среди миллионов сигналов тот самый, тот, который нужен. Ну должен же он быть, не может не быть. Тони обнимает его крепче, прижимает к себе, старательно пытаясь успокоится.

И не важно, что сердце заходится в груди, не важно, что больно дышать, что кажется невероятным происходящее. Что они встретились, живы, будут жить. Ничего не важно.

Кроме того, как ласково звучит Джеймс в его голове, внутри, там, где ему самое место, у самого сердца, пусть больше не искалеченного, но все такого же раненного. Тони тянется вперед, передавая все, что думает, чувствует, ждет. Он тянется всем собой, всем тем, что внутри накопилось за время их разлуки.

- Не то чтобы мне нечем было поделиться, я не рыдал в подушку как брошенная девица. На самом деле, я долго пытался вернуть то, что у меня стащили против моей воли. Получается очень интересная история, правда, я бы ее смог рассказать только под водкой, или «мухой». – Тони ласково гладит Джеймса по макушке, пока связь восстанавливается, пока экстремис соединяет их обратно.

Превращая во что-то неделимое, во что-то невообразимое и цельное.

И это до смешного больно, снова, всегда.

+4


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.12.2016] Honey, I'm home


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно