ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [май 2015 года] О хорошем не вспоминают так часто


[май 2015 года] О хорошем не вспоминают так часто

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

О ХОРОШЕМ НЕ ВСПОМИНАЮТ ТАК ЧАСТО
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://i.imgur.com/uaPebCY.gif
Мария Хилл | Дейзи Джонсонhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Дейзи получает часть засекреченной информации о проекте "Плезант Хилл" и у нее вопросы. У Марии проблемы посложнее, проект свернут, она уничтожает все данные по нему и начинает безуспешный поиск девочки-куба, за который несет полную ответственность.

ВРЕМЯ
май 15 года, конец месяца

МЕСТО
Штаб - ЩИТА

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
много стекла

Отредактировано Maria Hill (2018-08-12 19:00:28)

+1

2

Мария Хилл, это уже больше звание, чем имя. По крайней мере теперь в устах многих именно так оно и звучит, не агент, Мария Хилл. После провала с девочкой, после «Плезант Хилл», в котором она участвовал, дура. Добровольно участвовала, потому что верила – дважды дура, верила в правоту Фьюри. Все должны получать вторые шансы, всё можно исправить если захотеть.

Только вот ломать людей нельзя, ломать их судьбы нельзя, нельзя их делать не собой. Она знала это. Конечно она знала все о моральной стороне дела, но Мария Хилл – это теперь больше звание, как раз поэтому. На мораль ей было плевать, ей нужен был результат, поэтому она теперь собирает остатки гордости по коробкам и несет их в печь, поэтому она теперь ходит по коридорам держась за пистолет.

Она больше не верит ни в Щ.И.Т., ни в бога, ни в дьявола. У нее в столе бутылка виски на вечер и в голове план, план по которому она сваливает из этого места и ищет остатки девочки сама. План, по которому у нее получается это сделать, план в котором не достает пары тройки винтиков. Но она так разозлена, так накручена и так взвинчена, что того и гляди взлетит на воздух. Ее распирает от бешенства, от того насколько наивной она была, от того, что Фьюри где-то прикидывается мертвым, а она теперь расхлебывает это одна.

Она теперь как штамп вируса. Она теперь звание, функция, не человек. Она и к себе-то так и относится, как к функции. Собирает данные по проекту и сжигает, собирает и сжигает. Ничего не должно остаться, ничего.

Ничего не было. Никогда не было. Они никогда не занимались такой ерундой. Свидетелей убрали без нее, слава богу, спасибо тому, кто это сделал. Свидетелей, охранников, самих подопытных. Все рассыпалось как карточный домик, все сдохло, жаль, что ее тоже не стерли.

Пристрелили бы где-то за углом и делов.

От стука дверь она вздрагивает. Она трезва и очень зла, но садится за стол, поправляет перчатки, теперь они всегда стерильно белые, раз руки по локоть в крови и дерьме. Перчатки белые, лицо тоже, остальное плевать, в пыли.

- Войдите. – Она всматривается в девушку перед собой. А, да, новая команда директора Коулсона, новая Скай, или точнее Дейзи Джонсон, которая очень долго была хакером «Скай».

Что-то такое она о ней слышала, что-то из серии невозможного, но обычного. Мария смотрит на нее, не зная, что сказать, им не о чем говорить, они даже толком не знакомы, она никак не связана с новым проектом директора, она даже не заместитель больше.

- Вы что-то хотели? – Она говорит спокойно, дышит спокойно и руки лежат ровно на столе. Это хорошо, пока она держится, пока она не готова стрелять по стенам все хорошо. – Или ошиблись дверью?

Пока она не стреляет по стенам ее не упекут в психушку. Прекрасно не правда ли? Вулкан внутри бурлит, но это строго контролируемый вулкан, позволяющий ей дышать ровно и держать руки на столе.

Невыносимо хочется выставить девочку за дверь, запереться и напиться. Но нельзя. Виски здесь как напоминание о том, что на работе нельзя. Она не отец. Она никогда не будет как отец. Вспоминается бокал на столе и початая бутылка в холодильнике. Пустая кровать, пустая квартира.

Мария, ты все еще уверена, что ты не он?

+2

3

Шел третий год пребывания Дейзи в Щ.И.Т.е. И каждый раз, Скай думала, что ее уже ничто не удивит в этой организации, но каждый раз находилось что-то еще. Что-то, что снова ставило все с ног на голову и заставляло шевелиться волосы на той самой голове.

Вот и сейчас, Дейзи молча смотрела в документы, вчитываясь в слова и чувствовала, как по спине бежит холодок. К такой информации она была не готова. Вопросы роем жужжали в голове, и ответы на них могли дать только два человека, один из которых считается мертвым. Впрочем, в смерть Фьюри было сложно поверить, но это было делом второстепенным. А другим человеком была Мария Хилл, к которой Дейзи питала глубокое уважение...немногим раньше. Сейчас...сейчас же девушка не совсем могла  поверить в то, что узнала. А ведь у нее даже было совсем другое задание, и на эту информацию Скай вышла случайно.

Дейзи быстрым шагом добралась до кабинета Хилл, в полупустой базе ее шаги гулким эхом звучали в голове, в такт пульсирующим вискам. Дейзи хотелось, чтобы это все было ошибкой, что это не правда, и что Фьюри с Хилл не делали того, что было в документах. Ведь иначе...иначе это шло в разрез с идеалами Щ.И.Т.а, в разрез  с тем, во что верила Дейзи, в развез с тем, чему учил ее Колсон.

-Мне кажется, я ошиблась дверью, когда пришла в Щ.И.Т., - Дейзи чуть склонила голову и сделав шаг к столу Хилл, кинула папку ей на стол, - я очень надеюсь, что у этого есть хоть какое-то рациональное объяснение, хоть что-то, что могло бы оправдать такие действия, но что-то мне подсказывает, что их нет, - Дейзи внимательно смотрела на Марию и надеялась, хотела верить в то, что у той есть ответы. Есть причины для того, чтобы потерять человечность, ведь по другому Дейзи не могла назвать причину существования «Плезант Хилл», пусть и так качественно уничтоженного.

В висках все больше стучало, Дейзи казалось, что воздух в кабинете становится с каждой секундой все плотнее, все более тягучим и каждый вдох дается с трудом.
Ей было не так важно, что всемогущая девочка убежала, ей было важно, как можно было в здравом уме решить, что изменять людей - это нормально? Что их можно перекроить так, как хочется и запереть, оставить одних, сделать их живых людей подопытных крыс.

- За что мы сражаемся? Вы еще помните? Или цель оправдывает средства? Знаете, вот таким путем, - Дейзи подошла еще ближе к столу и ткнула в него указательным пальцем, - таким путем мы не лучше Гидры, и все, что Щ.И.Т, вбивает своим агентам и гражданам Америки - полная херня.

+2

4

Мария смотрит на папку, которую ей швырнули молча, как на змею на собственном столе. У нее во рту горечь, которая идет изнутри, горечь от произошедшего, от происходящего. Мария не может оправдать это, не может найти слов, не может сказать этой девочке, ведь девочке же, не лезть не в свое дело, заткнуться, убраться от нее подальше.

Не может.

Потому что давится словами, давится собственной гордостью, давится собственным непогрешимым образом, который создавала, кажется, тысячелетие. Давится всем этим и хочется еще больше запереться, и пить. Много пить, так чтобы в голове было пусто и звонко и пусть потом, потом, когда пусто и звонко кончится, она будет себя ненавидеть, зато сейчас, зато теперь она может, может расслабиться, откинуться на стуле и расхохотаться.

А нет, не может.

Перед ней стоит Дейзи Джонсон, объект ноль-восемь-четыре, который охраняет директор Коулсон лично. Который обожает ее, доверяет ей, приводит с собой в Щ.И.Т., дает доступы, дает задания. Объект. Была ли эта девочка человеком? Мария смотрит на нее, изучает так же пристально, как и папку на столе, за минуту до этого.

- Не совсем понимаю ваш вопрос, агент? – Она выбирает свою маску, непогрешимая Мария Хилл, которая не могла, не могла такого сделать. Но сделала! Сделала, черт бы ее побрал. Она выпрямляется в собственном кресле и убирает папку в стол. – Садитесь, не стоит стоять над моим столом, это еще ничем хорошим не заканчивалось, даже для директора Фьюри.

Тем более для Фьюри, который вырастил ее, воспитал ее, сделал из нее человека, идеального агента, идеального работника. Для Фьюри, для которого она была агент Хилл, а Мария Хилл не важна, какое кому дело до того, что она рассыпалась и больше не может собраться. Кому какое дело до того, как она это сделает теперь.

- Это был эксперимент директора Фьюри. Вы знаете, сколько каждый из этих «людей» убил? Нет? Ну так задайтесь этим вопросом. Во время эксперимента, никто из гражданских не пострадал, тем более, теперь эксперимент закрыт, информация о нем уничтожена, стерта и забыта. Рекомендую вам, агент, помнить об этом.

Она тоже давала присягу, она тоже рассказывала новичкам о важности человеческой жизни. Она тоже была агентом, который преступил закон и собственную мораль. Ее это почти сломало, почти, но у нее еще оставалось одно дело, которое она не выполнила и это дело требовало от нее сил. Так что, ей ничего не остается кроме как собраться и сделать все от себя зависящее, чтобы Щ.И.Т.а этот эксперимент не коснулся.

Не сейчас, когда итак все висит на волоске. Не сейчас, когда слишком шаткое положение у каждого из них, сегодня они в организации, а завтра нет организации. Не сейчас.

- Также, рекомендую, всю найденную информацию стереть, агент Джонсон, как будто ее и не было. Это важно не только для нашей репутации с директором Фьюри, вы представляете, что будет, если это выплывет наружу?

+2

5

Дейзи еще несколько секунд смотрит на Хилл, но все же садиться напротив нее. Нет, не потому что испугалась, а потому что разговор явно будет тяжелым и долгим. Мария не признает сходу то, что они сделали, и пробиваться сквозь эту стену, что она поставила только что, будет сложно. А вообще, надо ли? Надо. Дейзи должна была знать, как это могло придти в такие мудрые головы. Как это могло случиться, здесь, в Щ.И.Т.е, там, где принято защищать, там, где человеческая жизнь цениться, вне зависимости от тяжести содеянного.

Да, это будет сложный разговор. Ее вырастил Фьюри, сделал агентом. Дал ей все, что можно. Дейзи же была протеже Колсона и его команды. Он делал из нее агента, помогал и направлял. И сейчас, это было видно как никогда - разные подходы двух директоров к воспитанию. Хотя, кто знает, какой Дейзи станет в последствии. Но она точно не станет тем человеком, кто возомнит себя богом.
-Проект Фьюри, в котором вы были мэром, если я правильно поняла. Знаю, я выполнила домашнюю работу, но это не важно, кто и сколько убил. Это в любом случае люди. А вы и Фьюри, сколь сильно я бы вас не уважала, не боги, чтобы делать такое.

Дейзи облокотилась  на спинку стула, и положила руки на подлокотники, внимательно всматриваясь в лицо Хилл. Она была сильной, не было ни одного агента, кто бы не знал Марию Хилл, не было никого, кто бы не уважал ее и не почитал. Она была примером того, каким должен быть агент. Была. Сейчас Дейзи уже была не уверена  - та ли Мария перед ней, или нет.
-Если я смогла найти информацию, то как бы старательно ее не прятали и не уничтожали - найдется тот, кто достанет ее, пусть не легко и просто, но достанет, - Дейзи покачала голой, - на эту папку у меня ушла пара дней, на уничтожение оставшихся следов - еще пол дня. Да, я почистила все, что осталось, найти что-то будет еще сложнее, но Щ.И.Т. в безопасности. Пока. Пока не найдется кто-то, кто раскопает это грязное белье и не повесит его на главной площади. И тогда уже будет неважно, чей это был проект.

Дейзи замолкает, оглядывая кабинет. Все было идеально ровно, на своих местах, все было предельно собрано и чисто, так же собрано, как и собранный агент, сидящей перед девушкой, таким же чистым, как ее белые перчатки.
-Вы так и не ответили на вопрос, вы еще помните, за что мы сражаемся? Или это все не важно? Или можно создать девочку из космического куба, навязывать ей ложные идеалы, заставлять менять людей и считать, что это хорошая идея? Вы в своем уме? - Дейзи говорит спокойно, хотя, эмоции внутри нее бушуют огромной волной. И сложно понять, из-за чего больше она в таком состоянии. Из-за самого эксперимента, из-за сбежавшей всемогущей девочки, или из-за того, что она все это нашла случайно, даже не пытаясь, потому что искала совсем другое. Дейзи была готова умереть за организацию, за ее идеалы, а сейчас...сейчас она четко видела, как два руководители легким движением руки поставили все это на карту ради...да она даже не могла сказать, ради чего такое можно сделать.

-Что будет, когда Кобик начнет демонстрировать свои силы? Вы же умная женщина, вы же понимаете, что это будет хуже Альтрона. И вы просто хотите похоронить все это, забыть и оставить на самотек? В надежде, что все разрешиться само собой? Приходила ли в вашу мудрую голову, что будет, если до нее доберется Гидра? Простите, агент, но мне кажется, в попытки сберечь свое имя и репутацию, как свобю, так и Фьюри, вы готовы заживо похоронить не только эту организацию, но и весь мир, - Дейзи покачала головой, - это не правильно. Ее надо найти. Найти, как можно быстрее, пока все это, - девушка кивнула на папку, - не приняло необратимые катастрофические размеры.

+2

6

У Марии не так много сил остается на все эти тяжелые разговоры, на все покаяния и прочее. У нее вообще ограниченный запас энергии в последнее время, потому что ночами она пытается найти свою пропажу, не говоря ни слова тем, кто не менее ее заинтересован в возвращении Кобик домой. Для нее это личное, она не может сказать, привязалась ли она к девочке, смогла бы воспитывать ее, если бы та была обычным ребенком, стала бы она это делать?

А могла ли она любить куб, который не имеет ничего общего с человеком. Она видела, как Кобик выдирает чужое сердце — вот так запросто, из груди и приносит на стол. Ей ничего это не стоит, для нее это ничего не значит. Это страшно и дико. Наверное, в глубине души Мария не любит девочку, а боится, боится ее сил и ее энергии, боится и хочет вернуть все как было. Как было, когда они только начали опыты.

Чертов Фьюри, вздернуть бы его за яйца теперь, а толку.

- Мы посчитали возможным проделать данный эксперимент в рамках отношений с девочкой – кубом. Так как ее уровень моральной подготовки разрешал нам несколько больше свободы, Фьюри принял решение воздействовать на некоторых злодеев, чтобы в дальнейшем, если получится, использовать данный метод в тюрьмах, для исправления арестованных и содержащихся под стражей злодеев. Вы знаете, агент, в первую очередь, мы хотели, как лучше. Методы. – Мария замолчала, их методы были бесчеловечны и иногда выходили за рамки даже этого понятия. Но ей нужно договорить четко поставленную фразу, которую она говорила совету ООН, когда все всплыло. – Методы оказались не самыми удачными, проект закрыт и более, я думаю, не откроется.

Сколько времени она это репетировала? Сколько времени ушло на то, чтобы произнести это без дрожи в голосе и слез в глазах? Сколько времени Мария Хилл тренировалась перед зеркалом, прежде чем ее пригласили в кабинет совета? Она несколько часов стояла там, выпрямив спину и заведя руки за спину, отчитываясь, как и положено хорошему агенту, отчитываясь за подписи, за буквы, за Кобик, за проект, за исчезновение Фьюри.

Если она не дрогнула там, то не дрогнет и перед девочкой, которая нашла и у которой вопросы. Перед правильной девочкой, которая знает, что такое мораль и ценности. Коулсон хорошо ее воспитал, очень хорошо, до дрожи пробирает. Она еле удержалась, чтобы не спрятать руки под столом, чтобы не смять лист бумаги, чтобы не наделать глупостей.

- Если это всплывет, если это когда-нибудь вывесят на рассмотрение общественности, суд будет над всеми нами, поэтому в наших интересах, не только в моих интересах, я подчеркиваю это, как можно глубже упрятать любое упоминание о проекте и забыть о нем. – Мария прикрывает глаза и трет переносицу.

У нее начинает невыносимо болеть голова от вопросов. Помнит ли она? Да, она помнит. Был ли у нее другой выбор, был, но она свой сделала, не правильный, что поделать, но сделала!

- Дейзи, Дейзи же да, я не путаю? – Мария выдыхает, осторожно выдыхает, чтобы не сорваться. – Мы понимали на что шли, правда, понимали, но тогда это казалось легким и простым решением. Мы ошиблись, ошибся и Старк с Альтроном. Его проблему мы решили, проблема с девочкой другого плана, она испугалась и ушла. Исчезла. И найти ее не удается. Девочка, которая может менять мир. – Мария сухо усмехнулась.

Ей было больно и не по себе, ей было грустно от происходящего. От обвинений, которые молча говорили за спиной и никогда в глаза. Ей теперь приходилось ровно держать спину постоянно, даже если плечо сводило судорогой от стрельбы, даже если были ушибы, ранения, даже если она не могла нести все это сама.

- Человечность все еще важна и нужна, Дейзи, все еще важна. – Это она проговорила для себя скорее, чем для девочки, напротив. Девочки, воспитанной Коулсоном, хорошо, что именно им, он умел быть честным и верным тогда, когда Фьюри хитрил и жал на кнопки давления. Он умел быть преданным, а Фьюри бросил ее разгребать общее дерьмо.

Мария сжала листок на столе, смяла с такой силой, что перчатки захрустели от напряжения.

- Но что сделано, то уже сделано, к моему сожалению, у меня нет сил вернуть как было «ДО».

+2

7

-Целый город, это не несколько злодеев, - тихо отозвалась Дейзи, с явной горечью в голосе. Да даже если бы их было несколько, даже, если бы это был один человек. Так нельзя. Так не правильно. Какими бы благими намерениями это все не было покрыто, что бы себе не внушали, это было за гранью добра и зла, за той гранью, которую никто не должен переступать, тем более те, кто поклялся защищать, кто поклялся в верности человеческой жизни, кто боролся с справедливостью и боролся с точно такими же методами Гидры. Это все...весь этот проект заставлял волосы шевелиться и вставать дыбом, в это даже не хотелось верить.

-Более не откроется? Да вы верно шутите, здесь вот точно не должно быть места неуверенности. Этот проект никогда не должен больше существовать, ни в каком виде, ни под каким предлогом. Какая бы светлая цель не была, это...это хуже договора с дьяволом, - Дейзи тяжело вздохнула. Этот разговор был тяжелее, чем можно было представить. Ей было тяжело все это говорить Хилл, тяжело, потому что она была выше по рангу, потому что, Дейзи уважала субординацию, уважала ее, как агента, который прошел через многое, но сейчас...сейчас должен был кто-то, кто скажет ей правду, скажет напрямую, какую колоссальную ошибку они допустили. Сказать и помочь. Дейзи видела, как Мария старательно держит себя в руках, но было видно, как это все доставляется боль ей самой.
У нее был выбор. И у Фьюри был. И у Дейзи был. Она могла промолчать, просто стереть все и тайно искать Кобик. Но она сделала свой выбор, так, как учил ее Колсон, так, как было правильно. И Мария с Ником сделали тогда свой выбор, ошиблись. Все ошибаются. Но надо просто это признать и исправлять. Но никак не прятаться, не надеяться, что это все рассосется само, как синяк.

-Не будет суда, нас просто вздернут на главной площади, Щ.И.Т, объявят вне закона и все, ради чего мы боролись - будет напрасным. Все смерти агентов, которые положили свои жизни ради этого дела, все, чем каждый пожертвовал, что пережил, это все станет не важным, обратиться в пыль. Мы станем врагами народа, и не только мы. Скольким поколениям еще это будут припоминать? Да на нашем фоне, Гидру сделаю ангелом, и тогда, даже не важно будет, что умеет и на что способна эта девочка, потому что тому миру, за который мы боремся, который спасаем не задумываясь о себе, его не будет, - Дейзи устало проводит ладонями по лицу, словно пытаясь снять невидимую паутину, - я стерла все, насколько это было возможно, но как человек, который в этом разбирается - никогда нельзя удалить то, что уже было, до конца, полностью. Так, чтобы никто не нашел. Пока. Пока я занимаюсь безопасностью и сетью Щ.И.Т.а - никто не найдет и расписания факультативов для детей агентов, не то, что данные, следы которых похоронены, - Дейзи не врала. Колсон ей доверил самое важное - сердце организации. И девушка прекрасно справлялась со своей работой. Она все перенастроила и усовершенствовала, усложнила и запутала. Но она была не единственным гением, и однажды, найдется кто-то умнее. Скай лишь надеялась, что то, что она спрятала, никогда не будет найдено.

-Не путаете, - девушка посмотрела на Хилл и продолжила ее слушать, - она не ушла, - Дейзи с горечью оповестила Хилл и достала планшет, но не торопилась ничего показывать, - по сравнению с ней, Альтрон был легким насморком, и вы сказали именно верные слова, девочка, которая может менять мир. Мне бы очень не хотелось однажды проснуться не на той планете, где я родилась и выросла, а вам? - Дейзи посмотрела на агента несколько секунд. Неужели, Хилл и правда была готова оставить все так? Дать всемогущему ребенку бегать где-то там, за пределами власти Щ.И.Т.а?
-Да, нельзя исправить то, что было "до", но может, пришло время не испортить " после"? - Дейзи встала с кресла и обогнув стол, встала рядом с Хилл, - мы люди, и мы совершаем ошибки, но приходит время отвечать за них и исправлять то, что еще можно исправить, пока еще не поздно, вы, агент Хилл не одна и никто не просит вас разгребать все это в одиночку, но я прошу вас, как агента, как человека, который еще верит в человечность и в то, за что сражается, перестаньте прятаться, перестаньте возводить глухую стену. Возьмите себя в руки, если надо, облокотитесь на плечо тех, кто не подведет и давайте уже начнем решать проблему, пока она не стала катастрофой и нашей погибелью, - девушка мягко взяла агента за руку и положила перед ней планшет, - она не исчезла. Она пробует наш мир на прочность, пока еще не сильно, но...но все может измениться в любой момент, то, что вы видите красным - места, где зафиксированы всплески большой энергетической активности.

+2

8

Мария тихо вздохнула, ну что хотела услышать от нее девочка Коулсона? Что они совершили ошибку? Они ее совершили. Поздно сожалеть о том, что уже сделано, осталось только разгребать последствия. Поздно сидеть опустив руки и сокрушаться о том, что был целый город, целый город, полный людей с самыми разными биографиями.

- И как показала практика, ничто их исправить не может. Ничто. – Мария усмехнулась, и выпрямилась еще сильнее. – Так что и целого города мало для исправления этих людей, их место в самой дальней и в самой глубокой тюрьме.

Она хмыкнула, что стало со злодеями? Распустили их? Или заперли? Это тоже интересная история, по идее никто не должен был оказаться на свободе, всех должны были перевести в охраняемые тюрьмы и со временем их разум восстановился бы. Нападения Магнето было совершенно внезапным и таким же подлым, как и обычно. Террорист пытающийся спасти собратьев, от этого даже было противно.

Насколько сильно они не опустились бы, все равно находился кто-то, кто пал еще ниже. Как потом Марии доложили, Магнето скрылся с места вполне помолодевший благодаря той же девочке и все еще был в розыске всеми спец службами, но все еще не найден.

- У меня был выбор, делать или не делать, участвовать или не участвовать. Но я не люблю оставаться в неведении относительно происходящего в организации, поэтому я свой выбор сделала. И как бы сейчас меня не осуждали, что-то хорошее в этой затее было, пусть она и была за гранью добра и зла. Что-то в ней было, жаль, что это что-то мы не смогли выцепить и все рухнуло, как карточный домик. – Мария улыбнулась, слова давались с трудом, но давались, это уже хорошо.

Пройдет еще какое-то время, прежде чем она сможет говорить об этом проекте с легкостью. Еще какое-то время, прежде чем она сможет позволить себе забыть о том, что там происходило, позволит памяти сгладить углы и стереть объемные детали, которые заставляли ее содрогаться.

- Я понимаю, что этот проект сложно принять в рамках организации. – Она все еще была на совете ООН и оправдывалась, оправдывалась снова и снова. – Но тем не менее он был и этого я уже не могу отменить. Прости.

Ей тоже было не по себе от затеи. Она тоже была тем, кто приходил к руководству и говорил нет, мы так не сделаем. Но в этот раз, все ее возражения ушли в пустоту, все ее возражения были отринуты, и выкинуты к чертям.

Потому что Фьюри загорелся этим всем. Мир во всем мире, он уйдет на покой, он сможет управлять всем из подполья. Мария скрипнула зубами, чертов старый мерзавец. Интриган и манипулятор, который уловками и прочей ерундой обвел ее вокруг пальца.

- Некому будет судить, Дейзи, потому что к моменту, когда это всплывет, Щ.И.Т.а уже не будет. – Мария пожала плечами. В чем-чем, а в этом она разбиралась, если кто-то когда-то вытащит это на поверхность, значит Щ.И.Т. уже мертв, потому что агенты не просто так числятся в штате, не просто так приходят на работу с утра и вечером идут домой. Не просто так они все едят свой хлеб тут и получают свою зарплату. – Но я понимаю, о чем ты говоришь, и понимаю какие последствия меня ждут в случае чего. Дейзи, пойми меня правильно, я не даю оценку произошедшему, только потому что с моей точки зрения теперь есть проблема куда как более важная. Но я не сомневаюсь, что то, что мы с Фьюри допустили подобное, не входит в рамки ни одной организации, чтобы я не сказала ООН, я это прекрасно осознаю.

Мария хотела бы чем-то утешить девушку, правда хотела, может быть предложила бы ей виски, если бы это было уместно. Но чего она точно не хотела, так это всеобщего геноцида и вообще какого-либо геноцида.

- Я знаю, что она не исчезла, это страшнее всего, страшнее всего что было или будет на нашей планете, она не ушла, не спряталась, не забилась в угол. Она будет пробовать нас на зуб, и я боюсь того, что может случиться дальше, что может еще пойти не так, теперь, когда она на свободе и одна. – Мария содрогнулась. – Слишком много мест активности, либо она научилась разделять себя, либо что-то еще происходит.

Она рассматривала карту на планшете Дейзи и думала. Когда они еще занимались с девочкой, та не подавала признаков настолько большой активности. Она не могла разделяться. Но дети растут, и этот ребенок будет расти, и дай бог, чтобы его никто не прибрал на воспитание.

+2

9

-Не у меня надо просить прощения, - Дейзи чуть покачала головой, - вам надо простить себя, в первую очередь. Потому что пока это не произойдет, мы не сможем двигаться дальше, точнее, - Скай сделала паузу, - сможем, но придется тащить это вот все за собой, как тележку с квадратными колесами. Я пришла не осуждать, ну, может капельку, - она чуть улыбнулась, - но только немного, и не именно вас, а произошедшее, я не пришла винить вас, не шепчусь за спиной, я пришла, чтобы помочь. Но как бы я не старалась, чтобы не сказала, пока вы не дадите прощение самой себе, будет сложно решать последствия. И если вам показалось, что пришла я по другой причине, то виной тому мои эмоции, все же, меня не тренировали на агента с детства, по контролю эмоций у нас тут Уорд спец, хотя, смотря на вас, могу предположить, у кого он научился, - Дейзи пытается пошутить, криво, но как может, чуть смягчить воздух в помещении, разрядить его немного.

-Щ.И.Т. это люди, он будет всегда, пока есть те, ко готов сражаться. Но есть вещи, которые просто похоронят этих самых людей, так что, думаю пришло время укреплять позиции, заливать фундамент по-крепче, чтобы если уж на нас обрушится цунами, мы не размазались по ближайшей скале в виде правительства, ООН и всех остальных.

Дейзи провела рукой по лицу, смахивая усталость. Трое бессонных суток давали о себе знать, организм чувствовал себя измотанным. К тому же, вот такие разговоры никогда не были ее коньком, но почему-то, происходили все чаще. Может, просто потому, что она могла поставить себя на место каждого, могла услышать человека и понять. Она была из другого мира, не такая, как все агенты, ее не выдрессировали с юности.

-Вы не одна, агент Хилл. И если вы готовы, мы начнем делать свою работу, - она посмотрела на Марию. Нет, в одиночку такое она не должна была переживать. Ей точно нужен был кто-то, кто просто поможет, не тыкнет ее во все это, не бросит разбираться в одиночку.

-Я тоже боюсь. Чертовски боюсь, но сейчас, нам надо взять себя в руки и начать разбираться с этой проблемой, никто за нас это не сделает, - Дейзи опустила взгляд на планшет. Все это грозило огромными проблемами. Да ладно, стоит быть честной, все это грозило такой катастрофой, что Дейзи предпочитала даже не оценивать масштабы. Это все равно было за гранью.
-Стоп, - она перевела взгляд на Хилл, - вы не перестали, - она снова сделала паузу, - вы ищете ее, в одиночку? - она смотрела на агента удивленным взглядом. Если Хилл в одиночку пытается найти Кобик, да еще и не наследить где-либо, чтобы ничто не вело ни к ней, ни к Щ.И.Т.у, ни к этому чертову проекту, то ей точно был нужен кто-то еще. А еще, ей точно нужна была порция виски.

-Я думаю, пришло самое время выпить по глотку виски, это все, - она неопределенно описала круг, то ли над планшетом, то ли над всей ситуацией в целом, - это все начинает становится гордиевым узлом. И нам точно нужны решительные меры, - Дейзи покачала головой, - либо это, либо она телепортируется с каждым разом все быстрее. Я бы хотела, чтобы был второй вариант. Потому что в первом...ну в первом это существенно усложняет задачу, жизнь и все в принципе.

+2

10

Дейзи милая, Мария думает это про себя, но довольно громко. Милая, добрая девочка, которую Щ.И.Т. как не пытался – не сломал. Которая выстояла и выстоит, наверное, там, где она сама уже не сможет. Где ее самой уже не хватит. Простить себя? Как можно простить это упущение, эту недоработку, этот чертов проект. Как можно простить, как можно позволить себе забыть эту страшную ошибку, о которой наоборот, нужно помнить и никогда не повторять.

Мария не может ничего ответить на это. До прощения самой себя ей ой как далеко, наверное, дальше даже пути до марса, если бы она пошла туда пешком. Мария не умеет прощать, ни себя, ни свои ошибки, ни других, ни ошибки других. Поэтому она вздрагивает от имени Уорд и качает головой, да, он многому у нее научился, хорошо, что они хотя бы не спали, это было бы больнее.

Впрочем, не так больно, как упустить могущественного ребенка, который может стереть всех их вместе взятых.

- Да, Щ.И.Т. это люди, всего лишь люди, и они все совершают ошибки и все их потом исправляют, в этом наша сила, как мне когда-то казалось, в том, что мы можем исправить. – Она задумчиво посмотрела на стол. – Что ж, спасибо за помощь в уничтожении информации, до цифровых носителей я бы добралась не скоро, если честно, вы с Коулсоном хорошо меня опередили.

Мария улыбается, краешком губ, но все же улыбается и старается не наговорить лишнего. Дейзи трогает своей откровенностью, открытостью, своей чувствительностью, это нельзя просто так забыть, спустить с рук или что-то еще, это не просто так, это не просто «поговорить», это гораздо глубже, гораздо честнее.

Ей давно уже не доступен такой уровень честности.

- Не зря он о тебе так печется, ты слишком умная. Нет, я не перестала. Это моя личная, скажем так, вендетта, которую я веду в свободное от службы время и в свободном от Щ.И.Т.а пространстве, поэтому применяю не всегда законные методы и не всегда сверкаю своим именем и должностью. – Мария хмыкает. – К сожалению, откликаться на все подобные аномалии бесполезно, малышка учится, и учится гораздо быстрее, чем я могла себе представить. Она больше не появляется вживую, даже голо не дает посмотреть, хитрая маленькая чертовка.

Мария говорит, говорит с надломленной нежностью, зная, что этот ребенок никогда не оживет. Не станет «настоящим мальчиком», как в Пиноккио, не станет из дерева человеком, как не воспитывай. И где-то в глубине души она всегда помнит, всегда помнит тот момент, что она одна виновата в побеге девочки, и она страшится момента, когда они встретятся.

- Виски? – Мария хрипло смеется. – Да, можно и виски. У меня только техасский, какая-то бутылка, с не пойми какого магазина.

Она достает из нижнего ящичка, всегда почему-то самого нижнего, бутылку и ставит ее на стол. Бокалы в другом ящике, где стоит и чайный сервиз, на случай высоких гостей, но бокалы используются чаще и потому стоят ближе. Она не собиралась напиваться, не так ли? Но забытье было бы очень полезным, пока не отболит, пока не отгорит.

- За Щ.И.Т. и агентов. – Она поднимает свой почти полный бокал и делает приличный такой глоток.

Ей давно не страшно обжечь глотку, зато тепло растекается в желудке и начинает приятно кружиться голова. До полного опьянения ей далеко, Мария это знает, но вот до такого мягкого, теплого она доходит довольно быстро.

- Ее не так-то просто найти теперь. Почти не оставляет следов, жила в семье, исчезла. – Она давится словами и запивает, каждое запивает, потому что это ее личная боль, ее личная ответственность. – Исчезла из комнаты бросив все вещи. Я нашла эту семью.

+2

11

-Колсон еще не знает, - Дейзи негромко отозвалась. Нет, она не собиралась скрывать от него это, но найдя все вот это вот, Дейзи приняла для себя решение сначала поговорить с Хилл. Узнать все, понять, почему так случилось, поставить все паззлы на место. Она глубоко уважала Колсона, не менее глубоко уважала Хилл. Дейзи знала Фила, знала, настолько, насколько смогла узнать за эти годы, а это было много. Они прошли через многое. Она его знала, а потому, решила не идти к нему сразу. Дейзи сделала выбор, как и все. Выбирая только сердцем, а не головой, как другие агенты. И сердце ей подсказывало, что нельзя обрушивать на голову Фила все это с огромной высоты его неведения.
И Дейзи надеялась, что он ее поймет, он всегда ее понимал. Верил и доверял ее суждениям и выборам, и она старалась не подводить его. И сейчас, Дейзи считала, что не подводит его, и что не менее важно, не подводит Хилл, ставя перед фактом, что о проекте знает еще кто-то. Да, это была тайна Щ.И.Т.а, но за проектом стоял Фьюри  и Хилл, и для Дейзи было бы нечестным по отношению к агенту, раскрывать тайну, что та прятала легким движением руки.

И видя, что Мария чуть улыбается, видит, что ей становится хоть немного, но легче, понимает, что выбор она сделала правильный.
-Иногда, он печется через чур, - Дейзи чуть улыбнулась. Ни для кого уже в Щ.И.Т.е не было удивлением, что Фил относится к Джонсон больше как к дочери, нежели, как к агенту. У него были на то свои причины. Но было бы глупо отрицать, что сама Дейзи относится к нему как к отцу. Впрочем, она вообще к Щ.И.Т.у относилась как к семье, к той семье, которой у нее никогда не было и которую она обрела.

-Я и не говорю, что нам надо сломя голову нестись в каждое зафиксированное место, но можно попробовать начать с анализа, попробовать найти последовательность, схему. Хоть что-то, чем она может руководствоваться. И в этом можете помочь только вы, - она смотрит задумчиво на планшет, а затем на Хилл, - помочь, потому что она была вашей воспитанницей, вне зависимости, что от живого ребенка в ней только оболочка, и та - с натяжкой.

Дейзи берет стакан и салютует в ответ, делая не меньшей глоток, чем Хилл. Когда-то, она не пила даже пиво, и большей ее проблемой был какой-нибудь не работающий сервер. Все изменилось. Все изменилось слишком круто, оставалось только свыкаться с новой действительностью, уживаться с комшарами по ночам и стараться не стать алкоголиком, потому что пить Дейзи стала куда чаще, чем спать. Но по другому не получалось. События раз за разом били ее ломом по голове и под коленки, заставляя падать и пытаться встать так же быстро, как и придумывать решения проблем на ходу, а чаще - на бегу.

-Это уже не мало. То, что вы нашли семью, и то, что она в ней жила. Значит, пока она все еще ищет защиты, пытается найти себя в нашем мире, - Дейзи ставит стакан на стол и пододвигает стул ближе к Марии и планшету, - у нас не много времени, но оно есть. Пока она еще считает себя ребенком, пока она еще не поняла, что нашему миру уже давно ставят прогулы на кладбище.

+2

12

Мария удивленно вскинула бровь, но промолчала, внутренние дела команды ее не касались, по крайней мере пока это была не ее команда. Впрочем, Коулсон много пропускал, если не обладал информацией о проекте, это значило, что у него будет на одну претензию к Фьюри меньше, жаль, очень жаль. Иногда казалось, что только эти двое могли найти общий язык, выделить важное, главное, нужное, а Коуслон вообще был совестью всей организации.

По-крайней мере, когда он запрашивал помощь у Марии, он всегда ему верила, как себе. Так повелось. Так было всегда и она надеялась, что так будет. И что узнав обо всем этом, он не будет осуждать ее выбор, он сможет понять, теплилась в ней этакая легкая надежда на лучшее.

Хотя она знала правду как никто другой.

Все они были выкованы одним человеком и если Фил предпочитал мягкую манеру общения, прежде чем закрыть капкан, Мария предпочитала и вовсе обходится без капканов, слишком прямолинейная, иной раз она доставляла неудобства самой себе.

- Что ж, можно попробовать. – Она давно не работала в команде, ее давно не поддерживали и не подставляли плечо. Она была символом одиночества и силы в организации.

Железная Хилл или как ее там за глаза обзывали. Она уже не прислушивалась к шепоткам в коридоре, их было слишком много для нее одной, слишком много. Но она справлялась.

- Схемы на самом деле нет. Она мелькает то тут, то там, исчезает и снова появляется. Она играет в прятки, только не со мной. – Мария усмехается. – Не со мной.

Стакан выпит на половину, голова немного кружится, но в целом она чувствует себя лучше, чем в начале беседы, гораздо лучше, лучше, чем она предполагала.

- Ты странная. – Это не шутка, не комплимент, факт. Обычный факт, который обычно не произносят вслух. – Но милая.

Мария слушает ее, прислушивается даже. Да, она нашла ту семью, было горько и больно, она нашла их, опустошенных и заплаканных, они потеряли своего ребенка, нет не Кобик, ребенка, который был у них до нее. Они потеряли его вместе с ней. Было больно и горько, ее девочка начинала расти и познавать мир, но какими чудовищными методами, какими страшными и под час ужасающими методами она это делала?

- Мне кажется, проще начать с конца. Самая последняя аномалия на карте, самый последний континент, штат, что-то еще. Это как прятки или салочки, только не с нами. Она играет сама с собой, мы ей не особо нужны. Пока что.

+2

13

Люди и их ошибки. Решения и их последствия. Самобичевание и чувство вины. Люди были людьми. Все ошибались. Каждый в разной степени. В силу обстоятельств, доступных ресурсов и власти. В силу преследуемых целей и данных самому себе оправданий. Но как бы там не было - они были людьми. И надо было просто стараться исправить свои неправильные решения.
Как сейчас.
И Дейзи была готова сделать все, чтобы помочь Хилл исправить эту ситуацию. Выправить ее и сделать все, чтобы в итоге это не похоронило ни организацию, ни Марию, ни агентов, ни весь мир. У нее было то, чего не было в других агентах, то, что Колсон сказал всем, когда взял ее в команду.  Им всем нужен был другой взгляд. Не тот, что вложили в голову всем агентам. Просто другой. С другой стороны. И чаще ей удавалось убедить в этом остальных. Хотя самой Дейзи порой казалось, что будь она такая же, как все агенты, ей было бы куда проще жить. И проблем у Колсона было бы меньше. Ибо некоторые ее поступки были весьма специфичными.

-Хорошо, это уже начало, - Дейзи кивнула. Хилл приняла помощь, это было уже многое. Девушка понимала, что для агента это было не просто. Она была выкована Фьюри, закаленна опытом и готова была разбиваться, раз за разом, не рассчитывая, что кто-то поможет и не даст ей превысить предел своих сил. Хотя, смотря на биографию Хилл, Дейзи казалось, что предела у этой женщины нет. Но он был. Он у всех был. Просто разный, и каждый находил свои способы себя собирать раз за разом.

-Всегда есть схема, - Скай берет стакан и делает глоток, - просто она не всегда очевидна и видна, иногда, надо посмотреть с другой стороны, с той, с которой придет в голову смотреть в последнюю очередь. Кобик напугана, растерянна, несмотря на то, что она не живой объект, она пока себя такой не осознает, и можно предположить, что пока не осознает, будет руководствоваться тем, что вы в нее заложили.

-Не знаю, что на это сказать, - Дейзи посмотрела на Марию, - я не человек, это факт, возможно, дело в этом, - она уже смирилась с тем, что в ее досье стоит отметка " объект 0-8-4". Приняла и смирилась, что как бы она не хотела быть таким же человеком, как и все - не будет. И ее способности, которые по началу пугали многих агентов здесь, как и ее происхождение тому прекрасное доказательство. Как и реакция мира на нелюдей.

-Будем надеяться, что мы ей станем нужны не в ближайшее время и нам хватит времени разгадать схему и что ей может придти в голову, - Дейзи соглашается и допивает содержимое стакана. И когда она научилась так спокойно пить?
-Мне надо, чтобы вы рассказали все, что с ней и ее созданием связанно. Чем она жила и дышала, когда обрела форму девочки, как она относилась ко всему и всем, - она откинулась в кресле. Впереди их ждало не мало бессонных ночей, - мне надо понять и уложить все в одну картинку.

+1

14

Горечь расползалась от неба и дальше, внутрь, виски был хоть и обжигающ, но также и горек, как вся эта безумная ситуация, которая то и дело приводила Марию в исступление и горькую обиду на саму себя. Она поддержала Фьюри и его решение, она выступала мэром города, проект назывался ее именем, больше не было спины, за которой можно было бы укрыться от правды. Больше не было отговорок – «меня заставили» или «я не хотела».

Она не маленькая девочка, ей не нужны утешения или объятия, чтобы справиться с собой. Она больше не Мария, которую унижал отец, не та Мария, что в армии была на положении мальчишки. Нет. Она больше не даст ни себя, ни свои проекты кому-то.

- Мне думается, что, несмотря на то, что в случае чего замешан будет весь Щ.И.Т., без разъяснений и прочего, Кобик в большей степени моя задача пока что. – Мария прекрасно знала, что организация сейчас занята на фронте с Мстителями, после Альтрона за ними присматривают тщательнее, чем когда-либо, особенно за их безумным гением.

Удивительно, что Старк после всего этого оставался на свободе, без ограничений и каких-то штрафных санкций, еще более удивительно, что Капитан – это, вроде как, поддерживал.

Мария не была готова принять помощь в поисках девочки от всей организации. Щ.И.Т. решал множество разных задач единовременно и пока не случилось крупных неприятностей, ситуация с Кобик оставалась засекреченной в рамках организации. Схема действительно была, девочку кто-то вел, кто-то, кто умело манипулировал сознанием ребенка и воспитывал из него что-то свое. Девочку кто-то вел, но пока Мария не могла разгадать кто.

Ей еще не пришла мысль в голову поверить в то, что соседние измерения очень близко, так близко, что только шагни и ты уже в нем. Да, она видела на что способен куб, она видела, как он рос, обучался, становился умнее, быстрее, стремительнее. Она даже не подозревала, как скоро все знания от Щ.И.Т.а понадобятся Кобик для выживания.

- Ты хочешь слишком много.

Мария усмехнулась и отставила бокал с виски от себя подальше. Каждый раз, когда она принималась пить, в ее голове кружились старые воспоминания, похороненные под службами и служением. Каждый раз, когда она вспоминала Кобик, она погружалась в аналогичное состояние. Различие было только одно, первую часть своей жизни она не любила вспоминать, а девочка ей нравилась.

- Вы даже похожи, объект ноль-восемь – четыре. Я знаю, что ты не человек, а такой же проект, как и она. Знаю, что ты с этим справляешься, насколько тебе позволяет команда и работа с Коулсоном. Знаю и все же, не готова делиться секретной информацией, которой нет в архивах и записях.

Мария посмотрела прямо на Дейзи и покачала головой. Никто не влезет в это дело глубже чем она, никто не притащит девочку обратно, кроме нее. Не в гордости дело, в ощущении, что правильно именно так, что иначе это будет нескончаемые переговоры, которые в итоге окончатся ничем. Иначе будет не то и не так, и Дейзи Джонсон не должна быть в этом замешана, любимая девочка Коулсона, она должна оставаться вне этой трагедии, чтобы с нее сняли этот жуткий штамп объекта.

А его снимут, уж Коулсон точно постарается, чтобы это исчезло из ее дела, забылось и стерлось. Чтобы никто из последующего руководства не знал о первоначальных планах на нее. Никто, кроме тех, что уже знают.

Отредактировано Maria Hill (2018-08-26 21:32:07)

+1

15

Дейзи слушает Марию и тяжело вздыхает. Сложно помогать тем, кто отказывается от помощи. Сложно. Да и наверно не нужно. Хилл была первоклассным агентом, очень умной женщиной, и раз она была уверена, что справится, уж точно не Дейзи сомневаться в ней. Не Дейзи должна убеждать ее принять помощь. Но как бы там не было, Джонсон не собиралась бросать это вот так, на единственные плечи, пусть и не хрупкой, но все же женщины. Не могла Дейзи так поступить.
Ей придется поговорить с Колсоном в любом случае. Это вопрос времени, когда Фил поймет, что что-то происходит. От него сложно было утаить что-либо. Но в любом случае это точно будет не сегодня. И даже не завтра.
Сначала Дейзи надо было определить, что и как делать, да так, чтобы комар носа не подточил. Чтобы никто не приплел ни Щ.И.Т., никого-либо к ответственности. Если Мария не хочет открытой помощи, она ее получит по-тихому. Дейзи просто найдет все, что сможет и однажды принесет не папку с вопросами о проекте "Плезант Хилл", а папку с ответами, как найти и поймать Кобик.

-Хорошо, раз не готовы, то не надо, как бы там не было, всего этого и правда больше не существует, по-крайней мере при большинстве проверок. Но все же, вам стоит хотя бы поговорить с Филом. У него всегда нестандартный взгляд на такие вещи, - девушка кивнула агенту и отошла от ее стола.
-Вы не одна, Мария Хилл, главное, помните об этом, - она еще раз кивнула в знак прощания и вышла из кабинета, оставив папку, с которой пришла на столе Хилл и быстрым шагом направилась к себе в комнату. У нее было много работы. И время работало против нее. Против них.
Время всегда было против них. В любой миссии. В любом задании. Его всегда не хватало. Сплошные дедлайны.

Дейзи тяжело выдохнула и упав на кровать, достала ноутбук. Ей предстояла долгая ночь, да что там, долгие дни и недели, и тонны информации, которые надо просмотреть и отсортировать. И Джонсон не собиралась терять ни минуты возможности.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [май 2015 года] О хорошем не вспоминают так часто


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно